luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » RONA&CHRISTIAN PART II


RONA&CHRISTIAN PART II

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

коротко о главном

http://savepic.net/4508888.png
http://savepic.net/4459718.png
http://savepic.net/4511955.png

Итак, Флорида. Рождественские каникулы 2011 года. За пределами университета преподаватели Генри Норман и Кристиан Кауффманн хорошие друзья, которые намеренны провести уикэнд вместе. Вот только Генри недооценил причуды Кристиана в вопросе работы со студентами, и уж никак не ожидал, что на перрон Кауффманн явится в компании Роны Стиллер, которая не просто так взяла с собой чемодан. Что? Рона едет на отдых в компании двух взрослых преподавателей? Вы серьезно? YEAH.

2

Утро. Улица. Фонарь. Катастрофа. Стараешься не шаркать ногами по асфальту, но мысли имеют чудесную особенность прибивать толстым грузом к поверхностям. В нашем случае: к земле. «И что с тобой, черт возьми, не так?» Подсознательно вопишь на себя, аморфно вглядываясь в отражение в витринах. О да, великолепное сочетание бури в душе и недвижимых мускулов физиономии. Главное не забывать мило улыбаться, когда задеваешь прохожих. И что делать психологам, когда им самим требуется психологическая помощь? Итоги пешей прогулки: два столкновения плечами с неизвестными, пчелиный рой саморазрушительных настроев в голове и прекрасное начало утра. Они едут во Флориду. Флориду! И одному только богу известно, насколько Кауффманн любил океан и песок, особенно, после проведенных на одном месте двух лет. Любая кочевая душа заноет от столь длительных посиделок на пятой точке. «Остается уповать на то, что Генри безумно любит проводить время с ней, и достаточно недальновиден. О да, Кристиан. Вручи себе премию за чудесный анализ.» Фыркает, вздыхает, останавливаясь у высоких ворот с довольно увесистой сумкой в руке. Увы. Пришлось захватить несколько сотен бумажек к прочтению. Последний внеплановый тест, чтобы удовлетворить собственный интерес: Кто-то вообще учит предметы, когда завтрашний день не обведен красным маркером? Чудесные каникулы, которых никогда нет. Зато будет приятное дополнение. Тест Стиллер был тоже внутри. И, нельзя отрицать, что удовольствие от круглых глаз будет довольно ощутимое. Не всегда же ему попадать впросак с ужасными «заданиями» приятеля. Однако, не будем о печальных происшествиях прошлого. Смотрит на часы, оценивая, сколько придётся сканировать каждый шорох перед тем, как девушка явится. Не проходит и десяти минут, как слух улавливает чьи-то шаги. Разворот. Все верно. Рыжая макушка явственно выделяется на фоне общего серого пейзажа. Хотя, велика вероятность, лишь значение, которое этой персоне придает Кристиан, перевоплощает Рону в яркое пятно. Он в пальто напоминает смерть с косой, но никто же ему еще не придумал прозвище?
Безбожно выдавая немалую радость, уголки губ еле поднимаются вверх, а морщинки выступают ни лице. — Доброе утро, — Быстро тянет руку к сумке, не церемонясь с вопросами. Все равно ей пришлось бы сдаться. Однако, внимание приковывает несколько красная ладонь. Нет, не так. Окровавленная ладонь, отчего моментом не шибко ясное ликование сходит на нет, а выражение лица обретает хмурые оттенки. — Как ты успеваешь? — Бессмысленный вопрос. Достаточно вспомнить, кто именно стоит перед тобой, и он бесследно растворяется в потемках разума. Было бы удивительно, если бы девушка пришла в полной сохранности. А это? Привычная картина, когда вы знаете госпожу Стиллер больше получаса. — Ладно. Зайдем в аптеку. Так ты точно не поедешь. — Уже достаточно того, что Норман еще не знает о маленькой задумке двух собеседников пять раз в неделю с шести до семи. Если она прийдет с импровизированной повязкой вряд ли Кауффманн сойдет за адекватного специалиста. И без того его ждет беспощадный прыжок в неизвестность от которой веет смертью и мертвыми животными.
Заметьте, впервые, они разговаривают вне стен университета. Никаких обязанностей, просто-напросто, повисшее над плечами «в целях профилактики». Проклятье. Главное успеть уверовать в наглую ложь перед тем, как встретишься с глазу на глаз с Генри. Или может все же он совсем слепой? Хотелось бы верить. Интересно, она испытывает равносильное напряжение от мысли, что именно произойдет с лицом обоюдного друга, когда тот узнает о полном списке путешествующих?

Приходится устроить достаточно скорую пробежку. Не от большой любви к атлетике, поверьте. Кто бы мог подумать, что чертова аптека, которая исправно работала все это время, внезапно, окажется закрытой в преддверии праздников. Что ж. Путь оказывается куда более долгим, нежели представлялось изначально. Взять такси - наверняка пропустить поезд, по сему нагоняются упущенные минуты именно путем насилия над легкими. Как славно, что Кристиан не поставил крест на спорте, иначе, два несчастных чемодана сыграли бы губительный фактор. Позор. Стыд. Тухлые помидоры и, определенно, необъятное негодование Нормана в его репертуаре. А мобильник-то звонит уже второй раз.
Долгожданные автоматические двери открывают проход на перрон, а взгляд нервно выискивает нужную платформу, а, заодно и силуэт того, с кем ты намеревался провести свободное время тет-а-тет. Как два несчастных холостяка, нашедших друг в друге неплохих собеседников. Аллилуйя. Номер найден, и Кристиан тащит тушку на плаху по направлению к недовольной фигуре. Или это все воображение? Как бы то ни было, сам по себе, горе-педант ненавидел опоздания. Тем более весомые опоздания. Поэтому сжечь себя изнутри он уже успел, нечему там догорать. — У нас изменения в количестве. Вчера не смог дозвониться, чтобы предупредить. — Опережая Нормана, довольно скоро сообщает Кауффманн, открывая взору рыжеволосое создание. Главное состроить такую мину, которая вопит, что три кровати в съемном доме не зря были предусмотрены. Вот и воспользовались шансом. Всего-то. — А по дороге зашли в аптеку, потому что рука Роны поцеловала землю. — В речи мелькает еле уловимая нотка «убивать». Дыхание только восстановлено, поезд вот-вот отчалит, а как уверить приятеля в нормальности своих методов лечения, он еще не полностью продумал. Мерзотный свисток раздается на ближайшие пятьсот метров. — Думаю стоит подняться, — Кивая головой в сторону вагонов, мигом реагирует брюнет. Спасительные обстоятельства. Не прийдется ничего обсуждать сию секунду. Вселенная, неожиданно, приняла его сторону?

3

Спокойствие нам не снилось. О том, как Рона подписалась на сеансы у университетского психолога, стоит упомянуть отдельным пунктом. С самого начала – это было условием, по которому Эндрю Престона не постигнет кара за то, что он участвовал в незаконном проникновении в здание учебного корпуса ночью. У Стиллер просто не было выбора. Бунт на корабле не помог, ведь Ру наивно надеялась, что ей попадется какой-нибудь флегматичный дяденька, который будет рад тому, что их времяпрепровождение сведется к минимуму для отчетности. Скажите, какой умалишенный захочет долго находиться в одной комнате с Роной Стиллер?
А нет, не перевелись еще на этом свете сумасшедшие. Несколько месяцев непрерывных занятий, без учета сегодняшней поездки во Флориду – уже наклонности камикадзе налицо. И, сказать бы, что соглашаясь на эту очевидную авантрюру, Рона не знала, кто будет их третьим попутчиком... Стиллер знала всё. Более того, она эта причина была главной в согласии на поездку – Генри Норман, как выяснилось, близкий друг мистера Кауфмана. Что может быть слаще, чем месть спустя столько дней мучения, а? Она хорошо помнит первую встречу с Кристианом, и свою обиду на Нормана носила много дней.
- Уау, - В глазах ребеннка неподдельный блеск. Обычно такой оценивающий взгляд дарят парни девочкам на первом свидании, когда он еще не может трогать её руками и максимум проявления джентльменства – взять тяжелую сумку и подать руку в такси. Хорошо, что Рона не парень. - У вас ботинки в тон куртке? Да вы модный, оказывается, - Непривычно видеть его без строгого костюма. Скорее всего эта глупая шутка вылетела в виде защитной реакции на смену обстановки. Кауффманн был одет как самый обычный парень. Парень 37 лет. Не думала, что в таком возрасте можно обладать чувством стиля. Тем более такому педантичному бревну. Толика неловкости проскальзывает однозначно. Но это мелочи, она же с ним не встречается. В голову приходит момент с тем, что кто-то из прохожих может подумать иное. Бред. Какой бред. Такое чувство, что мужчина и женщина ходят рядом, только если между ними что-то имеется. Интересно, у него есть девушка? Тема с рукой всплывает очень вовремя, Рона не успевает развить ход своих неугомонных мыслей. – Да, это я... споткнулась на порожке... – Хотела спрятать ладонь, да не получилось.  – Ерунда, не нужно, Крист... – Прищуривает глаза - мистер Кайфман. – Глаза Роны блеснули победоносно, когда он отреагировал на свое, кстати, недавнее прозвище. Именно так, не иначе, Рона, кажется, нашла единственную вещь, которая вызывала в бревне хотя бы какую-то реакцию. И не передать словами, как ребенок радовался, перманентно повторяя исковерканную фамилию, чтобы увидеть это выражение лица. Буря эмоций в сравнении с его перманентным покер-фейсом. Нечего было со своим немецким акцентом называть её Штиллер.
Между тем, мистер бревно, конечно, не отвалил с её раненной рукой. За такое время Ру уже хорошо изучила повадки этого индивида, поэтому, не стала даже спорить – Да, мистер Кайфман. Как скажете, мистер Кайфман, - Салютует окровавленными пальцами, и упускает момент, когда Кристиан забирает её сумку...  И почему она придала этому моменту столько красок? Я имею ввиду цвет щек, конечно, хотя в Брайтоне никогда не бывает мороза.
****************************
Итак, с горем пополам, наши герои добираются до вокзала. До этого момента масштаб поражения Рона еще не оценила. Она рассматривала встречу с Норманом как сокрушительную месть за подробный разговор о ситуации с гитарой, в то время как наивная Стиллер думала, что Генри не имеет никакого отношения к тому, кого именно назначать ей в качестве специалиста по ущербным девочкам. Три месяца спустя Рона каждый день всё больше убеждалась, что выбор Нормана быль сколь жесток, столь же и оправдан. Мистер Кауффманн оказался первоклассным специалистом, а по совместительству жутко дотошным и прямолинейным как тот стол в его кабинете. Для маленькой, несчастной, затюканной Ру это стало сущим наказанием. Но, ничего, адаптировалась, смирилась.
Так вот вокзал. У самой двери Роне поплохело. Сердечко затукало быстрее, а мысли завели хороводы о подводных камнях. Она чуть отставала от Кристиана, так что всё время смотрела на его кеды и подвернутые штанины с ярким принтом, что усогубляло общее состояние недомогания. Всё плохо. Всё очень плохо. Она наедине с двумя взрослыми мужчинами, оба из которых даже по одиночку могли загнать её психику в позорный угол. И оба из которых могли смутить несчастное дитя. Один – своим чистым взглядом глубоких глаз. Второй – привычкой юморить с лицом истукана. Безудержное веселье.
Шаг – и они оказываются внутри. Минуют текучку людей, торопливо припускают к выходу на платформу, потому что время поджимало. Запыхавшись, Рона немного отбивается от яркого принта на джинсах, так что успевает только на конец парада. В момент, когда Кристиан уже обозначил её присутствие.
- Доброе утро, мистер Норман. – Высовывается из-за спины Кауффманна, в прямом смысле этого слова и демонстративно выставляет вперед травмированную ладонь. Никто не говорил ей, что надо держать официоз, а если бы и говорил, это бы не помешало ребенку, что уже успел проникнуться доверием к доброму доктору Айболиту, оказаться в личном пространстве человека. Что совершенно не означало, что она сейчас сгорала от чувства неловкости, находясь в этой компании.
Светлая рыже-белесая голова, белоснежная улыбка, и толика волнения во взгляде. Внутри – тук-тук-тук. Прядки волос, развевающиеся на ветру, касаются куртки Кристиана. Ру, кажется, на мгновение, ловит запах его парфюма, поэтому тут же отскакивает в сторону, как черт от ладана. Не надо так. – Эй, скорее, - Она слышит свисток и тянет Кауффманна за собой, цепляясь пальцами за сумку – Мистер Кайфман, какой же вы медведь, - Уже у двери, буквально толкает Кристиана в спину, чтобы он быстрее шевелил своими внезапно обтянутыми в джинсы батонам, прыгет следом, задевая его найковским кедом. - Я испачкала вам штанину! - Безудержное чувство вины. Несмотря на то, что сзади в неё врезается какой-то опаздывающий пассажир, Рона тут же падает на корточки и отряхивает пятно пыли на каемочке брюк. Подскакивает обратно, хватает свою сумку из его рук - Я найду наши места, - И весело бросается в путь по вагону, отсматривая номерки на табличках, чтобы найти нужное купе. Несмотря на кучку условностей, у Стиллер сегодня на редкость хорошее настроение. Она давно мечтала поехать куда-нибудь, давно не чувствовала себя живее всех живых, чудо-сеансы помогают? Может быть, кто знает. Осталось только избавиться от чувства неловкости, ведь, она всё же находится в странных условиях. Вы видели много студенток, катающихся на уикенд со своими преподавателями?
Забудь, Ру. Всё хорошо. Это ведь очередной сеанс на выезде. Ничего странного. И страшного. – О! – Она вламывается в нужную дверь, даже не замечая, что Кайфман и Генри заметно отстали. По неведомым причинам. Ну и черт с ними. Ру бросает сумку под сиденье и прилипает к окну. Она редко каталась на поездах, но очень любила уплывающий перрон. Как будто двигаешься вперед, как будто оставляешь прошлое позади.

4

Ему необходим был отдых. Не просто нужен, желателен - именно необходим, чёрным по белому, а лучше красным, насыщеннее, чтобы отпечаталось в голове тоже. Он не готов, не привык расслабляться, просто валяться без дела на солнце и подставлять и без того смуглую кожу мягким, обволакивающим лучам и обманчивому теплу. У него в гардеробе вообще до прошлой недели не было ни плавок, ни пляжного полотенца, ни средств от загара. Это всё друг, лучший друг, в котором жизни было куда больше, нежели у самого Генри. Вроде бы психологи сами по себе психи, ведь слишком гордые и уверенные в своей неуязвимости, чтобы самим обращаться к слишком личным, приватным услугам, дабы привести в порядок голову, мысли, или хотя бы попытаться стать обычной серостью. Кристиан был наглядным примером, даже удивительно, что мужчина порой сам за собой не замечал типичных симптомов и признаков. Было, конечно, и другой вариант, но слишком бредово, абсурдно, совсем не в стиле взрослого мужчины с характером Кауффманна. Влюблённость? Увлечение женщиной? Или всё-таки полный сдвиг по фазе после нескольких десятков встреч с полоумными студентами Брайтоновского университета?
Это и предстояло выяснить наивному Генри Норману, который, поглядывая на циферблат массивных наручных часов, ожидал своего друга на перроне, ожидая рано или поздно завести разговор о его странном поведении в последнее время.
- Я, - пауза, левая бровь ползёт вверх, - вижу, - вторая пауза, продолжительнее первой на целых две секунды, за которые Рона успевает заскочить в поезд и окончательно убедить мужчину в абсурдности происходящего. Ему ведь не померещилось? - Спасибо, что сказал заранее, - было неприлично даже не сказать ничего студентке в качестве приветствия, но Генри всегда отличался медлительностью, когда дело касалось резких изменений в повседневной жизни, особенно тех, о которых он и не подозревал. Особенно тех, что касались непредвиденных даже самому больному разуму отношений между преподавателем и студенткой. - Иди-ка сюда, на минуту, - без лишних и никому ненужных слов Норман цепкой хваткой задерживает возле себя Кристиана за локоть, не давая ему скрыться среди многочисленных пассажиров уже непосредственно в вагоне. - Как это всё понимать? - пояснять надобности тоже нет - красноречивый взгляд Нормана говорит сам за себя. Пропустив к сидениям кучерявую женщину довольно-таки массивной комплекции, на автомате обратив в её сторону одну из своих шаблонных улыбок, брюнет вновь концентрирует всё внимание на некогда успешного психолога, который сейчас отчаянно нуждается в консультации с самим собой или хотя бы одним из своих коллег. - Если ты занимаешься сексом со студенткой - твоё дело, но делать меня насильным свидетелем своих утех - из ума выжил? - и почему он так бесится? Не потому ли, что в голову лезут отнюдь некрасивые мысли относительно другой студентки, которую ещё утром бережно укутал в одеяло, заметив, как во сне от холода подрагивают худые, почти костлявые плечи? Теперь же Генри повышает голос, да, он готов сорваться и вправить другу мозги прямо здесь, не проходя далее по коридору вслед за убежавшей в Нарнию Роной, ибо страх быть пойманным с поличным и уличённым в неправильной связи со студенткой как нельзя наглядно показал преподавателю истории Европы собственную уязвимость.
Как, однако, интересно всё выходит, не правда ли, Норман?

5

Побег удался? Целеустремленно мужчина направляется в сторону вагона. Понимаете, когда спасаешься от брызжущего нотками ненависти и дохлых котят закадычного друга, даже самые трусливые повадки становятся как никогда кстати. Ускоряет шаг, чтобы удостовериться - ничему и никому не помешать оставить в целости и сохранности собственную пятую точку. Заявка на успех? Как бы ни так. Ощутимый долчок в спину заставляет оступиться, однако благо вестибулярный аппарат не покидает своей деятельности, и Кристиан чудом избегает пикирования носом в пол. Генри решил приступить к избиению немедленно? Увы, физическое насилие не было в характере последнего, что означало Стиллер в действии. Девушка изменила бы своим принципам, если, по воле случайности, не стала бы завершающим звеном в провале бегства. Бормочет, исполняет поклон и что-то трет. Господь, спаси несчастную душу Кауффманна. Не сумев произнести ничего членораздельного из-за урагана неожиданных происшествий, Кристиан лишь провожает ошеломленным взглядом рыжую голову. Следом за удивлением приходит осознание катастрофичности ситуации. Шаг вперед. Последний лучик надежды продолжить путь без унизительного разговора умирает вместе с непредвиденным остолбенением. Отлично. Рука Нормана ложится на плечо, оглашая скорейшую гильотину. Допрыгался живчик, теперь пришло время расплачиваться за легкомысленное поведение.
Первая фраза канула в лету. Подсознание намеренно отказывается воспринимать прожигающий взгляд и недовольный тон. — Мне жаль, что не вышло предупредить заранее. Это случилось спонтанно. — Что лишь подчеркивает насколько наш герой выжил из ума. Новая кличка «мистер угадай, что случиться»? Упаси боже, но задатки на лицо. — Я пытался дозвониться тебе. — Вера в то, что ответ будет достаточно исчерпывающим сокрушительно гнется под напором прямолинейности Генри. Не то, чтобы Кауффманна шокировали заявления мыслей напрямую, однако этот контекст вызывает мгновенное волнение. Серьезно? С виду все настолько печально? Плохеет. Не подумайте, что одна мысль о поцелуях, сексе и прочих дополнений являлась губительной. Но признаваться самому себе, что такие идеи имели место быть, к сожалению, стало непосильным заданием. Тем более слышать это наяву. Слова звучат отчетливо и раздраженно, а разум многострадального отчаливает в далекие дали. Потому что нельзя выплевывать такого рода информацию без предварительной анестезии в виде задушевной беседы или же простого глотка чего покрепче. Оборачивается в направлении, в котором скрылась яркая макушка Роны, осознавая, что девушка пропала из виду. Вероятно, нашла купе. Что же, по крайней мере ей не прийдется лицезреть, как будет гореть Кристиан на ровном месте. — Я не сплю с ней. — Возмущенно? Проскальзывает небольшое настроение, в миг растворяясь в угрызениях совести. Оказывается, не перевелся еще голос подсознания. Его только что пробудили заботливые речи Нормана, будь он неладен. — Она ведь... — Обрывается на половине. Не знает она ничего и не подозревает. Даже Кауффманн до конца не признался себе в из рук вон ненужной симпатии. Хотя, он скорее, просто-напросто, не желает вспоминать лишний раз о неверной. — Слушай, я предложил ей сменить обстановку, но так как она сказала, что не планирует покидать Брайтон, решение пришло само собой. — Самое время делать невинные глаза и упиваться собственным инфантильным рвением помочь, без какой-либо выгоды. Отчасти верно, отчасти лицемерно. — Я не думаю, что общество Роны как-либо повлияет на спокойную атмосферу. — Крайне убедительный взгляд в душу. Брови вверх, отчего морщинки на лбу явственно проступают. Полагая, что на этом разговор можно завершить, Кауффманн разворачивается в сторону, куда, предположительно, ушла Стиллер. Да и не гоже пропадать на пол часа в коридорах. Состав трогается, озвучивая свой отправление неприятным скрипом рельсов. Моментально кидает взором в окно. Неужели уезжают? По крайней мере, Генри не вышагнет из поезда с криками об испорченном отдыхе, и не выкинет брюнета, рискуя убить последнего. Три года на одном месте бьют внушительной цифрой по разуму. Наконец-то. Ни тебе приевшихся улиц, ни изученных стен. Флорида, жди эту несчастную троицу инвалидов.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » RONA&CHRISTIAN PART II