luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » How you got here?


How you got here?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sg.uploads.ru/Stsv6.jpg
How you got here?
Sibren van der Reijden, Yuna Mackenzie
улицы Глазго (маггловская часть города); 03.11.2003; PG

http://www.pichome.ru/images/2015/08/31/3FqWcfL.png
Они познакомились больше пяти лет назад. Примерно столько же они и не виделись. Так какова же вероятность двум людям встретиться спустя столько лет по другую сторону Атлантики?

2

Сибрен слушал последние наставления своего дядюшки под серьёзные кивки отца, который выглядел как-то слишком сурово и не менее сурово кивал в так слов дядюшки. Нет, всё было конечно же серьёзно, только вот Сибрен слышал уже одну и ту же речь своего наставника уже раз... третий? а может даже четвертый? Как бы там ни было, Сибрен прекрасно знал, что вообще должен делать, как делать и каких результатов от него ждёт отец и дядя. Так что очередная утомительная лекция перед самым отбытием был вполне ожидаема, но совершенно не выносима. Юный ван дер Рейден с трудом сдержал нетерпеливый вздох и кивнул, подтверждая что он всё понял и всё сделает в лучшем виде. Да, ему впервые доверяют такого большого и важного партнера как МАМС, но ведь он уже не мальчишка и не один и не два раза был на подобных встречах вместе со своим дядей. Но пора мальчику повзрослеть, прямая цитата отца, который вместе со своим братом (дядей Сибрена, вестимо) решили возложить на Сибрена больше ответственности, а значит и его роль в компании значительно возрастёт. Ну а пока ещё одно испытание. Сибрен вновь кивает головой и вежливо улыбается этим двум суровым стариканам, которые были не такими уж ещё и стариканами, но уже подумывали о том, что бы отойти от дел и посвятить свою жизнь беззаботной старости. "Рано что-то они", но так было принято у них в бизнесе - дорогу молодым, дорогу всему новому! В чем-то они были правы, спорить здесь нечего.
Как бы там ни было, однако спустя три или четыре часа Сибрен уже не спеша прогуливался по маггловской части Глазго. Его вещи уже были в номере небольшого, но приятного магического отеля, а встреча с мисс Маккензи, главой шотландского филиала МАМС, была назначена на завтра. Ребята они были серьёзные и Сибрен прекрасно знал о взаимоотношениях двух компаний на протяжении уже более сотни лет, и так как очередной контракт подошёл к концу, то он как будущий глава Отдела Сотрудничества, должен был сотрудничать. Это его работа, а ещё он хотел спустя почти десять лет вернуться в Шотландию и провести там несколько дней отдыха, после того, как всё будет подписано и улажено. Таков был его план, который он начал уже сегодня.
Была вторая половина дня и до ужина было ещё несколько часов, а сидеть в номере для молодого путешественника было совершенно невозможно, таким образом прогулка по маггловскому Глазго стал очень даже хорошей идеей. Погода была ничем ни хуже и не лучше чем в Роттердаме, а привыкший к промозглой и холодной осени, ван дер Рейден не спеша шёл и рассматривал здания и проходящих мимо него людей. Он был любопытен, так что насмотревшись на здания вдоволь (хотя он и признавал, что Глазго в разы привлекательней чем Роттердам), он всё чаще рассматривал идущих мимо людей. Так он и думал провести оставшееся время до ужина, если бы не произошло кое-что, что совершенно полностью выпадало из всевозможных сценариев этого вечера. Сначала молодой человек не поверил своим глазам и чуть нахмурившись внимательно рассматривал девушку, кутавшуюся в огромный клетчатый шарф. Девушка стояла возле какой-то витрины и то ли ждала кого-то, то ли просто о чем-то задумалась... ну или что-то может совсем другое, это было не столь важно как тот факт, то эту девушку он знал. Прекрасно знал и встретить её здесь уж никак не ожидал.
Это была Ривер. Ну или Юна. А если уж совсем по честному, это была Ю, та самая, на которой он подумывал жениться, будучи ещё совсем наивным мальчишкой. Девчушка-маггла, которая стала его первой любовью и, если судить по последующим нескольким лет после их весьма некрасивого расставания, единственной. Больше ни к кому Сибрен не испытывал ничего подобного и дело всё таки было не только в большом количестве травки, которой он увлекался в период своей хиппи-молодости. Но это была точно Юна и если бы не неожиданно нахлынувшие воспоминания, то Сибрен скорее всего прошёл бы мило и постарался сделать так, что бы она его не заметила. А быть может виноват её быстрый взгляд в его стороны, по которому было даже не ясно - узнала ли девушка его или нет, может даже не заметила, в конце концов кто-кто, а Сибрен ван дер Рейден очень и очень изменился. Кардинально.
- Юна! - ему пришлось по сражаться со своей неуверенностью и незнанием, правильно ли он поступает, а так же некоторым смущением от того, что он так некрасиво с ней обошёлся, но в тот момент вариант исчезнуть без прощаний и объяснений казался ему самым лучшим. В конце концов что бы он ей сказал? Что он волшебник, который и шагу сделать ничего не может без своей семьи? В конце концов она возможно даже и не поверила ему тогда, да и он не "настаивал", предпочитая быть скорее чудаком, чем по-настоящему рассказать о том, кто он есть. Магия в конце концов не такая уж и чудная вещь, но как объяснить об этом маггле? Да и сейчас, что он ей скажет? Так что когда девушка всё таки обратила на него внимание, Сибрен уже точно был уверен, что это вообще ужасное решение - напомнить девушке о своём существовании. С другой стороны деваться уже всё равно было некуда. Молодой человек улыбнулся крайне неуклюже и так же неуклюже подошёл к девушке, которая была его первой любовью.  - Эм, привет. - Чуть помедлив, он так же неуклюже продолжил, - Так странно... встретить тебя здесь. - Странно было не то слово, и даже не потому, что они встретились именно здесь, а потому, что в принципе встретились.

3

После похорон отца она только и делала, что училась, училась и училась, будто вновь вернулась за школьную парту Ильвермони. Юнона, как зачарованная, изучала все подряд, зазубривала формулы зелий, расположение небесных тел, прикладную математику и шотландский, избавляясь от режущего уши американского акцента. Она каждый день брала в руки гитару, без особого удовольствия перебирала струны, настраивала ее и очень редко играла. Она больше не пела и практически не смеялась, лишь учтиво улыбалась родственникам, которые пытались ее подбадривать. Мерлин, как же много у них оказывается родственников.
Но волшебница все равно чувствовала себя одинокой. У Мэри был Алистер, у Тары - Тиберий, а Юна? А Юна была просто сильной, она и не подозревала, что может быть такой. И с гордостью за себя такую, закрывалась в комнате с томиком какого-то малоизвестного шотландского поэта не-мага. Она всегда любила книги по точным наукам, нежели художественную литературу, но сейчас могла процитировать строчки из поэм и стихотворений нескольких шотландских классиков. Но не делала этого.

Вот и сегодня она решила прогуляться в город, чтобы попрактиковать язык. Шотландцы не любили английский и отказывались понимать сам американский акцент, где каждая третья буква нещадно проглатывалась. Но они с нисхождением относились к иностранцам, которые пытались говорить на их языке. Именно такой казалась им младшая Маккензи, что с неизменно ангельской улыбкой покупала в соседней деревушке у старика МакДугала свежий хлеб, который всегда давал ей в довесок пару черничных булочек, пытаясь откормить "такую худышечку". После она шла на рыбный рынок, а по дороге домой покупала свежий букет цветов, который, как ей казалось, должен был оживить столик в гостиной. Ей нравилось самостоятельно ходить за покупками - лишь бы как-то себя занимать и не находится постоянно в стенах холодного замка.

Но сегодня Юна отправилась в Глазго. Мэри была с Тарой на заводе, но обещали сестре пообедать с ней в городе, и сдержали обещание. Хотя Ю понимала, что после смерти отца у них работы теперь немерено. "Ох, как бы не перестреляли друг друга", — иногда думала. Но они не хотели оставлять сестру наедине, привычно беспокоясь о ней, как о самой младшей, а Юноне, в свою очередь, было приятно прогуливаться одной по улочкам шотландских городов, отвлекаясь и пытаясь прийти в себя.

После обеда сестры вернулись к своим делам, а Маккензи продолжила узнавать не-магический Глазго. Этот город красив и самобытен, он будто утопает или же является островком цивилизации среди густой зелени, холодных рек и скалистых гор. Центральные улицы переливаются в огнях и от того он кажется теплым, хотя чем ближе к вечеру, тем сильнее Ю готова кутаться в огромный шарф - тартан клана Маккензи, подаренный тетушкой Айви. И как бы велико сейчас не было желание спрятаться в кафе, коих множество на главной туристической улице Глазго, Юнона терпит холод и сворачивает на другую улицу, не желая толпиться с туристами. Она приучает себя к прохладе этой страны, готовится к тому, что эту осень ей придется провести здесь, если мама не захочет вернуться домой пораньше.
Во всем этом больше всего жаль именно Аделайн, которая преждевременно стала вдовой. Дочери в конечном счете устроят свою жизнь и разбредутся по семьям своих супругов, а она...она так любила своего мужа.
Юнона останавливается у витрины с, как гласит вывеска, магическими амулетами. Ее всегда забавлял тот факт, что не-маги любят мастерить якобы волшебные артефакты, а другие не-маги охотно их покупают, веря в силу оных.
Но иногда и она приобретала такие безделушки лишь потому, что находила их наивно-милыми.
"Какой красивый браслетик. Удастся мне его купить без слушания предыстории сильных магических свойств?" — и пока девушка решала, есть ли у нее настроение для изображения заинтересованной девочки не-маггла, ее окликнули.

Юна обернулась. Напротив нее стоял высокий мужчина. Он был хорошо сложен, хорошо одет и смотрел на нее как-то так...девушка не могла понять. А еще никак не могла его узнать. Кто он, откуда знал ее имя? В Шотландии она знакома лишь с родственниками и друзьями отца, но на похоронах Юнона этого мужчину не видела. Хотя лицо было очень знакомо.
— Здравствуйте, — учтиво произнесла девушка, продолжая рассматривать незнакомца, хоть ей бы сказали, что это неприлично. Кажется, не такого приветствия он ожидал услышать. Но ведь здесь любят учтивые формы слов, Ю многого стоило избавиться от фамильярного американского приветствия, чтобы не слыть хамкой.
Потом мужчина добавил, что никак не ожидал ее здесь увидеть и она уж было решила, что речь идет о не-магическом Глазго, а не континенте в целом.
Юнона даже открыла рот, чтобы ответить, что ей наскучило дома и она решила прогуляться среди простецов, но в ту же секунду она пошатнулась назад, глаза округлились, а рот от удивления открылся до упора.
[float=right]http://s8.uploads.ru/JNnT9.gif
[/float]— Си?! — выкрикнула Маккензи и несколько прохожих оглянулось в поисках того самого моря, о котором кричала девушка.
— Это ты?! Какого...как ты здесь оказался? — уже тише произнесла. Она всматривалась в его глаза - то единственное, что осталось от прежнего, знакомого ей хиппи, в которого была влюблена когда-то. Но прошло ли это? Сложно сказать, когда сердце то пропускало удары, то начинало бешено колотиться.
"Только не красней, только не красней!", — она вжалась в свой шарф и засунула руки в карманы пальто, крепко прижав их к телу, дабы было не видно, что ее всю трясет. Она не думала, что когда-нибудь сможет вновь его увидеть - столько времени и сил ушло у нее на то, чтобы забыть Его, чтобы спокойно жить дальше и не реветь каждую ночь в подушку от обиды и жалости к самой себе.
— Я думала, ты умер! — честно призналась Юнона, вспомнив обещание отца.
— Так что ты здесь делаешь? Что с тобой случилось тогда? Да и сейчас тоже. Тебя совершенно не узнать! — она старалась говорить спокойно, будто все хорошо, будто она не хочет его сейчас поколотить за то, что бросил тогда и будто не хочет разрыдаться с криками "Я же тебя любила, а ты такой мерзавец!"

4

Молодой статный человек, можно сказать без пяти минут большой начальник в большой фирме, а он стоял и волновался как школьник. Именно так, даже в школе он не так переживал, когда пытался заговорить с девушкой, в которую был влюблён. а вот сейчас едва решившись на то, что бы окликнуть девушку, его совершенно сбила с толка её реакция. Нет, он прекрасно понимал, что поступил тогда очень и очень некрасиво и что Юна вполне в праве злиться на него и даже ненавидеть, он это заслужил. Только вот девушка, которую он так неожиданно для себя узнал и увидел в Шотландии, его не узнала. Это конечно было, хм, так себе попыткой завязать разговор. Так что последующие его слова по понятным причинам были более чем неуклюжими.
Для Сибрена был странен тот факт, что она его не узнала, и он как-то даже не задумывался о том, что изменился за эти пять лет до неузнаваемости, и дело даже не в отсутствии хиппи-прикида или длинных волос, нет, он изменился как внешне, так и внутренне. Он и сам бы себя не узнал, если бы не прожил сам с собой эти пять лет. Как-то странно, но вполне логично. Но в первые мгновения ван дер Рейден об этом даже не думал и реакция девушки поставила его в тупик - что делать дальше? Она действительно его не помнит или делает вид, что не помнит? А если делает - то ему лучше так же сделать вид, что он обознался? Или... Вопросов было уйма и выглядел нидерландец более чем неуклюже в данный момент.
Но на самом деле он так же и не ожидал, что девушка бросится ему в объятья. Это понятно, но вот этот её неузнающий взгляд, было, пожалуй, обидно.
А потом в какой-то момент она его вспомнила. Или узнала. Или один Мерлин знает что! От чего на лице Сибрена на секунду загорелась улыбка, которую он постарался тут же спрятать. Улыбка от того, что девушка его хотя бы не ненавидит. И не делает вид, будто бы с ним не знакома. От сердца тут же отлегло, а преувеличенное стеснение прошло, а сам Сибрен вернулся в то лето, когда он был просто Си.
Рейден пожимает плечами, так как даже не знает, как ответить на вопрос Юны. Ну вот как объяснить маггле, что он здесь делает? На деле то он в принципи не должен был ей ничего рассказывать о себе и своём мире, но тогда всё это казалось каким-то Раем на земле, где нет ни правил, ни ограничений и есть лишь любовь. Его потом конечно же вернули с небес на землю и теперь Сибрен был куда более осторожным в данном вопросе, а от того и не знал, что же ответить девушки и лишь приподнял брови, в немой гримасе незнания что сказать. И да, это был всё таки он - без длинных волос и бороды, без смешных очков, но определенно он.
Сибрен так ничего и не успевает ответить, как Юна огорошила его предположением о том, что он вроде как умер. Точнее не умер и она была этому рада. Но это было просто "что?!", - умер? - Ничего не понимает молодой человек, с чего он должен был умереть? Или для неё так было легче переживать его исчезновение? Но смерть, серьёзно? Ничего не понимающий Сибрен неуверенно смеётся, - Пока жив.
Так как Сибрен всё ещё считал Юнону магглой, то естественно он не мог рассказать девушки что же он здесь делает, хотя в то же время он хотел рассказать ей обо всём на свете, просто потому, что по всей видимости всё ещё был то ли влюблён, то ли очарован их прошлым. В любом случае он был невероятно рад, что встретил её вновь и в то же время боялся, что всё это вообще произойти не должно было. Всё таки они из разных миров и по мнению Сибрена (воспитанного родителями) у них двоих не было будущего.
- Хм, - начинает нидерландец, пытаясь найти убедительную (уважительную то он точно не сможет найти) причину своему исчезновению. - Мне пришлось вернуться домой. Семейные дела. Это было важно, - хотя это никак не оправдывало тот факт, что он просто исчез, и даже ни одного слова на прощание не оставил. - Прости, это было очень некрасиво с моей стороны, но я думал, что так будет лучше, - говорил он одно, а вот голос выдавал тот факт, что сейчас он в это ни сколько не верит и даже скрывает кое-что. А он и скрывал тот факт, что его семья была крайне недовольна и категорически против того, чем и с кем занимался Сибрен в США. Но говорить сейчас об этом Юноне было бы крайне некрасиво и, наверно, даже в какой-то мере стыдно. - Я здесь по работе. На несколько дней. - Без лишних подробностей, зато честно. Он здесь по работе, но про свою работу он не будет распространяться. И да, он буквально на несколько дней, после чего вернётся домой. А встречи этой вроде как и быть не должно было.
- А ты?... - Задаёт в свою очередь вопрос Сибрен, всё таки это может и не совсем странно встретить американку в Великобритании, скажем встреть он её где-то в Африке, было бы куда странней, и тем не менее ситуация весьма неожиданная.
Пока они стояли и неуклюже разговаривали, точнее неуклюже разговаривал Сибрен, а девушка стояла и по всей видимости пыталась раствориться в своей преувеличенно тёплой (по мнению нидерландца) одежде. Сообразив это, Рейден спохватился, - Если ты замерзла, можно зайти куда-нибудь! -"Куда-нибудь" имелось в виду какое-нибудь маггловское кафе, конечно же. И вообще, ван дер Рейден подумывал о том, что бы сделать вид, что то, о чем он говорил и рассказывал Юне летом девяносто восьмого на самом деле лишь выдумки и никакой он не волшебник. Да и разве существуют вообще волшебники?! Вздор! Это он ещё не заметил, возле какого магазинчика стояла Юна, когда он её увидел.

5

"Пока жив", — сказал волшебник и рассмеялся, а Юнона как-то странно рассмеялась в ответ. Кажется, нервы начинали сдавать. И не мудрено: столько потрясений за такое короткое время - ее тонкая и ранимая психика просто не готова к подобным поворотам судьбы!
  Зачем она его встретила? Что за магия свела их вместе в тысяче миль от места первой встречи? Почему Юна просто не сделала вид, что не узнала Си? Так ведь было бы легче, правда? Всего-то надо было ей зайти в лавку этой шарлатанки, тогда бы и мужчина прошел мимо. Причинно-следственная связь незначительных действий просто пугает.
[float=right]http://s6.uploads.ru/j0TAW.gif[/float]  — Ах вот как, — произнесла Маккензи, опустив глаза, но тут же снова их подняв, — Надеюсь, все хорошо? — без какого-либо подтекста спросила та, что недавно потеряла отца. Ведь много чего можно скрыть за безликой фразой "семейные дела".
  — Жаль, что мне не дошло ни одного письма от тебя - тогда бы я раньше перестала переживать за тебя и за то, что ты меня бросил. Ты же не мог не написать мне. Видимо, затерялось? Письмо это. На пути в Штаты из какой-то страны в Европе, — когда Юнону понесло, она еле остановилась, задержав на языке фразу: "сова заплутала на пути ко мне". Этим бы она себя выдала, и с этого момента появляется вопрос: а стоит ли дальше продолжать ломать комедию и скрывать правду? Может, пришло время рассказать, что она тоже самая обычная волшебница? Не сумев дать себе честный ответ, Маккензи решила действовать по ситуации.
  Наверное.
  — А я здесь не по делам, а так, — Ю пыталась придумать хоть что-то, но у нее не получалось это сделать на ходу. И она сказала правду, хоть и частично: — Я гощу у родственников. Сегодня решила прогуляться по Глазго и тут встретила тебя, — волшебница неловко улыбнулась.
  На миг повисла пауза, во время которой Юнона все ещё рассуждала о том, стоит ли что-то говорить или лучше оставить все, как есть. Он уезжает уже через пару дней, а она может просто не появляться это время в Глазго - делов-то.
И, казалось бы, вот оно - простейшее решение, но как же ей хочется его видеть! Она и поверить не могла, что так скучала за ним. И да, не смотря на то, что волшебник пролил немало ее слез, Маккензи все же почувствовала глоток свежего воздуха. Будто что-то родное вновь вернулось в ее жизнь и привнесло успокоение. Ей хотелось, чтобы Си обнял ее, чтобы пожалел и сказал, что теперь все будет хорошо и она никогда больше не будет плакать.
  Вот только сама она этого не сделает, не протянет руки и не кинется в объятия, нет. Иначе покажется жалким щеночком, которого отшвыривают, а он скулит и прибегает назад, в надежде, что его все же полюбят. Именно так она себя чувствовала пять лет назад - жалким брошенным щеночком.
  Но, что было, то прошло. Пора забыть обиды и начать вести себя, будто ничего и не было - жизнь продолжается. Ведь Си вполне может иметь невесту, а у Юны, вроде как, есть молодой человек, который ждет ее дома, и не знает, куда она пропала. Ничего никому эта история не напоминает?..
  — Да, давай где-то спрячемся - холод дикий! — ответила девушка, перекатываясь с носка на пятку и обратно, — Плохая идея навещать родных в осенью, — кажется, ложь уже вошла в ее привычку.
  Юнона прятала взгляд и увидела отражение в витрине. Их обоих. "Мы могли стать хорошей парой", — неосознанно пронеслось в ее голове, и она испугалась: "Мерлин, он же не научился окклюменции?" — почему-то этот вопрос ее интересовал каждый раз, как Юна лгала волшебнику. Впрочем, любому. Но раз тот все еще ничего не заподозрил, значит, ее мысли в сохранности.
  Она заметила, как взгляд Си упал на вывеску магазинчика.
  — Я вот собиралась зайти в эту лавку с, — ее губы дрогнули, сдерживая улыбку, — волшебными амулетами. Говорят, эта местная мастерица настоящая ведьма и ее амулеты помогают каждому, кто в них верит, — Юна сделала паузу, наблюдая за взглядом мужчины, — Но не я, — отрезала Юна, говоря чистую правду. Ведь настоящие артефакты продаются точно не среди не-магов или простецов, как их тут называют.
  — А ты в них веришь? — спросила Юнона, кивая головой на витрину и не замечая, как с другой стороны стекла на нее смотрит продавец лавки, та самая "ведьма". В тот миг ей было интересно, как отреагирует на этот вопрос волшебник и что же он ответит магглу. С другой же стороны, какая разница?.. И девушка продолжила:
  — Так куда пойдем? — она оглянулась по сторонам, неохотно высовывая нос из шарфа, — О, там есть кафе, с виду очень даже милое, — сказала она, указывая рукой за спину волшебника и смело зашагала в сторону изумрудного здания с немного обшарпанной вывеской. В Старом свете подобная небрежность считалась неким шармом старины, которую любили в Европе. Так для себя решила Юнона.
  Девушка первой зашла в кафе, не разрешив ни открыть перед собой двери, ни снять с себя пальто. Все же, она была рассержена на Си, и его ответы ситуации не спасли, лишь подлили масла в огонь. Здравый смысл взывал к ней, крича где-то из глубин сознания о том, что ты, девочка, сама виновата; и, раз не хочет рассказывать, значит, не может. Но кто вообще слушает этот пресловутый здравый смысл? Только не Юна, нет. Не сегодня.
  Им предложили свободный столик в глубине помещения. Вместо стульев здесь были мягкие мини-диванчики по обе стороны стола, а освещение столь ламповое, что Юна была уже не рада своему выбору. Слишком романтично, слишком! Здесь стоит не выяснять разорванные много лет назад отношения, а создавать новые.
  Но здесь так тепло, что ей уже стало все равно. Зажав замерзшие руки между ног, девушка пододвинулась ближе столу и заговорила:
  — Кстати, я до сих пор не знаю твоего имени, лишь прозвище, которым ты, я так смотрю, уже не пользуешься. Мне не нужно знать полное имя, скажи лишь, как тебя называть, а то Си уж как-то и вовсе не солидно, — как ей казалось, остроумные выпады в сторону мужчины помогали ей сохранять спокойствие. Так она думала, что все держит в своих руках, что во всем виновата уж точно не она и ответственность лежит на одном Си.
  Думала ли младшая Маккензи, что ее ложь пятилетней давности и стала причиной всему? Да ни в жизнь.
  — Tapadh leibh*, — сказала Юна, когда официант принес им меню. Она решила, что не будет ждать его следующего прихода и сразу заказала себе любимый эггног, который пила исключительно в Шотландии, хотя он был популярен так же в Америке.
  Кушать она не хотела, да и не смогла бы: от волнения живот скрутило так, что даже немного мутило - она теперь пару дней есть не сможет.

tapadh leibh - спасибо (гельтский).

6

Сибрен ничего не отвечает, то что было пять лет назад так там и осталось, а причина хоть и была названа верно - "семейные дела", всё было всё же как-то иначе и начинать с оправданий не стоило, не то время и место и вообще, всё вроде как в прошлом. "Вроде как".
В словах девушки сквозил упрёки было не мудрено, так что Сибрен выглядел более чем виноватым, но что ответить он не знал. Нет, письма он её не отсылал, хотя в первые пару месяцев то и дело порывался сесть и написать длинное послание с бескончеными извинениями. Но что дальше? Ведь он, точнее за него, решил, что у него всё равно не будет будущего с Юной, ведь она маггла, да ещё и американка и живёт в тысячах километрах. Что уж было главным препятствием, сейчас уже и не разберёшь, учитывая что столько лет прошло и всё в его жизни изменилось. Так что сейчас он и сам бы не ответил даже самому себе - почему он тогда не попрощался, почему он потом никак не извинился перед девушкой, в которую был влюблён и после их расставания страдал какое-то время, в конце-концов он всегда мог найти хоть какой-то способ, что бы наладить связь с Юной. Но нет, Сибрен этого и не сделал и сейчас лишь виновато молчал, не зная что ему сказать и стоит ли вообще что-то говорить.
И он молчал, а Юна продолжала говорить. Оказывается она гостит тут у родственников, собственно почему нет. У каждого здесь были свои дела и встреча эта казалась какой-то совершенно невероятной и странной, но просто сказать "До свидания" и разойтись, это было как-то не правильно, что ли.
Но было ли правильно приглашать её зайти куда-нибудь? Это скорее всего он узнает лишь по окончанию их встречи, а пока расставаться было физически невозможно и он решился продлить их мимолётную встречу чуточку больше. Ничего бы это не изменило - ведь если подумать, спустя пять лет они почти чужие люди с общим прошлым, которое длилось то всё полтора месяца. Казалось бы ничего серьёзного.
Молодой человек улыбается одними губами, пока она не согласилась, он как-то даже не верил, что она ответит что-то вроде "Мне пора" или "Ой, у меня планы". Однако Юна соглашается и теперь уже Сибрен не знает, а куда собственно им идти? В Глазго он от силы два часа и видит эту улицу и вовсе впервые. Так что первое, на что он обратил внимание, когда пытался найти и предложить какое-то место, это та самая лавочка, возле которой он встретил Юну.
Это был какой-то маггловский магазинчик с "магическими" амулетами. Магическим здесь было лишь название, конечно же, однако сам факт, что он встретил девушку именно здесь (и их весьма неоднозначное прошлое с учетом того, что он нарушал магические законы), позволил Сибрену почувствовать себя как будто бы его облили огромным ведром холоднейшей воды. Магу стало крайне не по себе и предложение зайти куда-нибудь казалось сейчас не самой лучшей его идеей, но деваться то уже не куда - а пропасть ещё раз... это было бы уж слишком цинично и ужасно по отношению к девушке. Но магия, почему именно этот магазинчик?!
Выражение лица Сибрена становилось всё более и более кислым, когда Юна решила рассказать, что она делала возле этой лавки. И да, Сибрен чувствовал сейчас себя очень виноватым, но уже не перед девушкой - а перед магическим сообществом. Он не имел ни малейшего права рассказывать тогда совершенно незнакомой ему девушке про магию и тем более показывать её. Да, это можно было списать на простецкие фокусы и забыть об этом, только вот Юна по всё видимости не забыла. Так думал Сибрен, учитывая всё происходящее.
- Я? - Удивленно переспрашивает Сибрен. Было такое ощущение, что девушка всё забыла, что он ей рассказывал или же вовсе не забыла и сейчас его испытывала. Он ещё пару секунд сомневался и не знал с какой стороны подойти к лекции о том, что магии и не существует и всё это редкостная чепуха и всё такое прочее, как Юна уже перескочила к следующему вопросу, "разрешая" нидерландцу не отвечать на вопрос. Сибрен выглядел сбитым с толку и ему оставалось лишь пару раз моргнуть, но так и остаться при своей невысказанной лекции про несуществующую магию, ведьм и прочую ерунду.
- Да, хорошо, - Рейдену оставалось лишь подчиняться на удивление властной в этот раз Юноне. Девушка явно повзрослела, поумнела и набралась жизненного опыта и пусть со стороны она выглядела так же как и пять лет назад, на деле же всё обстояло несколько иначе. А вот сам ван дер Рейден будто бы вовсе наоборот - совершенно до неузнаваемого образа изменился внешне, а вот внутри осталось всё то же самое. Как мальчишкой был с мечтами о путешествиях и ничего более, так им и остался.
Юна шла первая, Сибрен отставал от неё на пару коротких шагов, так что и в само кафе зашёл после девушки. Кофейня весьма милая, только вот для сегодняшней встречи не очень подходящее. По крайней мере когда им предложили сесть за весьма небольшой столик с через чур миленькой обстановкой, Сибрен вновь выглядел несколько смущённым. Причин этому смущению он не мог найти, ведь времени прошло много, только вот вопросы между ними это время от чего то не решило. Если пять лет с небольшим назад такое милое местечко было бы идеально для сладкой влюблённой парочки, то сейчас напротив создавало лишь неудобство.
В любом случае они расположились за предложенным им столиком и пару секунд они оба молчали. Молчание вновь нарушила Юна, - Так, - её вопрос был обезоруживающим, так как они и правда называли друг друга тогда лишь "Си" и "Ю" ну или "Ривер", только если в случае с Юной её хиппи-имя было просто придуманным прозвищем, то вот у Сибрена всё было немного по другому, - По сути это моё имя - "Си", - это звучало конечно же неубедительно, так что молодой человек поспешил уточнить, - Нет, конечно не совсем, меня зовут Сибрен или Сайбрен, если говорить на английский манер, но по сути всю мою жизнь сокращение "Си" было в ходу. Если тебе удобней, можешь так же называть "Сай"... - со всеми своими объяснениями он и сам запутался, так что примолк, когда им принесли меню. В маггловских заведениях Сибрен порой бывал, но не сказать, что так уж их любил, скорее относился весьма нейтрально. Так что взяв в руки меню, он как-то мимо ушей пропустил слова девушки и что он там собственно сказала. Что сказала Юна он не понял, но и на непонятные слова не стал заострять внимание. Полистав быстро меню и поняв, что ничего не понимает, заказал кофе. Обычного кофе, да самого обычного. - Да, ты можешь называть меня Сибреном. - Свою фамилию он говорить не стал, так как не посчитал это чем-то важным да и если честно, он не помнил, рассказывал ли девушке из какой страны он прибыл. В прочем и это не казалось такой уж важной темой.
Он помолчал ещё какое-то время, рассматривая девушку в тусклом свете лампы, висевшей над ними (но при этом нисколечко не освещающей всё вокруг), после чего задал вопрос, и довольно серьёзным тоном, - Как у тебя дела? Чем занимаешься по жизни? - У него было такое чувство, будто бы он был чем-то обязан девушке. Глупость конечно, ведь он ей ничего не обещал. В смысле ничего серьёзного и по-серьёзному.

7

Юна молчаливо рассматривает его лицо, пока волшебник рассказывает обо всех вариациях своего имени. Девушке все еще с трудом верилось, что напротив нее сидит Он - настоящий, из плоти и крови, да еще и разговаривает, очень мило смущаясь.
Юнона изучает его глаза. Все такие же яркие с живым блеском, они совершенно не изменились, хотя девушка всегда считала, что с годами свет тускнеет. Не в буквальном смысле, конечно, - это чувствуется. Но эти глаза все такие же, и цепкий, притягивающий взгляд, как в их первую встречу пять лет назад на деревенском празднестве. Подумать только - прошло уже целых пять лет! И, если ещё этим утром ей показалось бы это вечностью, то сейчас кажется, будто это было лишь вчера, или максимум на прошлой неделе. Будто время вернулось вспять.
Вот он задумчиво запускает пальцы в волосы, рассуждая о том, как его имя звучит на других языках. Юнона подумала, что раньше волшебник так не делал, потому что длина волос мешала вот так легко зачесать волосы назад.
Она вдруг вспомнила, что ей всегда нравилось, как он улыбается достаточно широко, что видно заостренные резцы. Хотелось бы и сейчас увидеть такую улыбку, вот только допрос с пристрастием от давней бывшей не сильно способствует. И тут Маккензи почувствовала себя какой-то мигерой - пора это менять, да не получается, видимо.
"Сибрен, Сибрен", — крутила девушка в голове его имя, думая над тем, какой крови мог быть этот волшебник, — "Сибрен".
Почему-то именно сейчас, узнав его настоящее или же, правильней будет сказать, полное имя, Юнона задумалась над тем, кем он является на самом деле. Она и раньше считала, после его исчезновения, что лето девяносто восьмого было ничем иным, как обычной игрой в любовь с наивной школьницей. А сейчас эти ее догадки и вовсе стали реальностью. Или же нет? Быть может, все куда сложнее и правду ей мешает увидеть обиженное Эго?..
— Приятно познакомиться, Сибрен, — сказала Юнона, вновь сочтя себя очень остроумной, и протянула руку для рукопожатия. Ее поведение можно было назвать разве что глупым, недостойным поведению молодой современной женщины. Маккензи думала иначе и упорно гнула свою линию.
Вот только щеки ее вдруг щедро порозовели, что можно было списать на резкий перепад температуры, но нет, не в этом дело, хотя ей очень хотелось, чтобы дело было именно в теплоте помещения. Юна не подозревала, что простое рукопожатие подействует на нее так, будто Сибрен зажал ее в углу и... "Он ведь точно не читает мысли?" — вновь испугалась волшебница, настороженно глядя в глаза мужчине. Ей было невыносимо стыдно думать об этом сейчас.
"Так, успокойся уже и возьми себя в руки".
Ее полное имя Си не спрашивал, что, с одной стороны, расстраивало девушку, но с другой стороны, откуда ему знать, что Юна - это лишь сокращение. И, в общем, очень повезло, что они не называли друг другу полных имен. Да, Маккензи среди не-магов так же достаточно, но чем черт не шутит. А новую фамилию себе волшебница бы не придумывала - уж слишком это было бы низко. "Если, как говорят не-маги, Ад на самом деле существует, то мне уготован отдельный котел".
И вот речь зашла о делах и работе.
— О, у меня все замечательно,  — девушка улыбнулась, а под столом пальцы нервно царапали друг друга. Не станет же она вдаваться в свои проблемы и рассказывать о том почему, собственно, она сейчас гостит в Шотландии. Не время и не место для таких разговоров.
— А я занимаюсь, — промямлила Юна, понимая, что близка к провалу.
"Чем я занимаюсь, чем же я занимаюсь?", — девушка пыталась вспомнить не-магический вариант алхимии, потому что придумывать себе новую профессию на ходу, а после и рассказывать о ней, если вдруг спросят, было бы самоубийстом.
— Химией, — радостно произнесла Маккензи, глядя на волшебника широко распахнутыми глазами. Всего-то надо было забрать приставку "ал", чтобы превратить магическую науку в не-магическую. Она вспомнила, как профессор рассказывал ей о различиях двух наук, о том, как даже обычная химия, используемая не-магами, когда-то расценивалась как волшебство.
— Я химик. Да, возможно, со стороны покажется, что я и наука - вещи несовместимые, но мне нравится химия и уже есть неплохие результаты, профессор мною доволен, - на одном дыхании пролепетала девушка и резко сменила тему:
— А ты? Чем живешь все эти годы? Успел осчастливить какую-то прекрасную девушку? Ну, то есть жениться, — на последнем слове голос дрогнул и в горле пересохло.
"Когда уже нам принесут напитки?" — занимала свои мысли Юна, дожидаясь ответа от волшебника. И зачем она подняла эту тему? Да, ей было интересно, но на что она рассчитывает? Вернуть отношения? А стоит ли возвращать то, что было, по сути, построено на лжи. Мерлин всемогущий, кто бы мог подумать, что они встретятся больше одного раза! С каждым днем становилось все сложнее решиться на правду, а теперь и подавно.
Нет.
Она ничего не расскажет. Это и так их последний вечер вместе. Кто, как не провидица, может быть в этом уверенна.

8

Девушка сидела и изучала его взглядом, от чего Сибрен чувствовал себя как какая-то неведомая зверушка под прицелом опытного и пытливого взгляда ученого. Он взлохматил свои волосы, не зная, что ещё сказать на её вопрос, так как ответ и так получился какой-то странный и затянутый. А после того, как "представился" и Юна протянула ему руку для рукопожатия, широко улыбнулся и пожал ладошку девушки. Казалось бы, от этого можно ещё сильнее смутиться, но на деле вышло как-то иначе - молодой человек, почувствовав руку своей первой настоящей любви, будто бы успокоился, поняв, что она вот сидит перед ним настоящая и во плоти и всё если и не будет как прежде, но зато теперь у него есть возможность извиниться за то своё поведение, ведь это и правда беспокоило его все пять лет. А сейчас у него есть возможность исправить прошлую ошибку и смотреть в будущее, уже не оборачиваясь на прошлое. Это и правда могла быть не просто случайность, кто знает, быть может всё это имеет какой-то тайный подтекст, который он сам не видит.
Рукопожатие будто-то всё перевернуло между ними за одну секунду. Сибрен, не будучи особенно внимательным, всё же заметил перемену в лице девушки - теперь уже Юна казалась смущенной, а не он. Молодой мужчина улыбался мягко и дружелюбно, будто бы неожиданно поняв, что у него и правда есть возможность извиниться перед Юной и быть может она смягчит своё сердце и не перестанет быть такой колючкой - а именно это он видел в молодой девушке, которая местами переигрывала свою роль обиженной и брошенной. Хотя может и не переигрывала, от куда Сибрену знать, что чувствуют столь нежные создания, когда их бросают в неизвестности. Ну или просто, бросают.
Как бы там ни было, а Рейден всё же надеялся на то, что сможет каким-то образом заслужить прощение Юны, а за одним и своё собственное. Так что его улыбка теперь мягкая и ровная, он больше особенно не волнуется и не смущается, возможно дело сделала и обстановка, в которую они попали - в уютном полумраке резкие углы будто бы пропадают (нет, они не исчезают полностью, но и не выпячиваются, привлекая к себе внимание). Сложно объяснить, это скорее на уровне чувств и каких-то внутренних переживаний.
Юна говорит, что у неё всё замечательно, хотя всё это выглядит несколько не правдоподобно. С другой стороны кто ей Сибрен, что бы рассказывать всё, как есть? И Сибрен ничем не показывает, что замечает некоторую фальш - ну или просто воспитанность перед ним сидящей. Ведь и он сам не скажет всю правду, хотя порой так хочется найти того, кому сможешь поведать обо всех своих проблемах и переживаниях, не для того, что бы этот человек тут же начал пытаться утешить и подбодрить, а просто ряди того, что бы тебя выслушали и не стали пытаться переубедить, насильно успокоить и всякое такое прочее. Пять лет назад, тем летом, Юна была для него таким вот человеком, кому можно было рассказать, пусть и далеко не всё.
- Хорошо, - "что замечательно", с улыбкой отвечает Сибрен, слушая девушку дальше, а та в свою очередь выглядит так, будто бы потерялась в своих же словах. И Сибрен терпеливо ждёт всё с той же доброжелательной улыбкой, не списывая короткую задумчивую заминку девушки на на что. - Химией, - весьма прохладно повторяет за Юной молодой человек, не сразу понимая, что это за химия такая и что он должен изобразить на своём лице как маггл. Так что лишь кивает, показывая что он заинтересован, хоть и не впечатлён (хотя если бы Сибрен знал, что это такое и что химия вряд ли вяжется с обликом легкомысленной и ещё совсем молоденькой блондинки, то его реакция была бы совершенно иной. Маггловской. Но нет, он лишь продолжал внимательно слушать.
Дальнейшие слова Юны всё же подтверждают тот факт, что реакция мужчины была не такой уж и "маггловской", и поняв это, Сибрен изображает на лице наигранное удивление и пару раз кивает головой, будто бы и правда впечатлён достижениями Юны. На деле же он вообще с трудом понимает, что за химия такая и чем, собственно, занимается девушка. Нет, можно было провести какие-то параллели между алхимией и химией, но Сибрен этого не сделал. Не успел, точнее будет сказать, так как Юна вновь резко переводит тему (это у неё новая привычка или раньше он просто этого не замечал?) и спрашивает уже о его жизни.
- Что? - Сибрен смеется и поднимает брови с вопросительным выражением лица, на столько неожиданный вопрос, что даже найти что ответить не так то и просто. Ведь не говорить, что у него где-то там есть вроде как невеста, которая вроде как хоть и невеста, на деле и нет. "Вроде-как" да "тип-того", ну разве это адекватный ответ обычного маггла, которым он страстно хотел прикинуться сегодня, во время общения с Юной, которая в его собственном мире была самой обычной маггловской девушкой. - Нет! Нет, этого не произошло. В смысле... нет, - он выглядел сбитым с толку и при этом улыбался точно так же как и чувствовал себя - глупо. И вообще, хоть ему и было уже целых двадцать семь лет, на деле же он не чувствовал себя готовым к столь серьёзному делу, как женитьба. Ну да, пять лет назад он подумывал об этом, когда был вместе с Юной, но по всей видимости там были лишь гормоны, аура свободы и романтика летних ночей. Сейчас же он с трудом представлял, каково это взвалить на себя такую огромную ношу и стать чьим-то мужем. Нет, это явно была не его мечта, точно так же как и связывать себя узами "серьёзных отношений". А быть может он просто не нашёл ту самую, как знать. В любом случае, что тут ответишь на такой весьма неожиданный вопрос девушки? Только и остается глупо улыбаться и пожимать плечами.
- Я работаю, помогаю дяде с семейным бизнесом. - Вместо женитьбы и гипотетической "счастливицы", Сибрен переводит разговор к более безопасной теме. В конце концов работа это довольно интересно, и в то же время безопасно, если конечно же не начинать вдаваться в подробности о том, что эта самая фирма строит волшебные корабли. - Часто езжу по миру, вот сейчас, например, впервые в Шотландии. Весьма удобно и работать и путешествовать одновременно. - Он мог рассказать что-то ещё, но им наконец-таки принесли заказ - кофе и эггног (и вообще, это же алкогольный напиток! Сибрен об этом не знал, так даже с некоторым интересом глянул на неизвестный ему напиток, до этого познакомиться с ним он вроде как не успел или успел, просто не знал, как он называется). - Так что как-то так. - Закончил ван дер Рейден свой рассказ, после того как официант, принесший им напитки, удалился. Сибрен сделал один глоток, было приятно выпить горячего кофе, после длительной прогулки.
Молодой человек молча наблюдал за Юной, не зная особо что ещё сказать. Можно было конечно же извиниться, за их расставание, но Сибрен не знал, как подойти к этой теме, хотя подойти к неё действительно стоило. Он сделал ещё один глоток, после чего несколько неуверенно проговорил, - А здесь мило. - И вновь замолчал на некоторое время, будто бы собирался с силами, - Прости, что я так неожиданно исчез. Я правда хотел написать тебе и объясниться, но было так сложно подобрать правильные слова. Да и дома... там были кое-какие проблемы, - проблема была в том, что он в принципе рассказал родне про некую маггловскую девушку из Америки, естественно семья была крайне недовольна и возмущена, какие уж тут письма с объяснениями? - Но не думай, что мне было так легко это сделать - я имею в виду уехать, это правда, не моя вина, точнее моя, но решение было не полностью моим. - Объяснять всё это было сложно тому человеку, который не живёт в рамках чистокровного рода в весьма маленькой стране, где хоть единое не повиновение старинным устоям грозило огромным скандалом. Да, может быть в той же Магической Англии или Франции сейчас на это смотрели куда проще, но не в Нидерландах, где круг чистокровных магов был на столько узок и на столько щепетилен, что даже такая вольность Сибрена была встречена огромным семейным скандалом. А ведь он и правда был влюблён в неё, как жаль, что она была магглой.

9

Интересно, наверное, наблюдать со стороны, как волшебники пытаются казаться друг другу магглами, имея при этом неточные или вовсе ложные представления о жизни людей, лишенных магии. Встрянь какой-то простец в их разговор с, казалось бы, простым уточняющим вопросом, то вся легенда пошла бы коту под хвост. Ни Сибрен, и даже Юнона, которую можно встретить в обществе не-магов, не сдали бы экзамен по Маггловедению, будь их экзаменатором настоящий маггл.
Но никто из них не был простецом, о чем знала лишь Маккензи об этом знала, тем самым подарив себе преимущество.
Когда волшебник сказал, что он не женат, Ю старалась внешне никак не отреагировать, замерев и не дыша прокручивая эту информацию в голове несколько раз. Плечи будто опустились и осанка стала мягче, а не была похожа на натянутую струну. Слова Сибрена обрадовали, наверное, потому, что это могло означать возможность вернуть утраченное. Помните щеночка, о котором говорилось выше? Того щеночка зовут Юна.
Быть может, это банальная привязанность к первой любви, к своему первому мужчине, а может и уязвленное самолюбие хочет переиначить конец этой истории. Все же не нравятся ей подобные концовки, ощущается какая-то незавершенность и недосказанность, что будет ныть, а со временем нарывать, как заноза, которую не смогли вытащить полностью.
- Хорошо, когда работа связана с путешествиями. Я бы отправилась в кругосветное, да все как-то никак, хотя времени это много не займет, - тут она спохватилась, - в смысле, займет, смотря каким транспортом пользоваться, - "Порталами, допустим", - Так что пока езжу по Северной Америке, пару раз в году бываю здесь, в Шотландии. И летом здесь куда лучше, - девушка сделала глоток эггнога, который только принес официант, и поняла, что забыла попросить безалкогольный. Но менять уже не будет, не охмелеет же из-за одного, если пить понемногу, - В какой стране тебе понравилось больше всего? Из тех, что ты побывал за эти годы, - Юнона улыбалась. У нее не получались долго злиться на волшебника с такой обаятельной улыбкой, поэтому она решила не превращать их единственных вечер в разбор полетов. А смысл?

Сибрен извинялся. В этот момент его глаза напоминали взгляд тысячи милых пушистых щеночков, которые, пользуясь своей очаровательностью, вымаливают прощение за разодранный диван и испорченную обувь. Ну вот как обижаться-то?
Юнона часто представляла момент, когда он вновь появится в ее жизни так же внезапно, как и исчез из нее когда-то. Она воображала, каким будет разговор, что мужчина будет говорить, как оправдываться. В своем воображении Маккензи дает ему смачную пощечину, и на миг даже пожалела, что не вспомнила об этом на улице - сейчас этот жест будет совершенно бессмысленным.
Поэтому она лишь слушала.
“Не было полностью его решением, значит”, - повторила Маккензи, упершись взглядом в желтоватую пену напитка и глупо перемешивая его палочкой корицы. Она понимала смысл этих слов, по крайней мере, была практически уверена в своей правоте. Быть может, родственники узнали, где он и с кем он? Для большинства чистокровных семей это действительно проблема - загрязнение крови. Родители Юны относились к этому проще или же, попросту, создавали видимость свободы выбора, в любом случае, пока не настроили бунтарку дочь против чистокровных браков. Она в принципе не задумывалась пока на эту тему, а, если кто-то и поднимал вопрос замужества, то у волшебницы тут же находились дела поинтересней. Рано ей, ой как рано об этом всем думать.
“Но нет, чистокровные же не становятся хиппи”, - могла бы подумать Юнона, если бы тут же не вспомнила себя. Видимо, существовало два исключения из правил и оба сидели друг напротив друга в кафе среди не-магов. И делали вид, что не-маги. Кажется, именно так начинаются глупые американские анекдоты?
А с другой стороны, не факт, что он был чистокровным и все сводится именно к происхождению. Много причин могло скрываться за этой фразой: чья-то болезнь, смерть или же просто блудного сына вернули домой, как когда-то в Шотландию отправили ее - на перевоспитание.
Но Юна же любила искать варианты и теории, обсуждать их самой с собой в попытке добраться до истины. Правда, такой метод лучше использовать исключительно в науке, нежели сейчас, когда она вдруг нашла проблему, а именно - в своей лжи пятилетней давности. 
Это было, как обухом по голове.
“Мерлин, но если это правда, то”, - волшебница не любила признавать своих ошибок из-за чувства стыда, которое испытывала прямо сейчас. Оно вызывало противную изжогу, скручивало живот в тугой узел и заставляло сердце с гулом биться о грудную клетку.
- Знаешь, я, - стыд заставлял мысли сплетаться в звуки, а звуки в слова, заставляя рассказать всю правду, - Тогда, в смысле тем летом я. Эй! - вскрикнула Юнона и вжалась в стену, когда им на стол упал поднос. Еще бы сантиметр и чашка с эггногом перевернулась, но все обошлось.
- Простите! - рассыпалась в извинениях официантка с серебряной табличкой на груди "стажер".
- Все в порядке, не беспокойтесь, - дружелюбно ответила Маккензи, все еще не решаясь отлипнуть от стены. Видимо, поднос попросту соскользнул с ее руки, когда та проходила мимо, вот только Маккензи увидела в этом знак, отчего ей сразу как-то полегчало. Значит, не нужно ничего говорить и лучше оставить, как есть. Все равно же то лето рано или поздно закончилось бы и осенью исчезать пришлось бы ей - в Ильвермони.
- О, только посмотри! - Юнона радостно вытянула руку вперед, указывая на импровизированную сцену в другом конце помещения. Там у микрофона стояла девушка и настраивала свою гитару.
Сегодня она научилась резко переводить темы. Правда, это она умела всегда, но этот вечер вывел на новый уровень мастерства.

10

Сибрен подтверждает слова девушки кивком - да, он бы не смог "выжить" в четырёх стенах, как делал его отец и как через несколько лет будет делать его старший брат. Возможность ездить по городам и странам, это самая большая удача, ведь кто знает, как бы сложилась жизнь, родись он первым ребенком, например. Да, он везунчик и пожалуй единственный за последние две или три смены главы Отдела Сотрудничества, Сибрен действительно наслаждался этим. Так к примеру его дядя с удовольствием бы посидел дома у камина, вместо того, что бы ехать куда-нибудь в дикую Азию с её дикими и непонятными нравами для европейцев, но не для Си, он всегда был открыт новому и впитывал это новое с огромным удовольствием. Так что он даже не знал, что ответить Юне на вопрос, о его любимой стране. Это было очень сложно, потому что все они столь разные и сравнивать было бы глупо. Таким образом он думает некоторое время над вопросом девушки, но так и не находит что ответить - пожимает плечами с добродушной улыбкой.
А вот слова девушки по поводу кругосветки немного сбили мужчину с толку - он в принципе считал кругосветное путешествием делом всё своей жизни, а если сделать поправку на магглов, которые не обладают столь чудными возможностями, как порталы, то скорее всего это дело заняло бы у Юны очень и очень много времени. С другой стороны он совершенно ничего не знал о маггловском транспорте, ну так, знал про маггловские корабли и даже разбирался в них (и то не про современные), видел ни раз огромные летающие машины в небе, название которых всё никак не мог запомнить, но предполагал, что всё это и рядом не стоит с возможностями порталов. Однако ничего не ответил, вновь повесил на своём лице заинтересованную, но совершенно не понимающую улыбку и оставил слова Юны без ответа, раз что будничным тоном высказался, - А это очень интересно, я, к сожалению, побывал не так много где в Северной Америке, - он даже в Ильверморни ни разу не был, хотя такое желание у него было уже давненько, но всё никак не было дороги туда. Но не рассказывать же о школе магии и волшебства маггле? Таким образом их разговор на этом и исчерпался, хотя о разных странах и путешествиях, по мнению Сибрена, можно было бы говорить бесконечно. Быть может в следующий раз. Или никогда.
Всё то время, что Сибрен извинялся и с трудом подбирал слова, Юна просто его слушала, она молчала и ничего не говорила. Девушка задумалась и молодой человек даже не знал, о чем она может думать и как воспринимает его слова. Ему казалось, что эти его оправдания не такие уж и "оправдательные" для Юны, которая по мнению Сибрена была магглом. Ведь он и правда очень мало знает о них, и не важно, что почти полгода пробыл в лагере магглов-хиппи, то была совсем другая жизнь.
Таким образом он говорил, а Юна смотрела в своё стакан, будто бы это он извиняется перед ней. В итоге Сибрен закончил свой монолог и замолчал, смотря на Юны и ожидая наконец-таки её реакции. Да, он правда сожалел о произошедшем и был бы не против загладить свою вину, если бы такая возможность у него появилась. Но сделать это видимо было не так уж и просто.
Пока они оба молчали, Сибрен изучал светловолосы затылок и собственно его хозяйку, которая по всей видимости в самом деле начала что-то выяснять с кружкой эггнога, так как выглядела через чур увлеченной созерцанием пенки и будто бы разговаривала сама с собой в своей же голове. Сибрену ничего не оставалось, кроме как терпеливо ждать.
Девушка подняла на него взгляд и там читалось что-то такое, что Си совершенно не ожидал увидеть - странно, но это Юна выглядела виноватой, хотя извинялся то он. Молодой человек ничего не понял и чуть нахмурился, будто бы уже ожидал подвоха, а юная мисс начала говорить. Голос её был примерно таким же извиняющимся, как и у Сибрена несколько минут назад. Будь мужчина более осведомлён о таком понятие, как "девушки", возможно ему в голову и закралась бы верная догадка, но на деле, мечтатель и путешественник, знающий и побывавший в огромном количестве культур и нашедший там друзей, в обычной жизни казался совершенно беспомощным и непонимающим эту жизнь, а тем более девушек, которые мыслили, будто бы, совершенно инопланетно.
А потом к ним прилетает поднос, как какая-то летающая тарелка. Будь они в обычном магическом баре, то Сибрен был бы точно уверен - что это всё волшебство, потому что... ну так подносы не летают! С другой стороны он же магию не применял, значит это просто такая вот неожиданная случайность, которая прервала девушку и та теперь сидела вжавшись в стену.
Когда поднос, столь неожиданно, оказался на их столе, недопитая чашечка с кофе накренилась и упала в своей же тарелке, так что вместе с подносом уехала и эта самая чашечка, - Спасибо, - поблагодарил краснеющую официантку Сибрен и вновь обратил внимание на Юну, - Ты что-то хотела сказать? - Что уж она хотела сказать си не знал, но начало по крайней мере заинтриговало. А вдруг у их отношений могло быть продолжение?! "Да нет, глупость какая-то..." Тут же подумал Рейден, в конце концов Юна явно ведь не скрывала от него, что тоже волшебница? "Дикость какая-то, а ты как дурак уже понадеялся". Так что было вовсе интересно, о чем она хотела сказать. В любом случае девушка-мастер перевода темы вновь сделала это от чего Сибрен даже нахмурился, но так ничего больше и не сказал, проследив за указывающей рукой Юны на сцену.
После "полёта подноса" разговор особо не клеился, они какое-то время наблюдали за исполнительницей, что пела в общем-то очень даже не плохо, но лично Сибрена это выступление не задело. Посидев в неудобном молчании ещё какое-то время, молодой человек всё же решил, что ему пора - тем более ужин его ждал в компании друзей отца и дяди, которые хотели пообщаться с молодым человеком, так что опаздывать на встречу было бы очень и очень неприлично.
- Мне пора, - говорит Сибрен и неуверенно проводит рукой по волосам, опять же как расставаться с Юной он не знал, но был в общем-то уверен, что это их последняя встреча. А как расстаются магглы он опять же не знал, так бы может спросил у неё номер телефона или что-то там ещё, вместо этого решил пожелать хорошего вечера, - Ну, хорошего вечера. И да, я заплачу.[float=right]https://68.media.tumblr.com/5c8e082b1069db4524e918ec645f5ae7/tumblr_oqgnnpSFI91qal0zgo2_250.gif[/float] - Добродушно, как очень воспитанный молодой человек, говорит Си и кладёт слишком много маггловских денег всего лишь эггног и кофе, ладно хоть деньги были фунтами, а не чем-то ещё! В любом случае ван дер Рейден почти уверен, что у маггловской девушки не возникло ощущения, что Сибрен какой-то очень странный и подозрительный маггл, хотя от куда она вообще могла бы об этом знать?! Сибрен ещё раз улыбнулся и встал из-за стола, не найдя что ещё сказать, кивнул, а потом всё же добавил, - Пока.
На этом в принципе можно было бы и закончить их небольшую историю, так как молодой человек развернулся и первым покинул небольшое кафе, боясь, что если они все таки покинут его вместе, то это приведёт лишь к большему количеству неудобных сцен и молчаливых минут. Сибрену казалось, что они из совершенно разных миров и это его расстраивало, сильней, чем пять лет назад. Но ведь он ничего не может с этим поделать, верно? По крайней мере события пятилетней давности говорили именно об этом.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » How you got here?