luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » Всё вышло из-под контроля


Всё вышло из-под контроля

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/WlP7I.jpg
Всё вышло из-под контроля
- Я могу всё объяснить, только прекрати на меня кричать -

Sibren van der Reijden, Ostara Mackenzie, Yuna Mackenzie.
кабинет руководителя, шотландский филиал МАМС; 04.11.2003; PG-13

http://www.pichome.ru/images/2015/08/31/3FqWcfL.png
Помощник главы отдела сотрудничества "MS Reijden" Сибрен ван дер Рейден встречается с главой шотландского филиала МАМС Остарой Маккензи для обсуждения деловых вопросов. Все бы ничего, да кое-кто решил войти в кабинет без стука.

2

Тем вечером Сибрен не стал трансгрессировать в свой отель, вместо этого у него было время, что бы прогуляться и подумать о случайной встрече, которая всколыхнула в нём чувства, про которые он уже и забыл. У него была возможность взвесить своё прошлое и тот свой, по сути не обдуманный, поступок и понять, что попрощаться нужно было ещё пять лет назад. Попрощаться лишь потому, что его мир никогда не примет её, тот мир, которым он действительно дорожит - своей семьёй, друзьями и будущем. Видимо Сибрен не был уж на столько романтичен или просто не был (и всё ещё) готов к тому, что бы отдать всю свою жизнь ради любви. Ведь что по сути любовь? Сибрен не знал этого, а если и знал, то не был до конца во всём этом уверен. Таким образом сейчас ему казалось, что было бы куда проще попрощаться с ней тогда и не страдать от мыслей и воспоминаний. Если бы было всё так просто. Ведь и сейчас эта их встреча по сути так и не закончилась прощанием, эдакой точкой, которая бы всё решила. Но Сибрен этого ещё не понял и просто размышляя шёл в сторону отеля, там всё так же размышляя он переоделся к ужину с друзьями отца и был столь же задумчив и весь ужин. Двое мужчин в возрасте то и дело смеялись и курили трубки. Такая же трубка есть и у отца Сибрена, так что он наблюдал за тем небольшим волшебством, что то и дело вырывалось из трубок разговаривающих между собой мужчин.[float=right]http://68.media.tumblr.com/0b8689980f152b696a6dab443ef6e8e3/tumblr_nlcmmkCpCa1qlmm69o7_250.gif[/float]
- Сибрен! - Привлек его внимание мужчина постарше, - Никак о девушке задумался?
- Что? - Рейден был крайне удивлен, ведь он и правда сам того не понимая, думал о девушке, только вот как это мог узнать мужчина? - Но как...?
- В твоём возрасте мы тоже, только о девушках и думали, сынок. - Со смехом отвечает мужчина и выпускает искрящийся дымок из своей трубки, второй друг отца вторит хриплым смехом и кивает, теперь уже его трубка выпускает несколько искр в воздух. Сибрен кисло улыбается и выпрямляется в кресле. Ему хочется спросить совет, рассказать если не всю свою историю, но хотя бы что-то. Вдруг здесь, в Англии, на такую ситуацию уже не будут смотреть так строго, как дома? Но нет, он перебарывает в себе это желание и улыбается уже куда более правдоподобно.
- Отец сказал, что у вас есть кое-какие интересные предложения... - девушки девушками, но дело семьи всё же важней, а потому откинув мысли о сегодняшней встречи с Юной и его неожиданных чувств к ней, о которых Си даже не подозревал, он переходит к тому, ради чего этот ужин и состоялся.

[float=left]http://savepic.net/9420441m.gif[/float]Встреча с мисс Маккензи была назначена на первую половину дня, а это означало (по крайней мере для самого ван дер Рейдена), что встреча будет сугубо профессиональной и серьёзной. Сиб не знал, работает ли такое же правило здесь, в Шотландии, но в его стране, всё было именно так. Встреча обещала быть серьёзной и "совместное" прошлое, которое на деле ограничивалось лишь одной большой тайной, в данном случае не имело никакой стоимости - они профессионалы, ну или должны ими быть в любом случае.
Позавтракав, он начал готовиться к встрече. Конечно, выглядеть нужно идеально, но всё же больше времени Сибрен уделил именно документам, перечитав их ещё раз, а так же составлению в своё голове плана встречи и тех целей, которых он должен добиться.
В этом году истекал контракт с шотландским отделением МАМС, а это значило, что до конца текущего года нужно встретиться, обговорить сотрудничество (фактически утвердить действующий уже несколько десятилетий контракт), подписать бумаги, пообедать быть может и на этом раскланяться. Конечно, за чуть более сто лет сотрудничества, MS Reijden крайне интересуется алхимической формулой металла, который использует МАМС для своего оружия, но сколько бы попыток сотрудничества по этому вопросу не выдвигали Рейдены, Маккензи всегда отказывали. Так что отец посоветовал Сибрену выдвинуть данный вопрос ещё раз, хотя и не ожидал особого продвижения. Но ведь с другой стороны отец не знал, что связывало этих двоих... их маленькая постыдная тайна, в которой они были даже не виноваты. И тем не менее, Сибрен несколько раз обдумывал тот случай в Чикаго, но каждый раз ему казалось, что он там и останется и ничем делу не поможет. Но как знать, жизнь то длинная и запутанная штука. Обдумывая всё это, Сибрен ещё раз перебрал все бумаги и, сложив их в портфель, был готов к встрече.
- Мисс Маккензи, - улыбаясь здоровается молодой мужчина и чуть склоняет голову в вежливом приветствии. Четыре года назад у них могла произойти интрижка, но сейчас об этом ничего не говорило, да и вовсе, казалось, будто бы они и вовсе не знакомы, хотя виделись несколько лет назад. Тогда они были можно сказать никем, но если Остара уже подавала надежды, то Сибрен по сути только год как вернулся из своего кругосветного и был ещё зелен и молод, только начиная понимать чем же на самом деле занимается семейная компания. Сегодня эти двое были людьми, сумевшими добиться многого - кто-то больше, кто-то меньше. Они были профессионалами, а значит и вести себя должны как профессионалы. Сибрен решил для самого себя сделать вид, что у них не было совместного прошло и сегодня они начинают историю с чистого листа в качестве деловых партнеров, сотрудничество которых должно быть продуктивным.
- Спасибо за то, что смогли встретиться со мной. МАМС для MS Reijden всегда был важным и добрым союзником, так что я очень надеюсь, что наше сотрудничество продлится и укрепит свои позиции и в этом десятилетии. - Вновь улыбается молодой человек и устраивается напротив главы шотландского филиала МАМС. С главой компании все дела решали отец и дядя Сибрена, и сделали они это ещё в начале осени, а вот шотландский филиал оставили на конец осени. Однако произошло непредвиденное - Рой Маккензи умер при весьма странных обстоятельствах, так что все Рейдены были несколько обеспокоены дальнейшим сотрудничеством, так как по сути не знали, чего можно ждать от трёх наследниц Маккензи. Сибрен лишь в общем знал ситуацию, лишь ту информацию, которая была у всех на слуху, но не более. А потому стоило выразить и своё сожаление, по поводу рано ушедшего Роя Маккензи, - Сочувствую Вашей утрате. - Улыбка сползла с его лица, но выглядело это ни сколько не фальшиво - он и правда чувствовал то, о чем говорит. После этого он замолчал, давая уже мисс Маккензи высказаться. По сути вся эта встреча носила скорее формальный характер, хотя после случившегося месяц назад стоит быть чуть более осторожным и внимательным - смена начальства всегда несет в себе изменения, только вот большой вопрос, каким именно изменения и как они заденут MS Reijden.

3

КОНЕЦ 1990ЫХ
Чикаго. Облака муки поднимаются над пекарнями, смешиваясь с паром, источаемым множеством стрит фудов и дымом сигарет. Здесь запахи и звуки становятся ярче. Здесь выпивка крепче, а секс жестче. Жители города с гордостью говорят о том, что они из Чикаго, куда бы не занесли их милли ровных, как черная лента, дорог. Ведь им есть чем гордиться. Есть некий шарм, залихватская удаль в этом месте. Только, прошу, не путайте с мюзиклом “Чикаго”. Он потрясающий, но, будьте уверены, никто не разгуливает в платьях, как у Рокси, по улицам города.
Остара приехала сюда развлечься. Она была молода, амбициозна. В то время настроение ее покрыл некий слой депрессивности: ей хотелось вернуться домой, услышать родную речь, и это великолепное междометие “мфффр”, которым шотландцы давали оценку любой ситуации и им же могли ответить на любые вопросы. Лишь бы отвлечься от уничтожающего человечность солнца Каролины, она с удовольствием приняла приглашение отца вместе посетить Чикаго, при условие, что Тара найдет себе развлечение.
И она нашла. В баре при гостинице Тара беседовала с наследником MS Reijden.
- Это бред, так не должно быть! Американцы рехнулись на цифре 13. У них нет 13 этажей. И как это понимать? - она пожала плечами и рассмеялась. Тело ее приобрело удивительную легкость от великолепного Космополитен, который игриво плескался в не уверенной руке Маккензи. - В целом это можно объяснить тем, что Америка стала домом для многих людей, которые определенно обладали надеждой, некой верой и, возможно, наивностью. Без этих качеств они не решились бы переплыть океан, не достигли бы Нового света. Однако верований был так много, что, возможно, что они породили супер предрассудки… О, Мерлин, прости, безусловно, тебе не интересно слушать эти глупости!
Тара улыбнулась, отчего на щеках ее заиграли ямочки, ресницы опущены. Ей определенно нравится Сибрен.

НАШЕ ВРЕМЯ
Он не изменился. У него по прежнему какое-то детское выражение лица, глаза, наполненные блеском и талый льдом. Пожалуй, он интересует девушек. Но Остаре он неприятен. У него безвольный подбородок, недостаточно роста…
Мерлин, как же она устала! Маккензи на несколько градусов сменила положение своей головы, не заметно, но благодаря этому движению она могла видеть, как на портрете ее дедушка почесал нос, хотя до этого талантливо изображал сон. Тара усмехнулась, старый жук подслушивает. Завтра же она прикажет снять все портреты в своем кабинете.
- Благодарю, - сдержанно улыбнувшись отвечала она. - МАМС потеряла своего лидера, безусловно, это утрата для нас. Однако мы не стали слабее. Во многом благодаря нашим партнерам. В единстве сила.
Эта фраза прозвучала особенно иронично в свете последних событий, когда отношения в семье были раскалены добела.
Маккензи посмотрела на Рейдена. Один вид его вновь рисовал картины давно забытых событий. Ей вспомнился тусклый гостиничный свет, немного интимный и та боль, почти физическая, изменившая отношение Остары к мужчинам. Они серьезно все еще притворяются, что ничего не случилось в тот день? Что ж, так даже лучше.
- Надеюсь, в дальнейшем, у нас будут лучшие поводы для встречи, не только кончина отца.
Нужно было бы подойти к делу, а Остара мялась как школьница и не знала, как начать, как подступиться, ее занимали другие вещи, другие вопросы.
[NIC]Ostara Mackenzie[/NIC][STA]If you lie down with dogs, then you'll get fleas[/STA][AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/7e/8e/657-1502722644.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2wpCH.png[/SGN]

4

"Можно стать профессионалом лишь тогда, когда откинешь предвзятость и начнешь действовать лишь сугубо интересами фирмы." Эти слова периодически всплывали в голове Сибрена, но он не знал, кто был их автор - то ли о сам и его бессознательное, то ли кто-то из родственников, а быть может и просто какая-то книга или брошюра. И тем не менее чем старше он становился, тем чаще напоминали эти слова Сибрену о себе. Вот и сейчас, когда он вошёл в кабинет мисс Маккензи, всё та же мудрая мысль вновь про блеснула в его сознании - между ними было прошлое, и оборачиваясь сейчас на него молодой человек испытывал как смущение, так и некоторую гадливость от произошедшего и не произошедшего. Он привык не влезать в чужие жизни, в личные дела и отношения, особенно своих партнеров. Но тем вечером, в Чикаго, с бокалом какого-то коктейля, он был ещё совсем молод и зелен, это была его вторая вылазка с дядей по делам компании и, конечно же, он предпочел познакомиться с весьма привлекательной дочерью одного из партнеров компании, вместо того, что бы познакомиться с этим самым партнером и взаимоотношений двух компаний. Она ему правда нравилась в компании их двух коктейлей, которые делали вечер куда приятней, а разговор ненавязчивей. Сибрен ни за что не вспомнит, о чем они тогда говорили, но несомненно вспомнит обоюдное желание "познакомиться поближе", именно тогда то он и "познакомился" с Роем Маккензи, одним из самых влиятельных партнеров MS Reijden. Легкое опьянение от алкоголя и желания как рукой сняло в тот момент, когда мистер Маккензи был замечен в компании... В прочем это дела давно минувших дней и этим утром Сибрен смотрит на Остару Маккензи лишь как деловой партнёр и не более того.
Молодой человек кивает на слова Остары, он конечно же не знает, что происходит за стенами поместья Маккензи и влезать в это он ни в коем случае не собирается. И всё таки это грустно, смерть - это всегда слишком грустно. И пусть слова молодой (и действительно сильной) женщины могут показаться слишком сухими, если даже не жесткими, он в общем то права - они партнеры и не более того. А бизнес есть бизнес - "в единстве сила".
На самом деле, всё таки их причина была не в этом - главы MS Reijden выразили своё почтение своим присутствием на похоронах, это прискорбно, но сейчас в первую очередь они должны закончить с делами, которые не терпят отлагательств - до конца года чуть меньше двух месяцев, а это значит, что бумаги должны быть подписаны в самые ближайшие сроки. Дядя предупреждал, что ничего особенно сложного или серьёзного - если политика МАМС не изменилась, то и в договоре ничего меняться не будет, по сути это МАМС нужны их услуги по транспортировки оружия, а потому что-либо отменять или менять шотландский филиал не должен, да и не имеет должных полномочий для этого. Всё, что требовалось от мисс Маккензи это её подпись на нескольких бумагах, возможно обсуждение о прошедшем десятилетии и пожелание надежд на то, что их сотрудничество и впредь будет продолжаться и быть выгодным для обоих компаний. Но опять же, никто не знает, что ждёт МАМС в будущем и об этом отец с дядей так же очень переживали, и хотели получить договор на руки как можно скорей - а потом уже, если что-то произойдёт, то у них будет хотя бы данная бумага и возможность обернуть новое начальство на свою строну. всё это слишком сложно и не в полномочиях Сибрена в данный момент особенно сильно переживать об этом. Ему нужно лишь несколько подписей от главы шотландского филиала, и это всё.
- Надеюсь наше сотрудничество будет таким же продуктивным, как все 110 лет, мисс Маккензи, - было видно, что Остара мнется и не решается подойти к теме их встречи, так что дав ещё некоторое время девушке, всё же начал эту тему сам, между тем доставая документы из своего портфеля. [float=right]http://savepic.net/9421404m.gif[/float]Это была довольно внушительная стопка бумаг и перевязанных свитков, но на деле там был огромный развернутый договор, точно такой же был и у МАМС, так же были какие-то новейшие разработки, которые можно было так же предложить и собственно небольшая стопочка с документами, которые нуждались в подписи Маккензи. - Я думаю Вы в курсе, что каждые десять лет мы продляем наш договор с МАМС о транспортировке вашего товара. Основной договор был подписан мистером Маккензи в сентябре этого года, однако мы так же нуждаемся в подписании дополнительного соглашения с шотландским филиалом. - Говорил он всё это довольно медленно и очень чётко, голос его был наполнен профессионализмом, в котором за несколько лет всё таки дяде удалось воспитать в Сибрене, и пусть это не была самая любимая часть работы Сибрена, он тем не менее выполнял её отлично. - Мы предлагаем продлить договор без каких-либо изменений, однако у меня есть несколько предложений по поводу наших новейших разработок. - На одну часть стола Сибрен положил тот самый огромный договор с пожалуй более чем сотней положений, точно такой же должен был храниться и у мисс Маккензи. На другую сторону стола Сибрен выложил папку с их новыми предложениями (иллюстрированная брошюра с последними моделями кораблей и новыми возможностями по их эксплуатации), - Вы можете ознакомиться с этим в свободное время, а ответить когда решите, если будете нуждаться в данных услугах. - Но так как в сентябре был подписан основной договор, а Рой Маккензи решил отказаться от новшеств, то скорее всего и Остара лишь ознакомится с этим и остановится на этом. В любом случае по мимо логистических услуг, которыми пользовались МАМС в брошюре были и другие предложения MS Reijden.
- А вот документы, которые нуждаются в Вашей подписи, мисс Маккензи, - перед девушкой появилась та самая заветная стопочка, которая была целью всей встречи. Всё довольно формально, так что если Остара не решит ничего менять, то сделку можно будет отпраздновать уже за обедом.

5

[float=right]http://s0.uploads.ru/wScKL.gif
[/float]Юна, как обычно, проснулась с рассветом. Первые лучи солнца пробивались сквозь щель меж тяжелыми бархатными шторами и девушка нужно было побыстрее встать с кровати, дабы распахнуть их и насладиться редким явлением здешней погоды - ясным небом. Она правда пыталась порадоваться солнцу, которое, правда, нисколечки не грело ее привыкшее к жаре тело, но нужно было хоть как-то отвлечься от неприятного чувства тревоги, которое она чувствовала при каждом пробуждении.
Поэтому волшебница, укутавшись в теплый халат, вышла на балкон, вдыхала свежий воздух, что был влажным после дождя. "Так, значит, ночью шел дождь? Неудивительно, что мне снилась вода", — подумала Юнона, вспоминая свое сегодняшнее сновидение. Всю ночь, хотя, казалось, целую вечность она плавала в море. Русалкой она одиноко плавала под водой, не встречая на своем пути ни одного морского жителя. На глубину практически не попадал солнечный свет и здесь было темно, но Юна не боялась - впервые за несколько недель не страшно. Маккензи даже пожалела, что так рано проснулась и, казалось, все еще ощущает чешую на ногах. Вот только младшая Маккензи солгала, сказав себе, что все это ей приснилось из-за дождя.
Ведь вчера она встретила Море.

После завтрака девушка сделала то, что еще месяц назад не сделала бы никогда — она отправилась вместе со старшей сестрой на семейное производство. Может показаться, что ее подговорила та же Мэрилин или же у Юны самой появились какие-то коварные планы, но она не из тех, кто плетет интриги или вообще умеет это делать. Волшебнице просто-навсего нужно продолжать свое обучение и, раз преподаватель остался в Америке, а здесь другого на короткий срок навряд ли можно будет найти быстро, то остается самообучение, само собой, не без помощи профессиональных алхимиков оружейной компании. Но как же так? Ведь она Ривер — дитя цветов, что выступает против насилия и за мир во всем мире! Знаете, когда случаются с человеком сильные потрясения, они резко меняются под действием тех самых сильных потрясений и обстоятельств. Возможно, и сейчас Юнона, чтя память отца, пытается хоть косвенно оправдать его надежды. Тем более, что Остара уже когда-то "приводила в чувство" младшенькую и минимальная заинтересованность семейным делом уже не казалась Ю такой дикостью.
Старшая из сестер, хоть и не сразу, но разрешила девушке заглянуть в алхимический отдел разработок, и попросила работающих там сотрудников уделить внимание Юноне Брук. Младшенькая впервые за долгое время искренне радовалась разговору с профессиональными алхимиками. У нее был с собой список интересующих ее вопросов, на некоторые из которых получила ответы сразу, аккуратно конспектируя все в тетрадь, но большинство информации ей пришлось получать из письменных материалов.
— Прошу прощения, мисс Маккензи, но мы не имеем права давать вам детальную документацию о всей продукции, производимой компанией. Нам сказали предоставить вам лишь то, что непосредственно может помочь вам в обучении.
— Да, я понимаю, — ответила Юнона, отметив про себя излишнюю подозрительность сестры. Хотя в нынешнее время...
— И благодарна вам за оказанную мне помощь, здесь достаточно книг и документов для продолжения моей учебы. Спасибо! — искренне поблагодарила она волшебников и, достав волшебную палочку, сложила все в ровную стопку и подняла в воздух.
Прежде, чем заглянуть в зал для конференций, где девушке было разрешено со всем ознакомиться и переписать важное, Юна хотела забежать к сестре и отрапортовать о полученных письменных материалах, тем самым показать, что не нужно ее ни в чем подозревать. Хотя, быть может, на фоне всех событий девушка лишь кажется, что ее подозревают?..

— Мисс Маккензи, мисс Маккензи занята. Она просила, чтобы ее никто не беспокоил, — сказала секретарь Остары и на миг умолкла, переваривая получившийся каламбур. Но Юна даже не собиралась останавливаться, лишь ускорила шаг, держа перед собой в воздухе стопку книг вперемешку с пергаментами. Искренне веря в то, что ее "никто" не относится к младшей сестре. Да и девушка наивно полагала, что, будь у нее деловая или какая-либо другая встреча, секретарь именно так бы и сказала.
— Я лишь на секундочку зайду и тут же трансгрессирую прочь! — сказала она секретарше, и опередив волшебницу, первой взялась за ручку, отворив двери. Делала она это боком, повернувшись лицом к женщина, а второй рукой держала стопку с помощью волшебной палочки. А чтобы закрыть двери, не меняя руки, ей и вовсе пришлось повернуться спиной к столу главы. Именно в таком положении Маккензи и начала говорить.
— Прости, Остара, что врываюсь, но я лишь хочу показать, что мне дали твои алхимики, — быстро затараторила Юнона, с привычный американским акцентом проглатывая некоторые звуки, — и сказать...О, Мерлин! - обернувшись, воскликнула Маккензи, уронив при этом книги себе на ноги, тем самым к удивлению и страху прибавилась еще физическая боль. "Ауч". Жар ударил в голову, а дыхание сбилось. "Как? Почему? Что он здесь делает?!" — кричал внутренний голос. Она была готова поклясться, что он приобрел тело и сейчас бегает по сознанию, как ошпаренный, пытаясь найти решение проблемы.
Но решения не было.
Тут двери открывает секретарь, рассыпаясь в извинениях и на время перекрывая девушке обзор. А Юнона Брук продолжала стоять, как истукан, и не мигающим взглядом смотрела на посетителя. Это был никто иной, как Сибрен, с которым только вчера она распрощалась и думала, что больше никогда в жизни не увидит. И она почти смирилась с этой мыслью, но вот он тут, и взгляд красноречиво говорит о том, что Юну он узнал. "Нужно было послушаться секретаршу, почему у меня всегда вот так?! Что мне теперь делать?!"
— Я могу... Я могу все объяснить! - выкрикнула девушка и вытянула руку вперед, будто боялась, что Си сейчас подойдет к ней.

6

Остара размышляла о том, как бы на ее месте поступил отец. Безусловно, он бы продлил контракт, но как бы он это сделал? С каким апломбом он бы разговаривал, смотрел на юношу, который вынужден представлять компанию своей семьи? Улыбался бы Рой Сибрену или держал бы себя сдержанно? Шутил бы и делал вид, что они лучшие друзья, или сохранял отстраненность? И будь он сейчас здесь, какой бы совет дал Остаре? Ей отчего-то казалось, что он был бы недоволен. Настолько не уверена была Тара в его одобрение, что это злило и смущало ее лишь сильнее. А что если она откажется подписывать документы? Просто, чтобы показать характер, точнее его отсутствие. Тару тут же обвинили бы в безумее. Или бросили в нее брезгливое “женщины!”. Всем ее ошибкам умело бы нашла оправдание. И обязательно кто-нибудь сказал бы что она не ее отец, и даже не дед.
Поданные документы Тара придвинула к себе. Взгляд ее сосредоточенно просмотрел шапки различных соглашений. Однако рука не потянулась за пером. Маккензи лилейно улыбнулась и посмотрела на собеседника.
- Мой юрист утверждает, что с бумагами все хорошо.
Тем временем подушечками пальцев она проводила по выпуклому печатному шрифту. Мысленно Маккензи взвешивала преимущества этого договора и его недостатки. Почему именно MS Reijden? Почему такие длительные соглашения? Стабильность, уверенность в своем партнере?
И все же Остара берет в руки перо. Но поднеся его к отмеченному галочкой месту она медлит.
В этот момент в кабинет бесцеремонно врывается Юна лепеча что-то неведомое своим детским голосом. Остара останавливает на сестре свой свинцовый взгляд, унаследованный у Роя. Тело ее застыло, как у хищника перед прыжком. Будь Маккензи не достаточно уравновешена, взорвалась бы в приступе гнева тут же в присутствие ван дер Рейдена. Нервы ее были на пределе, так приходилось еще возиться с Юной и ее глупостями. Тару безумно раздражало одно присутствие сестры на территории компании. Но Юнона Брук Маккензи талантливо ухудшила положение, войдя в кабинет сестры без стука, без разрешения, наперекор приказу, данному секретарше. Теперь Остара посмотрела и на свою помощницу, которая сливалась с обстановкой до того была бледна. До нее эту же должность занимал мужчина. И был уволен как раз таки потому что был мужчиной! Однако он умел задерживать посетитель, какое бы имя они не носили и с какими бы целями не пришли.
И все же вторжение сестры было не столь примечательным по сравнению с тем, что Юна как будто узнала ван дер Рейдена, а он ее.
Остара не сводила взгляда с обоих, но приличия предпочла соблюсти, загладив в глазах гостя неприятное впечатление, которое вероятно произвели манеры Юны.
- Мистер ван дер Рейден, хочу представить вам Юнону Маккензи - подающий надежды алхимик, младшая дочь Роя Маккензи и моя сестра. Юна познакомься: Сибрен ван дер Рейден - представитель MS Reijden.
Тара по возможности старалась быть тактичной, предлагая присутствующим шанс сделать вид, будто ничего не произошло. Она по-прежнему сидела за своим столом, наблюдая и изучая. Перо в ее руках игриво подрагивало, как гончая, которая вот-вот сорвется.
- Юна, ты что-то хотела? - обратилась Остара к сестре натянуто улыбнувшись.[NIC]Ostara Mackenzie[/NIC][STA]If you lie down with dogs, then you'll get fleas[/STA][AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/7e/8e/657-1502722644.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2wpCH.png[/SGN]

7

Мисс Маккензи сидела молча и слушала, что говорит ей ван дер Рейден. Помнится в Чикаго она была куда общительней, однако Сибрен списывал всё на недавнюю кончину отца и, конечно же, он никогда бы не догадался, что творится в голове Остары. С другой стороны ему и не нужно это было - бизнес и не более того. Никто из семьи (да возможно и всего мира, кроме них с Остарой) не знал, что у молодого ван дер Рейдена было общее прошлое с Остарой Маккензи. Так впредь никто и не должен об этом узнать.
Сибрен улыбается в ответ и кивает - да, с документами всё в порядке. Все эти 110 лет с ними всё было нормально и нареканий никогда не возникало, на сколько знал сам Сибрен, а потому ему было несколько непонятно промедление мисс Маккензи, ведь его предупреждали, что это лишь формальность. Так что же она тянет? Или причиной всему то злосчастное "прошлое", в которое сам не хотя вмешался Сибрен тогда в Чикаго? Если это так, то это весьма печально.
Наконец-то Остара берет в руки перо и Сибрен вновь кивает, на этот раз по всей видимости для себя и совершенно неосознанно. "Ну, Остара, давай, подпиши и мы вздохнём спокойно..." Если бы кто-то услышал его мысли, то голос в голове Сибрена показался бы неожиданному слушателю несколько обеспокоенным, он не понимал промедления девушки и оно его беспокоило. Но как бы внутри себя он не волновался, выглядел молодой человек всё так же на удивление спокойным и улыбчивым, хотя ему всегда было довольно легко держать эту маску в почти любых непредвиденных ситуациях.
Не понятно, подписала бы Маккензи этот договор и продлила бы она и дальше сотрудничество с MS Reijden или нет, но перед тем как это произошло (ну или не произошло) их прервали. Сначала дверь открылась без стука, на что Сибрен чуть нахмурившись не ожидая, что их прервут глянул через плечо и увидел, как в кабинет вплывает стопка вещей. Это походило немного на цирк и к такому повороту событий мужчина явно не был готов, а учитывая его внутреннее волнение по поводу сделки, было ясно, что вторжению в момент подписания договора он совсем не рад. Но это Сибрен ещё не знал, кого увидит буквально через несколько мгновений.
Сибрен отворачивается от "вошедших" в кабинет вещей и не видит ту, кто начинает быстро говорить. Примерно с первых же слов он узнает голос, от чего хмурится ещё больше и вновь разворачивается к входной двери, сначала видит копну светлых волос и узнаёт худенькую фигурку девушки, которую видел буквально вчера и считал магглом. Магглом, Мерлин! "Что?!..." По выражению лица ван дер Рейдена видно всё, что он думает в данный момент - это удивление перемешанное с возмущением (и не от того, что их прервали, про это он будто бы даже и забыл), а ещё совершенное непонимание, что происходит и в то же время желание накричать на Юну, кем и оказалась неожиданная посетительница, быстро рассказывающая про алхимию. "Алхимия, чёрт."
Сибрен не знает, что делать и просто сидит и пялится, вот действительно пялится, на Юну, которая вроде как маггл и не может находиться тут... Да что здесь происходит?! В кабинет заходит секретарь, которая некоторое время назад улыбаясь, провела ван дер Рейдена в кабинет Маккензи. Но не в этом дело, а в том, что Остара представляет ему Юнону Маккензи и это попросту уму не постижимо.
Сибрен молча продолжает смотреть на Юнону Маккензи, которую ещё вчера считал магглой и пытался вести себя соответственно, но что хуже всего, он считал её таковой все пять лет их знакомства и именно по этой причине исчез тогда ничего не объяснив. И это возмущало больше всего, потому что знай он правду, всё могло сложиться совсем иначе! И понимая это сейчас, он было ужасно обидно и мерзко от осознания её вранья! Слушать девушку он, конечно, же не собирается и объяснения её ему не нужны.
[float=left]http://savepic.net/9419356m.gif[/float]Сибрен молчит, но так ничего и не говорит ни на представление Остарой своей сестры, ни на попытки Юноны оправдаться. В данную секунду единственное, что ему хочется, это получить подпись от мисс Маккензи, которая ему ещё не врала и в обиженных чувствах ретироваться из этого дома. Сибрен был возмущен на столько, что даже слова вымолвить не мог и выглядел весьма и весьма возмущенным. Понимая это всё, ван дер Рейден отворачивается от Маккензи-которая-врёт, к Маккензи, от которой он ждёт подпись и закрытие сделки.
- Мисс Маккензи, у нас с Вами осталось недоделанное дело, - в эту минуту он не выглядит таким уж улыбчивым и спокойным как до этого, но и от Юноны он отвернулся так ничего ей и не сказав. Конечно, мужчина понимал, что сейчас ведёт себя как обиженный ребёнок и со стороны это явно выглядит глупо. Так что собрав всю свою волю и глубоко вздохнув, он цепляет на лицо искусственную улыбку и поворачивается к Юноне, - Приятно познакомиться, мисс Маккензи.

8

После слов “Я могу всё объяснить” у нее будто отняло дар речи. Она так и осталась стоять, боясь сделать шаг вперед и вымолвить хоть слово. Положение дел, на взгляд Маккензи, куда более ухудшилось, когда Тара официально представила волшебников друг другу. Понимаете? Волшебников.
Как вообще можно объяснять свою глупость? Как оправдать свою ложь? Ведь неужели было так сложно сказать, что-то в стиле: “Знаешь, Си, я не была совсем с тобой честна, но сейчас хочу тебе признаться: я тоже волшебник!”. И все! Понимаете, насколько все было бы проще? Тогда не пришлось бы ничего больше придумывать, искать кучу оправданий и пытаться вымолить прощение. И как бы ни к месту это не было сейчас, где-то в душе она была неимоверно счастлива видеть его снова. Но теперь главное, чтобы он мог все понять. “Ведь сможет, правда? Не станет же кричать, браниться и кидаться первыми попавшимися под руку вещами?” — думала девушка, а сама видела красноречивый взгляд Сибрена, который оказался ван дер Рейденом. Это же нужно — такое совпадение. Вот только пока Ю не успела толком переварить еще и эту информацию за отсутствием свободного места в голове.
Время шло, а Маккензи все еще подбирала слова. Она же хотела вчера все рассказать, ведь так? Ей помешал глупый случай — скажет девушка и успокоится, но с другой стороны, может, она сама хотела, чтобы этот “глупый случай” произошел? Иначе почему она не сказала потом: было еще столько времени собраться с духом - куда больше, чем сейчас, имея его полное отсутствие. На самом деле, Юна уже и сама не знает, что она вчера хотела, но построить на этом свою защиту можно. И она, наконец, заговорила, совершенно позабыв, что сестра все еще здесь. Впрочем, а где ей еще быть, а не в своем кабинете?
[float=right]http://s7.uploads.ru/nwN2K.gif
[/float]— Я хотела рассказать, правда хотела! Еще вчера, помнишь? Там, — девушка, нервничая, крутила перед собой руками и следила за движением пальцев, боясь встретиться с тяжелым взглядом Си, — поднос уронили тогда. Помнишь? А потом как-то мне стало не по себе и я решила, что можно так все и оставить. Мы ведь больше и не увиделись бы, прошло пять лет, да и, — Юнона запиналась чуть ли не на каждом слове, будто английский не был ее родным, — я боялась твоей реакции, — она подняла глаза на волшебника и на выдохе добавила, — Прямо вот как сейчас.
А после, ничего не сказав, Сибрен повернулся к старшей Маккензи (и Ю вспомнила о ее присутствии), будто вовсе не слышал оправданий девушки и не видел ее мокрых глаз полных раскаяния.
— Но, но, — тихо себе под нос повторяла Юна, пытаясь найти еще несколько стоящих оправданий или хоть  каких-то - лишь бы не молчать самой.
Когда ван дер Рейден вновь обернулся к ней, волшебница с надеждой улыбнулась, но улыбка тут же стерлась с лица, как только он произнес “Приятно познакомиться, мисс Маккензи”.
Собственная фамилия из уст мужчины прозвучала, будто обвинение, и Юна уже не рада была оказаться ни той самой Маккензи, ни какой-либо другой. В пик бурной юности волшебница так же сторонилась происхождения, за что ей теперь стыдно, но сейчас причина была в другом. Сибрен винил ее, он имел полную возможность воспользоваться своим правом начать обвинять Юнону во всех смертных грехах и всем плохом, что произошло за последние пять лет, или за всю жизнь — она заслужила.
— Си! — тут же воскликнула Юнона, — Не нужно так говорить! — но он не слушал. И Юна решила действовать радикально, тем более, что она видела, как терпение старшей сестры вот-вот иссякнет.
— Прошу прощения, Остара, что я доставила тебе столько неудобств, — заговорила младшая Маккензи, наконец отрываясь от паркета и подходя к столу главы шотландского филиала МАМС. Одними губами она добавила: "Это Он", зная, что Тара поймет, о ком идет речь или уже поняла. Кто из Маккензи не знал одного чуть ли не воображаемого мальчика по имени "Море", что успел разбить сердце их младшенькой?
— Надеюсь, переговоры можно будет возобновить в скором времени, а пока мне придется еще раз извиниться, — в этот момент она уже была за спиной Сибрена и, закончив говорить, положила руку ему на плечо, трансгрессируя во внутренний двор компании.
— Давай поговорим без посторонних, — начала разговор Юнона, став к мужчине лицом, — Я знаю, я виновата, что не призналась раньше, я хочу извиниться и… Мерлин, да скажи уже хоть что-то!

П Р О Д О Л Ж Е Н И Е   И С Т О Р И И   В   Э П И З О Д Е :    M O R E   T H A N    Y O U   K N O W

9

[NIC]Ostara Mackenzie[/NIC][STA]If you lie down with dogs, then you'll get fleas[/STA][AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/7e/8e/657-1502722644.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2wpCH.png[/SGN][float=right]http://funkyimg.com/i/2uXis.gif[/float]Они ушли, оставив Остару наедине со стопкой документов. Она провожала их недоумевающим взглядом. Брови ее тем временем стремились уползти на лоб. Даже слово против Тара не успела сказать, так быстро решился вопрос. Юнона на прощание прошептала нечто невнятное, извинилась, и вот уже нет в кабинете делового партнера и сестры, а секретарша с позором изгнана за дверь. Как так вышло? Как случилось, что размеренная жизнь Остара стала напоминать хаос? Ее дом, ее вещи, ее работа перестали радовать. Они как будто не принадлежали больше Таре, ими могли пользоваться, их могли трогать члены семьи, которые, как муравьи населили Братхэйм. И Маккензи это раздражало. Она желала покоя, уединения. Ее устраивало жить по собственному графику, который учитывал распорядок дня Айви, но не более. Она хотела возвращаться домой и садиться в любимое кресло, которое не будет занято Мэри. Хотела, зайдя в библиотеку, найти там нужную книгу, не боясь, что ее уже кто-то взял. Хотела ласкать своего пса в то время, когда это удобно Остаре, а не тогда, когда от Соломона отлипнет Юна. Тара мечтала о сутках абсолютного одиночество. Но даже этих суток будет ей мало, чтобы восстановить все разрушенное, испорченное.
За мысли свои Остаре было стыдно. И все же она не переставала скучать, скорбеть по жизни, в которой в ее кабинет не врывалась сестра в разгар переговоров. Мерлин, это просто смешно! Как так вышло, как?
Мучая себя этим вопросом Маккензи смотрела в панорамные окно своего кабинета. Она с детства обожала это окно! Решетчатое в форме арки оно открывало взор на бескрайние просторы Шотландии. Вид этот не уродовали дороги и дома. Как будто не было в этом мире людей, только она. В самых смелых мечтах детства она не надеялась, что окно это будет ее. А сейчас, как ни странно, оно ее, но вдоволь насладиться удовольствием иметь окно Маккензи не могла. В душе у нее было неспокойно. А что если у нее вовсе ничего бы не было, было бы ей проще, легче?
Во рту пересохло, правый висок пульсировал. Остара начала вставать но тут же села, зацепившись взглядом за договор, рядом с которым по-прежнему лежало перо, призывая взять его в руки и подписать документы. Маккензи убрала за уши пряди волос, упавшие ей на лицо. Пальцами задержалась на шее, нащупала пульс. Какая к черту разница? Что она строит из себя? Лучшее враг хорошему. Да и время не подходящее, чтобы менять партнеров. Если юристы утверждают, что с документами все в порядке, значит все в порядке.
Остара аккуратно взяла в руки перо и на каждом листе, обозначенном галочкой, вывела свою длинную изящную подпись. Она всегда подписывалась как “О. Р. Маккензи”. Ей нравилось, что у подписи ее отсутствует пол, и что главное в ней - это фамилия. В первую очередь она Маккензи, остальное не так важно.
Дело было сделано, контракт подписан. Изящными длинными руками Тара сложила бумаги. Работа не трудоемкая, но значимая. Да, безусловно, она все сделала правильно.
С этой мыслью Маккензи встала, расправила плечи, услышала звонкий хруст костей. Не спеша она подошла к потемневшему со временем деревянному шкафчику, открыла его и, взяв графинчик с янтарной жидкостью, налила немного в бокал. И все это без магии. Ей казалось смешной немощность некоторых волшебников, которые, должно быть, шнурки завязывают при помощи палочки.
Потягивая чистый виски Маккензи наблюдала, как над горами клубятся тучи, словно это вовсе не горы, а извергающиеся вулканы. Она размышляла о том, что же произошло между Сибреном и Юной, и что последняя пыталась ей сказать. Тара не мучила себя догадками, она слишком устала, она ждала. И за ожидание была вознаграждена.
В дверь постучалась и с разрешения Маккензи вошла секретарша. Она сообщила, что Сибрен вернулся и Остара кивком позволила его впустить. Про себя она отметила, что помощница ее выглядит, как нашаливший йоркширский терьер: стыдиться, прячет мордочку и пытается приластиться.
Наконец явился и сам герой греческой трагедии. Тара оценила его внешний вид и, оставив свой стакан с виски, налила точно такой же и Сибрену, предлагая ему выпить.
- Я подписала документы, - сказала она, вглядываясь в лицо ван дер Рейдена. Не передумал ли он? Не разрушит ли Сибрен их деловые отношения? Тара не знала, что произошло между ним и Юной, и, пожалуй, лучше все же узнать у сестры.

Отредактировано Yuna Mackenzie (2017-09-27 22:52:20)

10

Сибрен возвращался обратно в кабинет Остары быстрым шагом. Он ни разу не обернулся назад, туда, где оставил Юну, только вот это не значит, что он не думал о произошедшем. Думал, но весь этот бред, ужасная ссора и слова, что были сказаны как им, так и Юной... нет, он не хотел оборачиваться, что бы всё это вновь продолжилось. И нет, он не был бессердечным так поступать с девушкой, просто ему казалось, что это будет лучше для неё - Юнона Маккензи оказалась совершенно не состоявшейся личностью по мнению Сибрена в данную минуту, она была инфантильная и необдуманна, она не выросла ни на день, казалось бы, и это нисколько не красило уже довольно взрослую девушку. Нет, такую Юну ему видеть не хотелось. А ей нужно повзрослеть. И он вновь ушёл, и вновь думал, что это к лучшему. Но кто знает? Лишь время покажет.
Молодой человек замедлил свой шаг, когда подходил к кабинету мисс Маккензи, однако это ни сколько не помогало ему упорядочить миллион мыслей в своей голове и вновь успокоиться. Секретарь Остары несколько секунд молча смотрела на него, а он на неё, весьма глупая сцена, если честно. - Может быть?... - Начала было девушка, но смущенно осеклась. Да уж, Сибрен чувствовал всё то же, что чувствовала и девушка перед ним, а быть может даже и больше - ведь это ему только что дали звонкую пощёчину. Щека, к слову, всё ещё горела не меньше, чем возмущение внутри мужчины. - Да, пожалуйста.
Когда мужчина вошёл в кабинет, на него молча смотрела Остара и спустя несколько мгновений она уже предложила ему выпить - протянула стакан, по всей видимости с виски, - Хм, - Сибрен чуть нахмурился, прикидывая, а будет ли это уместно... в прочем у Остары был точно такой же, а внутреннее состояние ван дер Рейдена было как раз такое, что бы выпить ни один такой вот стакан. Не то, что бы это могло помочь... хотя кто его знает? - Спасибо, - принял из рук Маккензи стакан и тут же опрокинул большую его часть в себя, чуть сморщился от алкоголя и серьёзно глянул на Остару, - Хорошо. - Крайне формально проговорил ван дер Рейден и подошёл к столу, на котором лежала аккуратная стопка документов. Сибрен поставил свой недопитый бокал на стол, после чего быстро просмотрел все бумаги, всё ли подписано и всё ли в порядке - всё. После чего он убрал документы в свой портфель. Делал он всё это молча и с крайне серьёзным выражением лица. Не думал он, что будет чувствовать себя так опустошённо после его первой полноценной деловой сделки. На самом деле, он думал, что это будет что-то вроде небольшого памятного дня - первая сделка и всё такое. Только вот если он и будет памятным, то только далеко не позитивным.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2v5ti.gif[/float]Можно было сказать, что сделка выполнена и они больше ничего друг другу не должны, можно раскланяться и разойтись по своим делам. Только вот не тут то было. Мужчина взял в руки бокал и немного покрутил его в своих пальцах, после чего вновь глянул на хозяйку кабинета, - Остара, - он впервые за эту встречу назвал её по имени, если он помнит точно, то это было впервые с той самой ночи в Чикаго, о которой до этой самой минуты ничего не напоминало. - Очень надеюсь, что сегодняшний инцидент останется лишь между нами, как и наша последняя встреча, в Чикаго. - Это казалось уже последним средством, однако Сибрен понимал, что знать про инцидент (даже если по сути ничего особенно невероятного и не произошло) ни его семье, ни каким-либо общим знакомым не стоит. Это могло навредить, пусть не имиджу фирмы, но по крайней мере лишние сплетни по поводу его персоны, Сибрену ни в коем случае не нужны. Он очень надеялся, что Тара это должна понимать, в конце концов он был тем, кто сделал для неё то же самое, а теперь пришло время ответить взаимностью.

11

[NIC]Ostara Mackenzie[/NIC][STA]If you lie down with dogs, then you'll get fleas[/STA][AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/7e/8e/657-1502722644.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2wpCH.png[/SGN]Сибрен походил на дикого кота, который если и был домашним, то давно выброшен на улицу. Шерстка его вздымалась, взгляд был неприветливый. Хотелось взять его на руки, почесать спинку и поцеловать в макушку. С мужчинами можно обращаться только как с животными. Они понимают простые чувства: либо ты любишь, гладишь его, либо ты шлепаешь его по по заднице, говоря конкретно в чем он провинился. Сложное переплетение женских чувств, сочетающих в себе обожание и лютую ненависть им не понять. Следует переварить свои эмоции, упростить их для мужчины, который тебе нравиться, разговаривать с ними четкими однозначными понятиями. Необходимо научить этому Юну, передать ей, возможно, лучший дар, который был у Тары - знание. Нельзя сказать, что в укрощение мужчин она была дрессировщицей тигров, но как почесать кота за ушком она могла сказать с уверенностью.
А Сибрен был в перспективе самым ласковым котиком. И Маккензи надоело терпеть его фырканье и официальный тон. Документы подписаны, ему не нужно больше изображать из себя большого и сильного. Она держала его член в руках, она примерно представляет размеры ван дер Рейдена. Возможно в его культуре принято до конца сохранять деловитый тон, но Маккензи была шотландкой или, может быть, американкой, а и те и другие предпочитают выпить после заключения контракта. От того закончив с первым стаканом Остара налила второй, посмеиваясь над гримасой Сибрена, с которой он приветствовал виски в своем организме. Тара впервые попробовала алкоголь в двенадцать. И, даже не смотря на то, что ей не понравилось, она сделала вид, что красное вино в ее бокале самый вкусный напиток, который ей довелось пробовать. Блевать им, однако, было неприятно. Но делала она это в укромной спальне в день, когда в Братхэйме состоялся сбор клана. Это был великолепный праздник и оставалось только гадать, какие масштабы он приобретал в былые времена, когда численность Маккензи во много раз превышала нынешнюю.
Остара спокойно наблюдала за сборами Сибрена. Он был расстроен и ей жаль его. Какие отношения связывают ван дер Рейдена и сестру? Дружеские, романтические? В любом случае, есть вещи, которые младшей Маккензи не следует знать. Тара вновь почувствовала себя ребенком, на чьих глазах застрелили бешеную собаку, а Юноне же просят сказать, что пса увезли на ферму в Техас. При этом никто не пытается уберечь Остару, солгать и ей тоже.
- Не знаю, что связывает тебя и Юну. С удовольствием бы послушала, конечно. Но, подозреваю, что ты не в настроение рассказывать. - Она лениво перешла на “ты”, устав от сдержанности, наигранности. Возможно их деловые отношения станут только лучше, признай они, что были намеки и на не деловые отношения? - Я с радостью сохраню наш маленький секрет. В последние годы я с успехом справлялась, думаю, ты можешь на меня положиться и в этот раз. Уверена ли я в тебе? Нет. Возможно, в приступе откровенности ты расскажешь о том, что случилось в Чикаго, я не буду отрицать произошедшее между нами, но обвиню тебя. Кому Юна поверит: любимой сестре или … тебе? - Маккензи к тому времени осушила уже второй стакан. Стоит отметить, правда, что наполняла она их в высоту на два сложенных пальца и опьянения не чувствовала. - Думаю, мы оба заинтересованы в том, чтобы то, что случилось в Чикаго, там и оставалось. Как и сегодняшний инцидент, конечно... А в целом, мне кажется, что мы раздуваем из мухи слона!
Она улыбнулась, предложила проводить Сибрен и впредь вела с ним исключительно светскую беседу, спрашивая о здоровье известных ей членов семьи ван дер Рейденов и о прочих мелочах, не имеющих отношения к делу.
КОНЕЦ 1990ЫХ

Ей определенно нравится Сибрен. И она ему тоже. А после нескольких коктейлей случайный секс кажется естественным продолжением вечера. В этом нет даже намека на грех, зато вдоволь свободы и самовыражения. Не нужно держать себя в руках, ограничиваться. Можно включить фантазию и не бояться того, что он извращенец. По сути, какая разница, почему бы тебе тоже не побыть извращенкой на одну ночь?
Остаре было весело и легко. Ладошка ее шарила в брюках ван дер Рейдена, а губы расплывались в улыбке, ловя его губы. И все это в укромном уголке, даже не дойдя до лифта.
Но тут она услышала знакомый голос. Ощущение было такое, словно ее застукали. Ротик Маккензи округлился, брови сошлись на переносице. Желание как будто и не было. Она слышала как отец разговаривает с кем-то. Он рассказывал историю про тринадцатый этаж. И рассказывал ее точно также, как и Тара за совместным завтраком утром, а после за барной стойкой в обществе Сибрена. Реакцией был звонкий женский смех.
Тара отвлеклась от ван дер Рейдена, вылезла из их убежища, чтобы увидеть как отец наглаживает пышный зад темнокожей женщины и ведет ее к лифту. Он был прекрасен, и она выглядела великолепно. Но она не его жена. О, жена Роя Маккензи худосочная блондинка с белой почти прозрачной кожей. Конечно, она фригидная сука и в постели, должно быть, как полено. Но это не означало… А собственно, что это не означало? Что отец не мог трахать того, кого пожелает?
Маккензи стало дурно. От себя, от папы и от мужчины, который все еще тяжело дышал у нее над ухом.
- Извини, мне нужно… черт.
Сибрен тоже увидел ее отца и через минуту, достигший полной готовности, был вынужден застегивать штаны.
Чикаго стало их огромным разочарованием, в неком роде позором, растянувшемся на годы вперед. Не случившийся секс намного хуже того, что состоялся. Не говоря о том, что в этот день Тара посмотрела на Па с новой стороны. И все ее личные слабости заиграли в ее глазах новым отвратительным светом.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » Всё вышло из-под контроля