A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » you know, hearts don't break around here


you know, hearts don't break around here

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://funkyimg.com/i/2T5uf.png
you know, hearts don't break around here
Bellamy Marlowe & Michèle Laurent
два года из жизни [2001 – 2003].

Nobody's life is filled with perfect little moments. And if it were, they wouldn't be perfect little moments. They would just be normal. How would you ever know happiness if you never experience downs?

2

« You must allow yourself to outgrow and depart from certain eras of your life with a gentle sort of ruthlessness. »
Бэллами никогда не замечал течение времени. Сколько он себя помнил, он не замедлял уверенного бойкого шага, чтобы оглянуться и «вдохнуть» гудящий вокруг мир полными лёгкими. Он не заметил, как школьные парты сменили себя рабочим столом Аврората, как съемная квартира разрослась до размеров семейного дома, как стал мужем, отцом. Мерлин, он даже не позволил себе остановиться пережить смерть Адалин! Жизнь случалась, и Бэллами Марлоу позволял ей случаться, отмахиваясь от неё делами поважней. Вечно опаздывающий наступить на пятки туманному завтра. Кто бы ему рассказал, что на тридцать девятом году, он вдруг научится задерживать моменты; захочет их задержать. И это было заслугой Мишель.
Постепенно, день за днём в его... их жизни появлялось всё больше и больше незначительных, но значимых ритуалов. Совместные завтраки, вечерние прогулки в центре Лондона или любого другого города, взбредшего в головы. Выходные вместе. А если не вместе, то один обязательно ждал другого дома. Злые языки могли подумать: они скоро обязательно наскучат друг другу, если не начнут отдыхать по-отдельности. Только вот Бэллами совсем не уставал от говорливой француженки, и что-то ему подсказывало: чувство было не односторонним.
Он вновь полюбил просыпаться по утрам. Под запах свежей выпечки, ненавязчивое шуршание, доносящееся с кухни. Аккуратно на мысочках выходить из спальни, беззвучно наблюдая за мельтешащей перед плитой Лоран. Он любил смотреть на неё, а теперь, когда ему больше не нужно было находить себе оправдания, Марлоу делал это очевидно и без всякого стыда. Бэллами больше не стремился заполнить свой досуг рабочими делами, гоня прочь навязчивые мысли. Лениться ему нравилось. Да и то, что они называли «бездельем», многие бы сочли за перевыполненную недельную программу. Но губам Мишель дрогнуть, выговаривая: «А может,» — и Марлоу отвечал незамедлительным согласием. За короткие месяцы знакомая Бэллами повседневность изменилась до неузнаваемости, и об утраченных привычках он не сожалел ни секунды.
И всё же оставались вещи, места, удерживавшие волшебника едва заметными цепкими ниточками прошлого. Они так и продолжали жить на два дома, изредка расставаясь, когда капризная громадина, принадлежавшая Марлоу, требовала внимания своего хозяина. Незаметный ранее рутинный быт, построенный с женщиной, давно покинувшей когда-то общие коридоры, тяготил Бэллами. Он был ненужным, лишним; он утомлял его и забирал драгоценное время, не давая ничего взамен. И чем больше мужчина об этом думал, тем сильнее утверждался в своём решении – дом в Бедджлерте давным давно стоило продать.
Бэллами проснулся неспешно, наивно полагая, что теплая часть постели была занята его неугомонной девушкой. Каково же было его (не)удивление, когда протянув ладонь от себя, мужчина нащупал смятую простынь. Он было уже начал торопиться выскочить из кровати, но вовремя услышал отдалённый шелест воды, выдохнув – если Мишель была в душе, значит, он не проспал завтрак. Значит, у него ещё было время остановить этот поезд без тормозов.
Доброе утро, — он ждал её с двумя кружками кофе, накинув свежую майку, схваченную с отведённого ему жизненного пространства в шкафах Лоран. Пожалуй, ограниченность свободной территории вне «проклятой громадины», именуемой домом Марлоу, было вторым поводом для нервных покалываний в висках. Всё в квартире Мишель было замечательно – её расположение, её интерьер, её хозяйка. Всё, кроме отсутствия какой-либо площади для совместного существования. Разумеется, Бэллами не планировал заселиться сюда с концами. Однако, забирая несчастную полку, он чувствовал, словно забирал у Лоран половину лёгкого. Ненарочно оставляя рабочие бумаги на её журнальном столике, он думал о них весь день, представляя, как последнии нарушают хлипкую гармонию мирка француженки.
Кофе, — вручая свеже заваренный напиток в руки волшебницы, он тепло улыбается и издаёт невнятный звук, запрещающий сопротивляться, — Сегодня мы завтракаем в городе, — вздергивая нос, Марлоу смеётся, пытается приложить пальцы к губам девушки и неодобрительно качает головой, — Ничего не хочу слышать. И прежде, чем ты попробуешь уличить меня в неладном, я люблю твои завтраки. Но сегодня я хочу прогуляться, — складывая свои ладони поверх ладоней Мишель, он задерживается взглядом на её лица пару секунд, резко оживляется и, отпуская её, довольно улыбается через плечо, — Собирайся. У тебя полчаса, — бросает Бэллами, прежде чем пропасть в направлении душа. На самом деле, у неё было пять минут, но отдавая дань всегда безупречному виду Лоран, он был готов поливать себя водой целый день. Лишь бы она не подумала, что ей не хватило времени привести себя в порядок.
Некоторые выработанные за последние месяцы ритуалы прижились без посторонних усилий. Например, прогулки, которые неожиданным образом, перестали значить «просто прогулки». Вероятно, всему виной их первый серьёзный разговор, состоявшийся на набережной Темзы, но с тех пор Марлоу ни первый раз тянул француженку на свежий воздух, преследуя тайный план посвящения в гудящие в голове переживания. Он делал это совершенно неосознанно. Тем не менее, как показала практика, чем чаще он звал Мишель на прогулку с «бонусом», тем проще становилось определить – кажется, Бэллами Марлоу очень хочет о чём-то поговорить.
Что ты думаешь о Корнуолле? — подставляя локоть для опоры, мужчина морщится на яркий солнечный свет, редкий даже для лета, — Там очень красивый порт, и свежий воздух, — на нём была свободная льняная рубашка с коротким рукавом и едва доходящие до колена шорты, но Марлоу было жарко. Впрочем, если вы родились и провели всю свою сознательную жизнь на севере британского острова, любая температура, переваливавшая за двадцать пять градусов, воспринималась организмом не лучше песчаной бури. С молчаливым ужасом мужчина думал о том, что когда-нибудь и, возможно, когда-нибудь очень скоро ему придётся выполнить данное Патрику обещание, навестив волшебника на юге Франции. Говорят, Европа была очень красивой в зимнее время? Он бы с удовольствием отпраздновал Рождество, окруженный блаженной прохладой и не столь блаженным французским говором. Хотя с тех пор, как Бэллами тайком открывал самоучитель французского, он значительно поумерил пыл своего внутреннего критика. В соревновании, что было хуже французский акцент в английском или наоборот, он бы без промедлений согласился на призовое место. [float=right]J A M E S   A R T H U R   &   E M E L I   S A N D É  -  R O S E S
https://funkyimg.com/i/2V1fC.gif
И Ю Н Ь   2 0 0 1   Г О Д
[/float]
Стараясь игнорировать легкий дискомфорт от трансгрессии на голодный желудок, Марлоу помогает волшебнице устроиться за столиком в выбранном портовом кафе, и садится напротив, делая глубокий вдох. Если подумать, Бэллами редко становился инициатором «серьёзных» разговоров. Мужчина привык решать проблемы имевшие физическую оболочку, клеймя всё остальное результатом чрезмерной мозговой деятельности, которую стоило немедленно прекратить. Однако парочка эмоциональных встрясок в начале их с Лоран отношений, открыла новую перспективу на происходящее в головах и сердцах людей. Иногда сказать было куда проще, чем выжидать, когда бомбанёт. И, о чудо, позволяло избегать последнего.
Я тут подумал, — нарушая короткую паузу, Бэллами медленно опускает приборы по краям тарелки и откидывается на спинку стула. Он замолкает, пытаясь подобрать призрачные правильные слова, но быстро бросает заведомо проигрышную затею, — Я хочу продать дом, — практически единым звуком выдаёт он, звуча так, как если бы решение уже было приведено в действие, — Или не продать, — громко вздыхая, волшебник мгновенно смягчается и подаётся вперед, облокачиваясь на стол и устремляя взгляд в глаза Лоран, — Я пока не говорил об этом с Авророй и... решил, что будет куда лучше посоветоваться с тобой раньше. В конце концов, мало ли, ты тоже питаешь к нему нежные чувства, — тихий смешок, мягкая улыбка, — Я не знаю... В последнее время, я думаю, что было бы неплохо переехать куда-нибудь поближе к цивилизации. Если быть предельно честным, последние полтора года я живу там, потому что, — Бэллами дергает плечами, устало хмыкая, — Это дом. И он мой, — корча физиономию, не обременённую интеллектом, сетует мужчина, — К тому же, в последнее время мы то и дело находимся у тебя. И при всей моей любви к твоей чудесной квартире – мы сидим друг у друга на голове. Я сижу на твоей голове! — сводя брови на переносице, смеётся англичанин, — И мне показалось, что было бы неплохо, если бы... у нас было место, где мы бы могли чувствовать себя не как на необитаемом острове, и при этом иметь достаточно пространства, чтобы не путаться друг у друга в ногах, — отталкиваясь от поверхности стола, он вновь упирается в спинку стула, дергает плечами и растерянно улыбается, — Если ты думаешь: «И ради этого он привёл меня сюда?» — клянусь тебе, нет, я просто хотел показать тебе Корнуолл, — Бэллами щурится, — Что... ты обо всём этом думаешь? — сойдёт за самое неловкое предложение жить вместе? Впрочем, он оставил аварийные выходы открытыми – никто не предлагал выкинуть ключи от маленькой квартирки в Уэльсе. Она всегда могла сбежать в неё, если вдруг осознает с кем связалась. Правда, теперь он не был уверен, что не прибежит искать её и там тоже.

3

Как только пятнадцатое марта прошло, а Бэллами Марлоу так и продолжил находиться около Мишель, подтверждая тот факт, что они находятся в романтических отношениях, и без того достаточно оптимистичный жизненный настрой Лоран пошёл в гору с ускоренным темпом. Возвращаясь уже на следующую смену, француженка знала, что за их спинами пусть не будет громких сплетен или попыток сделать ставки, насколько долго хватит двух напарников, – все слишком боялись того, что окажутся в неправильном месте в неправильное время, и скажут что-либо слишком громко, настолько, что об этом узнает англичанин, – но первую неделю действовала аккуратно; не говоря о том, что было позднее.
Их жизнь протекала размерено, – если так можно было назвать двух самых активных людей на планете, что срывались с места, стоило только одному заиграть бровью в приключенческой манере, – и за долгое время, Алиот почувствовала себя... счастливой. Нет, до этого присутствие Марлоу, конечно, не огорчало её, но давайте будем честными – смотреть на его отношение к тебе, как не к стажерке, которая кажется не умеет держать крепко палочку в руке не смотря на отличное на то дело, всё же было намного привлекательнее. И чем больше мужчина открывался ей, тем больше ей хотелось дарить собственную любовь. Спросите, куда уже больше? Однако, бесконечные завтраки с лучшей выпечкой на свете и свежим кофе или свежая одежда с цветочным запахом в любое утро, каков бы не был их вечер, осторожные попытки разбудить его вместо будильника, помощь в наведении порядка в доме и другие мелочи, делающие Мишель в отношениях Мишелью. Спроси её кто угодно, не устала ли она от собственных придуманных каждодневных ритуалов, и она по-бойскаутски отсчитается так, что человеку станет стыдно за наиглупейший в его жизни вопрос.
Их отношения развивались быстро ещё с первого ночлега Бэллами в её квартире. Довольно быстро её жилье обзавелось свободной для его одежды полкой, второй зубной щёткой в стаканчике на одного, как и других средств гигиены, чтобы не забивать такой ерундой его, или скорее свою, голову или пепельницей, на случай, если мужчина вдруг решит вместо походов вниз туда-сюда воспользоваться крохотным, но всё же существующим балкончиком в её квартире. Изменения пришли раньше осознанности, с другой стороны, это всё ещё не мешало самой волшебнице отгонять пугающие мысли о не слишком большой для полноценного со-существования квартиры.
Она открывает глаза внезапно, чуть ли не дёрнувшись по привычке вперёд, однако, останавливает себя коротким взглядом на часы вместе с календарем, сообщающим, что торопиться ей никуда не требуется или существовать в ускоренном режиме хотя бы сегодня, – на самом деле всегда, но разве это было важно? Переворачиваясь на другой бок, француженка взглядом утыкается в спящего мужчину, и задерживается в кровати на пару мгновений, осторожно достав ладонь из под одеяла, дотрагиваясь до его щетинистой щеки быстро дёргая уголками губ. Пожалуй, именно с этого начиналось самое доброе утро на свете.
Также аккуратно, как она провернула трюк с дотрагиванием до Бэллами, словно до священного грааля, ведьма касается ногами пола, коротким движением вытаскивает всё необходимое для душа, и на цыпочках покидает спальню в направлении ванной комнаты, давая аврору досмотреть свой сон.
Ей не хватило и дня для того, чтобы не сообщить Патрику о существовании Марлоу ближе вытянутой руки. С другой стороны, она, действительно, была близка со своим отцом, чтобы даже сделать попытку в своей голове скрыть от него романтические отношения. Волшебница хорошо помнила, как не успев прочитать письмо на дому, принесла его на работу, и переводила для Бэллами письмо, написанное французом. «Я и не сомневался!», «На самом деле, я всё просчитал, не благодарите», «Он самый симпатичный англичанин, который понравился мне с первой минуты разговора!» и это только часть написанного, где Мишель, в прочем, лишь посмеялась над фразой Патрика, что Марлоу станет отличным членом их семьи, не зачитав это вслух; не стоит пугать волшебника раньше времени. Но не передать, что французская семья теперь ждёт их вдвоём в любое время в Перпиньяне не могла.
Накидывая на плечи халат, стягивая пояс на талии, она просушивая волосы на одной стороны пальцами и прочёсывая их, волшебница приоткрывает осторожно дверь ванной, уже в тысячный раз проговаривая про необходимые ингредиенты для завтрака, как сразу же начинает широко улыбаться, стоит в поле зрения появиться мужчине.
Доброе утро, — вторит она ему, и слегка наклоняет голову вбок, стоит сразу же почувствовать запах свежезаваренного кофе. Пожалуй, нарушение её маленьких утренних ритуалов таким способом она готова была пережить, и принимая кружку в свои ладони, делая первый глоток, Лоран ловко успевает уткнуться ему губами в щёку, прежде, чем он скажет хоть что-нибудь. А стоит ему, таки, озвучить их внезапный утренний план, идущий в разрез с бриошами и французским омлетом, как тут же на её лице просыпается всё мирское возмущение; что точно также быстро тушится нужными словами.
Ладно, — вздыхая, наконец, произносит она, стоит его ладоням опуститься на её собственные, — Но ты понятия не имеешь, отчего отказываешься, — не сдерживая вздёрнутого носа, как бы доказывающего, что эта тайна умрёт вместе с ней, она слушает последующие указания, кивая головой, – только кружка в руке мешает ещё и поднять ладошку к голове, салютируя, — Полчаса. Ты точно не хочешь ничего? — однако, говорит она это скорее, чтобы получить прищуренный взгляд, и задерживаясь взглядом на уходящем мужчине до того, как прикроется дверь, Лоран делает большой глоток утреннего напитка, и начинает свои активные сборы.
Стоит ей оказаться на короткий срок наедине с собой, как задумчиво волшебница смотрит на себя в зеркало, прежде, чем начать наводить на лице марафет. Не сказать, что они редко выходили в город без поводов, однако, у неё было определенное предчувствие, что в этот раз это было не просто так. С другой стороны, крутить эту мысль в голове было также бесполезно, как и спрашивать об этом напрямую прямо сейчас – через полчаса, собственно, мужчина и прольёт свет на её вопросы о том, обычное ли это путешествие или нет. И именно с этой мыслью под еле слышное шуршание воды в душе она стукнула палочкой несколько раз по столу, словно дирижер перед выступлением прежде, чем начать.
Она пропускает свои волосы сквозь пальцы, небрежно распушив их, и централизируя верёвочки уходящие от воротника рубахи, сообщает о своей готовности, оглядывает мужчину с ног до головы, а затем последний раз бросая взгляд и на себя в зеркало, словно примеривая, насколько сильно сама Лоран подходит к его одежде. И он может сколько угодно говорить, что она выглядела чудесно во всём, сама Алиот была другого мнения. А так как он однажды видел её попытку подобрать себе одежду к только что подаренным бабушкой туфлям, спорить с ней было бесполезно.
Задумываться о том, что её дом сгорит, утонет или другое любое явление, которое может произойти с самым невезучим, – остаётся загадкой, почему именно на Мишель должны указывать все стрелки, вместо человека, что, в самом деле, выпил зелье Невезучести, – стало в разы проще, и не оглядываясь назад, лишь дёрнув дверную ручку, Мишель следует за мужчиной вниз, наконец, узнав о точке отправления:
Думаю, что можно было остановиться ещё на порте, — она выдаёт лёгкий смешок, а затем широко улыбается, кладя ладонь на его локоть, — Звучит подходяще, — быстро подытоживая, добавляет девушка, кивая головой, делая несколько шагов прежде, чем закрутиться в аппарировании. Не сказать, что она сильно привыкла к тёплому лету в Великобритании в такой же мере, как знала погодные условия собственной страны, но всё же была рада, что вместо плотной ткани длинных штанин выбрала более расслабленный образ на сегодняшнее утро. Правда, всё же получила свою толику лёгких мурашек от прибрежного дуновения, и всё же, гордо вздёрнула подбородком, не обращая на это никакого внимания, до самого кафе болтая о разных видах лодках, о которых в когда-то рассказывала ей бабушка.
Находясь в процессе поедания своего салата из морского коктейля, жуя, волшебница реагирует на его слова дёргая бровями вверх, держа кисти рук немного на весу, она опускает приборы в момент, когда он произносит следующее предложение. Она уже приоткрывает [float=left]https://funkyimg.com/i/2VKKJ.gif[/float]рот, чтобы выдать из себя задумчивое «Ладно,» обозначающее, что ей нужно мгновение на размышление, как он тут же полностью перечёркивает слова о продаже дома, заставляя Лоран на секунду прищуриться, чувствуя себя сбитой с толку, попутно перехватывая стакан со вторым стаканом кофе за это утро, несколько раз стукнув пальцем по толстому стеклу.
Ей нравился дом в Бедджлерте. Это было место, где она чувствовала себя защищенной ещё с того момента, как оказалась там после неожиданной встряски. Где провела несколько недель беззаботной жизни, попав в идеальное место, где имела возможность просто... отдохнуть и расслабиться, вместо того, чтобы сидеть на кольях и переживать каждый день о том, что её жизнь, видимо, не заладилась – кто бы поверил ей сейчас? Она немного отставляет свою тарелку, для того, чтобы появилось больше места для локтей, на которые она оперевшись, поддаётся вперёд, внимательно слушая всё, что он говорит ей. Продажа дома было серьёзным шагом; однако, сложно было скрывать эмоции на своём лице, когда тебе говорят о том, что, кажется, хотят жить вместе?
Пожалуй, сначала тебе нужно было остановиться на одном вопросе, прежде, чем переходить на следующий, — шутит волшебница, качнув головой, но терпеливо начинает отвечать с самого начала, стараясь выставить серьёзные нотки на своём лице на первый план, в то время, как внутри всё давно зацвело и запахло фиалками от мысли собственного проживания, — Я, действительно, питаю нежные чувства к твоему дому, но... — короткий вздох, и она переводит взгляд на мужчину перед собой, продолжая, — Я вижу, как тебе тяжело, и сейчас я говорю это не потому, что «тратишь на дом так много времени, а на меня нет,» — и светловолосая знает, что Марлоу так не думает, но ей всегда было проще проговорить всё то, что задерживалось в её голове хотя бы на минуту больше привычного, — Территория большая, животных много, а рационально использованного места для твоего комфорта.., — она неуверенно пожимает плечами, обрывая предложение. Ещё в момент своего первого приезда она размышляла, как много можно было поселить людей в свободных комнатах, и это было достаточно пугающее количество, — Я хочу сказать, что я понимаю, почему ты об этом задумался и думаю, что в этом есть смысл, — подытоживая, произносит Мишель, — Не знаю, как на это отреагирует Аврора, но, возможно, с объяснениями и причинами, она поймёт, что это куда целесообразнее. Тем более, цивилизация! Ничего не имею против трансгрессии в сарайчик и прогулки до дома, однако это я; думаю, ей и самой было бы интереснее оставаться на каникулы где-то, где можно выйти не, в явно не молодежную, таверну, — вспоминая собственную школьную пору, она в надежде дёргает уголками губ, надеясь, что она смогла помочь ему с сомнениями в собственном сердце. Лоран знала, что на самом деле, мало как имела право голоса в этом вопросе – это был не её дом, это была та жизнь  Бэллами, с которой она сталкивалась только когда рядом появлялись члены его семьи, знающие куда больше, чем она – Аврора или Эвелин, например, с которыми она совсем недавно познакомилась. С другой стороны, умалчивать правду и пытаться уговорить его оставить дом? Не смотря на тот факт, что людей она отпускала сложнее, если говорить про место жительство... Ей не хотелось [float=right]https://funkyimg.com/i/2VKKK.gif[/float]вспоминать, сколько раз ей приходилось собирать все свои вещи  для переезда. И почти во всех местах, где она оставалась дольше, чем пара недель, она чувствовала себя, как дома. По крайней мере, делая всё возможное, чтобы ощутить это чувство внутри себя.
И ты.., — она делает паузу, улыбаясь шире, — Умеешь предлагать глобальные мысли в ненавязчивой манере. Чтобы ты не говорил, но ты не сидишь на моей голове, — возможно, были какие-то вещи, выбивающиеся из привычек Лоран, но, Мерлин, это же были... такие мелочи, — Это, действительно, выглядит подозрительно, — с театральным прищуром она оглядывается по сторонам, и даже провожает взглядом официанта, словно предполагает, что он тоже замешан в этом деле, — Если в вопросе «Что ты думаешь обо всём этом?» есть предложение о совместном сожительстве, — ведьма отставляет в сторону стакан, и затем реагирует громче, быстро выпрямляя локти и сжимая пальцы на его ладонях, — Бэллами, да, конечно да! — широко улыбаясь, произносит она так, словно он только что сделал ей предложение; и пусть резкой мысли не оказывается рядом с ней, но шутки шутками, кто знает, к чему это приведёт, — Ты... Ты уже смотрел что-то? Я, почему-то, сомневаюсь в том, что эта мысль пришла к тебе спонтанно... вчера, — это было так волнительно! Не смотря на то, что Лоран уже переживала этот процесс, и даже не один раз, быть честной, по какой-то причине, с Бэллами Марлоу всё было иначе. На некоторые вещи ей хотелось реагировать так, словно это происходило впервые; и не выглядеть жизнерадостной в такой момент? — Корнуолл? — на всякий случай с толикой подозрения спрашивает она его повторно, но не давая сказать ему и слова, несколько раз стукнув каблуком и пальцами по столу, правда, тут же поправляет сбитую с угла салфетку, добавляет, — Я клянусь тебе, теперь я не могу спокойно сидеть, и, кажется, не смогу также спать, — она делает глубокий вздох, будто только что ей не хватало воздуха в лёгких, и чуть сильнее сжимая его ладони своими, добавляет, — Скажи мне, если я буду выглядеть слишком счастливой на фоне того, что для нового жилья нужно продать старое, ладно? — волнообразно она чувствует, и переживания за то, как будет реагировать его дочь, и то, что придётся избавляться от лошадей, Пината и кота, которые, пусть и были аллергены для неё, но всё ещё, были близки ей, и волнение за расторжение договора с хозяевами её квартиры, и об будущем. Их будущем, которое они кирпич за кирпичиком строят вот уже несколько месяцев и не останавливаются ни на минуту; однако верьте или нет, но боятся ей было некогда и не за чем, по крайней мере, до того момента, пока рядом с ней был Бэллами.

4

Я вздумал жить. Да, странное решенье.
(будто до этого все дни не про меня)
А дальше каждый миг и каждое мнговенье
из-за тебя, с тобой, ради тебя.

Тридцать восемь лет от роду и, кажется, он только начинал учиться жить для себя. Не подумайте, Мишель Лоран не пробудила в мужчине задремавшего на треть века эгоиста, готового предстать перед француженкой в худших своих обличьях. Однако сама того не замечая, она вызывала в нём доселе непривычное желание следовать тихому голосу, который Марлоу виртуозно глушил всю свою сознательную жизнь.
Он умел... существовать. Ценил порядок, комфортные условия и удобный ему рабочий график. Дом в Бедджлерте не сковывал волшебника достаточно, чтобы тот взбунтовался против жилища в глуши. По крайней мере, до сегодняшнего дня, и, вспоминая свои первые часы, проведённые в ныне изученном вдоль и поперёк месте, Бэллами не мог понять: какая сила заставила его согласиться на место, прямо противоположное всем его представлениям об идеальном семейном пристанище? Глупый вопрос – он прекрасно знал какая. И не сказать, что Адалин была женщиной, не шедшей на компромиссы, но воспитанная с ранних лет гибкость характера Марлоу делала всё возможное, чтобы окружающим не приходилось поступаться со своим видением будущего. При всём своём упрямстве, Бэллами был удобным. Соглашался, даже тогда, когда предпочёл бы сказать нет. Подстраивался, предполагая, что такие мелочные вещи, как его предпочтения, не стоили возможного разлада в разговоре. Быть может, родители мужчины обвинили бы француженку в том, что та его портила – ему абсолютно не стыдно. До тех пор, пока на румяном лице девушки блестела улыбка, Марлоу собирался катиться по наклонной со свистом в ушах.
Каких-то две недели, и эта старая развалина поселилась в твоей голове, — он еле сдерживается, чтобы не пошутить о том, что без контекста, они вполне могли бы говорить про него. Зная Мишель, если она не кинет в него липкой креветкой, то обязательно стрельнёт взглядом. Отчего-то француженка по сей день находила мужчину привлекательным, о чём, он с бесстрашной периодичностью припоминал и – как он смел! – продолжал глумиться.
Хотел бы я верить, что разговор с Авророй пойдёт в таком же ключе, но что-то я сомневаюсь в аргументе удобства походов в город. Я не знаю в кого у неё эта страшная любовь к консервированию хлама... Когда я попытался выкинуть её младенческие игрушки лет в двенадцать, она не разговаривала со мной несколько дней. Посмотрим, на сколько её хватит после того, как я заикнусь о доме.
Что, разумеется, не смогло бы остановить Бэллами Марлоу в его стремлении избавиться от каменной ноши воспоминаний. Аврора была упрямой девицей, но в отличие от любви к хламу, бараньи повадки имели своё начало по отцовской линии. Как показал опыт, какими бы болезненными ни были их споры, Бэллами всегда хватало на дольше. Иначе бы он давным-давно уволился из Аврората, приковал себя к качелям на крыльце семейного дома и принялся сочинять блюз. О, Аврора была бы вне себя от счастья, случись что-то подобное! Жаль, у её отца не было ни стыда, ни совести и покрываться мхом среди поющих сверчков он более не собирался.
Ещё каких-то несколько месяцев назад одна мысль, что Бэллами станет предлагать совместное проживание на первых порах – как и любые отношения – вызвала бы у волшебника волну нервных мурашек. На удивление, когда призрачный «кто-то» обрёл вполне осязаемые черты лица Мишель Лоран, идея одной крыши над головой потеряла роковые оттенки, став чем-то самим собой разумеющимся, чем-то совершенно естественным и ожидаемым. Конечно, его намерения на счёт француженки были самыми что ни на есть серьёзными. Конечно, он видел своё будущее, мечтал о долгой жизни бок о бок со своим близким другом, напарником и причиной ускоряющегося по утрам сердца. Разве не так делали люди, влюблявшиеся друг в друга всё сильней с каждым днём? И всё же это не помешало Марлоу разнервничаться.
Что я? — заполняя короткую паузу бессмысленными звуками, он делает большой глоток воздуха и замирает, словно выжидая вердикта в суде. Он прекрасно понимал – Мишель была далеко не пугливой семнадцатилетней девицей, слышавшей звук цепей от одного заикания об общей территории, и тем не менее продолжал рисовать страшные картинки, где неизвестные никому причины заставляли её сводить брови, качать головой и бежать из портового кафе быстрее, чем он успевал забрать свои слова обратно.
Марлоу выглядит почти пойманным с поличным, стоит ведьме произнести заветное «глобальные мысли». Он даже пытается раскрыть рот, смягчая грандиозность развернувшихся событий ненавязчивым уточнением, что он вполне мог выбрать собственную квартиру самостоятельно, но боги здравого смысла успевают остановить мужчину быстрее, чем он испортит настроение неизменным стремлением его не портить. Несмотря на неоднозначные фразы, летящие в него, Марлоу старается напомнить себе: перед ним Мишель. Полная жизни девушка, готовая терпеть и, что ещё страшней, любить Бедджлерт, просто потому что Бэллами имел несчастье приобрести в мёртвой глубинке дом. Что-что, а падения в обморок от опции одной связки ключей на двоих мог ожидать только очень плохо знающий её человек. И Бэллами Марлоу явно не стремился войти в этот список.
Ты почти успела меня напугать, — роняя голову, волшебник не скрывает звучного выдоха облегчения и крепче сжимает упавшие ему в руки ладони. Поднимая взгляд на светловолосую макушку Лоран, он непроизвольно морщится от солнца и вторит ей широкой улыбкой в ответ.
Я рад, что тебе эта мысль не кажется безумной и... поспешной. Не знаю, может быть, дело в том, что мы и так уже практически живём вместе, но я подумал, что это решит куда больше проблем, чем создаст, — Бэллами не замечает, как инстинктивно поглаживает подушечками больших пальцев руки Мишель, — Например, с моим вторжением. Кажется, тебя это сводит с ума куда меньше, чем меня. Но меня преследует чувство, что мои вещи разрослись как сорняки в твоей квартире, — Бэллами знает, что до тех пор, пока вместе с этими сорняками где-то рядом прорастает он сам, Лоран не обратит внимания на мелкие неудобства, и всё равно не может ничего с собой поделать.
Он ведь прекрасно помнил насколько важен для неё был порядок. Не напускное ощущение чистоты, а привычный уклад – предметов, мебели, режима. С появлением Марлоу, при всех его стараниях, что-нибудь обязательно меняло своё месторасположение за нехваткой пространства или, как сегодня с утра, день начинался совсем не так, как могла планировать сама Мишель. Мужчина делал всё возможное, чтобы не устраивать землетрясения в голове француженки, но, полагая, что всегда можно лучше, видел в новой квартире выход из положения. Они могли выбрать ровно столько шкафов и комнат, сколько им было необходимо, и, если захочется, даже больше.
Не сдерживая добросердечной улыбки, он наблюдает за тем, как прытко одна мысль француженки сменяет другую. Не пытаясь перебить, Марлоу позволяет восторженному потоку быть выговоренным до конца. Да и кто в здравом уме станет прерывать то, что вызывало у него радость? Произнося своё предложение, мужчина ни на что не надеялся. Да, он рассчитывал на близкий к положительному ответ, но ожидать взрыв положительных эмоций? Пожалуй, к подобному ему придётся привыкать ещё очень долго. И дожидаясь, когда Мишель остановится, чтобы перевести дыхание, он привстает со стула и перегибается через весь стол.
Погоди, — касаясь ладонью розовой щеки, аккуратно он поправляет её волосы и оставляет недолгий поцелуй на губах. Возвращаясь на своё место, Бэллами широко улыбается, издаёт тихий смешок и неспешно качает головой, — Нет. Поверь мне. Ты можешь даже клясть Бедджлерт на чём свет стоит, это последнее, что меня заденет. И не факт, что я не присоединюсь, — [float=left]https://funkyimg.com/i/2W7Uo.gif[/float] многозначительно поджимая губы, прокашливается мужчина.
А вообще... ты хорошо меня знаешь, — щурясь, оглядывается по сторонам волшебник, — Но, нет. Корнуолл – безобидная прогулка на завтрак и ничего больше. Хотя, если тебе тут нравится, можно будет пройти мимо агенства с недвижимостью на обратном пути. Пока мои поиски на начальной стадии. Я хотел предложить тебе смотреть места, поближе к южному побережью, — на короткое мгновение он опускает глаза, будто уходит в дебри собственных мыслей, и, возвращаясь к девушке, встречает её хитрой ухмылкой, — Но только если в тебе ещё осталась любовь к родине. А то, мало ли. Ветра с шотландской части стали милей лёгкого бриза французской ривьеры, — в конце концов, она всё ещё предпочла уступающих в манерах французам англичан. Как бы Бэллами ни хотел потешить себя тем, что причина крылась в неповторимом шарме его родных краёв, что-то подсказывало мужчине: работа, а теперь и он были единственной мотивацией Мишель существовать в климате, далёком от предела мечтаний. Меньшее, что он мог сделать – не переезжать на северный край материка.
Однако, — отбивая короткий ритм ладонями по столу, он одним глотком допивает кружку кофе и, пересекаясь взглядами с официантом, жестом просит счёт, — Так как я испытываю к тебе самые тёплые чувства, на которые только способен, меня крайне расстроит, если ты вдруг перестанешь спать совсем, — не без ироничных интонаций в голосе, ненавязчиво говорит Бэллами, — И раз на то пошло, то почему бы нам не навестить парочку мест? Осмотреться, так сказать. Раз уж у нас выходной, — дергая плечами, вопросительно смотрит мужчина.
Теперь, когда он был абсолютно уверен в количестве человек, готовых поселиться с ним под одной крышей, поджидающая волшебника тысяча новых вопросов не заставила себя ждать. Квартира или дом? В центре города или у побережья? Две спальни? Три? Больше? Пожалуй, заговорив о совместном жилье, Бэллами не рассчитал одной вещи – подобные предложения поднимали и другие темы. Например, они собирались притворяться, словно им нужно два офиса, или говорить о возможных детях нужно было прямо сейчас?
Позволяя девушке доесть салат без спешки, – насколько это было возможно в состоянии Лоран, – он чинно замалчивает стучащие в висках выбросы внутреннего паникующего голоса. Марлоу старается выглядеть непринуждённо. Мужчина даже начинает говорить на отвлечённые темы, однако, стоит Мишель показать, что завтрак окончен, он тут же подрывается с места и подставляет ей локоть – ещё одна приятная привычка, которую в своё время Бэллами находил раздражающей. Ровно до тех пор, пока не начал гулять под ручку сам.
Знаешь, — выдерживая паузу в несколько минут, он начинает с глубокого вдоха, — Я только сейчас понял, что нам придётся решить очень много формальных вопросов, прежде чем мы начнём выбирать место. Во-первых, я бы очень хотел услышать любое пожелание, которое только придёт в твою голову, — замедляя речь вместе с шагом, вдумчиво подбирает слова волшебник, — А во-вторых, — сжимая губы, Марлоу вновь замолкает, щурится собственным мыслям и чуть оборачивается к француженке, чтобы поймать её взгляд, — Я бы хотел, чтобы нам не пришлось переезжать каждые несколько лет. А значит, придётся решить сколько нам нужно места. Для гостей... — стараясь произносить всё легко и ненавязчивой, Марлоу оживлённо дергает головой, тихо вздыхает и возвращает взгляд на девушку, — И не гостей, — и если она не понимает, о чём он, он практически готов показать то, о чём не принято говорить до года отношений одними только жестами. Она ведь не хочет сказать, что никогда не думала об этом? Или Мишель Лоран не знала хочет ли она детей?

5

Мишель умела и хотела восхищаться людьми вокруг себя. От продавца не переулке возле Министерства, умеющего делать круассаны не хуже французских до Пэгги с секретарского стола, до сих пор не сошедшая с ума от количества авроров вокруг неё и их проблем. От от её отца и мачехи до дальних уголков с раскинутыми по ним родственниками; от молодых людей, уверенным шагом идущих к своим целям... до Бэллами Марлоу, в последнее время определенно забирающий кубок, мысленно выдаваемый в голове француженки.
И дело было ведь не только в чувстве, заставляющем сердце колотиться так часто и так быстро от любой мелочи, который делал мужчина. У неё было достаточно времени, чтобы узнать волшебника до их отношений; увидеть его непосредственно и в них, и быть честной, она так и не могла понять, по какой причине всё это время он спокойно ходил по коридорам Аврората без длинной очереди на свидания за собой.
Она могла с достоинством оценить его способность к работе и руководству, как показала практика ещё с полгода назад, ещё в тот период ведьма неплохо справилась и с оценкой его внешнего вида; ей нравилось, насколько внимательным он был, и не смирился с её тараканами в голове, переложив их сразу на полку с отрицательными эмоциями, а, наоборот, старался изо всех сил, чтобы ей было комфортно. Ей нравилось, что он мог рассмешить её в любой момент, точно также, как и принять самое серьёзное выражение лица в мире, когда ей была нужна поддержка. Им всегда есть о чём поговорить, у них не было проблем с выбором мест, он, чёрт побери, вкусно готовит! И можно было бы сколько угодно перечислять каждое качество Бэллами Марлоу, которое сводило её с ума, с другой стороны, самому волшебницу нужно было выдавать эту информацию очень дозировано. А  то и глядишь, у него кончатся шутки по поводу собственного характера или внешности.
Уфф... — она отталкивается назад на спинку стула, выпрямляя собственные руки и с полным сочувствием смотря на мужчину, — Папа как-то случайно выкинул мою коробку с письмами из школы, когда я переписывалась с подругой из другой страны. Знаешь что ему пришлось делать? Бегать за взлетающей в воздух бумагой под мой серьёзный взгляд, — сложно сказать, что Мишель изменилась спустя годы, однако, достаточно умело и лаконично могла хранить свои вещи так, чтобы они не мозолили ей глаза, а в большинстве случаев, ещё и использовать, – если, конечно, не вспоминать о родном зеркале, которое осталось во Франции, явно не радовавшее взгляд. Однако, подросток? Девочка, которая выросла в этом доме, у которой в нём была семья? И всё же она верила, что Аврора сможет понять логику отца также, как её и понимала взрослая Лоран, когда-то думавшая, что нет ничего важнее сохранения воспоминаний при помощи вещей. В такие моменты она жалела, что познакомилась с дочерью Марлоу совсем недавно; возможно, будь они в более хороших отношениях, француженка тоже смогла бы попытаться убедить её в том, что продажа дома вовсе не плохая идея?
Поспешной. Мишель перекидывает ногу на ногу, поддаваясь немного вперёд, устремляя взгляд на свои и его руки, дёргая уголками губ. Их отношения развивались стремительно, стремглав проносясь мимо ответвлений с узнаванием друг друга, глубоких вопросах или страхов, скрывающихся за закрытой дверью, и это казалось вполне естественным, словно так и должно быть. А разве нет? К сожалению, она бы не смогла согласиться ни с кем, кто сказал бы, что они безумны. Или это не Лоран задерживалась с собственными поисками квартиры и переездом в Уэльс, для того, чтобы провести побольше времени с Бэллами в его доме?
Конечно, тебе будет так казаться, если учитывать размер моей квартиры! Только сдвинешь стол, оставишь где-то салфетку, не поправишь обратно занавеску – пора прибираться, а то слишком грязно. В таком случае, я являюсь сорняком номер один в собственной жилье! — прыснув, она качает головой из стороны в сторону, отмахиваясь от его слов, искренне веря в то, что никто не был виноват в сложившейся ситуации. В таком случае, можно было бы вполне указать на неё пальцем и сказать, что выбрала размеры без планов на будущее – как это, не подумала про то, что к тебе может въехать другой человек и ему потребуется место для комфортного со-существования?!
Говоря без остановки, Лоран с трудом останавливает себя, и слушает команду подождать; довольно улыбаясь тому, что происходит после. Кокетливо заправляя прядь волос за ухо, но на его последующие слова она не может сдержать себя в роли сирены и прикрывая рот рукой, громко смеётся. Кто вам ещё скажет о том, что с радостью выслушает оскорбления в сторону родной вещи? И ещё и покричит вместе с вами!
Лоран ставит подбородок на свою ладонь в согнутом положении руки, щурясь на один глаз с ухмылкой на лице.
Ну, ко всему привыкаешь. Когда я только переезжала в Англию, то не могла перестать носить мантию с тёплым подкладом, а сейчас? — одной рукой указывая на собственный наряд и пожимая плечами, она продолжает, — Хотя, конечно, не могу сказать, что расстроюсь, если мы всё же выберем хоть Юрское побережье, — тем более, что там было очень красиво, — Можем зайти – все варианты важны, — Мишель любила анализировать, рассматривать варианты, выжимать из идеи всё, словно сок из лимона. В конце концов, даже если ты не берёшь квартиру, то тебе может понравиться расстановка мебели или цвет стен, которые можно было бы увидеть и в будущем жилье! Не говоря уже о том, что знания позволяют и сбить цену у тех, кто понравился вам больше всего. Не сказать, что Лоран была профессионалом в поисках и покупках, но нельзя списывать по счетов тот факт, что за короткий срок проживания в Англии она переехала три с половиной раза, и остановиться планировала только со следующим разом.
[float=right]https://funkyimg.com/i/2WsVU.gif[/float]Француженка радостно поддерживает его в идее осмотреться по мере их возможностей на сегодняшний день, тем более, что это отличный шанс и обсудить все необходимое.
С другой стороны, если я перестану спать совсем, я точно не буду прожигать своё время зря, — на мгновение она прикладывает палец к губам, не скрывая улыбки, — Правда, возможно, и у тебя начнутся проблемы со сном, — и без стыда и совести, сосредотачивается на поглощении своего салата – по-другому это никак не назовёшь, с учетом скорости, которая развивалась на глазах. Быстрее слушая, нежели подавая какие-то темы для разговора, волшебница вполне могла бы участвовать на поедание еды на скорость, потому что довольно скоро она отставляет пустую тарелку в сторону, прикладывая салфетку к своим губам, и уже тут же поднимаясь с места, подступая к волшебнику и вежливо прощаясь с персоналом на выходе.
Голова загружается мыслями моментально: размеры, количество комнат, что должно быть рядом, а чего нет, куда выходят окна или сколько на это уйдёт времени. Всё это было только началом, однако, впервые за долгое время, тремор внутри неё не раздражал, а воодушевлял до кончиков пальцев, и это нельзя было заметить, оглядывая её с ног до головы.

Et je me dis que c'est toi
Et pour la toute première fois
p  a  r  d  o  n  n  e   m  o  i   m  e  s   d  o  u  t  e  s   e  t   m  e  s   c  o  l  è  r  e  s

Она то подставляет лицо солнцу, когда они выходит на освещенные участки, то оглядывается по сторонам, а затем и вовсе обращает внимание на Марлоу, издав звук равный тому, что волшебница была вся во внимании. Расплываясь в тёплой улыбке, всё же, она не перебивает его, очевидно дожидаясь второго пункта его рассуждений. Улавливая нотки беспокойства и чувствуя замедленный шаг, ведьма пропускает удар сердца раньше, чем звучат его слова.
Конечно, я... — она останавливается совсем, тем самым, давая себе короткую паузу, поднимая на него взгляд.
Мало людей в её возрасте не позволяли мысли про рождение и воспитания маленьких человечков появиться в голове, и Мишель Лоран была одной из них. Очевидно, это не был вопрос первой необходимости и критерий выбора её партнеров до этого, однако, из-за того что этот пункт редко появлялся в различных рассуждениях, а если и проскакивал, то с концептом «Мы ведь ещё молоды, какие дети?» то и волшебница, чтобы не получать расстройство от собственной головы, отбрасывала судорожные мысли подальше.
И всё же, у неё всегда был ответ на этот вопрос.
Я хочу детей, — девушка делает выдох, а затем сразу же принимается тараторить, — Или ребёнка? Я никогда не задумывалась об их количестве, просто держала в своей голове мысль, что вполне неплохо быть воспитанной в одиночестве. Я не говорю, что это должно произойти сейчас или за короткий промежуток времени, это явно не то, из-за чего мы... — она хмурит взгляд, качнув из стороны в сторону, и не заканчивая предложения, спрашивает, — Ты хотел бы... ещё ребёнка?
В конце концов, у него была Аврора. Бэллами Марлоу уже прошёл через все радости родительской жизни, и она хорошо помнит, с каким удовольствием он, например, рассказывал обо всех свершениях его дочери над его волосами. Однако, насколько он хотел повторить этот опыт? Волшебница чувствует, как дрожь начинает проявляться в руках, и вместо того, чтобы дать ему паузу ответить, Лоран вспоминает о «во-первых»:
Меня не пугают ветра от побережий, поэтому, я не буду против жить близко к морю. Возможно, есть смысл смотреть более магические районы, чтобы у нас не было проблем с трансгрессией или использованием волшебной палочки без странных взглядов. Ты видел, но я питаю слабость к традиционным английским рядным домам, но тут можно выбрать что угодно, я готова пережить даже минимализм, — пауза, — И я люблю широкие подоконники, — ещё одна, — Или балконы, — волшебница поднимает на него взгляд исподлобья, вздыхает, усмехнувшись, вновь опуская взгляд на свои руки, всё это время ищущие, видимо, себя в рубашке Бэллами. Её не застали врасплох, и ей вовсе не хотелось вести себя так... не по взрослому. Но, наверное, так ты делаешь, когда боишься, что человек ответит на твой вопрос в разрезе с тобой. А что может быть лучше, как заговорить его до смерти, совмещая полезное, – ей ведь всё равно нужно было бы ответить на первую часть фразы, – и приятное, если это можно было таковым назвать?

6

Бэллами не считал себя особенным. Сказать по правде, он не мог назвать себя «обычным среднестатистическим» без грудного выдоха, наполненного почти осязаемой тяжестью. Бэллами не умел смотреть на своё отражение в зеркале никак иначе, кроме как с щедрой пригоршней скептицизма. Там, где многие могли увидеть его успехи, он видел неровные шероховатости, упущенные шансы сделать лучше, правильней. Там, где кому-то могло прийти в голову расхваливать его личностные качества, Марлоу невольно задерживал дыхание, лишь бы не закончить парад комплиментов язвительной шуткой. Он никогда не умел принимать похвалу в свою сторону и нередко скупился на тёплые слова в чужую. Не из душевной противности, не подумайте. И всё же ему потребовалось знакомство с одной француженкой, не стеснявшейся осыпать мир сердечными наблюдениями, чтобы заметить насколько холодным мог показаться мужчина на её фоне.
Он нередко беспокоился, что со временем «заморозит» Мишель. Вовсе не английскими ветрами; Бэллами боялся, что не скажет нужных слов, когда те потребуются. Месяц за месяцем будет копить потраченные впустую моменты, пока не заполнит копилку доверху. Разве не этим он выводил из себя чувствительную Аврору? Своим чопорным характером, не склонным к сентиментальности, не жалевшем ни вещей, ни мест. Он думал, зачем, ведь есть воспоминания, но слушая безобидный рассказ Лоран о старых письмах, выброшенных отцом, вдруг почувствовал укол совести за упрямое нежелание посмотреть на мир глазами дочери.
Думаю, и мне придётся побегать... за взлетающей в небо землёй, на которой стою, — тихо усмехаясь, Марлоу затихает на мгновение и продолжает куда серьёзней, — Я что-нибудь придумаю. Может... Без компромисса вряд ли обойдётся, — вздыхая, мужчина отворачивается и застывает взглядом на размеренно качающихся на воде лодках.
Чем больше он думал о доме в Бедджлерте, тем очевидней ему становилось – он был единственным, кому смертельно хотелось от него избавиться. Он видел в продаже «ларца воспоминаний» своего рода ритуал, финальную точку в одной главе и заглавную букву в следующей, но в своём желании подвести часть своей жизни к логическому завершению Марлоу был одинок. Впрочем, разве он мог винить Аврору в том, что девушка не торопилась прощаться с образом цельной семьи, хранившимся в стенах детского дома, отказывалась мириться с тем, что Адалин уже не вернётся, не разбудит её запахом блинчиков и звонким криком спускаться на завтрак, пока не поздно? Бэллами нашёл способ найти покой, смириться с произошедшим, и всё же не в его праве было торопить единственную дочь следовать его примеру. И, наверное, прощание с домом можно было расценить, как завернутый в красивую обёртку пинок в «нужном» направлении.
Думаешь, на новом месте стулья можно будет раскидывать по всем комнатам? — откидываясь на спинку, Марлоу ухмыляется и дёргает бровями, вполне очевидно подтрунивая француженку, — Иногда мне кажется, что тебя это напрягает куда больше, чем меня. Потому что это последнее, что меня напрягает в этой жизни, — он никогда не придавал глубинного значения своим стараниям поддерживать порядок в квартире Мишель. Он знал, что нахождение вещей на своих местах было жизненно важным для Лоран, и слабо представлял ту Вселенную, где игнорировал её потребность из лени, непонимания или любой другой, пусть, даже самой весомой причины. Возможно, они говорили о болезни француженки реже необходимого, но это вовсе не значило, что Марлоу о ней не помнил. Помнил и понимал, что болезненный порядок был необходим ей в той же мере, как ему кислород. Никто бы ведь не посмел лишить Бэллами кислорода, просто потому что это не вписывалось в его виденье мира или узкий график? Именно также мужчина не видел, как пожимал плечами на оставленную за завтраком кружку. Это было важно для неё и по касательной становилось важным для Бэллами. И обсуждать здесь было нечего.
Знаешь что? Я передумал. Давай сидеть здесь. Я больше ничего тебе не расскажу и буду держать это секрете ещё пару недель, — подхватывая игривое настроение Мишель, он скрещивает руки на груди и выглядит довольным произнесённым вслух. Нет, она ведь не думала, что Марлоу откажется обзавестись проблемами со сном, когда причины звучали так хорошо? К счастью, шутка остаётся шуткой. Они и без того не страдали от чрезмерной лености и затяжного сна. С их графиком и стремлением взять от суток как можно больше, удивительно, что Мишель и Бэллами ещё не свалились в гостиной, оперевшись спинами друг на друга. По лицу француженки нельзя было заподозрить ничего, но стоило взглянуть на мужчину: Марлоу выглядел так, словно родился усталым. Главное, её это не расстраивало. А он уже давным давно привык к отражению, требующему годовой отпуск.

life is easy to be scared of
WITH YOU I AM PREPARED FOR
what is yet to come

Не трудно догадаться, Бэллами не задумывался о втором ребёнке очень долгое время. Бэллами не задумывался даже о том, что когда-нибудь позволит себе полюбить другую женщину, что уж говорить про возведение чего-то нового и общего обоюдными усилиями. Но стоило Мишель появиться, и все мысли о бренном существовании до конца отведённого мужчине времени растворились перед упрямой манерой девушки вселять надежду в самых безнадёжных. Не подумайте, что он жаловался. Бэллами Марлоу не испытывал ничего, кроме греющей сердце благодарности за то упорство, с которым француженка долбилась сквозь выстроенные вокруг стены. И столкнувшись с тем, что, пусть и не нарочно, он всё же игнорировал важный нюанс будущего их отношений, чувствовал себя неловко. Кажется, такие вещи выясняли на первых порах, а не несколько месяцев спустя? Хотя... с каких это пор они стали вписываться в категорию «как у людей»?
Марлоу напрягается, ожидая её ответа. Он и сам не скажет почему. Мужчина вовсе не боится уверенного «да», как не боится не менее твёрдого «нет». Или, может быть, думает, что не боится. Бэллами никогда не мог принять глобальные решения за несколько секунд. Неделями мужчина пережевывал возможные альтернативы, пока не приходил к единственной верной. Однако вместо того, чтобы застать его врасплох вопросом, о котором Марлоу якобы не думал, француженка лишь позволяет ему сделать выдох облегчения. Мысль о том, чтобы обзавестись с Лоран полноценной семьёй ничуть не пугала Бэллами. Наоборот. И, наверное, он ждал нужного момента, чтобы заговорить об этом и наконец дождался.
Только его момент длится не дольше половины секунды, и, раскрывая рот, Бэллами послушно его захлопывает. Пожалуй, к такой детальности заявок на жильё он не был готов. В особенности, после чистосердечного признания, что Мишель Лоран грела надежду стать матерью в далёком или не очень будущем. В её десяти словах в секунду Марлоу так и не смог уловить нить насколько сейчас она имела в виду.
Ты вполне можешь её забрать, если она тебе так нравится, — прокашливаясь, Марлоу опускает взгляд к ладоням, не дававшим покоя его рубашке всё это время, — Правда, лучше подождать, когда мы вернёмся домой, — щурясь солнцу, он коротко улыбается и смотрит на прячущуюся от него Лоран, едва сдерживаясь, чтобы не поцеловать её в макушку. Её манера воображать конец света всегда удивляла мужчину. Он не мог представить себе ни одной причины, кроме очевидного желания расстаться с ним, по которой Марлоу мог бы закончить их отношения. Скажи Мишель, что никогда не видела себя родителем – он бы принял это с неизменным спокойствием. Всё, что Бэллами хотел, это быть рядом с ней; в остальном он был готов вручить штурвал управления в её руки.
Мишель Алиот Лоран, я искренне надеюсь, что весь список, который я услышал, не был попыткой сбежать от моего страшного ответа, — перекладывая свои руки на мучившие рубашку ладони, мужчина ожидающе задирает брови, но не даёт ей ответить, — Который... Прошу прощения, что я должен по сценарию сказать? Нет, не хочу, до свидания? — Бэллами зачастую не хватало экспрессивности, однако на этот раз волшебник превосходит сам себя. То хмурясь, то вздёргивая плечами, он изображает мнимую истерику, в которую, судя по реакции Лоран, он должен был впасть, — Во-первых, ты немного опоздала. Может быть, в шестнадцать я бы схватился за сердце от таких обсуждений, но, — морща нос, Бэллами качает головой, — Некоторое количество времени прошло с тех пор, и не скажу, что это не заметно. Во-вторых, чтобы ответить на твой вопрос, на который ты ответа слышать не захотела: абсолютно, — что ещё он мог ей сказать? Бэллами не отрицал: он пережил свои «первые» разы. У него была чересчур громкая на его вкус свадьба, он был отцом, он был мужем, и, пускай, он не мечтал об этом опыте, как мечтали те, кому не довелось вычеркнуть пункты листа «пока не сыграл в ящик», это вовсе не значило, что он отказался бы повторить их с Мишель. Он хотел, чтобы она просыпалась счастливой. И если для этого требовалось стоически перенести всю Францию на церемонии бракосочетания, Бэллами бы без единого сомнения подписался на аттракцион тихого страдания в душе. И ровно на столько детей, на сколько им хватит сил и средств.
Ты ведь знаешь, что я люблю тебя? — перекладывая руки под её лицо, Бэллами слегка встряхивает француженку, будто пытается изгнать из неё демона, нашептавшего, что они расстанутся, стоит их мнениям разойтись, и лишь спустя несколько мгновений понимает в полной мере, что именно он произнёс с той лёгкостью, с которой обычно подтрунивал Лоран за её заскоки. Марлоу хмурится, дергает бровью на проскользнувшую в голове мысль и опускает руки, чтобы перехватить ладонь Мишель и потянуть её за собой.
Возвращаясь к дому, — делая первый шаг, он искренне надеется, что если продолжит вести себя как ни в чём не бывало, его не поймают с поличным, — Балкон. Подоконник. Я бы добавил хотя бы небольшой сад в этот список. Не имею ничего против традиционного английского стиля, — размеренно кивая головой, Марлоу даже позволяет себе непринуждённую шутку, — Я имею в виду... ты плохо меня знаешь? Пожалуй, когда я скажу, что не переношу на дух ничего традиционного и, тем более, английского, Королева точно подавится четырехчасовым чаем с молоком, — он, правда, не собирался делать это... так. Если быть честным, у Бэллами не было чёткого плана о том, когда и как он собирался признаться девушке в глубине своих чувств, но точно не хотел сообщать это случайно и между делом. А теперь он даже не мог ответить самому себе, что его пугало больше: если она заметит или если нет.

7

Как бы она не любила своего отца, и не ценила то, что с младших лет мужчина потратил очень много сил и своего времени на её воспитание, она знала, что не хотела повторять судьбу Патрика с его разбитым сердцем, ненужной женитьбы и поиском себя в новых отношениях. Волшебница помнит, как в детскую голову закрадывалась мысль – какого это, когда у тебя полная семья? Когда твоя мать, а не мачеха, стоит на кухне, готовя крепы, старшая сестра, которая смешно двигает твой стульчик поближе к столу, стараясь помочь родителям в воспитании малютки. Отец, смотрящий на всё это поверх очков и газетного листа, думающий, насколько счастлив находиться здесь. Всё это была картина несуществующая, придуманная маленькой девочкой, что росла с историями об идеальной семьи из книжек, из рассказов своих друзей, одноклассников в школе. Мишель души не чаяла в своей бабушке, она с уважением относилась к Моник, зная, что именно она сделала отца счастливым – светловолосая видела его подпрыгивающе-идущим каждый раз, когда архитектор оказывалась рядом, крепко держа его за руку. И, разумеется, понимала, что у каждого человека есть право на это! Отношения редко могут быть «правильными» с первой попытки, не говоря уже о том, что... Краем глаза она смотрит на мужчину рядом с собой. Кому-то даже не предоставляют выбор.
В отношения, которые она начинала под флагом «серьёзные», Мишель правда верила. Наверное, иначе бы не давала вторых шансов. Иначе не закрывала глаза на те вещи, которые на самом деле были очень важны. Как бы француженка не любила сравнивать свои предыдущие связи с нынешними, это было небо и землей. Однако, старые привычки остались.
Начни встречаться Мишель с Бэллами многим ранее, скажем, в идеальных условиях, ей было бы проще. Не было бы этой боязни, что она не будет услышана или понята, не было бы мыслей, что скажи она что-то – и сразу же произойдёт разрыв отношений, жизнь была бы намного проще; и если Марлоу эти моменты ничуть не смущали, и он со своим своей непринужденностью и пониманием говорил ей, что нужно для успокоение души француженки, то для Лоран наступал следующий уровень. Видели когда-нибудь эльфов, которые по какой-то причине считали, что стоит наказывать себя, если не исполнили волю хозяина? Мишель внутри себя делает тоже самое.
На мгновение она и правда дёргает уголками губ, вновь готовая подхватить его лукавое настроение, и всё же, молчит, проговаривая шутку лишь в своей голове. Ей кажется, что когда-нибудь он устанет. Кажется, что сейчас они об этом шутят, но ведь неизвестно, сможет ли так продолжаться спустя годы? Не сказать, что её заболевание больше доставляло ей неудобств, чем влияло положительно на её поведение. Хоть сейчас она могла перечислить больше сложенных пальцев преимущества, однако, впервые за много лет ощутила желание исправить себя и свои припадки для того, чтобы не упустить тот момент, когда всё может пойти к чёрту. Девушка вновь поднимает взгляд на мужчину, но мысленно останавливает себя, да бы не переходить с темы на тему так внезапно. Пожалуй, она сможет дождаться определенного момента и нужного настроения для того, чтобы поднять этот вопрос.
Это ещё не весь список, — кашлянув, негромко произносит она, но затем делает непонятное действие, в её голове говорящее, что она явно шутит – так далеко только появившуюся идею будущего места жительства она точно не продумала, — Я не знаю, возможно и это! — растерянно, но эмоционально дёргается Мишель, переворачивая свои ладони, чтобы ухватиться за его пальцы, словно это было её единственным спасением. Волшебник явно не планировал деться никуда от неё, а его уверенная игра мимикой на лице говорила о том, напоминала, что сначала нужно услышать его ответ, а уже потом пытаться заговорить ему зубы абсолютно другой темой.
Ты сам говорил, что я нахожусь на стадии дальше, чем пубертат, в отличие от тебя, — задирая палец, не отпуская при этом его ладоней, произносит Лоран, чувствуя, как с каждым его словом тяжесть на сердце, которую она сама себе придумала, уходит, – не без обещания вернуться, – от чего и лицо волшебницы начинает возвращать себе былой цвет и настроение, — В таком случае, кажется шутка про рубашку или про твоё желание не говорить со мной по поводу дома становится всё более актуальной, — абсолютно. Он сказал «абсолютно» так уверено и легко, и она прекрасно понимала, что это не что-то, о чём Бэллами не подумал или то, что можно подвергнуть сомнению. За секунду на неё спустилась вся логика его вопроса – это он не знал её мнения, когда внутри себя давно ответил на вопросы. И француженка начинает широко улыбаться, уже почти готовая развернуться, чтобы продолжить их путешествие по портовой дороге, однако, переложенные к лицу ладони и один прямой вопрос не позволяют ей дёрнуться также внезапно, как это почти произошло в её голове.
Есть моменты, которые схлопываются. Пролетают незаметно, пожелай ты только моргнуть, и то умудришься не успеть. Ощущение фантастическое, только всегда выбивающее из колеи, потому что не успела произойти реакция на одно, как мир уже переступает с ноги на ноги, не ждёт тебя, торопиться вперёд.

We'll run away together
We'll spend some time forever
https://funkyimg.com/i/2X81v.gif https://funkyimg.com/i/2X81u.gif https://funkyimg.com/i/2X81w.gif
we'll never feel bad anymore

Казалось – что такого? Люди повсеместно говорят о любви каждый день, задумываясь или не до конца об этом. Коллегам, взявшим нелюбимое дело ты кричишь в спину «ты лучший, люблю тебя!» Друзьям, делающим какую-нибудь глупость, как примерзание к столбу при температуре -20 по Цельсию, ты говоришь «люблю тебя дурного, но давай лучше помогу!» В конце каждого письма отцу Мишель без иронии писала что любила его, вкладывая в эти слова все свои светлые чувства к родителю. Стоит Бэллами сказать заветную фразу, как она тут же понимает – они ведь не говорили это друг другу всё это время. И это было... совсем другое, звучало по-другому, означало совсем не то, как в обычных ситуациях, моментах. Лоран застывает, открывая рот, и вот её уже тянут в сторону, возвращаясь к разговору о традиционных английских стилях, Королеве и её вечернему чаю, балконам и подоконникам, и она слушает, послушно следуя за волшебником, но вздыхая, понимает, что просто не может пропустить это мимо ушей.
Погоди, — девушка вновь останавливает его, потянув за ладонь, а затем делая шаг вперёд, перекладывает руки за его спину, прижимаясь к его плечу щекой. Ведьма стоит так какое-то время, вздыхая, — Возможно, я слишком много вкладываю в твои слова, и мы, действительно, должны были просто пойти дальше, говоря про Королеву, — светловолосая делает полшага назад, поднимая свой взгляд зелёных глаз на него, нежно улыбнувшись и зарываясь, настолько, насколько это возможно, пальцами в его щетинистую бороду, — И всё же, тогда вряд ли бы я была бы собой, не думаешь? — легко дёрнув плечиками, Мишель на мгновение отклоняет голову в строну, оглядывая набережную и то малое количество людей, которые проходят мимо них, — Я люблю тебя. Без всяких тоже, — даже на мгновение меж бровей появляется маленькая морщинка, словно она оценивает, насколько серьёзно звучат её слова, — Знаешь, на протяжении всей жизни я так много раз говорила себе «хочу» – хорошие оценки, подходящее место стажировки, построить карьеру, быть самостоятельной. Однако, на самом деле, больше всего на свете я хотела просто... — девушка сжимает губы, опуская подбородок и на секунду смотря сквозь мужчину, добродушно, так просто говоря:
Любить? Совершать для родного человека всё, что в моих силах, делая его счастливым, отдаваться отношениям больше, чем полностью – потому что иначе ради чего я здесь? — наклоняя голову немного вбок задавая риторический вопрос, женщина произносит, — Возможно, прошло всего ничего, — но может, для некоторых всего ничего прошло времени, в таком случае, и для вопроса про детей? — И ты скажи, если я перегибаю палку. Но не знаю. Мне нравится, в каком направлении мы двигаемся. Я рада идти по этому пути вместе с тобой, — оборачиваясь на их отношения всего два года назад, они оба могли увидеть значительные изменения. Кое-что оставалось таким же – бой-скаутские шутки, бессонные рабочие ночи и закопанные среди документов сложных дел головы, обсуждение очередной куртки, решившей съесть тебя именно сегодня. Не сказать, что Лоран верила в судьбу, или, в таком случае, её очень сильно побросало из стороны в сторону, чтобы дойти до цели, однако, находясь прямо здесь, среди еле слышного стука лодок о деревянную пристань, невысоких домиков, яркого солнца в лето двух тысяча первого... Она как никогда чувствовала себя окрыленной с Бэллами Марлоу. Пожалуй, что-что, а он с точностью мог вычеркнуть любые предубеждения о том, что «заморозит» волшебницу своими отсутствующими эмоциями и чувствами. Пока что всё, что он делает работает очень даже эффективно.
Что ты там говорил? Хочу сад! Я бы хотела, чтобы у нас была клумба, а может и маленький искусственный бассейн. Там бы стоял лежак, на котором я бы находила тебя с четырехчасовым чаем с молоком и книгой Джерома, — оживает француженка, собирая картинку в своей голове воедино вслух, затем она смеётся от иронии, как часто они прерывали и возвращались к теме дома за последние пару минут, и по-плутовски улыбаясь, всё ещё, оглядывая мужчину влюбленным взглядом.
Мишель Лоран всегда отмахивалась, когда люди говорили ей, что она жила чересчур оптимистичной жизнью, и нужно относиться ко всему серьёзнее. В конце концов, они жили во время войны, пусть и оставшейся позади как несколько лет, – но затянулись ли людские раны? – они работали на работе, шутки на которой можно было найти только имея отпетый юмор, прошли эмоциональные горки, уготовленные жизнью. Поэтому она и вела себя так, пусть редко, но метко смотря сквозь розовую призму, задерживая себя в счастливом моменте ещё на мгновение. И если раньше ей, действительно, нужны были очки с яркими стёклами, чтобы удержать себя на плаву... сейчас? В этом не было необходимости. Мишель чувствовала себя счастливой даже в те моменты, когда они просто решили позавтракать в Корнуолле; и пусть кто-нибудь только попробует сказать ей что-нибудь про слишком жизнерадостные взгляды на жизнь. Это была её реальность.

8

Легко представить насколько часто человек, хваливший самых дорогих и ценных людей раз в десятилетие, раскидывался признаниями в любви. Услышавших заветные три слова женщин можно было посчитать на пальцах одной руки, и не подумайте, что Бэллами Марлоу этим гордился. Вовсе нет. Однако звуки не складывались в цельное предложение, пытайся он из вежливости признаться тетушке Дороти из Шотландии в тёплых чувствах. Ну, не любил он её! Терпел с наполовину настоящей улыбкой в лучшем случае, и любое другое откровение не вылезло бы из него даже под угрозой родительского гнева. Наказание за непрошеную прямолинейность было едва ли не самым частым в доме Марлоу; хотя назвать ответ на вопрос: «Ты соскучился по нам, Лэсли?» — непрошеной прямолинейностью – та ещё головоломка для непонимающего своей ошибки ребёнка.
С возрастом Марлоу стал только хуже. Освобождённый от страха «а что скажет папа», он оставался правдивым в самых невыгодных для себя сценариях. Не из очередного бараньего принципа – увы, Бэллами Марлоу просто-напросто по-другому не умел. Стоит ли говорить, что вырвавшееся столь естественно признание, намекало насколько прочно эта мысль укоренилась в сознании мужчины? Он думал об этом и думал не один раз. Однако, как и любой вывод или идея, мелькавшие в мысленном потоке волшебника, «внезапное» открытие требовало времени на приживание в голове Марлоу. С завидным усердием он пережевывал свои чувства, разглядывая последние со всех сторон. И, видимо, так увлёкся трапезой, что не заметил, как пропустил правильный момент и вывалил всё наружу, свыкшись с новой реальностью и забыв предупредить об этом саму Мишель.
Что же, лучше поздно, чем никогда? По крайней мере, француженка не выглядит ошарашенной в плохой версии развития событий, и на короткое мгновение Марлоу даже решает, что остаётся не пойманным с поличным; но всего лишь на мгновение. Когда ладонь Лоран останавливает его уверенный шаг навстречу совместному дому, Бэллами уже знает – остаться незамеченным у него не получилось. В попытке избежать воображаемого наказания, он продолжает выглядеть как можно более беспечно. Вопросительно дергает бровями, сжимает губы, поднимает подбородок и смотрит на неё с немым вопросом: «О чём ты захотела вдруг поговорить, милая?»
Может быть, я проверял: не подменили ли тебя, пока я мирно спал, — щурясь от солнечного света, Бэллами тепло улыбается и непроизвольно вздыхает, пожимая плечами. Честное слово, оставь Мишель их разговор открытым, он бы не стал трубить тревогу. Разве что, самую малость. Однако произнесённое было вовсе не приглашением немедленно ответить взаимностью. В отличие от моментально оскорбляющихся на отличный от желаемого вариант, Марлоу предпочитал слышать правду и, главное, готов был с этой правдой жить. Если бы Мишель не разделяла глубины его чувств, он бы не стал разворачиваться на пятке, убегая, словно отвергнутая старшекурсница. Они были взрослыми людьми. В их возрасте такие вещи занимали куда больше времени, чем в пятнадцать лет. Он бы понял и ждал бы столько, сколько потребуется.
И всё же стоит Мишель Лоран произнести те же слова в ответ, Бэллами не сдерживает облегченного вздоха и улыбки. Ему было куда проще поверить, что он никогда не услышит этого от Мишель – разве мог такой светлый человек, как Лоран, полюбить Бэллами Марлоу? Но француженка распорядилась иначе, что его совсем не удивляло. С каких пор она прислушивалась к версиям в голове мужчины? И, честное слово, он был рад, что никогда.
Но ведь тоже, — качая головой, тихо смеётся мужчина. Хотя что это он? Никакие правила английского языка не могли стать помехой Мишель Лоран, которая любила его без всяких тоже! Он любил Мишель. Мишель любила его. Однако ни при каких обстоятельствах они не делали этого одинаково и вместе! После подобных французских логических цепочек, он был способен признаться ей в любви ещё раз, но решил не впадать в подростковый возраст. Будут ещё поводы.
Мишель, — поднимая ладонь к розоватой щеке, он становится чуть серьёзней, — Ты делаешь меня счастливым уже очень давно, — очерчивая девичий овал лица, он останавливается на подбородке и резко таращится на неё угрожающим взглядом, — Я знаю, что ты всегда способна на большее, но женщина, если ты вдруг начнёшь стараться в половину, я не стану от этого несчастней, — упрямо кивая головой, хмыкает Бэллами. Конечно, ему нравились завтраки, захваченный по дороге кофе, вылизанная до блеска квартира и любой знак внимания, оказанный девушкой по поводу и без. Тем не менее, стань этого меньше, позволь себе Лоран поваляться к постели, вместо того, чтобы бегать ему за круассанами, он бы лишь поблагодарил небеса, что неугомонная коза, спящая с ним в одной кровати, наконец отдохнёт в своё удовольствие.
Перехватывая её ладонь, он аккуратно целует пальцы девушки и, шагая вдоль по пирсу, выносит свой вердикт.
Если бы не ты, я бы и не стал думать идти по этому самому пути, — намеренно повторяя за девушкой, он бросает на неё недолгий взгляд, — Наверное, это странно. По крайней мере, Джулиан точно считал, что это странно – не пытаться построить жизнь заново. Но я и представить себе не мог, что... я пойду с фонариком искать себе, — Бэллами резко хмыкает, дергая плечами, — Даже не знаю кого бы я пошёл себе искать. А потом случилась ты, — слегка замедляя шаг, мужчина поворачивается к лицу Лоран и улыбается дорогим глазу чертам, — И, к счастью, заново жизнь не началась – совсем молодым я бы точно тебе не понравился, — смотря на них сейчас, Бэллами и без того понимал кому из них повезло, а кому следовало прикупить очки, что уж говорить про то время, когда Марлоу напоминал обиженного судьбой подростка, несмотря на двадцать с чем-то в паспорте, — Всё будто сложилось так, как должно было. Не уверен, насколько понятно я выражаюсь... Я рад, что мы встретились с тобой именно сейчас, — Бэллами стопорится, морща нос, а затем всё же заканчивает мысль, — Иначе бы не обошлось без лишней драмы, — потому что он задумывался и о тех сценариях, где он не был уставшим от жизни вдовцом.
Если прислушаться к тому, что говорил волшебник, можно было заметить – Марлоу, в принципе, много думал. Не сказать, что это шло мужчине на пользу, но альтернативные версии событий появлялись сами собой, не спрашивая у Бэллами разрешения. Например, та версия, где Адалин была жива. Марлоу не обманывал себя – он влюбился в Мишель вовсе не потому что девушка оказалась в нужное время в нужном месте. Он полюбил француженку вне временных рамок, такой, какой она была, и не случайно был готов жить с этими чувствами, не требуя взаимности. Кто знает, что бы случилось, окажись он перед выбором между тем, что хотели от него, и тем, что хотел он сам. То, что их знакомство произошло многим позже избавило Марлоу и по касательной Мишель от чрезмерных страданий, но изменилась бы сама составляющая их отношений? Бэллами был уверен – нисколько.


А В Г У С Т   2 0 0 1   Г О Д


Говорят, нет лучшей проверки отношений, чем совместный быт. И если опираться на эту теорию, как на единственно верную, то Бэллами и Мишель были созданы друг для друга, потому что во всей Англии не было двух людей более дотошных, чем парочка авроров, пытавшаяся подобрать себе достойное жильё.
Поначалу, Бэллами не показывал своей натуры в полной мере. Он составил списки, исходя из озвученных критериев, но позволял им отклоняться от намеченного маршрута, если вдруг Мишель тыкала пальцем в место, не отвечавшее по всем высказанным параметрам. Он тянул волшебницу в сторону очередного осмотра хотя бы раз неделю, но старался не намекать, что мог тратить все выходные на поиски идеального дома. Однако чем больше он показывал палитру своего безумия, тем воодушевлённей становилось лицо Лоран, что... пугало и радовало одновременно. Честное слово, будь Бэллами Марлоу более спонтанным, сделал бы ей предложение на первом вдохновлённом возгласе от его табличек, схем и папок, посвященных их поискам. Ну кто, кроме Мишель, стал бы испытывать радость от того, что её молодой человек был страшным сном плывущих по течению? Уж точно не частники, которых поджидал допрос с пристрастием от Бэллами и его французской серны.
Думаю, если мы чуть-чуть поднажмём, успеем заглянуть в оставшиеся два дома до обеда, — сосредоточенно пролистывая блокнот с адресами, со всей присущей ему серьёзностью говорит Марлоу и сразу смягчается, стоит ему посмотреть на Лоран, — Если ты не утомилась, конечно, — он всё ещё беспокоился, что наседал на француженку, лишая их занятие всякой романтики. Дай Марлоу себе волю, он бы ходил с хронометром, тратя на осмотр каждой комнаты ровно две с половиной минуты. К счастью, ещё в юном возрасте Грэйс Марлоу предупредила сына, что такими темпами он умрёт одиноким девственником, и Бэллами пересмотрел необходимость секундомеров в ежедневном порядке.
Осматриваясь по сторонам, мужчина задирает голову к уютному крыльцу и, живо забегая наверх, звонит в звонок. Идущий изнутри голос громко разрешает посетителям войти, и, пропуская Лоран вперёд, волшебник захлопывает за собой дверь.
Осмотры домов не сильно отличались друг от друга: они знакомились с владельцами или риэлтором, выслушивали монолог, что лучшего дома им не найти, и пускались в путешествие по этажам, убеждаясь, что им только что наврали. Иногда ложь была маленькой, в большинстве случаев, описанное волшебное место существовало в воображении продавца, а Мишель и Бэллами красноречиво переглядывались друг с другом, сочувствуя «съехавшему с катушек». Он боялся считать сколько раз им пришлось общаться без слов, кивая в сторону выхода, и был готов к тому, что это место не станет счастливым исключением. Однако чем дальше они углублялись в дом, тем ярче светились глаза француженки; и, кажется, он тоже разделял её впечатление.
Мне кажется или... — дожидаясь, когда проводник оставит их наедине, Бэллами разворачивается всем корпусом к Лоран и, не разнимая скрещенных на груди рук, многозначительно вздёргивает бровями, — Я не могу найти ничего, к чему бы хотелось придраться? — [float=right]https://funkyimg.com/i/2XNmW.gif[/float] а ведь он очень старался! Находить отрицательные стороны там, где, казалось бы, всё соответствовало запросам, было по части талантов Марлоу. И, пускай, многие находили эту черту невыносимой, это ни раз спасало Бэллами от лишних затрат на выведение плесени из ванной или починку «нового» дивана на хлипких болтах.
Может быть, сад побольше... Но, нет, в таком случае, я сам скажу, что я в конец зажрался, — смеясь, тут же исправляется мужчина, — Ну, что скажешь? Насколько ты вдохновлена просыпаться в этой комнате, спускаться на кухню, чтобы выйти с чашкой кофе в сад? Или сесть на подоконник с книгой в дождливый день? — заговорщически рисуя картинки в голове девушки, Марлоу неспешно приближается к ней.
Я бы сказал, что ближе к нашему идеальному дому, я ничего не видел, — осматривая потолок помещения, будто в нём была вся соль, он ухмыляется и косо смотрит на Мишель, — Моя голова говорит мне – стоит посмотреть ещё сотню, и тогда можно будет сказать с точностью, но... твоё слово – закон, — расплываясь в красноречивой улыбке, ставит жирную точку волшебник. Если ей нравилось, пожалуй, это было решающим фактором во всей этой затее. Что же до Бэллами? Они вычеркнули больше необходимых для его счастливого существования пунктов, чем мужчина мог себе представить. Он пережил бы и без половины, а вот заставлять Мишель пережить ещё несколько десятков осмотров для галочки, нужной только ему, – не пережил бы.

9

Что должен сделать человек, слышащий о том, что делает кого-то счастливым? Собой, своими действиями и поступками, «мелочами», которыми Лоран распоряжалась так, словно это была ерунда, в то время, как в других отношениях это стоило усилий? Конечно же, продолжать существовать в таком же духе. Сложно сказать, что Мишель довела собственные действия до автоматизма. Какие-то – разумеется, но не думать о том, что делает именно этот завтрак с утра пораньше, вместо другого, не отдавать себе отчёт о количестве времени, которое ей понадобится для того, чтобы заглянуть в булочную на другом конце города, потому что именно там готовят наивкуснейшие бельгийские вафли, которые они обнаружили вместе, гуляя по Лондону? Лоран не старалась прыгнуть выше головы, не пыталась угодить Марлоу там, где другой любой человек сощурил бы взгляд и ненавязчиво спросил «что ты хочешь?», хотя, и такую шутку она бы приняла.
Волшебница была во многих отношениях, точно также, как и видела ещё большее количество со стороны, общаясь с подругами, приходя в гости к парам на семейные ужины. Видела и конфетные периоды, видела и типичный быт, видела людей, которые только дожидались момента, что как выйди Мишель за дверь из совместно-нажитого имущества, и поднимется громкий крик о непонимании чьих-то чувств. Счастливых тоже было много; и что более важно, Мишель хотела быть одной из них. Нужно ли ей было стараться? Бэллами не раз повторял, что всё, что она делает было не обязательным – он уже был счастлив. Эти слова растапливали её сердце, позволяли качать головой из стороны в сторону в знаке отрицания. Ведь ей не сложно, совсем не трудно, ей хочется. Пусть ведьма не верила и не видела, что они когда-нибудь наскучать друг другу и умрут в быту, но если у неё есть вариант продлить тот самый карамельный период, о котором уверено говорят все вокруг – почему нет?
Как несколько месяцев назад они оставили разговор в портовой части Корнуолла об удачном стечении обстоятельств, Марлоу, считавшего, что вовсе не привлёк бы француженку своим молодым личиком и характером и их столкновении, так они и продолжили, пусть не эти темы, – хотя она всё ещё была готова оспорить его попытки убедить её в отсутствии интереса в моложавом Бэллами, – но то, к чему они пришли во время маленького путешествия. Никто не сомневался, что поиски дома займут время. В конце концов, им было не по семнадцать лет, чтобы выбирать не на своих условиях. Лоран с усмешкой на губах вспоминала свои самые первые квартиры, которые снимала ещё во Франции в попытках проявить свою самостоятельность. Конечно, её сложно брать в пример с внимательностью к мелочам, но тогда было проще закрывать глаза на какие-то неудобства. По крайней мере, терпеть их месяц-другой прежде, чем осторожно спрашивать хозяина о причине существования какой-нибудь дыры в стене осторожно прикрытой плакатом сверху. Наверное, француженка не стала бы ничего говорить, даже о балконе и широком подоконнике, но ей достаточно коротко и чётко объяснили логику вещей. Будет ли ей комфортно жить там, где будет чего-то не хватать или, наоборот, присутствовать? Нет. Тогда зачем усложнять жизнь всем, и терзать себя всю последующую жизнь, пытаясь исправить непоправимое?
Она успокаивала себя тем, что иногда люди искали себе дома годами, и никак не могли прийти к тому, что уж куда быстрее было бы построить свой собственный там, где им только захотелось бы. Их поиски продолжались от силы пару месяцев, и несмотря на пересмотренное количество домов, она понимала, что при необходимости, сможет сделать попытку к оценке ещё большего количества. Тем более, что грех был жаловаться хоть на что-то, когда взгляд женщины падал на Бэллами Марлоу, готовившего на очередной осмотр улицы, планы, держа её в курсе событий, что нового он нашёл за время обеда – когда, они ведь постоянно были вместе! Иногда ей даже казалось, что на фоне мужчины старалась она так, что оценивая это как предмет, она бы давно стояла перед преподавателем, пытаясь не разрыдаться от оценки «С» на своей работе. Хотя, как всегда – так казалось только ей.
Шутишь? Если мы поднажмем, боюсь, мы посмотрим два дома, и ещё столько же, которые запланированы на неделю вперёд, — негромко смеясь, качает головой Мишель, поворачивая к нему голову. Это напоминало ей существование тех людей, которые просыпались, стоило кому-то заговорить о еде. Или когда послерабочая усталость переставала существовать, стоило кому-то улечься рядом на кровати с книгой и задумчивым видом. В прочем, даже не шутя, она не представляла себя в ситуации, когда свалилась бы на ступеньки чужого дома, на последнем издыхании сообщая, что сдаётся.
Боязнь Марлоу показаться ей «чересчур», пусть об этом не говорили, заставляла скорее умилиться и вдохновиться, нежели пойти к обратному. Если какие-то вещи казались ему безумными, то они же перевешивали чашу весов Мишель того, где люди всегда должны были себя так вести. Нет ничего лучше организованности, следовать заданному направлению, имея при себе план. А лучше иметь и запасной, в случае, если первый не сработает. И так можно продолжать до бесконечности, строя всё больше и больше сценариев на случай аварии. И там, где Марлоу вызывал в ней сдерживающийся, а иногда и нет, девчачий писк воодушевления, люди, которые им предлагали дома редко когда не оступались. Быть честной, за эти два месяца таких было не то, чтобы меньшинство; и лучше никому не пытаться высчитать количество этих людей в процентной ставке.
Лоран старалась мыслить объективно, не думая о тех домах, которые они посмотрели. Если уже отмели – какой смысл возвращаться? Однако, сейчас, следуя за доверенным лицом, она то и дело думала, как здесь было иначе. Как ровно аккуратно была положена плитка, какими ровными были стены, а отсутствие опасного цвета пятен в ванной комнате, появлявшихся потому что всем нравится ничего не делать с влагой? Конечно, если очень захотеть – то всегда можно придраться! С другой стороны, чем чаще она кидала взгляд на англичанина, тем больше понимала, что нет ничего, что здесь нельзя было исправить; потому что на куда больший процент этот дом ей нравился. На очень большой процент.
Когда их, наконец, оставляют принять решение о будущей совместной работе с хозяином, она поворачивает голову к Марлоу, не скрывая своего энтузиазма.

your love bows down, I mean surround me like a waterfall
and there's no stopping us right now
https://funkyimg.com/i/2Y4zM.gif https://funkyimg.com/i/2Y4zP.gif
I  f e e l so close to you r i g h t  n o w

Невероятно, — она делает паузу, окидывая быстром взглядом комнату, в которой их оставили так, словно на самом деле, только это помещение они и купят, — Я не могу поверить, что мы не только не воспользовались нашим секретным языком побега, но ещё и оба воодушевились происходящим, — поджимая губы в довольной улыбке, волшебница упирается одной рукой в свой бок. В голове она представляет толстую папку со списком всего необходимого для счастливого проживания, и чем дальше она следует по невидимым строкам, намозоливших ей глаза за это время до той степени, чтобы оставить отпечаток в её голове, тем больше понимает – это то, что им нужно.
Думаю, что в случае острой необходимости, мы сможем договориться выкупить кусочек земли с соседской территории, — и если он подумает, что Мишель шутит, то она уже готова двинуться в сторону кухни, чтобы приготовить киш лорен и вынести его с улыбкой к новым знакомым, да бы сдобрить их для будущих дел. Её дел в их саду.
Все его слова звучат так сладко, так реально, что она то и дело смотрит в сторону окна в попытках увидеть там сад со стоящим там шезлонгом, только и ждущим, чтобы кто-нибудь лёг и вытянулся на нём в полный рост, подставляя кожу на редкость яркому солнцу? Или подоконник, готовый принять на себя пару подушек для удобства сидящего положения и круглой подставки для пахнущего шоколадом напитка? И есть ещё так много ситуаций, которые она может представить. Выскакивая из спальни, пробегать мимо Бэллами в ванной комнате, держащего в руках бритву, чтобы не дать ему возможность заварить кружку кофе первому. Засовывать ноги ему под колени каждый раз, когда они умещались на софе, и не важно, что рядом есть удобное кресло под негромкое тиканье часов, а при стучащем в окно снеге или завываний ветра, пытаться найти носом тёплое место где-нибудь в его плече, даже если на спинке дивана весит плед? Она поворачивается к нему несколько раз дёргаясь из стороны в сторону, прижимая щёку к своему плечу с мягкой улыбкой на губах:
Mon chéri, мне кажется, что это то, что нам нужно, — она делает паузу, — И всё это не потому, что ты поселил в мою голову сказочную жизнь с чашкой кофе или книгой! — засмеявшись, девушка сама делает шаг ближе к нему, сокращая расстояние между ними, опуская ладонь на его бок, — Скажи мне, почему ты оставляешь последнее слово за мной? — лукавая улыбка появляется на её губах вместе со взглядом исподлобья, вздёрнутой вверх одной бровью после заданного, скорее, риторического вопроса, — Я готова пройти с тобой ещё несколько сотен домов, однако, готова поверить в то, что и здесь мы с тобой будем счастливы. Поэтому... Я говорю этому дому да? Да, однозначно, да. — Мишель стягивает ткань под своими пальцами только для того, чтобы успеть оставить поцелуй в уголках его губ. Серьёзные шаги, которым большинства людей давались с трудом, создавая массу проблем вокруг раздумий по поводу и без, не доставляли ей проблем. Она вновь кидает взгляд на Марлоу. Этого всего не было без него; кто бы знал, насколько сильно она была рада тому, что они встретились именно сейчас.
Они не заставили себя долго ждать, оказываясь перед частником, терпеливо ждущий их решения. Интересно, скольким людям он показал дом? Сколько из них отказалось, и если да, то, Мерлинова борода, какие у них были условия в таком случае? Лоран улыбается, держась немного позади волшебника, вновь и вновь оглядывая помещения, словно обещая всему здесь: стенам, полу, полке или люстре, обязательно вернуться; а то как же они справятся без неё.
Что же, у вас есть решение? — скрепляя руки между собой и ожидая их решения, было видно, что и ему понравилось с ними работать, несмотря на дотошность; в конце концов, хороших людей видно издалека? Француженка кивает ему головой, однако, лишь осторожно берётся за ладонь Бэллами, подступаясь ближе, дав понять о желании, чтобы именно он озвучил их вердикт, не ища смысла в этой важности – ей важно, разве стоит задаваться ещё какими-то дополнительными вопросами?

10

You might be thinking, I've been here before. This is familiar. This is old hat. Maybe you're wondering why we are here. But I promise, you are about to find out that everything has changed.

[indent]В их паре, вопреки логике вещей, Бэллами вёл себя куда осторожней, чем молодая француженка. Впрочем, логика мироздания и логика Бэллами Марлоу порой не находили точек пересечения, и если ему казалось, будто он вёл себя аккуратней обычного, то, возможно, для остального мира поведение Бэллами вписывалось в рамки разумного.
[indent]Раньше он бы не стал осторожничать в вопросах совместной жизни. Насколько Марлоу помнил, переезд в Бедджлерт произошёл сам собой; без обсуждений, без разговоров об условиях, без мыслей, что кто-то торопился или, наоборот, опаздывал. В один день они с Адалин просто собрали чемоданы и, перетерпев маленькую общую квартиру, съехались в огромном доме. И, наверное, Марлоу ожидал, что не станет превращать совместную жизнь с Лоран в свою личную эпопею, занявшую всё свободное мысленное пространство. Однако стал. Ещё как стал, и если беспокойства Мишель вертелись вокруг размера сада и наличия дневного света, то голова волшебника болела обо всём остальном.
[indent]Он думал об будущем кредите, думал о покупке мебели, высчитывал, в какой степени смог бы взять затраты на себя, одновременно беспокоясь, что Мишель вдруг решит, словно он собирался обустраивать своё собственное жильё, поселив француженку на птичьих правах. Ни в коем случае! Только стоило мужчине задуматься о предложении вписать Лоран в будущий контракт, панические колокольчики принимались твердить, что, не дай Мерлин, Бэллами напугает её серьёзностью намерений. И несмотря на то, что он прекрасно помнил – на всякий шаг навстречу, Мишель делала на три шага больше, – голова мужчины не прекращала искать поводы для театральных ухватываний за сердце и холодного пота. Он до сих пор не поговорил с ней о гостевой комнате и комнате для Авроры! Не спросил, что думал об этом Патрик! Он ничего не знал и, как нарочно, не поторопился!
[indent]А теперь они, кажется, нашли долгожданный дом мечты; и стоит ему проговорить мысль о покупке вслух, вдохновлённый энтузиазм сменяется тихой паникой. Он подготовил счета, чтобы иметь возможность сделать первый взнос на месте, но совершенно не подготовил почву ко всему остальному. Оглядываясь по сторонам, на короткий миг Марлоу пытается высмотреть какой-нибудь невыносимый дефект, кривую плитку или неровную полосу на обоях, чтобы вскинуть руки и завопить, однако Мишель отвечает ему тройным залпом встречного восторга, и шансы дать задний ход растворяются у Бэллами на глазах. Ей нравится, а его бесконечный запас времени на разговоры «потом» только что пришёл к концу.
[indent]— Я уже начал верить, что когда Джулиан пообещал, что мы найдём дом, отвечающий всем запросам, к общей старости, то, возможно, он ошибся не так уж сильно, — тихо вздыхая, Марлоу обходит комнату по периметру и, останавливаясь у окна, поворачивается к француженке, — Начнём с твоего очарования, — ухмыляясь, щурится мужчина, — а если не сработает, то я загляну к ним на огонёк и расскажу о новом налоге Министерства на частную собственность. Мы ведь хорошие соседи, не оставим в беде, — может быть, Бэллами Марлоу не умел врать, когда дело касалось его собственных чувств, но соврать ради счастливой улыбки Мишель? Пусть попросит, и завтра же соседи прибегут молить забрать хотя бы маленькую часть сада, грозящегося стать не по карману.
[indent]Вынуждая себя сделать глубокий вдох и выдох, Марлоу вновь смотрит по сторонам, выглядывает на улицу и спрашивает себя в последний раз: мог ли он представить их будущую жизнь в этом месте? Прикладывая ладонь к прохладной стене, он задирает голову к потолку и мысленно добавляет парочку декоративных деревянных балок, недостающих будущей спальне. Он прислушивается к шуму на улице, различает шаги риэлтора на нижнем этаже где-то в районе кухни и рисует привычную картину запаха свеже-заваренного кофе и звонкого голоса Мишель, зовущего на завтрак, стоит ему подать громкие признаки жизни. Не сдерживаясь от улыбки, он смотрит на светящуюся девушку и шагает ей навстречу.
[indent]— Говоря об этой сказочной мысли, — дергая бровями, он отвечает ей соразмерно хитрой улыбкой, — Не помню последний раз, когда наше свободное время напоминало хотя бы что-то приближённое к книге и чашке кофе, — или им самое время делать вид, будто короткие передышки на работе и есть те самые драгоценные секунды отдыха, с которым авроры обращались на «вы». В особенности, с тех пор, как Бэллами Марлоу заикнулся о смене места жительства, превратив их будни в путешествия британскому материку с перерывами на дела Министерства.
[indent]— Боюсь, что если мы начнём ориентироваться по принципу счастья, то твоя чудесная квартира тоже подойдёт, — многозначительно дёргая бровями, тактично замечает волшебник, — Давай сделаем последний круг? Проверим, сошли ли мы с ума или мы наконец-то сможем выдохнуть? — приглашая француженку кивком головы, он пропускает Мишель вперёд и, делая глубокий вдох, следует наружу.
[indent]В конце концов, они заслужили чуточку стабильности. Отношения Бэллами и Мишель не оставляли впечатление постоянной турбулентности, но посмотреть на всё остальное – их работа, их жильё, их окружение; всё это существовало в хаотичном порядке вокруг них, порой доводя до неприятного ощущения головокружения. И если «обыденность» в Аврорате не вызывала у Бэллами непривычных эмоций, изменения последних месяцев, пускай хорошие, то и дело вынуждали мужчину останавливаться, чтобы сделать глубокий вдох и переосмыслить происходящее.
[indent]Самым большим облегчением мужчины была Аврора, несмотря на то, что Бэллами продолжал беспокоиться о совместном будущем пополнившейся семьи. Закрывая глаза на выступление дочери с детским домом, обязавшее волшебника забыть о продаже проклятой махины в Бедджлерте, девушка приняла Мишель с куда большим энтузиазмом и теплом, чем кто-либо мог от неё ожидать. Зная непростой характер Авроры, он предполагал и хлопки дверью, и попытки прогнать Лоран прожигающим взглядом, но всё закончилось на добродушной шутке о «новой мамочке». Хотя... пожалуй, шутки в исполнении дочери, достойной своего отца, только начинались. И всё же одно дело – их недолгие встречи на нейтральных территориях, а другое – общая крыша, под которой Аврора могла остаться больше, чем на несколько дней; больше, чем даже на неделю!
[indent]— Дом и впрямь в хорошем состоянии, — заглядывая в каждый угол, отзывается Марлоу, — Нам даже не придётся ждать завершения ремонтных работ, прежде чем переехать, а тебе не платить за лишний месяц в твоей квартире, — он старается говорить абсолютно непринуждённо, лишь слегка косясь на лицо француженки, — Если, конечно, ты не думала о том, чтобы оставить свою квартиру, — добавляет он забываясь о том, что изображай лёгкость и беспечность, — Я имею в виду, я знаю, что ты согласилась съехаться со мной, — мужчина тут же роняет голову и смеётся, стоит ему понять, насколько бессмысленно звучит его вопрос в разрезе всего, о чём они разговаривали в последние недели, — Скажи мне ещё раз, зачем я вообще открыл сейчас рот? — хмуря брови и закатывая глаза на самого себя, Марлоу смиренно соглашается с собственным безумием чередой кивков и направляет их на первый этаж, — А ведь я ещё не начал интересоваться насколько неожиданным будет, если, к примеру, Аврора поживёт с нами... некоторое время? Я, конечно, сомневаюсь, что ей захочется покидать дорогой сердцу Бедджлерт, — с очевидной иронией и недоверием к энтузиазму дочери, хмыкает мужчина, — Кому в своём уме захочется пожить в месте, где больше одного живого человека, когда есть вариант остаться в непроходимой глуши, — вздёргивая бровями, он становится всё «серьёзней» и «серьёзней», — Но... — он встаёт на месте, хмыкает и, прикладывая ладонь ко лбу, выплёвывает причину мешавшегося нервного кома наружу, — Если говорить серьёзно, то я бы не хотел вынуждать тебя подписываться на что-то, к чему ты ещё не готова, — он прекрасно помнил: ещё там, на набережной Темзы, Бэллами Марлоу предупреждал её, расписывая страшное проклятье, на которое Мишель подписывалась, влюбившись в своего напарника; и всё равно не мог оставить эту мысль в прошлом, будто Лоран обладала исключительно короткой памятью и узко-направленной фантазией, неспособной видеть дальше парочки дней вперёд. Марлоу не сомневался, если здесь и был человек с проблемами с головой, то речь шла далеко не о Мишель Лоран. Но не озвучив всю пугающую палитру, Бэллами не мог спать спокойно и уверенно, что все эту палитру представили. А по придумыванию причин для девичьих обмороков волшебник был специалистом.
[indent]Оставляя большую часть «немедленных» вопросов позади, Марлоу в последний раз переглядывается с девушкой и, чуть сжимая вложенную в его руку ладонь Лоран, уверенно кивает.
[indent]— Полагаю, вы нашли своих покупателей, — не скрывая улыбки, сообщает мужчина. Не удивляясь очевидному оживлению со стороны представителя, он чинно следует за мужчиной на кухню, выписывает первый чек, назначает время следующей встречи и стопорится на несколько мгновений, стоит очередному экзистенциальному вопросу, о котором Бэллами сокрушался последние недели, прозвучать вслух:
[indent]— Документы оформлять будете на себя?
[indent]Оборачиваясь на Мишель, он задерживается на её лице на пару секунд и возвращает своё внимание к риэлтору.
[indent]— На обоих, — он вновь смотрит на девушку, чтобы убедиться в отсутствии признаков сопротивления, и забирает список необходимой макулатуры. Если она вдруг сомневалась о том, насколько серьёзно Марлоу относился к их отношениям, что ж, сегодняшний день приближался к описанию этой степени. Он разве что не встал на колено, предлагая разделить эти квадратные метры в горести и радости. Он бы и встал. Просто пожалел несчастного третьего лишнего.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » you know, hearts don't break around here