A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » HELENE&ALAN


HELENE&ALAN

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.net/4700230.gif

2

Ну, здравствуй, Новый Орлеан. Ты вырос, как вырос и я сам. Крыши твоих многоэтажек даже с пьедестала взрослой жизни кажутся такими недосягаемыми, что захватывает дух. Память. Память бьет в нос крепче нашатырного спирта, заставляет очнуться от забытья странствий и ощутить прилив сил. Я не любитель оседать на одном месте, но сегодня я возвращаюсь домой.
Говорят дом – есть то место, куда хочется возвращаться. В случае с тобой, Брайтон, это правило работает. Я чувствую, как улочки города наполняются привычным гулом сонных прохожих, семенящих на работу. Я слышу пение птиц, которого мне так не доставало в урбане Токио. Боже, разве может быть чувство прекраснее этого? Я не знаю. Я не знаю...
Алан остановился у высотного здания, запрокидывая голову вверх. В его руке красовался огрызок с записанным наскоро адресом и номером телефона. Последним он не воспользовался, пробираясь сквозь неизученные районы города, чтобы не нарушать атмосферу неизвестности. Скучно, когда точно знает, что во столько-то часов такого-то дня с тобой случится что-то. Жизнь – мгновение, она должна запомниться чем-то большим, чем расписанием встреч со старыми друзьями в планере.
В его руке – дорожная сумка. Не слишком большая для человека, который возит всю свою жизнь с собой. Даже слишком маленькая, чтобы Беннет хоть немного походил на того, кто имеет за спиной прочные сваи в виде вынесенного опыта и череды событий.
Боже. Его сердце начинает биться быстрее. Наверное, это хороший знак, наверное, это единственная зацепка, по которой можно точно понять – она была и будет внутри. Эта смешная пухленькая девочка с ярко накрашенными губами, пытающаяся выделиться из серой рамки, в которую посадила её жизнь. Алан мнет листок и убирает в карман. Пора. На часах 7.30 утра. Ему должно крупно не повезти, если в воскресное утро Элеан не окажется дома.
Тадам.

Звонок оповещает о незваном госте. Беннет опускает сумку на пол, не заботясь о чистоте вокруг, достает пачку сигарет из кармана и закуривает, прислоняясь спиной к стене. Конечно, он нервничает. Может быть, даже больше, чем этого требует данная ситуация. Но ведь, если она отвечала на его письма, значит, не все так призрачно, не так ли?
Тадам.

Он выворачивает руку в неестественное положение, чтобы позвонить второй раз. Лень – она родилась раньше нас, она сидела и ждала, пока мы родимся. Кусок пепла отрывается от сигареты и задевает джинсы, Алан подпрыгивает и сеет хоровод из искр, едва не испортив, между прочим, новые штаны. Ожидание – смерть. Особенно для Алана. Особенно в такой эпичный момент.
Вместо третьего звонка он просто опускается на корточки и шумно выдыхает. Забавно, каким важным может оказаться обычный момент. Это ведь, нормально, старым знакомым видеться после долгих лет разлуки. Если не брать в расчет тот маленький факт, что письма Элеан последние полтора года были единственным напоминанием о том, что Алан не растворился в воздухе, не стал пылинкой на просторах земного шара. Она зафиксировала его, увековечила на то время, пока он искал себя в бесконечных странствиях по миру. И Алан был ей за это очень благодарен.
Теперь это так называется, Беннет?

3

Солнце слепит. Морщишься, прячешься за крепостью пухового одеяла, непроизвольно сдаваясь. Не то время года, чтобы укутываться по макушку в постельном белье, презирая одну мысль о том, чтобы выбраться из кровати. Окно нараспашку. Кондиционер есть только на кухне, потому что, зная собственную привычку лениться, чтобы поднять пятую точку и убавить обороты, опасно ставить изобретение человечества по близости. Освещенные участки кожи начинают гореть огнем. Раннее пробуждение дарит своеобразное ощущение полнейшего одиночества. От девушки вы бы вряд ли услышали отказ, если предложить умертвить все живое на пару часов, пока несчастные работающие в такой-то сезон заковывают себя в цепи смокингов и брюк. Поворачиваешься на бок, устремляя взгляд на недописанное письмо. «Теперь ждать пока снова объявится.» — Хмыкает, улыбаясь. «Что за привычка дурная менять место жительства с такой периодичностью?» — Сверлит исписанную бумагу. Маленький кусочек души, вылитый на лист A4. До чего просто открывать свои мысли, не находите? Губы сжимаются в тонкую линию, а голова неодобрительно изображает отрицание. Наверное, оно к лучшему, что их разнесло по разным уголкам планеты с последней встречи в Париже. Она не умела быть открытой, сидя за общим обеденным столом. Не умела и не хотела раздавать мысли, словно они дешевая разменная монета. В письмах всё было иначе. Проще. Если подберется слишком близко, всегда можно было выкинуть стопку конвертов, перечеркнув всякое напоминание о его существовании. По крайней мере ей нравилось так думать.
Ноги опускаются на теплый ковер, перебирая пальцами мягкую шерсть. Кофе. Срочно нужен кофе. Несмотря на блаженное чувство отдохнувшей от лишних мыслей головы, привычка просыпаться от терпкого запаха свежесваренного напитка никуда не пропала. Чертова студенческая жизнь. Напоминает о себе даже вне стен университета. Невысокая фигура пробирается по коридору на кухню, морщась от мерцающих через щелки лучей. Минусы проживания на солнечной стороне здания на высоком этаже. Ничто не загораживает вид, но и природа не щадит по утрам. Приходится просыпаться вместе с рассветом, а затем сокрушаться еще час-полтора, не желая выбираться в реальность. Недавно прочитанные отрывки вновь бьют в голову. Смешно, насколько рыжеволосая избегала всякой идеи о том, что беспокоилась. Удивительная привычка Алана Беннета исчезать из жизни непременно возвращаясь. Так недолго ощутить всю прелесть ожидания коротких отписок с фронта во время Второй Мировой. Сколько времени пройдет, прежде чем она вновь получит весточку и адрес, который позволит связаться с проклятым недодругом и недознакомым? В последний раз, когда Элен залезала в почтовый ящик, найденное письмо уведомляло о переезде, но куда? Одному богу известно, а пытаться узнать скоро посланным ответом — заранее проигрышная афера. Когда он говорил «уезжаю», пытаться что-то изменить было бесполезно.
Неизменная схема возвращения заспанного разума в форму. Оставляя кипящую жидкость в кастрюле, теряется в дверном проеме, ведущем в ванную. День только начался, а кому-то уже посвящено слишком много внимания. «Какая способность, ей богу. Заполнить собой все без единого усилия. Ай да Беннет, ай да молодец.» — Закатывает глаза, прислушиваясь к шуршанию воды. Звонок? Щурится, выжидая повтора. «Померещилось что ли?» Вздергивает плечами вверх, выходя в коридор. Неожиданное дзынь вновь раздается по квартире. Видимо, вовсе не сознание играет шутки, а кому-то и впрямь понадобилось общество Де Пьерфё в семь утра. Ой, простите, семь тридцать утра. У нее вообще разве были такие друзья? Большинство сейчас лежало пластами в уютных кроватях, после очередной бессонной ночи, прожитой от клуба до катаний пьяными за рулем, и так все лето.
Всегда опасайтесь людей по ту сторону стены. Они могут вызвать непредвиденный сердечный приступ. Без доли сомнения рука уверенно тянет увесистую дверь на себя, ожидая увидеть каких-нибудь жалких детишек с печеньями или очередного члена секты, яро борющегося за расширение своей общины. Ага. Сейчас. Замирает, не находя в себе сил ни двинуться, ни пискнуть. Темнеет перед перед глазами. Опору. Срочно опору. Или ледяной воды. Глазами мажет по темной голове, майке, джинсам. Нет, нет. Быть этого не может. Рот открывается, оставляя на лице ошарашенную гримасу. — Ты, — Срывается истощенно-тихим голосом. — Чего не позвонил? — Задыхается. Нельзя такие сюрпризы устраивать, черт его дери. Делает шаг назад, перед тем как отчетливо слышит убежавшее кофе на плиту. «Shit!» Удивление сменяется смятением, словно она делает экзистенциальный выбор между спасением завтрака и приветствием заблудшего идиота. Дергается в сторону кухни, затем обратно, вновь в к кастрюле. С виду она больше походила на колыхающийся рогоз, а не на человека в замешательстве. Короткий рык из груди. Определилась. На низком старте подбегает к высокой фигуре, практически подпрыгивает, чтобы достать до щеки, а затем моментально уносится в направлении вытекающего кофе. Парочка расторопных движений и потом прекращен. Выдыхает, разворачиваясь в Алану. — Господи. — Опирается о стол, прикладывая руку к губам. Шепчет, бегая глазами по мужской фигуре, будто пытается поверить в реальность происходящего. Вновь отрицательно качает головой, издавая негромкий смешок. — Надо ж так. — Опять негромко. — Хоть бы предупредил, я бы встала пораньше. — Сокрушительно опускает ладонь на лоб. Это странно, радостно и одновременно страшно. Человек из писем перед ней. Человек, которому ты открывала душу. Не полностью, но все же. Ощущение, словно ты абсолютно обнаженная и хочется спрятаться, однако переполняющий восторг вперемешку с настоящим ахером, по-другом не назовешь, не дают сдать назад. — Завтрак. — Замолкает на мгновение. — Приготовила. — Какое же он все-таки проклятье наяву. Слова совсем утекли. «Зря писала.» Мелькает в опустевшем сознании. Вот он. Живой. Реальный. «Зря.»

4

You gave me nothing at all,
but still, you're in my way
Не просто объяснить себе свои же сбитые мысли. Какого черта Алан? Какого черта ты приехал именно сюда, не успев сойти с самолета? Забавно. Алан любил, когда забавно. Именно поэтому он здесь, нет? Все эти письма, которые он посылал девушке, с которой виделся дважды. Те две недели, что он провел во Франции, да плюс случайная встреча, длившаяся не дальше часа. Забавно. Но перебирая в голове все ощущения, в те моменты, когда он перекладывал мысли на строки, Алан понимал, что не хотел бы делиться ими ни с кем другим как только с Де Пьерфё. И, наверное, если бы не спонтанное решение остаться на время в Новом Орлеане, он бы и не собрался к ней с визитом.
Успевает сообразить, что не стоило курить прямо в подъезде, но дверь уже открывается, так что Беннет поднимается на ноги и эгоистично решает не лишать себя последней затяжки, когда в дверном проеме появляются они... Шортики в звездочку. В этот миг время остановилось, и Алан заворожено уставился на предмет одежды, будто бы свою судьбу встретил.
- Я, - Ах да, голова с пучком. Он переводит взгляд, изображая губами “not bad”, а потом широко улыбается, определенно забавляясь чьим-то смятением. Приходится прервать приветствие, чтобы наклониться и потушить окурок ботинком. – Решил не нарушать нашу традицию, - Лезет свободной рукой в карман джинс и достает изрядно помятый клочок бумаги, бережно разворачивает и протягивает Элеан. На нем еще в самолете огрызком карандаша было нацарапано:
Сегодня я буду в Новом Орлеане. Не против, если зайду на чашечку кофе?
- Но в самолете нет почты, - Разводит руками, наблюдая метания девушки в сторону чего-то явно важного, и обратно, со звучным охом принимает поцелуй в щеку и ловит взглядом ускользающие звездочки. – Ладно, - Бровями вверх. Качает головой. – Ладно. - Странная девочка. Умиротворенно поднимает сумку и двигается следом, заботливо прикрыв двери, чтобы никто больше не стал невольным зрителем этого млечного пути на её заднице. – А ты выросла! – Вдогонку, честно, не без сарказма. – Живешь здесь одна? – На момент вопроса он еще не подумал о каком-нибудь спутнике жизни, который мог бы быть недоволен появлением странного типа в их обители любви. Но, честно говоря, Беннету было на это плевать. Он же приехал к Элеан, а Элеан всегда рада его видеть. По крайней мере, он на это очень надеялся. - Отец просил присмотеть за тобой, - Намек. Собственно так он и узнал адрес.
Первым делом осматривается кругом, ловит ушами суету на кухне – Можно просто Алан, - Оставив сумку на полу, образуется у стола, опираясь на него задницей и пристально смотрит на переливы эмоций. – Я вижу, - Немного скептически, намекая на панические метания у плиты. – Ну-ка, - Отрывается от стола и теснит фигуру Де Пьерфё. Открывает крышку, откуда валит клуб пара в лицо, морщится. – Понятнооо, - Рядом красуется пятно сбежавшего кофе. Алан ухмыляется и, не долго думая, закатывает рукава рубашки. Одной рукой он хватается за ручку пострадавшей турки, другой тянется к тряпке, которую глаза увидели чуть поодаль, но для этого пришлось на мгновение оказаться сзади дамы, и у Беннета саркастично сорвалось – Классные шорты, - Куда-то в макушку. Какая же она мелкая. В следующий миг он уже был у раковины, подготавливая плацдарм для спасения завтрака. Промыв турку, двинулся в сторону холодильника, чтобы найти что-то напоминающее еду. – Ты же не против, если я накормлю тебя в качестве компенсации за вторжение? Ты пока можешь разобрать мою сумку, - Хорошо, что Элеан не видит его хитрого лица, потому что как только она расстегнет молнию, она найдет там свой подарок. Хорошо. ЕСЛИ, Элеан расстегнет. Алан ухмыляется, вынимая несколько яиц. Серьезно, он собрался испечь свои фирменные гренки – У тебя есть лук? – И, видимо, ему очень повезло, что кусочек сыра ждал его среди полок. – Я узнал, что ты учишься в Брайтоне и сильно удивился,  ты не писала об этом – Не отрываясь от процесса готовки, он уже искал подходящие мисочку, досточку, терку и нож. О, это инстинктивное чутье – любимая забава – угадать, где и как люди хранят элементы быта. Ящик номер один – мимо. Два – прямое попадание. Параллельно он принялся ставить на плиту кофе, как-никак на него и пришел.  – Лук? – Оглядывается через плечо, чтобы оценить масштабы ахуя от такой наглости со стороны гостя. Впрочем, чувствовать себя иначе в апартаментах Элеан у него не получалось. Такое бывает, когда не видишь человека, но привыкаешь к письмам так, точно бы каждый день вы пересекаетесь в реальной жизни, никакой адаптации, увольте, если бы не звездочки, он бы и глазом не моргнул. – И открой уже сумку, я привез тебе подарок.. - Он даже бросает готовку, чтобы насладиться моментом. Кивает на сумку настойчиво, и все же косится на кофе, второй раз ему не убежать. ..Из диснейлэнда.

5

Существуют такие личности, не знающие ни приличия, ни такта, но которым все беспрекословно прощаешь за искреннюю веру в то, что это входит в порядок вещей. Нет, где это видано врываться в чужой дом и расхаживать здесь, словно они давние друзья? Они толком не говорили лично. Две жалкие недели знакомства с другом семейства и скоротечные обмолвки в течение часа в последний раз, когда ей довелось увидеться с Аланом. Вести себя сдержанней это его не заставило. Если задуматься, то вряд ли мужчина вообще задался вопросом насколько адекватно выглядело исполненное явление Христа народу. Однако не в этом заключалась вся катастрофа. Несмотря на ошеломленный вид и глаза размером с блюдца, Элен ни на секунду не задумалась о том, чтобы выставить нахала на лестничную клетку, попросив соблюдать правила приличия. Да, видимо, после самых неординарных отношений на листках бумаги, такие выпады лишь удивляли своей неожиданностью, а не сутью.
Подрагивающими пальцами вырывает бумажку из рук, читая содержимое. Секунда. Две. Исполненная желанием ударить себя по лбу, уставляется на несколько осунувшееся со второй встречи лицо. Сверлит взглядом. Нет, определенно Беннет. Совершенно не вписывающийся в какие-либо определения и рамки. Выражение мины: да что же это такое!? Благо кипящее на кухне кофе спасает от обморока. Хотя, попробуй он добавить еще какой-нибудь язвительный комментарий, ей богу, пнула бы по ноге. Нельзя так изматывать нервную систему людей. Никогда не задумывался, что она может быть крайне шаткой? — А ты постарел. Сколько тебе? Четвертый десяток ведь пошел! — Имитируя интонацию собеседника, спешит ответить девушка, а затем так же увлеченно разбирает его возрастную категорию. Сказать по правде, он вовсе не походил на старикашку или скучного офисного работника, медленно уходящего в закат. Но что бы не позлорадствовать? Он ведь не придержал язык за зубами.
Главное найти точку опоры. Якорь, который вытащит её из пучины отчаяния и сумасшествия, к которому так рьяно взывал гость. Может показалось? Оглядывается, вновь тщательно изучая до боли знакомую фигуру. Ах, если бы это было плодом воображения! Как никогда осязаемый и присутствующий. — Да, — Отвлеченно сообщает рыжеволосая, не чувствуя никакого подвоха в невинном вопросе. Тем не менее продолжение заставляет сосредоточенно уставиться в глаза брюнету. — Тебя-то? — Бровь ползет вверх, выдавая очевидное и неприкрытое удивление. Человек, который неспособен задержаться на одном месте больше месяца, внезапно, решил присмотреть за несчастной студенткой? Он точно не забылся и помнит, что учеба в университете подразумевает прикованные к одному месту конечности. — И насколько, думаешь, терпения хватит? — Закатывая глаза в ответной реакции на «просто Алан», интересуется Де Пьерфё. Юморист от бога решил порадовать фанатов своими искрометными шутками. А если серьезно, то, возможно, она не могла претендовать на знающего мужчину от и до человека, однако не заметить довольно неусидчивый характер было крайне непросто. Когда проклятая туша без доли стеснения спихивает её в сторону, Элен было порывается вернуть занятые позиции, но дальнейшие манипуляции Беннета останавливают всплеск гневного «отдай». Она еще не совсем выжила из ума, чтобы возражать позывам уборщицы у непрошеных гостей. Вдыхает поглубже, начиная отходить от первоначального шока. Это тебе не обжечься об плиту, попрыгать от колющей боли пол минуты, а затем с привычным спокойствием продолжить заниматься своими делами. — Спасибо. Не старалась, — Заглядывает через спину, наблюдая за реанимацией пострадавшей плиты. Первый крах осуществлен. Нет, она не спит в кружевном нижнем белье. Уже не поверит.
В сотый раз вглядывается в черты лица, а, когда ловит себя на излишне прикованном взгляде, моментально ретируется поближе к обеденному столу. Рядом с ним чувство безопасности возрастает в несколько раз. — Вперед. Грех отказываться. — Моментально соглашается на предложение о завтраке. Тем не менее, велика вероятность, что Алан не Алан, если не испортит первое впечатление о фразе последующей мыслью, и он мгновенно это доказывает. — Будем надеяться, что не пожалею. — Сразу после завуалированного приказа, поджав губы, спешит добавить рыжеволосая. Ни замечания, ни упрека. Пусть снует по ящикам сколько вздумается. Её вообще мало беспокоили поползновения на личное пространство в собственном доме. Главное, чтобы не лезли в голову, а остальное... Да хоть всю квартиру переверните вверх дном. Уберется, куда денется. Подскакивает, скрываясь в коридоре. Спустя несколько секунд возвращается с бумажкой в руках. Терять уже нечего, да и все равно оно бы отправилось непосредственно темноволосой занозе в заднице, которая беспардонно хозяйничала на кухне. — Держи. — Кладя на край стола листок, обращается к Беннету. — Не смогла отправить. Видите ли, кто-то уехал оставив меня ожидать, когда следующий адрес будет известен. Холодильник. Нижняя полка. — Скрещивая руки на груди, с наигранным недовольством сообщает девушка. Глупо верить, что её и впрямь это злило. Ничуть нет. Наверное, глубоко в подсознании она прыгала от счастья, что имеет возможность получать ответ моментально, а не спустя несколько недель. Увы. Опасение — оно такое. Если задуматься, они чужие люди, занимавшие свободное время пустой болтовней. Правда вот, хотелось спросить, она сама-то верила в то, в чем так уверенно убеждала себя? Руки сжимаются в кулаки, стараясь успокоить поток сомнительных мыслей. «Подарок?» Зависает. Серьезно? Подарок из Диснейлэнда? И мужчина талантливо убирает всякие неприглядные идеи о бесполезности данной встречи одной фразой. Это искусство, говорю вам. Осознание дубль два. Адаптация прошла успешно. Элен моментально подскакивает к брошенному багажу, но перед тем как отпереть молнию, кидает очередной взгляд на снующего мужчину. Забавно. Совсем как тот, что исправно рассказывал ей о своей жизни в письмах. Правда что ли Алан Беннет собственной персоной? Разбивает секунду тишины звуком открывающейся сумки. Хорошо спланированное троллем «Что, простите?» на лице. Он ведь не просто так купил именно эту игрушку? Вытаскивает, сокрушаясь под волной умиления. Нет. Взяла себя в руки. — Могу узнать, с какими помыслами я удостоилась именно её? — Протягивая перед собой плюшевое животное, спрашивает Де Пьерфё. — Спасибо, — Уже не шутливо, а спешившись, и опустив глаза на милый предмет, сообщает рыжеволосая. Проводит пальцем по искусственной шерсти, пребывая в растерянных чувствах. Не то, чтобы ей не дарили подарки, но отчего-то именно этот казался в сотню раз дороже проклятых сережек и браслетов, коими её спешили обеспечить как подруги, так и воздыхатели. — Мне заносить сумку в гостевую или то шутка? — Подходя к темноволосому, интересуется Элен. Как-то совсем не боязно. Смешно. Проклятая собака совсем сломила железную леди. Хотя, наверное, и без неё она бы согнулась под напором наглости. Будь он проклят. Честное слово.

6

- Вы похожи, - Довольный своей находкой, Алан возвращается к готовке – Всегда пожалуйста, - Как хорошо, что для того, чтобы сообразить гренки с луком и сыром не нужно ни много времени, ни сомнений, что этот кулинарный шедевр после едкого комментария Элеан, не оправдает себя. Как бы не так. Теперь Алан сделает лучшие гренки и будет присматривать за ней по просьбе отца всю свою оставшуюся жизнь.
- Я похож на шутника? – И зачем он всё время оглядывается через плечо. На самом деле, Беннет не планировал задержаться здесь дольше, чем на время завтрака, однако, грех не пойти на поводу у желания мстить за подкол с возрастом. Если бы она знала, на что он способен, не рисковала бы бросаться такими репликами. – Давай-давай, - Между делом по пути к холодильнику Беннет подталкивает девушку в спину, задерживается на момент, когда их лица встречаются, и удовлетворенно заключает – Похожи, - Щелкнув лэди по носу. Ту, что будет в человеческий рост. Дальше лук и продолжение готовки. Однако, удивила, Алан ожидал увидеть нечто запинающееся на полуслове. И ведомый ходом своих мыслей, он бросает комментарий к ситуации – А тебе палец в рот не клади, - Откусишь по локоть. Звёздочи никак не перестанут быть причиной того, что Беннет то и дело поглядывает на нижнюю часть тела Элеан. Немного пошло, но он правда забавляется с этой детали одежды, не более.
Когда девушка с его сумкой скрывается в другую комнату, Беннет снова прерывает творческий процесс, чтобы приблизиться к письму и хотя бы одним глазом проглядеть, что она ему повествует. Услышав шорох, он резко метнулся обратно и продолжил как ни в чем не бывало. Обойдется знать о том, что ему и правда интересно.
Должно быть, прошло не больше пятнадцати минут, когда по квартире разлился запах еды. Автор возьмет на себя смелость упустить кусочек действительности, приходящийся на эту часть истории, и уже боится представить, где же Алан обнаружит тело Де Пьерфё, может даже не в шортиках.
- Ваше звездное величество, - Беннет ставит на обеденный стол тарелку с гренками, следом умещаются чашечки с кофе, себе он выбирает побольше – Завтрак готов. – Готовый к жесткой критике, он пикирует на стул и только теперь понимает, что чего-то не хватает в этой жизни – Здесь нельзя курить да? – В обители ночной феи, похожей на собачку из детского мультфильма? Алан, ты серьезно сомневался?
Он оборачивается назад, протягивая руку, чтобы достать себе грязную мисочку из раковины – Проветришь. – Так началось первое знакомство лэди и бродяги. Щелк. Клубок дыма наполняет кухню, Алан жестом приглашает даму присесть, хотя подозревает, что может получить на этот раз нечто большее, чем упрек в адрес кулинарных способностей  или возраста. Тем не менее, выражение его лица сияет довольной улыбкой, и он смотрит на Элеан с той долей вызова, которая должна побудить её самолюбие врезать ему или стойко выдержать такой поворот событий назло.
Беннет стряхивает пепел в мисочку и решает пойти против системы и вспомнить старую добрую поговорку – лучшая защита – это нападение. Он стаскивает с края стола лист, отводит в сторону, откашливаются, как делают всякие там поэты, намеревающиеся декламировать вслух.
- Здравствуй, Алан. Я получила твое письмо около недели назад, а за ответ сажусь только сейчас... – Сдвигает брови задумчиво и не замечает, как сигарета начинает жалобно тлеть. Боже, Беннет, нет, неужели появилось нечто, что для тебя важнее никотиновой палочки, сгорающей впустую? – Я знаю, ты разменял четвертый десяток, но всё равно пишу тебе, чтобы не обиделся. Твои гренки, конечно, говно и курить на кухне было нельзя. И хватит уже пялиться на мои чудесные шорты со звёздочками и зачем ты притащил мне эту жуткую собаку? Неужели ты серьезно думаешь остаться у меня дольше, чем пока длится наша встреча? Я очень хочу, чтобы ты взял свои вещи и выкинул в окно вместе с собой. – Лицо Алана в этот момент настолько серьезно, что можно подумать, именно эти строки начертаны на листе бумаги. Беннет резко переворачивает лист пустой стороной, кладет его на стол, заставив чашку и миску отступить и даже тушит сигарету. – Прости, я должен ей срочно ответить - Достает новую сигарету из пачки, берет её в руку аки ручку и начинает “писать”. – Дорогая Элеан, шутку про возраст я оценил. Извини, что курил у тебя в подъезде. В своих письмах я мало упоминал о самом себе, но теперь ты можешь видеть всё как есть без прикрас. Собачка, между прочим, досталась мне нелегким трудом, потому что стреляю я категорически плохо, но ради тебя я потратил всю наличность и выиграл. Извини, что не предупредил о приезде, я хотел сделать сюрприз, ко всему прочему, шутка про гостевую комнату удалась, а гренки вкусные не ври... - С этим он поднимает голову – Когда смотришь мне в глаза. – Широкая улыбка, он отстраняется от бумаги и прикуривает то, чем только что писал. Ну, как его можно выставить? Она же не выставит? - Ведь вкусные? - Брови-брови. Алан доволен своей выходкой.

7

Тяжело признавать, но они и впрямь были друзьями. В каком-то извращенном понимании этого слова. Или, по вашему, делиться происходящим в жизни, подробно описывать что-как-где — не участь родных душ? Хотя невольно начинаешь сомневаться, что именно этому человеку ты выливала частичку себя, когда он многозначительно заявляет, что вы похожи с собачонкой из детского мультика. Главное, что слова Беннета были недалеки от истины. Уши точно копна волос Элен. Вот засранец! В письмах он скорее походил на далекого, неосязаемого романтика, который писал так красноречиво, что, порой, внимание упускало мелкие намеки на истинное лицо по ту сторону клочка бумаги. Как славно, что теперь она несомненно может наблюдать Алана во всей красе. Он ведь и правда был хорош собой, врать не стоит. И, видимо, был осведомлен об этом. Нельзя же так отчаянно измываться и уповать на добродушность? Все за красивые глаза. — И в каком месте я тебя укусила? — Затем следует щелчок по носу и вопрос отпадает сам собой. Она лишь удивленно хлопает глазами, вздрагивая от неожиданности. Какого черта? Трясет головой с видом «это происходит не здесь и не со мной», отчаявшись смотрит на небольшую сумку, а затем уносит чемодан в сторону гостевой спальни. Когда-то Де Пьерфё думала, что сможет обзавестись соседкой, с которой разделит одинокие вечера, но большинство девушек чувствовали себя отлично и в студенческом общежитии, а бесчисленного списка подруг у неё не наблюдалось. Пришлось заклеймить место для недолгих постояльцев. Кстати, — А ты надолго приехал? — Возвращаясь обратно на кухню, кричит, идя по коридору. Не то, чтобы это был намек. Он мог оставаться сколько бы захотел, а, зная мужчину, вряд ли бы стал просиживать пятую точку на одном месте больше недели. Волноваться нечего. Да и забавная компания была бы очень даже кстати. Только бы не убить наглую морду.
— Такие же подарить? — Премило улыбаясь, интересуется девушка. Тяжело не заметить сколько внимания темноволосый уделил обычным спальным штанам. Или он тоже был из тех, кто свято верил в то, что Элен засыпала в кружевном белье и просыпалась накрашенная и с укладкой? Не хочу вас огорчать, однако даже самым отчаянным «хочу быть принцессой» приходилось терпеть природную несправедливость в виде синяков под глазами и помятой физиономии. Рыжеволосая подскакивает к столу, падает пятой точкой на стул, наскоро замечая: Пахнет вкусно. Не верь красивой обложке, — Последнее произносится себе под нос с пожатыми плечами, чтобы не забыть о том, что этот тип только что заставил пронести сумку целых десять метров. Никакой галантности! И, несмотря на всякое игнорирование «нет, не курят», она успевает проглотить негодование и улыбнуться. Сказать по правде, тяжело признавать, что до этого никто не смел проявить заботу и приготовить чертов завтрак. Если не говорить о родителях, разумеется. Находясь в умиленной прострации, берет гренку себе на тарелку, аккуратно отрезая кусок. Кладет в рот кусок и уже хочет сказать, что он поборол ее сомнения и все это и впрямь вкусно, однако Беннет делает ужасающий жест. Серьезно? Он будет читать её письмо прямо перед девушкой? Господи, стыд-то какой. Де Пьерфё с написанной на лице паникой подается назад, чтобы услышать рожденные своим сознанием строчки, тем не менее получает лишь переделанную версию. Господь, за что ты послал этого провокатора сегодня утром? Она же несчастная неспособная мыслить курица, которая не может позволить себе такое поведение, потому что чувство собственного достоинства не уймется, если брюнет уйдет победившим. Рот широко раскрывается. По велению волшебной палочки, она и впрямь начинает хотеть выкинуть его в окно вместе с заботливо поставленной рядом со шкафом сумкой. Ведь вещи хотела разложить, растрогавшись таким-то вниманием! — НЕТ! — Моментально заявляет девушка, гневно зыркая на эти прекрасные брови, намекающие на великолепность кулинарного творения от самого Алана Беннета по прозвищу «мужчина-неделька». — Я пожалуй отвечу, — Щурясь, она дергает из его рук лист бумаги, беря в руки невидимое перо. — Здравствуй, Алан. Я было растрогалась твоим подарком, ведь ты так много сил на него потратил. И, наверное, потому что ты появился столь неожиданно и так вовремя, я готова была простить тебе даже курение на моей кухне, когда я на дух не переношу запах сигарет. Мне никто не готовил до этого. Считай, что это удивление номер два. Но, ты мерзкая сволочь, которая заставила меня на секунду решить, что ты собираешься остаться, из-за которой я потащила сумку в гостевую и думала её заботливо разложить. Гори в огне, ненавижу, твоя Элен. Запомни уже! — Смотрит несколько секунд в одну точку, злостно тыкает вилкой в гренку, отламывая кусок без ножа, запихивает к себе в рот и вновь обращается к мужчине. — Вкусные. Уймись! — Выдыхает наплыв эмоций, от которых хочется бежать. Роняет голову на руки, а затем издает побежденный смешок. Вот проклятие нашла на свою голову. Главное не пожалеть, что он вскоре вновь отправится в путь. Глупости. Не пожалеет. — Мне нравился этот мультфильм в детстве, — Подпирает щеку ладонью. Странное ощущение. Теперь она уже верит, что знала этого человека до явления божества народу. Именно эта тварь ей писала письма, которые девушка с таким нетерпением дожидалась. Чем только черт не шутит?

8

Хорошо иметь в запасе человека, который будет удовлетворять твою необходимость в человеческом тепле, как бы эгоистично не звучало это желание. Ты не сковываешь себя наручниками обязательств, не распадаешься на атомы в попытке угодить чьему-то самолюбию, но получаешь это ощущение принадлежности к чему-то земному. И тем прекрасней чувство, чем призрачней мутный образ малознакомой барышни по ту сторону конверта.
Забавное ощущение. Иногда приходилось задержаться в каком-то городе, чтобы забрать письмо. Каждый день Беннет делал пометки на полях ежедневника, чтобы не забыть, обязательно добавить эту смешную зарисовку об одном интересном дне, в письмо для Елены. И откуда-то Беннет уже точно знал, что если добавить в переписку встречи в реальности, ореол волшебства тут же смажется совсем не сказочными ремарками. И это нормально. По крайней мере, он не питал иллюзии на этот счет, и подозревал, что если что-то пойдет не так, они могут больше никогда не повторить этих приятных минут, проведенных за прочтением очередного письма. Ну и черт с ним. Алан принадлежал к той категории людей, которые наверняка знали, что сказок не бывает, а то, что мы называем волшебным – результат самообмана и мастерства фантазии. Все просто.
Прожевывая завтрак собственного исполнения, он внимательно наблюдал за лицом Де Пьерфё, посылающей ей ответное письмо. Он решил, что так будет проще разрядить обстановку и дать человеку привыкнуть к личному общению, тот еще мастер психологии, а вы чего ожидали?
- Элеан, - Назло повторяет брюнет, запихивая в рот остаток гренки и облизывает сальные пальцы не особо переживая о том, как это будет выглядеть. – Мне так больше нравится. – Как непререкаемое обозначение того, что несмотря на волну призрачного негодования, он не собирается лишать себя возможности использовать то написание её имени, к которому привык. В самом деле, с чего бы это вдруг? Он же её не “Лэди” называет, только немного звуки поменял. Красиво же.
- На самом деле, я бы остался здесь на пару дней, если это никого не стеснит, - Да-да, он имеет ввиду бойфренда, о котором врядли кто-нибудь написал бы ему в письмах, даже если бы он был. В целом, Елена показалась ему достаточно взрослой девочкой, для того, чтобы вести совместную жизнь с каким-нибудь мальчиком с параллельного потока. А если учесть, для какой работы он прибыл в Брайтон, то совсем скоро, у Беннета будет возможность лично знать в лицо весь послужной список этой молодой особы. Дети, они такие, думают, что выросли, а за партой на паре ведут себя как обычные школьники.
К слову, о том, что на этот раз он приехал надолго, Беннет решил пока не сообщать. Ко всему прочему, это последнее, о чем бы ему хотелось беседовать в первый день приезда, потому что внутри себя он так и не определился, был ли этот выбор целиком и полностью его личным решением или бОльшую роль сыграло все желание не разочаровать отца.
- И, если ты не против, гореть в огне я бы не хотел. Тем более, что подарок я и правда выбирал очень тщательно, - Беннет убирает листик заботливо, сложив его на четыре части, к себе в карман. Читать письмо при Елене он и не собирался, не доставит же он ей такого удовольствия, чтобы она наблюдала за его реакциями по выражению лица. – А теперь доедай и собирайся. Мы идем по магазинам. – Очередное единоличное принятое решение. Беннет делает глоток кофе, хватает миску с двумя окурками и заботливо вытряхивает в мусорное ведро. – Если, конечно, у тебя нет более важных дел, чем помочь потерянному человеку прикупить несколько приличных вещей, в связи с тем, что… - Ладно, время пришло – Ему скоро предстоит читать лекции в престижном учебном заведении по меньшей мере ближайший год. – Ополоснув посудину, он обтирает её полотенцем и ставит на то место, откуда взял. – Запишешься на мой электив? – Наконец, оборачивается на Де Пьерфё и вопросительно изгибает бровь. На лице появляется широкая улыбка. На одной забавной игрушке сюрпризы не закончились.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » HELENE&ALAN