A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » closed » what you gon' do when there's blood in the water?


what you gon' do when there's blood in the water?

Сообщений 41 страница 42 из 42

1

http://funkyimg.com/i/2P8nF.png
grandson – Blood // Water
what you gon' do when there's blood in the water?
Miles Walsh & Ayleen Blackwood
декабрь 1997 года – 2 мая 1998 года.


«I take everything I am feeling, everything that matters to me... I push all of it into my fist, and I fight for it.»
Sense8

41


2 мая 1998 года, 1:54 утра


[indent]Айлин не слышит своей головы, упрямо шагая в сторону Трэйси МакМиллан. События случаются будто не с ней, а вокруг неё, не находя должного душевного отклика в слизеринке. Вот она натыкается на Кассиуса в коридоре, поддаваясь минутному приступу паники загнанной в угол. Вот прорывается сквозь Пожирателей к Слизнорту, едва не становясь жертвой заклинания. Вот Кассиус падает на землю, и Блэквуд не находит в себе забытых запасов ненависти, что помогут ей бросить волшебника умирать медленной смертью. Казалось бы, её путь от рухнувших стен коридора до финальной точки Большого зала прорисован чёткой путешествующей линией на карте Хогвартса, но, понимая происходящее вокруг, Айлин не чувствует никакой принадлежности к декорациям, словно всё это не здесь и не с ней.
[indent]Следя за Майлзом боковым зрением, она никак не может сжиться с мыслью, что ещё каких-то пару минут назад он вполне мог оказаться среди десятков ещё тёплых тел на полу и встречать её стеклянными пустыми глазами. Всё это выглядит сюрреалистичным, слишком похожим на настоящее, чтобы им оказаться, и оттого Айлин концентрируется на единственном, что ей сейчас доступно.
[indent]Шаг. Вдох. Шаг. Выдох. Ритмично отчитывая преодолённое расстояние, Блэквуд старается вернуться, если не в свою голову, то хотя бы в своё тело. Усилие за усилием она заостряет внимание на тяжелом дыхании, на боли в исцарапанных ладошках и усталости в слабых плечах. Она видит страшную картину, предстающую перед ней рассыпанными обломками по когда-то любимой ими части замка, но не замечает её. Или, может быть, выбирает не замечать.
[indent]— Всё в порядке, — наконец справляясь с капризными лёгкими, обрывисто бормочет ведьма, — Если бы мы не сунулись наружу, может быть, и вовсе бы смогли остаться незамеченными, — вынужденная замолчать, чтобы перевести дыхание, Блэквуд делает пару вдохов и спешит объясниться, — Профессор Слизнорт прятал несовершеннолетних студентов. Я наткнулась на него, — слегка подбрасывая Уоррингтона, теряющего контакт с реальным миром, она надеется, что он дотерпит до конца, — когда он выводил последних, — понимая, что не дотащит его, если не перестанет говорить, Айлин косится в сторону Уолша и верит, что тот поймёт всё без лишних слов.
[indent]Окажись Кассиус Уоррингтон в одиночестве, она бы и пальцем не пошевелила, чтобы помочь трусливому предателю сбежать из замка. Но дети? Она бы не смогла находиться с собой в одном теле, если бы знала, что оставила беззащитных младшекурсников на попечение волшебника, не справившегося с соперницей, учившейся курсом ниже.
[indent]Кто бы ей рассказал, что когда-нибудь она станет рисковать собственными жизнью и силами, чтобы спасти Уоррингтона от судьбы имени в некрологе завтрашней газеты. Впрочем, события шестого курса кажутся ей чем-то из прошлой жизни. Забытой, далёкой жизни, когда война ещё не постучалась на порог каждого жителя магической Британии, затронув лишь немногих из них. Разве она может держать зло на что-то, что едва с ними связано сегодня? И даже если бы попыталась, в Айлин Блэквуд нет этой злости. В ней ничего нет, кроме упрямого стремления выжить во что бы то ни стало.
[indent]— Осторожней, — она не успевает вздохнуть с облегчением, встречаясь взглядами с Трэйси и передавая эстафету опоры Элайдже.
[indent]Отрешённо она поправляет прикрывавшую рану повязку и опускает запачканные её кровью и кровью Уоррингтона руки, выглядя ничем не лучше забытого родителями в магазине ребёнка. Мозолящим взглядом Блэквуд провожает спину Майлза до импровизированной станции колдомедиков и инстинктивно обнимает себя за живот. Она не хочет, чтобы Кассиус Уоррингтон умирал. И главное, ей ни стыдно, ни тяжело от этого осознания. Ей... никак, будто это вовсе не человек, превративший её жизнь в ночной кошмар, а старый знакомый, чьё имя ей не вспомнить без подсказки. Наверное, Айлин Блэквуд просто-напросто не хочет, чтобы хоть кто-то сегодня умирал.
[indent]В момент, когда ведьме кажется, что ушедший на задний план внутренний голос становится громче, твердые руки прижимают её к тёплой груди.
[indent]— Мне едва в это верится, — она не уверена, что говорит достаточно громко и разборчиво, чтобы Майлз её понял, но не находит в себе сил повторить.
[indent]Игнорируя колющую резь в ладошке, Айлин смиренно утыкается носом в запачканную одежду и глубоко вдыхает неожиданно успокаивающий брак запахов из пыли, грязи и человеческого пота. Куда лучше, чем металлический привкус крови или тяжелый дух гари и электричества, пронзающий весь воздух в замке. Он свой, родной; почти что времён школьного кубка по квиддичу и поздних вечеров, проведённых в больничном крыле. Она бы всё отдала, чтобы открыть глаза и найти себя сидящей у изголовья постели под суетливое хлопотание мадам Помфри.
[indent]Айлин открывает глаза и поднимает подбородок, чтобы разглядеть покрытое мелкими ссадинами и будущими синяками лицо Майлза.
[indent]— Я думала это никогда не закончится. Эти коридоры... — Айлин вздыхает, впервые за ночь замечая, как сильно пересохло её горло, — Этот замок... Я успела возненавидеть все эти стены, всех этих испуганных детей, пока не знала в порядке ли ты или нет, — качая головой на собственное признание, неодобрительно хмыкает Блэквуд, — Я и сейчас, — хмурясь, Айлин одёргивает себя и аккуратно отстраняется от Майлза, — Нам стоит проверить ближайшие коридоры. Большинство ринулись на улицу, когда Пожиратели бросились на бегущих прочь детей. Оставшимся не помешает страховка, — ей стыдно за свои мысли, и всё же Блэквуд прощает себе эту слабость.
[indent]Она вольна думать и чувствовать, как угодно, до тех пор, пока это не мешает её палочке разрезать воздух, отвечая вражескому заклинанию. Она не хочет быть здесь, не хочет умирать за правое дело, но вовсе не собирается бежать прочь. Стоять несгибаемой преградой и держать позиции – её моральный долг, и Айлин Блэквуд исполнит его нравится это слизеринке или нет. Ради своего будущего, ради будущего Майлза, а если не повезёт, ради будущего тех поколений, что не позволят этому повториться.


2 мая 1998 года, 03:00 утра


[indent]Айлин понимает, что расцарапала ладошки сильней прежнего лишь тогда, когда голос Майлза Уолша выдёргивает её из ночного кошмара собственной головы. Растеряно Блэквуд оглядывается по сторонам, смотря себе за спину, словно Тёмный Лорд стоял позади всё это время, нашёптывая угрозы ей на ухо. От омерзения по спине Айлин пробегает парад мурашек, пока ведьма хватается на место, которого коснулось ледяное дыхание Волан-де-Морта.
[indent]Очередной возглас Уолша вынуждает слизеринку найти его взглядом и уставиться непонимающе. Если юношу беспокоит неизвестность, то сама Айлин раздражается от одной идеи, что это должно что-либо изменить. Они уже здесь, уже сражаются и теряют людей. Неужели великой армии Волан-де-Морта невдомёк, что все эти люди явились сюда, готовые умереть за общую цель? Они попрощались друг с другом, только ступив на поле битвы.
[indent]— Нам надо вернуться в Большой зал, — подхватывая светлую мысль юноши, твёрдо чеканит Блэквуд.
[indent]Морщась от ноющей боли в сжатой ладошке, она ненарочно дергается и тут же извиняется. Айлин делает шаг навстречу, коротко упирается лбом в его плечо, прикрывая на мгновение глаза, и, кивая в сторону замка, дергается уверенным шагом в заданном направлении. Она молчит весь путь, очевидно погруженная в собственные мысли. К сожалению, разобрать их ведьма не может, чувствуя одну лишь ярость, копящуюся в солнечном сплетении. До тех пор, пока в этих стенах будет оставаться хотя бы один волшебник, верящий в их идеалы, они не проиграли. С Гарри Поттером, без Гарри Поттера. Айлин не собирается опускать руки, следуя учтивому предложению проститься со своими близкими, и, уж тем более, не даст сделать это остальным. Они сила, с которой, так или иначе, Пожирателям и Тёмному Лорду приходится считаться, иначе они бы не тратили своё время на подчинение последнего символа сопротивления в лице Хогвартса.
[indent]Айлин подаёт голос лишь затем, чтобы осведомиться о сохранности Саттэра и Полин, и остаётся непричастной к оживлённому гулу Большого зала до секунды, пока накопленный шар ярости не лопается. Её голос прорезается среди общей суматохи внезапно, звуча холодно и уверенно:
[indent]— Чёрт с ним, с Гарри Поттером. С ним или без него, они так или иначе попробуют всех нас перебить. От его выбора ничего не зависит. Волан-де-Морт уже давно всё решил, ещё тогда, когда напал на нашу школу, и не прикидывайтесь будто не понимаете, что это не так, — сидев всё это время в сторонке, Блэквуд распрямляет плечи и подаётся вперёд, чтобы завладеть вниманием своих друзей.
[indent]Медленно она скачет взором с одного на другого, пока не останавливается на лице Майлза Уолша. Он всегда на её стороне. Сколько бы ошибок она ни сделала, сколько бы косых взглядов ни собрала, он всегда умудряется услышать и понять её правильно, и этот раз не видится ей исключением, отчего Блэквуд вновь начинает говорить.
[indent]— Один человек. Это всего-лишь один человек. Без него и... даже без нас найдутся те, кто снова встанут на отпор. Может, и лучше, если он пойдёт в лес. Это выиграет нам целый час, — она не знала Гарри лично.
[indent]Айлин не знала ни звёздного мальчика, ни его друзей, и оттого не могла болеть за него сердцем, как болела за своих близких. Так было с Седриком Диггори, так было с директором школы. Она не желала им зла и, уж точно, не желала смерти, но Айлин Блэквуд и без того натерпелась в своей жизни, чтобы оплакивать каждого, кому не повезло не встретить рассвет. Ей казалось, что на кону стояло куда больше, чем наличие и отсутствие счастливой старости у мальчишки, изрядно надоевшем своей «удачливостью» всей школе. Да, несправедливо, но когда справедливость была на их стороне? Они должны были беспокоиться о битве, придумывать новую стратегию, в конце концов, а вместо этого Большой зал был охвачен паникой за судьбу одного, когда они уже потеряли десятки.
[indent]От негодования Блэквуд поднимается в полный рост, скрещивая руки на груди.
[indent]— Если мы позволим себе умереть здесь и сейчас, кто знает, когда наш мир увидит мирное время. Я не хочу умирать. Уверена, что не хотите и вы. Если на то пойдёт, — глубокий вдох. Может показаться, будто Айлин взвешивает стоит ли говорить последующие слова, однако последнее, чем ведьма страдает, это неуверенностью в собственной правде в эту секунду, — в кладовке для кухонной утвари есть потайной выход из замка. Начнём проигрывать, всегда сможем покинуть замок, — она видит, как рот Александра открывается, и резким жестом не позволяет мужчине высказаться прежде, чем ведьма закончит, — Это не побег с тонущего корабля. Я не планирую проигрывать наш шанс на мир, потому что мы не смогли вовремя переоценить свои силы. Если и только если исход станет понятен, я предлагаю покинуть Хогвартс до того, как мы умрём напрасно, — прыть Александра перечить ей сбавляет обороты, пускай, не пропадает насовсем.
[indent]Айлин понимает – это не то, чему его учили в Аврорате, не то, каким видит себя дядя, но отрицать осмысленность её решения в нынешней ситуации, как минимум, абсурдно. Никто не сдаётся и не отдаёт победу в руки Пожирателям. Она хочет, чтобы та, как раз-таки, им никогда не досталась. А до тех пор, пока где-то будет жить один волшебник, готовый бороться против них, она никогда не будет принадлежать им полностью.


2 мая 1998 года, 04:45 утра


[indent]Айлин сидит сцепив руки в тесный ключ на коленях и изредка покачивается взад-вперёд с закрытыми глазами. Прошёл почти час, как Гарри Поттер просрочил свой выход, а они так и не узнали, что их ждёт. Люди шепчутся – пошёл. Увы, Айлин Блэквуд не доверяет слухам, предпочитая увидеть доказательство прежде, чем соглашаться с их новой реальностью без мальчика, который выжил. Если бы он был таким особенным, то почему не выиграл эту битву за них? Почему не нашёл и не убил Волан-де-Морта? Ах, да. Он всего-лишь молодой волшебник, ничем не лучше и не хуже их самих.
[indent]— Пожиратели! Они здесь! — она будто просыпается от глубокой спячки, поднимая глаза к горизонту и оглядываясь по сторонам.
[indent]Айлин слышит и другие вести с верхних этажей, однако не позволяет им задержаться в сознании, инстинктивно сжимая палочку до белизны в пальцах. Переглядываясь с остальными, она спешно поднимается и, стараясь держаться Майлза, следует за общим потоком наружу. Нарочно она старается занять своё внимание чем-то иным, кроме грохочущих ударов сердца в ушах.
[indent]Удар. Шаг. Удар. Шаг.
[indent]Ей не впервой видеть тёмные мантии Пожирателей. За сегодня, уж точно, однако вопреки всякой логике вызвать липкое чувство страха в Блэквуд у них выходит именно сейчас. Не подумайте, ей было страшно и до этого, и всё же не так очевидно, не так... по-животному безысходно. Они идут так, словно Хогвартс уже их. Растаптывают улегшуюся пыль, словно долгожданные гости, которых вышел встречать весь дом. Впрочем, разве это не так? Айлин смотрит на лица своих друзей и, замечая, как расширяются их зрачки, спешно поворачивается к причине очевидной эмоции.
[indent]— Это... правда он? — она не уточняет, о ком именно идёт речь.
[indent]Наверное, Айлин и сама не знает которое из двух имён на слуху, представших посреди школьного двора, резонирует в её душе больше. Она совсем не ожидала, что мёртвое тело пожертвовавшего собой Гарри донесут до самой школы; отчасти, она даже не уверена, что это действительно Гарри, а не опоенная оборотным зельем нажива. Что же до Тёмного Лорда? Ей достаточно посмотреть на его лицо, чтобы инстинктивно дернуть руку к запястью Уолша, сжимая его со всей силы.
[indent]Айлин стискивает зубы и поворачивает голову к Майлзу, говоря с ним взглядом. Если они начнут проигрывать, она покинет Хогвартс через озвученный потайной ход, не дожидаясь смерти от руки Пожирателей. И если он хочет дожить до того дня, когда Пожиратели будут заперты в гнилых камерах Азкабана, он покинет его вместе с ней. Это не вопрос. Это факт. И Блэквуд делает всё возможное, чтобы он прочёл это в её глазах.

42


the second of may, 03:10 am


[indent]Молодой человек торопливо оглядывает Большой зал, а находя Элайджу и МакМиллан, продолжает выискивать небезразличных ему людей. Как и стоило ожидать, не только они направятся в сторону центра Хогвартса; следом шли и подошедшие на подмогу авроры, выпускники и студенты, ведь толку было находиться на улице? Они ушли, все ушли, отчего только сильнее начинал закипать котёл внутри. Их хотели выставить на посмешище? Их только поставили в угол проигравших, тогда, когда это не было похоже ни на одну увлекательную спортивную игру. Они дрались, фактически, на смерть, и победа здесь не грозила просто кубком или медалями.
[indent]Люди роптали, и он не мог этого не слышать. Сесть Уолш тоже не мог, поэтому и остался стоять возле Блэквуд, то и дело отводя голову от в сторону от одного, к другому, высказывающихся мнением за или против того, чтобы Гарри Поттер шёл в лес; Уолш в который раз оглядывается по сторонам, сжевывая свои губы, и грузно вздыхая.
[indent]Это не была война молодого гриффиндорца и Тёмного Лорда, иначе впрок было им выходить на честную дуэль на глазах у всего Магического сообщества, да бы удостовериться, что кто победил. Уолш невесело хмыкает себе под нос, на секунду отвлекаясь, и представляя всё это ссорой из-за третьей стороны. Что же, когда речь шла не про попытку отвоевать сердце любимой, а про отношения целой страны, а возможно, такими темпами, и мира, становилось не так забавно.
[indent]В отличие от своих друзей, у Уолша не оставалось выбора, как пережить несколько лет подряд под крышей одного факультета с Поттером. Он видел, как темноволосый юноша нашёл себе товарищей на первом курсе, сходясь с ними в одном маленьком кружке; прямо как Майлз, Айлин, Элайджа и Трэйси. Слышал и многие вещи, не слишком выходящие за пределы гриффиндорской гостиной. Возможно, он не мог сказать, что готов был отдать свою жизнь за мальчишку, кого окрестили Избранным, с другой стороны, переживал за него больше остальных. И, наверное, временами «примеряя» на себя образ того, от кого пусть не были зависимы все, но у кого был шанс помочь многим. Уолш хотел делать вещи правильно, и будь он на месте Гарри, пошёл был в лес.
[indent]Но будь на его месте кто-то из его друзей? Айлин? Будь он проклят, если бы дал сделать им этот шаг.
[indent]— Даже если он не пойдёт, я сомневаюсь, что Волан-де-Морт что-то сделает. Кажется, ему важно, чтобы люди его боялись и уважали, — он хмыкает себе под нос, наконец, присаживаясь рядом с девушкой, кладя ладонь ей на предплечье, — Но ты права, — метаморф кивает. Голос его звучит тише обычного, и очень устало. Оглядывая всех вокруг, не трудно понять, что не он один уже тысячу раз проклял происходящее в своей голове, а может ещё глубже, пожалев, что не трансгрессировал куда-нибудь на Гаити. — Думаю, он правда всё уже решил. И, возможно, я окажусь не прав, но судя по моим знаниям о Гарри... если его не остановят друзья, он пойдёт на встречу, — он не видит среди толпы ни Рональда Уизли, ни Гермиону Грейнджер. У него был вариант встать и попытаться найти тех, кто имел хоть какие-то сведения о последнем передвижении волшебника по школе, только какой в этом толк? Вместо этого он ёрзает на импровизированной скамье, потухая вновь. Сложно сказать, что он говорил для всех, по ощущениям, он вёл диалог только с Айлин. Особенно, если говорить о более эмоциональных возгласах каждый раз, когда кто-то из группы подавал голос.
[indent]Спроси кто-нибудь, думал ли Уолш оптимистично или нет, когда шёл сюда, и даже попытавшись уйти от ответа, глубоко внутри себя он верил, что чаша весов должна склониться в их сторону. До последнего он верил и в сильных профессоров, огромных каменных «помощников» замка, даже купол над Хогварстом. Вместе со словами Блэквуд, он оглядывает зал, находя и плачущих над бездыханными телами волшебников, ходящих туда-сюда взрослых, с абсолютно сбитым с толку выражением лица, глыбы камней с прорезанными узорами. Купол и тот, поник у них на глазах. Да, они были ещё живы. Однако, силы их были на исходе, везение без магии Фелициса не могло держаться вечно.
[indent]Удивлённо он вскидывает брови, оглядываясь на девушку, вскочившую с места, тут же выпуская её руки. И ведь несмотря на то, что даже сейчас он сидел и думал о том, что они могли не остановить за собой и истории, он не думал о побеге. Он хмурит брови, то ли в попытке вспомнить о кухонном проходе, то ли в попытках высчитать, каков шанс на их проигрыш. Уолш смотрит на друзей, стараясь словить реакцию с их лица, понять, что они думают прежде, чем откроют рот.
[indent]Однако, также быстро он возвращается взглядом к своим ладоням, сцепляя из замком. Он знал, что с одной стороны, одним больше – одним меньше было, временами, не важно.
[indent]Но смог бы он уйти?


the second of may, 04:45 am


[indent]Майлз старается отвлечь себя. Неумело он помогает близнаходившимся колдомедикам, в том числе, и Трэйси, в один момент подходя к Блэквуд и с осторожной улыбкой протягивая ей смоченный каким-то зельем бинт со словам «МакМиллан сказала, это поможет.» Ему было совсем безразлично, какой хаос происходил на его лице; заживёт, явно не в первой, а от нескольких ссадин ничего не будет. С другой стороны, не переживать за свою девушку?
[indent]И всё же, он чувствует себя больше бесполезным, то и дело порываясь выглянуть наружу, посмотреть, что там происходит; люди с других этажей, однако, докладывали – никого нет. А ведь прошёл уже час, и Уолш продолжал склоняться к мнению, что Поттер таки отправился на встречу в тёмный лес. А судя по тому, что кажется он видел макушку знакомых каштановых волос и рыжих волос, совсем один.
[indent]По итогу, Уолш находит себя сидящим, с ноющими ногами и спиной, приложившись головой к твердой поверхности позади себя. Ему не с кем было прощаться – и на том спасибо, – а от размусоливая одного и того же не было смысла. Как бы ему не хотелось принять этот факт, злящий его больше всего, но всё, что им оставалось – ждать и, может, надеяться.
[indent]И кажется, их просьбы были услышаны.
[indent]Слухи в этой школе разрастались быстро, но слова, эхом отскакивающие от стен Большого зала не были похожи на враки. Он вскакивает на ноги так скоро, как может, и кивая головой Блэквуд, двигается вперёд. По инерции он следует за толпой, не думая о стратегии, которая обсуждалась среди старших волшебников и ведьм. Кажется, им всем хотелось увидеть своими глазами итог. Уолш хмурится, сжимая зубы вместе; сомневался он, что Пожиратели смерти пришли на поклон. Только зачем они здесь, и почему всё так... спокойно? Они что, не вскидывали палочки громко часами ранее, проверяя, кто более везуч?
[indent]Искать ответы долго не приходится, и метаморф раскрывает рот так скоро, в испуге широко раскрывая глаза, как только может. Молодой человек мог поклясться, что видел как Хагрид был готов затопить своими слезами Гарри, если бы его дело подало хотя бы какие-то признаки жизни. Однако, юноша не двигался, в отличие от гордо идущих впереди Пожирателей.
[indent]И их Лорда.
[indent]— Нет.., — вряд ли отвечая на ответ девушки, сокрушительно произносит Уолш.
[indent]Он представлял его разным, несмотря на достаточно точные описания, которые временами проносились по гостиной, и всё равно до конца не мог угадать. Живой скелет со змеиным лицом – и это самое короткое, что приходило в голову. Уолш застревает на нём взглядом до момента, пока не чувствует, как сильно сжимает его руку Блэквуд, сначала краем глаз, а потом и полностью поворачивает к ней голову.
[indent]На их фоне толпа начинает роптать, знакомые голоса поддаются крику, а обе стороны начинают вести переговоры; в то время, как в голове Уолша громко звучит фраза его девушки «Я не хочу умирать.» Он знал, что дело было далеко не в трусости, отсутствия желания помочь здесь и сейчас, чего угодно, что могли бы придумать неугомонные языки.
[indent]Майлз осторожно кивает ей головой, поджимая губы.
[indent]Он тоже не хочет.


the second of may, 05:30 am


[indent]Всё пошло совершенно не по плану; Майлз даже не успевает подумать, был ли он? Уолш не может отдать себе отчёт, как наскоро сменяется обстановка. Вот они смотрели на вводимые Тёмным Лордом правила попытками объяснить это его языком, и секундами ранее фестралы и гиппогрифы заполоняют небо, великаны издают рёв невиданной силы, блестит в воздухе серебром меч с еле заметными издали красными кристаллами на рукояти, а голова огромной змеи отделяется от тела. Всё, что он может делать – это взмахивать палочкой, осознанно стараясь защитить Блэквуд, и не без страха смотреть на летящее в лицо заклинание, так резко прерываемое Трэйси МакМиллан и её магией.
[indent]— Нет! Проклятие! — их уносит от входа в Большой зал, что означает, единственную возможность выйти отсюда. Коридоры, наверняка, были пусты, – разве только акромантулы не попытаются заградить им путь, но они его не остановят, – и они бы без труда проскользнули в сторону кухни. Он прикусывает губу, взмахивает палочкой и вырывает чью-то палочку, уже отворачиваясь и смотря, как при толчке, мужчину просто затаптывает толпа людей, — Нам... надо держаться ближе к выходу, — она и сама знает. Всё, на чём Уолш фокусируется, это Айлин Блэквуд, которую он не должен был потерять, и не только из виду. Он держит такую дистанцию, позволяющую им свободно колдовать, но жмётся, стоит кому-то попытаться их рассоединить, хватаясь за волшебницу, как за самое важное в его жизни. Она и есть самое важное в его жизни. 
[indent]А потом – снова тишина. И люди замолкают не потому, что все разово позабывали заклинания, лишились палочек, решили устроить мир прямо здесь; просто случается то, чего никто не ожидал.
[indent]— Гиппогриф меня за ногу, это правда он? — теперь была его очередь задавать вопрос, правда, с единственным ответом. Ни улыбка, ни надежда не просыпаются в Уолше, только из-за ощущения опустошенного сосуда. Все свои силы он тратил на магию, на то, чтобы продолжать стоять на ногах, соображать, что делать. Его даже несколько злит шепот, расходящийся по первым рядам, те, кто были ближе всего к диалогу двух волшебников разных сторон. И быть честным, Тёмный Лорд выглядел более устрашающим, жутким, вынуждая Майлза сделать несколько шагов в сторону. Он даже ищет плечо девушки, приоткрывает рот, чтобы сказать ей: «Это наш шанс,» — но слова застревают в горле. Всё, что он может делать – это слушать слова, разгаданные загадки и тайны, которые не были понятны никому, кроме Гарри и Волан-де-Морта. Майлз Уолш не знал ни о секретах крестражей, не думал, что понимал о причинах продолжение перекидывания горячей картошки. Со стороны казалось, что он делал это просто для того, чтобы потянуть время. Может, ходя по кругу, он передавал секретный код, моргая по очереди несколькими глазами, и уже в голове молил всех Богов, чтобы люди, наконец, кинулись на Лорда и закончили всё это?
[indent]А они всё стояли. И Майлз стоял, фактически не дыша, не моргая, и не двигаясь, лишь сильнее сжимая ладонь на плече своей девушки.
[indent]О дальнейших событиях ещё долго будут писать статьи в газетах, а затем перевыпустят учебники по истории магии; Уолш не сомневался, что эту бы тему они вместе с МакМиллан без труда смогли бы сдать на высшие оценки из-за собственного присутствия на месте происходящего. Уолш прикрывает глаза от яркой вспышки, не сдерживаясь и от поднятой руки – настолько ослепительной была яркая вспышка двух сталкивающихся вместе заклинаний. По залу звучат громкие голоса, и в следующую секунду всё заканчивается. Свист вылетающей из рук той самой Бузинной палочки, и стук уже мёртвого о холодный пол тела.
[indent]Люди вокруг взрываются, словно пузыри, и каждый звук звучит резонансом в воздухе. Сотня голосов наполняют зал, однако, только для того, чтобы гнать оставшуюся тёмную силу. Майлз выхватывает свободную секунду только для того, чтобы приподняться на носках и вытянуть шею как можно сильнее, просто чтобы проверить собственными глазами.
[indent]Лорд Волан-де-Морт, действительно, пал.


the second of may, 06:30 am
The fight is over.


[indent]— Я боюсь моргнуть, чтобы подумать, что мне всё приснилось, — озадаченно произносит Уолш, уже не первый раз в принципе, но вздыхая полной грудью именно на улице. От кончины самой большой заносы в заднице Магического сообщества, [float=right]https://funkyimg.com/i/35p9t.gif[/float]пусть и стало легче, но им пришлось постараться для того, чтобы помочь аврорам и равным по силе волшебникам не дать уйти приспешникам Лорда. Не удивительно, что великаны, акромантулы и другие твари, стоящие на тёмной стороне, сделали попытку побега в тот же момент, когда осознали, что случилось. Тем более, что у них всё ещё был шанс остаться погребенными где-то среди камней при их отходе; так что потребовалось время, чтобы попытаться вернуться в реальность.
[indent]В реальность, где им было больше нечего боятся. По крайней мере, сейчас.
[indent]Он не мог сказать, как долго волшебники Великобритании будут зализывать свои раны. Даже ему было понятно, что ещё тысячи людей находились за пределами Хогвартса, и пусть вести разносятся на невероятной скорости, и потребуется время, чтобы утихомирить хаос в Министерстве магии, вернуть прежние нормативы в тот же Азкабан... неожиданно Майлз Уолш вздыхает, качая головой из стороны в сторону.
[indent]— Чёрт, — он усмехается, поворачивая голову в сторону Айлин, — Часа не прошло, а моя голова уже забита вопросами о том как решить разом проблемы всей Великобритании. Война что, сделала меня... умнее? — он даже всплеснул руками, будто чем-то недовольный, удивляясь, где находит силы для того, чтобы вообще разговаривать и идти.
[indent]Он одновременно и знал, и не думал, что сейчас время было совсем не для шуток. Уходя из Большого зала, он окинул взглядом в последний раз тех людей, которые не дожили до окончания битвы. Такие вещи никогда не могли закончиться на веселой ноте, забытые, словно ничего страшного не происходило часами ранее. Да, они победили, но не стоило забывать, сколько им пришлось ради этого потерять; и речь была не только про сегодняшнюю ночь. Годы. Прошли годы, чтобы они смогли, наконец, выдохнуть.
[indent]Юноша подставляет своё лицо солнцу на мгновение, неровно остановившись на нескольких сбитых в кучу камнях во дворе. Он никогда не сможет взглянуть на это место без сегодняшних событий. Волшебник знает, что ему потребуется время, чтобы осознать, насколько сильно повлиял на него этот год; и не только на него. Он задержит все мысли об этом... но не сейчас.
[indent]Отворачиваясь от солнечных лучей, закрывая макушкой свет лицу Айлин, беря её ладони в свои, Майлз с усталой улыбкой на губах произносит:
[indent]— Теперь мы можем вернуться домой?
[indent]Никогда в жизни он не забудет того мига осознания, что они, и его друзья, остались живы; и Майлз Уолш мог крепко держать за руку той единственной, с которой был не только готов пройти трудный путь, но и сделал это.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » closed » what you gon' do when there's blood in the water?