luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mulciber » [эп] 1998 • we're no saint


[эп] 1998 • we're no saint

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://funkyimg.com/i/2Wfqy.png
h e a v e n   i s n ' t   a s   w o n d e r f u l
h e a v e n   i s n ' t   a s   b e a u t i f u l   a s 
you

Aurora, Somerset and Eleonor Mulciber | осень 1998 года
Грей Холл, комната Авроры. Поздний вечер.

2


     Пятничный вечер всегда знаменуется неизбежным Традиционным семейным ужином у матушки Лиззи. Всегда. Без попыток откреститься будут эти ужины и не пришедших будет ожидать вселенская кара в лице обиды Элизабет на своих родных, что так жестоко могут игнорировать это замечательное событие! Тот момент, когда негласное «всем быть» не исполняется может обернуться маленькой трагедии для большой семьи — Лиззи будет грустно и потом она еще успеет припомнить об этом значительном нехорошем поступке виновному. Сомерсет был хорошим сыном и в крайне редких случаях избегал этого повода, а потому и ужины эти он в последние месяцы не пропускал. А зачем? Бежать ему было особо не от кого, мириться с невыносимой семьей входило у него в привычку, да и Рора всегда была рядом — мало что могло заставить Сому расстроить матушку и не явиться. Вот и сегодня, ужин проходил за обычным неспешным разговором, без драм и без истерик. В общем-то идеальный вечер, один из многих, что на Грейроке сменяются днем, а потом вновь вечером и все по новой.
Сомс не сильно пнул сидящую напротив сестру, давая понять, что совсем скоро они смогут сбежать. Он едва заметно мотнул головой и ухмыльнулся одним лишь уголком губ, в глазах вспыхнул голубой яркий огонек. «Скоро», одними губами прошептал Мальсибер и не смог сдержать рвущейся наружу улыбки. Он мог проводить в Ророй все свободное время и прочие люди, Мальсиберы, все они не стоили ровным счетом ничего, когда он видел лицо Авроры, так близко рядом с собой. Она была чудесна, прекрасна, любима им и несомненно обожаема. И она была его, что было буквально вишенкой на этом торте великолепия и любви.
Весь день с сестрой они были порознь, по обычаю он рано утром отправился в Министерство, а она вернулась к делам клуба, после они не успели пересечься до ужина и вот томились в ожидании, когда же Лиззи всех «отпустит» с праздника этой жизни. Оставалось лишь то и дело попинывать Рору ногой под столом, что было похожее скорее на заигрывания школьника, а не взрослого мужчины. Усидеть на месте было все сложней. В конце концов мама по традиции поблагодарила всех за чудесный ужин и Сомс буквально соскочил со своего места, предвкушая куда более чудесное время в компании сестры.
— Сома, я хотела с тобой поговорить, — в голосе матушки слышались озабоченные нотки, Сом нахмурился и глянул на Аврору. — Аврора, иди отдыхай, — тут же сказала Лиззи, будто бы заметила этот его взгляд. А после и вовсе подошла и, схватив сына под руку, повела в сторону зимнего сада.
— Сома, я беспокоюсь за Рору, она всегда такая колючая и неприступная! Ох, я хотела с ней поговорить, но она даже прикасаться к себе не дает! — Мама звучала расстроено и Соме стало стыдно, но он промолчал, давая Элизабет закончить свою мысль. — Я знаю что вы с ней много общаетесь, скажи, как у нее здоровье? Она выглядит худенькой, это плохо! Помню когда я была ею беременна… — мама ударилась в воспоминания, мораль которых была в том, что Рора ведет себя неправильно и должна больше времени проводить с семьей, делиться своими «беременными переживаниями» и вообще нужно бы к целителям почаще ходить, ведь это серьезно!
Сома лишь кивал да поддакивал, соглашаясь со всем сказанной леди Мальсибер. Ведь не скажешь, что все что она говорит вообще мало перекликается с реальным положением дел?
Хорошо, мама, я с ней поговорю, — Сома целует матушку в щеку, проводив ту до ее с Артуром покоев, там и оставил, а сам бодрым шагом, почти летящим, вернулся в старое здание, быстро взобрался по лестнице и преступником скользнул в покои сестры, чтобы никто его не увидел и не услышал.
Рора, — говорит мужчина, обнимая сестру за плечи, подходя к ней со спины. — Мама переживает за тебя и твою беременность. — Сомерсет прижимается сильней, он так скучал весь этот день по ней! И теперь не было этого дурацкого накладного живота, который буквально прирос к Авроре в последние недели. — Нужно будет что-то придумать, хорошо?
[float=right]https://funkyimg.com/i/2WgAZ.gif
s o   w h a t   i f   o n e   n i g h t   i s   n e v e r   e n o u g h ?
[/float]Начиная целовать свою возлюбленную, Сомерсет уже забывает об ужине и разговоре после, о работе и семье, обо всем на свете забывает, утопая в их с Авророй любви друг к другу. Они так счастливы, когда никто не может влиять на них, вмешиваться в отношения и топтаться на них в незнании. Как было бы славно, останься лишь один вдвоем, а весь мир бы перестал существовать. И они могли бы делать что хотят и когда хотят, никто бы не посмотрел предосудительно или недобро. Все было бы так, как они обо хотят — счастливо и спокойно, мирно даже.
Сомерсет любил ее беззастенчиво и отдавал себя всего. Потому что Аврора была его всем и Мальсибер даже не знал, как же ему всю эту любовь ей передать и показать, на сколько Рора ему нужна, дорога и любима. Минуты эти были самым искренним признанием в любви, что он питал к ней, которая росла в нем день ото дня. Крепла и преображала его самого.
Мы с тобой созданы друг для друга, — говорит Сомерсет, обнимая Аврору и слушая ее сердцебиение, — не верь тем, кто говорит обратное. — А потом рука его скользнула к уже округлившемуся животу возлюбленной, в которой жила их маленькая рыбка. Их общий Морской конек. Сомерсет был счастлив и умиротворен, все прочее было таким неважным и мелким, что будто бы и вовсе не существовало для них. Обнимая ее и ощущая родной запах, Сомерсет начинает погружаться в дрему, ему хорошо и уютно в эти мгновения и он готов отдать многое, лишь бы они никогда не прекращались.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mulciber » [эп] 1998 • we're no saint