I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I'm beginning to recognise that real happiness isn't something large and looming on the horizon ahead but something small, numerous and already here. The smile of someone you love. A decent breakfast. The warm sunset. Your little everyday joys all lined up in a row.» ― Beau Taplin пост недели про высокое, когда могли про голые жопы от оливера: Если бы Террин беспокоился только за свою жизнь. Что говорила догма? Задирая голову вверх, где виднелся цветной витраж с заметными очертаниями женщины, в которой проглядывался образ самой Чонти, ему каждый раз так сложно поверить в то, что за приветливой улыбкой скрывается проклятие всего живого, что посмело посеять разрушение в угоду личной выгоды. Совсем тихо он бормочет слова молитвы, за много лет заученные и отскакивающие от зубов. Он всегда просил об одном и том же: прощении.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » otherworld » the final sacrifice


the final sacrifice

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/SVZaMkL.png
Florence + the Machine – Rabbit Heart (Raise it Up)
frozen in the headlights, it seems i've made the final sacrifice
Vanya & Oliver
Далёкая вселенная, где драконы — не детская сказка на ночь, а магия, гномы, эльфы и прочий сброд так вообще обычный день.
_____________________________________________________________________
История об одинокой девочке и одиноком мальчике, которые нашли друг друга в самых неожиданных и непредвиденных обстоятельствах.

Подпись автора

https://i.imgur.com/aoKse3Q.png https://i.imgur.com/hrtMTWs.png https://i.imgur.com/o7Y6meQ.png https://i.imgur.com/UeSz5ob.png
⎯⎯⎯⎯ they would take me from your hand, or they would try ⎯⎯⎯⎯

2

[indent]Ночь не пугает Иворвен. Ни слепящей тьмой, ни тем, что скрывается под её уютным покрывалом, окутывающим всё, на что падает взор небес. Под россыпью звезд ей спокойней, чем посреди широкого поля под пекущим в макушку солнцем. За столько лет она выучила непривычный обывательскому уху и взгляду танец жизни начинающейся, когда рыжие пламенные языки пропадают за линией горизонта, вынуждая голосистый мир разбежаться в свои норки, словно перепуганные кролики, и позволить ночному шёпоту взять господство над землей до первого луча утреннего света. Ей нравится думать, что и она часть этого другого мира. А, значит, защитит их лучше, чем кто-либо другой.
[indent]Растирая гусиную кожу от влажного прохладного воздуха, она прислушивается к шелесту листьев, семенящим лапкам чего-то маленького и безобидного в кустах. Щурясь, она вглядывается в чёрную бездну, воюющую за каждый миллиметр с дрожащим пламенем единственного источника тепла в их лагере. Иворвен нарушает переливающуюся симфонию громким вздохом, не попадающим в такт. Никого.
[indent]И всё же её ладонь дёргается в методичном рефлекторном жесте, от которого костёр начинает дрожать, а затем, будто вдыхая всей грудью, разгорается ярче. Почувствовав волну тепла, она позволяет себе расправить нервозно сжатые плечи и оглядеться по сторонам с меньшей опаской. Слушаясь позволения хозяйки, бьющийся в её груди моторчик замедляет свой беспокойный ритм.
[indent]Впервые за несколько часов.
[indent]Оттолкнувшись от широкого ствола, служившего ей нарочитым постом, эльфийка косится на два клубочка, свернувшихся у костра. При лунном свете они почти похожи на детей-сироток, брошенных на произвол судьбы. На губах Вани — с ними она привыкла думать о себе так — появляется полная материнской заботы улыбка: какой-то десяток минут молчания, и её компаньоны предпочли мир снов. На их месте она бы тоже выбрала свои видения, оставив позади события последней недели. Почти все.
[indent]Вместе с её мыслью взгляд эльфийки застывает на бодрствующем силуэте, упрямо листающем источник их бед. Она даже не пытается скрыть своё разочарование, вздыхая и на мгновение прикрывая глаза. Если быть предельно честной, их подруга сама виновата, что полезла в незнакомый гримуар и накликала на себя беду. Его стремление помочь ей уже похвально. А вот принести себя в жертву? Едва ли достойная причина.
[indent]Оглядываясь себе за спину, она прислушивается к ночи ещё раз и, убедившись в чём-то своём, шагает осторожной поступью по мокрой траве.
[indent]— Позволишь? — мягкий шепчущий голос Вани звучит, словно рассыпанный в полной тишине бисер, вынуждая эльфийку поморщится от собственной шумности.
[indent]Дёрнув губы в улыбку, она присаживается на край шерстяного спального мешка и вновь вздыхает, стоит Оливеру закопошиться в попытках усесться. В одном она всё же себе не отказывает. Наклоняясь к распахнутой книжке, она осторожно закрывает её, схватившись за твердую часть обложки, и оставляет руку поверх, упрямо косясь на тифлинга.
[indent]— Тебе стоит поспать. Ты ведь сам понимаешь, — она сидит в неудобной позе ещё пару секунд, а затем отпускает книгу и расправляет плечи, разглядывая болезненное лицо Оливера, — Ты будешь ей полезней с чистой головой и бодрым духом, — кивая в направлении видящей девятый сон подруги, напирает Ваня и резко меняется в лице, хмыкая, — Не заставляй меня укладывать тебя силой, — она уже готовится выполнять озвученную угрозу, но не видит сопротивления и, не скрывая искреннего удивления, дёргает кончиками ушей.
[indent]Заболел? Впрочем, это не первый раз, когда Оливер приводит её в ступор, вынуждая ещё долго задаваться вопросами о причинах его поведения. Иногда про себя. Иногда вслух. От собственных мыслей на губах Вани появляется смешливая улыбка, однако говорить она — ничего не говорит. Сосредоточившись, эльфийка в который раз вслушивается в ночной шёпот леса, разбавленный размеренным дыханием Оливера и разогнавшимся вновь моторчиком в её груди. На этот раз — вовсе не из страха за собственную безопасность.
[indent]— Я не знаю, как нам тебя отблагодарить, — нарушая короткое молчание, смотрит на него Ваня, — Мало тебе было возиться с нами в дороге, теперь ещё и её проклятье. Помнится, ты подписывался показать путь к подземелью, а дальше сами, — качая головой, она тихо смеётся и коротко врезается в него плечом, — и даже лопатой не хотел делиться. Как там говорится? Стерпится — слюбится. Притёрлись мы тебе, да? — дернув бровью, она задаётся вопросом, который совсем не требует ответа.
[indent]Обычно она не так разговорчива. С её нынешней компанией эльфийка выбирает слушать и открывать рот, когда это действительно имеет значение. Как показал опыт, её мысли и рассказы — едва ли, но Ваня привыкла не обижаться на такие мелочи. Они служат друг другу больше, чем просто ушами, на которые можно вывалить выношенные годами воспоминания.
[indent]С Оливером всё иначе. И если поначалу ей казалось, что она выдумывает, всё чаще Ваня ловит на себе пристальный внимательный взгляд тифлинга, норовящий разглядеть всё, что эльфийка прячет за приветливой улыбкой и сердечным характером. Не сказать, что за её душой сплошная чернь, но выходящий за рамки банального любопытства интерес ей непривычен, если не тревожен. Вероятно, именно поэтому, оставаясь с ним наедине, она начинает болтать, словно от этого зависит её дальнейшее выживание. Жаль, не всегда в свою пользу.
[indent]Или не словесное недержание выгнало Оливера прочь из её комнаты прошлой ночью?
[indent]— Оливер, — зовёт его Ваня, мягко улыбаясь.
[indent]Правда, не похоже, что она учится на своих ошибках.
[indent]— Знаешь, — уголки её губ чуть взлетают вверх и постепенно успокаиваются, — зря ты на себя наговариваешь, — перехватывая его взгляд в свою сторону, эльфийка чуть склоняет голову на бок и молчит пару секунд, выжидая немого вопроса на его лице, — Что не умеешь разговаривать с девушками, я имею в виду. Планка, конечно, не высока, — бросая осуждающий взгляд в сторону храпа, шутит эльфийка, но быстро возвращает своё внимание к переливающемуся в лунном свете лицу Оливера, с трепетом выглядывая микро-изменения в его мимике, — но я и не мыслю в узком кругу нашей компании, — и Ваня опять замолкает, но глаз не отводит.
[indent]Ей нравится его разглядывать — она не пыталась скрывать это ещё в первый день их знакомства и ещё меньше сейчас. В своём возрасте она достаточно невоспитанна, чтобы не отказывать себе в удовольствии ради каких-то правил приличия, меняющимся от столетия к столетию. В обычное время она не придаёт этому занятию большого значения, но изредка делает это нарочно, пытаясь увидеть в Оливере то, что так сильно пугает остальной мир.
[indent]Она не замечает, как проходящая тишина растягивается на минуты. Ваня оживляется лишь тогда, когда терпеливое лицо Оливера меняется, вспыхивая осуждением её намеренной бесстыдной невоспитанности, и в следующее мгновение она чувствует беглое прикосновение к своей щеке, сдавленно смеясь в ответ. Прежде чем Оливер успевает убежать, она ловит пригрозивший ей палец в цепкую хватку и, куда осторожней, перехватывает его руку своей. Отвлекаясь от его экспрессий, она переводит своё внимание на пойманную нарушительницу личного пространства и, повернув её ладошкой к небу в своей собственной, по-детски улыбается своему открытию различий их цвета кожи.
[indent]На долю секунды девичьи брови сходятся на переносице, словно Ваня задумывается о чём-то крайне важном. Шмыгнув носом, она бегло смотрит на Оливера и, чуть наклоняясь, утыкается щекой и краешком губы и носа в пойманную руку.
[indent]— Я почему-то представляла, что у тебя будет очень холодная кожа, — улыбаясь, бормочет эльфийка, — а по-моему куда теплей, чем я сама, — даже не пытаясь притвориться, что она не получает удовольствия от того, что «знает, что делает», хмыкает Ваня и опять молчит, сосредотачиваясь на Оливере.
[indent]У него был шанс избежать её, и он им не воспользовался. А теперь придётся её терпеть, и ей ни секунды не стыдно и ещё меньше — жаль.

Подпись автора

https://i.imgur.com/aoKse3Q.png https://i.imgur.com/hrtMTWs.png https://i.imgur.com/o7Y6meQ.png https://i.imgur.com/UeSz5ob.png
⎯⎯⎯⎯ they would take me from your hand, or they would try ⎯⎯⎯⎯

3

[indent]За практически неделю пути в дороге на север спать под открытым небом стало, на удивление, привычно. Конечно, у них не было постоянной крыши над головой или мягкой перины под спиной после долгого пути верхом на лошади, однако была своя прелесть в ночных лагерях, где только вы, шелестящие над головой листья или потрескивающиеся в костре сухие ветви и... он негромко хмыкает, наблюдая за вздымающимся и опускающимся телом дварфа спящего чуть поодаль от него вместе с одной из своих компаньонок.
[indent]Впрочем, подолгу на этих двоих мужчина не задерживает своего взгляда, смотря вниз. Его лицо заметно мрачнеет, а брови сдвигаются ближе к переносице. Пусть Оливеру не казалось, что в этой ситуации он заслужил вины на своих плечах, однако разве опыт не должен был подсказать ему, что важные вещи стоит держать не на открытых полках своей гостиной? Вот они — привычки жизни в одиночестве.
[indent]И даже от мысли, что это научит женщину держаться в стороне от литературы, на которую несколько раз навесили словесный значок «запрещено» не становится лучше, а только окрепшее чувство стыда в очередной раз вынуждает Оливера тяжело вздохнуть. Всё должно было быть совсем не так и всего можно было бы избежать, следуй они все по намеченному плану. Инстинктивно он ищет взглядом предводительницу этого маленького отряда; его губы трогает едва заметная улыбка.
[indent]Она так сильно отличалась от них — это он заметил даже при их первой встрече. Там, где один начал рушить его дом прямо с порога, а другая высокомерно дёрнула носом без особого желания представляться, — видимо, слишком низок по статусу крови? — Ваня оказалась одновременно и напористой, и учтивой. Перелистывая страничку фолианта даже не окинув тот взглядом, поблёскивающие от лунного света и костра светлые глаза продолжают разглядывать женщину на расстоянии. Живя в балансе, она могла бы научить многому остальных. Жаль, что иной раз другие — и он сам — не замечали этого.
[indent]Как только эльфийка сдвигается с места, Оливер вновь утыкается лицом в книгу, давно не видя никакого смысла в прочтении последней. Стоило ожидать, что работать бесконечно он не мог, а сегодняшний день, насыщенный на приключения — лишь доказательство, что всему есть предел. Хорошо хоть не подвёл товарищей на поле боя да и там... тифлинг вновь хмурится: не сказать, что проявил себя по достоинству. Мог быть лучше.
[indent]Он знает, что может лучше.
[indent]— К-конечно, — запинаясь и подтягивая к себе ноги, он отталкивается в сидячее положение и отвлечённый своим желанием предложить эльфийке побольше места рядом, пропускает момент её приближения. У Террина даже не получается возмутиться, кроме как несчастного: — Но, — вылетающего у него изо рта, стоит ему понять на что именно она посягает, так и оставаясь сфокусированным на её разноцветных глазах.
[indent]Ненадолго. От настроении Вани побороться с ним, Оливер трясёт головой и сдавшись, отводит взгляд в сторону. Не сказать, что волшебник не видел себя побеждающим в «сражении», но одного представления хватает для того, чтобы почувствовать жар в районе груди.
[indent]— Твоя взяла, — хвост тифлинга нервно дёрнулся из стороны в сторону, вынуждая его поёрзать на месте и потянуться к изрядно замучившей его окружении книги, со всей бережностью убирая ту в рюкзак. Он молчит недолго, будто бы размышляя, стоит ли вообще открывать свой рот, но тем не менее, негромко добавляет: — Я знаю, просто... для единственного, кто может понять, что с этим делать я не очень-то хорошо справляюсь со своей задачей.
[indent]А Оливеру кажется, что он достаточно потерял времени: если бы не сновидение, Террин мог бы не заглядывать в книгу в поисках решения проблем с проклятием до самого Элтуреля. С одной стороны, по всему королевству были разбросаны и более достойные маги и колдуны, которые могут подсказать ответ на их проблему или хотя бы наставить на истинный путь. С другой стороны, чтобы найти иголку в стоге сена нужно постараться. А песок в часах только утекает.
[indent]Его брови ползут вверх, стоит Ване заговорить. Он корит себя за медлительность, а она — подбадривает его, благодаря? Ему кажется, что Террин ничего толком не сделал, но если задуматься...
[indent]— Не за что, Ваня. — Звучит далеко не брошенной впопыхах фразой. У монеты ведь две стороны? Там, где маг протягивал руку помощи, их трио само вряд ли могло оценить степень своего влияния на него. Наверное, благодарить их вслух так просто он бы не стал, как делал в своей голове. Уточнение: не всех троих.
[indent]Однако всему своё время.
[indent]— Ну почему не хотел, — неожиданно прищуриваясь, тифлинг хмыкает, — Меня просто никто не спрашивал, а я — не настаивал. Помог же в итоге? — покачиваясь в такт от её движения, он плутовато дёргает уголками губ, прикрывая один глаз. К тому же, любопытство ведь должно было взять вверх. Это можно было расценивать как эксперимент для учёного, коим он, технически, и являлся. — Что же до твоей присказки, — задумываясь, Оливер прислушивается к звукам спящего лагеря, слабо улыбаясь, краем глаза посмотрев на женщину:
[indent]— Не буду врать: есть что-то, чем каждый из вас однозначно цепляет. Кто-то меньше, — негромко кашлянув, ещё тише не без намёка звучит: — Кто-то больше.
[indent]Если прежде он ругался на себя за вялость в делах магических, то стоило не забыть про неторопливость в абсолютно другом направлении тоже. Оливеру бы найти себе оправдание, но причина в виде робости в общении с представительницами прекрасного пола звучит тухло, — и не слишком-то правдиво — а страх спугнуть её собой — ещё хуже. Кого? Эльфйку, которая видела таких, как Террин на своём пути сотню раз? Однако даже сейчас ему не пересилить себя. Ну не ловелас-романтик он или стихоплет с таверны, способный зачаровать своим голосом присутствующих!
[indent]Только Ване, кажется, совсем нет до этого дела?
[indent]Он переводит на неё недоумевающие глаза, чтобы следом резко прищуриться. На плечи надавливает словно магическими невидимыми руками, а дышать в следующий миг становится тяжелее. С момента, когда он трусливо сбежал из её кладовки, — язык не повернётся назвать подготовленное изначально для него спальное место комнатой — это ощущение приходит к нему не в первой. Ему было не уйти от неё, как тогда, как он был прижат к спине Вани на лошади, так и сейчас. Быть совсем честным: ему не хотелось. Наоборот.
[indent]Да только как набраться мужества? Её глазами и с грузом опыта он — всего-то непутёвый мальчишка, а не благородный муж, достойный её! Кончик его хвоста вновь тревожно забился из стороны в сторону, отчего Оливеру приходится надавить на тот ладошкой, опираясь на собственную руку. Маг уже открывает рот, но тут же захлопывает его, вздыхая. Он мог бы поспорить с ней, попытаться переубедить да только нужно? Он и сам не осознаёт, насколько много вкладывает в свой взгляд просьбы дать ему время почувствовать обе ноги под мягкой землей, понять, что всё это — не слишком красивый сон, а реальность: она нравилась ему.
[indent]И кажется Ваня не очень-то гнушалась пользоваться этим, сложив в простые уравнения в голове самостоятельно?
[indent]Он смотрит на неё раз, два и три, а понимая, что у него нет над ней контроля, рвано вздыхает и нетерпеливо спрашивает, устремляя на неё свой укоризненный взгляд:
[indent]— Ты ведь знаешь, что делаешь? — чтобы хоть как-то отвлечь её от собственного лица, он задирает ладошку, чтобы ткнуть её в щёку пальцем и дёргает бровями вверх и сжимает губы, вспыхивая до кончиков ушей, когда осознает, что кажется сделал ещё хуже. — Ваня.
[indent]Поздно. Будто пойманный с поличными он практически не дышит, переводя взгляд то с их рук, то к её лицу. Она удивила его ещё тогда, когда оказавшись в его доме, друид не сказала в сторону его внешнего вида ни слова. Террин, конечно, не живёт стереотипами, но... эльф? Тогда он подумал, что она просто слишком сильно хотела его помощи, но чем дальше они шли, тем меньше это объяснение подходило их отношениям.
[indent]— Да ч-что... ты, — не то возмутившись, не то стушевавшись ещё сильнее, ему требуется несколько секунд в тишине с прикрытыми глазами, чтобы вернуться в настоящее исключая без конца колотящее в груди сердце. Он делает вдох и выдох, а затем негромко усмехается. Сначала совсем тихо, а затем громче, неспешно качая головой из стороны в сторону. — Боюсь, дети Преисподней холодны телом скорее в качестве исключения, на практике... оказываясь даже горячее всех остальных, — ему хочется поправить самого себя, вспоминая о сказаниях с магическими огненными элементалями, но маг намеренно одёргивается. — И всё же, если ты продолжишь издеваться надо мной, то я сгорю и запахну далеко не сажей, — шутливо замечает Террин. — Тебе вряд ли понравится.
[indent]Вместо того, чтобы вернуть ладонь в свою пользование, он с осторожностью разворачивает ту, осторожно проведя большим пальцем по мягкой коже Вани на лице, заворожено смотря вперёд. Сидя рядом с ней, даже касаясь её, он чувствует себя настолько... спокойнее. Как будто проблемы о проклятиях, переменчивом настроении погоды, невзлюбившем путешественников мире, волнующие его мгновением назад, ушли далеко-далеко на задний план. Он даже забывает о том, что они не одни. Однако не похоже, что кто-то решит помешать им. Волшебник пододвигается к ней поближе.
[indent]— Я не буду оригинальным если скажу, что ты очень красивая? — на его лице вспыхивает мягкая и неловкая улыбка. Террин отводит взгляд от её глаз только для того, чтобы заправить прядь рыжих волос за её ухо, с любопытством проведя по тому пальцем. — Наверняка тебе говорили это десятки таких, как я. И всё же я посмею высказаться, — нащупав второй ладошкой руку Вани, он добавляет, чуть сжимая последнюю тёплыми пальцами: — Что твоё очарование исходит изнутри с не меньшей силой. Нда. Неудивительно, что я сдался бы тебе без боя.
[indent]Или?
[indent]С озорством во взгляде, звонко хохотнув и пользуясь эффектом неожиданности, Оливер осторожно надавливает на тело Вани одной рукой, вынуждая её потерять опору второй и пусть придерживая, роняет на появившийся за её спиной магическим образом его собственный край спальника, — он же не сын Дьявола, чтобы дать даме лечь на мокрую траву! — сам же пользуется кожаным крылом не хуже подстилки, ложась на боку рядом, победно замечая:
[indent]— Хотя так ты точно заскучаешь. Так что нет. Без драки таки не выйдет, — и несмотря на то, что ему всё ещё тяжело с ней дышать, от её касания то и дело пробегают мурашки по коже, а от прямого взгляда хочется сбежать... он погорит, не страшно. Её наличие рядом — явно того стоит.

Подпись автора

IN MY LIFE, WILL I MAKE A DIFFERENCE
https://i.imgur.com/pwRzBea.png https://i.imgur.com/UIxlT4P.png https://i.imgur.com/MT2Ky1r.png
IN MY DEATH, WILL I BE MISSED

4

for darkness restores what light cannot repair
[indent]С тех пор, как Оливер знает, что ворвавшаяся в его дом эльфийка — не наивная девица, только вчера покинувшая уют родного дома, его учтивость всё чаще и чаще вызывает у Иворвен потешливую улыбку. Где была эта хвалёная учтивость, когда она рвалась рыть яму голыми — пусть и когтистыми — руками.
[indent]Ваня склоняет голову на бок, продолжая изучать своего смущенного собеседника. Может, хватит журить его за секундную враждебность к тройке посягателей на долгое одиночество? Эльфийка соглашается сама с собой и бросает своё дело несостоявшейся мучительницы. Понять его Иворвен куда проще, чем по-настоящему осудить. Когда-то давно недружелюбный мир тоже пугал её до той степени, что она избегала напрасных столкновений с ним. Их единственное отличие — у неё было больше времени свыкнуться, прочувствовать затвердевшую с опытом почву под ногами и принять пару-тройку выбитых в вековой камень истин.
[indent]Ждать от людей только плохого — заведомо лишить себя возможности встретить кого-то особенного. Взять того же Оливера. Имей для Вани предрассудки хоть какой-то вес, стала бы она любезничать с чернодушным чудовищем? Эльфийка морщится от подобных прилагательных в сторону тифлинга, несмотря на то, что те не покидают пределов её сознания. Ей всегда было невдомёк отчего люди боятся подобных Оливеру, не давая им возможности хотя бы попытаться опровергнуть пустое предубеждение, будто все они безжалостные убийцы, воры и мародёры, только и ждущие, чтобы низвергнуть всё живое в пламя преисподней.
[indent]Задерживаясь взглядом на нервозном кончике фиолетового хвоста, лишённого жизни ладошкой Оливера, Иворвен с трудом не смеётся вслух. Чем больше она за ним наблюдает, тем страшней ей становится. Правда, далеко не за собственную жизнь.
[indent]— О, в этом я не сомневаюсь, — давится Ваня, прикладывая ладошку ко рту, чтобы не засмеяться на весь спящий лагерь, — Я готова проверить свою удачу, — эльфийка сжимает губы, оценивая разрушительность своего недосказанного замечания, — горячий ребёнок Преисподней. — Он должен был замтеить, что Иворвен не слишком расчетлива в вопросах риска для собственной жизни. Или чужой.
[indent]А удовольствия от прямого попадания по уязвимым местам эльфийка не скрывает. Правда, последнее, что Ваня делает — это издевается. В её детских подстрекательствах нет злого умысла посмотреть на то, как Оливер смущается и мучается, пытаясь найти опору в их обмене любезностями. Она ведь и сама чувствует, как теплые от огня щёки начинают гореть извне от мысли, что сидящий рядом с ней Оливер испытывает к ней те же симпатии, что и она к нему.
[indent]Не в характере Иворвен выпрашивать мужское внимание, сбегая, получив свою дневную дозу комплиментов. Ей нет до них дела, если сидящий напротив не вызывает в эльфийке ничего, кроме снисходительной улыбки. А то, что её заставляет чувствовать Оливер, находится на противоположном берегу от вежливого снисхождения.
[indent]Ваня застывает взглядом на его лице, стоит ей заметить осторожное движение ладони к своему лицу. Бесконтрольно дёрнув ухом, она мягко улыбается и вдыхает поглубже, переживая разбегающиеся по всему телу мурашки. Неужто всё понял? Прикусывая губу, эльфийка щурится, но так и не находит точного ответа на свой вопрос. По крайней мере, он перестал бояться касаться её и не бежит в соседний спальник — чем не завидный прогресс за один вечер.
[indent]— Десятки, говоришь, — хмыкает Иворвен, качая головой, — Придётся тебя удивить, но такой, как ты, мне не встречался до сих пор, — голос эльфийки становится на тон ниже, а взгляд неизменно следит за маленькими изменениями в мимике Оливера.
[indent]Дышать становится заметно тяжелей. Вынужденно она делает глубокий вдох и заметный выдох, надеясь успокоить забившееся в волнении сердце. Она прекрасно понимает о чём говорит с ней Оливер, но не находит в себе смелости повторить то же самое, застывая в ожидании чего-то неподвластного Иворвен.
[indent]Кажется, Вселенная воспринимает её замешательство слишком буквально? Ваня теряет равновесие быстрее, чем успевает понять, как она пропустила попытку лишить её опоры. Ещё больше она удивляется, ухая на что-то мягкое, и широко распахнув глаза, смотрит на Оливера то ли с изумлением, то ли с укоризной. Она, видите ли, с ним о высоком, а он! Спустя мгновение её губ касается широкая улыбка, а сама эльфийка лишь неодобрительно качает головой.
[indent]— Ты действительно хочешь, чтобы я подралась с тобой? — щурится и ухмыляется Ваня.
[indent]На короткое мгновение она задирает голову к небу, засматриваясь на огромное синее полотно, усыпанное белыми огоньками, и перехватывает лежащую на своей груди ладонь своей. Она не беспокоится за то, что Оливер заметит, как громко шумит её сердце. Пусть замечает. Может быть, тогда перестанет говорить глупости о том, как много в её жизни было слов о красоте и очаровании, что нужно как следует постараться, чтобы Иворвен не принялась зевать во весь рот. Не от тех, от кого это имело хоть какое-то значение.
[indent]Правильно ли она поступает, позволяя себе принимать его слова за чистую монету? Привязываться к нему с каждым проведённым вместе днём? Если это очередное повторение не выученного урока от мироздания, Иворвен предпочтёт получить оплеуху ещё раз. Ей хочется верить, что нервозный краснеющий Оливер — не обделённый сценой театрал, так удачно подобравший все правильные ключики к её душе.
[indent]— Как пожелаешь, — оживляется Иворвен.
[indent]В следующий миг Ваня уверенно переворачивается на бок и, оказавшись с ним лицом к лицу, улыбается пуще прежнего. Правда, детский задор она теряет так же быстро, как и обрела. Боковым зрением Ваня замечает, что она — единственная, кто удостоился подстилки, и тут же хмурится.
[indent]— Оливер, — вылетает с укоризной, — Я ценю, что рыцарство в тебе не мертво, но ты действительно всё ещё c сомневаешься, что не побеспокоишь меня рядом? — опуская взгляд на выделенный ей одной спальный мешок, интересуется эльфийка.
[indent]В воздухе разносится сокрушающийся вздох, следом за которым Ваня перекладывает ладошку ему на плечо и, отодвигаясь чуть назад, чтобы избавить Оливера от подстилки в виде земли, тянет его на себя и что-то бормочет. В момент, когда ей кажется, что он совсем ей не помогает, в его спину влетает раздраженный порыв ветра, сдвигая его ближе к спальнику, что от него и просили.
[indent]— То-то же, — чуть врезается в него носом Ваня, хохотнув.
[indent]Она ловит его взгляд, дёргает уголками губ и бесцеремонно подаётся вперёд, перекладывая ладонь к его щеке и останавливаясь так близко, что чувствует его теплое дыхание. Слух Вани улавливает знакомый удар хвоста о землю, отчего эльфийка расплывается в улыбке шире прежней и, подавшись ещё ближе, нарушает тишину:
[indent]— Сдавайся мне, Оливер, окажи услугу. Ты же не будешь заставлять девушку умолять тебя? — тихо смеётся Иворвен, — А то мне начинает казаться, что я как-то неясно на тебя смотрю, раз ты беспокоишься не заскучаю ли я в твоей компании. Придётся тебя огорчить, друг мой, но наше знакомство — запоздалый лучик надежды, который я очень долго ждала, — поглаживая его по лицу, негромко говорит Иворвен, то и дело заглядывая ему в глаза, — Мне хочется верить, что наша встреча не случайна — я почувствовала это с той секунды, как увидела тебя на пороге твоего дома, — осторожней прежнего эльфийка касается ладошкой его груди, — Мне кажется, что ты тоже это чувствуешь? — не решаясь делать выводов за Оливера, она так и остаётся смотреть ему в глаза в ожидании того, что он скажет.
[indent]Может, она всё и придумала, увидев знаки из вне там, где ей хотелось их видеть. Издержки душевной организации друида, что тут поделать. Другое дело, Иворвен умеет принимать поражение — не впервой; и не станет упускать Оливера, только потому что боится, что может обжечься.

Подпись автора

https://i.imgur.com/aoKse3Q.png https://i.imgur.com/hrtMTWs.png https://i.imgur.com/o7Y6meQ.png https://i.imgur.com/UeSz5ob.png
⎯⎯⎯⎯ they would take me from your hand, or they would try ⎯⎯⎯⎯

5

[indent]Оливер делает глубокий вдох, чувствуя, как уголки губ предательски летят вверх в который раз за последние несколько минут. Несмотря на то, что волшебник выглядел смущённым, задыхаясь от каждой её фразы, не в силах найти той формулы в своей голове, которая позволит ему решить проблему с резко уменьшившимся лёгкими или подрагиванием всего тела, стоит мурашкам пуститься в пляс от её одного прикосновения или близкого дыхания, Оливер соврал бы, скажи, что не получает удовольствие от происходящего.
[indent]— В таком случае... спасибо Тиморе? Потому что иного ответа на такую большую удачу у меня толком и нет, — не первым приходит в его голову благодарить высшие силы за божественное вмешательство в их судьбы: Оливер бы предпочёл пошутить, точно ли она до сих пор не встречала никого, кто обладает лопатой в своём арсенале. Однако когда Ваня находится к нему так близко, потешаться над ней становится сложнее.
[indent]И тем более ему совсем не хочется преуменьшать значения её нахождения рядом.
[indent]Глупо? А ведь Оливер не из тех, кто живёт только сегодняшним днём. Осматривая свои старые воспоминания десятилетней давности, у Террина были мечты, были цели, которые должны были отнять большую часть времени для исполнения, но он никогда не сомневался — это того стоило бы. И где он теперь? Мужчина хмыкает себе под нос немигающим взглядом смотря на уложенную на лопатки Ваню не без его помощи, прислушиваясь к недолгой тишине. Он поставил на себе крест раньше времени — почему-то только теперь эта простая и очевидная истина звучит для него так громко, что Оливер может её услышать.
[indent]— Думаешь, победишь? — звуча не без вызова и не подавляя смешка, спрашивает её волшебник. Что самое пугающее даже для него — он видел, на что она способна. Выходить на бой с эльфийкой на полном серьёзе он не стал бы и причины далеко не в банальном джентельменстве и воспитании, где на девушек нельзя поднимать руки. В таком случае, пора отправить его на первый круг ада после событий сегодняшнего вечера в попытках найти ночлег. Ваней тифлинг искренне восхищался, поражаясь её находчивости в нахождении решения для проблем там, где остальные компаньоны только и делали, что ссорились и спорили между собой.
[indent]А когда это всё мешается с внутренней силой, готовой вырваться наружу, сбивая с ног, представлять, будто оказываясь по другую сторону реки с ней не придётся помучиться мог только глупец. А Оливер таковым себя не считал. Что, впрочем, не мешало смотреть на неё и по-лисьи усмехаться. Хвост его от любопытства её дальнейших действий так и продолжает мотаться из стороны в сторону.
[indent]— Ну что же... — сжимая её ладонь своей посильнее, он уже практически готов наградить её статусом проигравшей, — слабо вяжется с тем, что мужчина самолично был готов ей сдаться с минуту-другую назад, но кто ему запретит? — однако Оливер замирает, не сразу истолковывая её неодобрительный взгляд по правильной причине. Правда, задаться вопросом вслух он не успевает, только проговаривая нелепое: — Ты... неудобно?
[indent]Волшебник не мог представить кого-то, кто выбрал бы бежать от Вани прочь по своей инициативе и это одна из причин, по которой Террин действительно старался держать расстояние всё это время. Ведь тифлинг не шутил про десяток, пожалуй, в его представлении преуменьшив то количество внимания, которое она должна была получать всё это время от других людей. Даже вспомнить неоднозначные намёки их артистки в сторону капитана воинских отрядов Гриниста; как бы Оливеру не хотелось скривить лицо от этого, он прекрасно понимал, почему они имели место быть.
[indent]Другое дело, что ему совсем не хотелось быть, как все. Хотелось заслужить Ваню, доказать ей, что дело не только в конверте, но и в содержимом.
[indent]Однако Оливер Террин может придумывать себе десяток возможностей, как завоевать женское сердце помимо того, чтобы играть перед дамой мускулами, параллельно пытаясь взять её в захват. У природы — не без просьб о помощи от Вани, как нетрудно догадаться — другие планы. Его брови дёргаются выше, жар поднимается к его лицу в мгновение ока и он готов поклясться, что тот обожжет саму эльфийку, коснувшуюся его щеки. Он не пропускает ни одного слова, которое произносит женщина, слушая его, как завороженный. Ненароком Террин даже предполагает, не воспользовалась ли она никакой чарующей магией, раз сдаться ей хочется больше, чем отчаянно вырывать победу в свои руки, однако не может думать об этом всерьёз ни единой дополнительной секунды.
[indent]Как с ней бороться?
[indent]— Т-... ты удивительна, Ваня, — вырывается из мага прежде, чем он попытается скомпоновать свои мысли во что-то цельное. — И я не обману себя говоря, что ты изменила мою жизнь, — Оливер внезапно улыбается шире, посмеиваясь от собственной слащавости, в которую глубоко верил, — А ведь прошла неделя с нашего знакомства! На что ты ещё способна? Какой магией обладаешь? — задаваясь практически риторическим вопросом, он на мгновение замолкает, приблизившись к ней так, чтобы коснуться своим носом её. И, наконец, кивнув себе головой, он отвечает на её вопрос, зажимая её ладонь между громыхающим в грудной клетке сердцем и своей накрытой сверху рукой, произнося: — Я чувствую. Чувствую это тоже.
[indent]Ему давно никто не говорил, что он — важен. Называть его лучом надежды? Волшебник сомневается, что даже погибшие много лет друзья позволяли себе такую открытость, несмотря на близкие отношения с ними. Да и то, что вынуждает его чувствовать эльфийка, не было сравнимо ни с чем в его голове; или мужчина намеренно стёр любые намёки на это из прошлого, предоставляя место настоящему?
[indent]Больше он ничего не говорит, а только прикрывая глаза, сокращает последние миллиметры между ними, касаясь её губ своими; там, где волшебник ожидал почувствовать облегчение, беспокойство накрывает его волной с новой силой, возрождая в нём тревожные звоночки с ностальгическим привкусом побегов из спальни Вани в ночи. Рой вопросов: что-то случилось? Он зря это сделал? Она не думала, что он поцелует её? — один за другим они подымались в его сознании, отображаясь на его лице. Его глаза резко распахиваются на неё не то в испуге, не то в растерянности.
[indent]Спросить он ничего не успевает.
[indent]Ему приходится постараться, чтобы не выдавить сдавленный выдох облегчения. Вместо этого он, держа в голове возможность нанести ей увечье заострёнными на концах рогами, целует её со всей осторожностью в ответ, наращивая уверенность в своих действиях в последующие секунды. В моменте он ловит себя на мысли, что шуршащее сердце начинает биться с новой силой и не сдерживается от того, чтобы улыбнуться; на такие проблемы в грудной клетке он едва ли будет жаловаться.
[indent]Перекладывая одну из ладоней на её шею, он аккуратно отталкивается плечом от земли, приподнимаясь. Он увеличивает расстояние меж ними не сразу, а когда всё же решает воспользоваться необходимостью глубоко вздохнуть лишь бы остаться в живых с ней ещё на немного, оставляет несколько поцелуев на её щеках, подбородку и с неприкрытым удовольствием, осторожно прикусывает шею, тут же отстраняясь и ехидно хмыкнув.
[indent]— Сдаюсь? — засмеявшись и нависая над ней ещё дополнительный десяток секунд, он бегает взглядом по её лицу, улыбаясь тёплой улыбкой. Далеко не победителя. А скорее... благодарного за предоставленный шанс оказаться к ней так близко.  Он роняет себя рядом с ней, а наученный горьким опытом, не сбегает на холодную землю, наоборот, пытаясь подложить под её голову свою руку, тем самым прижавшись к ней своим боком.
[indent]— Мне интересно: под каким звездным знаком ты родилась? — неожиданным должен был звучать его вопрос в воздухе, но волшебник тут же торопиться объяснить ассоциативный ряд: — Видишь там? Две яркие звезды и, — выпрямляя свободную руку над собой, Оливер пальцем чертит чуть искривлённую линию, повторяющую созвездие слегка подмигивающим им сверху светил. — Мантикора. Я родился в день Высокосвета. Никогда не видел ни одной в своей жизни, — опуская ладонь, тут же нащупав её, он продолжает, — Но меня всегда забавляла реакция большинства: «это многое объясняет». Я имею ввиду, как иначе: ненавидеть всё человечество, иметь крылья и хвост, есть людей. Моя жизнь в одном предложении.
[indent]Наверное, его давно перестали обижать такие глупости. Что взять с необразованных? Особенно просто было думать об этом сейчас, когда прижимаясь своим боком, он мог наслаждаться близкой компанией с той, которая ему нравилась и не похоже, что беспокоилась за его принадлежность к проклятой расе. Ему хотелось узнать её получше, жадно перелистывая страницу о Ване за страницей.
[indent]И ему совсем не хотелось думать, сколько на самом деле времени у них на это есть.
[indent]— Ты не замерзла? — заёрзав, с беспокойством спрашивает её волшебник, а затем наткнувшись на неё вновь взглядом, расплывается в улыбке, прикусывая губу; совсем не такой подначивающей и ехидной, как в первые дни их общения. Вряд ли он лишит её и в будущем этого тоже... но сейчас ему совсем не хотелось язвить. — Спасибо, — тихонько говорит он, медленно закрывая и открывая на неё глаза, — Что пришла. Что ты здесь. Я ощущаю себя с тобой... совсем другим. Не таким, как меня видят все. И в первые за очень долгое время, — взвешивая свои слова, он без длинной паузы заканчивает свою мысль: — Готов смотреть вперёд, не оборачиваясь на своё прошлое.

Подпись автора

IN MY LIFE, WILL I MAKE A DIFFERENCE
https://i.imgur.com/pwRzBea.png https://i.imgur.com/UIxlT4P.png https://i.imgur.com/MT2Ky1r.png
IN MY DEATH, WILL I BE MISSED

6

[indent]Иворвен завидует людям. Они не обречены целый век смотреть за тем, как рушатся и строятся королевства, как их недолговечные друзья и знакомые превращаются в пыль, как всё, что когда-то казалось единственной правдой становится отголоском изжившего себя прошлого. Она понимает отчего вдруг эльфы держатся друг друга, отгораживаясь от переменчивого хрупкого мира, куда больше, чем показывает.
[indent]Однако ей достаточно вспомнить, что мужчина, заставивший её усомниться в уюте собственного одиночества, далек от бессмертия и эльфийской крови, и все эти драгоценные крепости, спрятанные в глубинах континента, вся претенциозность величия над недолгоиграющими «другими» кажутся ей ничем иным, как страхом маленьких брошенных в лесной чаще детей, навеки обречённых оставаться одними.
[indent]Может быть, поэтому на мгновение теряется, стоит Оливеру закончить её ребяческие попытки подобраться к нему как можно ближе. Эльфийка дёргается, широко распахивает два разноцветных глаза и задыхается, не справившись с подкатившей к горлу паникой. Ровно до той секунды, пока последняя не передаётся воздушно капельным — она совсем не хотела пугать и его тоже.
[indent]Иворвен качает головой, делает рваный вдох и усилием берёт себя в руки. Бояться надо было раньше, когда намеренно искала с ним встречи, когда задавалась вопросами о его прошлом, когда делала всё возможное, чтобы он заметил — ей не наплевать. Всё, что остаётся эльфийке сейчас, это податься вперёд, чуть сильней хватаясь за ткань его одежды, чувствуя, как её привычная жизнь перестаёт принадлежать одной лишь Иворвен с каждой секундой, что она находится рядом с ним. Впрочем, ей достаточно заметить улыбку на губах Оливера, она улыбается ему в ответ, держась за его плечи, словно их близко — это недостаточно близко; и вместе с этим её страх отступает. Быть может, ненадолго, но сейчас ей достаточно и нескольких минут умиротворения, нарушенного лишь громыхающим в ушах сердцем.
[indent]Оказываясь на своих лопатках, Иворвен ловит его взгляд и едва качает головой, расплываясь в искрящейся смущённой улыбке. Она ведь больше храбрится, чем чувствует себя храброй. По крайней мере, не под мягким тёплым взглядом Оливера, пронизывающим её так, будто эльфийка и впрямь имела влияние на его судьбу. Добавила в неё хаоса и парочку невоспитанных нестабильных знакомых — точно, а вот с остальным она ещё поспорит.
[indent]Из девичьей груди вырывается сдавленный смешок. Иворвен смиряет его удивлёнными глазами — куда делся её смущенный волшебный компаньон, и откуда здесь ехидный мальчишка, зажавший ей лопату и кусающий благородных девиц за оголённые шеи?
[indent]Она улыбается его вопросу, не пытаясь спрятать своего сбившегося дыхания и поднимающегося по спине жара, стоит Оливеру нависнуть над ней. До сих пор она не замечала какой комичной может показаться её угроза драться с ним в разрезе разницы их габаритов.
[indent]— Я разве плохо попросила? — отзывается Ваня, чувствуя, как уголки глаз покрываются неглубокими морщинками.
[indent]Следуя за Оливером, она аккуратно устраивается на его плече и, приподняв подбородок, чтобы видеть его лицо, неторопливо закидывает на него ногу, не постеснявшись хмыкнуть своей светлой идее. Разве так не удобней? Особенно, что ютиться на мокрой земле она ему точно не позволит, а места у них немного.
[indent]— Мантикора? — не сдерживаясь от смешка, дергает бровями эльфийка; она не так хороша в людской астрологии, но может предположить какова сущность людей-мантикор, — Что ж, в таком случае, нам повезло, что я не человек, — шутит Иворвен.
[indent]Одно дело — верить стереотипам, другое — абсолютному нонсенсу. Даже самые опасные представители тифлингов, на которых ей доводилось натыкаться, не «ели людей». Не больше, чем те же самые люди ели себе подобных.
[indent]— Хотя это действительно многое объясняет. Как ты там сказал: «Горячие дети преисподней?» Я что-то припоминаю про мантрикор и огненные знаки, — прикусывая губу от ехидства, она тянется к его рогу пальцем и аккуратно толкает Оливера в последний, негромко хохотнув.
[indent]Она задумывается, замолкая. На мгновение перед глазами Иворвен вырастает её лес, давным-давно разграбленный родной дом, её юность и точно такие же ночные вылазки с эльфами-погодками, поглазеть на звезды и обсудить вековую тоску, которую нагонял на них Старший учитель, часами разглагольствовавший об эльфийской истории вместо того, чтобы учить их прикладной магии.
[indent]— Я родилась в начале осени. Под созвездием Зелехута, если я не ошибаюсь, — Ваня хмыкает, — Похожа я на нелицеприятного вершителя справедливости? — эльфийка делает короткую паузу, продолжая чуть тише, — Мы много следили за звёздами... Дома. Правда, эльфийский каленьдарь несколько отличается от вашего, но... — она щурится, стараясь подобрать верные слова, — Знаешь, это так странно. Я почти уже ничего не помню о доме. Словно всё это было в какой-то другой жизни. Оно и было. Хотя... я совсем не к этому. С тобой я вдруг снова оказалась на лесной поляне, без единого беспокойства на душе и целой жизнью впереди, — и она не обманывается в том, чья это заслуга.
[indent]Им бы только закончить начатый путь.
[indent]Эльфийка негромко вздыхает и, уткнувшись носом в ключицу Оливера, старается не думать о том, как быстротечно уходит время из под её пальцев, оставляя им жалкие часы вдвоем. Следить за сменяющими друг друга днями не в её характере — она ведь говорила: то, что кому-то целый месяц, для Иворвен всего лишь ушедшие вникуда сутки. Но не с ним. С ним она цепляется за каждую минуту, словно любая может стать последней.
[indent]— Всё в порядке, — сбивчиво отвечает эльфийка, отвлечённая от собственных мыслей.
[indent]Её глаза распахиваются шире, стоит им столкнуться взглядами. Она вслушивается в его голос, не отдавая себе отчёта в том, что хмурится, раздражаясь на жестокость тех, кто не способен пользоваться своей головой, не судя по бестолковым домыслам, родившимся из банального страха перед чужим и неизвестным.
[indent]— Не все, Оливер, — осторожно касаясь его лица ладонью, говорит Иворвен, — Только трусы и глупцы, коих, увы, куда больше, чем тех, кому довелось открыть хоть одну книгу в своей жизни. И даже это не всегда помогает, — косясь на проклятую подругу, тихо смеётся и вздыхает эльфийка, — Я же вижу храброго мужчину, готового помочь абсолютным незнакомцам, потому что в глубине души он знает, что это верно. Удивительного мага. И язвительную иглу в моей заднице, — несильно толкает его Ваня, усмехнувшись.
[indent]Она вновь тянется к нему, на этот раз не останавливаясь в ожидании, что Оливер подастся ей навстречу, и целует его, заводя ладонь за тёплую шею. На мгновение ей кажется, будто тифлинг беспокоится её поранить или сломать, отчего Иворвен вжимается в него ещё упрямей. Что с ней случится? Уже знакомый её щеке рог оставит маленькую ссадину? Будто он не выучил насколько она безразлична к синякам и царапинам.
[indent]И всё же эльфийка отстраняется, когда дышать становится чересчур тяжело, и тратит с полминуты, чтобы прийти в себя, вновь обращаясь к нему мягче прежнего.
[indent]— И что тебе стоило не сбегать от меня в той таверне, — вопрос риторический, после которого Ваня тихо смеется и, приподнимаясь на локте, вновь нарушает тишину, — Я не хочу становиться причиной твоей бессонницы уже вторую ночь. Тебе стоит отдохнуть, — с теплотой оглядывая светлые поблескивающие пятнышки на его лице, бормочет эльфийка и, поправив прядку волос на лбу Оливера, смотрит ему в глаза, — Выспаться. Я ведь волнуюсь за тебя, — осторожно улыбнувшись, признаётся эльфийка в надежде, что это подействует лучше, чем её нравоучения о необходимости полноценного сна для долгого пути, — А завтра утром мы проснёмся и отправимся в Эльтурель, где наконец-то сможем выспаться на мягком матрасе, — посмеивается Ваня, — и если ты думаешь, что я не попытаюсь уговорить тебя остаться с нами на пару ночей — ты ошибаешься. Я надеюсь, что у нас с тобой ещё есть время, дорогой Оливер, — она оставляет короткий поцелуй в уголке его губ и поднимается, позволяя тифлингу занять свой спальный мешок.
[indent]Поправляя свои волосы, Иворвен осторожно прикладывает пальцы к багровеющей щеке и, не пытаясь спрятать своей очарованности Оливером, улыбается его провожающему взгляду. Она то и дело косится в его сторону, пока не замечает, что дыхание тифлинга замедляется, и Ваня оказывается наедине с ночью и собственным ожившим сердцем.

Подпись автора

https://i.imgur.com/aoKse3Q.png https://i.imgur.com/hrtMTWs.png https://i.imgur.com/o7Y6meQ.png https://i.imgur.com/UeSz5ob.png
⎯⎯⎯⎯ they would take me from your hand, or they would try ⎯⎯⎯⎯

7

[indent]Наблюдая за едва заметно подмигивающими на небе звёздами, прислушиваясь к симбиозу своего дыхания и Вани, он с удивлением осознаёт, что не находит той тоски по чему-то не случившемуся или, наоборот, ушедшему давным-давно, что преследовала его на протяжении нескольких лет. Как старый друг, который встречал тебя на пороге дома, сидел на против, наслаждаясь утренней чашкой заваренных трав или в тишине, уместившись на кресле напротив, пока Оливер пытался сосредоточиться над очередным запутанным параграфом неизвестного ему заклинания. Казалось бы, логично: он покинул свой дом в Гринисте, как ему встречать того на пороге? Однако аккуратно утыкаясь щекой в макушку эльфийки и ненавязчиво поглаживая её по плечику, он понимает: напугался он ещё раньше, когда шумная компания заявилась на порог его дома. Террину приходится задуматься лишь на мгновение, чтобы негромко хмыкнуть: действительно, с того момента старый-добрый груз вины его практически не беспокоил.
[indent]К счастью, волшебник даже не успевает погрузиться в эту мысль слишком сильно — это Иворвен отвлекает его перекинутой сверху ногой, отчего он дёргает бровью, но говорить ничего — не говорит. Лишь перекладывает свободную ладонь поверх и притягивает её за коленку пальцами повыше. Может обвинять его в чём угодно, но начала она первой.
[indent]Впрочем и Оливер больше не планировал бежать прочь, как сделал это ночью ранее.
[indent]Сейчас ему кажется это такой глупостью: настоящий мальчишка, испугавшийся своей симпатии так сильно, что сбежать с комнатушки стратегически показалось более верным путём, чем оставаться и... что? Сейчас он видит, что день мало бы что изменил, дочь леса явно не стала бы отбиваться и отнекиваться, что ему казалось. Ведь так?
[indent]— Кто сказал, — он усмехается, продолжая свою мысль, — Может быть люди — это как картошка с грибами, а эльфы — настоящий десерт, — маг пожимает плечами, но недостаточно сильно, чтобы сдвинуть их с места. Он покачивает головой следом за её толчок, но больше «возмущается» на счёт её издевательств. Ошибся один раз и теперь будет держать этот флаг до конца жизни.
[indent]В конце концов, у него она... выглядит чересчур короткой.
[indent]Тифлинг хмурится так резко от колючих размышлений и даже дёргается, но тут же старается всем своим видом показать, что ничего такого не произошло, поглаживая её по тёплой коже и прижимаясь посильнее. Всё внутри сопротивляется, но разве это была ложь? Сколько жить ей, а сколько — ему. Ко всему прочему, не слишком ли многого он хочет за раз?
[indent]— Из того что я видел, ещё какой вершитель, — он усмехается себе под нос, — Хотя, конечно, иной раз больше похожа на самоубийцу, учитывая твоё рвение вставать на опасные дорожки. Даже не знаю, какой это знак, — кажется, будто бы Оливер даже погружается в размышления на этот счёт, но на самом деле, ему больше интересно рассуждать о уже услышанном. Значит, Зелехут. Ребёнок золотистой поры, спелых фруктов и окончание плодородного сезона.
[indent]Это явно имело смысл, стоит только взглянуть на неё.
[indent]— Я знаю, что эльфы живут другими жизнями тоже? Пока ты спишь, наверное, ты тоже видишь совсем другие вещи, нежели обычный человек, — тихо спрашивает её мужчина, — Кажется, мы выглядим как половинки чего-то, воссоединившиеся после длительного пути. Мне правда немного странно об этом размышлять, — Оливер мнётся и не называет причину вслух, предполагая, что их различие в возрасте и без того очевидно, — Что не мешает мне это чувствовать.
[indent]Он пытается представить её такой: среди своих родственников и близких, живущей лесной жизнью узкой общиной, абсолютно беспечной, но таинственной жизнью. Какая она была? Ему бы так хотелось узнать; однако Террин даёт и себе, и ей время. Детали своих историй они узнали в дороге и он надеется, что у них ещё будет время остаться наедине и поговорить об этом.
[indent]Маг сбивается с дыхательного ритма, вжимая голову в покрывало и прикрывая глаза, расплываясь в улыбке от бегающих туда-сюда мурашек, вызванных её тёплым дыханием в районе шеи. Впрочем, когда она заговаривает, Оливер не ожидает, насколько смущённым, пусть и с язвительной улыбкой на губах, — это кто ещё чья иголка по итогу — он может быть благодаря её словам под конец. Она явно не бережёт комплименты на лучший день.
[indent]— Помочь вытащить? — ехидно замечает маг, даже шурша ладошкой по шершавой ткани брюк Вани, останавливаясь повыше. Он-то храбрый? И готов помочь абсолютно любым? Ему бы открыть клуб дебатов, раскрыть перед ней конспекты с подпунктами, абсолютно разбивающие её аргументы в пух и прах, однако последнее, что Террину хочется — это разбивать её иллюзии. Не похоже, что она ему поверит?
[indent]Зато поверить в то, что Ваня не боится оказаться к нему ближе вновь — это с лёгкостью и Оливер даже не пытается сбиться с пути, разве что то и дело беспокоясь за её здоровье в физическом смысле этого слова. Да и того хватает ненадолго, учитывая, с какой прытью Иворвен делает всё возможное, чтобы оказаться с очередным ранением на своих щеках. Террин тоже посильнее хватается за доступные участки тела, как если бы кто-нибудь пытался пролезть между ними вне очереди и вместо диалогов, единственный выход — это упрямо лишать их расстояния, даже тогда, когда лишаться уже нечего.
[indent]Как бы он хотел оказаться с ней совсем... иначе. Не камень в огород прохладной поляны с рассыпанными над головой звёздами, но уж точно соседствующему храпу и далеко не самой практичной обстановки. Ему бы хотелось увидеть её настоящую. От прямолинейности своего сознания он густо краснеет, но от эльфийки отстраняется только в тот момент, когда это становится необходимым им обоим.
[indent]— Это я уже понял, — он хмыкает: получить подтверждение своей неправоты вслух становится неожиданно забавным. Как если бы она прочитала его мысли, но у Оливера складывается впечатление, что ей не нужны никакие магические способности, чтобы считать всё, что происходит в его голове и так, — Волнуешься? — он переспрашивает, не то умиляясь, не то ехидничая, — Бессонная ночь. Ты знаешь, сколько таких было у меня в Киндлкэпе? — она ведь и сама была в университете, должна понимать, что это такое!
[indent]И всё же, он понимал. Маг и без того считал себя обузой для целого отряда, вынуждать их тащить на себе Оливера вторые сутки подряд? Выспись он вчера, возможно, не было бы таких проблем с лошадью и поездкой, да и старушкой-убийцей. Не то, чтобы он был ответом на все вопросы, но явно существовал продуктивнее.
[indent]— О, это будет интересно: какие-такие методы ты используешь для уговоров? Или упоминание мягкого матраса — это уже один из них? — нехотя он выпускает её из заключения, приподнимаясь на локтях. Он смешно щурит глаза, когда Ваня оказывается ближе, даря ему поцелуй на прощание и едва сдерживается для того, чтобы дёрнуть её за руку обратно, абсолютно не желая поддаваться логике, пытаясь выиграть ещё несколько минут для них двоих.
[indent]— Его не может не быть, — он следует за ней взглядом, наконец, мягко улыбнувшись, — Судя по всему, ни ты, ни я, не планируем сдаваться без боя. Спокойной ночи, Ваня, — Террин усмехается, поправляя под собой спальник, возвращаясь в то самое положение, из которого женщина выцепила его с полчаса назад, он опирается о локоть, — Но ты буди, если будет скучно. Составлю тебе компанию.
[indent]Он так и не возвращается к своим записям, укладывая голову на подложенную под голову мешковатую подушку, наблюдая за уходящей эльфийкой. Стараясь не терять её из поля зрения, он уговаривает себя не спать столько, сколько получается, но с каждой секундой моргать становится всё сложнее и сложнее, пока он полностью не погружается в состояние сна.


[indent]Оливер переминается с ноги на ногу, нервно оглядываясь по сторонам. Да, за неделю он вроде как стал «своим» и всё равно во многом не знал или не был вовлечён в дела небольшой компании, отвечающей за спасение, кажется, целого мира по своим скромным планам. Однако на фоне разговоров за будущее, сражений из прошлого, развёртывающихся перед глазами войн, которые расходились далеко за территории мира, в котором они находились, задевая и божественное вмешательство, он не мог выкинуть из своей головы одну единственную вещь.
[indent]Всё что было вчера не имело никакого значения?
[indent]Нет, Террин мог предположить, что никто не вписал его в свои суженые-ряженые за долю мгновения. Наверное, он мог подумать и о том, что компаньоны Вани не узнают определённые вещи, разве только если не догадаются самостоятельно. Впрочем, учитывая, как обычно маленькая бардесса спрашивала вопросы в лоб, делиться с ней хоть какой-либо информацией — задача не из лёгких. Умело она втаптывала в землю важное, цепляясь за абсолютно бестолковые вещи, являя миру бестактность во всей красе. О дварфе... и вовсе проще ничего не говорить.
[indent]Он не знал, чего ждал и сейчас, когда они стояли в штаб-квартире, добравшись до своего конечного пункта. Эльтурель может и встретил их с распростёртыми руками, но Террин так и мозолил взглядом Ваню до момента, пока им не позволили выйти из помещения, оставаясь наедине.
[indent]Он даже толком не успевает ничего спросить, потому что в ладошку ему опускается мешок с бренчащими внутри монетами — судя по звуку, она не камней туда положила. Теперь ещё и это?
[indent]— Ты... — он хмурится, — Понимаешь, что мне не нужны деньги? Ваня, это оплата за что? Кто-то вчера говорил про готового помочь храбреца, делающего это из чувства долга, нежели корысти, — волшебник протягивает ей мешок обратно, держась за стянутую на верхушке верёвку, отрицательно качнув головой, — Забирай. Я делал это из добрых побуждений, а теперь выглядит, будто ты пытаешься расплатиться за нанятого рабочего.
[indent]Они потратили на разговоры с паладином наверху битый час да только взгляд и слух Оливера был притянут совсем не к новознакомым. То, каким образом Ваня несла информацию в люди — это отдельное удовольствие, за которым, кажется, он мог наблюдать вечно.
[indent]Оказаться вписанным чуть ли не в знакомые? Мимо шёл и компанию нашёл, увязался и вот он здесь? Зато очень талантливый. Умный картограф, знающий своё дело. Ах как легко находит путь в пещеры, всем бы такого советовали.
[indent]— Или это так и есть? — протягивать мешочек он не прекращает, но руку чуть ниже опускает, выпрямляясь в спине и оглядываясь по сторонам, едва ли не обиженно спрашивает: — Я просто дружок-пирожок, а всё остальное — детали? — и даже правда, ударяющая ему в глаза моментально, говорящая, что он ведёт себя не лучше ребёнка, не помогает ему прикусить свой язык.
[indent]Не зря, видимо, назвала иглой в заднице. Держит свою роль даже лучше, чем его просили.

Подпись автора

IN MY LIFE, WILL I MAKE A DIFFERENCE
https://i.imgur.com/pwRzBea.png https://i.imgur.com/UIxlT4P.png https://i.imgur.com/MT2Ky1r.png
IN MY DEATH, WILL I BE MISSED

8

[indent]Последний день пути не снисходителен к Иворвен. Ни серебрящееся в небе солнце, ни оживлённое бормотание её компании не помогают эльфийке совладать с беспокойной головой, упрямо бранящей её за проспанный пост. Не в силах отвлечься на простые вещи, обычно с лёгкостью направляющие мысли друида в нужное русло, она то и дело ловит себя за попытками предположить очередную катастрофу, чудом не нашедшую их сегодняшней ночью. Разъярённый зверь, ищущие крова бандиты, что угодно...
[indent]Она вздыхает, дергает забившейся от неудачного сна шеей и обрекает себя повторить замкнутый круг в который раз за неторопливо ползущие сутки. По крайней мере, ни Оливер, ни проклятая бардесса не выглядят хуже, чем вчера, хоть немного успокаивая взбунтовавшийся рассудок Иворвен.
[indent]Ване достаточно задержать свой взгляд на плечистом путеводителе больше необходимого, и она обнаруживает у себя беспокойства совершенно иной природы. Они совсем не похожи на что-то, от чего хочется бежать и избавляться — быть может, ошибочно, но едва ли её это пугает. Совсем наоборот. Хватаясь за воспоминания об их вечернем разговоре, она гостеприимно встречает знакомый жар, подбирающийся к её щекам, и сбившееся дыхание, вынуждающее чувствовать себя так, будто она вовсе не здесь, а под усыпанным звёздами небом, утыкается в тёплую шею тифлинга, вслушиваясь в тихие рассуждения о распоряжениях судьбы, связавшей их пути воедино.
[indent]А затем чей-нибудь голос — Оливера реже остальных — выдёргивает Иворвен из безопасности собственных мыслей, возвращая её продолжающуюся до самых ворот Эльтуреля панику. Всё, что ей остаётся — это уговаривать тяжелую голову дождаться, когда они доберутся до конечной точки, и только потом ломаться под натиском тревоги; и даже с этой задачей Ваня справляется с переменным успехом.
[indent]Иворвен делает первый выдох, когда наконец покидает небольшую комнатушку таверны, где их будущее приобретает ясные очертания, а опасность остаётся за пределами городских ворот. У них появляется план. Надежда. Впервые за тянущийся, словно глиняная вязкая субстанция, день, она вдыхает полной грудью и на эмоциях бросается за Оливером, прежде чем тот догонит всю команду, лишив их возможности на разговор без посторонних ушей.
[indent]— Оливер, — дёрнув кончиками ушей, улыбается эльфийка, ловит его взгляд и, не церемонясь с объяснениями, вкладывает небольшой мешочек в его ладонь.
[indent]Кто бы её предупредил, что секундное промедление будет стоить ей почвы под ногами. Когда голос Оливера рассекает пространство неожиданным вопросом, ей требуется пару не попадающих в такт ударов сердца, прежде чем лицо Иворвен меняется из блаженно не ведающего в нечто под стать ситуации. Инстинктивно её шея вжимается в плечи, а радостные уголки губ окрашивают мягкие черты искренним недоумением.
[indent]Она оскорбила его заслуженной оплатой их совместных трудов? Или предположением, что, как и все смертные, Оливер имел свойство в ней нуждаться?
[indent]— Нет, не понимаю, — недоверчиво отзывается эльфийка, смотря на тифлинга то ли с испугом, то ли с назревающей обидой.
[indent]Что-что, а предположить каким полярным может оказаться его настроение с разницей в двадцать четыре часа Иворвен не могла. И главное когда она успела превратиться из удивительной Вани в подружку Асмодея, если не хуже? Переставая смотреть на него в ступоре, она замечает, как ускоряется её дыхание, порываясь посоревноваться с шумящей головой. С трудом она цепляется за каждое его слово, путаясь всё больше и больше.
[indent]Иворвен хмурится, хмурится ещё сильней, мрачнеет совсем, выглядя так, будто перед ней непереводимый текст заклинания и нависающий над душой профессор, требующий немедленного ответа. Ей приходится в буквальном смысле встряхнуть себя, чтобы прогнать парализующее чувство паники от его резкой манеры с ней говорить.
[indent]Не подумайте, в обычное время Иворвен с лёгкостью принимает свою вину и с такой же простотой стремится исправить совершённые ошибки. Когда понимает, что натворила.
[indent]— За нанятого рабочего? — повторяет она слова, как будто это поможет эльфийке разглядеть в них истинную причину раздражённого тона, — Я прекрасно помню, что никто не обещал тебе оплаты. Что вовсе не значит, что справедливо оставить всё так, как есть, — продолжая таращиться на него удивлёнными глазами, неспешно разжёвывает ход своих мыслей друид, — Оливер, я не... я не понимаю, что оскорбительного в том, что я сейчас сделала, — терпеть его взгляд становится тяжело, и она вынужденно опускает его к болтающемуся в руке тифлинга источнику проблемы на ровном месте.
[indent]Эльфийка смотрит на тканевый кулёк с немым вопросом, будто тот способен поведать ей куда больше, чем нервозный голос Оливера, повторяющий одно и то же, будто наложенное на её мысли проклятье, рано или поздно грозящее ей прощанием со здравым рассудком. Судя по развитию событий, раньше, чем она успеет досчитать до ста.
[indent]— Что остальное? Оливер? — раздражается Иворвен, так и не определившись, что хуже: её бестолковость или отсутствие помощи от оскорблённых жестом доброй воли.
[indent]За долю секунды она видит, как абсолютно незнакомое ей лицо обретает черты мужчины, путешествовавшего с ними последнюю неделю. Грубые острые углы стачиваются, уступая место сбивчивой речи и кроткому взгляду. За секунду до того, как Оливер открывает рот, Иворвен вновь пошатывается на слабых ногах, поражённая запоздалым осознанием. Всё, что он говорит после становится лишь подтверждением её догадке об очевидном.
[indent]Ну и дура же она.
[indent]Удивительно, как эльфийка не произносит громыхнувшую мысль вслух. Вместо этого Иворвен звучно выдыхает, роняя голову на метафорическую плаху. Прохладными пальцами она касается своего лба, находит точку опоры и тут же смотрит на Оливера, без всяких предупреждений беря его не занятую ладонь в свои руки.
[indent]— Я не помню в какой момент успела забрать свои слова обратно, — ища его взгляд, отзывается она строго, но мгновенно смягчается, притягивая руку тифлинга к себе в надежде, что он почувствует как грохочет её сердце, — Я не пыталась откупиться от тебя, если это выглядело так. Я не... — посторонние шаги сбивают Иворвен с мысли, но в одном она не сомневается ни секунды — Ваня цепляется в его ладошку с такой силой, что даже если бы Оливер попытался, ему бы пришлось толкнуть её прочь, чтобы вырваться из плена.
[indent]Послушно шагнув в сторону, эльфийка пропускает постороннюю фигуру, ускользающую от её внимания, но руку тифлинга не отдаёт.
[indent]— Ты злишься, что я не представила тебя иначе? — уже риторический вопрос, — Я не преследовала цели обидеть тебя, Оливер, и ещё меньше пыталась приуменьшить твою значимость в моих глазах. Я не думала, что им есть дело до того, кем мы друг другу являемся. Да и, честно говоря, — осторожно поглаживая тыльную сторону его ладони большим пальцем, хмыкает Иворвен, — я хотела поговорить с тобой прежде, — договаривает она полушёпотом.
[indent]В который раз её брови сходятся на переносице. Ваня поджимает губы, смотрит куда-то в сторону и, осторожно отпускает его из цепкой тюрьмы своих рук. Теперь, когда её первоначальное замешательство отступило, ход мыслей тифлинга обретает интересный оттенок в её глазах, поддевая гордость Иворвен под ребро.
[indent]— Думаешь, я разбрасываюсь словами о судьбе с каждым вторым? — нервозно дёрнув ушами, спрашивает эльфийка с неизменно тихой интонацией, — Или, может, целуюсь со всяким симпатичным лицом, чтобы хоть как-то скрасить долговечное одиночество? Может даже приглашаю их поделить одну комнату на двоих, — подступаясь к нему, Иворвен смотрит на мужчину снизу вверх и едва ли выглядит угрожающе с их разницей в росте, что ни капли не останавливает её, — Настоятельно советую подумать ещё раз, — вставая к нему вплотную, она задирает к его плечу указательный палец и «пинает» его в качестве наказания за непрошеную остановку сердца и неозвученные обвинения, которые, вполне возможно, Иворвен изрядно преувеличила в собственной голове.
[indent]Впрочем, продолжать бестолковый разбор полётов она не хочет. Прикладывая ладонь к груди тифлинга, эльфийка теряет всю воинственную спесь и смотрит на него с немой просьбой последовать её примеру, а затем неспешно опускает голову, упираясь ей в свою же ладошку. Она стоит так с десяток секунд, прежде чем расправить плечи и снова найти глаза Оливера потеплевшим взглядом.
[indent]— И что прикажешь с тобой делать, дружок-пирожок? — хмыкает Иворвен, поднимается на носочках и целует его в уголок губ, — Я хочу посмотреть на вечерний Эльтурель. Составишь мне компанию? — аккуратно улыбается эльфийка, — Я же обещала уговаривать тебя. Так вот, может, мы бросим всех на остаток вечера? Не поверю, что в этом городе не найдётся другой приличной таверны, где можно поужинать, — постепенно улыбка Иворвен превращается в неприкрытую ухмылку, — и снять комнату без соседей, — говорит она тише, — Разумеется, если моя компания уступает храпу дварфа, я пойму и не стану отбирать у тебя такое удовольствие, — кашлянув, она отступает от него на шаг и косится на Оливера с явным вызовом.
[indent]Хватит с него новых деталей, чтобы не распять её на кресте бессердечных обманщиц? Потому что ей совсем несложно продолжить. Правда, вряд ли тонкая душевная организация Оливера вытянет, не раскрасневшись в усмерть. А он ей нужен живым и здоровым.

Подпись автора

https://i.imgur.com/aoKse3Q.png https://i.imgur.com/hrtMTWs.png https://i.imgur.com/o7Y6meQ.png https://i.imgur.com/UeSz5ob.png
⎯⎯⎯⎯ they would take me from your hand, or they would try ⎯⎯⎯⎯

9

[indent]Побережье Мечей часто приносит удивительные погодные особенности: вот светит яркое солнце с ни одним облаком на небе, а следом — громогласно разрывается, чернея и сверкая яркими молниями, виднеющимися сквозь стену непроглядного ливня. Оливер замирает после своих слов да так резко, переставая дышать, только и смея что наблюдать за изменениями в лице Иворвен следом за его наиглупейшими высказываниями.
[indent]Его кто-то тянул за язык?
[indent]Для тифлинга, гордящегося своей головой, Террин упал с высоты в самый низ за секунду. Стоило предположить, что какой-нибудь пример «как делать не надо», касающийся первых шагов в сторону признаний в чувствах, должен был оказаться на его пути, раз тот провёл так много времени в мировой библиотеке.
[indent]— Ты же сказала, — он стопорится от её прямого взгляда. Глупостью с его стороны было привязываться к оплате труда: поставь он себя на её место, не сделал бы тоже самое? В очередной раз доброта эльфийки показала себя во всей красе, ведь, маг уверен, она будет единственной, кто вообще подумал об их четвёртом колесе как о равном. Или не свою ли только долю она поделила пополам? — Ты говорила, что всё, что произошло — это судьба и я был с тобой полностью согласен. Мы ведь... — он так и не позволяет проговорить вслух по-ребячески звучащее в данную секунду: «поцеловались» — оставляя это на немое движение своих губ. Оливер испугано смотрит на Ваню, но тут же делает полшага назад, отступаясь не от неё, а скорее пытаясь избавить саму девушку от своей бестолковой компании. Террин тупит взглядом, наконец, вздыхая и начав нервозно перебирать ткань своей дорожной куртки, хмурит тёмные брови.
[indent]Сказал ли он безумие? Стоило ведь подумать не о том, что он сказал. А как он решил предоставить Ване узреть его страхи. На деле, маг попросту остался таким же ребёнком, как и прежде. В таком случае, зачем он ей такой сдался?
[indent]Плечи его опускаются ниже, а сам молодой человек выглядит так, будто готов смириться с происходящим — желательно, через смертельную казнь. Его выражение лица сменяется на изумлённое, когда даже не поднимая глаз он видит потянувшуюся к его руке ладонь Иворвен. Представлять, будто вот-вот и она развернувшись уйдёт становится труднее.
[indent]— Я знаю! Это... — Террин уж делает попытку и сам объясниться, что не имел ввиду откуп, но захлопывает рот, пододвигаясь в сторону, ненамеренно вздыхая громче необходимого, когда мимо них проходят. Для него это, впрочем, шанс посмотреть ниже и наблюдая за тем, сильнее она сжимает его ладонь, сердце Оливера начинает отстукивать в груди быстрее: глядишь, ещё один дополнительный удар и она почувствует его подушечками пальцев.
[indent]Он открывает и закрывает рот, терпеливо по справедливости дожидаясь своей очереди на возможность сказать хоть что-нибудь. Вот же, всё тоже самое, что подумал про себя волшебник прежде: они не успели поговорить об их ситуации наедине и точно так, как Ваня, Оливер не считал энергоюсберегательным вкладывать новое знание в головы их компаньонов. Пусть она не говорит со злости, наоборот, слышась ему тихой гаванью среди громовой тучи, тифлинг один за другим чувствует уколы вины за то, что вообще привёл их к этому разговору.
[indent]— Извини, — тем не менее, теплота её ладони действует на него успокаивающе и он не делает больших пауз, чтобы заговорить: — Я не думаю, что ты хотела меня обидеть и сейчас то, что я сказал тебе, кажется мне несусветной глупостью, — волшебник позволяет себе посмотреть ей в глаза, но не в силах задержать последние надолго, вновь смотрит им в ноги.
[indent]Оливер удивляет второй раз, ненамеренно морщась резкой прохладе, когда его рука падает к бедру. Шаг за шагом, вопрос за вопрос она оказывается ближе к нему, отчего инстинктивно мужчина расправляет плечи, будто бы желая казаться выше, чем есть на самом деле, чтобы хоть как-то иметь возможность сдержать цунами, именуемое Иворвен.
[indent]— Никак нет. Я так, — едва заметно качаясь от её тычка, Оливер неожиданно позволяет себе хмыкнуть, а его уголки губ дёргаются выше, — Не думаю.
[indent]Гложущее ощущение проступка начинает делить место с тем восхищением, которое он чувствует, стоит ему увидеть вызов во взгляде девушки, то, с каким предупреждением разговаривает с ним, не давая других вариантов на ответ, властно выбрав тот за него. Он кивает головой ей ещё раз, не то в подтверждение своих мыслей, не то в полное принятие вины на свои плечи, тем самым, стараясь вобрать в себя весь выданный собой негатив минутами ранее. Он цокает языком, — теперь упоминание нелепого прозвища, он уверен, будет на уровне «горячих детей» — но не отводит от неё прямого взгляда, до сих пор дивясь тому факту, что она выбирает его. С одной стороны, его детское поведение можно легко списать со счетов, с другой стороны — не должно ли это звучать звоном колокола в голове и красной тряпкой перед глазами?
[indent]— Я не стал бы отказываться от такого предложения даже под пушечным дулом. К тому же, мне, в конце концов, как минимум нужно загладить перед тобой вину, — соглашается Оливер, стараясь не обращать внимание на сбивчивое дыхание от осознания, с какой прытью он готов продать всех за соседство с Ваней, — Как максимум, — пусть на щеках и кончиках ушей у него путается румянец с его оттенком кожи, он чеканит свою мысль без какого-либо очевидного смущения, — Я не хочу, чтобы ты разочаровалась от нахождения в Эльтуреле, — и одним Богам известно, что именно Оливер имел под этим ввиду, но очевидно, что оставил это на воображение самой Иворвен. Тифлинг начинает улыбаться шире и на её шаг назад, сделанный ранее, делает шаг вперёд. Со всей аккуратностью он склоняет голову к ней поближе, заглядывая ей в глаза и дотрагивается ладонью до её щеки, — А отвечая на твой вопрос, что со мной делать: понять и простить? Я готов поуговаривать тебя, Ваня, — он несильно щекочет её, — Что ты хотела бы? — а затем до конца забирает расстояние меж их лицами.
[indent]Прерывается молодой человек, правда, резче чем хотелось бы самому: громкий голос синеволосой артистки доносится до него снизу. Видно, отставшие Оливер и Иворвен не прошли мимо взгляда. Он только и успевает, что усмехнуться ей прямо в губы, а затем распахнуть глаза на друида, выпаливая:
[indent]— Бежим?
[indent]Остаться с ней наедине. С момента их встречи у них было сколько таких моментов? Перечислить по пальцам одной руки — и то останется много лишних. Террин перестаёт отбивать копытами каменную дорожку в ускоренном темпе, крепко держа эльфийку под руку только тогда, когда вывеска таверны «Чёрные Рога» пропадает из виду — не в обиду Онтарру, но рассчитывать на компанию только друг друга там вряд ли возможно. Он молчит совсем недолго, приводя сбитое короткой пробежкой дыхание в порядок, хотя так и не находит его на своём постоянном месте: ему не виделось это возможным, пока он смог шагать рядом с эльфийкой.
[indent]— Твоё желание, — он улыбается, прикрывая один глаз и поворачивая голову к Ване, — Посмотреть на вечерний Эльтурель весьма интересное, учитывая, насколько ярко светит здесь Компаньон. Я помню рассказы путешественников, которые задерживались в Гринисте: они вечно жаловались, но ночами невозможно спать, если не закрыть шторы и легко потерять в городе счёт времени, если не услышать звон колоколов Высокого Зала, — на собственные слова он поднимает голову выше, убеждаясь в том, что второе солнце, «божественный щит» города так и остаётся неизменно висеть в небе. — Я хочу отвести тебя в зимний сад — он разделяет город практически на две части и, говорят, что ничего прелестнее ты не найдёшь на много миль отсюда, — тон его повествования меняется, как если бы в их разговоре появился третий лишний, вещающий ему о чём-то красивом, с чем Террин так легко бы не согласился. Он сбавляет темп ещё на лишний шаг, начиная как бы между делом, но заканчивая своё предложение, стараясь заглянуть Ване в глаза: — Я, правда, не соглашусь с этим высказыванием: всё самое прекрасное я уже вижу перед собой и ни на что бы это не променял.
[indent]Как и обещал прежде, волшебник, ориентирующийся на свои знания и знаки улиц, рассказывает ей о возможностях для остановки, как об престижной таверне «Фонтирский Единорог» или «дом Симбрила» близ того самого сада, делиться и историями, известными ему о Высоком Зале — центре и главной крепости всего города. В момент, когда он с особой гордостью рассказывает о свитках, которые были доставлены ему с рынка Шеларры прямиком с Эльтуреля, Оливер запинается и останавливается, задерживая взгляд перед собой. По его коже непрошено пробегает рой мурашек, а сам он морщит нос; ненадолго, тут же меняясь в лице когда понимает, что утянул со своими действиями следом и Иворвен.
[indent]— Извини! — говорит он виновато, округлив на неё глаза, — Я просто... мы можем зайти туда? — явно борясь с неспокойствием, пришедшим к нему совсем некстати, мужчина вновь смотрит на высокое каменное здание с выбитым из камня венком пшеницы с розой по центру. Кто бы знал, что спустя года, обычный храм богини плодородия до сих пор будет вызывать в нём отголоски к далеко незабытому прошлому.

Подпись автора

IN MY LIFE, WILL I MAKE A DIFFERENCE
https://i.imgur.com/pwRzBea.png https://i.imgur.com/UIxlT4P.png https://i.imgur.com/MT2Ky1r.png
IN MY DEATH, WILL I BE MISSED

10

[indent]Казалось бы, Иворвен прожила на этой земле предостаточно сотен лет, чтобы не чувствовать уходящей из под ног почвы в компании Оливера, но ей хватает обиженного выпада и неозвученного обвинения в чём-то низком и бесчестном, чтобы эльфийка тотчас растеряла все ориентиры обычно исправного внутреннего компаса.
[indent]Быть может, оно остаётся незаметным внешне, всё колесо пережитых переживаний не ускользает от внимания Иворвен. Оливер обладает над ней куда большей силой, чем отдаёт себе в этом отчёт. Может, и хорошо, что он продолжает быть слепым к тому, с какой лёгкостью способен влиять на доверчивую голову Вани. Она ведь прекрасно понимает, что творит, доверяясь абсолютному незнакомцу. Столько лет опыта, а ей хватает смущённой улыбки и десятка сбивчивых комплиментов, чтобы не видеть в мужчине не намёка на душевное гнильцо. Ну и пусть. Лучше она ошибётся ещё сотню раз, чем упустит что-то по-настоящему важное.
[indent]А за неделю он стал ей пугающе небезразличен.
[indent]— Всё, что я хочу, у меня есть, — встречая взгляд Оливера искорками в глазах, улыбается Ваня и подаётся навстречу с невозмутимой лёгкостью.
[indent]Правда, отступать первой с каждым разом становится тяжелей и тяжелей. Иворвен дергается от неожиданности, почувствовав, как тифлинг отдаляется и делает полшага назад. Благо, объяснение не заставляет себя ждать, и с неизменным энтузиазмом эльфийка вкладывает свою ладонь в его и торопится на улицу следом за Оливером. На полпути Ваню пробирает смех и позабытое ребяческое ощущение, будто они нашкодили и вот-вот словят оплеуху от кого-то грозного и крайне взрослого.
[indent]За малым исключением того, что наказать их могут разве что они сами.
[indent]— Да что ты, — щурясь, Иворвен смотрит на него с укоризной и осторожно лягает Оливера локтём, — Если ты думаешь, что я невнимательно тебя слушала, пока мы ехали верхом, ты сильно ошибаешься. Вечерний, потому что все расходятся по домам и тавернам, а не потому что становится темно, умник, — негодует эльфийка, рассмеявшись.
[indent]Больше она его не перебивает, позволяя тифлингу заниматься тем, в чём он превосходил Иворвен в разы — слушать его рассказы о городах и местах, где они находились, одно удовольствие. Его речь всегда размеренна, мысли ясны и не спутаны. Порой складывается впечатление, будто с ней говорит вовсе не Оливер, а томик путешественника. Правда, не проходит и минуты, как Оливер перестаёт походить на говорящую книжку в то мгновение, когда главная достопримечательность Эльтуреля проигрывает Иворвен в вопросах красоты.
[indent]На лице Вани вспыхивает тёплая улыбка, следом за которой спавший после пробежки румянец возвращается на своё законное место. Что-что, а красноречия тифлингу не занимать.
[indent]— Ещё парочка таких наблюдений, и я забуду, что кто-то обвинял меня в криводушии, — сжимая губы, едва сдерживает ухмылку Иворвен, — Как же долго ты ко мне шёл, мой милый Оливер, — заметно смягчаясь, эльфийка тянется ладошкой к его лицу и аккуратно проводит её тыльной стороной по гладкой мягкой щеке.
[indent]Она стоит так совсем недолго, прежде чем мелькнувшая задним шумом мысль вынуждает её встрепенуться и немедленно озвучить свой вопрос.
[indent]— Я вдруг поняла, что до сих пор не слышала твоей фамилии, — перехватывая его локоть, встаёт сбоку от своего путеводителя эльфийка и, получив долгожданный ответ, с трепетом повторяет за ним, — Оливер Террин. Спасибо, что стал моим проводником этим вечером. — Как и всеми предшествующими вечерами; она не договаривает, понадеявшись, что её взгляд скажет всё за Иворвен.
[indent]Стоит ли уточнять, что Оливер оправдывает свою репутацию исключительного картографа и путеводителя сполна? Эльфийка не стесняется разглядывать с какой обстоятельностью ведёт свой рассказ мужчина, дивясь тому насколько полярной может быть личность Террина. Перед ней он превращается в краснеющего мальчишку, но стоит Оливеру заговорить о чём-то, в чём он действительно смыслит, смущённый юноша растворяется, будто того никогда и не было. Наблюдать за этими изменениями по щелчку пальцев — сплошное удовольствие, которое бы она не променяла ни на что во Вселенной.
[indent]Тем менее удивительно с какой скоростью Иворвен подмечает перемены в настроении своего компаньона. Она видит внушительных размеров храм лишь тогда, когда Террин спешно извиняется, в который раз за вечер переключаясь между двумя предельно расхожими лицами.
[indent]— Что ты, Оливер, — нахмурившись, качает головой Ваня, — Разумеется. Я с удовольствием составлю тебе компанию, — улыбается эльфийка, отпуская его локоть и позволяя мужчине перешагнуть порог божественного храма без её помощи.
[indent]Иворвен не нависает над его душой, участливо вставая у одного из алтарей и периодически поглядывая в сторону Оливера, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке. Свою молитву эльфийка приберегает для другого, но не оставляет Богиню без уважительного сувенира в виде тройки полевых цветочков в положенном месте. Неспешным шагом она оказывается рядом с Террином и заботливо опускает ладонь на его плечо, поглаживая последнее несколько раз.
[indent]Она прекрасно помнит то, о чём заикнулся Оливер в один из разговоров, и чувствует неприятный укол под сердцем. Ей бы хотелось иметь власть над божественными решениями и избавить тифлинга от страшной судьбы после смерти. Будь её воля, Иворвен бы сделала это прямо сейчас. Увы, всё, что ей остаётся, это надеяться на светлую голову мага и на щепотку удачи в его начинании. Так или иначе, на её помощь он может рассчитывать сполна.
[indent]— Я подожду тебя снаружи. Как ты смотришь на то, чтобы найти место для ночлега после? — негромко спрашивает Ваня, будто боясь нарушить умиротворённое спокойствие этого места.
[indent]Она оставляет тифлинга наедине с его мыслями и дожидается Оливера снаружи, щурясь на непривычный яркий свет Компаньона. Неожиданно для себя эльфика не чувствует хвалёной безопасности, вселенной светилом в местное население. Наоборот. Под покровом ночи друид у себя дома. Здесь? Неестественный свет лишает её всякой возможности спрятаться от внимательного небесного ока.
[indent]Выбор таверны Иворвен возлагает на мужские плечи, уточнив, что не хочет видеть пыльные каморки хотя бы сегодня. После всего, что с ними случилось, они заслужили поспать в комфорте. Тем более, кто знает как долго они останутся в городе, наслаждаясь услугами цивилизации.
[indent]— Сюда? — оживляясь при виде говорящей вывески, Ваня упрямо сжимает его ладонь и затягивает Оливера вверх по короткой лестнице, ведущей ко входу.
[indent]— Пожалуйста, давай сегодня мы ни в чём себе не станем отказывать, — оборачиваясь к Террину, загорается Иворвен, — Не зря же мы рисковали жизнями ради того, чтобы добраться сюда с новостями, — болтает Ваня, уверенным шагом виляя между столами на пути к управляющим таверной.
[indent]Хотелось бы сказать, что в их спины не прилетает ни единого косого взгляда, но Иворвен не настолько наивна, чтобы притвориться, словно неожиданный тандем из тифлинга и эльфа не вызовет у бестолкового народа вопросов. И это в лучшем случае. Она чувствует, как парочка бестактных любопытных глаз врезается в них откуда-то сбоку, и нарочно встаёт рядом с Оливером с такой непоколебимостью, которой позавидовали бы каменные статуи.
[indent]К счастью, ничего хуже пожирающего взора скучающих гостей они не заслуживают. За предоставленную с порога оплату их отводят именно туда, где Ване и хотелось оказаться, и, проводив миленькую официантку за дверь, она не сдерживает очевидного восторга от их комнаты.
[indent]— Не в обиду звёздному небу, но я соскучилась по кровати и возможности мыться чем-то потеплей речной воды, — роняя путешествовавший с ними походный рюкзак, Иворвен расправляет затёкшие плечи и косится на Террина, — Я даже уступлю тебе ванную, если пожелаешь, — увы, не желает; и Ваня пожимает плечиками, не бросаясь с ним спорить, — Как скажешь, Оливер Террин, — окинув его с ног до головы оценивающим хитрым взглядом, эльфийка пропадает в направлении едва различимого пара.
[indent]Не церемонясь с аккуратностью, Иворвен сбрасывает с себя кажущиеся бесконечными слои одежды и торопливо запрыгивает в тёплую воду, сползая в неё практически по нос. Она позволяет себе согреться, прежде чем слегка выпрямляется и смывает с лица накопленную с дороги пыль. Каково же её удивление, когда голос главного джентельмена нарушает её гордое одиночество и неожиданно предлагает ей помощь.
[indent]— Я не откажусь, — кричит Ваня в ответ и, сжав губы в ожидании, готовится поставить на то, что Террин даст задний ход, отшутившись.
[indent]Он удивляет её во второй раз, всё-таки появившись в дверном проёме. Не двигаясь, Иворвен аккуратно улыбается ему и внимательно следит за тифлингом взглядом. Она ждёт, когда Оливер начнёт искать то, за чем пришёл, и лишь тогда нарушает тяжелую тишину:
[indent]— Можешь даже составить мне компанию, — оперевшись подбородком на колени, почти шепчет Иворвен, — Если хочешь, — её улыбка вновь превращается в ухмылку, напоминая, что эльфийку не подменили — она всё ещё ищет способы подковырнуть Оливера так, чтобы увидеть моментальную реакцию.
[indent]И вряд ли когда-нибудь перестанет.

Подпись автора

https://i.imgur.com/aoKse3Q.png https://i.imgur.com/hrtMTWs.png https://i.imgur.com/o7Y6meQ.png https://i.imgur.com/UeSz5ob.png
⎯⎯⎯⎯ they would take me from your hand, or they would try ⎯⎯⎯⎯

11

[indent]— Террин, — по его коже проходит практически незаметный холодок, стоит тёплой ладони Иворвен опуститься вниз. Мужчина смотрит на неё изучающим взглядом, в который раз дивясь, насколько иначе она разговаривала и вела себя с ним, нежели весь остальной мир. Она благодарила его за те мелочи, о которых волшебник не задумался сам, касается его с такой нежностью, которую Оливер не чувствовал ни от кого прежде, с глубокой заинтересованностью спрашивает о вещах, которые в его глазах о самом себе не были важными. Он не противится и не пытается скрыться, поддаваясь своему желанию рассказать ей всё, что только девушка пожелает, — Спасибо, что позволила им быть, — ему нравится, как звучит его полное имя и фамилия из её уст. Она придаёт озвученному особенный окрас, а ему ничего не остаётся, кроме как с восхищением возвращать к ней свой взгляд снова и снова, несмотря на собственную отвлечённость рассказом об Эльтуреле.
[indent]Удивительно было, насколько он чувствовал себя с ней собой. Насколько, несмотря на различие в расе, поле, возрасте, скажем, профессиях, религиозных взглядах маг чувствовал себя близким ей по духу. Желал почувствовать её настроение, как если бы последнее было его, хотел услышать её мысли, будто те вот-вот да проскользнут в его собственной голове. Пусть Оливер ставил себя сильно ниже Иворвен, но видел её отношение к нему и, честно говоря, где-то боялся даже его сглазить: ему хотелось провести с ней столько времени, сколько она была готова ему позволить.
[indent]Когда огромной тучей прошлое нависает над его головой, ему ничего не остаётся, кроме как испуганно оглядывать фасад церковного здания, уходящего в небо. Очередное напоминание, что хочешь не хочешь, но невозможно делиться только интересными фактами о городских улицах, старыми заметками из своих записных книжек, хорошими воспоминаниями, огибая всё остальное. Он морщит нос, чувствуя, что на деле ничто не мешает ему бросить эту затею, идя на поводу эгоистичных желаний не тратить времени с девушкой в пустую и обогнуть богослужебное место. Одновременно с этим он ощущает тугой ком, давящий на грудь: вина, которая продолжает преследовать его спустя столько лет, как его друзей не стало.
[indent]Ваня не отказывается, и он не без благодарности смотрит на неё, кивнув головой.
[indent]— Хорошо, — Террин неловко улыбается, — Спасибо. Это ненадолго, — ему хочется объясниться, но вместо этого он оборачивается обратно к выбитой розе над головой, делая тяжелый шаг через порог, проходя сквозь тяжелые дубовые двери. Тифлинг оглядывается по сторонам, тут же чувствуя себя неуверенно под взглядами, моментально обращёнными на вошедшую пару, но не останавливается до самого алтаря, лишь единожды обернувшись в сторону Иворвен, виновато дёрнув уголками губ. Если подумать, это — не было и его божество. Оливер не отрицал их существования — это глупо, учитывая, сколько было посвящено полок в библиотеке путешествиям сквозь планарные порталы, о легендах, проявивших храбрость в царствах мёртвых или поисках небесных слуг того или иного божества. Однако Террин до сих пор не нашёл, как искоренить в себе безразличие, которое он чувствовал, обращаясь мыслями к духовенству.
[indent]Может этим он и рушил свою жизнь всё это время? Приставая на одно колено, он осторожно подкладывает собранные ещё в Гринисте приношения на монолит.
[indent]Если бы Террин беспокоился только за свою жизнь. Что говорила догма? Задирая голову вверх, где виднелся цветной витраж с заметными очертаниями женщины, в которой проглядывался образ самой Чонти, ему каждый раз так сложно поверить в то, что за приветливой улыбкой скрывается проклятие всего живого, что посмело посеять разрушение в угоду личной выгоды. Совсем тихо он бормочет слова молитвы, за много лет заученные и отскакивающие от зубов. Он всегда просил об одном и том же: прощении.
[indent]Но далеко не только за себя.
[indent]— Укмаче, Эландор, Бин, — он практически шепчет, перечисляя друзей совсем негромко, останавливаясь, когда чувствует на своём плече прикосновение. От нахождения Вани рядом выталкивать их имена становится проще, чем обычно, и он не повышая тона, продолжает, осторожно сжав её ладошку на плече своей на долю мгновения, — Стефания, Миро, Джастин, — волшебник замолкает, едва заметно шевеля губами, а затем оборачивается на эльфийку, кивнув головой:
[indent]— Это хорошая идея, — и ещё раз качнув подбородком, старается скрыть беспокойство, добавляя: — Я скоро.
[indent]Оливер действительно не заставляет себя долго ждать. Возложив засушенный среди страниц его фолианта цветок, выбранный им в ассоциацию о личности, за каждого из погибших, он с тяжестью поднимается на ноги, наконец, оставляя позади себя и витраж, и боковые религиозные иконы, алтари, намеренно не поворачивая головы ни вправо, ни влево, более не сталкиваясь ни с чьим взглядом до самого выхода. Ещё с несколько минут он чувствует себя смятенным и будто вырванным из реальности, но отвлечься ему удаётся благодаря Иворвен и возложенного на его ответственность поиска ночлега. А там, оказываясь всё дальше и дальше от места поклонения богине плодородия, он и вовсе оживляется, возвращаясь к своему рассказу, время от времени делясь наиболее интересными фактами о городе, которые он слышал.
[indent]— Да, — подтверждает Оливер, чуть дёрнув уголками губ, — Лучшего места в этом городе для ночлега вряд ли найдёшь. — Он не произносит этого вслух, но знает: если им повезёт, то у них будет вид из окна на тот самый зимний сад, который маг так восхвалял в самом начале их пути. Помня предыдущие опыты, он стопорится перед входом в таверну, думая пропустить эльфийку вперёд прежде, чем зайдёт следом, но лишь негромко хмыкает на упорство Вани показать всем, что они — заодно.
[indent]Кто бы сомневался, что после её первой попытки доказать всем неправоту, она не остановиться и перед продолжением сего действия, не оставляя ему никакого другого варианта, кроме как опустить подбородок, идя за ней повинно следом.
[indent]— Вот как заговорило дитя леса, — он щурится, негромко посмеиваясь прежде, чем обратиться к тавернщику, — А у нас ведь были все шансы переночевать с достоинством... жаль, что гостеприимства у болотных ведьм не так уж и много, — и нащупав свой кошель, он договаривается на комнату со всеми удобствами, как и просила его леди. В самом деле, он только счастлив почувствовать под спиной адекватный матрац, а не землю под спиной, горячий поток воды, чтобы умыться, а не остаточные капли из своего бурдюка. Мужчина даже ловит себя на мысли, которая позволяет ему приосаниться: ему приятна возможно поухаживать за ней. Поэтому говорящие за их спинами лица посетителей таверны он бросает на произвол судьбы, расправляя свои плечи и пропуская дам — официантку и Ваню — вперёд, вильнув из под мантии своим хвостом.
[indent]— Я рад, что ты довольна, — пусть не думает, что не беспокоился до последнего, куда завёл её. Следом за Ваней, он и сам опускает свой рюкзак, в несколько шагов пересекая комнату, чтобы оказаться у окна, тут же расплываясь в улыбке. Как знал. Своими находками он сразу же торопиться поделиться и с ней, попутно стягивая со своей спины походную верхнюю одежду, разминая мышцы. террин выглядит беспечно до момента, пока Ваня не заговаривает о ванной и на мгновение застопорившись в силу расходящихся с её словами желаниях, он качает головой из стороны в сторону:
[indent]— Иди первой, я подожду, — он не отводит взгляда от самой загадки до момента, пока друид не скрывается за дверью, только после позволяя себе тяжело выдохнуть. Его голова бунтует в то же мгновение: хвалёный своей открытостью, мог бы предложить погрузиться в мыльную воду и вместе. Оливер трясёт рогами, нервно перекладывает рюкзак с одного места на другое, поправляет растрёпанные после дороги волосы и в момент, когда ему кажется, что он смог успокоить своё сбитое сердцебиение, неожиданно и для себя громко произносит:
[indent]— Спину не потереть?
[indent]Голова и прежде рисовала разные картины перед сном, стоило ему закрыть глаза, но очевидно так и не дошла до уровня, где Оливер окажется в одной комнате с обнаженной, пусть и скрытой гладью воды Ваней. Ему приходится сделать пару вдохов и выдохов прежде, чем он зайдёт в помещение, а перешагивая порог, выдержать всю хаотичность своих мыслей, выставляя наружу показное спокойствие. Обманет ли он её? Она будто бы проверяет, вынуждая его тут же растеряться уже нагляднее от её предложения. Террин, всё это время пытающийся закатать свои рукава для удобства, останавливается. Он склоняет голову вперёд в немом вопросе об издевательствах над его сердцем, коротко улыбается, оглядывается себе за спину, а следом неспешно поднимает пальцы к своей рубахе, дёргая пуговицы на своей груди, делая первый шаг в её сторону.
[indent]— Я буду корить себя до конца жизни, если не сделаю этого, — пусть его голос скакнул вверх, сам Оливер не подаёт виду. Одно дело — быть самим с собой, другое — быть настоящим с Ваней. Оголённая кожа, несмотря на неестественную теплоту, покрывается мурашками, его хвост несколько раз мечется из стороны в сторону, а при ходьбе параллельно цокоту копыт крылья, освобожденные от слоёв одежды, хлопают в такт складками. Он погружается в воду неспешно, усмехнувшись себе под нос от занятого собой пространства: многим больше, чем среднестатистический человек, тем более, утонченная и женственная Иворвен. Бегая взглядом по её лицу, плечам и уходящему под воду телом, он вновь выдыхает, поднимая небольшую волну своими движениями в её сторону.
[indent]— Я думал о тебе, — после недолгих секунд молчания, говорит Оливер, оставляя ей сантиметры личного пространства, — Такой: незащищенной и открытой, как сама истина, — голос Террина становится не становится громче, но будто бы юношеские страхи уступают крупицам мужественности, которые он так усердно пытается найти в себе, находясь с ней рядом, — О том, как смогу прикоснуться к тебе без барьеров из плотных слоёв хлопка и шерсти, — его рука поднимается сквозь толщу воды, касаясь её плеча, руки, колена, — О том, как смогу целовать тебя без страха быть прерванным, — нащупав её ладошку своей, мужчина тянет ту в сторону, касаясь её пальцев, запястья губами, следуя выше, а оказываясь возле её лица и шеи, совсем негромко говорит ей на ухо: — О том, как всё во мне требует вызвать в тебе такое же учащенное сердцебиение и невозможность слаженно дышать, прямо как ты каждый раз, когда заговариваешь со мной или смотришь в мою сторону.
[indent]Нервозность проигрывает всему остальному: Оливер, вновь едва ощутимо прикусывая её кожу, ища её взгляд своим, шкодливо улыбаясь и пытаясь увидеть то, чего так усердно добивался. Почувствовать её настроение. Прочитать её мысли. В любое остальное время готов повиноваться ей, ни о чём не думая, но сегодня, сейчас, магу хотелось показать, что он имел ввиду под своими возможностями и нежеланием разочаровать её.
[indent]Что она значила для него и насколько важна.

Подпись автора

IN MY LIFE, WILL I MAKE A DIFFERENCE
https://i.imgur.com/pwRzBea.png https://i.imgur.com/UIxlT4P.png https://i.imgur.com/MT2Ky1r.png
IN MY DEATH, WILL I BE MISSED


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » otherworld » the final sacrifice