A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » closed » we'll never get free, lamb to the slaughter


we'll never get free, lamb to the slaughter

Сообщений 41 страница 42 из 42

1

http://funkyimg.com/i/2PjWn.png
grandson – Blood // Water
we'll never get free, lamb to the slaughter
Elijah Graham & Tracy MacMillan
июнь 1997 года – 2 мая 1998 года.


«I know your kind – men that mistake cruelty for strength… the smallness of your kind of life is nothing to fear. Only to pity.»
Sense8

41

2 мая, 01:15
[indent]Держа биту наперевес, оглядываясь назад на случай, если отправленный в полёт Пожиратель смерти, или бладжер, теперь находившийся в свободном нацеливании на голову кого угодно, МакМиллан торопливо перебирает ногами, спотыкаясь, а оказываясь поблизости к волшебнику, наконец, широко улыбается. Всё то время, пока они были врозь, она пыталась игнорировать свинцовое сердце, но тяжесть продолжала сдавливать ведьму изнутри, не давая ей сделать и глотка свежего воздуха, будто отправленная под воду. Она прекрасно понимала, что от этого конец этой ночи не приблизился, но не сказать, что она была видеть его? Лучше посмотрите на эти заплетающиеся от радости ноги:
[indent]— Они не оставили мне выбора! — защищаясь, произносит Трэйси, встречаясь с ним взглядом, чуть ли не притопнув пяткой, — Я до сих пор не понимаю, почему мы не выдали её мне изначально, — вторя его шутке, на выдохе она добавляет, — Мерлин, как я рада тебя видеть! — кажется, намеренно она игнорировала мужчину рядом, но это всё было просветом от понимания, что вот он, Элайджа, стоит прямо перед ней без тех страшных картин, которые она успела придумать голове. Наскоро она оглядывает волшебника, тут же спохватившись, заметив рану мужчины, которого Грэм придерживал со своей стороны.
[indent]— Конечно! Давайте я помогу, — кивая ему несколько раз головой, МакМиллан с некоторым сомнением задерживает взгляд на бите на секунду, отбрасывая её в сторону, решаясь защищать в случае чего всех более традиционными методами. Подходя сбоку, она не слишком церемонясь с волшебником, лишь быстро дёрнув уголками губ, подхватывает его с другого бока. Шире, она в прочем, улыбается, как только Грэм проявляет желание обнять её; эгоистично она смотрит из стороны в сторону, словно в поисках чего-то, отчего тут же спотыкается, хмурится, и совсем тихо проговаривает слова извинения.
[indent]— Знаете, не то, чтобы мой молодой человек редко проявляет чувство любви, — вздохнув, произносит Трэйси, заметно став говорить торопливо, делая паузу между целым предложением. Она переводит взгляд на взрослого волшебника, усмехнувшись его шутке, — И всё же, нам точно нужно поторопиться, — усмехаясь, ведьма перестаёт разговаривать вовсе, смывая с себя растерянность, присущую ей в обычных ситуациях. В прочем, болтать в её случае, было более лучшим вариантом; таким образом, она могла заглушить собственные мысли и попытки найти макушки друзей среди попадающихся людей, которых становилось больше с приближением к Большому залу. Не забывает она также и о том, что до сих пор не знает, что случилось с Эрни, и девушка даже приоткрывает рот, чтобы, обернувшись к Элайдже, поделиться своими переживаниями. Как только она пробегает взглядом по родному лицу, МакМиллан тут же прикусывает губу. Не время. По одной задаче за раз, а то, что девушка скажет, лишь вызовет большую нервозность.
[indent]Тогда, когда они видят двери конечной точки, когда их встречают колдомедики, тут же перехватывая с плеч выпускников аврора, она не делает драматичных пауз, тут же врезаясь лицом в грудь Элайджи, игнорируя покалывание от касания к материалу открытыми царапинами и ранами. Стягивает она ладони за его спиной, хватаясь за ткань одежды. Несколько раз МакМиллан шмыгает носом, но тут же трясёт головой из стороны в сторону; всё в порядке, теперь всё в порядке.
[indent]И она не может поклясться себе, что за ночь их снова не разлучит, отчего ещё сильнее сжимает Грэма своими руками, прося у окружения хотя бы пару мгновений в таком положении. Ей это было необходимо. Ей был нужен этот глоток свежего воздуха.


2 мая, 02:57

[indent]С благодарностью она кивает головой Грэму, осторожно высвобождая свою руку, впервые за много времени оглянув Большой зал целиком. В отличие от Майлза и Айлин, то и дело пропадающих с поля зрения, – не без сжатых губ Трэйси в спину, порывающейся остановить их, – МакМиллан понимала, что её место было здесь, там, где она могла оказать самую большую помощь. Конечно, она сильно отставала по знаниям и возможностям от обученных колдомедиков, вступивших на сторону Хогвартса и волшебников здесь, с другой стороны, она справлялась, забирая от них людей, с которыми могла управиться самостоятельно, перекладывая на них более ответственные и сложные случаи. А Элайджа, предлагающий помощь, как сейчас, только сильнее её мотивировал.
[indent]У неё не было времени думать о том, кто виноват, а кто нет, кого рука не должна была подняться излечить, встреться они не здесь. Так и Кассиус Уоррингтон оказался под оцарапанными, но умытыми руками Трэйси, работающей над ним также, как и над остальными. Ей не было дело до ненависти и прошлого; никто не запретит врезать ему в лицо, как только он окажется вновь на ногах, если потребуется выпустить свои чувства. Тем более, она не могла довериться своей подруге, кажется, пронёсшей его на своих плечах в одиночестве через все коридоры замка.
[indent]— Думаешь, это конец? — рыжеволосая оглядывается по сторонам в поисках какой-нибудь плошки, колдуя себе свежей воды, жадно делая несколько глотков и смотря на Элайджу с надеждой. Ей казалось, что силы давно были на исходе, и был вопрос времени, когда она падёт ничком в отсутствии возможности что-либо сделать. Сейчас у них ещё были запасы зелий и других колдомедицинских компонентов, – волшебница намеренно натыкается взглядом на Эрнеста, и тянет уголки губ ещё сильнее, наблюдая за тем как он помогает его матери и тёте Трэйси. Она нашла племянницу сразу, как только они с Илаем переступили порог Большого зала; устало ведьма потирает глаза, понимая, что ставит собственные рекорды по отсутствию фонтанов из глаз в такую стрессовую ночь.
[indent]— Да, — негромко подаёт она голос, отвечая то ли на первый, то ли на второй вопрос сразу, наливая ещё немного воды и протягивая её Грэму. Они давно не ели, – с вечера ей совсем не лез кусок в горло, – поэтому хоть так она предлагает ему восполнить силы, — Конечно, не переживай, — смазано произносит МакМиллан, не отмахиваясь, словно это был обычный день, но утвердительно кивая головой в знак своего состояния. С немым вопросом она смотрит на него, хотя и сама узнать, в порядке ли был сам Элайджа, как широко раскрываются её глаза, и дрожь проскальзывает по всему телу от голоса, зарождающегося у неё в голове.
[indent]— Что, кто... Не может быть, — почти одними губами произносит ведьма, инстинктивно пытаясь попробовать закрыть уши руками, словно это поможет, а затем стягивает себя в объятиях. С ужасом она слушает слова Тёмного Лорда в своей голове, временами повторяя урывками какие-то его слова. Со страхом оборачивается на Элайджу, неосознанно кусая себя с силой за губы. Если до этого ей казалось, что у них был равный бой, теперь? — Всё это время он просто смотрел, как мы сражаемся? Где же ребята... — с перескакивающей мыслью, лишь шепчет волшебница, отчего-то думающая, что находясь там, за пределами Большого зала, было больше ответов.
[indent]Конечно же, она ошиблась. То и дело вытягивая шею, смотря на спокойно лежащих на полу и других поверхностей людей, за которых девушка была ответственной, МакМиллан особо не говорит ничего дельного за общим обсуждением, стоит ли Поттеру идти в лесную чащу или нет. Они не могли быть уверенными в том, что даже этот час у них есть, и вовсе никто не попытается атаковать при «шансе попрощаться», как велел Лорд. Сжимая ладонь Грэма, она вслушивается в голоса близких и людей вокруг с разделенным мнением. И даже тогда, когда Блэквуд подаёт голос, МакМиллан лишь сильнее вжимает шею в плечи, отрицательно качая головой. Девушка останавливается лишь в тот момент, когда истина слов светловолосой доходит до сознания Трэйси. Медленно она смотрит на Илая, чуть сильнее сдавливая пальцы его руки своими, немного наклоняя голову вбок.
[indent]Ей было страшно; как и многим здесь, однако, МакМиллан сделала всё возможное, чтобы доказать, что она была готова сражаться не забиваясь в дальние углы. С другой стороны, если всё будет совсем плохо?
[indent]Она бы отступила. Это читалось в её глазах; и ей хотелось верить в то, что они бы сделали это вместе.
[indent]Потому что никто из них не был достоин смерти.


2 мая, 04:50

[indent]Истошные крики друзей Гарри Поттера громко раскатываются по дворику пред школой, заставляя МакМиллан застыть на месте, не отводя взгляда от полувеликана, и юноши, которого он положил на землю. Шепотом она произносит «Он убил его,» и пусть не желала бы верить слухам, но собственным глазам?
[indent]Это были одни из самых сложных часов ожидания, чтобы они за одно мгновение смогли узнать, что проиграли? Один за другим, люди выходили из замка, оставались стоять на ступеньках позади, выглядывая для того, чтобы самостоятельно убедиться в ужасной правде. МакМиллан наивно хотела верить в Избранность мальчика с Гриффиндора; психологически ей хотелось вытянуть короткую соломинку сразу же, не теша неизвестность. Смотря на Элайджу широко раскрытыми глазами, на поднимающийся рокот и шум со стороны, как волной, она спрашивает тоже самое, что и несколько часами ранее. «Это конец?» может прочитаться только по губам, ведь каждый хочет выкрикнуть Тёмному Лорду своё фи.
[indent]От резкого крика Темного волшебника они словно погружаются в пузырь тишины. МакМиллан старается найти свет и тепло в единственном, что кажется для неё возможным, и с каждым словом мужчины прижимается к Грэму всё сильнее. Ей больно смотреть на открывающиеся перед глазами сцены, ей сложно слушать слова Лорда Волан-де-Морта не потому, что она не верила ему. В этом он мог не сомневаться. Словно в трансе, рыжеволосая девушка не может отвести от него взгляда. Вот он говорит про единый факультет, другие Пожиратели вступают с ним в диалог – женщина с неприятным голосом, которую МакМиллан видела на плакатах о сбежавших преступниках из Азкабана. Волшебница дёргается вперёд, видя бросившегося вперёд Лонгботтома, и от издевательств, которые над ними происходят, она выдыхает вскрикивает, тут же затихая, от страха, словно будет замеченная. Ей хотелось исчезнуть. Растворится, крутануться на месте для того, чтобы больше никогда не видеть ни Лорда, ни его подчинённых, захватывая с собой всех своих друзей, крепко держа за руку Илая.
[indent]Её сбивает с толку громкий рёв позади волшебников в масках, что она не замечает, как ослабляет руку, держащую [float=left]https://funkyimg.com/i/35gZs.gif[/float]палочку. МакМиллан пятится назад, а люди, бросающиеся в панику рядом перед ними, позволяют ей увидеть то, что его издавало.
[indent]— Берегись! — внезапно кричит волшебница, видя, как одна за другой в другой в землю впиваются стрелы, и чем ближе она слышит топот копыт, тем ближе и больше становится пружинящих от камня и твёрдых поверхностей тонких стержней с острыми наконечниками. Уже разворачиваясь в сторону замка, она успевает увидеть и великана, и кентавров, а небо неожиданно темнеет, несмотря на поднимающееся солнце, накрытое оперением гиппогрифов.
[indent]— Он исчез! Гарри исчез! Ох... — они попадают в настоящую давку. Всё происходит настолько быстро, словно секундой назад их не посвящали в новые правила. Палочки вновь взлетают в воздух, люди кричат, и МакМиллан делает всё возможное, чтобы одновременно и дать Грэму больше шансов для манипуляций, и, одновременно не потерять его, идя плечом к плечу, — Протего! — и сама повышая голос, произносит Трэйси, накрывая головы волшебников щитом.
[indent]Битва не окончена. Осталось только выжить.


2 мая, 05:15

[indent]С желанием или без, но волной волшебников и ведьм с разных сторон их выносит в Большой зал, невероятно быстро наполняющийся людьми. Сверкающие заклинание над головами, тремор терпящего удары камня, вопли боли, или, наоборот, собранных в кулак последних сил: МакМиллан так часто мотает головой, что готова поклясться, что свела шею, но всё равно не перестаёт, в панике и следя, чтобы из палочки то и дело выскальзывали то красные, то золотистые лучи. Их прижимает то к стенам, то к другим людям, в какой-то момент она с силой толкает Пожирателя, оказывавшегося в поле зрения, попутно ткнув Элайдже в него пальцем.
[indent]— Осторожней, осторожней! — то одному, то другому восклицает Трэйси, внезапно остановившись, — Чёрт, это мама! — задыхаясь, кричит она, указывая волшебной палочкой в сторону Эйлин МакМиллан, находившуюся ближе ко входу в Большой зал, чем они; со своего роста девушка не может определить, есть ли рядом с женщиной её муж, но тут же начинает размахивать палочкой из последних сил ещё сильнее, словно это поможет шотландке различить, где были отправленные заклинания её дочери, а где всех остальных. Ей хочется вскрикнуть «Что они здесь делают?» но ей не нужно искать ответа на этот вопрос. Какой у них был выбор?
[indent]Всё вновь происходит внезапно. Также, как хаос начался, мир останавливается. Словно в замедленной съемке она видит появляющегося из ниоткуда Гарри Поттера, живого и с высокого поднятой головой.
[indent]— Илай! — не находя ничего лучше, как привлечь внимание юноши, протягивая ему свою руку, она переводит взгляд обратно, замирая вместе со всеми, кто был в зале, одновременно обрывая весь поднятый шум, — Я не... верю своим... глазам, — с паузами говорит ведьма, тяжело дыша, слыша слова Поттера почти как через стенку аквариума. Она давно не могла думать об усталости, забитая всеми остальными чувствами, всё это время существовавшими в её сердце не на полную катушку. МакМиллан уже не знает, что должна чувствовать. Облегчение? Ужас? Радость? От этого на глазах рыжеволосой появляются слёзы, скатывающиеся тонкими ручейками по щекам, оставляя за собой светлый, относительно пыльной и с пятнами крови и грязи кожи, след. Ей хочется двинуться прочь, пока есть шанс скрыться незаметно, но она остаётся стоять на месте.
[indent]И в который раз за ночь глубоко внутри Трэйси МакМиллан загорелась надежда.

42

https://funkyimg.com/i/35qb6.gif https://funkyimg.com/i/35qb9.gif
«We are little flames poorly sheltered by frail walls against the storm of dissolution and madness, in which we flicker and sometimes almost go out. We creep in upon ourselves and with big eyes stare into the night and thus we wait for morning
All Quiet on the Western Front, Erich Maria Remarque

02.05.1998, 02:57
[indent]В том, что Элайджа не ждал успеха крылось редкое преимущество. В нём было много злости – да, горящее стремление сделать всё возможное, чтобы сохранить жизнь Трэйси, своим друзьям, но в Элайдже не было огонька надежды. Эдакой искры веры в лучшее, потому что их цель была добрей, справедливей... лучше. Слепая вера ему не помогала никогда. Он верил – никто не позволит мраку несправедливости поглотить Соединённое Королевство с головой, и ошибся. Он верил – Теодор ещё юн, с ним ничего не может произойти, и ошибся. Элайджа не позволил бы необоснованному убеждению стать причиной их гибели. Он не верил ни во что, но был готов стоять на своём до последнего.
[indent]В конечном итоге, Элайджа Грэм был всё тем же мальчишкой, кричащим на очередного задиру с высоты садовой скамьи; и до тех пор пока в мире оставались ложные идеалы, волшебник вновь и вновь забирался бы наверх, бросая им вызов.
[indent]Элайджа озирается по сторонам и видит испуганные лица. Сам Лорд говорил с ними, смеялся над их тщетными попытками противостоять его «великой» армии в лицо; Элайджа не понимает. Над ним всегда смеялись. Не считались с мнением грязнокровки, убеждённым, что заслуг и талантов в нём не меньше чистых аристократов. С ними не происходит ничего нового, а люди ведут себя так, словно их сбили с ног на всей скорости бега, словно Гарри Поттер – единственная их надежда на спасение из этого хаоса.
[indent]Образ знакомого мальчишки тотчас предстаёт перед Элайджей. Не по годам измученный, вдумчивый и, тем не менее, с горящими глазами. Да, возможно, он не хотел становиться талисманом этой войны, но, тяжело отрицать, Гарри Поттер поднимался и говорил слово против, когда многие сидели, отмалчиваясь. Поджимая губы, Грэм старается не думать о том какие шансы у юного волшебника пережить эту встречу; куда меньше, чем у них, пережить эту ночь. Он не сомневается – Гарри пойдёт. Он бы не пошёл, но он и не создавал отрядов, не искал крестражей. На Гарри Поттере всегда лежала негласная ответственность за мир, которой Грэму не довелось испытать. Ему жаль мальчика. Всегда было. Однако не Элайдже останавливать его от ошибки; его задача совсем иная.
[indent]— Конечно, — вопреки всей логике, Элайджа издаёт ядовитый смешок.
[indent]Вся ситуация кажется волшебнику смехотворной. В то время, как их «предводители» сражались бок о бок со студентами, с позабывшими боевые заклинания матерями, Тёмный Лорд не высовывается из своего убежища, как если бы они действительно представляли для него угрозу. И представляют! Теперь Элайджа в этом не сомневается, чувствуя, как отвращение к человеку, которого он даже не видел, распространяется по его телу не медленней лесного пожара в сезон засухи.
[indent]— Конечно же, он будет прятаться, — сверкая глазами, цедит Грэм, — Что они будут делать, погибни их вождь? Нас могут перебить, найдутся новые. А без Волан-де-Морта все Пожиратели – беспомощное тело без правящей головы, — это не догадки, это доказанная временем истина, и не надо носить гордое «Превосходно» в выпускном аттестате по Истории магии, чтобы знать, о чём он.
[indent]Спешно оглядываясь по сторонам в поисках знакомых, Элайджа инстинктивно жмётся ближе к МакМиллан и берёт её за свободную ладонь, поглаживая её по тыльной стороне. Медленно, но уверенно люди принимаются стекаться в сердце Хогвартса: кто за помощью, кто в поисках друзей и родных. Аккуратно Грэм косится на девушку, понимая, что, вероятно, это её последние минуты отдыха, прежде чем волна пострадавших накроет оставшихся в состоянии кому-то помочь колдомедиков.
[indent]— Будь я в состоянии, я бы бежал, как можно дальше отсюда. Это была не бойня, — закашливаясь, впервые за долгое время отзывается находившийся в отключке Уоррингтон, — Вот через час, — юноша принимается кашлять сильней, вынужденный замолчать.
[indent]— Или он хочет, чтобы мы так думали, — отзываясь на волшебника, словно ему задал вопрос маленький ребёнок, Элайджа говорит со снисходительной усталостью, — Трэй! — меняясь в лице, он умудряется вспыхнуть едва различимой улыбкой, — Айлин и Майлз, — кивая в сторону появившихся друзей, Элайджа чувствует различимое облегчение.
[indent]Его не волнует ничего за пределами нынешнего момента. Что будет через час? Завтра днём? Кто знает, может быть, они и не доживут, чтобы это увидеть, но сейчас он хочет убедиться, что все его друзья целы. Сейчас, как бы иронично это не выглядело, он хочет потратить выданное им время на то, о чём их просил сам Волан-де-Морт – на близких.

02.05.1998, 03:10
[indent]Он практически не обращает внимание на оживлённые обсуждения их ближайшего будущего. Элайджи нет дела ни до делёжки значка главного командующего, ни до поиска несуществующего решения. Лишь изредка бросая косые взгляды в сторону стратегического сердца, он смачивает очередную тряпку в разведённом в воде зелье и обращается к Саттэру, прикладывая ту к спине друга.
[indent]— Ну, и исполосовал же тебя, — почти шёпотом замечает Элайджа.
[indent]— Знал бы, что зря, может быть, не старался бы так сильно, — подхватывает смешком юноша.
[indent]Ему странно от одной мысли, что они планируют кто останется, а кто побежит, когда никто не знает жив или мёртв Гарри Поттер, и что всё же творится в Запретном лесу, пока они отсиживаются в школе в неведении. Он смотрит на Трэйси, стараясь понять о чём думает девушка, но, терпя неудачу, возвращается к тому, что, действительно, приносит хоть какую-то пользу.
[indent]— Хорошо, что неполная луна, — усмехается Грэм, чувствуя, как друг косится на него через спину и неслышно сотрясается в ответном смешке.
[indent]Убеждаясь, что все раны Брэдли покрыты снадобьем, он поднимается на ноги и неспешно бредёт к МакМиллан, останавливаясь рядом с ведьмой. Аккуратно поправляя растрёпанные в разные стороны волосы Трэйси, он присаживается на корточки и говорит ей в неизменно тихой манере:
[indent]— Я пойду проверю не нужна ли кому-нибудь помощь в коридорах. Вернусь минут через пятнадцать, — дожидаясь одобрения с её стороны, Грэм проходит мимо сбившихся в маленькие кучки людей.
[indent]Все они выглядят одинаково. Изнурённые, заморенные затянувшейся битвой без конца и края. Кто-то из них оплакивает умерших, кто-то так же, как и Элайджа, старается занять бесконечные минуты ожидания помощью другим. Последние ему ближе, они не растрачивают силы на лишние здесь эмоции. Наверное, он судит жестоко, с высоты человека, пережившего все потери задолго до этой секунды, но Грэму не хочется вникать в истоки своих рассуждений. Совсем неожиданно в его голове звучат когда-то туманные отцовские наставления. Солдаты лишены всякий чувств, они исполняют приказы, а сегодня они самые настоящие солдаты; и слова Джеймса обретают в его глазах осязаемый смысл.

02.05.1998, 04:50
[indent]Смотря в изуродованное лицо кричащего на весь школьный двор мужчины, Элайджа не находит в себе сил испугаться покалеченного своими же руками человека. Не подумайте, в нём есть страх, глубинный и настоящий, но тот направлен далеко не на вещающую разинувшим ртам точку. Он боится за Трэйси, боится за Айлин и Майлза, семью слизеринки, боится даже за Бэллами Марлоу, пропавшего из поля зрения Элайджи, и этот список не заканчивается здесь. Он совсем не желает смерти высунувшимся на шум из убежища замка волшебникам, знакомым или нет. В конце концов, в глубине души Элайджа надеялся, что Избранному мальчишке всё же удастся избежать предначертанной едва ли не с рождения судьбы, но вот он здесь, лежит на руках лесничего, словно тряпичная кукла, и тяжело отрицать правду, когда она предоставлена на всеобщее обозрение.
[indent]Он догадывается для чего весь этот спектакль. Достаточно посмотреть на стоящих сбоку от него друзей – от развернувшейся на школьном дворе сценки у некоторых трясутся губы и белеют лица.
[indent]— Нет, — хмурясь от невозможности произнести своё твердое отрицание вслух, Грэм упрямо мотает головой и стискивает ладонь МакМиллан сильней.
[indent]Теперь, когда их обозрению открыта «великая» армия Волан-де-Морта, они выглядят ещё менее устрашающими, чем были до этого. Кучка маленьких забитых людишек, чувствующая свою ущербность настолько глубоко, что вынуждена растоптать в пыль остальных. Разве стал бы волшебник, уверенный в своём могуществе, истерично искать последнего ценой чужих жизней?
[indent]— Ещё ничего не... закончилось! — голос возвращается Элайдже так же неожиданно, как со спины Пожирателей вылетают стрелы и вскоре появляются силуэты кентавров.
[indent]— Майлз! — он видит, как одна из стрел летит прямо в сторону друга, и едва успевает вытащить палочку, чтобы отбить её прочь.
[indent]Стрела распадается на щепки в воздухе на полпути, и следующее мгновение Грэм встречается глазами с Айлин, среагировавшей в ту же секунду. Странным образом их безмолвный обмен взглядами кажется Элайдже самым близким разговором, который у них когда-либо случался. Тот длится всего миг, следом за которым юноша дергается внутрь замка вместе с толпой.
[indent]Нарочно он бросается на толкающихся людей, принимая удары за Трэйси и тех, кто не теряются в общем потоке, на себя. В него влетают локти, по его ногам топчутся чужие ботинки, но Элайджа будто не чувствует ни ударов, ни толчков. Раз за разом он заносит палочку над головой, выкрикивая «Коллошоо», «Инкацеро», «Остолбеней» попеременно в попытке замедлить приближение Пожирателей. В узком пространстве у них будет гораздо больше шансов против темных волшебников, и от этого открытия Грэм замечает прилив изрядно поредевших сил.

02.05.1998, 05:35
[indent]Боковым зрением Элайджа видит, как оживший Гарри жмётся к центру Большого зала, перекрикиваясь с Волан-де-Мортом, и, пользуясь растерянностью большинства от происходящего, выбивает палочку из рук одного из последователей тёмного волшебника. Грэм отвлекается всего на мгновение, но этого достаточно, чтобы по залу прошёлся массовый вздох неверия. Вместе с удивлённым эхо, он чувствует, как на него налетает чьё-то тело и только спустя пару секунд наконец-то видит, что именно произошло.
[indent]Волан-де-Морт лежит на земле, смотря на затихший на мгновение бой стеклянными безучастными глазами.
[indent]Он мертв. Мёртв!
[indent]Элайджа не успевает переварить стучащую в висках мысль в полной мере, как один из авроров отдаёт приказ задержать Пожирателей Смерти. В Элайджу врезаются снова, и на этот раз юноша теряет Трэйси и остальных друзей в тотчас оживляющейся суматохе. Несколько уцелевших окон разбиваются в дребезги от выскакивающих в них волшебников, носящих тёмную метку, и один из осколков почти попадает Грэму в глаз, царапая щеку. Инстинктивно Элайджа принимается двигаться наружу, то и дело поднимая голову в поисках МакМиллан.
[indent]— Трэйс, Трэйси! — он орёт, что есть мочи, но не слышит ответа.
[indent]Пробиваясь сквозь вспыхнувший с новой силой бой, он вдруг видит рыжеволосый силуэт, валящийся на пол.
[indent]— Держу! — подхватывая Полин под руку, Грэм чувствует, как ведьма цепляется в него, словно за спасительный круг, и стискивает её предплечье в ответ, постепенно вытягивая их наружу.
[indent]— Господи, Илай, ты не представляешь, как я рада, — девушка не успевает договорить, получая удар под дых от, кажется, одного из перепуганных происходящим студентов, влетающим в них на полной скорости.
[indent]Лишь на полпути Элайджа начинает понимать, что вовсе не они защищаются от заклинаний Пожирателей. Лишенные поддержки магических существ, они сдают позиции и ретируются прочь из замка. И пускай, Грэму тяжело признаться в том, что это значит, даже в безопасности собственных мыслей, он принимается взмахивать палочкой с абсолютной уверенностью в расстановке сил в его пользу.
[indent]— Ты видишь наших? — кричит волшебник, не отпуская Полин из мёртвой хватки.
[indent]Оказываясь во внешнем коридоре, Элайджа видит фигуры Айлин и Майлза, а затем замечает и Трэйси, очевидно выискивающую его лицо в толпе. Он зовёт её по имени, что есть сил, ещё раз, и на этот – она оборачивается.

02.05.1998, 06:30
[indent]Прищуриваясь, Элайджа метится в макушку Уолша упавшей с цветущих деревьев почкой и, попадая в цель, негромко кривится в ухмылке:
[indent]— Доброе утро, спящая красавица! — нечего сомневаться в том, что это не сон.
[indent]Наклоняя голову на бок, он оборачивается к сидящей сбоку МакМиллан и несколько раз гладит её колено покрытой ссадинами рукой. В отличие от большинства бойцов, колдомедики смогли выдохнуть только последние несколько минут, «латая» тяжело раненых перед транспортировкой в Мунго, и усталость, задвинутая на задний план, стремительно догоняла всех участников битвы. Элайджа и сам, едва держится на ногах, отчего осмысление их победы не доходит до него в полной мере.
[indent]По выработанной годами привычке, Грэм боится подумать о хорошем: представить их лондонскую квартирку, будущий быт, его возможную стажировку в Аврорате, ланчи после тренировок Майлза и гаражные посиделки с ним и Полин в память о выпускном классе. Он знает, стоит себе позволить, и он уже не сможет остановить яркие картинки невозможного прошлым утром будущего, и поэтому нарочно задерживает это мгновение до того, когда он будет к этому готов.
[indent]— Может, ещё предложишь свою кандидатуру на пост Министра? — прикрывая глаз, журит своего друга Грэм.
[indent]В отличие от Уолша, он не сдерживает язвительных порывов. Они и без того держали в себе слишком многое, чтобы беспокоиться о том, как среагируют на первый шаг в череде тысячи шагов к концу того кошмара, которым они жили последний год. Они имеют право на слезы, на радость, на облегчение. Они бились за эту возможность, поставив на кон собственные жизни.
[indent]— Я знаю, кто точно будет против, — встряхивая колено МакМиллан, он давится усталым смешком, но ведь смеётся, — К тому же, теперь, когда Гарри жив, у тебя точно будет конкуренция. Спорим, они не оставят его в покое и теперь? — его голос звучит поверхностно, однако в глубине души Элайджа искренне рад тому, что мальчишка чудом пережил столкновение с покойным Лордом.
[indent]— Мерлин, как ты не устал. Говорит, и говорит, и говорит, — ловя на себе осуждающий взгляд Айлин, волшебник решает не реагировать на вымотанную слизеринку и пожимает плечами, по-доброму хмыкая.
[indent]Из них всех Блэквуд, больше остальных, выглядела так, будто пережила путешествие в преисподнюю и вернулась обратно; и он не хотел тревожить её привычным пин-понгом колкостями. Она заслуживала найти душевный покой в той же мере, что и все здесь. Каждый искал его по-своему и в своё время, и если Айлин Блэквуд потребуется несколько часов, прежде чем на её лице вспыхнет улыбка, то Элайджа не будет тем, кто попытается задержать её появление.
[indent]Замечая движение у одной из арок, он чуть толкает МакМиллан в бок и кивает в сторону родителей девушки:
[indent]— Кажется, это за тобой, — смотря на Трэйси с искренней улыбкой, он помогает ей подняться, — Иди, я сейчас подойду, — отпуская ведьму к взволнованным фигурам, Элайджа тихо вздыхает и оборачивается к друзьям, — Пойдём, посмотрим, если нужна помочь с восстановлением замка, — обращаясь к Майлзу и Айлин одновременно, живо предлагает Грэм.
[indent]Он не хочет поддаваться усталости. Несмотря на боль в теле, Элайджа не позволяет ломоте и сонливости овладеть им, словно от этого зависит его жизнь. И пускай, угроза прошла, он чувствует отчаянное желание вдыхать своё будущее полной грудью, не смыкая глаз. Теперь, когда худшее позади, они построят его камень за камнем, как восстановится Хогвартс и всё, что пострадало под небрежной рукой войны. Они положили начало новой главе этой ночью, и, кто знает, сколько их ждёт этих глав.
[indent]Концентрируя всё своё внимание на стоящей ближе к замку Трэйси МакМиллан, Элайджа делает свой первый шаг вперёд.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » closed » we'll never get free, lamb to the slaughter