A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » More than you know


More than you know

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2uP7g.png
Больше, чем ты знаешь
Sibren van der Reijden, Yuna Mackenzie.
внутренний двор завода МАМС; 04.11.2003; PG-13

http://www.pichome.ru/images/2015/08/31/3FqWcfL.png
Юнона Маккензи хочет объясниться перед Сибреном, только вот он слушать её совершенно не хочет. Обман, который хранила Юна, непростителен с точки зрения Сибрена и он не готов слушать девушку, только вот у неё другие планы.
Продолжение Всё вышло из-под контроля

2

Что же чувствовал молодой человек, когда ложь пятилетней давности вылезла наружу, да ещё так неожиданно и неприглядно. Он был растерян, не знал, что ему говорить и как реагировать - просто сидел и смотрел на Юнону, а та смотрела на него. Прошло какое-то время, когда вместо непонимания, пришла обида и совсем немного злость. Нет, он не был разгневан и не собирался кричать и обвинять девушку во лжи. Возможно Сибрен просто слишком спокойный, за всю свою жизнь он не вспомнит ни одну серьёзную вспышку гнева, так и сейчас это огромная, вязкая обида. Ему было невмоготу от того, что он чувствовал себя виноватым не только перед Юной, но и перед своими родными, что так внезапно увлекся тогда магглой, хотя ему ведь в первый миг показалось, что она не просто какая-то там маггла, ведь не даром он создал василёк, под цвет её глаз, думая что она волшебница... только вот девушка это подозрение не подтвердила и в итоге произошло то, что произошло.
И вот эта обида, которая с каждой минутой становилось всё чернее и больше, с каждым сказанным словом в оправдание от Юны эти самые оправдания ему были нужны всё меньше. Нет, он не хочет её слушать, потому что тогда он рассказал ей, кто он есть - а она притворилась по непонятным ему причинам. Сейчас, оборачиваясь назад, Сибрену кажется, что то их лето было полнейшей фальшивкой и от этого обида лишь больше набирала силу.
А все оправдания Юноны Маккензи казались сейчас надуманными, будто бы девушка только сейчас придумала всё это и красиво так подвела к итогу, что она не виновата. А Сибрен был уверен, что всё это сказано лишь в защиту отвратительной лжи и на самом деле всё, абсолютно всё было ложью от самого начала и до этого дня. А ложь Сибрен слушать не хотел ему и так было больно, учитывая, что он то её любил. Но видимо зря, потому что любил он не существующего человека и стыдился за свой поступок перед несуществующим человеком, перед Ривер, которой возможно никогда и не было. И пусть его слова прозвучали очень жестоко, но и он не железный, что бы спокойно принять произошедшее. После его слов Юноне, Сибрен обратно поворачивается к Остаре, в конце концов он пришёл к неё по делам семьи, а не для того, что бы слушать какую-то врушку, которую он даже увидеть здесь не ожидал.
Сейчас единственное, что хочет молодой человек это закончить сделку и исчезнуть от сюда, где обе Маккензи в одном кабинете имеют с ним общее прошлое, которое в данную минуту Сибрена не радует. Он ждёт реакции от Остары, но вместо этого получает новую порцию "оправданий".
"А как нужно?!" В мыслях возмущается Сибрен, но если по его лицу и видно это, то увидеть возмущение голландца сможет лишь старшая Маккензи, в которую он смотрит в этот самый момент и лицо его черно как самые низкие тучи перед штормом.
Сибрен не сразу понимает, что происходит. Он слышит, как Юноны приближается к столку и всё ещё что-то ему говорит, а в ушах мужчины лишь стучит кровь от возмущения и обиды, так что он даже не расслышал толком слов, что говорила ему девушка. Что уж она там говорила, чего от него хотела. Да что бы она не хотела - ей этого не добиться. Так размышляет обиженный до глубины души ван дер Рейден. Но додумать эту мысль ему не дает неожиданное прикосновение к плечу, после чего ещё более неожиданная трансгрессия непонятно куда.
- Что?! - В голосе Сибрена можно услышать те нотки, которые могут красноречиво показать, что его терпение подходит к концу, а игры младшей Маккензи уже не кажутся более играми или лживыми оправданиями, теперь это становилось настоящей проблемой.
Мужчина оглядывается вокруг, узнает внутренний двор, который он видел из окон просторного коридора, когда шёл в сторону кабинета Остары. Девушка встает прямо перед ним, а Сибрен смотрит мимо неё, он с трудом сдерживается, что бы не накричать - и это тот редкий случай, когда окружающим удалось вывести  Рейдена из себя. Мало того, что она лгала ему и он считал себя виноватым перед всеми, так сейчас она ещё и мешает тому важному, что есть сейчас в его жизни - работа, пусть по началу ему она не нравилась, но сейчас всё изменилось и Сибрену было важно это. Но нет, Юнона самодовольно и инфантильно перенесла его сюда, будто бы её оправдания были центром Земли. Будто бы лишь она одна была этим самым центром.
[float=left]http://savepic.net/9465223m.gif[/float]- А что ты хочешь, что бы я сказал?! - Довольно жёстко, но без криков и истерик ответил мужчина, наконец посмотрев на девушку сверху вниз. Ещё вчера он думал, что поступил не правильно, бросив её и ничего не сказав. Сейчас же злость подсказывала, что он сделал всё верно. Что Юнона этого заслужила. Конечно, чувства эти были преувеличены обидой и злостью и, возможно, сам Сибрен не думал об этом именно так. Но сейчас всё было иначе. - Что помешало тебе тогда рассказать правду? Или вчера? Что? Поднос? - Он начинал закипать и понимая это замолчал и отвернулся, переступил с ноги на ногу, глубоко вздохнул и только после вновь посмотрел на девушку, - Ты понимаешь, на сколько глупо всё это звучит?! - Его голос может и не стал мягче, но уже не слышался тот металл, достойный лучшего оружия МАМС. - Знаешь, я чувствовал себя виноватым, что бросил тебя, но семья настаивала. А сейчас я уже не считаю тот свой поступок неправильным, в конце концов это не я лгал, а ты.

3

Кажется, девушка зря просила Сибрена наконец заговорить к ней. Этой фразой она разбудила спящий вулкан, который вот-вот извергнет всю злость и обиду, вдруг появившуюся после разоблачения ее лжи. Юнона не без ужаса следила за тем, как вена на лбу волшебника вздувается с каждым сказанным им словом, и отметила про себя, что никогда раньше не видела его таким. Си всегда был мил, улыбчив и спокоен, а сейчас перед ней стоял совершенно другой человек. Интересно узнать, это она его так вывела или же волшебник просто навсего изменился за эти годы?
Она вновь и вновь ругала себя, но, когда ван дер Рейден перешел на крик, ее защитная реакция тут же дала о себе знать. “Почему он вообще на меня кричит? Будто она единственная здесь виновата”, - сказал внутренний голос и стукнул ножкой. Юнона Брук не привыкла быть виноватой, а тем более настолько, поэтому ее разум решил атаковать, тем самым защищая себя от морального изнемождения из-за своей глупости.
— Да, поднос — представь себе! Да, я верю в знаки, кинь в меня камнем из-за этого! — обиженно воскликнула Маккензи, решив, что в даной ситуации это самое лучшее оправдание. Ну простите, не привыкла эта девочка вести серьезные разговоры и жонглировать фактами, выстраивая из них железные аргументами. Она не Тара и не Мэри, и даже не Эл.
— И да, я боялась твоей реакции! И прекрасно вижу, что не зря боялась!
— Семья? При чем здесь твоя семья, о чем ты? Как они вообще могли узнать обо мне? — Маккензи свела брови и потрусила головой, непонимающим взглядом изучая глаза Сибрена. Она не понимала, что в этом разговоре делает его семья и почему волшебник вообще вспоминал о какой-то девчушке, встреченной в далекой Америке.
— А, — с чувством протянула Юна, кивая головой, — Так ты теперь рад, что бросил меня? Ну и замечательно! Просто превосходно, — Маккензи говорила на повышенных тонах, вот-вот порываясь перейти на крик. От этого ее останавливало лишь то, что их спор могут услышать посторонние, — Поздравляю с верно принятым решением! — она поставила руки в бока и развернулась на месте, поднимая голову вверх и моргая, сдерживая тем самым подступающие слезы.
Через секунду успокоившись, девушка резко повернулась обратно:
[float=right]http://funkyimg.com/i/2uRgX.gif[/float]— Да, ты не лгал, — начала она полушепотом, так как стыд за свою ложь никуда не пропал, — Ты просто исчез, испарился! — взмахнула руками в стороны, будто показывая, как это было, — Видимо, умчался на одном из своих кораблей, как только родители погрозили пальчиком? Не хватило духу взять и попрощаться? Да пусть с той же не-магом, какая, дракл, разница. Мог бы хоть наврать с три короба, придумать причины внезапного отъезда — что угодно! — девушка всматривалась в его глаза и активно жестикулировала руками, — Я бы и рассказала, боясь навсегда тебя потерять! А ты оказался трусом! Трусом! — в сердцах закричала Юнона, порываясь чем-то кинуть в мужчину. Если еще минуту назад она была подавлена и осрамлена, то сейчас ее одолевая самая настоящая злость. Волшебница и не подозревала, что действительно может быть такой.
— Или тебе просто было наплевать? Точно, тебе просто было наплевать, поигрался со школьницей, показал фокус-покус простецу и она сразу оказалась у твоих ног, —  Юну несло в дальние дали и она не отдавала отчета сказанному, — а сейчас строишь здесь из себя главную жертву эпохи!

4

Считал ли Сибрен Юну единственной виноватой в данной истории? Скорее да, чем нет, однако если бы он успокоился и подумал, то скорее всего он бы не был так категоричен, как сейчас, когда в нём говорили чувства, а не разум. И да, волшебник научился жить разумом, а чувства если и не подавлял, но относился к ним крайне недоверчиво. Так и сейчас, чувства подводят, мысли где-то не здесь.
Мужчина захлёбывается возмущением, когда девушка предлагает кинуть в неё камень. Он слышал такое же инфантильное выражение от другой девушки, только вот та ему была совершенно не приятно и сейчас прежний шаблон накладываясь на этот создает в мыслях Сибрена водоворот самых непонятных мыслей и воспоминаний. Но не верит ли он сам в предсказания, случайности, знаки... Судьбы? Верит! Но поднос? Да это Юна сама скорее всего сделала! Но молодой человек так и не находит, что ответить - на лице его написано возмущение.
- Вздор! - Возмущённо бросает Сибрен в ответ на опасения девушки. Как можно оправдываться тем, что боялась его реакции? Он что, убил бы её?! Чем раньше бы Юна сказала - тем меньше было бы недопониманий и возрастающей враждебности между этими двумя. Но нет, она боялась реакции. "Да что с ней не так?!" Сибрен повзрослел и изменился, он уже был не тем двадцатиоднолетним парнем, пусть три года путешествия и сделали из него мужчину, казалось бы, но повзрослел он лишь под руководством отца и дяди, стал тем, кто стоял сейчас перед Юной - всё ещё маленькой и инфантильной девочкой, которая так понравилась Сибрену пять лет назад, но совершенно не нравилась ему сейчас.
- Что... - тут же замолкает ван дер Рейден, понимая, что сказал в этот момент лишнего, что зря упомянул свою семью как причину его исчезновения. Ведь Юна не знала, на сколько серьёзно он тогда отнёсся их отношениям, а ведь ему казалось (он буквально чувствовал), что она та самая и он не мог сначала даже поверить, что она была магглой. Но ведь не была, поэтому всё и стало таким странным.
Рейден захлебывается словами во второй раз, Юна перевирает его слова, оппонируя вырванными из контекста и выставляет его виноватым, да саплохвоста в гриву, какого Мерлина?! - Не перевирай мои слова! - В ответ кидает Сибрен и хмурится, его голос не такой уж и громкий, в отличие от голоса Юны, однако не менее пугающий, как если бы это был крик, - По всей видимости это была лишь ты, кто был рад, что я исчез! Иначе как можно было бы объяснить твоё решение не говорить правды?! - Он вновь начинал закипать, ведь Юна неожиданно отвернулась от него, это буквально выбивало землю из под ног голландца. Он никогда прежде не ругался с женщинами, да и вряд ли вовсе когда-либо ругался, ведь во время его путешествий происходило многое и там были скорее важны кулаки, но не такое вот неумелое жонглирование взаимными обидами и обвинениями. Это выматывало и Сибрен уже чувствовал себя уставшим, а ведь это был не конец.
- Мерлин, да что ты знаешь обо мне! - Уже в свою защиту вскрикивает молодой человек. В общем то она права и он это знает, только вот сейчас идти на попятную он не собирается, потому что не он один виноват. И что собственно она вообще о нём знает? Живёт в своём выдуманном мире, и теперь осуждает другого за свои неверные решения?! - Да что бы ты рассказала! У тебя было столько возможностей, а сейчас ты обвиняешь меня в трусости? Да это ты, кто почему-то захотел поиграть в магглу. Зачем?! Ты объясни мне - зачем?! - Если честно, ответ был не так уж и важен сейчас, обида превращалась именно в злобу, беспочвенную и уродливую и причиной ей были лишь обвинения девушки, не более того. Возможно он бы простил ей ложь, объясни она ему спокойно, с другой стороны он и сам бы не стал её слушать. Замкнутый круг какой-то.
[float=left]http://savepic.net/9498049m.gif[/float]- Мне было наплевать?! Мне?! - Он немеет от возмущения, учитывая прошлое и воспоминания от туда о том, что именно юная маггла ему казалась "той единственной", да к драклу, с чего он вообще это взял то тогда?! - Замолчи! - Злится Сибрен, с трудом сдерживаясь, что бы не обозвать её, - Это, дракл его, незаконно! Ты думала что я просто так решил рассказать какой-то там маггле про наш мир? Да я был уверен, что ты маг при первой встречи! Ты на столько... - он заставляет себя замолчать, понимая, что может ляпнуть лишнего, закатывает глаза и тяжело вдыхает воздух через зажатые челюсти, - Замолчи, я не намереваюсь с тобой спорить. - Его чуть ли не трясёт от гнева, руки его то сжимаются в кулаки, то разжимаются лишь для того, что бы хоть как-то дать выход злости.

5

Когда он выкрикнул: "Не перевирай мои слова!" — Юна отшатнулась. Она испугалась этого тона и на мгновение вовсе решила, что Си ее сейчас ударит. Но он лишь продолжил говорить и говорил какую-то глупость, по мнению девушки:
[float=left]http://s0.uploads.ru/6Boxk.gif
[/float]— Что? Это Я рада? — поначалу Юноне показалось, что у нее что-то со слухом и она неправильно расслышала, — Да как ты можешь говорить, что я была рада? Да ты хоть знаешь, что со мной тогда было? Я чуть с ума не сошла сначала из-за того, что думала, что с тобой что-то случилось, а после — зная уже, что ты попросту бросил меня. Теперь-то я понимаю, что эти клятвы в вечной любви были ничем иным, как банальным способом затащить меня в постель, — волшебницу вновь занесло, но она бы и дальше продолжила, вспомнив, что еще забыла оправдаться за новое обвинение во лжи. Вот только слов не нашлось, да и Си взревел вновь.
— А обо мне ты что знаешь? — парировала Юна и лишь после поняла насколько неудачно. Благодаря ей самой Сибрен и не знал совершенно ничего о стоящей перед ней девушке и теперь Ю ощутила это настолько ярко, что вся её защита, строившаяся на слепом обвинении оппонента, рушилась.
А тут еще и он со своим вопросом: "зачем?". Да откуда ей самой знать зачем! Тогда этот вариант казался самым удобным и очень забавным, но на деле все оказалось чудовищным и прибавило много проблем.
"Как такая незначительная ложь смогла запустить цепную реакцию неверных решений и дурных последствий?" — думала Маккензи. Она видит, как Рейден выжидающе смотрит на нее, и ей стало совсем уж не по себе.
— Но откуда мне было знать, что все так затянется, — тихим голосом заговорила девушка, изредка поднимая глаза на Сибрена, — Я думала, ты проведешь со мной один день, ну два, и, наигравшись, пойдешь дальше. Я и не поняла, когда успело все так закрутиться, и потом было куда сложнее находить слова, — промямлила девушка, с трудом выуживая из себя правду. Она уже достаточно врала до этого, так сейчас хоть скажет какую-никакую, но правду, хоть и спустя пять лет даже для нее такая правда кажется глупой.
Вот только после волшебник вновь выводит спор на повышенные тона, еще и затыкает ей рот. Ну не наглость ли?
— Но кто вообще показывает магию первому встречному, даже, если кажется, что он тоже маг? — вновь перешла на крик Юнона, — Не лги, ты не мог знать, что я тоже волшебница, иначе бы после того, как я не призналась в первый же день, ушел бы, дабы не выдать себя еще больше, — ответила Юна, подходя ближе, и задрала голову вверх, чтобы смотреть ему в глаза.
Воздух вокруг них был накален до предела. Если бы кто-то сейчас с лупой лег между ними на брусчатку, коей выложен внутренний двор, он бы увидел, что плитка усыпала маленькими электрическими разрядами.
— Пф, — девушка фыркнула и закатила глаза, — Что незаконно? Попрощаться незаконно? Ты сейчас серьезно? Я не говорила, что ты мне должен был рассказать о нашем мире, ты хоть немного слушал меня только что? — Юна глубоко дышала, она ходила то вперед, то отходила назад, будто готовясь к нападению. От эмоционального возбуждения попросту не могла стоять спокойно на одном месте.
[float=right]http://s5.uploads.ru/X0yQY.gif
[/float]— Я просила сказать, что ты уезжаешь. Уезжаешь! — по слогам проговорила последнее слово девушка, будто считая, что Сибрен не силен в английском, — Все бы сразу было иначе. Да, я соврала! Но я думала, что, — девушку нагло перебил Сибрен, вновь сказав ей молчать. И она взбесилась:
— Не смей закрывать мне рот, — отчеканила девушка и неожиданно для себя на последнем слове дала Рейдену пощечину.
"Ой".

6

Нет, конечно же он не знает, что с ней тогда было. Зато он прекрасно знает те чувства, что занимали его самого на протяжении очень длительного времени. Так почему она говорит, что он ею игрался и безболезненно бросил?! Нет, это всё было на столько обидно, что Сибрен не понимал, что и самой Юне обидно и больно от его слов. Но себя ведь всегда жальче.
Сибрен вновь и вновь захлебывается от возмущения, что Юна так отзывается о нём, думает что для него то лето было лишь ничем не значимым развлечением. Но оно не было! Перед глазами всё как в тумане от гнева, который лишь от части находит выход в пытающемся сдерживаться Сибрене. Он то сжимает, то разжимает кулаки. Затуманенным злостью сознанием он понимает, что говорить сейчас о своих истинных чувствах девушке, что стоит перед ним не стоит. Не потому, что ему было страшно или неприятно, но Юнона Маккензи, что сейчас стояла перед ним быа не той девушкой, в кот которую он был влюблён пять лет назад. Или наоборот - она как раз таки осталась той же, а вот он изменился. Сибрену удалось повзрослеть, но не Юне. Понимал ли голландец это именно сейчас? Вряд ли, но он чувствовал, что нет смысла оправдываться - Юна не оценит тех чувств, в данную минуту, которые он испытывал тогда. Да Мерлин, чуть ли ещё не вчера вечером! И он молчит, с трудом сдерживая себя.
И нет, ничего он о неё не знает, но в этом нет его вины. Возможно это можно было бы прочесть по его лицу, но мужчина ничего не отвечает, лишь крайне недовольно поглядывает на девушку.
"Когда успело всё так закрутиться." Да, он и сам этого не знал, но каждый намек Юны на то, что все его слова, все действия она подвергает сейчас сомнению были огромнейшим оскорблением Сибрену. Ему было до невозможности больно и обидно, что его не воспринимают адекватно, того Си из прошлого, Юна из настоящего считает лишь парнем, который "хотел развлечься". Рейден дышит сквозь сомкнутые зубы, не позволяя себе раскрыть рта, иначе он уже за себя не ручается. Юнона Маккензи, стоящая перед ним - настоящая дура, только вот высказать он ей этого не может. Зато в мыслях то и дело повторял именно это.
- Я не знал! - Наконец таки не выдерживает Сибрен и вновь взрывается не криком, но весьма повышенными тонами, - Почему ты думаешь, что я не ушёл?! Как думаешь, по каким причинам?! - Всё так же продолжает говорить Сибрен, крик девушки ему не переплюнуть, но в любом случае выглядит он сейчас крайне возмущенным. Действительно, чего он так относился к какой-то там маггле? Рассказал своё секрет? Не от того ли, что эта маггла что-то значила для него?! Но нет, Юна как будто этого не понимала, на столько была зацикленная своей обидой, что он ушёл и ничего другого не видела. Даже того, что по сути во многом была сама виновата, пусть и весьма косвенно.
Девушка подходит ближе на пару шагов и теперь смотрит на него в опасной близости и снизу вверх, сдерживать своё гнев становится ещё сложней, не потому, что он может ударить её или что-то в этом роде. Всё было дело в том, что он по всей видимости всё ещё влюблён в эту полоумную волшебницу, которая оказалась отвратительной вруньей. От осознания этого, сдерживать свою правду ещё сложней, но ведь Юна только что вполне понятно дала понять, какого о нём мнения. Сибрен никогда не был болен честолюбием, но именно в этот момент, по всей видимости, оно в нём и проснулось. А ещё он весьма ощутимо почувствовал те самые "электрические разряды", только вот с его сторон они, по всей видимости, несколько иную природу.
[float=left]http://savepic.net/9437678m.gif[/float]- Ты меня не слышишь! - Мужчина трясет перед собой руками, но она всё равно его не слышит, она лишь обвиняет. Рейден чувствует себя уставшим и несчастным, он просто больше не может с ней спорить, физически не может. Она что-то говорит, он уже с трудом разбирает что именно, его глаза бегают из стороны в сторону, когда он следит за хаотичными движениями девушки перед ним. В итоге не выдерживает, пытаясь прервать эту ужасную ссору, после чего тут же получает звонкую пощёчину, которая ещё несколько секунд после звучит в воцарившейся тишине между этими двумя.
Он смотрит на неё холодным и спокойным взглядом. Гнев куда-то исчез, но ненависти в его глазах не было - они были лишь холодными и пустыми, будто бы он сам пришёл к какому-то неожиданному решению, которое искал в процессе этой ужасной ссоры. И оно нашлось. И им Сибрен решил поделиться.
- Мисс Маккензи, - начал он тоном, который мог бы показаться излишне официальным даже на официальной встрече, - Я вижу, мы не сможем найти согласия, а потому я не считаю возможным продолжать наш разговор. - Он молча смотрит на девушку, после чего продолжает, на этот раз голос его уже не был на столько официальным и отчужденным, и в нём явно слушалась та боль, которую она успела ему причинить своими необдуманными словами, - Повзрослей. Жизнь не всегда крутится лишь вокруг тебя. Можешь думать что угодно обо мне, но я никогда тебе не врал. - Он выделяет это самое слово "никогда", потому что всё, что он ей говорил, что делал ради неё было лишь чистой правдой. И да, он любил её по-настоящему, он действительно хотел быть с ней, а когда понял,что не сможет - попрощаться было невыносимо больно и он исчез. Посчитал, что так будет проще. Он ещё медлил, не зная, стоит ли говорить всю ту правду, что тогда он сказать побоялся. С другой стороны между ними всё было конечно и слова Сибрена могут сделать лишь больнее - им обоим. И всё же он решился, не ради себя и своих чувств, он думал, что это поможет Юне повзрослеть и это казалось ему сейчас самым важным, он смотрел ей в лицо всего пару секунд, после чего его взгляд скользнул в сторону огромных окон коридора, где он был прежде и заговорил, - Я хотел быть с тобой. Но не мог. -Как камень с души, который был на ней все пять лет. Он правда, хотел быть с ней и он был бы, если бы девушка не скрыла самую важную правду из всех - что они были из одного мира.
- А теперь мне нужно закончить дела с Остарой. - После признания, он так на Юны более и не взглянул, развернулся и быстрым шагом зашагал в сторону единственного входа, с помощью которого мог попасть обратно в здание завода. От туда всё тем же быстрым шагом он направился в кабинет Остары, разве что остановился на несколько мгновений в одном из коридоров, где никого не было, что бы перевести дух... и пожалеть о своих словах, не стоило ему об этом говорить. Не стоило.

П Р О Д О Л Ж Е Н И Е   И С Т О Р И И   В   Э П И З О Д Е :    В С Ё    В Ы Ш Л О   И З - П О Д   К О Н Т Р О Л Я

7

"Что я только что сделала", — спрашивала себя девушка, отходя на два шага назад. Она вдруг поняла, что окончательно перегнула палку и уже не понимает, куда это все ведет. Кажется, еще в кабинете Остары она собиралась просто извиниться и просить простить ее, но только что она дала Сибрену пощечину. Волшебница морщится и трет переносицу, пытаясь понять, где в разговоре свернула не туда. Слишком многое произошло этой осенью, что сильно подкосило и без этого не самую крепкую психику Юны. Только в прошлом месяце внезапно умер отец — о каком самоконтроле вообще может идти речь?
— Прости, я не хотела, — шепотом говорит Маккензи, но ее невнятные извинения не были услышаны волшебником.
“И вновь мисс Маккензи”, — Юнону уже передергивает от этого обращения и она понимает, что разговор окончен. Сейчас, так точно. А ведь у нее был отличный шанс не испортить все в этот раз.
— Повзрослей, — говорит ван дер Рейден, и это больно бьет по самолюбию девушки, так же, как и следующие его слова. Он говорит с Юной, как с ребенком, как ее старшие сестры и мать, так же, как говорил отец. В тот момент ей хотелось оглохнуть и провалиться сквозь землю, настолько стыдно ей было сейчас за саму себя. И, знаете, перед родными никогда не было так стыдно, как перед человеком, которого любила и, наверное, любит до сих пор, хотя сейчас сложно сказать что-либо наверняка.
Он никогда не врал, зато врала она. Он смог повзрослеть, а она все еще жила тем временем, когда они были вместе. Хотя сейчас уже не настолько, ведь все то, что ассоциировалось с ее хиповой юностью, погребено под грудой пепла и выброшено в мусор.
Юнона отводила взгляд, не решаясь ничего сказать, а Сибрен медлил. Они во всех смыслах стояли далеко друг друга, а после этой глупой ссоры никто не собирался делать шаг навстречу. Был ли в этом смысл теперь?
— Я хотел быть с тобой. Но не мог, — сказал ван дер Рейден и девушка подняла глаза, на которых тут же проступили слезы. “Ту-дум” — громко стукнуло сердце, а после чего, будто, затихло. То, о чем вчера она думала, оказалось правдой?
[float=right]http://sf.uploads.ru/OaDJ0.gif
[/float]“Неужели я такая идиотка. Мерлин, как я могла только наговорить столько гадостей. Зачем? Что со мной не так?”
Маккензи не хотела верить, что все испортила. Она попросту не разрешала себе об этом думать, иначе знала, что в этот же момент сломится и все ее старания держать себя в руках станут напрасны. Тогда ей больше не помогут ни книги, ни учеба, ни какие-либо другие занятия, которые держали ее в руках весь прошедший месяц.
Он уходит, а она готова бежать за ним и извиняться, но не делает этого. Юнона Брук остается стоять на одном месте и смотреть в спину удаляющемуся волшебнику. "Обернись, прошу, обернись!" — молила девушка, но этого не произошло.
Пять лет назад Си исчез, не попрощавшись, сегодня же Сибрен просто ушел. И оба рада по вине Маккензи.

Проходит какое-то время прежде, чем она собирается духом и трансгрессирует к каминам.
— Б... Братхейм! — произносит девушка и зеленое пламя уносит ее домой, откуда бежит на холм в лес, где и пробудет до вечера. Ей есть о чем подумать.

Они поднимались на колесе обозрения все выше. Юна думала одновременно о шаткости кабинки и о том, какие красивые у Него глаза. Стеснение мешало слишком долго держать на себе Его взгляд и от волнения девушка комкала в руках край сарафана. Ей всегда нравились именно светлые глаза, в них по особому отражалось солнце. Маккензи не знала о Нем ничего, но уже готова провести с Ним всю жизнь.
И вот Он делает взмах рукой, выхватывая будто из воздуха маленький василек. Пока девушка пытается справиться с удивлением, Он закладывает цветок ей за ухо.
— Я волшебник, — проговаривает Он. Девушке кажется, этот голос звучит, как шелест листьев, отчего она и вовсе теряет голову.
— Да, я тоже, — с улыбкой отвечает Юнона.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » More than you know