luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » TUCKER&CATHERINE


TUCKER&CATHERINE

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_m9vtv0mjpt1ra00m3o1_500.gif
Участники и координаты:
Catherine Malone & Tucker Bell
Banks Unlimited, 7 утра, 9 января 2014 года.
Первый день в аду всегда ждут с нетерпением.

2

Внешний вид.
График, чертов график. Кажется, эта компания с лихвой решила забрать время на личную жизнь за такую зарплату. Конечно, многие сотрудники жили в шаговой доступности, не ощущая всей трагедии назначенного времени, но Кэтрин же не все сотрудники? Будильник разбудил ровно в пять тридцать. Шея, спина, ноги, каждый миллиметр тела молил о том, чтобы она показала большой средний палец всему миру и упала обратно на подушку. Несколько секунд мучений завершились в победном подъеме с нагретого места в суровую реальность. Адиос, чудесные сны. Добро пожаловать в новую жизнь. Выглядеть стоило в худшем случае прекрасно, в лучшем идеально. Глаза с печалью всего мира окинули образ. Она и впрямь была хороша собой. Нет, это не переваливающее эго через край. Скорее первое впечатление от вида дорогой одежды. Тяжело узнавать девочку в толстовке, когда из зеркала на тебя сверкают сонные глаза и красная помада. «И пусть только попробуют сказать, что я не сошла с олимпа в Бикон Хилле.» Опять в отражение. Вздох. Руки спешно одергивают пиджак, а затем тело живо несется в сторону улицы. Совершенно не гармонично. Старый Chevrolet и владелица контрольного пакета акций смотрелись нелепо, что даже сосед чуть не вывалился из дома напротив. Еще бы. Привыкший лицезреть не причесанный пучок и потертые кеды вдруг рассмотрел в дурнушке лебедя. Милая улыбка озаряет лицо старичка. Нахал и лицемер. Моментально проносится в голове, выявив нелогичную перемену.
Раньше надо было думать, увалень! — Проезжая мимо, девушка бросает взгляд полный яда и ненависти, завершая приступ гнева неприкрытым факом в боковое стекло. Удивительно. Ни пробок, ни перекрытых дорог. Вселенная определенно решила смягчить пыл блондинки подарком судьбы. Неплохое решение, с учетом того, что ее еще не отпустило воспоминание о неуклюжести босса. Он угробил сто баксов! Вы не подумайте, Кэтрин тщетно терла пятно, даже отнесла в химчистку рядом с офисом, что, к слову, тоже было записано в список грехов Такера. И все в пустую. Словно в миг ее жизнь превратилась в сущий кошмар одним лишь легким движением его мерзотной руки. «Я буду мазать все чашки супер-клеем. Пусть купается в нем в своих костюмах. Их, небось, целый гардероб.» Однако выношенная агрессия медленно умирает с течением времени. Организм, наконец, принимает тяжелую участь раннего подъема. Как раз вовремя. Не хотелось бы отключиться в метро.
План был хитер. Во-первых, ни одна душа не должна была увидеть старую, но любимую развалину, которую Мэлоун величала автомобилем. Во-вторых, платить за парковку в центре города - подписать себе смерть от голода. Прийдется выбирать что-то одно. Либо мороженое по ночам, либо удобства. Но кому о них говорить? Еврейская скупость перевертыш, направленная на себя нелюбимую, берет верх. (А может все же чувства к сладкому?) И вот. На шпильке в десять сантиметров, бормоча ругательства себе под нос, она ползет вместе с серой массой под землю. И все смотрят. Беспардонно пялятся, будто никогда не видели симпатичных дамочек при параде. Хочется встать посреди вагона и слезно попросить закончить бурные фантазии поскорее. Уши горят. Какой-то несчастный наступает на ногу. Боль? Нет! Ярость. Не издавая ни звука, она с меткостью орла надавливает обидчику на большой палец правой ноги. Каблуком, разумеется. Истошный ор раздается по всему вагону. Остановка. Улыбка озаряет личико светловолосой, когда она провожает пострадавшего прощальным жестом поцелуя в воздух.
Вероятно, только почувствовав утреннюю прохладу, душа перестает стоять в бойцовской позе ротвейлера. Нечего скалить зубы на неповинных коллег. Сегодня у нее задача произвести неизгладимое впечатление спокойной и уравновешенной. С задачами курицы-наседки, засидевшейся в социальных сетях, она справится безоговорочно. И к чему было устраивать такую жатву кандидаток на роль подносильщицы кофе? Цок. Цок. Фигура напрягается от скрежета в спине. Плевать Кэтрин хотела на спазмы. Пусть нытики горбятся под весом недосыпа. Словно отбивая похоронный марш всего отдела, каблуки предвещают ее приближение. Рука сжимает рукоять сумки, а лицо готовиться одарить весь мир лучезарной улыбкой в тридцать два. Он же не опоздал? Собираясь с мыслями, она спешно здоровается с дамой у рецепшен. В конечном итоге, необычайно ощущать себя сотрудником фирмы такого масштаба. И пусть Мэлоун была пустым местом, это не мешало получать извращенное удовольствие от происходящего. — Кэтрин Мэлоун, мой пропуск еще не сделали. — Премилое личико, совсем не скажешь, что за ним кроется кровожадный крокодил. Однако, вместо того, чтобы услышать «конечно, конечно, вас уже заждались», ее отправляют ожидать в кабинете. Серьезно? Нет. Этот придурок даже не удосужился прийти к назначенному времени? Она бы могла спать эти десять минут в кровати. Пять сорок не пять тридцать. Это разница!
Кажется мертвая хватка становится еще более каменной. Тук. Тук. Каблуки орут симфонию «Мое лицо будет последнее, что вы увидите.», когда блондинка врывается в нужный кабинет вихрем. Черный чемодан на стол. Сжатые кулаки. «Успойся. Давай. Дыши.» В отчаянной попытке не задохнуться злостью и не утонуть в желчи, она поднимает руки вверх и исполняет движение «вдох-выдох». «Давай, ты справишься.» Отпускает. Мысль о вчерашнем.
Господи, Мистер Белл, да вы же говнюк! — Она нервно хватает подушку с дивана в кабинете, кидая ее на место. Теперь полегче. Теперь, может быть, она не подожжет его машину.

3

Сань, ну пусти! (с)

Вы знаете, относительность современного мира иногда может сыграть хорошую услугу тем, кто не привык запирать себя в тесные рамки положенного. Что вообще в наше время положено? Разве что большой и толстый... сэндвич, который покоился на столе мистера Белла и предназначался стать первой утренней радостью в череде других прочих. Этот день обещал быть чуточку ярче, чем обычные. В калейдоскопе событий господина заместителя директора появилось кое-что поинтересней договоров и сделок. И, поверьте, внутреннее чутье никогда не обманывало этого человека. В конце концов, только на нём и держалась сейчас мисс Мэлоун, других причин принятия её на работу не видела даже уборщица Джесси, проработавшая в компании не один год и умеющая верно определить, место это выскочке в штате или не очень. К слову, Джесси только что прошла по холлу, фыркнула в сторону Кэтрин и удалилась к себе, пылая недоумением в адрес начальства. Она решила, что обязательно выскажет мистеру Беллу эту его оплошность, и попросит, чтобы выскочка больше не красилась этой жуткой помадой, не то Джесси стошнит прямо на стол Такера во время вечерней уборке. Серьезная угроза, не находите?
И хотя, дрессированные малышки на рисепшн вели себя как подобает вежливо, сплетня о том, что мистер Белл взял на работу девушку без должного опыта и образования облетела, минимум, три этажа туда и обратно. Трижды.
Такеру пришлось задержаться на работе вчера. Задержаться на столько, что вылизанный диванчик в его кабинете не в первый раз заменил собственную кровать. Скажите, что толку кататься туда-сюда по пробкам, если через пару часов всё равно придется ехать обратно? Вот и Белл так решил. Благо, на этажах есть законная душевая, а у него в шкафу имеется запасной боевой комплект. ЗБК, так он его называет. Трусы, щетка, костюм, пара рубашек и джинсы. Всё, что нужно для боевой готовности номер один, даже если какая-нибудь нерадивая сотрудница опрокинет на него три литра кофе.
И вот, приняв душ, мистер Белл импровизированно пришел на работу. Скажите, как можно опоздать, если ты не уходил вовсе? Правильно. Никак. Хитрый план. Хитрый Такер.
В кабинете уже было чисто. Джесси прошлась по пыльным углам, а еще позаботилась о том, чтобы на столе стоял тот самый сэндвич, о котором говорилось выше. Для Белла она давно была второй матерью, наверное, потенциальная ненависть к стажерке родилась где-то в этом направлении, ведь теперь право приносить кофе и сэндвичи автоматически переходило к мисс Мэлоун. Напомните ему, чтобы он дал ей подробную инструкцию, пожалуйста. А ты как хотела, детка, с таким нулевым багажом за плечами?
Если не считать одно кинутой подушки, в кабинете было тихо. Такер ненавидел тикающие часы, поэтому вышвырнул их в окно на прошлой неделе. Это были уже пятые по счету. Предыдущая секретарша недоумевала, куда уходило время, каждый раз она молча обнаруживала отсутствие, покупала новые, наверное, за это и была уволена.
Тишину кабинета разбавил стук в окно. – Мисс Мэлоун... Кэтрин! – Да-да, вы не ослышались. И если госпожа повернет голову, то увидит, что прямо сейчас на карнизе стоял её прямой начальник, который тарабанил в стекло. – Будьте добры, поверните чертову ручку, я хочу войти! – Он держится за выступ, благо, ширина карниза позволяет там даже загорать. Тыкает пальцем вниз, указывая место, куда нужно прикоснуться прелестной руке новоиспеченной секретарши, и, несмотря на то, что ветер уносит часть его речей, продолжает кричать через стекло. – Джесси, должно быть, пора дать отпуск! – Смеется, отплевываясь от галстука, который занесло на повороте ему прямо в рот. – Просто поверните ручку, я сам открою, - И если было у Кэтрин ярое желание покончить со своим начальником, то, прямо сейчас выдался прекрасный шанс сделать это, не прилагая практически никаких усилий. Кто знает, была она в этом кабинете и когда ушла? Идеальное преступление. – Здесь холодно! – Такер прикладывается щекой к стеклу и улыбается, на его лице нет неловкости или даже намека на желание пояснить своей новой сотруднице, какого черта он забыл с той стороны. Это всего лишь детали, он правда замерз!

4

Ох, нельзя было не заметить эти взгляды, которые напомнили сценку в метро. Конечно, она новый экспонат, который требует тщательного изучения. Некоторые не утруждали себя копанием в личности Кэтрин. Судили по обложке. А последняя кричала на каждом шагу: «Госпожа прибыла, холопы.» Тем лучше. Пусть полагают, что сотрудница ничто иное, как порождение модных журналов и статей «Как выйти замуж за богатого начальника». Шикающие уборщицы, парад лицемерия, ничто не могло побить ее прекрасного настроя работать и зарабатывать. Им стоило радоваться. Деньги на починку кофемашин теперь не надо будет отдавать тучным и потным мужикам в затертых костюмах. Ловкие руки справятся с такими неурядицами. Главное, никого не убить сегодня утром. А там уж показать себя она будет в состоянии.
Злоба спущенная на неповинную подушку позволила смотреть на мир трезвей обычного, а, заодно, услышать странные вопли, которые доходили со стороны... окна? Изобразив лицо полное глубочайшего шока, блондинка немедленно развернулась в сторону раздражителя. Однако на этом утренние удивление не пожелали заканчиваться. Агрессии как не бывало. Да и смысл? По всей видимости этот несчастный оказался здесь куда раньше всего офиса. И, необъяснимым образом, находился по ту сторону двойного стеклопакета. Пытался спрыгнуть и передумал? Любит позагорать в зимних потемках? Сейчас это волновало девицу меньше всего. Там же, черт возьми, человек на карнизе, который может в любой момент сорваться вниз! Ладно. Ей уже даже не хочется его убивать. После такого удовольствия любая рубашка будет прощена. В ближайшие пять секунд, конечно. От остальных неловкостей это вряд ли его освободит.
Я в состоянии открыть окно! — Единственным и неповторимым рыком, она кричит в ответ. Конечно, здесь не требовалось повышать голос, все и так прекрасно слышно, но, черт! Неужели он находясь в таком проигрышном положении умудряется навешивать на всех ярлыки? Окно. Это всего лишь окно. Его даже пятилетний ребенок откроет.
Его попытка обнять лицом стекло заставляет Мэлоун повременить с поворачиванием ручки. Выражение ее мины определенно намекает на сравнение представшей взгляду картины с мешочком опарышей в подарок. Только не хватало, чтобы босс намеренно растекался по поверхностям. Резким движением она тянет ручку на себя. Можно похлопать в ладоши. Она справилась с тяжелейшим заданием на «ура». — Лезьте внутрь, немедленно. — Проговаривает она словно диктор на телевидении, показывая пальцем через плечо назад. — Вы, черт возьми, какого хрена лазите по карнизам или мне вас каждое утро от прыжка на мягкий асфальт теперь отговаривать? — Раздраженный голос заполняет помещение. На самом деле она и впрямь перепугалась. Да, у блондинки было сердце, не сомневайтесь. И последнее, свидетелем чего она пожелала бы становиться, так это чей-либо прощальный реверанс и нырок вниз головой. Пусть они не шибко друзья... Нет, скорее, пусть они вообще не знакомы, а только обменялись ругательствами и скорым принятием на должность, но ей бы было жалко терять начальника в первый день. В конце-то концов, вряд ли кто-то еще возьмет Кэтрин без должного опыта. Конечно, будь это задрипанная фирма, было бы ожидаемо получить место без образования. Но это Banks Unlimited. Сюда путь либо через знакомства, либо благодаря бесценному жизненному опыту. Мэлоун могла, к слову, стрелять, однако вряд ли незаурядные способности так же ставить ловушки впечатлили бы статных мужчин. Можно было бы постараться вернуть контакты с криминальным прошлым отца. Хотя нет. Нельзя было. Боже упаси вообще пересекаться со сборищем этих уродов.
Переключившись с происшествия на будни, девушка, скрестив руки на груди, заговорила. В конечном итоге, ситуация была презабавной, но ни в коем случае она не желала переходить черту коллег с этим неряшливым балбесом. Она вообще не хотела ни с кем переходить эту черту. Все спектакль. Никто здесь не увидит настоящую жизнь блондинки. Пусть перемывают ей кости, в попытках выяснить в каком именно доме района Бикон Хилл она проживает. — Полагаю, мне стоит знать о ваших привычках. Сколько ложек кофе, сколько сахара. Когда беспокоить со звонками, когда не стоит и пытаться переключить на линию, — Ее взгляд обратился к сэндвичу на столе, а мысли моментально закричали сигналом SOS. «Что? Я кухаркой работать тут записалась? Господь бог, мне еще и бутерброды подносить.» Чуть было не вылетело без задней мысли. Вовремя взяла себя в руки. — Этим, — Указав пальчиком на блюдце, с толикой пренебрежения сообщила светловолосая, — Я тоже заниматься буду? — Старые добрые времена, когда Мэлоун подрабатывала официанткой в неизвестном заведении. Один нахальный мужчина было ухватил девушку за зад, упиваясь тем, что клиент всегда прав. Кэтрин, конечно же, вышвырнули спустя пару минут, но наблюдать как клиент давится запиханными в рот салфетками было бесценно. К чему это? Просто-напросто, девица прекрасно осознавала насколько ее способности накормить скудны. Единственный день, когда ей позволили работать на кухне, оказался самым не прибыльным из-за фыркающих клиентов. Хотя надежда, что совладать с кусочками хлеба, томатами, огурцами и салями она сможет, теплилась в сердце. Потерпит. Сам виноват, что не уточнил на интервью о ее кулинарном таланте.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » TUCKER&CATHERINE