A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » what you gon' do when there's blood in the water?


what you gon' do when there's blood in the water?

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

http://funkyimg.com/i/2P8nF.png
grandson – Blood // Water
what you gon' do when there's blood in the water?
Miles Walsh & Ayleen Blackwood
декабрь 1997 года – 2 мая 1998 года.


«I take everything I am feeling, everything that matters to me... I push all of it into my fist, and I fight for it.»
Sense8

21

[indent]С тех пор как Айлин лишилась родного дома, она привыкла думать о себе в единственном числе; и как бы трагично последнее ни звучало, в одиночестве были свои плюсы. Ни от кого не зависеть, никому не принадлежать. Айлин не была ответственна за чужие чувства или счастье. Всё плохое, что могло случиться с ведьмой, останавливалось на её личности, и незаметно для себя она находила в этом успокоение. Она не могла подставить чьи-то ожидания, если подставлять было некого. Правда, одного Айлин не учла – оказалось, не требовалось иметь одну фамилию или кровные узы, чтобы чувствовать себя семьёй.
[indent]Она не заметила, как день за днём, без прямого на то намерения, связала себя с людьми, находившимися под крышей приютившего их лесного домика, с человеком, сжимавшим её в объятиях и зависевшим от неё в той же мере, что и она от него. Они больше не могли решать, думая только за себя, не могли бросаться громкими словами, убеждённые, что это никак не скажется на остальных. Достаточно было заглянуть Майлзу в глаза или прислушаться к его неровному дыханию – Айлин не могла быть уверенной, что соверши она опрометчивый поступок, развернись в противоположном им всем направлении, это бы не отразилось на Уолше. Она словно вновь превратилась в маленькую девочку с благополучием матери на её плечах, только на этот раз всё было по-другому. И это пугало Блэквуд. Пугало и захватывало одновременно, потому что юноша напротив даже близко не походил на Алисию, шедшую на любые жертвы, чтобы сохранить мнимое благополучие своей дочери. Находясь рядом с Майлзом она не боялась, что окажется ведомой хитрым просчётом или будет связана незримыми путами стыда и упрёков. Если кто-то и заботился о её «лучших» интересах, он находился рядом с Блэквуд последние несколько лет. И её время чувствовать себя одной против всех давным давно прошло.
[indent]— Майлз, — незнакомые эмоции на лице волшебника не проходят мимо её внимания, отчего Айлин хмурится, вздыхает и обнимает его покрепче, будто способна «выдавить» всё плохое из Уолша. Прикрывая глаза, она лежит так несколько минут, позволяя юноше смириться с мыслью: она никуда не исчезает, она всё ещё здесь и будет здесь до тех пор, пока Майлзу Уолшу будут требоваться её любовь и забота.
[indent]— Майлз, всё ещё не обижена на тебя, — отстраняясь, Айлин высматривает очертания его лица в темноте и перекладывает ладонь на шершавую щеку, аккуратно проводя по ней пальцем, — Я знаю, что ты заботишься о нашей безопасности в той же степени, что и я. Мы на одной стороне – в этом я не сомневаюсь, — шепча, она старается звучать как можно вдумчивей и мягче, чтобы не вернуться к разговору, который молодые люди оставили на улице, — Что вовсе не значит, что наше понимание того, что безопасней, должно совпадать. Я просто... Есть разница между понимать мою точку зрения и иметь ту же самую, — тихий вздох, — Я просто хочу знать что из двух ты имеешь в виду, когда мы обсуждаем важные решения. Вот и всё, — смотря перед собой, ведьма позволяет тёплой улыбке появиться на губах.
[indent]Она молчит какое-то время, а затем качает головой на яркое воспоминание выскочившего без куртки на улицу Уолша и вновь обнимает юношу так крепко, как может, надеясь вылечить то, что сделала собственноручно. Она вовсе не преследовала цели наказать его, заставить Майлза почувствовать себя так же плохо, как чувствовала себя Айлин. Пожалуй, последнее, чего девушка хотела – это причинять боль самому близкому человеку, но, не задумавшись о последствиях, поступила именно так, о чём искренне сожалела.
[indent]— Я вовсе не хотела заставлять тебя волноваться за нас, — целуя волшебника в щеку, она тычется носом в кудрявые волосы и продолжает улыбаться, — Я люблю тебя, Майлз Уолш, и всегда буду. Какие бы несогласия у нас ни возникали, — ей не надо было углубляться в раздумья, чтобы быть уверенной в собственных словах. Айлин знала это ещё с тех пор, как Майлз исключил волшебницу из круга общения – как бы больно ей ни было, Блэквуд не перестала видеть в гриффиндорце то, что привлекло её в первую очередь, не перестала чувствовать, что чувствовала до злосчастного Святочного Бала. Конечно, её чувства тогда не шли ни в какое сравнение с тем, что она испытывала сейчас, но не меняло фактов – ей не нужно было быть с ним или быть той, кого Уолш подпускал на расстояние вытянутой руки, чтобы любить в нём качества, делавшие Майлза особенным для Айлин человеком. Им даже не нужно было стоять по одну сторону баррикад; и всё же Блэквуд была благодарна, что, в конечном итоге, оказалась на правильной.


Н А Ч А Л О   Ф Е В Р А Л Я   1 9 9 8
https://funkyimg.com/i/2Zwdd.gif https://funkyimg.com/i/2Zwdk.gif https://funkyimg.com/i/2Zwde.gif
Deliverance comes at a cost. I bear it, so they don't have to.


[indent]Даже смешно, что Айлин нашла в себе силы надеяться на лучшее, доверилась общему решению, ведомая то ли кодексом дружбы, то ли бестолковыми правилами, которые они напридумывали. Такие взрослые. Создатели собственного маленького «государства», которое обещало прекратить своё существование в ближайшие недели, не получись у них вывести панацею от результатов их собственной бестолковости. Конечно! Умирать гордым олицетворением благодетели было куда лучше, чем выжить с опороченной совестью. Ей хотелось спросить: чем лучше? Неужто земля стала мягкой периной, а поджидавшие свой обед черви выглядели вершиной жизненных целей? Впрочем, выслушивать постороннее мнение на этот раз Блэквуд не собиралась.
[indent]А как же их договор? О, Айлин уже предвкушала как кто-нибудь из четвёрки святых страдальцев примется взывать к данному – если спросите её, то только ради галочки – обещанию на отсутствие самодеятельности. Но если аргументы «хороших» держались на выдуманных принципах сердечного общения, то в её «дьявольском» рукаве лежали факты. Весьма очевидные на её, – да, на чей угодно, – вкус. Ни одно из принятых общим скопом решений не привело их к положительному результату. В лучшем случае, всё оставалось по прежнему, а то, что стояло под пометкой неудачи грозилось лишить их не только дома, но и свободы, а кого-то, может быть, и жизни. Пускай, никто её не спрашивал, Блэквуд больше не собиралась отсиживаться, чтобы получить медальку хорошей девочки на грудь.
[indent]Найти тех, кто думал так же, как слизеринка, оказалось не так тяжело. Недовольные были, и последних нашлось куда больше, чем Айлин могла себе представить. Разумеется, никто не планировал устроить революцию с государственным переворотом – по крайней мере, таковой её девушка не считала, – но если до этого ведьма беспокоилась, что окажется в единичном числе против толпы, её тревоги были развеяны за разговорами на патрульных вылазках и ужинами перед костром. Были те, кто был просто напуган, готовые поддержать кого угодно, лишь бы дожить до следующего дня. Были те, кто обладал достаточной трезвостью разума и опытом, чтобы увидеть брешь в системе вседозволенности, выстроенной на беспочвенном доверии. Мотивации не имели для Айлин никакого значения. Главное, что с утреннего обхода возвращалась волшебница не одна.
[indent]— У нас есть объявление, — оглядывая бурлящий жизнью лагерь, выжидавший своих жильцов, она бросает короткий взгляд в сторону дома, где с таким же нетерпением их ждали её друзья, Майлз, и врастает в землю твердой стойкой. Они озвучили свою позицию на прошлой неделе. Теперь пришло время выслушать её.
[indent]— Думаю, всем известно, что в последние недели наши патрули начали замечать егерей всё ближе и ближе к лагерю. Что ж, у меня нет хороших новостей. Теперь их ближайший пост находится в семи километрах отсюда, что значит – не далёк тот час, когда они найдут нас, — делая глубокий вдох, Блэквуд сжимает ладони вместе перед собой и расправляет плечи, стараясь придать своей позе непоколебимой уверенности, — На данный момент, у нас нет долгосрочного решения, но, обещаю, последнее мы найдём. До тех пор, с сегодняшнего дня в лагере начнут действовать новые правила. Право на обладание волшебной палочкой останется только за часовыми и за патрулём. Все остальные должны будут сдать их в немедленном порядке мне или любому из жителей дома, — мгновенный грохочущий шёпот расходится по высунувшейся из палаток толпе.
[indent]— Тишина! — рявкает одна из широкоплечих фигур, стоящих сбоку от Блэквуд.
[indent]— Я знаю, что не все чувствуют себя в безопасности без волшебной палочки, но в нынешних обстоятельствах в ещё меньшей безопасности вы находитесь, пока все имеют доступ к магии, — гул разрастается всё больше, и на этот раз грохочущего голоса поддерживавшего Блэквуд волшебника не хватает.
[indent]С разных сторон доносятся возгласы согласия и отторжения. Кем они себя возомнили? Кто опять пользовался волшебством? Что с ними будет? А что если на них нападут? Успеют ли их защитить? Как и стоило ожидать, на крики сбегаются не только находившиеся на улице. Входная дверь деревянного дома скрипит за спиной Айлин, но ведьма даже не тратит время, чтобы посмотреть своим друзьям в глаза. Вряд ли она увидит в них необходимую поддержку, а разбираться с остальным у неё нет ни физических, ни моральных сил.
[indent]— Я не собираюсь отдавать свою волшебную палочку, чтобы полагаться на защиту от людей из-за которых мы оказались в этой ситуации в первую очередь! — Блэквуд встречается с упрямым взглядом одного из студентов, очевидно гордым своим бунтом против власти.
[indent]— Твоё право. Те, кто считают, что будут в большей безопасности с волшебной палочкой под грудью, могут её оставить и покинуть лагерь. Времени у вас до заката, — скрещивая руки на груди, Айлин оглядывает устремлённые на неё лица, — Советую не медлить с решением – солнце заходит рано, и что бы вы ни думали, я не желаю никому из нас оказаться без ночлега в ночи, — что вовсе не значило, что Айлин Блэквуд не была способна выставить тех, кто не желал подчиняться, вон.
[indent]Разворачиваясь в сторону дома, она не обращает внимание на остающийся за спиной гул и идёт уверенным шагом внутрь. Она игнорирует стоящие на крыльце фигуры с их испуганными и одновременно ошарашенными экспрессиями. Она сделала, что должна была сделать ещё очень давно, и на своём Айлин собиралась стоять до последнего. Захлопывая входную дверь, Блэквуд уже собирается идти на кухню, чтобы обсудить их нынешнее положение и будущие действия, как недовольство приходит оттуда, откуда его ждали.
[indent]— Ты не хочешь объяснить, какого чёрта? Ты не имела никакого права решать это не посоветовавшись со всеми! — правда, вместо открытого критике слушателя перед лицом Полин взлетает стоп-сигнал ладонь.
[indent]— Сэкономь слова для тех, кому это интересно. Отличные новости, Полли, твоя добродетель стоила нам дома. Если в начале года вопрос о егерях стоял «если найдут», теперь нам пора начинать высчитывать когда. И прежде чем ты начнёшь сотрясать стены снова, предупреждаю – хочешь чтобы было по-твоему, придётся остановить меня, — делая шаг навстречу, Айлин вырастает над бледнеющей девушкой и, выдерживая затяжной зрительный контакт, хмыкает, — Как я и думала, — отступая, Блэквуд оглядывает остальных, — А теперь, если никто не против, нам стоит обсудить каким образом мы будем вытаскивать отсюда почти сотню человек, когда егеря окажутся совсем близко, — она не колеблется ни секунды: если потребуется, Блэквуд поднимет палочку и будет защищать себя и свои идеи, пока её не свяжут и не кинут в подвал, как страшное отродье в благополучной семье. Пускай, они не понимали, Айлин делала всё это ради них и больше не собиралась останавливаться.

22

[indent] — А тот фильм? Помнишь, на который мы ходили в кино? — краем уха слушая голос Трэйси МакМиллан, волшебник дёргает взгляд от картофельных очистков к другу, прослеживая его реакцию, — Они уже придумывают, что машины должны летать, но почему-то планируют это на первую четверть второго тысячелетия, — Майлз не видит, как бывшая студентка бешеных барсуков чуть ли не возмущено взмахивает ладонями, уже опуская взгляд вниз, да бы не отрезать себе палец, вместо злосчастной шкурки. Он вовсе не планировал быть здесь! Хотел ещё утром удрать вместе с Айлин и остальными на обход, но не успел, а шататься без дела ему явно никто не давал; как и он, собственно говоря, сам.
[indent] — Я к тому, что им бы поторопиться. А то в тех годах неизвестно, что будут делать волшебники, но заколдованные автомобили мы получили уже сейчас, — продолжает рассуждать рыжеволосая.
[indent] — Не хочу принижать магический мир, но ты ведь знаешь, что им нужно чуть более, чем взмахнуть палочкой? — подав негромко голос, обращается со смешком к девушке Уолш, опуская очередной голый плод в холодную воду, наконец, откладывая нож в сторону и отталкиваясь от стула, — Готово, — ему нравилось помогать. Конечно, даже если бы его не привлекли к такой тривиальной помощи, Майлз бы всё равно нашёл, чем себя занять в лагере, однако, в моменты, когда у них появлялась возможность обсудить обычные для мира вещи, ему становилось несколько легче. Переставляя посуду с продуктами поближе, он уже дёргает взгляд на настенные часы, чтобы определить, сколько времени отсутствует его девушка, однако, хмурит брови быстрее этого, заслышав знакомый голос по ту сторону звери. И, пожалуй, не сказать, что звучал он безобидно.
[indent] — Что там случилось? — скорее себе под нос задаётся вопросом Уолш, ту же секунду двинувшись в сторону двери.
[indent] Рано или поздно это должно было произойти. Так или иначе, имеющие один взгляд на ситуацию, но разное мнение по поводу её разрешения, трудно было поверить, что кто-то что-то забудет, оставит мысль, передумает; тем более, когда этот «кто-то» – Айлин Блэквуд.
[indent] Их разговор в ночи оставил отпечаток на его сознании. Волшебник хорошо помнил утешающее длительное объятие, успокаивающий тон голоса и то, что она говорила, оставляя ему лишь молчаливо кивать головой. Он понимал, он всё знал, хотел того же, чего и Айлин. Волнение, застрявшее в горле, взывающее в нём своеобразную агонию, оставило его; а шепча ей в ответ слова любви, сжимая её в крепких объятиях, разворачиваясь, чтобы крепко поцеловать её после, казалось бы, короткого, но одновременно самого бесконечного конфликта, Майлз верил ей, также, как и всегда. Блэквуд была той, за которую он должен был бороться, хотел сделать всё возможное, чтобы быть её стеной, её защитой даже там, где она могла справиться со всем самостоятельно. Он был уверен, возникшие разногласия вполне могли быть только верхушкой айсберга, особенно, учитывая время, в котором они жили, и всё же, верил, что они смогут справиться с этим лучше многих. И пообещав в тот вечер самому себе быть внимательнее, он продолжал держать в голове её слова об одинаковой стороне, но, возможно, разной точке зрения, всё чётче понимания – на самом деле, она была права. Права с самого начала.
[indent] На следующий день после домашнего совета, они, действительно, поговорили со всеми на улице, собрав людей. Вновь объяснили, что нельзя злоупотреблять магической силой, а показывать на пальцах, так и вовсе заметили, что чтобы взять книгу, можно подняться на собственные ноги вместо того, чтобы подтягивать к себе палочку. По лицам людей волшебник подумал, что они достучались. Они были серьёзны, пусть и доступны, и хорошо помнил, что стоя чуть позади говорящих девочек, бегая взглядом по слушающих их людей, чувствовал надежду в завтрашний день; к сожалению, недолго.
[indent] До него доносились лишь отдельные слова Блэквуд до момента, пока он не переступил порог, на автомате небрежно натягивая на тёмные кудри потрёпанную шапку, однако, и те тут же заставили его тяжело нахмурить брови. Позади уже слышится возмущенное дыхание Полин, также понимающей, что происходит, бледнеющую Трэйси, видимо, представившую в голове бунт, который их ждёт от такого резкого заявления. И он понимал, почему. Решившая сделать всё самостоятельно по своему, несмотря на голосование на прошлой неделе, несмотря на решение своих друзей, это должно было не просто заставить задуматься, а задеть.
[indent] Однако, загвоздка была вот в чём – на удивление, Майлз Уолш не чувствовал разрастающейся обиды или гнева внутри себя, в отличие от партнёров по одному решению, принятому на прошлой неделе. Возможно, это дойдёт до него позже; однако сейчас, широко распахнув дверь, и выходя за пределы их дома, он вслушивается в каждое слово, громко произнесенное волшебницей, которое теперь было доступно куда лучше, чем находясь в стенах их маленькой крепости.
[indent] Он помнит это место, когда они только пришли. Элайджа и Полин проделали хорошую работу, не только подготовив всё, но и найдя одну треть людей, которым была нужна помощь, и которую они были готовы оказать. С появлением всех остальных и при помощи Александра, лагерь рос как на дрожжах, и он всегда думал, что это была хорошая мысль – собрать как можно больше людей под одной крышей, помогая им. Ведь этого они хотели? Оказать ту помощь, которую было невозможно получить в их время. Почувствовать себя в безопасности там, где казалось бы, это уже было почти невозможно.
[indent] Громкий голос одного из студентов заставляет Уолша дёрнуть бровью, выпрямляясь, и складывая руки на груди. Он не хотел знать, что именно имел ввиду студент, точно не узнавать более конкретные вещи; или ему только что показалось, что молодой волшебник обвинил их, забыв, что все всегда стремились прикрыть задницу друг друга? Он уже дёргается вперёд, с толикой недоброжелательности кинув взгляд на одного из «телохранителей» девушки, поддержкой которой светловолосая заручилась, однако, она и сама не прочь ответить возмущающемуся, и Майлз остаётся на месте, лишь сильнее насупив плечи.
[indent] Это всё заканчивается также быстро, как и началось, и вот, шум и гам, появившийся от толпы, остаётся позади закрытой двери, оставляя их всех в помещении по одну сторону.
[indent] Он старался никогда не ввязываться в отношения других людей до того момента, пока это не касалось и его тоже. Так, несмотря на понимание, что Элайдже эта затея не понравится, и более того, это может отразиться на их взаимопонимании, он не стал идти против Трэйси в своё время и её решению рассказать Грэму о проблеме со слизеринцами. Точно также, имея возможность вставить свои пять кнатов сейчас, волшебник молча наблюдает за сценой невидимой стены и возмущенное выражение лица Полин, пытающейся найти поддержку в тех, кто был рядом с ней на прошлой неделе.
[indent] — Эй, — кивнув головой, негромко спрашивает Майлз, — Правда семь? — неуверенный в том, что правильно услышал, уточняет волшебник, уже делая шаг в сторону кухни, тем самым, пытаясь показать, что сейчас не время обсуждать произошедшее на улице, как громкий стук останавливает его, заставляя обернуться, — Теперь они будут долбить нас, пока не... — однако, не успевая договорить предложение, дверь, около которой он по прежнему стоял, распахивается так внезапно, что ударяет его по лбу, заставляя охнуть от неожиданности, — Какого лешего!
[indent] Он не замечает резкой вспышки гнева, превращающую его голову в пожар, и вот, Майлз Уолш уже делает несколько шагов в сторону веранды, вытаскивая палочку из заднего кармана, и громко вскрикнув «Экспелиармус», вкладывая в него куда больше запланированной силы, получает то, что должен был получить без какого-либо насилия, при этом, отталкивая молодого волшебника в сторону. На мгновение он останавливается, устремляя взгляд куда-то вперёд, на толпу, словно пытаясь определить, отбросит ли его волной ненависти назад, сделай он шаг, но отмахиваясь от собственных мыслей, Уолш быстрыми шагами настигает того, кто решил поддаться собственной импульсивности.
[indent] — Что же, твою палочку я изымаю, — останавливаясь, мрачнея произносит Майлз, убирая обе из поля зрения, а затем оглядывая магов вокруг себя, — Посмотрите на себя! Вместо того, чтобы пытаться искать виноватых среди друзей, взгляните в зеркало и задайте себе вопрос – когда в последний раз, несмотря на все запреты, разговоры о важном, вы колдовали без причины? И говоря без, я имею ввиду, не в попытках завязать шнурки или... — от отсутствия примеров в голове, Майлз неуверенно взмахивает рукой, — Завить волосы, — посмотрев на одну из волшебниц с кудрями, он продолжает, — Мы пытаемся помочь. Мерлин дери, мы... — он делает короткую паузу, а затем уверено кивает головой, беря на себя ответственность говорить за всех, — Делаем всё возможное, чтобы помочь, зная, как всем страшно, и это нормально – боятся. С другой стороны, хотя бы на секунду, — Уолш опускает взгляд в землю, всё ещё, на растерянного, явно не ожидающего быстрой реакции от волшебников за дверью, юноши, наконец, протянув ему ладонь и дёрнув на себя, помогая ему подняться, — Засуньте в задницу свои гневные высказывания или думайте, прежде, чем их озвучивать.
[indent] Майлзу никогда не нравилось говорить речи – у него это получалось многим хуже, чем у спокойного Элайджи, добродушной Трэйси или вдохновляющей Айлин. Зная, что вряд ли сделал лучше, – если только не напугал своей реакцией и без того напуганных, – Уолш вздыхает, пятясь на несколько шагов назад, пробубнив негромкое:
[indent] — Подумайте над своим решением, — и дёрнув головой в сторону, дома, Уолш пытается найти взглядом Айлин, на мгновение поджимая губы, уже разворачиваясь, однако, чувствует перехваченный рукав кофты, замирая. Секунда и он чувствует в пальцах прохладное дерево двух тонких волшебных палочек светловолосых девочек-близняшек, бесстрашно смотрящие ему в глаза. Коротко дёрнув уголками губ, и кивнув им, он тем же тоном произнося слова прощения, отворачиваясь ко всем спиной, и не поднимает головы до того момента, пока не оказывается на пороге дома, повторно закрывает за собой дверь.
[indent] — Это было довольно... — подавшая голос МакМиллан, стоявшая всё это время с широко раскрытыми глазами, предложение не заканчивает, лишь протягивая руку вперёд к Майлзу, — Давай палочки, я найду для них место, — было видно, что в её глазах было мало восторга по поводу происходящего, и, скорее всего, именно для этого ей захотелось отлучиться хотя бы на пару минут; и не смея мешать ей, Уолш протягивает все имеющиеся, кроме своей, палочки, двигаясь в сторону кухни.
[indent] Молчаливо он переставляет оставленные на столе продукты на столешницы, освобождая им место, однако, сам облокачивается об стену, делая неглубокие вдохи и выдохи, хмурясь от собственной вспыльчивости, которая не так уж часто [float=right]- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
https://funkyimg.com/i/3187V.gif https://funkyimg.com/i/3187W.gif
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - [/float]вылезала наружу, несмотря на, видимо, выдававший его внутренний характер, факультет. Он не был тактиком, и был не единственным, кто знал это; тем более, что все прекрасные имеющиеся в его голове идеи он вывалил чуть ли не все на прошлой неделе.
[indent] — Извините, я не должен был, — наконец, проговаривает Майлз, — Не знал, что он сделает, подумал, может не успею навалиться на него, — хотя на самом деле, и не думал; в итоге и сам воспользоваться методами, которые показались ему более простыми в действии, нежели обратиться к попытке решить всё через слово.
[indent] — Боюсь, как бы за эти минуты, отданные на размышления, они не сделали чего-нибудь опасного, — беспокойно замечает возвращающаяся на кухню МакМиллан, держа в руках временное хранилище для волшебных палочек лагеря.
[indent] — Они, конечно, не все заточенные перья, но в них точно нет желания подставлять товарищей без причины, — пожав плечами, пригладив «остывшие» от яркого цвета кудри, он поднимает голову на всех, — Если возвращаться к вопросу, как вытащить всех, нам придётся выводить их отсюда группами? Рискованно, но разделить нас, разделить их, — он вздыхает, зная, что это был не лучший вариант, но а что им остаётся?
[indent] Однако, как казалось Майлзу, это был не самый сложный вопрос.
[indent] — Другое дело, куда? — он осторожно прикусывает край губы, замолкая, прежде, чем делает попытку заикнуться о «штаб-квартире» посреди водной глади. Пожалуй, когда-то шутка становится уже совсем не шуткой.

23

[indent]Её решение было принято в тот момент, когда три поднявшиеся руки лишили их драгоценной форы в несколько километров, подписав теперь уже неизбежную судьбу лагеря: они не могли прятаться здесь вечно. Через неделю или месяц кто-нибудь бы обязательно наткнулся на неосторожно заметённый след, застал маленькую вспышку волшебства, и их бы нашли. Она вовсе не оправдывала себя чужой ошибкой. Закалённая косыми взглядами, Айлин Блэквуд уже давно взяла за привычку не объясняться за выборы, которые делала умом и сердцем. Она знала, что у её решения будут последствия. Знала, что найдутся обиженные и оскорблённые, и, главное, не беспочвенно! Только какие у неё были варианты, когда Айлин видела единственный?
[indent]Она была готова обороняться; и, говоря обороняться, Блэквуд не подразумевала лаконичный речитатив, успокоивший главную пацифистку на ближайшую вечность. Ведьма чувствовала напряжение каждой клеточкой тела – сделай кто резкое движение в её сторону, дотронься не так, Айлин бы не замешкалась, прежде чем принять боевую стойку. Время, когда Айлин слушала и слышала закончилось – ни к чему хорошему это не привело. Всё, на что слизеринка была согласна: понимающе кивнуть всякому, кто не разделял её взглядов на их дальнейшее выживание; а остальное позволять Блэквуд даже не собиралась.
[indent]— Да, Майлз, семь, — теряясь, как ей воспринимать заданный вопрос, девушка останавливается на полпути и скрещивает руки на груди, — Я проверяла северный лагерь, Нова – южный. Мне незачем придумывать то, что стоило ожидать, — говоря под конец многим тише, заканчивает Блэквуд.
[indent]Ведь это он спрашивал? Не приукрасила ли Айлин факты, чтобы возыметь необходимый эффект над общественным сознанием? Она надеется, что эти мысли – результат усталости и паранойи, но исключать не исключает. В конце концов, она понимала, как выглядело её выступление на улице. Это был бой без боя. Коронация без наследства и подлежащей крови. Она просто сказала: теперь я принимаю решения; и всё могло закончиться гораздо уродливей, найдись кто-нибудь по-настоящему несогласный, чтобы взяться отстаивать свою позицию. Всё, что ей оставалось, это верить, что всё это время Майлз Уолш не приукрашивал неидеальную картинку розовым фильтром и видел её в достаточно ясном свете, чтобы не разочароваться, когда неровные углы и шероховатости бросятся в глаза при близком рассмотрении. Только вера ничего не гарантировала, и на всякий случай Блэквуд допускала в своём сознании худшее.
[indent]— Майлз, осторожно! — она не успевает схватить юношу за руку в надежде дернуть его прочь от резко распахнувшейся двери, но когда оказывается рядом, застывает на ровном месте, взятая врасплох нервным голосом гриффиндорца. Айлин толком не реагирует, чувствуя, как её тело замедляется, сопротивляясь всякой попытке остановить цепную реакцию до того, как станет слишком поздно. Какая ирония, не правда ли? Она была уверена, что готова сорваться по щелчку, стоит кому-нибудь сделать неверный шаг в её направлении, однако когда срывается Майлз, всё, что у неё получается, это следовать за ним неживым внимательным взглядом. Не издавая ни звука, Блэквуд прикладывает ладони к лицу, прижимая пальцы в вискам, но не закрывая уши. Ей нужно слышать каждое его слово, пускай, это последнее, что Айлин хочется сделать. Решение – последствия; и ей важно понимать масштаб косвенного ущерба, чтобы определить их следующий шаг.
[indent]Зато теперь она знает наверняка: единственный элемент, не поддающийся её расчетам, находится к ней ближе всего, и не надо быть гением самоанализа, чтобы понять, отчего Айлин Блэквуд раз за разом ошибается на счёт Майлза Уолша. Она ждала его поддержки тогда, как ждала хладнокровности сейчас. Однако выбитая из рук волшебная палочка их единомышленника, их выбранной одним несчастьем семьи совсем не похожа на доказательство самообладания. Наблюдая за происходящим Айлин непроизвольно вздрагивает и стискивает себя посильней в объятьях. Смотря человеку, которому Блэквуд отдала своё сердце, в спину, она наконец видит его углы и шероховатости вблизи. И вместо того, чтобы напугаться, Айлин замечает непривычный штиль в солнечном сплетении. Они все напуганы, они все устали, и в этом лагере нет ни единой кристально чистой души.
[indent]— Мы пройдёмся по палаткам чуть позже, — дожидаясь, когда Майлз поднимется обратно в дом, она ненадолго выходит на крыльцо, чтобы попытаться отвлечь общественное внимание от произошедшего, — Если вам что-нибудь понадобится, не забудьте постучаться. Мы все здесь одинаково взволнованы, — оглядывая большую часть лагеря, Блэквуд коротко кивает и следует внутрь за Уолшем, плотно запирая за собой дверь.


w h a t   i f   t h e   s t o r m   e n d s ?
and I don't see you
https://funkyimg.com/i/31ds3.gif https://funkyimg.com/i/31ds2.gif
A S   Y O U   A R E   N O W
ever again?


[indent]Медленным шагом направляясь к кухне, Айлин не подаёт голоса. Перебегая взглядом от одного лица к другому, она замечает пропавшую из обсуждения Полин и не сдерживается, качая головой от своего наблюдения. Может быть, оно и к лучшему. Безумием было выгонять их сейчас или отрываться от группы, выказывая своё красноречивое фи. Если Полин хотела выжить, то выбора у неё фактически не было. И как бы жестоко это ни звучало, Блэквуд было спокойней, что одна их проблема самоликвидировалась в тёмный угол обиженных. Пускай злится сколько влезет. Раздражённой и живой она была ей куда нужней, чем правой и лежащей в земле.
[indent]— Может быть, они не очень смышлёные, но они не самоубийцы, — реагируя на слова МакМиллан, она старается звучать как можно спокойней и бесстрастней, — Мстить нам – подписать себе смертный приговор от рук егерей, и это в лучшем случае. Они не станут колдовать, если не хотят умереть. В противном случае, спасением утопающих будут заниматься сами утопающие, — в отличие от большинства, им было куда бежать, и эта была главная и единственная причина, по которой Айлин подписалась на авантюру лагеря беженцев. При худшем исходе, ей бы хватило сил перенести их достаточно близко к лесам, окружавшим поместье Блэквуд, чтобы любой последовавший за ними егерь заплатил за своё опрометчивое решение жизнью. Она не желала смерти людям, находившимся за дверью их дома, но если бы пришлось выбирать, для Блэквуд выбора помимо её друзей не существовало.
[indent]Выслушивая Майлза до конца, она поднимает на волшебника глаза, когда он произносит вопрос, на который они оба знают ответ. Айлин отсчитывает несколько секунд, в последний раз оглядывая их маленькую группу на предмет неожиданных предложений, и, прокашливаясь, выходит в центр обсуждения.
[indent]— Пожалуй, пришло время нам узнать, как мы будем отсюда выбираться, — поочередно обращаясь взглядом к каждому из присутствующих, она опирается руками о кухонный стол и начинает говорить.
[indent]До сих пор план отступления существовал на туманных обещаниях, что когда момент настанет – каждый из присутствовавших внесёт свой вклад в его осуществление, и свою часть «сделки» Айлин приготовила уже очень давно. На словах всё было просто. В их арсенале было четыре кулона-портала, способных перенести их в крепость, готовую потягаться в безопасности с Хогвартсом. Там, где замок останавливал нежеланных гостей безобидным щитом, Блэквуд-манор не скупился заглатывать незваных гостей заживо. Вместе с Айлин и Александром ключей-порталов было шестеро – достаточно, чтобы рассредоточить жильцов на небольшие группы и не привлечь внимания слишком большим выплеском магической энергии. Блэквуд предусмотрела, что, вероятно, не все из их четверки захотят разделяться, и была готова доверить их ключ к спасению двум волшебникам, стоявшим рядом с ней плечом к плечу минутами раньше. В том, что Майлз справится в одиночку, она не сомневалась, так что если кто и мог обойтись друг без друга – это были они.
[indent]— Кто будет отвечать за порталы решим чуть позже, — отталкиваясь от кухонного островка, договаривает волшебница, — Мне надо предупредить Александра, — намереваясь покинуть кухню, она уже шагает в сторону арки, как вдруг замечает движение боковым взглядом и тут же останавливается, оборачиваясь к Элайдже.
[indent]— Ещё кое-что, — встречаясь глазами с юношей, Айлин чувствует неуютное ощущение в груди, не предвещающее ничего хорошего, — В следующий раз, прежде чем обрушивать праведный гнев, предупреди об этом остальных, — его голос звучит куда спокойней, чем она ожидает, отчего слизеринка позволяет себе ответить.
[indent]— Так или иначе это было следующее логичное решение, — она пытается говорить с неизменной самоуверенностью, но замечает, как, кажется, теряет устойчивую почву из под ног.
[indent]— Да. Разница в том, что мы бы стояли там рядом с тобой, — от неожиданности у неё не выходит сохранить сдержанную экспрессию. Дергая бровями, Айлин ошарашено хлопает ресницами и выдерживает паузу на пару лишних секунд.
[indent]— Поняла, — наконец опомнившись, послушным кивком отзывается Блэквуд; и это никакое не притворство. Она доверяла стержню Элайджи ещё с тех пор, как волшебник пошёл в обход желаниям Уолша и попытался избавиться от неё на шестом курсе. Если среди них и был человек, способный принять тяжелое решение вопреки, он стоял напротив неё, и за такими людьми Блэквуд следовать не боялась.
[indent]Оглядывая остальных на случай, если кто-то ещё хотел вставить свои пять копеек, она застывает взглядом на Уолше и аккуратно кивая, пропадает в направлении письменного стола.


П О З Д Н Е Е


[indent]Когда Айлин возвращается обратно в гостиную, лагерь выглядит многим спокойней и тише. Потирая замерзшие от недолгого путешествия в безопасную точку для отправки письма пальцы, она заглядывает в комнаты в поисках жильцов дома, но не натыкается на искомую персону не на кухне, не в спальне и даже выглядывая в окно на улицу. После произошедшего, она хотела дать ему время подумать обо всём без её суфлёрства, однако, не находя Майлза нигде поблизости, начинает беспокоиться, что сделала это зря.
[indent]— Эй, не видела Майлза? — натыкаясь на Трэйси, копошащуюся в травах, негромко зовёт девушку Блэквуд и, получив свой ответ, тихо её благодарит.
[indent]Неспешно подступая ко входу в «убежище» Уолша, она прислушивается к происходящему внутри и, узнавая родное шарканье ног, стучится по деревянному проёму, заходя внутрь.
[indent]— Вот ты где, — осторожно улыбаясь молодому человеку, негромко зовёт его Айлин, — Я предупредила Алекса, думаю, не позже чем через неделю мы увидим его здесь, — проходя внутрь помещения, отвлечённо разговаривает волшебница. Ей не нужно было читать его мысли или спрашивать о чём Майлз думал. Беспокойства гриффиндорца всегда были написаны у последнего на лбу и ещё чаще на голове, и то, что многие могли счесть за слабое место, Айлин видела большим преимуществом. Он всегда был искренним, куда искренней, чем сама Блэквуд. И вопреки расхожему мнению о любви слизеринцев к двусмысленности и загадочности, гадать Айлин совсем не любила. Чем проще и понятней, тем лучше. По крайней мере, она не терялась в раздумьях, что ей делать.
[indent]— Что делаешь? — кивая в сторону прерванного занятия, она подходит совсем близко и тянется к ладоням, настойчиво забирая внимание волшебника себе, — Я могу тебя отвлечь? — её голос продолжает сходить на шёпот, а глаза упрямо просят видеть только на неё. Ловя взгляд гриффиндорца, Блэквуд склоняет голову на бок и смотрит на него так, словно они вновь на кухне своей квартирке, вот-вот будут спорить ужинать им дома, в ресторане или не ужинать вовсе. И если он попробует напомнить ей, что они уже давно не там, у неё найдутся аргументы против.

24

[indent] Несколько раз дёрнув головой в сторону окна, сквозь слова Айлин о лагере, он пытается прислушаться к тому, что происходит снаружи. С самого появления Майлз Уолш старался стать скорее другом, владевший своей горячей головой, нежели хладнокровным выпускником, непонимающим, в чём проблема большинства собравшихся. Благодаря своей беспечности по жизни, несмотря на произошедшее в Министерстве Магии прежде, чем они переселились из Лондона сюда, ему одновременно было и легко найти общий язык со всеми, и трудно до конца проникнуться мыслью, что всё это – не зимний лагерь, в котором они собираются каждый вечер у костра, лишь рассказывая страшные сказки, приходящие в их воображение, а не говорящие о том, что происходит за пределами их магического барьера. Не сближайся он с людьми, переживал бы меньше о произошедшем, чем сейчас. На мгновение он кидает взгляд на Блэквуд, пытаясь понять, переживала ли волшебница, но сосредоточенность на более важных вопросах явно отвлекает его от собственного занятия.
[indent] Несмотря на известный ему план, он всё равно слушал внимательно, то и дело смотря на Трэйси и Элайджу. Он был уверен, что и Полин стоило послушать об этом, однако, выбирая из двух зол, где вновь возникнет конфликт, предпочитал, чтобы одна из сторон смогла остудить себя до состояния ведения сдержанного диалога, и оборачиваясь на Айлин, он знал, что у неё с этим не будет проблем.
[indent] За несложным планом скрывались не менее незаметные подводные камни, во многом зависящие от того, как будут вести себя люди. Казалось бы, вполне просчитываемые, но продолжающие существовать хаотично – взять в пример Майлза, который не далее, чем пару минут назад сорвался там, где никто бы не подумал. А сколько ещё таких поступков могло ждать их, и от менее близкого круга? Складывая руки на груди, волшебник понимает, что им не на кого надеяться, кроме как на самих себя. И пусть, сюрприз, это не было самой неизвестной для него мыслью, не почувствовать покалывающее чувство в районе затылка он не мог; отчего неосознанно пропустил пряди волос сквозь пальцы.
[indent] — Не хотел бы я быть егерем и столкнуться с лесом-убийцей, — произносит гриффиндорец между словами, невесело улыбнувшись, также как и Айлин, отходя от столешницы, опуская руки по швам. Только подумать, какими магическими свойствами обладали старинные замки, поместья и дворцы. Невзначай он смотрит на Трэйси, пытаясь понять, может, есть ли и шотландского клана что-то, готовое обезопасить их от внешнего мира, однако, предполагает, что люди просто успеют устать, пока будут пересекать их бесконечное количество полей по другую сторону от Хогсмида прежде, чем дойдут до имения. С другой стороны, чем Дублин был лучше? Тёмную силу можно было бы утопить, разве что, в Гиннессе. Смерть по-ирландски, казалось бы, звучала именно так.
[indent] Внезапный диалог двух волшебников заставляет его несколько раз перевести взгляд то на ведьму, то на лучшего друга. Уолш поджимает губу, тут же кивает головой своей девушке, когда та покидает кухонное помещение, а затем вздыхает. Посмотри на них со стороны, и несмотря на временами всё ещё подростковые поступки, в большинстве случаев они поступали как взрослые; не то, чтобы метаморф ожидал громких криков, – Полин, по-моему, сделала отличное вступление и завершение в одном ключе, – с другой стороны, тот факт, что в доме всё решалось скорее спокойным тоном, не могло не доказать, что время, которое они находились здесь, изменило их, сделав сдержаннее. 
[indent]Второй раз за день Майлз не успевает увязаться хвостом за светловолосой, — Уолш, ты в сторону улицы? — не дав ответить, рыжеволосая продолжает, выуживая откуда-то плетеную коробку, — В прочем, не важно. Отнеси это в комод в прихожей, пожалуйста, — смотря на Трэйси, он понимает, что пока она озвучивала просьбу, он смотрел на неё несколько оторопелым взглядом, всё ещё боясь того, что... будет отчитанным? Услышит то, что вбил себе в голову сам?
[indent] — Конечно, — осторожно кивнув, он не задерживает взгляд на коробке, и тут же выходит из помещения. Стоит волшебнику оставить кухню, как почти сразу за спиной волшебник слышит негромкие голоса Трэйси и Элайджи; и нахмурившись сильнее, Уолш полностью фокусирует свои мысли на дурацком комоде, лишь бы не стать свидетелем нежеланного обсуждения кого бы ни было.


#np crash test dummies – mmm mmm mmm mmm


[indent] А ведь не признаваясь, но отчасти, Майлз гордился тем, каким спокойным, относительно многих гриффиндорцев на своём потоке, он был. Конечно, это всегда было стереотипом – ребята с подрывающимися задницами, но на деле, мало кто не согласится с тем, что львы кидались на амбразуру чаще остальных, не разбираясь в деталях. Или даже если разбираясь, как, ведь их достоинство затронуто, их честь пытаются проверить, разве не стоит сделать выпад вперёд, чтобы показать, сколько силы в тебе есть?
[indent] Майлзу никогда ничего не нужно было доказывать – он так думал. На фоне золотого трио, набравшего популярность с самого первого курса за счёт свои поступков, он был блеклым пятном факультета в одной из башен. В отличие от близнецов Уизли, покинувших школу незадолго до выпуска, из волшебника не лилась необходимость и ярко отсвечивать своим настроением на всех вокруг, разбрасывая фейерверки. В конце концов, не говоря о тех, кто и просто взрывался, стоило только сделать шаг – или все забыли о Симусе Финнигане?
[indent] И всё же, сегодня он почувствовал это вновь; потаённые характеристики, которые он ненамеренно, но всё же скрывал, то ли боясь самого себя, то ли пугаясь от мысли, что могут подумать остальные. Тем более, одно дело, пройтись по лицу неугодного студента, посмевшего обидеть Айлин Блэквуд на шестом курсе, другое – обезоружить перед толпой волшебников того, возможно, у [float=right]https://funkyimg.com/i/31m7h.gif[/float]кого и не было злых намерений. Уолш хмурит брови, перехватывая пальцами молоток одной рукой, а второй придерживая ящик, вбивает несколько гвоздей. Всё равно нужно починить, а в случае, если попадёт по своим пальцам, даже не будет жалко.
[indent] Ведь ему казалось это таким логичным. Стоило только двери перед ним открыться, как он увидел мага с высоко поднятой рукой и направленной в их сторону палочкой. У него даже не было времени подумать, попытаться отмотать время назад, попутно прислушиваясь, какое именно заклинание произнёс волшебник до, и предположить, что хотел сделать в итоге. Конечно, всё закончилось не плохо, учитывая, сколько прошло времени, – он задирает голову, смотря на пыльные от существования в мастерской маленькие заводные часы, возможно, сбитые, потому что кроме Илая и Майлза, здесь толком никто не проводил время, – с другой стороны, ситуация ведь не могла и происходить в целом.
[indent] Он слышит негромкий стук, автоматически кидая взгляд на свои пальцы, и только затем оборачиваясь себе за спину.
[indent] — Привет, — машинально произносит волшебник, тут же понуро опуская голову, разворачиваясь к тяжелой деревянной столешнице обратно, в прочем, всё равно кивая головой на её слова, — Хорошо, — прошло больше года с момента, как Майлз Уолш гордо хлопнул дверью перед лицом дяди волшебницы, даже не удосужившись, что тому надо. Он даже негромко хмыкает, вспоминая, как не позволил им остаться наедине, а Айлин позволила ему остаться там, где имела право отправить гриффиндорца на второй этаж. Пусть являясь близкими друзьями до этого, и уже находились в отношениях, на деле, Уолш отдавал себе отчёт, что иногда есть вещи, которые многим проще решать без посторонних глаз и ушей. И всё же, она позволила ему быть там вместе с ней; знала, что далеко он, всё равно, не уйдёт? С того времени, он смотрел на Александра совсем иначе, в прочем, как и сама Блэквуд. А его помощь была неоцененным вкладом в куда более спокойную жизнь их маленькой коммуны, за что Майлз был ему благодарен.
[indent] — Лицевая сторона отвалилась, когда МакМиллан попросила убрать какой-то мусор сюда, — он пожимает плечами, проведя ладонью по шершавому дереву, даже немного нахмурившись, пытаясь вспомнить, о чём именно просила волшебница. Спустя пару минут пришлось наблюдать лишь короткий вздох: «придётся найти другое место», — Подумал, лучше починить, пока Полин не заметила, что я крушу её дом, — не без закатанных глаз хочется добавить «как и всё здесь?», однако, замечая приближение волшебницы боковым зрением, умалчивает явно лишнюю фразу.
[indent] Она всегда могла разговорить его. Не вынудить, не заставить, а убедить мягким прикосновением ладоней, тёплым тоном и внимательным взглядом, говорящий, что она здесь, готова выслушать всё, что накопилось в его голове, от него требуется только открыть рот. Гриффиндорец чувствует как фокус меняется с почти доделанного ящика на лицо волшебницы, однако, хватает нескольких секунд прежде, чем он роняет взгляд вниз, где стопа медленно начинает выбивать пыль из деревянной половицы:
[indent] — Ты видела, как некоторые смотрели на меня? — короткий вздох, и почти не делая паузы, Майлз продолжает, — Я могу поспорить на несколько галлеонов, что в их головах пронеслось «как можно чувствовать себя в безопасности рядом с ним?» — закусив на секунду губу, он поднимает подбородок, чтобы посмотреть за спину волшебницы, на разбросанные по столу инструменты. Наверняка, будь у кого возможность, обязательно положил молоток себе под голову; на случай, если гриффиндорец совсем сойдёт с ума.
[indent] — Я ведь не хотел проблем. И пугать никого не хотел, — пожав плечами, добавляет темноволосый, выпуская одну из её ладоней, чтобы встряхнуть кучерявые волосы несколько раз, — А вы? Конечно, никто толком ничего не сказал, но, — хватило одной недоговорённой фразы от рыжеволосой волшебницы, чтобы узнать, что думало большинство. Но самое колкое было то, что он ведь и сам так думал. Даже в тот момент, когда палочка Уолша взвилась в воздух, и он дал себе секундное послабление после – уже тогда он подумал о том, что сделал.
[indent]Внезапно молодой человек меняется в лице, опуская ладони, и обходя волшебницу, подняв-опустив несколько гвоздей, разворачивается, чтобы облокотиться о столешницу, — И знаешь, что нужно было для того, чтобы этого не было? Послушать тебя с самого начала. Скажи, почему, — впервые за произнесенные слова, Майлз позволяет себе коротко дёрнуть уголками губ, виновато потупившись взглядом в пол на секунду, — Ты собрала вокруг себя медных лбов? — пожалуй, кроме Элайджи, терпеливо выдерживающего, как его собственная девушка мечется из стороны в сторону, не имея возможности остаться в нейтральной зоне.
[indent] То, что сегодня сделала Айлин требовало внутренней уверенности, как и психологической установки на то, что она может остаться одна против всех, пусть всё ещё делающая благое дело. Конечно, с поправкой на возможное обсуждение ради содействия с их стороны, Майлз не мог не восхищаться поступком Блэквуд, понимая, что сам по себе имел куда более слабую волю и мягкий характер, относительно волшебницы. Он не хотел корить себя за поступки, особенно те, которые невозможно было повернуть вспять, теперь у них была возможность только двигаться вперёд.
[indent] И всё же, ему не стоило забывать о том, что действия, которые они делают в периметре лагеря сильно отличались от их прошлой жизни; а ирландцу давно нужно было поменять ход мысли, пока они находились на войне.

25

[indent]Думая о том, как было раньше, Айлин едва ли могла вспомнить то время, когда война так или иначе не задавала направление её судьбе. Пожалуй, до смерти отца, но сейчас детские годы слизеринки казались чем-то из другой жизни; красивой историей, понравившейся девочке настолько, что та решила присвоить её собственной памяти. Она росла на войне. Возможно, не той, которую представляли люди сейчас, но сколько Блэквуд себя помнила, она всегда была одна против остальных. Так её растили: тянуть губы вверх, крепко сжимая палочку за спиной, доверчиво кивать головой, не доверяя ни единому услышанному слову. Выживали только те, кто готовился к худшему – свою мантру Айлин Блэквуд усвоила ещё в юном возрасте, многим раньше чем все те, кто находился в периметре этого лагеря; и именно эта мантра помогла ей дотянуть до сегодняшнего дня.
[indent]Многим же приходилось переосмысливать свои взгляды прямо на месте, находясь в эпицентре событий, и Айлин замечала эти испуганные, растерянные лица, открывавшие истинную суть мира. Люди не побеждали просто потому что они были хорошими, правыми. Вселенная не делала поблажек за доброту, честность. Выигрывали хитростью, сноровкой, готовые на всё, ради поставленной цели. Она видела, как многие сопротивлялись, как ненавидели то единственное, что могло гарантировать их дальнейшее выживание, из ребяческой упрямой веры, что мир ещё делился на чёрное и белое. Были и те, кто перестал верить; открыли глаза и со смиренным вдохом приняли новую действительность. Элайджа не верил. Александр не верил. Она видела, как постепенно огонёк надежды сохранить свой детский мирок угасал и в Майлзе, и как бы сильно Блэквуд не желала, чтобы последний оставался с ним до самого конца, выжить она хотела куда больше. Случись в нём перемены чуть раньше, и процесс не был бы насколько болезненным, только что она могла сделать? Изменить ход времени не было в силах Айлин. Всё, что она могла сделать – это оказаться рядом, подхватить его ладонь тогда, когда Вселенная покажется слишком враждебной и одинокой. Она бы хотела избавить его от всей свалившейся непредвиденным грузом боли, но сейчас её желания не имели никакой ценности. Ему давным давно стоило как следует удариться лбом, чтобы внимательней смотреть перед собой, и хорошо, что это произошло раньше, чем слишком поздно.
[indent]Проходя внутрь комнаты неспешным шагом, с неприкрытым любопытством ведьма рассматривает занятие, которым отвлекал себя Уолш. Аккуратно улыбаясь себе под нос, она не может не заметить занимательное наблюдение: когда Майлз не знал, как починить что-то неосязаемое, он брался за материальное, подвластное взгляду и прикосновению, и оттого более понятное, чем людские чувства и души. Забавно, ведь при всей своей вдумчивости, Блэквуд редко подбирала ключики к большим толпам, в то время как Уолш, казалось, даже не напрягался, заведомо нравясь всем и каждому, кому довелось знать его не спящим соседом за партой. Он так терзал себя, когда всё, что ему требовалось – это извиниться. Что же до неё? Если и был где-то способ заставить большинство посмотреть на неё иначе, Блэквуд он был неизвестен.
[indent]— Думаю, что этот комод собирался покинуть мир живых ещё задолго до того, как ты к нему притронулся, — бросая сочувствующий взгляд в сторону старой деревяшки, ненавязчиво пререкается волшебница, — и вряд ли Полин обидится, узнав, что он наконец сделал то, что должен был сделать уже очень давно, — тихий смешок. Блэквуд выдерживает небольшую паузу и добавляет: «Тем более теперь, когда он почти как новенький», — не скрывая гордости за деловитость юноши, улыбается Айлин.
[indent]Она прекрасно понимала, что дело было далеко не в сломанном ящике приютившей их подруги. Если Майлз думал, что починив её мебель, он починит и нанесённый урон их дружбе, Айлин не знала, как открыть страшную тайну: вряд ли злость Полин была направлена на гриффиндорца. Если выбирать из двух зол, Блэквуд заручилась званием предательницы и злодейки ещё несколько лет назад, а про Майлза разве что можно было сказать, что его девушка плохо на него влияла.
[indent]Внимательно всматриваясь в лицо волшебника, она вслушивается в каждое слово и старается не реагировать на них раньше, чем сможет как следует переварить услышанное. Несмотря на секундный порыв отмахнуться от беспокойства юноши от косых взглядов, напоминая, что последние были даже близко не такими косыми, как те, что встречали Айлин в коридорах Хогвартса, Блэквуд прикусывает язык. Настойчиво слизеринка напоминает себе: они были разными. Их детство, взросление, взгляды на жизнь, – во многом Айлин и Майлз существовали двумя параллельными прямыми, и если сегодняшняя сценка на улице была её обыденностью, это вовсе не значило, что Уолш обязан смириться с ней так же быстро, как смирялась она.
[indent]Следя за его передвижениями, она разворачивается следом за гриффиндорцем. Всё ещё надеясь привлечь его внимание на себя, Айлин упрямо смотрит в его лицо и, добиваясь желаемого, встречает его зеркальной улыбкой.
[indent]— Медных лбов? — не сдерживаясь от смешка, повторяет за ним волшебница, — Не думала, что это выглядело именно так, — кивая на переосмысленный портрет мафиозного босса и его верных подручных, поджимает губы Айлин, — Они просто хотят обезопасить лагерь так же, как и мы все, и... возможно, мои методы им ближе, — убегая от Уолша взглядом, она оглядывает периметр комнаты, но довольно скоро возвращается к нему, шагая навстречу.
[indent]Очевидно задумываясь, Блэквуд хмурится и тянется к ладони Майлза, аккуратно касаясь её своей. Она не хочет показаться настырной, вмешиваться в его безопасный кокон, пускай, всё, что Айлин преследует – это помощь самому близкому ей человеку, и потому двигается медленно и осторожно. В конце концов, ей всегда было тяжело говорить сразу после. Блэквуд требовалось время наедине с собственными мыслями, прежде чем девушка могла обсудить произошедшее без мешавшихся здравому смыслу эмоций. Однако Майлз не отослал её наверх, и Айлин цепляется за это, как за разрешение нарушить его «одиночество».


https://funkyimg.com/i/31Hdm.gif https://funkyimg.com/i/31Hdg.gif
.  .  .  w e l l ,  h o l d   o n   m y   d a r l i n g  .  .  .
this mess was yours, NOW YOUR MESS
is mine


[indent]— Майлз, — поднимая на него глаза, зовёт Айлин, — Ты слишком строг к себе. Уверяю тебя, никто из нас и близко не думает, что с тобой мы не в безопасности. Пожалуй, если ты и убедил нас в чём-то сегодня, так это определённо в обратном, — улыбаясь, она поддакивает своим словам кивками, — Майлз, — подступаясь совсем близко, она перекладывает ладонь на тёплую щёку Уолша и говорит чуть тише, — Мы все здесь находимся в непривычной для нас обстановке. Мы все делаем ошибки, и если бы мы не позволили себе сделать эту на прошлом совете, то как бы мы знали, что нужно делать сейчас? — сводя брови на переносице, не отступается слизеринка.
[indent]При всей своей самоуверенности, Блэквуд позволяла мысли о своей неправоте существовать тихим шёпотом за кулисами сознания, иначе они бы не оказались в нынешней ситуации; и в то время, как кто-нибудь мог бы выпятить грудь и горделиво бросить «я же говорил», она придерживалась молчания. Конечно, она говорила, и вряд ли хоть кто-нибудь, участвовавший в «семейном» совете, забыл о произнесённых ей предостережениях. Но она никогда не искала способа оказаться «правой». В конечном счёте, Айлин Блэквуд хотела только одного – чтобы они выжили. А по её указаниям или чужим, это не имело никакого значения.
[indent]— Люди забыли, что мы делаем для них, — начинает она негромко, — и мы забыли, — хмуря брови, продолжает ведьма, — Благодаря нам у них есть крыша над головой, еда. В группе сейчас куда безопасней, чем по одиночке, но только в том случае, если группа соблюдает заданные правила. Будь мы здесь впятером, мы бы могли прожить в этом доме ещё несколько лет, и никто бы на него не наткнулся, — благодаря Элайдже и Полин, им бы не пришлось прибегать к магии – они бы научили их всему, что волшебники не понимали. Не было бы ни ссор, ни разногласий, ведь все здесь хотели одного и того же, — Но мы выбрали помочь. Мы прыгаем выше головы, и вовсе не удивительно, что то и дело бьёмся о невидимые препятствия. Те, кто это понимают, останутся с нами. Что же до остальных? Мы протянули руку, их выбор брать её или нет. Тем, кому она нужна, не придётся думать дважды. Тебе ли это не знать, — постепенно отпуская его ладонь, заканчивает Блэквуд.
[indent]Она говорила о себе. О девочке, оставшейся без семьи, без ресурсов, без единой надежды на помощь из вне больше года назад. Сколько бы Айлин не пыталась сохранить горделивую осанку, в конце концов, она приняла протянутую ей руку Уолша, потому что знала – она была ей нужна. Он был ей нужен, и, пускай, речь шла вовсе не о крыше над головой и еде на столе, о которых бы ведьма позаботилась самостоятельно, но сути это не меняло. Если кто-то в этом лагере нуждался в защите и направляющей руке, он об этом знал; убедить в этом остальных ребята не могли, и Айлин полагала, что это вовсе не их задача. В их силах было предложить, а в силах другой стороны отказаться, принимая и понимая, что у каждого решения были свои последствия.
[indent]— Мы не можем спасти всех, и, главное, нам не нужно спасать всех. Только тех, кто об этом просит, — дергая уголками вверх, она чуть растеряно и по-детски пожимает плечами, не уверенная, что смогла донести до него всё то, что девушка думала и чувствовала.
[indent]Дергаясь, словно вспомнила что-то важное, ведьма роется в кармане джинс и вытягивает оттуда небольшую цепочку с резным ключом. Не церемонясь с объяснениями, она перекидывает подвеску на шею волшебника и упирается ладонями в его грудь.
[indent]— Вместе у нас всё получится – в этом я уверена, – кивая своим словам, улыбается слизеринка. Она бы никогда не доверила их путь к отступлению человеку, которого видела нестабильным и неспособным взять себя в руки в критической ситуации. Она верила в Майлза Уолша, и какой-то дурацкий выпад парой часов раньше не был в силах пошатнуть эту веру.

26

[indent] Было ли незнанием как вести себя на войне его слабостью? Он знал, что спроси любого и никто не подумает соглашаться с этой мыслью, наоборот, благодарно думая о том, что хоть кто-то из них избежал этой участи. В то же время, сам Уолш не до конца мог простить себя за это по простым причинам. Смотря на поведение всех вокруг, Майлз, неосознанно, в моменты, которые в итоге определялись как «срыв», представлял, что это может пойти по наклонной и дальше, теряя собственную уверенность. Как они могли верить ему? Откуда знали, что в следующий раз, в нужный момент, он окажется рядом?
[indent] Однако, резкий скачек биения его сердца, пришедший от угнетающих мыслей, начинает медленно возвращаться в норму. И не трудно догадаться, благодаря кому.
[indent] Он часто задумывался, чтобы он делал без неё? Их пройденный путь не был без истории, которую они строили собственными руками. Возвращая себя в места, где их дорога могла бы разойтись, Уолш испытывал тревожность, всякий раз думая о том, что то или иное действие навсегда могло оказать вероятность, что они останутся друг без друга. И от этой мысли даже сейчас он чуть сильнее сжимает пальцы Айлин, словно это поможет сказать Вселенной «Не в этот раз, и ни в какой вообще.»
[indent] Позволившая ему высказаться, точно также, волшебник не перебивает и девушку, вновь оказавшуюся прямо напротив. Она зовёт его по имени раз, уверяя в том, что все были в порядке после его слов и действий. Зовёт по имени второй раз, и он уже не пытается увести взгляд в сторону, по прежнему чувствуя вину. Дело было не в том, что теперь он может спокойно пожать плечами и подумать «ну раз она так говорит, то ладно.» С другой стороны, затушить очаги сомнения там, где они разгорелись слишком сильно своими словами она смогла. И очевидное объяснение, и до этого витавшее в воздухе, кажется вполне применимым и к нему. Таким вещам нельзя было научиться по книжкам, советам родственников или даже проходя практический курс, но в школьных обстоятельствах. Майлз осторожно дёргает уголками губ, качнув головой из стороны в сторону. Если его выпад для кого-то мог определить его не как съехавшего с катушек юношу, а как человека, готового защитить их всех, пусть и от удара дверью, он точно не был бы против.
[indent] Он старался существовать независимой фигурой, не сравнивая себя с теми, кто являлся лучше или хуже, и всё же, с возрастом это давалось ему труднее. С возрастом, или среди людей, с которыми он поддерживал контакт? Ему точно никогда не приходила мысль в голову, что он был хуже Пьюси или Уоррингтона, – тем более, Уоррингтона, – но не думать, что вокруг были люди лучше него самого? Хватало одного взгляда назад, где за его спиной стояли близкие: Айлин, Элайджа, Трэйси или Полин. В них во всех он мог найти то, чего не хватало самому Уолшу; и совместное проживание как никогда обострило для него эти места, в то же время, позволяя ему попытаться научиться им. Он хотел учиться; он хотел быть лучше ради них всех. Однако, куда большую мотивацию давала ему девушка напротив, пытавшаяся упорно объяснить ему, что ошибки допускать не было смертным грехом. И гриффиндорец ей верил.
[indent] — Знаешь, а я ведь никогда не задумывался о том, что должен чувствовать... гордость? В смысле, за то, что мы делаем, — негромко встревая между слов, произносит волшебник, — Мы только закончили школу, и, действительно, вместо того, чтобы думать только о себе, взяли на себя защиту незнакомых нам людей, — словно имея необходимость повторить её слова в собственной интерпретации, юноша поднимает на неё голову, улыбнувшись, поджав нижнюю губу. Метаморф знал, что невозможно было до конца прикрываться аргументом того, что они были выпускниками Хогвартса и ещё многого не понимали; с другой стороны, это ведь была правда! «Обычные» школьники не заканчивали своё первое полугодие после освобождение от школы таким путём. Даже тем, кто закончил свои похождения по магическим коридорам, повезло больше некоторых присутствующих.
[indent] Волшебник уже открывает рот, чтобы вновь продолжить говорить, однако останавливает себя на полу-слове, приподняв одну бровь и наблюдая за действиями волшебницы. Секунда – и на его грудь, еле звякнув, опускается небольшого размера ключик. Тут же опуская лицо вниз, молодой человек поднимает ладонь, и осторожно касается металла, проведя по резьбе пальцами. Не то, чтобы после объявления плана всем часом ранее, он предположил, что не получит портала, потеряв в глазах волшебницы умение мыслить здраво, но будем честными – коварные мысли часто пытаются ударить вас поддых тогда, когда вы не ждёте.
[indent] Камень падает с его плеч, как и путы, охватившие сердце. Он шире обычного раскрывает глаза, поднимает их на волшебницу, бегая по её лицу взглядом, а затем делает быстрый шаг вперёд, перекладывая свои пальцы на её шею, и немного наклоняется для того, чтобы замереть в долгом поцелуе.
[indent] Нехотя волшебник отступает, но только для того, чтобы крепко обнять девушку:
[indent] — Как бы я хотел подобрать слова, которые смогли бы описать мои чувства к тебе, — тихо произносит волшебник, негромко хохотнув над её ухом, даже не пытаясь противиться появившемуся румянцу на щеках, хоть и на мгновение сильнее стягивая руки за её спиной, — Спасибо, что ты доверяешь мне, — он делает короткую паузу, — Сколько же у тебя сил, — неожиданно засмеявшись громче, он выпускает её из объятий, оставляя ладони на плечах, — Чтобы каждый раз, когда я оступаюсь и падаю в яму, протянуть мне руку и вытащить оттуда? — вновь оказавшись около её лица, осторожно поцеловав её в щёку, он опускает ладони за свою спину, несколько раз хлопнув по столешнице, и обернувшись к ней, опустив взгляд на недоделанную работу, с вопросом в голосе добавляет, — Что скажешь, если я закончу с ящиком, – в конце концов, не Полин, так я не готов обидеть её семью, – и мы отправимся на обход лагеря вместе? — заметно повеселев, волшебник тут же деловито перехватывает молоток в руки, и даже невысоко подкидывает его над своей ладонью, тут же ловко словив его пальцами, – вместе с энергией к нему возвращается и желание покрасоваться перед своей девушкой, – и в пол-оборота повернувшись к Айлин, дожидается её ответа. Он мог предположить, что вернётся в строй сегодняшним днём, просто потому, что у него не было времени разлагаться, ему не хотелось подводить своих друзей. Однако, как и всегда, с появлением Айлин в периметре своего месторасположения, она исцеляла его куда быстрее остальных и его самого. У неё было так много заслуг; и за каждую он был готов благодарить её до конца жизни.


6 МАРТА, 1998
[indent] И без того не дававшие себе отдыха, волшебники маленького лагеря на территории Шотландии не расслаблялись. После объявления Блэквуд перед домом о новых правилах, их маленькое место обитания, действительно, покинуло несколько беженцев. Пусть более не в силах пятерки было держать протянутой руку помощи, они не оставили их совсем без информации и продовольства, поэтому каждый, кто решил пересечь барьер, всё это время охранявших их от непрошеных гостей, знал где были безопасные места, а также имел рацион питания и других необходимых вещей. Смотря на группу уходящих людей, тогда Уолш вновь и вновь прокручивал слова своей девушки в голове; они и правда делали всё, что могли, и это был выбор людей – принимать их правила или нет. Все остальные сдали палочки. Некоторые не без попытки договориться, другие не без кислого выражения лица, но он понимал – в душе они все знали, что так будет правильнее и безопаснее. Они и так оступились там, где могли спокойно пройти по оврагу, не уронив вниз ни камешка. Больше у них не было возможностей делать ошибки.
[indent] Параллельно началась и активная работа по планированию массового переезда. Они всё ещё шли на широкий шаг – вытащить отсюда сто человек, пусть и с пониманием, куда, всё ещё было не самой лёгкой задачей, требующей подготовки. Мало того, что нужно было всех предупредить, – выслушивая лишнее сотрясение воздуха, конечно же, – так и разбить по командам, составить, как они будут отсюда выходить и каким путём двигаться прежде, чем отправляться в замок, не говоря о том, что и оставить территорию здесь в состоянии, в котором она была они не могли. Благо, с появлением Александра, как одного из более взрослых и опытных, подготовка пошла легче, что всё равно не позволяло Уолшу ходить с насупившимися плечами, то и дело прокручивая в голове их действия.
[indent] Пожалуй, кое-что позволяло немного выдохнуть, например, отсутствие магии, как таковой внутри лагеря, что заметно поубавило пыл егерей на их поиски. Конечно, это не отменило их задачу, и в воздухе всё ещё висел вопрос «когда?», с другой стороны, вместе с ребятами, вызвавшимися отвадить непрошеных гостей, они выиграли для себя несколько недель. И если в последнее время к ним редко присоединялись новенькие, одного они не принять в свою команду не могли.
[indent] К Саттэру Брэдли Майлз никогда не относился плохо, тем более, что общаться более близко он стал с ним только с появлением Айлин и Элайджи в своей жизни, в то время как до этого их связывало только поле для квиддича. И всё же, когда он пропал, – а правильнее было бы говорить, сбежал, – было куда сложнее смотреть на то, что происходило с Полин, нежели думать о том, как рэйвенкловец решает свои проблемы теперь. Увидеть его спустя полтора года – это точно вызвало пару вопросов, однако, не Уолшу следовало их задавать, и не ему же выпала честь судить Саттэра. Он лишь осторожно поглядывал в сторону Блэквуд, ведь он [float=right]https://funkyimg.com/i/31Vse.gif[/float]был её другом прежде, чем скрыться из виду.
[indent] — Все готовы? — наконец, с серьёзным лицом спрашивает Уолш, закончив с юмористической паузой, посмотрев на ребят, с которыми, казалось, ещё совсем недавно они сидели, забившись, в гостиной красного цвета, перебрасываясь шоколадными лягушками. Майлз одобрительно улыбается на согласный шум, и на мгновение оглядывается в сторону другой команды, — Идите к границе, я сейчас, — и качнув ребятам головой в сторону, он концентрирует своё внимание на Айлин, в несколько быстрых шагов настигнув её.
[indent] — Эй, — оказываясь перед ней, он дёргает уголками губ, прищурившись, — Мы уходим, — пауза, и он ловко перехватывает её пальцы своими, — Встретимся через пару часов? — подмигнув ей, волшебник несколько раз тычет её в бок в плотный материал свободной рукой, и затем по-детски хохотнув, пытается устоять на проваливающемся под ногами снегом, целуя её не то в лоб, не то в бровь, — Будь осторожна! — добавляет строго он, скрывая волнительные нотки, он спешно нагоняет свою группу. Он всегда переживал, когда девушка уходила, но прекрасно понимал, что другой возможности у них нет. Он успокаивал себя тем, что знал – Айлин была отличной волшебницей, посильнее многих здесь, если не сильнее его самого. И обернувшись в последний раз, он махнул на прощание рукой, после делая шаг вперёд.
[indent] Всё казалось таким... привычным. Они делали это не первый день, оставляя фальшивые следы для егерей, тем самым, стараясь отвадить их от лагеря. Компания была немногословной – каждый делал то, что должен был. Майлз то и дело хмурился, бросая взгляд позади себя и внимательно вглядывался сквозь стволы густо растущих деревьев, по какой-то причине ощущая тревогу, то и дело находя этому логичное объяснение – они вышли не на прогулку, здесь всегда нужно быть начеку. Поэтому стараясь откинуть гнетущие его голову мысли, Уолш полностью сосредоточился на деле. Чем быстрее закончат, тем быстрее вернуться домой, и щемящее сердце чувство уйдет.

AM I SCREAMING TO AN EMPTY SKY?
[indent] Они были не первыми, кто вернулся, но и не последними. Похлопывая кого-то по плечу, благодаря за проделанную работу, молодой человек пытается найти взглядом кого-то из компании слизеринки, но не находя оных, быстро переключается на тех, кто ждал их здесь всё это время.
[indent]  — Айлин ещё не вернулась? — подходя к рыжеволосой, которая ловким движением влепляла какому-то мальчишке пластырь на лоб, волшебник поджимает губы на её отрицательный ответ, и уже делает шаг в сторону, однако останавливается с её голосом:
[indent] — Не переживай, она скоро вернётся, — убирая в карманы остатки мусора, мягко улыбается ведьма, — Вы вернулись одними из первых, а они должны были уйти дальше вас, — и он знал это. Как и она; Трэйси лишь вздохнула, понимая, что этим вряд ли успокоит юношу. Но что может быть лучше, чем отвлечь волшебника делами?
[indent] То и дело он посматривал на стрелку часов. Несмотря на изображение бурной деятельности, он не особо далеко уходил от внутренней стороны границы лагеря, то и дело выглядывая из дома, выходя из-за него или подходя ближе, стоило очередной команде вернуться. Тревога, которая зародилась у него ещё несколькими часами ранее никуда не делась, то и дело ему приходилось закрывать глаза и делая глубокий вдох-выдох, искать объяснение, почему они задерживаются. Так опаздывают. При этом, это же ощущение распространялось и на других. И там, где минуты назад волновался только Уолш, к нему присоединились и другие.
[indent] — Я больше не могу, —  наконец, произносит метаморф, нахмурив брови, — Что-то точно случилось. Я пойду их искать, — отважно заявляет Майлз, конечно же ловя на себе испуганный взгляд Трэйси.
[indent] — Куда... Уол... Майлз! — уже не слышал. На ходу он застёгивает свою куртку, торопливо пересекает поля, однако, резко останавливается. Внезапно впереди появился один, второй, третий волшебник. Целая группа, и из них те, кого ранее не было с ними; его сердце падает также резко, как и громкий крик, который вырывается у него из груди:
[indent] — Айли! — он начинает бежать, спотыкается, но не останавливается, быстро вскакивая на ноги, продолжая двигаться до тех пор, пока не оказывается рядом с торопящимися волшебниками, — Что... Что, — он слышит кусками. Егеря. Пошла спасать. «Ещё жива,» — вырывается на слух, когда юноша пытается перехватить тело девушки, делая это одновременно крепкой хваткой, но чувствуя, как боится сделать хуже.
[indent] — Айли, милая, держись.., — он вскидывает голову, — Трэй! Трэйси! — рваным движением головы он пытается сбить появившуюся пелену перед его глазами, высматривая куда обычного собранную хаффпаффку, семенящую им на встречу, уже попутно задающую необходимые ей вещи.
[indent] Тысяча и один вопрос взвились в воздух в его голове. Что случилось? Как это могло произойти? Что он может сделать? Но главное – это почему она? Мерлин, почему из всех, именно она?
[indent] — Майлз. Майлз! — он хмурит брови, быстро моргая, давно опустив девушку на кровать в комнате, с самого начала обустроенную под их своеобразное медицинское крыло, однако, продолжающий крепко держать её за руку, — Ты мешаешь, дорогой, пожалуйста, — ничего, — Илай! Илай, убери его отсюда!
[indent] — Нет, я не могу, я... — его руку осторожно освобождают.
[indent] — Всё будет хорошо, я обещаю! — успевает сказать Трэйси прежде, чем дверь перед волшебником прикрывается; казалось бы, кошмарная картина должна была уйти, однако, закрывая глаза он видел только одно. Как он мог допустить это? Он ведь обещал! Он обещал всегда быть рядом с ней, он обещал, что не подведёт её.
[indent] Майлз останавливается резче желаемого, с силой ударяя кулаком стену, разъяренно крикнув. Чем он может помочь сейчас? Секунду он смотрит на оставленный красный след на дереве, свои костяшки пальцев, а затем поднимает испуганный взгляд на Элайджу, и вместо того, чтобы продолжать злиться, делает шаг вперёд, обнимая друга, сдавшись своим эмоциям. Как бы он хотел вернуть время вспять. Как бы он хотел оказаться рядом с ней; или вовсе не отпускать её.
[indent] Как он может говорить о её защите, когда теперь и не знает, что будет дальше?
[indent] Что, если его худший сон станет явью?

27

[indent]Вечером, следуя озвученному обещанию, несколько волшебников вместе с Айлин забрали волшебные палочки большинства жителей лагеря и подвели невидимую черту под временем, когда это место ещё походило на то, что представляло собой в самом начале. Они попрощались с последними декорациями, позволявшими верить, словно всё это было понарошку, и, пускай, Айлин Блэквуд верила в необходимость принятого решения, она не могла игнорировать едва различимый голос сомнения: что если она сделала первый шаг, первый из множества будущих шагов, по тому пути, которого отчаянно пыталась избежать?
[indent]Дурная, гнилая девочка, проповедующая свою правоту изящно и красноречиво, чтобы окружающим не оставалось иного выбора, как поверить. Разве не это говорили наполненные смиренной злобой глаза вынужденных покинуть своё единственное убежище? И всё потому что она так решила, потому что ей хватило самоуверенности и упрямства настоять на своём достаточно долго, чтобы остальные расступились, пропуская её вперёд. Пятёрка друзей могла притворяться сколько угодно, но хотя бы подсознательно каждый из них понимал: Айлин забрала у них право голоса, бравируя тяжестью выбора, ведь её жестокость была из любви, её жестокость была во благо.
[indent]Что отличало её от остальных? Что делало Айлин достойной озвучивать сложные, противоречивые вердикты, чего не хватало другим? Разве она была эталоном морали? Выбранной народом любимицей? Пожалуй, если и нашлось лицо неприятней здешней толпе, оно бы всё равно носило её черты. Она отличалась лишь тем, что позволяла себе думать, будто отличалась. А верно ли было подыгрывать её самомнению? Ответ на этот вопрос им могло предоставить только время, переставшее быть на их стороне.
[indent]Она была вынуждена запереть свои переживания глубоко внутри и выкинуть ключ. Позволить себе сомнения сейчас, и, кто знает, как скоро бы Блэквуд потеряла всякую убедительность в глазах людей, клюнувших на внешние признаки сильного лидера, или, что хуже, в глазах близких, доверявших её сердцу и моральному компасу. Разбираться с новой стратегией действий сейчас, искать идеи близкие большинству, растрачивать силы на поиски компромиссов было роскошью в нынешней ситуации. Всё, что они могли – идти уверенным шагом вперёд, невзирая на несогласный шёпот, сомнения и веющее холодом чувство, словно продвигаясь дальше, кусочек за кусочком они теряли те жалкие остатки детства, украденного у них войной.
[indent]Айлин умело притворялась. Настолько умело, что её тёплая улыбка, заботливое волнение о центральных актёрах их лагеря и любящая сторона не вынуждали ведьму делать усилие. Она пришла «в себя» так быстро, как потребовала ситуация, и только редкие уколы в подреберье напоминали девушке о том, что, возможно, она собственноручно отправила людей в ледяные объятья смерти, украсив своё решение красивым пышным бантом из справедливости и добродетели. По крайней мере, Майлз смотрел на неё с прежним обожанием, и Блэквуд подпитывалась последним, убеждая себя, что оправдайся её страхи, волшебник не стал бы касаться и говорить о ней, будто она всё ещё была лучшим событием в его жизни.
[indent]— Пару часов, — вынужденная хохотнуть от летящего в бок пальца, она обнимает себя руками и аккуратно качает головой, — Хочу напомнить, что это не соревнование на скорость. Мы постараемся не задерживаться, — кидая короткий взгляд в сторону двух компаньонов, Айлин вновь смотрит на Уолша, — Ты тоже. Иди уже. Скоро увидимся, — шепча себе под нос последние слова, заклинает Блэквуд.
[indent]Она ненавидела расставаться с ним, и дело было вовсе не в приступах подросткового максимализма, обязывающего существовать единым целым. По одиночке они были уязвимей, или, по крайней мере, так чувствовала Айлин. Ей казалось, держись они с Уолшем вместе, в непредвиденной ситуации они бы смогли защитить друг друга там, где не справился бы кто-то другой. По отдельности? Она не доверяла людям, рядом с ней и Майлзом, и в половину, как доверяла дорогому её сердцу волшебнику. Порой её даже брала злость, как Элайджа с Трэйси никогда не рисковали вдвоём, делая всё возможное, чтобы тяжелая часть доставалась одному или вовсе не доставалась никому, но быстро успокаивалась. Никто не требовал подобных жертв от неё и Майлза. Да, в их же интересах было разделяться. Да, у них и без того не хватало сильных волшебников, чтобы составлять патрульные группы, упираясь в человеческие «хочу». Да, они оба это понимали, но выбора их никто не лишал. Они делали его сами, чем ведьма искренне гордилась.
[indent]Блэквуд ещё немного провожает уходящую спину Уолша и, устало вздохнув, командует своей команде:
[indent]— Надеюсь, все надели вторые штаны, — угрожающе вздёргивает бровями Блэквуд, — Пора ставить ставки, как сильно мы будем ненавидеть пешие прогулки, когда всё это закончится, — вызывая парочку тихих смешков, она кивает в северном направлении и, пропуская своих спутников вперёд, шагает за ними следом.


П О З Д Н Е Е


[indent]Она хотела верить, что делала хорошую, добротную работу. Айлин не меньше остальных хотела быть хорошей и, наверное, поэтому с такой яростью отозвалась на фундамент суждений Полин. Айлин выбирала тяжелый путь, несмотря на свои желания, Полин же шла у последних на поводу, или так предпочитала думать слизеринка, когда голос совести принимался хлестать её по больным местам. А времени на размышления у них было предостаточно.
[indent]Их путь, как и путь команды Уолша, лежал в сторону ближайших замеченных лагерей, пройдя сквозь которые, группы должны были оставить след, шедший в противоположную от дома у озера сторону. Непростой, но исполнимый план, с которым, при худшем раскладе, они бы покончили к полуночи, воспользовавшись покровом темноты для безопасного возвращения. И всё шло в рамках продуманного сценария до тех пор, пока дожидаясь, когда вечерний патруль егерей отправится на обход, они не услышали чужие крики, не принадлежавшие никому из расхаживающих вдоль парочки заколдованных палаток фигур.
[indent]— Вы узнали голоса? Это кто-то из наших?
[indent]— Как вообще можно узнать что-то из этого неразборчивого воя? У меня от него мурашки по коже.
[indent]— Кто бы это ни был, это явно не наша проблема. Лучше подумайте о том, как мы будем проскальзывать мимо лагеря, если кто-нибудь останется сторожить пленных, — за время, проведённое лежа на снегу, Блэквуд настолько привыкла к холоду, что её голос почти не дрожал.
[indent]— Предлагаешь оставить их там?
[indent]— Мы даже не знаем кто это! — чуть поворачиваясь в сторону волшебника, находившегося от неё в нескольких метрах, вздёргивает бровями Айлин. Выдерживая битву взглядов, девушка дожидается, когда её оппонент отвернется, и только тогда возвращает своё внимание к палаткам.
[indent]— Ладно, ты права, — однако она совсем не чувствует удовлетворения от своей правоты.
[indent]Тяжело вздыхая, Блэквуд смотрит на расплывающиеся вдалеке очертания лагеря лесничих и не может не представлять испуганные лица людей, находившихся за плотной тканью. Какие-то полсантиметра толщины и отсутствие удачи отделяли тех волшебников от свободы. Окажись она в подобной ситуации, Блэквуд бы сошла с ума от плохого юмора мироздания. Они ведь даже не знали, что сейчас решались их шансы на спасение. Что бы Айлин подумала о тех, кто бросил её в таком положении? Что подумает Майлз, когда узнает, что она выбрала следовать плану, отвернувшись от находившихся в беде?
[indent]— Из всех лагерей, этот не продвинулся в нашу сторону ни на километр, — внезапно начинает говорить Блэквуд, — Голоса звучали устало. Наверняка, они там не первый день. Не думаю, что их караулит целый наряд. Дождёмся, когда лесничие пойдут на обход, и посмотрим, что сможем сделать, — не ища зрительного контакта, отрезает волшебница, что вовсе не мешает ей почувствовать тень улыбки и пристальный взгляд, направленные в её сторону.
[indent]Она не хотела становиться хладнокровным монстром, оправдывая свои поступки пресловутым «во благо». Будучи на шестом курсе Хогвартса, она выбрала сторону магглорождённых не потому что действовала в интересах своей семьи или друзей. Она верила в то, что никто не заслуживал смерти, потому что мешал чьему-то мировоззрению. Она верила в мир и хотела этого мира больше всего на свете. Нет, Айлин Блэквуд совсем не была хладнокровным монстром и не рисковала им стать до тех пор, пока ставила чужую жизнь выше своего благополучия.
[indent]Им не приходится ждать очень долго. Небольшая группа одетых в меховые мантии мужчин покидает лагерь, и выжидая, когда горящие палочки скроются растворятся в темноте, три продрогшие фигуры принимаются двигаться в сторону палаток. Они действуют быстро и слажено, следуя набросанному наскоро плану. Окружить палатку, высчитать количество людей внутри, выманить егерей шумом, воспользоваться эффектом неожиданности и обезвредить вышедших, пока один из них займётся пленниками. Всё идёт по плану. Пока Блэквуд не слышит чёткое: «Они возвращаются!» — нервно распутывая туго привязанную к несущей балке парочку.
[indent]— Дьявол, — она колеблется несколько секунд, выдергивает палочку из ремня и, морщась от безысходности, выкрикивает заклинание. В следующую секунду веревки валятся валятся на пол. Айлин повторяет тот же процесс с последним пленным и, поворачиваясь к ошарашенным волшебникам, говорит на одном дыхании:
[indent]— У вас забрали палочки? Помните куда они их положили?
[indent]— Нет, палочек нет.
[indent]— Чёрт, — кусая себя за губу, девушка бестолково смотрит по сторонам, — Как... как вас зовут?
[indent]— Я – Артур. Это Дэбора – моя невеста, и Питер – мой брат, я описать не могу, — отмахиваясь от попытки поблагодарить её, Айлин перебивает мужчину.
[indent]— Поблагодарите потом, а пока Артур, Дэбора, Питер, держитесь меня и, обещаю, я вас вытащу отсюда, — они обмениваются понимающим кивком и спешно выбегают на улицу на громкое: «Айлин!»
[indent]Всё происходит так быстро, что Блэквуд едва поспевает за собственными мыслями. Уворачиваясь от заклинаний подоспевших егерей, они бросаются в ту сторону, откуда пришли. Прикрывая безоружную тройку, Айлин бросается слепыми заклинаниями и кричит:
[indent]— Мы не можем! Нам придётся драться!
[indent]Она выкрикивает имена вырвавшихся вперёд волшебников. Зелёная вспышка пролетает мимо Блэквуд и следующее, что девушка слышит, это громкий мужской рёв. Одна из бежавших фигур валится замертво, будто поломанная кукла, а за ней вторая, живая, падает на колени.
[indent]— Артур, нет! — третий бегущий силуэт останавливается, вынуждая Блэквуд последовать их примеру. Она пытается выкрикнуть что-то, чтобы оторвать оставшихся в живых Дэбору и Артура от мёртвого тела, продолжая отбивать летящие в них проклятья, но это скорее походит на неразборчивый визг, чем на нечто внятное. Оказываясь рядом с недавними пленниками, Блэквуд видит, как двое её спутников разворачиваются, чтобы прикрыть их, и силой умудряется одернуть обоих от погибшего Питера, которому уже ничто не поможет.
[indent]— Он мёртв! — за своим голосом Блэквуд не слышит разрезающих воздух взрывов, врезающихся в деревья. Она не видит, как два волшебника из их лагеря хватают Дэбору, Артура и её за руки.
[indent]— Нет! Мы не! — осознавая, что происходит, Айлин едва успевает повернуться лицом к одной из фигур, как чувствует неприятное жжение в животе, и в следующую секунду открывает глаза перед знакомыми окрестностями в паре километров от лагеря.
[indent]— Вы сошли с ума! Теперь они найдут, — резкая боль в солнечном сплетении, сопровождающаяся кашлем с металлическим привкусом, вынуждают ведьму замолчать. Инстинктивно хватаясь за больное место, она кашляет ещё раз и, чувствуя что-то горячее и мокрое под подушечками пальцев, понимает: это вовсе не неудачная трансгрессия. В неё попали. Айлин опускает глаза на красную от собственной крови ладонь. В неё попали.
[indent]— Мерлин! Айлин! — кашель повторяется в третий раз, и Блэквуд не замечает, как твердые ноги становятся ватными, а горизонт ложится по вертикали.
[indent]Она кашляет ещё и ещё, сжимая руку на горячем животе, чувствуя, как с каждым разом боль становится ярче, в глазах темнеет всё сильней, а голоса становятся всё дальше и дальше. Спустя некоторое время всё, что связывает Айлин с реальностью: это её мысли.
[indent]«Это конец?»
[indent]Она ожидала, что в вопросе к небу будет больше злости на несправедливость, но навалившаяся на ведьму усталость мешает ей злиться. Она думает о лагере. О том, что следом за ними появятся егеря, и ей не придётся ждать чересчур долго, прежде чем её друзья присоединятся к ней. А всё почему! Потому что Айлин захотела быть хорошей, поступать правильно. Какая глупость! Ей кажется, что её губы улыбаются и смеются. Глупая-глупая Айлин, если бы только ей не пришло в голову поиграть в героя, она бы осталась жива. Все бы остались живы! Ведь она толком не пожила. Не помирилась с Полин. Не говорила с Саттэром с тех пор, как тот чудом вернулся к ним. Конечно. Она решила его проучить, замучить наказанием из молчания, а теперь даже не сможет сказать ему, что, выбежав на улицу, едва сдержалась, чтобы не кинуться юноше на шею.
[indent]Она думает о Майлзе, пускай думать тоже становится тяжело. Добрый дорогой Майлз. Он совсем не заслужил такой судьбы; у него не будет толком времени её похоронить! Она же обещала быть осторожна. Сказала ему, что они скоро увидятся. Айлин вспоминает о ключах-порталах и надеется, что кто-нибудь заставит Уолша им воспользоваться. Она бы хотела больше времени, но раз так вышло... Да, кто-нибудь обязан заставить его воспользоваться порталом. Кто-нибудь заставит.
[indent]Делая последнее усилие, чтобы представить лицо Уолша перед собой, Айлин позволяет темноте поглотить остатки её сознания.


Н О Ч Ь   7   М А Р Т А   1 9 9 8   Г О Д А


[indent]Айлин слышит шепчущие голоса вокруг, раздражающие больную голову. Ей хочется крикнуть: «Потише!» — только тело не слушается. То проваливаясь в сон, то вновь возвращаясь, Блэквуд чувствует прикосновения: холодные, тёплые, долгие, быстрые. Ей приподнимают, опускают, вновь будят пронзительным шёпотом, убаюкивая обратно во тьму. Она не помнит ни как оказалась здесь, ни почему не может проснуться, собирая информацию обрывками лишь затем, чтобы забыть её через несколько секунд. Ей кажется, словно процесс пробуждений, сменяющихся глубоким сном, длится вечность. А потом Айлин чувствует, как её солнечное сплетение пронзают тысячи раскалённых ножей, и проклятый шёпот становится всем, о чём ведьма только может мечтать.
[indent]Она не знает сколько времени проходит, прежде чем Блэквуд умудряется подумать о чём-то кроме своей боли. Постепенно одно за другим ощущения окружающего мира возвращаются к ней, рассказывая о том, что происходит за плотно запахнутыми веками. В комнате пахнет травами, тлеющими дровами, чем-то... металлическим. Несколько фигур появляются и пропадают, пока чьё-то дыхание рядом с ней остаётся постоянным. Она слышит шёпот МакМиллан, хриплый голос Элайджи, говорящий что-то про покидающих лагерь. Айлин напрягается, чтобы вникнуть в произнесённое волшебником, но его голос пропадает, вынуждая ведьму сдаться. Она различает мягкую перину под ней, чувствует своё тело, упирающееся в матрас, понимает, что может контролировать своё тихое размеренное дыхание и в ту же секунду Айлин Блэквуд вспоминает почему отключилась в первую очередь.
[indent]Распахивая глаза в панике, она истерично хватается за одеяло и простынь, не осознавая, что едва двигается. Её дыхание сбивается. Отступившая в животе боль возвращается с новой силой от сокращающихся мышц. Ей кажется, что она кричит, хотя на деле, её голос не громче шёпота.
[indent]— Егеря! Они будут здесь! Они знают! — хаотично ища опору, она наконец цепляется за тёплую ладонь. Несмотря на мутные очертания комнаты в глазах, Айлин узнает, что рядом с ней Майлз, и оттого всеми силами сжимает его руку, словно тот поймёт Блэквуд без слов, и предупредит всех прежде, чем станет слишком поздно.

28

[indent] Для многих первая любовь со школы останавливается совсем на другом человеке, который в итоге шёл рука об руку с главным героем по жизни. Тогда, когда Майлз даже не обрёл свою половинку, студенты вокруг него делали это по третьему кругу, клявшись в бесконечной любви, глубоко внутри себя понимая, что всё это, скорее всего, закончится, а они будут считать это пусть, не ошибкой молодости, однако, вспоминать тушуясь.
[indent] Их история, казалось, началась не слишком давно, но в их жизни было так много событий, заставляющих думать Уолша о том, что они прошли бесконечный ряд моментов; но чаще он задумывался о том, сколько других, счастливых и, может быть, не очень, будет ждать их впереди. Он, действительно, видел своё будущее только рядом с Айлин Блэквуд. Был уверен в том, что никто не сделает его счастливее, чем ведьма с факультета Слизерин, близкая дружба с которой началась с глупого падения с неба. Конечно, начни собирать статистику и мнение с людей, кто-нибудь бы обязательно сказал, что после войны это всё закончится – она была просто как повод держаться всем вместе в такое тяжелое время. Кто-то был бы способен заявить, что они друг другу просто надоедят! Они ведь только-только вышли за пределы школы, впереди было ещё так много нового, совершенно необычного, чего ты никогда не сможешь проверить, находись в серьёзных отношениях.
[indent] Не трудно догадаться, кому до этого не было дела. Волшебник был верен девушке не из-за глупых принципов, что «так надо», не являясь ярким представителем людей, готовых подшучивать над их связью с отблеском отрицательного. Ему казалось, что невозможно было заставить себя влюбиться в кого-то насильственно; как и долгие размышления, не приводящие ни к чему хорошему. Чувства Майлза были настоящими. И он давно это понял.
[indent] Он простоял с Элайджей до того момента, пока голос Трэйси из комнаты не позвал его обратно. Уже делая шаг с ним в сторону, Уолш останавливается от взгляда друга, понимая, что сейчас был не лучший момент, чтобы нависать над как никогда хрупким телом волшебницы. Однако, несмотря на обещание МакМиллан, что всё будет хорошо, разве мог он поверить ей так легко? Так говорят в любом случае, чтобы облегчить твои страдания сейчас; но никому не станет легче позже, случись непоправимое.
[indent] Вся сила, которую он должен был собрать в кулак ради неё, исчезает. Ему бы устремиться на улицу, узнать больше деталей и подробностей, а не только то, что его девушка была ранена, но вместо этого волшебник словно забытый всеми пёс остаётся сидеть на согнутых ногах в коридоре, опираясь спиной в стенку. Он слышит голоса с улицы, он слышит голоса и в доме; Полин, Саттэр, Элайджа: все они смешиваются в одно мгновение, от которого Уолш не хотел бы отмахиваться, но поднимая на них взгляд, теряет сосредоточенность в разговоре, стоит вновь повернуть голову в сторону комнаты, за которой скрывалась белокурая ведьма. То и дело ему хочется отдёрнув рукав Грэма, который то и дело пропадал в помещении, но разве он мог рассчитывать на что-то, кроме «Трэйси всё сделает»?
[indent] Волшебник знает, что будь рядом с ним Айлин, она бы точно сделала всё возможное, чтобы доказать ему – он не виноват. Не виноват в том, что произошло, и у него не было возможности помочь ей; как, если они находились в разных точках, не ведая о том, что каждый делает? И всё же, несмотря на здравый смысл, логика уводила его в абсолютно другие места. По какой причине они до сих пор не обзавелись магическими артефактами? Монеты Отряда – это хорошо, но что насчёт остального? Нужно было ограбить Лютный переулок прежде, чем покидать Лондон. Даже этого он не предвидел. И, конечно же, отсутствие наличия двухсторонних зеркал тоже можно было исправить; например, находиться рядом с Блэквуд, ведя одну и ту же группу, а не расходиться по разным, якобы потому, что другого варианта не было.
[indent] Ведь был. Да, в таком случае, у них не было возможности контроля, как который они получали разлучившись, с другой стороны, быть честным, сейчас его наличие казалось самой бесполезной вещью в глазах Уолша. Сейчас всё казалось таким далёким, бестолковым, и разжимая и сжимая кулаки по очереди, Майлз хмурил брови и раздражался ещё сильнее от мысли, что у него даже не было возможности помочь. Он ничего не мог! Был абсолютно бесполезен! Юноша снова делает вдох и выдох. Злость сейчас была совсем ни к чему.
[indent] Наконец, волшебник поднимается с места, выпрямляясь на затёкших ногах, отчего тут же схватывает короткую судорогу. Чыртыхнувшись, и постаравшись избавиться от неприятного чувства, Майлз делает несколько шагов в сторону, прикладывая ухо к двери, и вслушиваясь в негромкое бормотание МакМиллан несколько секунд, двигается в противоположную сторону. Его мысли всё ещё разупорядочены, однако, волшебник всё равно делает хоть какую-нибудь попытку выйти на улицу, избавиться от душащего чувства и спертого воздуха в доме. Волшебник даже останавливается, чтобы приоткрыть форточку – таким душным ему кажется помещение.
[indent] Колющий мороз тут же застревает в горле, стоит гриффиндорцу сделать глубокий вздох, оказываясь на улице. Лагерь не спал. Тут и там слышались громкие голоса, возня и активные сборы. Пробегающие мимо него волшебники стремились к одному из краёв лагеря во главе с Полин, приговаривающие что-то про барьер. Он пытается окликнуть их, чтобы предложить свою помощь, но упирается взглядом в молодую пару, стоящую поодаль от дома. Он щурится, прячет переливающиеся зелёно-голубым волосы под капюшон кофты, – сказала бы ему Айли, что негоже выбегать на улицу совсем раздетым? – и делает несколько шагов ближе.
[indent] — Вы, — внезапно произносит волшебник, раскрыв глаза шире, — Вы были с ней, — он слышал пересказ произошедшее, пока находился в доме, но поглощённый своими мыслями, только сейчас начал отдавать себе отчёт о том, что происходит. Помимо, конечно, активных сборов. Он посмотрел на пару словно сквозь них; пожалуй, относительно всех, Уолш выглядел довольно безмятежным, словно... словно не находился здесь вовсе, хотя обычно был способен громче и активнее всех показывать свою жизнедеятельность, — За вами она пошла в тот лагерь?
[indent]Девушка осторожно кивает ему головой, растеряно смотря на волшебника. В конце концов, видя его реакцию до этого, можно было предположить, что Майзу Уолшу была не безразлична Айлин; и кто знает, на что были способны люди на эмоциях, особенно, в попытках найти виновного.
[indent] — Она... Тогда, когда все ожидают, что кем-то будет протянута рука помощи, её всегда прячут за спиной. Посторонние люди никогда не ожидали её от Айлин. Но так ведь всегда бывает, правда? — метаморф хмыкает, дёрнув взглядом к давно потемневшему небосводу, а зачем чуть тише добавляет, — А она всегда оказывалась рядом. Она помогла и вам, плюнув на собственную безопасность, и теперь борется за свою жизнь.
[indent] — Нам жаль, нам очень-оче..,
[indent] — Не надо. Всё в порядке, — юноша качает головой из стороны в сторону, прикусывая на мгновение язык, и закрыв глаза, тяжело вздыхает, стараясь успокоить беспокойный тембр голоса, — У вас есть палочки? — неосознанно он вторит вопросом, что задавала двум молодым людям его девушка часами ранее. Получая отрицательный ответ, волшебник разворачивается, добавив, — Пойдёмте. У нас было несколько лишних, надеюсь, они вам подойдут. Поможете остальным, — он выдерживает паузу, — Как и я, — и подняв подбородок чуть выше, он куда увереннее двигается в сторону их домика. Чтобы подумала о нём Блэквуд, найди его в состоянии апатии, когда требовалось совладать с паникой и страхом, что ничего не будет прежним? Вкладывая в ладони двух молодых волшебников две палочки, доставшиеся им после нескольких вылазок, Майлз в последний раз дёргает взглядом на дверь, запретив себе думать о том, что её ждёт тоже самое, что и после нескольких глотков зелья Живой смерти. Его малышка справится. И он будет рядом тогда, когда она откроет глаза.


UNTIL THEN I'M STILL LOOKIN' FOR YOU IN EVERY DARK FOUR DOOR [indent] Он был здесь тогда, когда Трэйси МакМиллан со вздохом промокнула лицо близлежащим полотенцем и расслабила тугой пучок на макушке, всё это время не дающий волосам мешаться. Напросившись в комнату уже ближе к концу, он старался не отвлекать ведьму своим присутствием, находясь в самом дальнем углу комнаты. Пожалуй, не зря она занималась их колдомедицинским лечением на протяжении всего времени существования лагеря. Вместо страха, который она, наверняка успела испытать за первые секунды увиденного, рыжеволосая выказывала только уверенность в своих действиях и точность, которой мог бы позавидовать любой стажер, и не только.
[indent] — Теперь ей нужно просто время, — негромко произносит Трэйси, наклоняясь над подругой и осторожно протирая остатки крови на её лице, и также тихо отставляет свой стул в сторону, хрустнув спиной, — Я пойду посмотрю, что происходит на улице. Может, им нужна моя помощь.
[indent] — Эй, Трэй, — поднявшись с места и подойдя ближе к кровати, на которой лежала его девушка, он обернувшись в пол-оборота, он смотрит на МакМиллан с благодарностью, — Спасибо. Я... Я...
[indent] — Я же обещала, что всё будет хорошо, — мягко улыбнувшись ему, хаффлаффка кивает головой, и подхватив с собой использованные принадлежности и пустые бутыльки от зельев, выходит из комнаты, оставляя Айлин и Майлза вдвоём.
[indent] Опускаясь на деревянный стул по другую сторону, относительно того, где сидела Трэйси, волшебник перехватывает ладонь Блэквуд своей, аккуратно проведя большим пальцем по коже. Она выглядит такой умиротворенной, безмятежной, что если не знать о [float=right]https://funkyimg.com/i/32aPm.gif[/float]находившемся под тонким одеялом, можно подумать, что волшебница спала без особых на то причин. Тогда, когда за окном бушевал страх быть найденными, опасение, что придётся поднимать волшебные палочки и сражаться не на жизнь, а на смерть с теми, кто убивал ради выгоды, ради веселья... Всё это казалось таким далёким, пока он рассматривал такие родные детали внешности любимого человека. Волшебник то и дело ловит себя на мысли, что ему пора расслабиться; и всё же, временами широко раскрывая глаза, не давая сну завладеть его головой, Уолш намертво отказывается от возможности прикорнуть на краю кровати. Он не устал. У него будут ещё возможности отоспаться.
[indent] Спустя время методичного существования рядом он чувствует изменения и прежде, чем волшебница успевает сказать что-то, направляет широко распахнутый взгляд на Блэквуд. Очнулась. Она очнулась! Все эмоции, растерянные часами ранее, наполняют Уолша в ту же секунду; и вот он борется с желанием кинуться на неё и сжать в крепкие объятия, громко прокричать её имя или вовсе пустить мужскую скупую слезу. Майлз тут же напрягается, неосознанно дёргаясь ближе к ней, отчего различает каждое слово, сказанное девушкой.
[indent] — Айлин, Айли! — зовёт он волшебницу, кладя вторую ладонь не то кладя её на плечо, не то на щёку, — Успокойся, милая, твои раны, — беспокойно тараторит юноша, приподняв край одеяла в попытках обнаружить, раскрылась ли рана вновь, и лихорадочно дёргает головой в сторону прикрытой двери, — МакМиллан! МакМиллан, она очнулась! — громко кричит он, отворачиваясь, чтобы не зазвенеть громом в голове девушки, а затем возвращая свой взгляд к светловолосой, возвращается к попыткам дать понять, что всё в порядке; хотя всё, конечно, относительно.
[indent] — Айли, мы знаем. Вернувшиеся с тобой рассказали, что случилось. Егеря близко; но они ещё не здесь. На время подняли барьер. Некоторые оставили лагерь, они... они должны запутать егерей напоследок, — к концу юноша говорит быстрее, его мысли становятся сбивчивыми. Смотря на ведьму, видя, что она пришла в сознание, он словно не мог поверить в происходящее до этого момента. Сжимая уже двумя ладонями её ладонь, голос Уолша делает скачок, — Айли, я думал, — он глубокий вздох, пытаясь совладеть с собой, — Мерлин, ты так долго не возвращалась, что я должен был пойти за тобой раньше. Должен был, но не пошёл, а когда собрался, уже было совсем поздно. Ты... — он вновь теряет себя в пространстве, не слыша, как в комнату вбегает Трэйси, тут же оказываясь около кровати, начиная что-то сетовать себе под нос и задирать палочку перед собой, не видит и освободившихся от хлопот остальных ребят. Лишь наклоняя голову над её ладонью, волшебник полу-шепотом произносит:
[indent] — Я боялся потерять тебя. Я так боялся потерять тебя, Айли.
[indent] Для многих первая смерть близкого человека происходит абсолютно неожиданно. Потому что даже имея возможность предугадать, когда те или другие обстоятельства вызовут последний вздох, это всегда кажется ударом. Каждые люди справляются с этим по разному; некоторые крушат всё вокруг себя. Другие абстрагируются, веселея чуть ли не через несколько часов после события, отмахиваясь от проблем, боясь испугать оставшихся родных своим поведением.
[indent] Майлз Уолш не знал, как точно вёл бы себя в такой ситуации, но сегодняшняя ночь заставила его на мгновение почувствовать прикосновения Смерти. И, честное слово, он бы всё отдал за то, чтобы оказаться на месте волшебницы. Он бы не пережил, если бы у него её забрали.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » what you gon' do when there's blood in the water?