A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » we'll never get free, lamb to the slaughter


we'll never get free, lamb to the slaughter

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

http://funkyimg.com/i/2PjWn.png
grandson – Blood // Water
we'll never get free, lamb to the slaughter
Elijah Graham & Tracy MacMillan
июнь 1997 года – 2 мая 1998 года.


«I know your kind – men that mistake cruelty for strength… the smallness of your kind of life is nothing to fear. Only to pity.»
Sense8

21

[indent] С детства оберегаемая семьей, сложно представить, какой именно Трэйси МакМиллан вышла бы во взрослый мир. Она не могла жаловаться на то, что шотландский клан подарил ей счастливое детство с большими праздниками, вечным держанием её за руку по каждому случаю и возможности заниматься тем, чем она сама хотела. Возможно, ничего бы плохого не случилось? На фоне тёмного времени, она бы продолжала неспешно ходить на работу, закрывая уши от навязчивого шума войны, стараясь закрывать глаза на то, что кругом ощущалось присутствие смерти. С другой стороны, как это уже может не подстраиваться под «ничего плохого», особенно, учитывая тот факт, скольких людей магглорожденного происхождения сама МакМиллан знает, и более того, общается.
[indent] Она вкладывала много смысла в слова, говоря, что Элайджа изменил её. Кто-то, видевший и общавшийся с волшебницей в школьные годы, мог сказать, что и не в лучшую сторону – она стала менее летящей, всматривающейся в людей, а не просто принимающей каждого, кого встречала на своём пути, старающейся побороть свои страхи. И, разумеется, это могло быть не на руку тем, кто привык пользоваться более слабыми людьми, не ожидая от них отпора. Это те изменения, которые были ей необходимы. Не удивительно, что несмотря на возникающие споры между молодыми людьми, они были по одну сторону реки, крепко держась за друг друга. В конце концов, с каждым годом общего у них становилось куда больше, чем вещей, приносящих в их отношения раздор.
[indent] Её не обижали его шутки, Трэйси знала, что однажды сказав какую-нибудь глупость или сделав что-нибудь, как, например, убив зубную щётку Илая этим же вечером, ей это ещё аукнется. Поэтому дёрнув уголками губ, она не противится его шутливому настроению, разве что пожалев, что щётку они с собой не захватили – может, раз она была так важна, стоило устроить официальные похороны, зажигая её ярким пламенем на металлическом подносе, отправляя в плаванье в ванной? Почти как традиционное прощание у викингов; разве что, без реки, лодки и лука с горящей стрелой.
[indent] Как много они хотели друг для друга сделать. Она умалчивает шутку «тот, кто хотел жить на верхних этажах паба», лишь коротко усмехнувшись и дёрнув взгляд куда-то в сторону, да бы не портить монолог волшебника, слушая то, что он говорит. Его стремление дать ей, им больше того, что у него было вовсе не поражало сознание МакМиллан; вместо того, чтобы падать в обмороки от каждого упоминания их будущего, ей лишь сильнее хотелось сдавить его в объятиях, и перебивая, дополнять всё то, что он говорит. Она ведь тоже хотела большего, и там, где у неё была возможность сделать первые маленькие шаги, у Грэма таковая была отобрана. Волшебница встречала разных людей на своём пути, как и тех, кто рос в богатых семьях с самого рождения, воротя нос от каждой перспективы, потому что не достаточно хорошо и тех, кто родившись в рубашке получал всё то, что желал. Несмотря на сложившуюся ситуацию и не слишком правильные попытки найти плюсы там, где разглядеть их было трудно, она смотрела на Элайджу с гордостью, увлекаясь его стремлением быть выше, лучше, значимее. По крайней мере, именно эти чувства заменяли недовольство от его попыток оставить её жить самостоятельной жизнью, всё ещё являясь частью её.
[indent] — А жаль, я помню истории о квартирах, которые волшебники делали в чемодане. Не то, чтобы я хотела запихнуть тебя в один из таких, конечно, но, — невнятно пожимая плечами, хитро усмехается волшебница, прикрывая глаза от мягкого прикосновения его губ к своему лбу. И всё же, конечно, она знала. Знала и понимала, что шутить об этом или о том, что сам Грэм посадил бы её в погреб до окончания войны, – что всё ещё, кажется было не такой уж шуткой, – и там, где она не могла принять решений, Элайджа мог сделать это без её спросу. В конце концов, не обсуждая, всё может выльется в повторную ситуацию, где он пропадает, пусть и не совсем с горизонта, а рыжеволосая отправляется на его поиски. И сегодня ей повезло; кто знает, что будет в следующий раз?
[indent] Ведьма вздыхает, награждая волшебника серьёзным пристальным взглядом. Ещё секунда, и может показаться, что она поднимется над ним, вновь начиная старую добрую песню о том, что они всегда должны быть вместе, однако, лишь тянется рукой к его ладони, сжимая пальцы своими:
[indent] — Хорошо. Если что-то должно произойти, мы будем готовы к этому, — она резко мотнула головой, раскидывая волосы ещё сильнее на его локте, прокручивая последние слова Элайджи в голове ещё раз, да бы не придумывать себе кошмары перед сном, — Обещаю, что не будем откладывать это в дальний ящик, — она делает паузу, хохотнув и закатив глаза, добавляет, — Можем, конечно, и сейчас, если это, действительно то, чем бы ты хотел заняться в данный час, — немного откинувшись назад, вглядываясь в стрелку часов, фоне медленно светлеющего неба, МакМиллан разворачивается обратно, — Правда, боюсь, я в таком случае, буду лишь грузом в твоих размышлением, чем чем-нибудь полезным, — как и всегда, хочется добавить, но губы Трэйси лишь складываются в мягкую улыбку.
[indent] Приподнявшись, она подтянула себя по выше, высвободив ладонь и переложив ему её на шею с одной стороны, утыкаясь в неё же лицом со второй, едва ощутимо коснувшись его кожи губами, тихо проговаривает, — И как я смогла добиться внимания такого защитника, ума не приложу, — и усмехнувшись, закрывая глаза, ещё тише добавляет, — Пожалуй, придётся сделать всё, чтобы у него было поменьше проблем из-за меня, и побольше времени на меня, — она умела сдерживать обещания. И всё ещё прокрутив слова Грэма в голове, вновь дала себе одно из тех, где сделает всё, что было в её силах, чтобы никогда не оставлять его; потому что последнее, чего ей хотелось – это сделать Элайджу несчастным.


1 АВГУСТА 1997 [indent] — Илай, это отличная идея! — меняя вопрошающее выражение лица на радостные нотки, громче произносит МакМиллан, шурша бумажным пакетом. Совсем недавно вернувшись с работы, она не переставала кружить по квартире, сначала занявшись ужином, чтобы успеть накормить волшебника, и в том числе, себя, перед его уходом, и после предложения помощи в глажке, занялась сандвичами, — Мерлин, и в кого у меня такое везение, получив себе в руки мужчину, умеющего делать всё на свете? — усмехнувшись, весело кивая сначала на гладильную доску, с которой волшебник прекрасно справлялся самостоятельно, а затем и на всеобщий факт о перестройки стен собственными руками, она оглядывает помещение взглядом, продолжая довольно улыбаться. Действительно. Поднимая это рассуждение однажды, волшебница вовсе не размышляла о том, чтобы сделать это сию секунду, однако, не могла не поделиться своими мыслями с ним. Рыжеволосая замечает переходы от к «тебе» до «нам», понимая, что несмотря на прожитый почти совместно месяц, поставить себя в этой квартире как полноценного хозяина было не так легко; и всё же, теплое чувство расходится по телу Трэйси, когда она понимает, что он, действительно, не прочь заняться этим совместно.
[indent] Упоминание денежной валюты Великобритании заставляет её немного сбавить рвение, более вдумчиво кивая головой. Они не так часто ходили за покупками вместе, и не только потому, что кто-то делал это по пути с работы или в часы, когда это было удобно каждому из них. Так было проще не привлекать к себе лишнее внимание, и там, где молодой человек ходил в одни магазины и торговые лавки, Трэйси шла не рядом, а параллельно, делая то, что он не мог. Пусть это и звучало слишком громко – такой возможности у него никто не забирал, но она понимала, по какой причине волшебник осторожничает, и, следовала его примеру, при этом, для всех остальных ведя себя, как обычно, просто существуя в менее многословном варианте, скорее спрашивая у людей о них, нежели рассказывая о собственной жизни, ловко отводя вопросы как о своём жилье, так и существовании в целом.
[indent] — Нас не остановить, правда? — смеясь и непринуждённо наблюдая за сменой гардероба на ходу, дёрнув бровью, кивает головой, – то ли себе и увиденному представлению, то ли словам Илая. При его приближении она лишь скрипнув бумагой в пальцах, свободной ладонью прикасается к его предплечью, целуя его в ответ, — Хорошо. И, — пауза, — Ваши сандвичи, — протягивая ему пакет, без возможности отказаться, ведьма дёргает головой, но бросает попытки найти его сумку взглядом, переводит его на волшебника вновь, — Будь осторожнее, — она говорила так всегда, одновременно вкладывая и не вкладывая в это особого смысла. Конечно, он будет таким и без её наставлений, но ведьма не могла не проговорить это, переживая за него каждый раз, когда молодой человек отправлялся на работу.
[indent] От его слов девушка смеётся, облокотившись о дверной проём:
[indent] — Напоминаю, ты сам выбрал меня и ты знал, на что шёл! — шутливо произносит МакМиллан, дёрнув ладонью в воздухе на прощание, — До завтра, — и несмотря на захлопнувшуюся дверь, рыжеволосая намеренно стоит на месте лишнюю минуту, ещё раз оглядывая комнату вместе с прихожей под закрывающийся замок, прислушиваясь к еле слышным шагам Элайджи по коридору.
[indent] — Поспорить со мной, значит, — негромко буркнув себе под нос, прыснув с усмешкой на губах, волшебница разворачивается на месте, ища взглядом палочку, брошенную на письменном столе, — Вингардиум Левиоса, — чётко слышится заклинание, произнесённое ведьмой, и отставляя на своё место гладильную доску с утюгом, она присаживается на стул, вздыхая и переводя взгляд на разложенные со вчерашнего вечера пергаменты и книги. Честно говоря, она была бы вовсе не против жить мыслями ровного газона и нового сервиза. И взглянув сначала на сипуху, безучастно от мира дремавшую в клетке, и переведя взгляд в окно, на затягивающееся сумерками небо, рыжеволосая не менее уверено кивает сама себе, ведь, Грэм был не далёк от истины – начало и правда было положено.

flames rise and war has begun

[indent] С момента ухода Элайджи, МакМиллан не сдвинулась с места, бесшумно только губами читая очередной параграф книги, взятой из библиотеки больницы. С самого первого дня, когда она пришла на стажировку, волшебница занималась по вечерам дома отдельно, стараясь хотя бы несколько часов уделить теоретической части. Работа в больнице, как и ожидалось, не давалась с лёгкостью, однако, не сдаваясь, волшебница больше случала менторов, делала себе короткие пометки на рабочем месте, а принося домой, разбирала всё это по книгам, делая конспекты. Пожалуй, страх о том, что это будет повтор школьной программы и вечного мучения за школьной правдой, даже не появился в голове Трэйси. Там её заставляли изучать предметы, к которым она абсолютно не стремилась; здесь же, стажёрка больницы св. Мунго прекрасно понимала, зачем это делает, подпитываясь интересом и азартом, не часто, но иногда горделиво рассказывая Элайдже об очередном правильно сваренном зелье или ответе при составлении анамнеза, что случилось с только что попавшим в их крыло пациентом.
[indent] Негромкий хлопок из коридора заставляет её удивлёно дёрнуть взглядом в сторону часовой стрелки, пытаясь понять, не просидела ли она здесь до самого утра не заметив, или Элайджа и правда вернулся слишком рано. Кинув взгляд на волшебную палочку, рыжеволосая слышит его голос, выдыхая, — Ты чего, что-то забыл? — без задней мысли спрашивает его МакМиллан, уже готовясь к быстрым шагам по квартире в попытке найти оставленную до работы вещь, а сама складывает книгу пополам, прижимая свой палец вместо закладки, не рассчитывая на слишком долгий разговор. Так она думала.
[indent] Замечая его боковым зрением и поднимая взгляд, готовая расплыться в улыбке, она видит вовсе не спешащего мимо Элайджу, и явно не того, кто вернулся, забыв поцеловать МакМиллан перед уходом, – тем более, что не забыл, – и безмолвно смотрит на молодого человека, так и застывая с еле слышным «нет..,» на губах.
[indent] Почему сейчас? Ещё час назад они разговаривали о таких бытовых вещах, как перестройке комнаты, шутили и прощались до утра; ведь ничего не предвещало беды! МакМиллан чувствует, как тут же от одной мысли, от одного осознания, что на самом деле значит фраза Элайджи, ей хочется скукожиться до самых маленьких размеров, чтобы незаметно скрыться в каком-нибудь укромном [float=right]https://funkyimg.com/i/2ZPis.gif[/float]месте до окончания всего. Забрать с собой волшебника, друзей, семью, и просто переждать...
[indent] — Что? — она испугано дёргается, а проговорив в голове ещё раз фразу Илая про себя, тут же кивает головой, — Хорошо, — пауза, — Хорошо, что у нас есть ещё время, — МакМиллан, вновь мотает головой, растеряно оглядываясь вокруг себя, а затем втыкая в том первый попавшийся предмет, оставляет книги и записи, поднимаясь с места, — Хорошо, — повторяет волшебница третий раз, будто это что-то меняло, и рваным движением дёргается к шкафу, наклоняясь:
[indent] — Вот твоя сумка, сейчас, я только переложу туда пару вещей. Или лучше чемодан? Мерлин, хотя, конечно, с ним будет совсем неудобно, ещё эти колёсики, — судорожно ведьма пытается вспомнить всё то, о чём они говорили, игнорируя реальность. Волшебники повторяли этот разговор снова и снова, и там, где обычно был только чёткий путь из пункта «A» в пункт «B», в их случае это расходилось на все буквы английского алфавита, подразумевая, что чтобы не случилось – они будут готовы. Конечно, это был вопрос времени, когда произойдёт следующая ступень наступления тёмных волшебников; в конце концов, это было очевидно после нападения на школу и смерть директора, — Достань, пожалуйста, сумочку с верхней полки, — ведьма махнула рукой куда-то вверх, попутно беря с полки то одну, то вторую футболку Элайджи, — Там все скопления, хорошо, что мы особо не тратились, правда? О, и ты покушал? — судорожно меняя одну тему на другую, МакМиллан теряется, не замечает за собой, как всё это время её голос нервно скачет, как дрожат её руки, тревожно бегает взгляд по всему, за что она ухватывается, — Конечно нет, когда, если прошло так много времени, положим сандвичи тогда тоже в сумку, и, Мерлин! — всё это время делающая попытки смахнуть рыжие волосы куда-то в сторону, которые, благодаря собственным действиям Трэйси падали на лицо, она резко дёргает их куда-то вверх, пытаясь стянуть в хвосте без резинки, — Честное слово, как было проще, когда они были короче! — импульсивно гаркает саму на себя МакМиллан, невольно злясь на волосы, когда проблема была не в них; выпуская пряди, Трэйси прижимает остывшие за несколько минут ладони к своему лицу, замолкая.
[indent] Трэйси МакМиллан думала, что справится с этим. Уверено кивала головой, всем своим видом подтверждая, что это сработает, сжимая ладонь Элайджи в качестве поддержки, когда они делились своим планом с Айлин и Майлзом, приговаривая, что всё будет хорошо, они всё хорошо придумали, потратив на это не один вечер. И всё же, несмотря на серьёзность, ей хотелось верить, что это не случится сейчас; не сегодня, ни через месяц, а где-то глубоко внутри себя, и вовсе думала, что никогда. Сильно она прикусывает губу от мысли, что вопрос времени, когда Трэйси останется одна. Ох, Мерлин, сейчас ему покажется, что все её резкие телодвижения делались с мыслью, что она только и ждёт, когда волшебник покинет границы квартиры!
[indent] — Извини, — надломано произносит рыжеволосая, прося прощение то ли за свою реакцию, то ли за отросшие со временем волосы, отсутствие времени на наслаждение поздним ужином или всё вместе. Прижимая пальцы к своей губе, смазывая выступившую кровь, она вздыхает, обхватив себя и опуская взгляд в пол, стоит так, словно виноватый во всём ребёнок. Ведь она чувствовала себя такой. Как волшебник может рассчитывать на неё, как на своего партнёра и не волноваться, оставляя без присмотра, если уже на первых секундах она срывается, не зная, как вести себя? — Я не знаю... не знаю, что сказать. Что сделать, чтобы это остановить, — вновь не конкретизируя, она вновь нервно прикусывает губу, и грузно вздыхая, поднимает взгляд к потолку, пытаясь остановить то, что обычно никогда нельзя было. Что же, если Трэйси МакМиллан расплачется здесь и сейчас – это будет отличное начало поддержки кого угодно в новой главе, которую открывает перед ними Вселенная.

22


Don't ever think that everyone who leaves wants to.


[indent]Как просто было ненавидеть что-то само собой разумеющееся. Конечно, «ненавидеть» – это громко сказано, но не требовалось гения проницательности, чтобы вычислить пренебрежение Грэма к окружавшей его действительности. Вручите Элайдже все деньги мира, и волшебник бы никогда в жизни не выбрал район Лондона, пропитанный дорогим парфюмом снобизма. Казалось бы, люди вокруг были приветливыми, и лестницы всегда чистыми, и даже ненавистный букет в парадном подъезде больше не мозолил глаз, как в первые дни, но стоило сделать шаг назад, присмотреться к вылизанной до блеска картинке, как та становилась тусклой, будто из неё выжали последние соки, чтобы полить несчастный цветок на первом этаже здания.
[indent]Не окажись с ним Трэйси, он бы давным давно сбежал в мрачную сырую комнатку над баром. Неуютную, неопрятную, в неспокойном и опасном переулке, но, по крайней мере, никто и не пытался убедить окружающих, словно всё было иначе. Всё уродство лежало в открытой ладони у всех на обозрении. В Чэлси же больше подметённых тротуаров люди любили вежливые фальшивые улыбки, перешёптывания за спиной гостей, выходивших после щедрого ужина, и если раньше Грэму эта наигранность казалась худшим из зол, сегодня он бы пережил любой парад двуличия, лишь бы не получать весточки из Министерства.
[indent]Возвращаясь по вытоптанному пути обратно в квартиру, он смотрел на раздражающий интерьер новыми глазами. Да, жильцы здесь были не самыми искренними, и догадайся кто-нибудь до его происхождения, ни один из приветливых соседей не стал бы задумываться дважды перед тем как сдать изворотливого магглорождённого. Да, Чэлси был далёк от предела мечтаний юноши, но и лондонским задворкам было не ближе. Из всех мест, способных укрыть Грэма от нового режима, у всех на виду проявило себя самым безопасным. Кто знает, сколько ещё месяцев волшебник просуществовал в сердце благополучия магического сообщества, прежде чем кто-нибудь разглядел неприметное пятнышко на чистом полотне.
[indent]Сожалеть об этом теперь было слишком поздно. У них было несколько дней, в лучшем случае – недель, прежде чем новое правительство принялось бы разыскивать людей, подобных Грэму, вытряхивая все списки и регистрации, в которых, увы, найти имя волшебника было не так-то сложно. Он был наивным ребёнком, поступившим в самое удивительное место, которое человеку его происхождения доводилось видеть. Тот Элайджа не мог думать о том, что когда-нибудь известный Министерству домашний адрес окажется билетом на гильотину. Возможно, знай он как скоро его лучшим годам жизни настанет конец, Грэм бы внимательней вслушивался в несвязные лекции профессора Трелони и не ругался бы на Трэйси, не желавшей расходиться по гостиным факультетов вечером перед контрольными.
[indent]— Да, конечно, сутки у нас точно есть, — отрешённо произносит Элайджа, чувствуя, как шумевшие на заднем плане мысли постепенно догоняют его. Всё, о чём он думал на улице – это как поскорей добраться до их квартиры, и оказавшись на месте обнаружил, что внутренний голос не затихал ни на мгновение.
[indent]Оглядываясь по сторонам, он не замечает неорганизованных перемещений Трэйси из угла в угол. Он разглядывает стены, мебель, будто видит их впервые, будто Элайджа Грэм здесь чужой. Теперь чужой, сколько бы МакМиллан ни твердила обратное. Он угроза, и на этот раз даже Трэйси не сможет поспорить с очевидным. Если Айлин не ошиблась – а в таких вещах слизеринка не ошибалась – любой кто попытался бы просто помочь Грэму в миг превратился в персону нон грата в глазах нового Министерства, что уж говорить про волшебников, связавших себя с грязнокровкой ближе парочки любезных слов. Если у них был шанс выжить, по одиночке он только возрастал. Сегодня, сейчас, нравилось им это или нет.
[indent]— Сумка подойдёт, — хмурясь, отнекивается молодой человек, — Боюсь, что на чемодан моих вещей не наберётся даже с постельным бельём, — неспешно Грэм отходит от первого шока, выдавливая нечто похожее на смешок, и отрывает прикованный к ногам взгляд в поисках своей девушки.
[indent]Они говорили о возможности происходившего сценария и не один раз. Ему казалось – они были готовы. Они уже пережили и расставание, и месяцы молчания. В прошлый раз никто не знал как долго это продлится и будут ли они вновь вместе. Эта разлука могла стать долгой, куда дольше, чем на последнем курсе в Хогвартсе, но в противовес неизвестности они могли быть уверены: Элайджа и Трэйси любили друг друга и сделали бы всё возможное, чтобы оказаться вместе как можно скорей. Они справлялись и с худшим, поэтому, найдя волшебницу взглядом, Грэм совсем не ожидал увидеть её абсолютно растерянной.
[indent]Осторожно, боясь сказать лишнего и сделать только хуже, Элайджа подходит к суетящейся МакМиллан. Он видит и дрожащие руки, и вслушивается в спешащие фразы, прыгающие от одной мысли к другой. Делая тяжелый вдох, он открывает и закрывает рот, предполагая, что в этом состоянии девушка вряд ли отличит один его ответ от другого. Вряд ли большой запас в кармане или пропущенный обед изменит его судьбу. Путь до его будущего места жительства не занял бы много времени и накопленного бы Элайдже хватило с горкой. Да и вряд ли именно это волновало МакМиллан до трясущихся пальцев.
[indent]— Трэйси, волосы-то тут при чём, — он бормочет на выдохе, подступаясь к девушке сбоку и выжидая момента, когда она отвлечётся от сборов чемодана, идущих на мировой рекорд. Да, у них не было недель на раскачку, но вряд ли персона Грэма была настолько важной, что стоило ожидать Пожирателей с секунды на секунду.
[indent]— За что ты... — замечая алую губу и раскрасневшиеся щёки МакМиллан, он непроизвольно сводит брови на переносице и качает головой, отрицая, что его отъезд действительно заслуживал чего-то, кроме печального вздоха. Она будет в безопасности. Она наконец-то сможет возвращаться домой, не думая, не заподозрила ли квартира напротив что-то неладное. Однако Элайджа соврёт, если сделает вид, словно не понимает почему Трэйси реагировала именно так.
[indent]— Трэйс, — уверенным шагом Элайджа оказывается рядом с МакМиллан и в следующее мгновение берёт её за плечи, — Трэйси, — пытаясь поймать девичий взгляд, тихо зовёт её Грэм, — Пожалуйста, прекрати извиняться. Я в полном порядке, ты тоже. Ничего страшного не случилось. Иди сюда, — он находит её руки и тянет на себя, — Иди сюда, — повторяет настойчивей, стараясь сдавить девушку в крепких объятиях. Неуклюже избавляя их от непослушных волос, Элайджа копошится и ерзает, пытаясь найти то положение, в котором бы не потребовалось слов, чтобы передать, как сильно он хотел забрать всё её беспокойство, все страхи и пережить их за неё. Пожалуй, именно эту утрату Элайджа чувствует ярче остальных – лишиться возможности быть ей поддержкой. Приглаживая мягкие волосы ладонью, он не может не думать, что у него нет долгих месяцев, чтобы взрастить в ней уверенность в завтрашнем дне, убедить, что сколько бы времени ни прошло, они ещё поспорят о цвете занавесок и необходимости третьего пуфика в гостиную. Всё, что у него есть – это жалкие часы, пропадающие в реке времени с каждой новой секундой. Он должен сказать правильные слова, должен возвести прочную крепость парой точечных фраз. Но как отыскать эти слова и фразы, когда в твоём арсенале несколько ускользающих мгновений?
[indent]— Трэйси, — впервые за те минуты, что они безмолвно простояли посреди комнаты, Элайджа зовёт её и отстраняется, чтобы заглянуть МакМиллан в глаза, — Послушай меня, — отпуская Трэйси из кольца рук, он перекладывает ладони на тёплые щеки и смотрит на неё упрямым взглядом, — С нами всё будет в полном порядке. Со мной всё будет в полном порядке. Я знаю, что ты бы с удовольствием послала этот день ко всем чертям. Я тоже, поверь мне. Но мы с тобой ко всему готовы, мы знали, что такое может случиться, и ничего не упустили. У нас есть время всё спокойно подготовить, — поглаживая кожу большими пальцами, Элайджа коротко улыбается и хмыкает, — Ну что ты, Трэйс. Ты пережила моё худшее решение в прошлом году. Ты переживала летние каникулы без меня. Я промолчу, что ещё ты делала без меня, — принимаясь ерничать, он ненадолго веселеет, но вновь возвращается к пронзительному взгляду, — К тому же ты не остаёшься совсем без меня. С тобой будет Айлин, Майлз, Джейн, Лорейн, — кивая на каждое имя, продолжает Грэм, — Я свяжусь с тобой, как только найду способ, а я, уж поверь, его найду. Трэйси, — вздох, — Мы с тобой – команда. Между прочим, я ещё никуда не делся, а ты уже проводила меня, — аккуратно ухмыляясь, он замолкает и всматривается в родные черты лица.
[indent]Он старается верить каждому своему слову, – иначе как он убедит в их правдивости МакМиллан, – но не справляется с сентиментальным порывом запомнить маленькие детали, проходившие мимо привыкшего к Трэйси вниманию. Элайджа выцепляет пару новых родинок, чуть блестящие ресницы, сдувает парочку выбившихся на лоб рыжих волос и, подаваясь вперёд, оставляет поцелуй на виске волшебницы. Он всегда спал спокойно рядом с МакМиллан и ненавидел, когда школьные каникулы заканчивались, вынуждая молодых волшебников расходиться по спальням факультетов, но тогда они хотя бы знали, что со следующим поездом в Лондон этому придёт конец. Теперь даже это знание было им недоступно. Всё, что у них было – надежда, а с последней Грэм дружил очень и очень плохо.
[indent]Осторожно отстраняясь, волшебник улыбается и гладит девушку по плечам.
[indent]— Нам не обязательно торопиться, — говоря медленно и размерено, Элайджа вертит головой по комнате, чтобы определить где случились хаотичные сборы и откуда стоит начинать, —  Для начала, соберём тебе маленькую сумку на выходные к Айлин и Майлзу, а потом уже займёмся моей – это дело пяти секунд, — пожимая плечами, негромко смеётся молодой человек, — Я не голоден, так что сэндвичи и правда пригодятся потом. Надо будет предупредить родителей, — отворачиваясь в сторону, он на мгновение замолкает. Элайджа не видел их с прошлого лета и не имел ни малейшего понятия найдет ли он их на месте. По понятным причинам мать редко созванивалась с ним и даже тогда оставалась немногословной. Но предупредить их Грэм был обязан.
[indent]— С этим я уже разберусь самостоятельно. А пока надо собрать тебя в гости, — произносит он многим оживлённей, чуть встряхивая волшебницу, — Что скажешь? — с надеждой в глазах смотрит на неё Элайджа.
[indent]Хотел он этого или нет, ему пора было начинать учиться надеяться на лучшее, когда внутренний голос твердил, что всё пойдёт не так. Как бы смешно это ни звучало, от этого зависело их будущее, выживет ли он или поддастся апатии, позволив худшим своим мыслям воплотиться в реальность. В такое время никакая смекалка и сила не гарантировали успех так сильно, как это делала вера, что всё получится. И если Трэйси должна была стать смелой и остаться одна, он должен был поверить в то, во что не верил никогда: доброта всегда побеждала. Рано или поздно. А им оставалось оказаться там, когда это случится.

23

[indent] Многие слышали фразу «Раньше было лучше», и её популярность можно было проследить как у магглов, так и у волшебного населения. Мать Трэйси часто упоминала своё детство, промежутки между двумя войнами, без наличия опасностей в виде василисков в школе, готовых съесть твоих детей, вопреки мнению, что он ползал по стенам замка только за магглорожденными. Отчасти, и сама МакМиллан понимала, о чём говорит мама, пусть и старалась смотреть вперёд, вырывая, скорее, отдельные воспоминания, мягким комом сходящиеся в одном для неё человеке. Она была обладателем вполне счастливого детства, окруженная друзьями в школе, и несмотря на сложности, встречающиеся на пути, оглядываясь назад, она понимала – это было тогда, когда она ещё совсем ничего не знала. Иронично было думать, что поставь сейчас себя в положение своих четырнадцати, и сделал бы всё совсем по-другому. Лучше бы воспринимал материал и учился, лучше бы знал, что сказать близким, чтобы не уколоться, в конце концов, больше бы тратил времени на те вещи, которые тогда считал бесполезными.
[indent] Трэйси не могла думать, что прошлое было лучше, ведь в общем и целом, любое событие влияло на неё, позволяло ей расти, и сейчас она становилась той, кем являлась. Но только почему всё равно хотелось вернуться, хотя бы, во вчера? В час назад, когда не существующие снаружи, но громко трубящие внутри звуки опасности говорили, что теперь точно не будет, как прежде? И это не из разряда «никаких сидений у озера, положив голову на плечо Элайджи, чтобы не привлекать внимание». Нет. Им придётся разделиться, и даже Мерлин не подозревал, на какой срок.
[indent] Что она будет делать без него? Она ведь не может остаться здесь одна, просто ходить на работу, пить в обеденный перерыв кофе с Джейн и Лори, обсуждая, какой очередной барабан одна из них притащила в их квартиру, и возвращаясь домой, жить так, словно... Трэйси хмурится, не позволяя пройти мысли дальше, пытаясь вернуться к чему-то положительному – не сию минуту, у них есть время, у них есть.
[indent] «Сутки.»
[indent] Ничего не произнося, на самом деле сдерживая восклик мёртвого животного внутри себя; сутки прежде, чем Элайджа уйдёт без даты на своё возвращение. А ведь в некоторых случаях это могло казаться вечностью, как дожидаясь, когда же наконец у тебя будет возможность сесть на поезд для приезда в Лондон – хотелось поскорее прорваться сквозь бесконечно тянущиеся секунды, отсчитывая минуты и радуясь, когда стрелка сдвигается на очередной час. И она не могла определить, что хуже: собраться побыстрее, спеша в безопасность, или же оттягивать этот момент до последнего, стараясь не оборачиваться назад, где тебя ждала тяготившая неизвестность о завтрашнем дне.
[indent] Она не слышит, что он говорит, а в своём обычном состоянии, и вовсе начала бы спорить и шутить – «положим в чемодан ещё запасов еды на год вперёд, набьём место книгами, ты ведь так любишь читать,» однако, сосредоточенная, Трэйси так и продолжает снова по комнате, хватая то одно, то другое, откладывая в сторону, понимая, что это будет лишним и только мешать, чем приносить пользу.
[indent] МакМиллан никогда не чувствовала, что была готова, а когда говорила, что была, прекрасно понимала – как она могла быть? Рыжеволосая роняла голову, поднимая руку с носовым платком каждый раз, когда уезжала на каникулы, что говорить о ситуации, в которую они попали в эту секунду. Каждое расставание с друзьями давалось ей с трудом, а в тысяча девятьсот девяносто седьмом, ты и вовсе имеешь привычку просматривать некрологи, – только вдумайтесь, что стало обыденностью! – на знакомые имена и фамилии, надеясь, что там не окажется никого, кто бы имел с тобой близкую связь. А Элайджа? Её дорогой, родной и любимый Элайджа. Поэтому она злиться, сжимая разжимая кулаки, цепляясь зубами за свою губу до боли. Злится на себя за то, что не может сдерживать эмоции, которые никому не помогут, тёмных волшебников с Лордом во главе, злится на мир, который не может оставить их в покое!
[indent] Трэйси не видит приближение своего молодого человека со стороны, словно сквозь туман слышит своё имя, и обращает на него взгляд только тогда, когда чувствует прикосновение до своих плечей, и повторный зов. Он просит её прекратить, и это вызывает ещё большую бурю эмоций, расходящуюся по всему телу. Как маленькому ребёнку ей хочется топать ногами и кричать обрывистыми фразами, подтирая свои сопли: «Не в порядке!», «Случилось!», «Не тоже!», но вместо этого, покорно делает шаг вперёд, утопая в объятиях волшебника. Ей по прежнему сложно сдержать эмоции, но чувствуя поддержку, исходящую от Илая, сдерживать слёзы становится проще. Стараясь зарыться в мягкую ткань одежды, уткнуться в молодого человека, МакМиллан еле слышно произносит, — Не хочу, чтобы ты уходил, — зная, что не делает никому лучше. Пожалуй, что-что, а эту мысль она донесла до него очень давно.
[indent] Она фактически слышит. Слышит, как пока они стоят, время уходит сквозь пальцы, и вот, вместо гипотетических суток, его становится всё меньше. Только что они могут сделать? Выбирая между тем, чтобы ходить туда-сюда и стоять в объятиях любимого человека, что же, не нужно быть гением, чтобы знать, что она бы выбрала. Именно поэтому когда Элайджа вновь начинает говорить, на мгновение она хмурит брови, и всё же, задирает на него голову, стараясь не отводить взгляда от его лица.
[indent] Пожалуй, она была одной из тех, кому были необходимы эти слова. Похлопывания по плечу, когда боишься сдать экзамен, очередное «ты справишься!», стоит подготовиться палочке взвиться в воздух, громкий голос за спиной, говорящий о сильном ударе битой на поле для квиддича или с замиранием сердца дожидаться открытия конвертов, за которым скрывались результаты её экзамена. Элайджа никогда не давал ей шансов больно удариться, соскочить из-за собственной неуверенности, наоборот, осторожно подталкивая её, зная её темп. И сейчас молодой человек делает тоже самое, привычно забирая её внутренние страхи, давая возможность выдохнуть хотя бы на мгновение. В этот раз ей не хочется разыгрывать сцену из детского сада. С ними всё будет в порядке. На его быструю озорную фразу она лишь быстро щурит брови, качнув головой из стороны в сторону – вот уж о чём стоит вспоминать, так об этом! И всё же, его аккуратные прикосновения, поддерживающий голос и попытка показать ей, что мир не разрушился в одно мгновение работают. Всё ещё боится выглянуть за его плечо, желая спрятаться в ключице жмурясь, но всё же, сделай он маленький шаг назад в попытке проверить, насколько она способна жить самостоятельно, никто не бросится биться в истерике.
[indent] — Ты ведь знаешь, как бы я не любила их, они никогда не сравнятся с тобой, — шмыгнув носом и опустив взгляд, насупив плечи, успевает быстро пробубнить МакМиллан. Ей одновременно и хотелось, и не хотелось строить планы по проведению большего количества времени со своими друзьями. В конце концов, дело было даже не в том, что у каждого была своя головная боль, и пропихивать к себе МакМиллан было не самой лучшей мыслью, но и справится ли она с чувством в груди, видя счастливых Айлин и Майлза, которые продолжают иметь возможность жить вместе? Девушка ни в коем случае не желала им плохого, наоборот, возрадовавшись, когда у обоих пар появился шанс почувствовать себя взрослыми и самостоятельными, помпезно, пусть и в малом кругу, празднуя новоселье. Но смотря на неё, разве они не будут думать о жалости, которую испытывают к Трэйси, оставшуюся в одиночестве?
[indent] — Не правда! Я не провожаю тебя! — возмущёно произносит ведьма, вновь утыкаясь в юношу, обхватывая его талию и вжимаясь в грудь посильнее, — Зачем издеваешься, или ты забыл, что я чуть ли не была готова засунуть тебя в чемодан, лишь бы ты остался рядом? — вздыхая, произносит волшебница, немного отстранившись, щуря глаза, когда он целует её, не сдерживая короткой улыбки, появляющейся на губах, — Поверить не могу, что... что это правда происходит, — сбито произносит МакМиллан, широко раскрыв глаза. Она хочет попросить его писать ей как можно чаще, хочет спросить, если был бы у них шанс увидеться, пошёл бы на риск, лишь бы пересечься с ней в течении этого времени хотя бы на пару минут, позволил бы ей самой встретить опасность лицом к лицу, если бы она появилась? Однако, одного взгляда на Элайджу хватает для того, чтобы, как и прежде знать ответ на любой из этих вопросов. Каждый из них стремился всегда сделать лучше, пусть и в своей манере. Ему не нужно обещать, чтобы она поверила в то, что он сделает всё, чтобы оказаться рядом как можно скорее.
[indent] Она выдерживает паузу, несколько раз ткнув его пальцами в живот, словно взвешивая его план на ближайшее время, и вздыхая, неуверенно кивает головой. Ей хочется взять с его плеч больше, чем просто приготовление ему перекуса на ужин, но прекрасно понимает, по какой причине не её отсылают поговорить с его родителями.
[indent] — Я не уверена, что они хотят знать хоть что-нибудь о... об этом всём, — медленно начинает она, не думающая, что существование волшебницы после ухода Элайджи из дома вообще валидно в семье Грэмов, — Но я очень переживаю. Передай Анне и, — качнув головой из стороны в сторону, понимая, что связь с отцом у него была куда хуже, чем с матерью, — В общем, если им что-то понадобится. Ты знаешь. Я всегда сделаю всё, что в моих силах, — эти люди, в своё время, приняли её как родную лишь за несколько вечеров. Она никогда не забудет удивлённый и любопытный взгляд на трубку, которую ему передал отец Трэйси, счастливую мать Элайджи, то и дело хватающуюся за фотоаппарат, чтобы сделать семейные фотографии, где была бы и МакМиллан. Она задумывается и о его брате, на мгновение чувствуя, как сжимается сердце, и тут же произносит, — Ты прав. Что же, давай начнём, — и оглянув комнату ещё раз, МакМиллан более уверено кивает головой, и прежде, чем отвернуться от него, легко приподнимается на носочках, целуя его в щёку, с благодарностью смотря на юношу. Чтобы он не думал, он всегда знал, что сделать, чтобы вернуть ей силы и уверенность. И ведьма знает – с его отсутствием она никуда не денется.

I wait by the front step for your return
https://funkyimg.com/i/31eKW.gif https://funkyimg.com/i/31eKV.gif
grow,grow
you know I'm here holding on

[indent] — И-и... — она нагнулась над маленького размера котлом с быстро, под действием заклинания, остывающим зельем, — С этим готово, — волшебница несколько раз вертит головой в поисках колб, который успела специально подготовить, и засовывая палочку в рот, привычным движением переливает только что сваренное зелье в склянку, — Ефли тебве фто-т.., — беря палочку пальцами, она поднимает голову на юношу, — Если тебе что-то нужно будет ещё, — внимательно посмотрев на Элайджу, она не заканчивает предложение, всё ещё не до конца уверенная, каким образом они будут связываться друг с другом, но как только у них будет способ, то последнее, что она хотела, это оставить молодого человека без того, чем, фактически, зарабатывала на жизнь.
[indent] — Здесь всё подписано, — благодаря знаниям, которые вложила в неё мать, тем, которые она получила в школе, и изучила во время, пусть короткого, но срока на стажировке, у неё была возможность делать на скорую руку зелья, стоимость которых в магазинах была сильно завышена. Поэтому, не желая тратить время, и снарядить Элайджу полностью, после сбора собственной сумки, она бросилась делать недостающие настойки, попутно вытаскивая всё то, что собралось в их квартире за этот месяц, — Настойки, зелья, пасты. Здесь мазь Айлин. Я поделила противоядия от лечебных, чтобы было удобнее, и, — ведя пальцем, указывая то на одно, то на другое, МакМиллан также добавляет, — Не знаю, с кем вы можете столкнуться, но я стянула небольшую дозу аконитового, на случай, если, — пожав плечами, Трэйси вновь поднимает на него взгляд. Временами она возвращалась к событиям прошлого года, и их походу в поисках Саттэра Брэдли. Речь не была о том, что по случайному чуду юноша столкнётся именно с ним, но кто знает, сколько ликантропов встречается среди прячущихся, и тех, у кого нет возможности обезопасить себя и своё окружение, — Тут немного, но хватит на один раз, — наконец, заканчивает рыжеволосая.
[indent] Опасливо дёрнув взгляд к окну, за которым давно потемнело, она сильнее затягивает его шторой, и возвращаясь к столу, осторожно прокладывает ящичек внутри мягким материалом, обезопасив предметы внутри от разбивание, МакМиллан переносит это в подготовленную на стуле сумку, застёгивая её, и неуверенно прихлопнув её сверху, прокручивая в голове всё, что положила туда. Пожалуй, зря Элайджа сказал, что это было «дело пяти минут.» До тех пор, пока этим занимается Трэйси МакМиллан, готовая засунуть в чемодан или портфель весь дом, то органичное перекладывание туда-сюда вещей занимает куда больше времени, чем сваливание всё одним движением.
[indent] — Кажется, всё, — она бы настаивала на том, что делала, ей было необходимо это. Не зря он предложил делать всё размерено, никуда не торопясь и последовательно, потому что это дало ей время успокоиться, овладеть собой вновь после внезапной новости из Министерства, — Как думаешь, уже? — просверлив задёрнутое шторами окно, она стягивает ладони на локтях, возвращая взгляд обратно на Грэма, — Там ведь так спокойно. Как будто ничего не происходит, — поджимая губы, МакМиллан вздыхает, и в несколько шагов пересекает кухонное помещение, комкая пальцами его футболку, как делала это всегда. И спустя минуту, подавляя вздох, негромко спрашивает, поднимая на него глаза, — Напомни мне, почему я не могу отправиться с тобой? — Трэйси виновато и грустно дёргает уголками губ, подняв ладонь к его щеке. Ей хочется задавать так много глупых вопросов, полу-сидеть, полу-лежать на кровати в полумраке, и обняв Элайджу, столько всего у него спросить, слушая самые развёрнутые и бесконечные ответы, которые он только может придумать, лишь бы не отпускать его.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » we'll never get free, lamb to the slaughter