A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » Raise the sand


Raise the sand

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://funkyimg.com/i/2u21h.png
RAISE THE SAND
Ostara Mackenzie and Tiberius McLaggen
завод Маккензи недалеко от Глазко, кабинет Остары; 29 августа 2003; PG; OST
леса на землях Маккензи; 6 сентября 2003; PG;

http://funkyimg.com/i/2u2cP.png
В сложившейся политической ситуации Остара хочет знать какие угрозы подстерегают МАМС.
С этой целью она обращается к юристу компании - Тиберию МакЛагену.

2

2 9 . 0 8 . 2 0 0 3

Некоторое время Остара жила в Америке в мире маглов. Окна ее квартиры в Новом Орлеане выходили на Сейнт Питер стрит. Комнату ее освещал яркий свет неоновой вывески “Big Daddy”. Официально это был стриптиз-клуб, так как законы Луизианы запрещают проституцию. Но, если верить владельцу этого места, законы - всего лишь перечень указаний, и ни в коем случае не свод строгих правил. В первый же день с балкона своей квартиры Тара наблюдала, как девушка, чья кожа была словно алебастр, держа табличку, на которой было написано: “Бесплатный вход”, вышагивала на огромных шпильках по улице, приглашая посетителей в бордель. Она была почти нагишом. Достаточно одного движения и девушка с алебастровой кожей оголила бы свою молочную грудь, демонстрируя розовые, как клубничные мармеладки, соски.
Мужчины после полудня и до рассвета стекались в “Big Daddy” и на несколько часов исчезали. Их существование прекращалось и начиналось вновь на душных, залитых джазом, улицах Французского квартала, по которым, как одинокие корабли блуждали девушки и женщины разного вероисповедания и цвета кожи, преследующие одну единственную цель - независимость. Если Америка получила ее, возможно, и они могли бы?

Их музыка, их тело кричало о свободе. Как-то Тара спросила знакомую креолку, работающую в одном из стриптиз-клубов на Бурбон-стрит: не хотела бы она найти другую работу? Красивая женщина улыбнулась и заговорила о праве выбора и феменизме. Это был один из самых необычных разговоров, в котором Маккензи приходилось участвовать. После него ей казалось странным, что в мире волшебников впервые министром магии стала женщина в далеком 1814 году, и лишь в 1979 году пост премьер министра Великобритании заняла Маргарет Тэтчер. Сто шестьдесят пять лет разделяли их. Казалось бы, волшебники опередили своих не магических собратьев, но от чего в таком случае Остара смотрела на девочек на улице и не испытывала к ним сочувствия, с такой гордостью несли они свою профессию? Ей напротив было жаль заточенных в стенах своих замков грандам, которые то ли ждали дракона, который спалит их дотла, то ли принца, который вскорости вернется от любовницы. Почему волшебное общество, которое было столь прогрессивно в отношение женского пола в 19 веке застряло в морали и устоях викторианской эпохи, словно трясине? Когда не магическое общество развивается и их женщины с протестами выходят на улицу, почему Остара терпит своего заместителя, который ненавидит ее лишь за то, что у нее щель между ног? И это кажется нормальным. Обратись она к дамам своего круга с призывами встать на баррикады они отправили бы ее в госпиталь в отделение от магических недугов. Не важно даже, что министр магии - женщина, Остара все равно будет пребывать в великолепной атмосфере ненависти.

Но возможно ее невзлюбили за что-то еще? После назначения Тары на должность главы шотландского филиала МАМС она потеряла в весе, выплакала все в глаза и, вероятно, скоро начнет сидеть. Ее тело, ее нервы были напряжены. Она папенькина дочка, она лишена таланта управленца, она слишком молода и неопытна для этой работы. Но она все еще упрямо держалась за это место, потому что оно ее по праву рождения. Со временем ей становилось легче, и сотрудники проявляли послушания. И все же ежедневно она сталкивалась с главной проблемой - она девушка. Девушка не должна руководить компанией по производству оружия, расположенной в одной из самых сексистских стран мира.

Тара с усилием нажала на перо и оно сломалось.
[float=right]http://68.media.tumblr.com/506eec1e9c644a11e6c8664541359ad9/tumblr_nmu1w9N25P1smz184o1_250.gif
[/float]За окном лил дождь. Жирные капли стучали о стекла, просили пустить их и потоки воды, которые унесут корреспонденцию со стола Остары, испортят отчеты, зальют ее кабинет. Маккензи обратила взгляд к часам, отложила перо. Через пару минут у нее встреча. Нужно прийти в себя.

Посмотрев на свои пальцы, Тара убедилась, что на них нет чернил. Чистой рукой она провела по грули, поправила ворот блузки, убрала прядь волос за плечо. Сломанное перо она смахнула в ближайший ящик.

В дверь постучали, сперва появился секретарь Остары, который тоже был мужчиной, вслед за ним Тиберий МакЛаген - юрист МАМС. Тара поднялась из-за стола и улыбаясь вышла ему навстречу. Она вспомнила, как это было неловко в первое время. Как ей странно было, что в ее кабинет стучат, у нее есть секретарь и люди приходят к ней, а не она к ним. Еще год назад она не знала, что говорить, как говорить. А сегодня приветливо протягивает руку МакЛагену и с легким усилием сжимает ее. Так делал ее отец. Так делают мужчины. Или вновь что-то не так?

-Тиберий, спасибо, что пришли. Я рада познакомиться с вами лично.

Она внимательно смотрит в лицо собеседника для чего ей приходится запрокидывать голову. Он значительно выше нее, крупнее. Обладает выраженными чертами лица. Он источает мужественность и, видно, упивается ей.

-Не желаете чай или кофе? Возможно шотландский виски, нет? Хорошо. Присаживайтесь.

Жестом она попросила секретаря уйти, вернулась за свой стол и в кожаном кресле вновь ощутила уверенность, пострадавшую от недостатка роста.

-Я обратилась к вам лично, а не к вашему помощнику, так как речь пойдет не о документах, - Тара нахмурилась, немного поддалась вперед, облокачиваясь локтями на стол. - В связи с с последними событиями, меня беспокоит вопрос: что грозит компании, если у представителей незаконных организаций будет найдено в крупных количествах наше оружие?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ughz.png[/AVA]
[SGN]with his GUN, with his head held high he told me not to cry,
http://funkyimg.com/i/2tY2F.png
oh, my daddy said, ‘SHOOT!'
[/SGN]

3

Росс подошел к зеркалу, провел рукой по подбородку. Сколько всего он видел в других людях: желание славы, алчность, глупость, медлительность, сообразительность и необычайную быстроту и непотопляемый позитив. Он видел как верные догадки делают плечи шире и ноги крепче попирают пол, как звук шагов становится легче, а движения плавнее, как голос начинает звучать свободнее, без зажимов. Он видел больше остальных, потому что и его цели как правило были больше чем у других. Он замечал и как девушки играют в мужские игры: они одевают высокие каблуки даже если на работе это неудобно, но им нужно быть выше, смотреть на подчиненных сверху вниз; они одевают брюки и пиджаки, чтобы показать, что их взяли не за красивые глаза, они здесь чтобы работать; они не показывают своего смущения, держат взгляд, думают на шаг вперед, ведь им нужно быть еще немного лучше мужчин, и не просто быть, а нужно доказать это. Продиктовано ли это внутренними страхами? Или вот более точный вопрос: Сила это Слабость? Сам Тиберий не делил своих коллег на мужчин и женщин, он делил их на серьезных, надежных, умных, с тем с кем попути и остальных. Хотя близко не полпускал ни тех ни других.
Но вот сейчас он смотрит в зеркало, и что он там видит? Ему кажется что ничего. Ничего не как нехватку чего-то значимого, личности, характера, даже страхов. А что-то настолько уравновешанное, что это нельзя описать. Возможно в последнее время так выглядит его хорошее настроение. Или никакое настроение. Мерлин, от этого слова не отделаться, оно словно паразит, который залез под кожу и медленно, мучительно уходит все глубже и глубже, въедаясь в плоть и отравляя ее. Да, в его голове есть мысли, которые увлекают его, подстегивают аксоны на образование новых синапсов и новых нейронных связей. Происходит много событий, которые приносят результаты, дают надежды, дарят предвкушение бОльших возможностей или связывают руки, ограниченные полномочиями, но все это уравновешивается отсутствием чего-то важного. Вместо этого можно использовать универсальные бустеры жизни: алкоголь, наркотики, секс, насилие или неосознанное накликание больших неприятностей на свою душу, которые будут призваны очистить ее, закалить и провести по медным трубам в другую ветку жизни, где все совсем иное. Но благоразумность в нем похоже сильнее. Зачем пускаться во все тяжкие, оправдывая себя тяжелыми ситуациями? Самое интересное происходит не в мозгу воспаленном от одурманивающих веществ, а в настоящей жизни.
Он продолжает смотреть на свое отражение, задерживаясь на глазах. Через какое-то время начинает казаться, что там в зазеркалье - кто-то другой, но логика тут же разбивает эту мысль вдребезги, а ее осколки складываются в слово "иллюзия". Нелюбовь к иллюзиям - еще одно качество шотландца. Довольно странное качество, если учесть, что человек существо субьективное, но кто из нас не стремится к идеалу? Просто у каждого он свой. Про Тиберия кто-то мог сказать, что он слишком жесткий ублюдок, что он несправедлив, что у него нет ничего святого. Но, скорее всего, он просто не тормозил там, где у других не хватало смелости идти дальше, потому что у него было ощущение, что ему нечего терять кроме самого себя, уважения к себе, а оно говорило ему что он хочет больше, дальше, лучше. Когда результатом твоего столкновения по работе может быть увольнение и потеря имени, карьеры, выстроенной с таким трудом, но ты идешь вперед потому что чувствуешь, что создан для этого, потому что просчитал все варианты и знаешь, что риск есть, но награда будет стоить этого. Когда все это тебя лишь подстегивает сделать по-своему. Отличная привычка для юриста: чутьем, упертостью и талантом двигаться вперед.
Отвернувшись от зеркала, Росс шагает в камин, лишь кончиками пальцев кидая порошок, чтобы ровно к назначенному времени появиться в МАМС. В шотландском филиале новый управляющий, точнее управляющая. Довольно интересно познакомиться с ней лично. Его встречают по всем правилам официального приличия, значит с дисциплиной по прежнему дружат, а это самое главное на производстве оружия. Дисциплина и предусмотрительность.
Тиберию нравится ее рукопожатие, нравится ее фигура. Стройная, подтянутая, спортивная и при этом спокойная, несуетливая девушка с оружием смотрится опаснее, чем мужчина. А образы достаточно сильно влияют на впечатления и ожидания. Это заводит. Хочется, что Остара выросла на этой должности в настояющую тигрицу.
- Это чувство взаимно. Доброго вечера, Остара!
Где-то на уровне рефлексов он ловит небольшую долю ее сомнений или смущения, но Маккензи этого не показывает. Они обмениваются оценивающими взглядами - их второе "рукопожатие". И снова девушка производит приятное впечатление.
- Нет, благодарю Вас. Сначала - дела.
В Остаре была какая-то загадка. Она представлялась Россу в его замке, органично вписываясь в интерьеры, настроения, обстановку. Хотелось понять, что же это за черта характера, которая прячется пока только в догадках.
- На каждый случай продажи все документы с нашей стороны, - он сделал акцент на последних словах, - должны быть надлежающе оформлены, зарегистрированы и храниться в очень надежном месте. Ведь у нас все договоры, чеки, счета и акты оформляются правильно? - по привычке Тиберий последнее предложение произнес тоном, который не потерпит возражений. Привычка "показывать зубы" в одном из первых диалогов, чтобы понять насколько собеседник смущается сработала сама по себе. Ему были важны все мелочи относящиеся к делу.

4

GOTTA LOVE IT

Оказавшись лицом к лицу с Тиберием Остара имела возможность рассмотреть его. В целом нельзя было назвать МакЛагена красивым мужчиной. Его черты носили сюрреалистичный характер: крупный нос, не выразительные губы, взгляд отяжеленный морщинками вокруг глаз. Но из отдельных деталей складывалась картина, присмотревшись к которой находишь себя подчиненным ее силе. Тиберий имел некоторую животную привлекательность. Высокий, статный он источал уверенность. Перед такими мужчинами без боя сдаются десятки женщин. Маккензи подумала, что безусловно у него кто-то есть. Ей казалось, что она знает - он не женат и отсутствие супруги добавляло ему порочности. В целом мужчины не обремененные брачным ложем даже запах имеют иной. При этой Тара поймала себя на том, что нос ее щекочет аромат мужского парфюма. Правая ножка Маккензи нервно заерзала в неудобной туфле. Она подумала, что у нее слишком давно не было мужчины и это вредит делу.

Всю себя она посвятила работе, не оставив для сна даже ночи. Компания была важнее ее личной жизни. Если связи с мужчинами не принесут плодов, так как замужество и материнство на данный момент не привлекало Остару, то карьерные успехи обеспечат стабильность, уважение. Без прикосновений, поцелуев и секса ей бывало неуютно, но без работы становилось еще хуже. Возможно, поэтому Маккензи занимает это кресло. В отношениях с противоположным полом она все больше походила на мужчин. И все же порой чувствовала себя обнаженной и на шпильках с табличкой “Свободный вход” в руках. Но она надеялась, что и это ощущение со временем пройдет.

- Безусловно, - отвечала Остара на вопрос собеседника. В своих словах она была уверена. Но ум ее привык подвергать любое утверждение сомнению и для себя она решила, что необходимо еще раз проверить документы и их сохранность. За что, однако, служащие сильнее ее не полюбят. - Я правильно вас понимаю: если у некого волшебника, обвиненного в нарушение закона, будет найдено оружие, по документам принадлежащее другому волшебнику, то наша компания не имеет к данному вопросу никакого отношения, в случае если к документам нельзя будет придраться?

Она еще немного наклонилась вперед. Почему они знакомятся только теперь, ведь Тара занимает этот пост больше года? С МакЛагенами все чаще имел дело отец, когда уже Остаре понадобилась помощь юриста, к ней присылали помощника Тиберия. Конечно, они знали о существование друг друга. Не так много магических шотландских кланов осталось в Великобритании. Но работая в одной компании и вращаясь в одних кругах, они никогда не сталкивались. И при этом МакЛагены имели акции МАМС, что было просто смешно! Да, Тара понимала, что в свое время именно союз с историческими врагами - МакЛагенами обеспечил благополучное возвращение замка Маккензи, их титула и основание филиала компании в Глазго. С тех пор члены семьи Тиберия обеспечивали юридическую поддержку МАМС и в целом кланы жили в мире. Но Таре не давал покоя тот факт, что какой-то процент стола, за которым она сидит, пускай и мизерный, принадлежит МакЛагенам, как и ее кресло, ее перья и все прочее.

- У меня будет просьба к вам. Насколько я понимаю, все жалобы на компанию, все документы как-то связанные с проходящими на протяжение многих лет судами хранятся в вашей семье. Я бы хотела ознакомиться с ними. Не могли бы вы прислать мне копии? Нет поводов для тревоги, но мы живем в беспокойное время и я хотела бы быть готова ко всему.

Маккензи улыбнулась сладчайшей улыбкой, при виде которой у детей обострялся кариес. Как бы ей не хотелось вести переговоры наравне с мужчинами, иногда приходилось быть женщиной: ласковой, немного глупенькой, в целом такой, которой хотелось бы помочь. И Маккензи тошнило от этого.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ughz.png[/AVA]

[SGN]with his GUN, with his head held high he told me not to cry,
http://funkyimg.com/i/2tY2F.png
oh, my daddy said, ‘SHOOT!'
[/SGN]

5

Похоже маги стремятся к идеалу, но больше него ценят этакий легкий налет порочности, ущербности, неправильности, незавершенности. По исключениям из правил запоминают и сами правила, хотя должно быть наоборот. То, к чему сложно прикоснуться, практически невозможно, но что является не совсем уж идеальным и безгрешным, другими словами, что не лишено человечности, а значит надежды на то, что это доступно и любому, кто захочет и осмелится. Вы видели моделей с обложки Ведьмополитена? То слишком большой лоб, то тяжелые скулы: то, что по-хорошему мы далеко не всегда захотим увидеть на свидании. Но вот немного магии СМИ и образ примелькался и все вокруг вздыхают, и ты уже чтобы не чувствовать себя ненормальным тоже считаешь это красивым: излишняя худоба / полнота, длинные ноги, длинные руки - критерии красоты вдруг подменяются на новые. Вы слышали как поют современные группы? Классический вокал в нас не рождает столько чувств, сколько хрипота в голосе, незавершенные фразы в куплетах, двусмысленные припевы, которые можно от души адресовать своим знакомым, делая вид, что это всего лишь песня. Небольшая неправильность с огоромным запалом эмоциональности эффект дают посильнее выверенных гамм и гармоний.
Великими художниками и поэтами становятся после смерти, потому что их революционное видение общество еще не догнало в своих головах. И в этом привычном им укладе появляется нечто большее, на что они смотрят с опаской и еще какое-то время примеряются, прицениваются, взвешивают на весах Правосудия и Гармонии, складывая в противовес гирьки с годами и происходящими событиями.
Так и с любовниками. Желательно чтобы он казался недоступным всеми 50-ю оттенками запрещенного, возвеличенным статусом, запахом связей и денег, положением, неожиданными поступками, красотой, нестандартными запросами, вкусом порочности. Наверное, все эти прелести Тиберий с лихвой забрал себе, а вот для своей пассии не оставил ничего. Ее место, ее роль отдавали смрадным, душным проклятием. Так он мнил себе царство Аида. Вокруг темно, влажно, жарко, но тебя от этого бьет озноб.
Лет пять назад Росс еще развлекался тем, что представлял себе девушек на месте своей невесты: чтобы бы ему понравилось, что было бы неприемлимо, сколько бы эти отношения продержались. Словно игра в то, что недостижимо. Но затем, он перестал даже думать об этом. Постепенно и количество его интриг уменьшилось. Так он, видимо, и перестал делить своих коллег и знакомых по полу. Это не давало никому из них преимущества либо недостатков. Это было уже не важно, как цвет волос или то, чем они завтракают перед тем как разгладятся их лица и их рубашки.
Девушка не дрогнула и даже не позволила себе задуматься всего лишь на пару секунд перед ответом. Она выдержала деловой тон, не приняв близко к своей личности суровый тон Тиберия. "Вот это хватка", - Росс даже такого не ожидал, хотя и не загадывал какой будет реакция на этот раз.
- Абсолютно верно. Ответственность будет лежать уже на частном лице: как он распорядился со своей собственностью либо, когда они пытаются найти лазейки: успел ли вовремя обнаружить и заявить о пропаже. - Росс смягчил свой вгляд почти из-под лба на собеседницу, так как голова его была наклонена чуть ниже чем требовалось, но в кресле держался неподвижно и уверенно, словно хищник в засаде. А Тара подалась ближе к нему словно добыча, что дразнит охотника либо словно другой хищник, который бравирует своей свободой и подвижностью.
- Да, ваши сотрудники брали копии, когда была необходимость, а также получали их после вынесения решения, но оригиналы хранятся в сейфе нашей семьи. За какой срок вы хотите получить решения по жалобам и насколько срочно?

6

FREE ANIMAL

Ответ МакЛагена предал улыбке Маккензи естественности, искренности. Она действительно была рада, что разговор их складывается легко. Остара чувствовала вкус победы, пускай она и была незначительной. На ее месте отец воспринял бы эту беседу, как должное. Его не удивил бы уважительный тон, почтение. Тара, напротив, не переставала поражаться тому, что она занимает это место и с ней считаются. Она с большой готовностью приняла бы насмешки Тиберия. Вместо этого он говорил с ней как с равной и она была благодарна.

Остара откинулась на спинку кресла вполне довольная.

- С момента открытия шотландского филиала. И как можно скорее.

Какое-то время они продолжали беседу. Не повышая тона, не делая резких движений. Речь их превратилась в речной поток, наталкивались на камешек непонимания они обтекали его красивым словом и сдержанной улыбкой. Тара оценила мастерство Тиберия. Он юрист, он хитрый собеседник. Общение с ним напоминало сладкий певучий рассказ экскурсовода в музее магической истории Шотландии, которому, осмелившись, можно было задать короткий вопрос и услышать доброжелательный ответ. “Была бы я обвинена в чем-либо, пускай хоть в краже пирожка с яблоком, хотела бы, чтобы он меня защищал”, - думала Остара.

Однако общество МакЛагена имело и отрицательный эффект - оно расслабляло. Голос его вносил умиротворение в деятельную жизнь компании. И Таре неприятно было думать, что бдительность ее, пускай и не намерено, усыпляют. Словно ребенка убаюкивают, лишь бы уснул. Ей подумалось, что было бы смешно, если б она задремала в кресле во время разговора. Виной всему, конечно, не Тиберий, а ночи, проведенные вне своей постели. Жаль, что причина тому не стало более привлекательное ложе, согретое человеческим телом, дело было в работе и бессоннице.

- Что ж, я рада нашему знакомству. Это была продуктивная встреча. Вы очень мне помогли, благодарю, - и снова она улыбнулась, на этот раз во много доброжелательней.

Дождь, тем временем, перестал идти. Тяжелые тучи, излившиеся галлоны воды на землю, сменили свой угрожающий оттенок на более светлый. Природа замерла, природа впитывала, ждала новой бури, надеясь на солнце.

Маккензи встала из-за стола, МакЛаген последовал ее примеру.

- Не могу, не имею права вас дольше задерживать! Вы уделили мне и так слишком много времени, - прощалась Тара с долей кокетства. - Однако,.. - она помедлила, свела брови, наклонила голову и в упор посмотрела на Тиберия. - Насколько я знаю, вы охотитесь. Впрочем, какой шотландец не любит охоту? Признаться это и мое увлечение. Не откажите ли мне в компании? Мы с дедушкой предпочитаем охотиться на уток, встаем как можно раньше, встречаем рассвет.

Сегодняшняя встреча носили сугубо деловой характер. Но Остара была знакома с миром мужчин, пускай и не обладала всем необходимым, чтобы мужчиной быть. Она понимала, что дела делаются не в кабинетах, а в клубах, на охоте, на вечеринках. Если она хочет играть в эти игры, то должна соответствовать. И в целом, это предложение было сделано добровольно. Общество МакЛагена ей показалось приятным. Безусловно, вне стен ее кабинета он обернуться совсем другим человеком. Но раз так, Тара хочет знать, с кем имеет дело.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ughz.png[/AVA]

[SGN]with his GUN, with his head held high he told me not to cry,
http://funkyimg.com/i/2tY2F.png
oh, my daddy said, ‘SHOOT!'
[/SGN]

7

- Вы должны понимать, что получите приличный объем макулатуры. И если собираетесь выбраться с подругами на выходные отдохнуть, то можете смело похоронить эту идею. Либо замки из пергамента либо ваша личная жизнь на ближайшие несколько месяцев, я бы сказал. Прошу меня понять. Я ничуть не сомневаюсь в ваших силах и намерении, но из этого количества документов можно действительно построить себе целый личный Азкабан.
Деловым тоном Росс скрывал удивление. Несколько стеллажей с бумагами, магией уменьшенные до размеров нескольких папок, у него еще никогда не просили все сразу. И если новая заведующая настолько серьезно решила подойти к вопросу, тогда и он решится сейчас на начало серьезных деловых переговоров. Тиберию нужно знать точку зрения Остары по некоторым вопросам. Ведь каждый новый руководитель может координально изменить политику фирмы которая скалывается уже несколько столетий. И знать тогда о таких возможностях следует заранее, а может и предупредить их.
- Мисс Маккензи, раз уж мы с вами начали наше деловое знакомство, и я чувствую вашу хватку, ум и прагматизм, хотелось бы узнать и ваше мнение о политике фирмы в отношении другого актуального сейчас вопроса. Я думаю, вы наверняка вкурсе, что МАМС создало проект Оборотень. Проект, который для нужд магозоологов создал оружие против оборотней. Разработки были в ограниченном количестве, а результаты поставлялись сотрудникам министерства. Но пока под запретом распространение оружия гражданским. Как вы смотрите на то, чтобы найти способ начать его распространять сейчас более широко? Чтобы обычные маги могли его приобретать? Дело в том, что обстановка в вопросах оборотней становится все более напряженной. И как бы министерство не старалось, могут возникнуть случаи, когда оборотни будут представлять угрозу обычным магам и они могут даже не знать, кто живет по соседству. Резервации переполнены. Оборотни ищут обходные пути, чтобы выжить. И может быть даже они сами не собираются никому причинять вреда, но меня беспокоит то, что все выходит из-под контроля.
Тиберий смотрел на эту хрупкую блондинку, которая держала осанку так, словно от этого зависле эффективность всей ее работы: неукоснительно, но словно это было совсем-совсем естественно, и думал о том, что возможно она понравилась ему потому что в них была схожая черта - они покачивались на нескончаемых волнах работы, чтобы не утонуть в чем-то другом. На какое-то мгновение ему показалось, что он слишком долго задержал свой пытливый взгляд на девушке - и она поспешила перевести глаза на стихию, утихающую за окном. Женщины... Возможно дождь ее успокаивает или, наоборот, нервирует. Что до него - ему ровным счетов все равно. Вода, вода. Говорят маги, специализирующиеся на стихийной водной магии, становятся более эмоциональны, импульсивны, впечатлительны, эмпатичны. Как же тогда он, Тиберий Росс МакЛагген, совмещает в себе хорошее чувствование и отсутствие лишних сентиментов? Наверное, ему помогает его опыт и внимание к мелочам. И сейчас его опыт говорил, что эта беседа слишком быстро закончилась, ему нужна еще одна встреча. И он придумает причину для ее осуществления.
- Я надеюсь, мы и впредь будем плодотворно сотрудничать. Взаимно рад знакомству, мисс Маккензи!
Но юная бизнесвумен умела правильно преподносить предложения. Капля интриги, слегка приглушенный тембр голоса, почти интимная обстановка и его приглашают на охоту! Мужское предложение сделанное очень по-женски.
[float=right]http://i.picasion.com/resize86/0a3c7653e623f96ac3769cdef1c161fb.gif[/float]

Удивление и удовольствие одновременно. Он был согласен потому что он любил охоту. Он был согласен потому что ему очень хотелось увидеть как Остара будет вести себя на этом "мужском таинстве". Он был согласен потому что хотел узнать на что она способна вне стен кабинета. Он был согласен потому что ему нужна была еще одна встреча.
Глазами он выразил удивление и немую догадку, что неужели и Маккензи как представительница шотландской крови имеет вкус к этому искусству. И следующая фраза довольно юного создания заверила его, что так и есть.
- С радостью и удовольствием. Я действительно люблю охоту. Буду ждать от вас сову с датой и временем.

Отредактировано Tiberius McLaggen (2017-09-26 19:50:41)

8

Тара хотела бы сказать Тиберию, что планов на выходные у нее нет. Но прозвучало бы это двусмысленно и могло быть воспринято, как приглашение. С улыбкой она думала о том, что в Азкабане из документов она уже живет, и маленькая пристройка, которой обязался обеспечить ей МакЛаген Остаре не помещает. Но она промолчала оценив и его заботу, и его чувство юмора. Ей в целом понравился Тиберий. Маккензи живо могла представить его предков, спускающихся с кораблей, украшенных драконами, на берега Шотландии с мечом и щитом наперевес. Такие же статные, высокие, светловолосые, как и их потомок. Все верно - МакЛаген был истинный викинг. Можно было восхищаться его ростом и мощью, но трогать было нельзя. Он опасный зверь, лучше держаться от него на расстояние, дать ему привыкнуть к тебе, тогда и дело заладиться.

- Я понимаю вашу заинтересованность Оборотнем. Я подумаю об этом.

Их затянувшееся прощание было завершено последним оценивающим взглядом, последней улыбкой, которая ничего не обещала и ни о чем не просила, но выражал удовольствие от знакомства с человеком приятным.

О МакЛагене Остара больше не думала. Он был вспышкой солнечного света в хмурый Шотландский день, которые радуют, но не поражают. Ты не надеешься на то, что тучи когда-то рассеются, ты смирился, ты покоен в своем одиночестве. Да, ты знаешь, что солнце где-то рядом, но оно как будто не для тебя. Тебе же принадлежит работа, бумаги, которые требуют твоего рассмотрения. Они целиком занимают тебя, не оставляя времени подумать о том, что есть что-то больше и лучшее.

Однако Остара не забыла выбрать день и отправить Тиберию сову с запиской, в которой довольно кратко оговаривала место и время. Даже себе она не готова была признаться, что хотела видеть МакЛагена. Желание это скорее было связано с внешней привлекательностью мужчины. Так мы хотим видеть красивые вещи вокруг себя, украшая наши дома и сады. Ей хотелось чуть ближе рассмотреть его глаза, убедиться, что нос его причудливый, как она и помнит. Но все это были мысли-минутки, к которым она возвращалась, когда речь заходила о дне охоты. Даже увлечением Остара не могла бы это назвать. Скорее светлая радость от ощущения этой густой мужской энергетики, находящейся где-то поблизости. Если бы их не связывали дела, она бы вовсе забыла о существование Тиберия. Но те или иные обстоятельства порой напоминали о нем. От того Маккензи как можно скорее хотела покончить с налаживанием отношений и перейти в ту фазу, когда мужчины вместе пьют неразбавленный виски и обсуждают без лишних церемоний вопросы, касающиеся компании. А учитывая складывающуюся политическую ситуацию, да и в целом, если посмотреть на безумие, творящееся в магическом мире, помощь МакЛагена может ей пригодиться в самом скором времени.

0 6 . 0 9 . 2 0 0 3
Как обещала, Остара пригласила на охоту не только Тиберия, но и своего дедушку - Георга Слагхорна. Во всех смыслах это был замечательный человек! Слагхорны - одно из немногих семейств, членов которого в равной степени сложно назвать англичанами, как и шотландцами. Их земли действительно находились на Юге Шотландии и на протяжение многовековых столкновений переходили то во власть английской короны, то во власть шотландской, то одному знатному мужу, то другому. В семнадцатом веке земли эти окончательно утвердились за Слагхорнами - урожденными шотландцами, но давно позабывшими о своих корнях. Но Георн Слагхорн наперекор всем был самым шотландским шотландцем! От Ско до Ньюкаслтона не нашлось бы другого такого волшебника, знавшего лучше прочих историю своей страны и историю кланов. Более того, своими познаниями он щедро делился и не переставал их приумножать. Что касается встрече его внучки с представителем магической ветви клана Росс - Тиберием МакЛагеном, то уважаемому Георгу крайней любопытно было на это посмотреть. Вражда между кланом Маккензи и кланом Росс растянулась на многие века и дело, конечно, было в землях. Однако в настоящем лишившись повода для вражды кланы сблизились, породнились ведут совместные дела, что по мнению Слагхорта было “очень интересно!”. Да и охоту он любил, тем более в обществе Тары.

В назначенный час Георг через сеть каминов добрался до Братхэйма и в обществе внучки трансгрессировал в оговоренное место. У стелы, на которой в камне были выбиты даты, смысл которых знал, пожалуй, только сам дедушка Слагхорн, их ждал МакЛаген. В народе это место называли большой палец Ангуса, но Остара слышала и другие названия.

Она была одета просто: твидовая куртка, удобные штаны, высокие резиновые сапоги, о которые терся огромный пойнтер Саломон, чья шерсть цвета шоколада от груди была покрыта не четкими пепельными пятнами. Трансгрессировать с ним было сомнительным удовольствием, но на охоте пес был незаменим.

Время было раннее. Природа только просыпалась ото сна, оживали капли росы и стекали по стеблям, трава поднималась, ветер начинал робко перебирать листья деревьев. Маккензи не спала всю ночь, разбирая документы, которые прислал МакЛаген. Но усталости не чувствовала, сила в ней пробуждалась с рассветом.

Они коротко поздоровались. Георг вспомнил родителей Тиберия, его бабушку и дедушку, и если бы не Саломон, притащивший в зубах белку, то Слагхорн так бы и продолжал говорить о своем, но вынужден был отвлечься на собаку.
- Мы идем к прудам, уже совсем скоро вы увидите их, - обратилась Маккензи с МакЛагену, что стало лишь поводом для обсуждения более важных воросов. - При нашей последней встрече вы говорили о том, что существует возможность свободной продажи оружия против оборотней. Вы хотите сказать, что Министерство не будет против? Видите ли, это не просто проект МАМС, это в первую очередь мое детище. Я создатель и как создатель несу ответственность за свои труды. И, признаться, я не уверена, что доступность подобного оружия - благо. Безусловно оборотни опасны, но нельзя недооценивать тот факт, что ликантропия - это болезнь. И одна мысль, что против больных людей будет в свободной продаже находиться ружье, может вызвать негодование общественности.

Остара поправила винтовку на своем плече, ремешок натирал ей кожу сквозь куртку. При этом она искоса посмотрела на МакЛагена, отметив, что воспоминания ее не лживы и нос у него действительно странный. Отчего-то ей захотелось его потрогать, но пришлось сдержаться.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ughz.png[/AVA]

[SGN]with his GUN, with his head held high he told me not to cry,
http://funkyimg.com/i/2tY2F.png
oh, my daddy said, ‘SHOOT!'
[/SGN]

9

День был раздражающе тянущийся и нетипичный. Казалось мухи летали вокруг и липкими прикосновениями ставили метку прокаженного дня на тебя. Выдалась странная духота, несовместимая с сентябрем в Лондоне. На работе все ползали между столами и отделами как сурки, которые ранней весной вышли из норки, а глаза разлепить еще не смогли. И это настроение передавалось и Тиберию. И вместо того чтобы работать, он старался не уснуть и найти себе занятие, которое вдохнуло бы в него полуденную ясность и силы. Рубашка, словно накрахмаленная, неприятно прикасалась к его спине, животу, груди и рукам. Хотелось скорее уйти домой, чтобы можно было наконец-то избавится от нее. Росс уже был готов поджарить ее Инсендио, чтобы та коварно не смогла его обмануть в будущем и оказаться его тюрьмой еще хоть один раз в жизни. И вот когда он уже был готов сдаться Богу потерянного времени и заняться трансформацией бумажной салфетки в разных зверей, посвятив этому остаток дня, сова приносит ему записку от Остары Маккензи. Робкий, осторожный, но яркий луч Солнца, заглянувший в это офисное царство и в один момент изменил настроение. Хотя нет, в данной обстановке это было скорее легкое облачко, которое дарило прохладу и закрывало некрасивый фасад ленивого отдела. Росс отпустил Аэлиту домой, остальных отправил по мелким поручениям: в банки, хранилища и канцелярский отдел, а после - также разрешил идти домой. Такой щеростью он не отличался. Это было нетипичное решение: прикрыть весь отдел, если внезапно прийдет срочная работа, а это обычное дело в последнее время. Но впервые за долгое время он был доволен. Он был в предвкушении от охоты. Задавал себе вопрос: что там такого, что он раньше не делал? Не находил ответа и прекращал дальнейшие попытки. Ему так надоело вариться в привычном напряжении, забываясь только во сне и то не каждую ночь, что он был готов просто позволить себе наконец передышку для разнообразия. Никакой привычной логики. Никакой привычной боевой готовности. Пусть этот день просто пройдет и будет возможно тем, что он будет вспоминать перед смертью, как ничем не примечательное, но живое время, когда он позволил себе сделать то, что хочется. Позволил себе всех освободить от обыденности. Позволил себе побыть в тишине, без мыслей. Позволил себе наблюдать как солнечные лучи проникают в кабинет, какой рисунок деревья отбрасывают на траву и насколько хорошо замечать ничего не значащие мелочи. Всем нам нужен отдых иногда.
0 6 . 0 9 . 2 0 0 3
В раннем утре есть своя прелесть. Это ощущение едва-едва рождающегося дня, который может принести тебе все дары на блюдечке с голубой каемочкой, когда ты можешь запланировать все что тебе захочется и наблюдать за своим движением к цели. А если этим утром предстоит охота, то щекочущее ощущение под ложечкой еще больше усиливается. Адреналин медленно начинает подъезжать к вискам, чтобы в нужный момент начать бешеный ритм барабанов, а потом сердце пропускает пару ударов, и после вся эта вакханалия разливается просто какой-то вечеринкой по натянутым нервам и задервеневшим от напряжения мышцам. Пока ты смотришь в прицел, находясь в целом мире один на один со своей жертвой, ты гадаешь, что сердцебиение ты сейчас слышишь? Свое или ты уже полностью погрузился в несчастное животное, что ваше дыхание стало единым целым, ваш пульс бьется в унисон. И после этого слияния следует смерть. Познать, чтобы убить. Печальная поэзия эта охота. Чем-то похожа на любовь. Принципы схожи. Разве что с животным ты не занимаешься любовью.
- Прекрасное утро! Надеюсь, оно и продолжится также великолепно, - Росс здоровается с Остарой и Георгом.
И вот уже в воздухе витает запах обычного похода на охоту, но стоило ему случайно соприкоснуться локтем с Маккензи, как в нем начал просыпаться иной интерес. Тиберий привык видеть деловых партнеров. Чисто мужской азарт и интерес. Сейчас же это походило на экзамен по трансфигурации, который у тебя принимает не Макгонагалл, а новенькая, стройная учительница в облегающем платье. И ты пытаешься вспомнить формулу, правила и исключения, но вместо этого смотришь в декольте. Но Остара приходит ему на выручку, отвлекая его расшалившиеся мысли на вопросы сугубо рабочие.
- О, я рад, что вы вернулись к этому вопросу. На самом деле можно немного переделать оружие, чтобы оно просто обездвиживало. И доработать самонаводящийся механизм, чтобы оно действительно работало только на оборотнях и не было соблазна использовать его на всех подряд.
- Но знаете, что больше всего меня удивляет? -
Росс выдержал небольшую паузу, чтобы взглянуть на свою спутницу.
- Что это именно ваш проект. Меня одновременно удивляет и радует ваша хватка. Наверное, у вас была непростая судьба, раз столь очаровательная девушка успела освоить и охоту и оружейный бизнес больше, - они встречаются глазами, и Тиберий надеется увидеть там больше, чем услышит сегодня. Но если эта "прогулка" уже началась столь увлекательно - не зря он так ждал этого дня. Его чутье не подвело его.
Тем временем они вышли к пруду. Нашли место для засады, потоптались там немного, проверяя нет ли неожиданных ям. А затем Георг, как самый опытный, начал приманивать уток. Все притихли не сговариваясь и начали работать, как единый организм. Слагхорн указал справа на появившуюся парочку. И джентельмены уступили право первого выстрела даме. Повсюду вокруг квакали лягушки, и этот гомон хоть ненадолго мог заглушить именно выстрел, какой бы результат он ни принес.

10

f u c k i n g   m e l o d r a m a

Остару нельзя было назвать одаренной волшебницей. И все же одаренной изобретательницей она была, о чем самой Маккензи хорошо было известно. Она вполне трезво и даже цинично смотрела на свои недостатки, которые по ее мнению затмевали достоинства. С улыбкой она принимала заслуженные комплименты в свой адрес. Ей радостно было знать, что ее вклад в военную промышленность оценен при жизни, ее хвалят, ей восхищаются. С восторгом говорят о том, что она еще совсем молоденькая, и не замужем, и все сама. К похвалам этим Остара привыкла, и все же они не потеряли своего дурманящего свойства. Как всегда голубые глаза ее вспыхивали искрами, губы растягивались в улыбке. Особенно приятно услышать восхищение в голосе Тиберия. С другой стороны, что его удивляют? Ровно тоже, что и всех остальных. Никто не ожидал, что на должность главы филиала Рой назначает свою пускай и старшую, но все же молодую дочь. Как никто не подозревал о талантах Остары. Но тут же МакЛаген портит произведенное им впечатление комментарием о судьбе Маккензи, оценивая ее как “непростую”. Что ж, Тара действительно была лишена некоторых благ. И все же не Тиберию судить о ее жизни.

Прохладным “благодарю” она отрезала дальнейшие сомнительные дифирамбы в свой адрес. К счастье в этот момент они уже подошли к озеру и за суетными хлопотами Георга скрылась перемена в настроение Тары. Она глубже вдохнула воздух. Пахло неподдельной свежестью. То был чистый запах, а вовсе не тот вязкий аромат, которым обливают себя дамы, перед выходом в свет. Водная гладь идеально отражало пасмурное небо, по которому лениво текли облака. Поднимался ветер. Не лучшая погода для охоты.

Ей как женщине уступили право первенства. Маккензи подняла массивное оружие, нежно положила палец на курок и стала ждать. Прицелившись, она выстрелила. На землю пикировала тушка. Еще один выстрел и вторая последовала за ней.

Это было восхитительное чувство. Над Тарой безусловно покровительствовала Диана, так удачлива она была в охоте. Маккензи жизнерадостно улыбнулась, но тут же прикусила губу, давая себе отчет, что улыбка ей не идет. И все же на щеках ее заиграли ямочки. Она даже не думала, до того момента, как нажала на курок, что попадание жизненно важно для нее. Она хотела, чтобы Тиберий видел в ней не только женщину, занимающую не свое место, но и вполне умелого делового партнера. И между тем и другим находилась лишь пуля, которая попадет или же не попадет в тельце утки.

Ее настроение тут же улучшилось, как будто напряжение перетекло в курок, а через него вылетело в воздух с оглушающим взрывом.

- Да, это возможно, - обратилась Остара к Тиберию так, будто они и не прерывали свой разговор. - Я думаю мне хватит недели, чтобы переработать модель и провести тестирование. Если вы правы и министерство благосклонно отнесется к этой идеи, мы сможем кое-что заработать. Конечно, предварительно мне нужно будет переговорить с отцом, но, я полагаю, он даст свое согласие.

Ее перебили выстрелы. Дедушка Георг довольно метко подстрелил крупного селезня и с победоносной улыбкой послал Самсона за добычей.

- Я могу рассчитывать на вашу помощь? Глава бюро магического законодательства в столь молодом возрасте. Уверена, у вас есть связь.

Маккензи посмотрела на МакЛагена в упор, точнее снизу вверх. Они как собаки обменялись любезностями, чтобы проверить шкуру друг друга на прочность. И Остаре понравилась крепость его шкуры. Он в целом представлял внушающую картину. Не удивителен был его успех, его карьерный рост. Тара представляла, как Тиберий с мечом врывается в кабинет министра после того, как ему отказывают в повышении. Как такого обойдешь?

При этой мысли, лишь бы не рассмеяться в лицо Викинга, она опустилась к брошенной тут же сумке. Достав из нее термос с горячим чаем Остара опустилась на плед, предусмотрительно расстеленный дедом.

- Чай не желаете? - без формальностей обратилась она к Тиберию. Тут же с неба стал капать косой приветливый шотландский дождик. И горячий напиток действительно был очень кстати!

- У моего отца не было сыновей, - заговорила Остара. Она попробовала шкуру Тиберия на вкус, теперь могла и разделить с ним свои косточки. - Но было три дочери и каждую он постарался научить владеть оружием. Сестры мои больше увлекались куклами. Не спорю, я их тоже любила, но никогда не отказывалась побыть с Па лишний час. Так он передал мне те знания, которые по обычаю наследуют мальчишки. И если у вас пропадет лошадь, я ее выслежу. А если ваше ружье заклинит, я разберусь и с этим.

Тара поймала на себе недовольный взгляд Георга, который пробубнил что-то о ягодах и скрылся за высокой травой. Они остались вдвоем, да где-то рядом носился Саломон, ловя лягушек. Остара поделилась с Тиберием личным. Кости лежали на его стороне миски. Оставалось только ждать, как он отреагирует. Замнет их разговор, или примет вызов.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ughz.png[/AVA]

[SGN]with his GUN, with his head held high he told me not to cry,
http://funkyimg.com/i/2tY2F.png
oh, my daddy said, ‘SHOOT!'
[/SGN]

11

Мягкие волны удовольствия от меткого выстрела, прохлада от "благодарю", в котором было скрыто некое раздражение Остары, изыскано-лаконичное соответствие своему высокому статусу - маленькие детали стали складываться в более крупную картину. Тиберий, кажется, стал понимать чем ему приглянулась "хрупкая" девушка. Она словно бросала вызов всем и всему, доказывая, что справится, может, уверена. Она очень много требовала от себя и остальных. Наверняка, она подчиняла всех в своем окружении, у кого не хватало духу остаивать свои взгляды, если они были отличными от мисс Маккензи. С ней он мог бы играть сохраняя интригу развязки. С ней он мог бы обмениваться всей палитрой эмоций, не переживая что она упадет в обморок если узнает о его пошлости, порочности, неверности. За это он, со своей стороны, также мог обещать отношения без осуждения. Принятие в любом случае. Проблема была в одном - их еще ничего не связывало кроме работы. И охоты. Судьба непредсказуема. Он может сколь угодно чувствовать их единство сейчас - в непосредственной близости от девушки: когда так и хочется "случайно" коснуться своим бедром ее, пусть оно и скрыто за темной, толстой одеждой. Он может быть сколь угодно уверенным, что их еще сведут перепитии событий, видеть во сне причины их новых рандеву, почти чувствовать ее запах, угадывать длину и цвет ее одежды в новом дне. Но есть такая вероятность, что он больше никогда не увидит ее. Хотя Росс и привык полагаться на Фатум, считая его мудрее, в данном случае, он был готов к действиям. И когда он понял это, ему стало спокойнее.
Он поворачивается к Остаре, а та поднимает его настроение еще больше - она согласна доработать проект "Оборотень", и говорит об этом с такой легкостью, словно всего еще одна утка требует точного выстрела. Может быть он действительно неправ, считая, что она дитя Афины. Ведь его предположение о нелегкой жизни ложится на образ Афины-Остары. Но она может воспринимать события жизни не войной, а лишь игровым полигоном. И сложность привратностей судьбы здесь не является определяющим фактором. Только наше отношение формирует ту точку, до которой мы сможем добраться не выбросив белый флаг.
И снова выстрелы. Охота... Вся жизнь для нее может быть охотой. Пока остальные считают ее белой, крохотной, милой овечкой - она будет выбирать какую часть собеседника желает съесть на ужин? Росс не мог до конца поверить в ту картину, что ему рисовало воображение. И эта интрига и некая дерзость заставляла прикусывать губу. Как хорошо, что эта привычка давно была искоренена. И автоматически сделав это один раз, Тиберий тут же взял себя в руки. Он, конечно, не на официальном приеме и может позволить себе расслабиться, но взрослому, солидному мужчине вряд ли это будет к лицу.
- Да, конечно. Я буду рекомендовать лицензирование этого оружия коллегам. И судя по настроениям в Министерстве - тех кто против будет очень мало. Эта маленькая конфиденциальная информация, я надеюсь останется между нами. - Росс ловит внимательный взгляд Остары. Девушка тоже чувствует себя свободно в этой атмосфере грязи, ора лягушек и повышенной влажности. Ее глаза также сосредоточены как и при их первой встрече в кабинете, но сейчас в них лучится оттенок мягкости и удовольствия.
- С радостью попью горячего. Сам я обычно завариваю на травах чай, но сейчас у меня остались только успокаивающии и расслабляющие, а рано утром на охоте - это не совсем то, что нужно, - Тиберий слегка улыбается, но самому ему кажется, что ему эта гримаса дружелюбия отнюдь не идет. Чем спокойнее улыбка и уже разбегаются уголки его губ - тем больше сам он готов себя принимать.
- Есть в этом что-то первобытное, ничего наносного. Только жизнь и смерть. Голова становится яснее. Не находите, мистер Слагхорн, мисс Маккензи? - чай в его руках уже стал остывать и остаток Росс выплеснул рядом с собой.
- Вы знаете, кто-то может сказать - о бедняжка, ее заставили жить не своей жизнью, ведь девочки должны ходить в кружевных платьях, получать подарки и хохотать по любому поводу. Но я думаю, мы такие какие есть, это наша жизнь. Вы слушали то, что вам было интересно - значит это вы. Если это не попадает под чью-то классификацию - это чужая проблема, - тяжелое молчание повисло на несколько секунд. И все таки Росс продолжил:
- В моей жизни произошли не самые приятные события. Но самое страшное, что я к этому причастен. Наверное, после признания этого факта - все остальное кажется легким. Но не будем о грустном. Я, наоборот, хотел подчеркнуть какой сильный у нас характер.
Явно Тара была не из пугливых, поэтому и Тиберий позволил себе небольшое откровение. Вообще не он не любил распространяться о своей жизни. Особенно на работе. Но, наверное, это была еще очередная их проверка друг другом.

12

“Останется между нами”. В словах этих был некий эротизм, свойственный тайнам. Иметь общий секрет, лелеять его и думать по ночами о том, с кем его разделяешь… Маккензи сосредоточила взгляд на своих руках при сером свете отливавших синевой. Ей стало неловко смотреть на МакЛагена. Как будто Тиберий мог прочесть ее мысли, самодовольно улыбнуться, признать слабость Остары перед своей привлекательностью. Она любила смотреть на красивых людей. При этом себя Тара не причисляла к ним. Она хорошо знала все особенности и недостатками своего тела, голоса, манер. Ее не назовут грациозным лебедем, шаловливой кошечкой. Она всего лишь женщина, что делает ее желания еще более приземленными.

Его голос не обладал мелодичностью. Тиберий, пожалуй, посредственный певец. Но песни или разговоры в ряде случаев только мешают... При мысли этой Тара улыбнулась. Ее желание было сродни назойливому голоду, заставляющему облизывать губы, пить чай лишь бы занять и руки, и голову. И снова ей хотелось его потрогать, перелить свое возбуждение через подушечки пальцев к нему в кожу и выдохнуть, освободившись от груза желания. Ей казалось до крайности глупым хотеть кого-то, находясь в болоте, в не самым погожий день. Она одета в потертые, промокшие вещи. От него же пахнет мужчиной и порохом.

Маккензи поерзала на пледе, ухмыльнулась подавляя в себе все “первобытное”. Она могла представить, как стаскивает с МакЛагена его одежду, наблюдая, как капли дождя разбиваются о его кожу и превращаются в пар...

- Но подарки я, тем не менее, люблю получать. Впрочем, как и носить платья и вдоволь посмеяться, - отвечала Остара. Его откровение поставило ее в ступор. Также сильно, как ей хотелось заполучить МакЛагена, она желала сбежать. Ей было неприятно это возбуждение, оно делало ее слабой. В этом проблема деловых женщин. Они подвержены искушению! Влечение к Тиберию для Тары было еще одним испытанием ее профессионализма. Однако он с таким аппетитом наслаждался их разговором, он улыбался ей и это заставляло оставить дверь открытой. Ту самую дверь, которая стояла между деловитостью и желанием.

Георг по-прежнему не возвращался. Дедушка был достаточно умен, чтобы оставить внучку одну наедине со своими игрушками. Тара и Тиберий - они были одиноки в этом мире. Он говорил о силе их характера. Она слушала. И подчиняясь общему настроению сохраняла молчание, как только он закончил. От разговора о делах они перешли к чему-то личному. Потрепав шкуры разделив еду, они теперь зализывают раны друг друга?

Маккензи все это показалось слишком наигранным. Это был спектакль, поставленный для нее. Однако она больше не зритель, она участник, Тиберий втягивает ее в процесс.

- Это правда, что вы убили свою жену? - напрямую спросила Маккензи. И туман желания, откровения, интимности развеялся. Она вдохнула полной грудью свежий воздух. - Перед нашей встречей из разных источников я слышала разные версии произошедшего. Рассказчики сходились лишь в одном - итог. Также несколько дам посчитали своим долгом уведомить меня о том, что вы, помимо того, опасный сердцеед. Не в буквальном смысле, конечно. Хотя, кто вас знает? - она улыбнулась, откинулась на плед, потянулась к стеблю растения, вырвала его из земли, очистила от пыли и стала посасывать, как леденец. Дождь украдкой капал ей на лицо, словно избегая Тару из уважения.

- Простите меня за прямоту. Но у нас общее дело. А я женщина. Мне бы хотелось знать, с кем я работаю.

Ей было интересно, как он отреагирует. Оскорбиться - она попросит прощения. Расскажет правду - она попробует поверить.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ughz.png[/AVA]

[SGN]with his GUN, with his head held high he told me not to cry,
http://funkyimg.com/i/2tY2F.png
oh, my daddy said, ‘SHOOT!'
[/SGN]

13

Поймав себя на том, что его настроение начинает стремительно улучшаться, Тиберий словно сам одернул себя. О чем он размечтался? Об еще одной интрижке, которая испортит его рабочие отношения? Непременно испортит. Насколько он знал девушек, они всегда хотели большего, даже если сначала решались просто на свидание на одну ночь. Идеализация. Прилизанный образ заботливого и всегда сильного мужчины. И вот уже мысли несутся в примерочную новой жизни: а если жить вместе, а воспитывать ребенка, есть ли будущее? И если эти мечты, опирающиеся на воздушные замки, оказываются развеяны, вина ложится на плечи мужчины. Безотчетно. Нелогично. Придавливаемая горьким камнем обиды на него и на себя, и на весь мир.
Но это было бы еще даже не так страшно, чем если бы это переросло в нечто большее чем близость тел, которая рождает целое цунами сил, вдохновения и похоти. Тогда он почувствовал бы себя по-настоящему немощным и сломленным, потому что сам сделал так, что теперь его личная жизнь ему не принадлежит. Проклятье висит домокловым мечом над любой симпатичной головкой представительницы слабого пола, что войдет в личное пространство Росса. Он не может этого допустить еще раз. Хватит с него смертей. Пусть сам он несет и дальше свой крест, но другие не должны быть поглощены этой инфернальной воронкой. Жизнь слишком коротка.
В шотландце просыпается какой-то злой, неукрощенный зверь, который готов сам выйти за своей добычей и задрать ее голыми руками или быть растерзанным. Дайте ему кого-то посерьезнее уточек. Скорее всего, именно этот зверь просыпался на работе и тащит его в самые опасные и неоднозначные законопроекты, требующие координальных мер. Но какая-то его часть слишком любит себя, чтобы так просто и глупо уничтожить всю жизнь, и он находит решение, приемлемое для всех сторон и текущей ситуации. Смысл в том, что решение не идеально. И скорее всего, уже совсем скоро его придется вновь изменить. Оно должно быть всегда актуальным. Вот что понимал Тиберий.
Что актуально для момента когда напротив тебя та, что так смело заглядывает в твои глаза и задает настолько провокационные вопросы, что первым рефлексом является желание применить непростительное заклинание?
Но МакЛагген лишь рассмеялся.
Остара, милая крошка Остара, до чего же ты хороша, так и хочется тебя укусить. Из-за своей симпатии к тебе, я все никак не могу поверить, что ты можешь действовать настолько же нагло и сильно как и я. Подумать только. Я ждал этого от кого угодно, но только не от тебя. Но почему? Почему?
Его пульс учащается, он перестает разглядывать низкие тяжелые облака антрацитового цвета.
- Нет, я не из тех маньков, которые по рассуждениям соседей живут душа-в-душу со своей женой, но в один момент принимаются расчленять ее в своей ванной, повинуясь своей болезненной натуре. Вы знаете, это очень отвлекает зевак от своей собственной никчемности - мысль, что ну вот я то не маньяк, со мной все в порядке; поэтому я понимаю, почему многие распускают такие слухи обо мне. Я виню себя в том, что не смог это предотвратить, был слишком юн и недальновиден. Это очень большая потеря для меня, - все это Росс произносит с долей агрессии, нажима, даже его скулы напрягаются и становятся каменными. Его внутреннего зверя разбудили немного больше положенного, и, похоже, без чьей-то крови он не уляжется снова спать.
Эта волна откровенности подстегивает его продолжать их странную игру. Он делает шаг к Остаре и оказывается слишком близко, он лишь хочет убедиться, что она не отшатнется, не испугается, нет ее таким не взять. И поэтому так приятно насладиться ее реакцией.
- Скажите мне, а ходите ли вы на более крупного зверя? Скажем кабана? - Тиберий говорил так, словно нечто запретное, тайное предлагал, охоту на людей как минимум.
Но также внезапно появившийся, как и уходивший, Георг Слагхорн прервал разговор...


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » Raise the sand