I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I'm beginning to recognise that real happiness isn't something large and looming on the horizon ahead but something small, numerous and already here. The smile of someone you love. A decent breakfast. The warm sunset. Your little everyday joys all lined up in a row.» ― Beau Taplin пост недели про высокое, когда могли про голые жопы от оливера: Если бы Террин беспокоился только за свою жизнь. Что говорила догма? Задирая голову вверх, где виднелся цветной витраж с заметными очертаниями женщины, в которой проглядывался образ самой Чонти, ему каждый раз так сложно поверить в то, что за приветливой улыбкой скрывается проклятие всего живого, что посмело посеять разрушение в угоду личной выгоды. Совсем тихо он бормочет слова молитвы, за много лет заученные и отскакивающие от зубов. Он всегда просил об одном и том же: прощении.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » flashback » мне нравится всё, что тебе нравится


мне нравится всё, что тебе нравится

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/vNPa46a.png
мне нравится всё, что тебе нравится
Cairo Kaur & Edmond Meyers
июнь 2013 год — ∞
_____________________________________________________________________
Встреча, просроченная на пятнадцать лет.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

2

[indent]Сегодняшний вечер похож на начало. Хотя, казалось бы, сколько у него уже было таких вечеров и сколько таких же начал, но этот чувствуется иначе. Может, дело в том, с какой неумолимой настойчивостью он наступает, вынуждая две фигуры на кухне торопиться, врезаться в друг друга и усмехаться над разделённой на двоих паникой; или в том, с каким ленным спокойствием он зазывает знакомые лица, наполняя ещё не исхоженные гостями комнаты и сад тёплым бархатным гулом и жизнью.
[indent]Так или иначе, с тех пор, как Кайро Каур вернулся на исхоженные вдоль и поперёк улицы Лондона, мужчина то и дело ловит себя на наблюдении — мир всё больше отсвечивает красками, знакомыми ему с той поры, когда он был угловатым неотёсанным мальчишкой. Вcё это гудение, оживление и паника действуют на него не хуже материнских настоек против затянувшейся простуды, излечивая затихшее замерзшее сердце. Он вновь живой, исполненный предпраздничного тремора, копящегося в солнечном сплетении и норовящего смыть первого попавшегося горемыку, который спросит его о степени готовности званого дружеского ужина. А главное, он не сомневается — вьющаяся по кухне туда-сюда женщина поддержит его, и едва ли её беспокойное цунами не окажется пострашней того, что может предложить миру Кайро.
[indent]И всё же это приятная нервозность. Полезная. Она говорит — значит, это важно. А ведь он и не вспомнит, когда клеймил что-то по-настоящему важным в последний раз. Словно десять лет назад Кайро Каур закрыл глаза и вновь открыл их только пару часов назад, обнаружив себя со сковородкой и ответственностью наперевес.
[indent]Подвести Эвелин он не хочет и искренне боится. Однако стоит мрачной мысли проскользнуть в закулисье сознания, её недовольный выбитый на подкорке мозга голос тотчас отбивает: «Не подведешь, не спорь». И пускай ему приятно это странное непритворное доверие, с которым женщина приняла его на свою кухню, Кауру никак не избавится от навязчивой тревоги, что его руки или вовсе голова сыграют с ним злую шутку в самый ответственный момент — слишком уж много времени он потерял, прячась от того, что знает лучше всего на свете.
[indent]Ему хватает пары-тройки минут, прежде чем его тело вспоминает, работая, как заточенный инструмент, и к мыслям о провале Каур больше не возвращается, передвигаясь по периметру кухни в знакомом лишь его ногам танце. Даже голова его становится легче, оставляя место для любопытных взглядов поверх макушек собирающихся гостей. Кайро не торопится выйти к людям, видимо, убеждённый, что его секундное отсутствие приведёт к страшной катастрофе, но успевает схватить бегающую между кухней и столами Мишу за щекастое лицо, с видом эксперта оценивая не существовавшую там ранее засечку на правой брови.
[indent]— Без комментариев, — смеётся мужчина, провожая крысящеюся Грэм взглядом обратно к изрядно заполнившимся столам, — Давно она? — оборачиваясь к Эвелин, он нарочно морщится, стараясь скрыть смущение от полученного звания подростковой иконы стиля от Миши Грэм.
[indent]— Иди в зал, я закончу. Тут осталось на пару минут, — его брови сходятся на переносице, стоит женщине предположить, что он подал ей тему для дебатов, — Это не просьба, — недолго думая мужчина встаёт ей за плечи и принимается толкать Эвелин на выход, пока та не сдаётся. А затем проходит на другой конец кухни, хлопая второй стеклянной дверью и опережая приступ хитрости — или дурости — у хозяйки заведения.
[indent]— Тебе пять? — артикулируя как можно понятней, Кайро присаживается, чтобы оказаться с ней на одном уровне глаз и, скрепляя большие и указательные пальцы вместе, задирает руки в воздух, — Уходи-и-и, — он встаёт в полный рост, качает головой и наконец побеждает в игру, о которой никто не просил.
[indent]Обычно он предпочёл бы оказаться в гуще событий, но сегодня ему нравится быть сторонним наблюдателем. Погружаясь в последние штрихи на кухне, Каур изредка поднимает глаза к гостям, к маленькой женской фигуре на импровизированной сцене, разбавляющей разговоры мягким мелодичным голосом, и ловит себя на тёплой улыбке. Он так давно не чувствовал себя на своём месте, что забыл насколько умиротворяющим может быть ощущение целостности и единства с происходящим за пределами его небольшого кухонного островка.
[indent]Убеждаясь, что всё готово в последний раз, Каур сбрасывает с себя фартук и, поправив свободную рубашку, неторопливо идёт на выход, останавливается в дверном проёме и, облокотившись о раму, стоит там до тех пор, пока голос Алины и инструменты не затихают. Он встречает её на полпути со сцены, прикладывая руку на сердце и благодаря женщину за выступление. Она и сама выглядит счастливой, и от осознания, что он поспособствовал редкой в последнее время улыбке на лице Алины, он чувствует разливающееся в груди тепло.
[indent]— Я заняла тебе место рядом с собой, — следуя за направлением пальца Алины, Кайро определяет два пустых стула в компании одинокой фигуры и возвращает своё внимание к женщине, — Я пока полна сил — всё благодаря вашей с Эвой божественной еде. Тарелку я тебе тоже оставила, ты наверняка ничего не... — она собирается продолжить говорить, но замолкает, всем своим видом спрашивая: «Что случилось?»
[indent]Если бы он знал. Инстинктивно его брови сходятся на переносице, а лицо Каура становится подозрительно растерянным. Он смотрит на Алину, но сквозь неё, пытаясь определить источник своего замешательства. Кайро делает полшага назад, часто моргает и вновь ищет свой пустующий стул взглядом, цепляясь глазами за ярко-рыжую макушку той самой одинокой фигуры, смотрящей на него так же пристально, как и он на неё. Мужчина щурится, морщится, бормочет одними губами что-то похожее на: «Что за...» — и вдруг расправляет плечи, открывает рот, усмехается и принимается улыбаться соседу по столу самой широкой улыбкой, на которую только способен.
[indent]Нет, здесь нет никакой ошибки, и несмотря на секундное сомнение, Кайро никогда не страдал проблемами со зрением, чтобы не доверять собственным глазам. Перед ним никто иной, как Эдмонд Перегрин Мейерс, и прежде чем эта информация успевает усвоиться в его голове, Каур срывается с места.
[indent]— Мы знакомы, — единственное, что слышит Алина от ускользающей от неё спины.
[indent]Ему бы следовало замедлиться, выдохнуть и дать себе пару секунд переосмыслить всё, что произошло мгновениями раньше, но Кайро не останавливается до тех пор, пока знакомые черты не оказываются достаточно близко, чтобы не оставить ему ни единого сомнения — это он. Это точно он.
[indent]— Пожалуйста, скажи мне, что я не пугаю сейчас незнакомого мне человека, и это действительно ты, — выпаливает он, как на духу, притормаживая в паре шагов от рыжеволосой фигуры и продолжая улыбаться, — Эдмонд, — это должен быть вопрос, но он просто не поверит ему, если тот решит превратить это в повод для шутки. Он знает, знает, что это Эдмонд Мейерс!
[indent]Кайро замирает всего на секунду, пробегаясь глазами ничуть не изменившимся — разве что самую малость — чертам лица. Всё те же рассыпанные повсюду веснушки, те же огромные ореховые колодцы, смотрящие на него так, будто вот-вот заплачут; если бы он не следил ни за календарём, ни за своим отражением в зеркале, то решил бы, что не прошло никаких пятнадцати лет с того дня, как он смотрел в эти глаза в последний раз.
[indent]— Привет! — он видит, как Эдмонд делает полшага навстречу, и не сдерживает звонкого смешка, стоит мужчине напротив застыть в такой знакомой ему экзистенциальной поломке, — Это точно ты, — заканчивая начатый Мейерсом путь, продолжает смеяться Каур, — Не поверишь, я так и не начал кусать людей, — тараторит мужчина, стискивая старого друга в крепком объятии в следующее мгновение и наконец осознавая, что Эдмонд такой же реальный, как и он сам.
[indent]На короткий миг Кайро готов поверить, что они вновь стоят на центральной площади Ильверморни и прощаются на недолгий год. Между ними нет молчаливой пропасти длинной в пятнадцать лет. Нет похороненных глубоко внутри обид. Они снова два лучших друга, убеждённых, что встретятся совсем скоро. Что им двенадцать месяцев разлуки, когда впереди целая жизнь?
[indent]Ощущение пропадает, когда Каур разжимает крепкую хватку и возвращает Эдмонду парочку десятков сантиметров личного пространства. Кайро не теряет улыбки, от которой сводит скулы, несмотря на неприятный холодок, пробегающий по участкам кожи, согревшимся от чужого тепла. Что бы ни было результатом упущенных пятнадцати лет, оно теряет свою важность. Ему достаточно понимать то, что Эдмонд Мейерс рад видеть его прямо сейчас.
[indent]— Так вы знакомы? — радостный голос Теодора вынуждает его отвести пристальный взгляд с Мейерса, растеряно качнув головой.
[indent]Конечно, знакомы. Зачем он вообще спрашивает? Стоит Кайро задаться этим вопросом, его лицо меняется в ту же секунду, а в голове что-то щёлкает, запуская домино из череды коротких осмыслений. Нудный реставратор, трясущийся, словно рогоз на ветру, обретает тело, имя и историю, а Эвелин зелёную карточку на допрос с пристрастием в ближайшем будущем — в какой Вселенной Эдмонд Мейерс мог вызвать у Кайро желание уснуть лицом в салате?
[indent]— Стоп, — лицо Каура бледнеет на полтона, — это спаситель дивана Эвелин, с которым ты познакомился во Франции? — убеждается мужчина, прежде чем делать какие-либо выводы.
[indent]— Да, разумеется! А откуда вы друг друга знаете? — подтверждает Теодор в неизменно восторженной манере.
[indent]— Ага, — кивок.
[indent]Глаза Кайро превращаются в две маленькие полоски, а рот кривится в странную ухмылку, пропитанную недоверием ко всему, что они могут попытаться сказать ему в ближайшие секунды. Не произнося ни слова, он просверливает Мейерса взглядом, поджимает губы в красноречивое «понятно» и, продолжая игнорировать околопаническое состояние организма, произносит голосом из научных радио-передач:
[indent]— Из Ильверморни. Я рассказывал, — указывая на Эдмонда ладонью, кивает Каур и, встречаясь с Грэмом взглядом, кривит рот в нервозную улыбку.
[indent]— Оу! — вырывается с восторгом, — Оу, — наполняется зачатками осознания, — Оу-у-у, — лицо Грэма сжимается, словно лимон, — Как здорово! Знаете, я вас оставлю, я ещё вернусь, — хлопнув Кайро по плечу, молодой волшебник, кажется, успевает скорчить виноватую гримасу другой части этого хромого обмена новостями, и тут же пятится прочь.
[indent]На момент всё в округе погружается в тишину, и Кайро не спешит прервать её, переводя свой взгляд на Эдмонда и врезаясь в его глаза самым говорящим выражением лица. Сдерживая ухмылку, мужчина сжимает губы в тонкую полосу, хмыкает под нос и несколько раз качает головой в наигранном осуждении. Это было слишком давно, чтобы обижаться на него по-настоящему, но всё в нём говорит: «Ты хотя бы мог не выдумывать».
[indent]Может, это он вёл себя так, что Мейерс побоялся рассказать? Кайро обрубает попытку придумать что-то, о чём он не имеет ни малейшего понятия до того, как она уведёт мужчину далеко от истины.
[indent]— Что ж, — прокашлявшись, он предлагает им присесть на свои места аккуратным жестом и, выдержав ещё одну паузу, меняется в тоне, смягчаясь, — Тео очень хотел, чтобы мы познакомились, и убеждал меня, что мы обязательно понравимся друг другу, — хмыкает Каур, вздёрнув бровями, — Забыл уточнить, что зовут тебя Эдмонд, и ты из Канады. И как я не догадался... — его улыбка становится почти меланхоличной, но Кайро быстро оживляется, — Возможно, меня сбили с толку его заверения, что ты совершенно не нудный. Иначе бы точно догадался, — разворачивая свой стул практически лицом к Мейерсу, смеётся мужчина.
[indent]Один за другим вопросы, накопленные годами, вспыхивают в его сознании, и несмотря на жгучее желание задать их все разом, Каур лишь улыбается ему и задерживает внимание на прочно въевшихся в память чертах лица — зря он боялся, что начинает забывать. Может быть, теперь он сможет получить свои ответы, а пока он спрашивает лишь:
[indent]— Как... твои дела? — и это не рядовое желание справиться о его семье и общем состоянии, и он старается показать это всем своим видом, поворачиваясь к Мейерсу корпусом и очевидно забывая о том, что на этом вечере есть ещё кто-то, кроме них самих.
[indent]А всё потому, что пятнадцать лет спустя Эдмонд Мейерс — неизменно важная константа его жизни, к которой он возвращался столько раз и наконец-то сможет вернуться в последний. А там — будь, что будет.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

3

[indent]Эдмонд Мейерс приходит одним из первых — в этом ему видится больший смысл: поток людей будет двигаться постоянно до последнего гостя и на нём не острят внимание так уж сильно — и тут же с теплотой замечает, насколько другим казалось это место теперь: наполненное выбранной хозяйкой фурнитурой помещение с аккуратными столиками и очевидно выбранное не с первого раза органичное оформление, расходящиеся запахи домашней еды, недостаточно навязчивые, чтобы почувствовать себя одним из ингредиентов блюд, но достаточным, чтобы взыграло любопытство и аппетит. Он хмыкает, натыкаясь взглядом на добравшийся до своего места диван. Знал бы он ещё десяток лет назад, что его труды будут так цениться хорошими людьми, возможно не пошёл бы в лингвистическое направление. Не то, что основная работа ему не нравилась, но уж точно к своим годам тратил бы меньше времени на реставрацию, чем сейчас.
[indent]Помнится, достопочтенный Экзюпери писал: «Мне всегда была ненавистна роль наблюдателя. Что же я такое, если я не принимаю участие? Чтобы быть, я должен участвовать.» Что-что, а несмотря на уважение, которое он испытывал к литератору, мнение того же Буковски было ему ближе. Что там было? Люди как участники театра, а он — одинокий зритель. Эдмонд занимает своё место подальше от глаз большинства, осматриваясь и с интересом разглядывая контингент. Так шумная и темноволосая девушка ростом с Эвелин, оказывается в его поле зрения, эмоционально разглагольствует, что это место обязательно будет отмечено в одной из колонок новостей на радио. Так он понимает, что это — одна из Гамильтонов; по линейке он вычисляет и родителей, усмехнувшись себе под нос: честно говоря, несмотря на то, что старшая из дочерей не проглядывается во внешних чертах лица отца, что-то всё равно... навевает. Эдмонд так же замечает семью Теодора: гурьбой они врываются в ресторан; от них сразу веет теплом и ощущением какого-то дома: настолько легко и просто они общаются между собой, пытаясь даже выискать виновницу торжества на кухне, сбегая оттуда со шкодливыми смешками.
[indent]Время от времени, впрочем, он появляется среди людей, стараясь держаться уже знакомых. Даже, если он не чувствует себя как рыба в воде, Эдмонд не сбегает. Что удивительно, совсем не книжные наставления писателей наталкивают его на это! Он вспоминает о кузине, всегда с особым скептицизмом относящаяся к его проблемам с возраста мальчишки, о безумной салэмской ведьме, рядом с которой лучше сразу перестать волноваться в общении, если не хочешь страдать, Алистэре, вечно рвущемся найти побольше контактов, забалтывая своё окружение. Такие люди искренне очаровывали! Вряд ли Стелла, её методы общения с людьми несколько схожи с самим Мейерсом, но не страшащиеся боя? Этот список он мог дополнять и дополнять, но отвлекает себя намеренно, отворачиваясь в сторону разворачивающегося на глазах выступления уже знакомой ему Алины. Это уже другого рода талант, достойный не меньшего восторга.
[indent]От мысли, сколько же одарённых в разные направления людей здесь собралось, на губах Перегрина появляется радостная улыбка.
[indent]— Перпиньян, неужели! — он смотрит на женщину, представленную ему как Мишель Марлоу с чудным английским акцентом, в котором он сразу различает южные нотки; не из желания кичиться — может разве чуть-чуть? — Мейерс и сам переходит на французский, волнительно тараторя, — Мне удалось насладиться жизнью в Провансе в течении нескольких лет. Впрочем, уверен, у вас получится различить в моём говоре нечто... особенное, — он усмехается, давая той подумать несколько секунд, и стоит в воздухе прозвучать осторожное: «Канада?», волшебник прикладывает руку к груди, посмеиваясь, очевидно едва сгибаясь в извинении и шутит: — Беру вину за всю нацию, но её уже не исправить.
[indent]В продолжение разговора его уже тянут в сторону продолжение цепи знакомств на вечере, — морально он готовится к показавшейся громкой сестре Мишель, как оказалось, живущей по соседству на Лазурном берегу — как внезапно даже для себя волшебник замирает взглядом на кухне, проглядывающийся из основного зала. Ощущение словно от призрака из прошлого; Показалось? Он вытягивается по струнке, будто бы это ему поможет, но подскочившая бойкая женщина вынуждает ему вспомнить о своей вежливости, ещё несколько раз пытаясь ответить на таинственный вопрос, так и оставаясь ни с чем.
[indent]Кто бы ему сказал, что засланная мысль может стать настолько материальной — вряд ли бы даже волшебник смог бы поверить в такое совпадение. Однако вот оно? Разворачивается прямо у него перед глазами в момент, когда, наконец, оставленный в одиночестве, Эд встречается взглядом с человеком, которого не видел... нет, скажем, с кем не общался более десяти лет. Пятнадцати? Фрейд был бы доволен его случаем, учитывая как славно срабатывают механизмы вытеснения на Мейерсе.
[indent]Мысленно канадец отвешивает себе оплеуху: он действительно думает о теориях психолога вместо того, чтобы сфокусироваться на Кайро Кауре, судя по всему, заметившего Эдмонда не меньше его самого. Первичная реакция старого — он запинается даже в своей голове, — друга вынуждает сердце волшебника подскочить прямо к горлу, а то и практически не опуская головы, опустить взгляд к своим рукам: не заболел ли он случаем бубонной чумой? Однако тот срывается с места так уверено, что мужчина не позволяет беспокойным сомнениям ворваться в его сознание, оставляя там свой след. Перегрин чувствует, как его руки едва заметно дрожат, когда он насколько проводит пальцами сквозь рыжие пряди, будто это как-то [float=left]https://i.imgur.com/Hzso6rR.gif[/float]изменит его внешний вид.
[indent]— В таком случае, я бы озаботился просьбой как можно быстрее получить направление для получения справки посредством проверки твоего зрения, — он смеётся, не в силах сдержать своей смущенной улыбки, уверено кивая головой и тут же добавляя, — Кайро!
[indent]Так странно произносить его имя вслух, обращаясь к живому человеку, а не упоминая его в рассказах о своём прошлом, поддаваясь тёплым воспоминаниям. Он здесь! Кайро Каур, его сосед по парте на совместных уроках, спасатель непутёвого канадца, лучший друг, его... Эдмонд явно не решается продолжить цепочку описаний самому себе, кем приходился ему волшебник напротив; сейчас ему хотелось обнять того как можно крепче будто с проверкой на действительность.
[indent]— Здравствуй! — посмеиваясь, мужчина уже перекладывает ладонь на его плечо, но замирает в секундной панике, не в силах определить тот-час, может ли он прерывать его личное пространство спустя столько лет? Ответ на вопрос находится быстрее, чем ситуация превращается в неловкую, — Я не сомневаюсь, просто, — что, правда нужны объяснения? — Невероятно рад тебя видеть, — на выдохе от крепкого объятия произносит Эдмонд, хмыкая от того, как скакнул его голос.
[indent]Но как? Почему? И здесь? Шумным эхом каждый вопрос отбивается в голове мага, словно высыпанные пластиковые шарики из корзинки, заполняя всё пространство. Не успевает он толком найти твёрдую почву под ногами да разглядеть изменения, присущие людям с взрослением — где-то здесь он благодарен судьбе, что был знаком с Кайро к концу их пубертатного возраста — и личностным ростом, сбоку вырастает Грэм, выглядя настолько восторженно-удивлённым, что тут же сбивает Мейерса с толку. Одного взгляда на Каура хватает, чтобы понять: не только его?
[indent]У него складывается ощущение, будто в диалоге он находится на половину ноги. Наверное, со стороны всё выглядело чинно-поверхностным, но стоит только краешку слов о Франции пронестись сквозь уши волшебника, как он тут же переводит взгляд с Теодора на Кайро и обратно.
[indent]Он сказал что? А главное — какова вероятность, что в рассказе о знакомстве двух магов не участвовали другие лица? А главное, в каком свете его выставили? Канадец поджимает губы, округляет глаза и смотрит на Грэма достаточно долго словно тот сможет прочитать его мысли. Это, конечно, уже мало что изменит, что не мешает Эдмонду задаваться вопросом к небу: где был этот разрушитель сакральных тайн пятнадцать лет назад?
[indent]— Стоп, — он резко переводит на него глаза, — Так это ты — магозоолог, который был под менторством у Теодора и кричащий на половину дома в поисках каких-то ключей? — от резкого воспоминания недельных давностей он хмыкает, качнув головой, тут же коря себя за то, что не узнал его голос. Про работу с магическими существами Мейерс тоже не знал, — Мне казалось ты... впрочем, — он стопорится, а затем отмахивается рукой, пользуясь отступлением третьего в диалоге в сумрак. О западном побережье успеет спросить в любой другой момент.
[indent]Наконец у него появляется возможность прислушаться к себе. Делать это, конечно, под укоризненный взгляд Кайро, явно сделавшего какие-то выводы из разговора с другом, становится сложнее. Однако вот прошла минута, две, а он — все ещё здесь и не бросается на него с кулаками в попытках выбить всю дурь. Какую, спросите вы? Эд и сам себе ответил бы с трудом. Спустя столько лет он настолько свыкся с чувством стыда и вины, что не может отделаться от того, за что точно её их ощущал. И всё же Кайро зовёт его сесть рядом и Эдмонд с радостью соглашается, возвращаясь на место, с которого ещё недавно соскочил.
[indent]Он усмехается, кивая головой: теперь, когда у них было немного информации из закулисья, было действительно проще считать то, что пытался сделать Тео. Он отвлекается, отчего тут же попадает в просак, но сразу же реагирует, — О, наконец и я получил полное убеждение, что передо мной сидит никто иной, как Кайро Каур, — прищуриваясь, он хмыкает и качает головой, — А я думал, тебе нравилась моя скучно-надоедливая манера повествования. Разве не поэтому ты решил околачиваться около меня целый год?
[indent]Он ловит себя на мысли, что его вопрос звучит как желание получить комплимент в своё сторону; он даже приоткрывает рот, чтобы попытаться исправить положение, но бессовестно собственная голова даёт заднюю, предавая его. Эдмонд меняет траекторию, говоря:
[indent]— Но, я заметил, — резко он хитро прищуривается, решая немного отомстить Кайро за его подтрунивание, — У него даже почти получилось, верно? Я имею ввиду, если бы не резко навалившиеся на тебя дела, так не во время появившееся на горизонте прямо в день ужина в ресторане, — мужчина подставляет ладонь под подбородок, расплываясь в более широкой улыбке.
[indent]Откидываясь обратно на спинку стула, он всем своим видом показывает — это не то, за что он был на него в обиде или о чём нужно думать. В конце концов, он даже не знал, с кем он должен был познакомиться! Интересно, какое впечатление он производит на людей сейчас? Ведь у Эдмонда не было возможности видеть его не через призму своих воспоминаний и прожитого бок о бок года школьной жизни. Мерлин, как это было давно... и всё равно он сильно изменился, визуально так точно. Вырос, — как бы банально это не звучало, — стал статен и ещё больше высок, ухожен, а в глаза бросается и заметная засечка на брови, аккуратная борода с причёской.
[indent]— Это, — он тут же отвлекается; от такого простого и лаконичного вопроса, его лицо трогает мягкая улыбка, — Интересный вопрос. «Дела шли хорошо, но неизвестно куда», — Перегрин громко хмыкает, тут же переведя взгляд на Каура, — Хуже стандартного: «нормально» — может быть только цитата из книжки, как думаешь? В моё оправдание —  частично описывает моё состояние, — он замолкает совсем ненадолго, так и не переставая смотреть на него. Волшебник всматривается в черты лица того, за кем мог наблюдать разве что по старым колдографиям и видеть сквозь строки старых писем, и не переступая того момента, когда тишина затянется, он чуть склоняется вперёд, осторожно потрепав руку мужчины, — Когда наступают в жизни такие моменты, как сейчас, всё явно становится лучше. Извини, мне кажется я до сих пор не до конца отошёл от странного ощущения, что всё это... какой-то сон, — он хлопает в ладони, стараясь не зацикливаться на мысли, как странно могло выглядеть его действие, — Но что же! Выглядит как я заговариваю тебе зубы, а не заполняю пропасть в пятнадцать лет. Многое... изменилось? Теперь я Эдмонд из Америки, — я переехал в Нью-Йорк и живу там уже со времён выпуска, так удобнее с работой — занимаюсь лингвистикой, ты мог понять с разговоров с Тео, недавно погрузился в реставраторство, как давно хотел. Он написал мне с месяц-другой назад, предложив работу и когда я узнал, что скрывается за этим, попросту не смог отказать помочь безвозмездно, — Мейерс усмехается, — Меня, конечно, никто не послушался, но я работаю и над этим тоже. Даже с законченным делом, меня не планировали отпускать из Англии, пока не пройдёт приём, так что пока что я тут, — он поджимает губы, — И, честно говоря, нужно будет прислать Эвелин и Теодору корзинку с фруктами за то, что они меня задержали.
[indent]Перегрин вроде бы так много сказал, а посмотреть со стороны — не рассказал ничего. Но а как? Каур ведь так многого не знает. Ни про его работу, ни про место, где он живёт, его семью или отношения. Неожиданно кончики его пальцев холодеют. Не говорил ли Эдмонд случаем Теодору про свою симпатию к Кайро в школе? Последнее, что ему хотелось бы, чтобы он узнал об этом так. Хватает уже выложенных на стол карт, о которых сам канадец не знал до сегодняшнего момента.
[indent]— Тебе придётся разбавить мой монолог иначе я отказываюсь делиться фактами из своей жизни, — тактично замечает Эдмонд, дёрнув уголками губ. Ему казалось, Каур должен был понимать его, как никто другой, — Как ты? Честно говоря, без имён... я не знал, что ты занялся волшебными существами. Да и то, что ты в Англии, — он морщит нос так, будто готовый получить по нему же секундами позднее. Прикусывает губу, раздумывая, стоит ли ему говорить то, что крутится в голове или нет. Сдаваясь, Эдмонд осторожно спрашивает, понадеявшись, что он не лезет туда, куда никто не просил: — Я думал, ты в Лос-Анджелесе?

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯

4

[indent]В одно мгновение спокойное размеренное течение жизни вокруг принимается бежать слишком быстро, не давая мужчине ни времени, ни возможности оглянуться по сторонам в поисках спасительного корешка, за который он мог бы схватиться. Впрочем, даже с лишней парой секунд — не стал бы. Слишком уж увлекательная горка, чтобы беспокоиться за скрытый за горизонтом обрыв вниз. Или всё дело в том, что в Кайро Кауре умер скрытый любитель острых ощущений. Так или иначе, набирающий скорость пульс и разлетающаяся электричеством от сердца до кончиков пальцев нервозность не кажутся мужчине чем-то вражеским, предостерегающим. Они скорее вызывают в нём ребяческий любопытный восторг; и чем выше подскакивает голос Эдмонда, тем заметней отзывается тремор в солнечном сплетении в Кайро.
[indent]Теперь его рассуждения о чистых страницах и началах кажутся мужчине какой-то по-доброму издевательской шуткой. Из всех возможных сценариев, дней и мест, судьба свела их именно здесь. Сегодня. И ему не хватит набранного за пятнадцать лет скептицизма, чтобы отрицать, что происходящее не провидение, не чей-то выверенный до мельчайших деталей план, сработавший тогда, когда он был нужен больше всего.
[indent]А Эдмонд Мейерс был нужен ему, и уже очень давно.
[indent]Кайро старается не думать о прямолинейности своего взгляда, ревностно приклеенного к рыжей фигуре, словно моргни мужчина лишний раз, и ожившее лучшее из его юношеских воспоминаний рассыпется в вечернем воздухе. Будто он всё придумал, будто его никогда и не было. Такое, конечно, придумаешь — от собственных мыслей улыбка Каура становится всё шире и шире. Если бы он вздумал представлять каким Эдмонд был сейчас, он бы не смог передать его верно, достойно мужчины, стоявшего достаточно близко, чтобы вытянуть руку и коснуться его. Может, в Кайро умер поэт, но никак не художник; и к его большой удаче, представлять ему и не приходится.
[indent]— Он самый, — кивнув, виновато поджимает губы Каур, — Меньше курить надо. Будет мне уроком, — хмыкает мужчина, не пытаясь остановить рассредоточенные уколы совести.
[indent]На фоне повзрослевшего — в лучшем из смыслов — Эдмонда, всё, что он может видеть в себе — это череду незначительных в моменте, но заметных в общей картине просчётов, вылепивших Кайро в человека, стоявшего перед старым другом. Его хрипловатый низкий голос, выбивающиеся из смоляной шевелюры парочка белых волосков, предвзятые замашки сторониться новых людей, в одно мгновение всё это вываливается вперёд, бросаясь в глаза, будто под увеличительным стеклом. Там, где Эдмонд Мейерс вырос в мужчину, которым планировал стать, Кайро Каур споткнулся на каждой ступеньке, так и не разобравшись в какую сторону идти. И пускай он не видит этого сейчас...
[indent]Кайро только и остаётся, что надеяться, что не увидит и поздней. А, может, Эдмонд заметил это ещё в школе, но прежде чем мысли мужчины успеют раскрыть весомый повод для самобичевания в полной мере, он вовремя переключается на светящегося, ни лучше уличных фонариков, Мейерса.
[indent]Принять, что их случайное воссоединение вызывает в школьном друге ту же палитру эмоций, что и в нём, кажется Кауру самонадеянным, но он не может смотреть на белое и врать себе, что видит чёрное. Он действительно рад. Искренне рад. И прежде чем оседающая всё глубже и глубже правда перекроет мужчине доступ к кислороду, он отвлекается на достойно отбитую издёвку.
[indent]— Когда я сказал, что она мне не нравилась? — дёрнув бровями, смотрит ему в глаза и улыбается Кайро, — В этом всегда было твоё очарование, Эдмонд, — соглашаясь с собственным выводом кивком, на миг Кайро косится куда-то в сторону и хмыкает; очарование, которое не смогло сломить Эвелин Гамильтон, которой он ещё задаст пару вопросов.
[indent]Стоило быть осторожней с подтруниванием. Казалось бы, он отвлекается на долю секунды и тут же получает кол в спину, чувствуя шипящую и копошащуюся от боли совесть. Он прекрасно понимает — Эдмонд не пытается пристыдить его за побег от незнакомца с плохой репутацией. И, тем не менее, Кайро не может ничего с собой поделать, сокрушаясь, что не дал рестовратору-зануде шанс. Они бы нашлись неделями раньше, и пускай с их стажем разлуки несколько дней не кажутся катастрофой, в системе координат Каура — ещё какой.
[indent]Мужчина сжимает губы, прикрывает глаза и, вздохнув, смотрит на Мейерса с явным налётом вины в экспрессиях.
[indent]— Ты поверишь мне, если я скажу, что ни на секунду не предполагал, что это ты? — из Кайро вылетает сдавленный грудной смешок, — В свою защиту, в последний раз, когда Теодор представлял мне с отличного человека, я вышел оттуда с душевной травмой и пожизненным ПТСР на знакомства, — задирая бровь и корчась в многозначительной гримасе, (не) шутит Каур, — Ещё одну такую встречу я бы не пережил, — поднимая раскрытую ладошку в воздух, смеётся мужчина и, меняясь в лице, добавляет куда спокойней, — Конечно бы я пришёл, если бы знал, что там ты. Прибежал бы. Как миленький.
[indent]Он бы сидел за тем столиком первый и выгнал бы Теодора обратно домой так скоро, как смог бы. Увы, Кайро Каур оказался чёрствой кочерыжкой, за что и был наказан. И хочется сказать, что этот урок пригодится мужчине в будущем, но список его важных пропавших из жизни людей заканчивается на волшебнике, сидящем напротив. Так что даже тут промах, на котором он не зацикливается нарочно, внимательно вслушиваясь в голос Мейерса.
[indent]И чем больше мужчина говорит, тем чаще Кайро ловит себя на мысли, как сильно скучал по вещам, оставшимся выгравированными в его памяти спустя столько лет. Кто ещё в его окружении стал бы отвечать ему цитатами, вызывая у него мгновенную широкую улыбку и желание по-тёплому рассмеяться в ответ? Правда, ненадолго. Запуская ассоциативный ряд, Каур вдруг хмурится и моментально выдаёт:
[indent]— Я должен беспокоиться, что ты цитируешь мне депрессивных алкоголиков? — балансируя где-то между серьёзной тревогой и простодушной шуткой, он прикрывает глаза и качает головой в отрицании, — Есть. Цитата из книжки Буковски. Но ты продолжай-продолжай. Не сдерживай себя, — ехидно улыбается мужчина.
[indent]Он замечает, как ладошка Мейерса треплет его собственную, и не сдерживается от ёмкого смешка. Что ж, по крайней мере, не один Кайро чувствует жгущую необходимость ущипнуть себя за мягкую кожу, чтобы убедиться в реальности происходящего. Волшебник коротко кивает ему, подтверждая, что он настоящий, и тянется к его руке в ответ, наскоро щекотнув тыльную часть пальцами — честное слово, настоящий.
[indent]— Я понимаю тебя, как никто другой, — мягко отзывается мужчина.
[indent]Это. Их разговор. То, с какой простотой Эдмонд открывается ему, будто когда-то давно не выбрал оставить эти отношения в прошлом. Не подумайте, он не злится на него. Просто... не понимает. Кайро готов поклясться, что перед ним его лучший друг, огромная ниша его души и сердца, а не старый знакомый, поддающийся секундной ностальгии. Может, Эдмонд ошибся тогда и понял это когда исправлять что-то было поздно? Никогда не поздно, но, в таком случае, этот совет он может дать и собственному отражению.
[indent]Он не отвлекается на гундёж мысленного потока, устремляя всё своё внимание на старого друга. Улыбка Каура растягивается шире пропорционально рассказу — почему-то он не сомневался, что карьера Эдмонда будет такой же блестящей и исключительной, каким был сам Мейерс. И несмотря на огромные пробелы в своих знаниях, Кайро гордится спрятанной в его квартире папкой с работами, вышедшими из под пера сидящего рядом мужчины. Пускай это капля в море того, что он пропустил, она у него есть.
[indent]— Я не был уверен наверняка, но подозревал, что ты живешь в Нью-Йорке, — отзывается Каур, тут же объясняясь, — Я наткнулся на твою статью. Перегрин Мейерс. Я предположил, что мало в мире людей, которым повезло быть названным не птицей, — ерничает Кайро, — и не ошибся. Архивы подсказали. Но это было давно, и я не был уверен, что ты до сих пор живёшь там, — хмурится мужчина, поджимая губы.
[indent]А затем он написал ему и получил своё письмо обратно — ещё одна тайна противоречащая теплу, исходящему от сидящего рядом Эдмонда. Он совсем не похож на человека, обозлённого на Каура настолько, чтобы не ответить ему сухой парой строк. Время, конечно, лечит, но чтобы настолько?
[indent]Кайро вновь одергивает себя.
[indent]— Я искренне впечатлён. Я спорил с ними до последнего, предлагая купить новый, а теперь мне стыдно, что я смел сомневаться в их реставраторе. Я сказал это вчера и повторю это сейчас: «Позор мне, он знал, что делал», — задрав ладошки в воздух, смеётся волшебник, — Советую смириться, — кивнув в сторону заметно потрясённых Эвелин и Теодора, говорит Каур, — я пытался бороться с ними — бесполезно. Ни с одним, ни со второй.
[indent]Ему приходиться прикусить свой язык, стоит Эдмонду заикнуться о нежелании делиться фактами. Что-что, а это волшебник умеет. 
[indent]В чём едва ли виноват сам Мейерс. Может быть, будь Кайро осторожней в выражениях и мягче в углах, его лучшему другу бы не пришлось притворяться чем-то, чем он не являлся? Каур делает глубокий вдох, гоня прочь увеличивающегося в размерах слона в их метафорической комнате. Самое время устроить разбор полётов. Удивительно, что он не сделал этого с порога — теряет хватку, никак иначе.
[indent]— Да, это... не короткая история, — кивает мужчина, а затем слышит магическое «Лос-Анджелес» и тут же меняется в лице, — Был. Шесть лет назад, — он собирается открыть рот, задавая вертящийся на языке вопрос, но дергает головой и, хлопнув по коленям, прокашливается, — Так. Я даже... не знаю откуда начать... — Кайро задирает голову и оглядывая людей поверх макушек, решает что-то для себя и снова смотрит на Мейерса, — Начнём с начала. Меня приняли в Архитектурное сообщество в Лондоне — как хотел мой отец, а затем я ушел оттуда через пол года, потому что эффекта от его болезни и моих попыток что-то доказать миру хватило до февраля. Сейчас с папой в порядке, не беспокойся, — спешно отмахивается мужчина, — Я жил в Кейптауне, решив стать колдомедиком — с этим тоже не пошло, — начинает загибать пальцы Кайро, — Решил, что стоит перестать стесняться и принять свою роль семейного разочарования, переехал в Нью-Йорк, начал встречаться с Уильямом и носить подносы в ресторане, — закрывая одну ладошку и переходя на другую, посмеивается Каур, — влюбился в ресторанный бизнес, переехал в Лос-Анджелес, пошёл на обучение, бросил обучение — где-то здесь родительская надежда увидеть хоть какой-нибудь диплом точно сдохла, а зря, — поджимая губы, хмыкает волшебник, — и... открыл свой ресторан. Не без помощи Уильяма, разумеется. Посвятил этому четыре года и, — мужчина запинается, опуская взгляд к крещенным на коленях ладошкам, — выучил жизненный урок никогда не открывать бизнес со своим партнёром. Я продал свою часть ресторана, расстался с Уильямом, и уехал в Индию покрываться плесенью и искать новое призвание. Если честно, я до сих пор не верю, что стоял сегодня за плитой и у меня не дергался глаз. Я думал, что никогда не вернусь к этому, — сводя брови на переносице, он старается не сгущать краски и не оставлять Эдмонда в абсолютном неведении; ему не хочется, чтобы Мейерс думал о нём плохо или, ещё хуже, жалел его, но и молчать Каур не может, — А затем я получил свой первый диплом магозоолога, — принимаясь смеяться, говорит он многим легче, — попал на стажировку к Теодору, закончил её, остановился в Кейптауне, пока эти двое не вывезли меня на помощь за что я им по гроб благодарен, — он выдерживает короткую паузу, усмехаясь и заключая: «Это если кратко».
[indent]Откидываясь на спинку стула, мужчина прикладывает палец к губам и заметно задумывается, то и дело окидывая Мейерса внимательным вопросительным взглядом. Он старается не зацикливаться на очевидном: в отличие от школьного друга, Кайро Каур выглядел только-только вылезшим из трясины подростком во взрослом теле. И пускай он больше не чувствует себя таковым, мужчине не составляет труда представить что может подумать о нём Эдмонд, разложив увлекательную историю жизни перед собой, словно руководство о том, как делать не надо.
[indent]Возвращается в своё привычное оживлённое состояние Каур неожиданно, усаживаясь ровно, и, вновь сцепив ладони между собой, застывает взглядом на лице Мейерса.
[indent]— Теодор сказал тебе, что у меня был свой ресторан? — прищуриваясь, интересуется мужчина и удивляется в то же мгновение, стоит ему услышать неожиданное «не Теодор».
[indent]Проходя через все этапы от отрицания до принятия, Кайро разводит ладошками в воздухе, спрашивая ещё более очевидное:
[indent]— Почему ты не поздоровался? Ты не знал, что я на кухне?
[indent]Не хотел? Опираясь на сегодняшний опыт, не похоже, что да. Боялся? Кайро уже собирается отбросить этот вариант, как бред сумасшедшего, как тот становится весьма реальной причиной. Не имея власти над собственным лицом, мужчина задирает брови и давится воздухом.
[indent]— Я не хотел тебя видеть?
[indent]Он плохо ему радовался? Надо было сделать колесо и станцевать казачка, чтобы было убедительней? И, нет, это не сарказм. Каур бы станцевал, если попытка сломать Эдмонда пополам не была засчитана, как «достаточно радостно». Но череда удивительного рядом не останавливается на достигнутом. Росший с той секунды, как они узнали друг друга в толпе, слон схлопывается в пространстве стоит магическому слову «письмо» дернуть глаз Кайро.
[indent]— Я не ответил тебе на письмо, которое... я никогда не получил, потому что ты никогда его не написал? — чувствуя, как давно забытая обида кусает Каура в пятую точку, он резко вдыхает, отмахивается ладошкой в воздухе и тут же меняется в интонациях, успокаиваясь, — Эдмонд, это явно в прошлом, и я явно не обвиняю тебя во лжи, но я клянусь тебе, — прикладывая руку на сердце, заверяет мужчина, — я ничего не получал. Тем летом папа заболел, и мы уехали в Индию, а когда я вернулся обратно, то не нашел ни весточки от тебя, и в своей мелочной манере решил, что у тебя другие заботы. Мне стоило написать самому, но когда я понял это, — Кайро дергает плечами, мотая головой в стороны, — было слишком поздно, и мне было стыдно, и неловко, и обидно. И, главное, ведь написал в итоге! И что ты сделал? Отправил мне его обратно, — указывая рукой на Мейерса, он собирается остановиться, но не справляется с позабытым жжением у горла, выплёвывая его в ту же секунду, — Ещё скажи, что мне показалось, будто в школе тебе нравились девочки, и я точно сочту себя сумасшедшим, — уставляясь на него широко распахнутым взглядом, то ли ерничает, то ли действительно злится Каур.
[indent]А всё так хорошо начиналось. Кайро делает очередной глубокий вдох, проклиная эмоциональное недержание.
[indent]— Я... Мне жаль, искренне жаль, если я заставил тебя думать, что ты не можешь... Я не знаю, что ты думал, — вздыхает мужчина, пожимая плечами, — И мне жаль, если я чем-то тебя обидел, отчего ты решил замолчать. Хочешь — верь, хочешь — нет, я пытался понять, что я сделал последние пятнадцать лет, и... я не знаю, — поднимая руки в воздух, наконец замолкает мужчина.
[indent]Что ж, по крайней мере, слон к ним точно не вернется. Зато молчание — вполне, но теперь он хотя бы будет знать.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

5

[indent]Эдмонд не может перестать задаваться вопросом, а что ещё, помимо возмужавшего внешне Кайро изменилось и, на удивление, мироздание не ведёт себя с ним как любящий смотреть за чьими-нибудь страданиями, имея на руках отгадки, человек. То, как он реагировал и как отвечал — сродни нахождению одинаковых костей из маджонга, тут же зажимая их меж пальцами, чувствуя свою победу. Уголки губ Мейерса дёргаются: он и прежде не гнушался любезничать, вынуждая влюбленного в него канадца отводить взгляд в сторону и терять несколько секунд на поиски своей храбрости и достойного ответа. И пусть сейчас мужчина чувствовал, что мог выдержать атаку такого рода комплиментами, это не означало, что он не покроется едва заметным румянцем, доходящим до кончиков ушей. Сам мужчина выдавливает только негромкое: «Ну-ну.»
[indent]На секунду уголки его губ падают, а в глазах прочитывается практически незаметная тоска по чему-то, что даже если осталось далеко в прошлом, то и дело напоминало о себе даже в настоящем. Однако волшебник щурится, пытаясь отделаться от давно минувшего события. Не сейчас. Тем более ни тогда, когда Каур со всей искренностью доказывает ему, что не стал бы сбегать с встречи, знай, кого ему там ждать.
[indent]— Мерлин, что это за страшный человек и кого стоит обходить в обществе, — усмехаясь, он с сочувствием смотрит в глаза Кайро, тихо посмеиваясь, — Не переживай. Это взаимно, — отмахиваясь ладонью, он улыбается, — Обозначь передо мной Теодор, кого я на самом деле упускаю, настаивал бы на встрече посильнее. Правда, тебе не кажется, — прищуриваясь, улыбка на губах Эдмонда становится шире, — Что он всё равно решил не сдаваться?
[indent]Не заврался ли он сейчас в своей искренности? Ему хочется верить, что обозначься в воздухе имя Каура, он бы сделал всё возможное, чтобы увидеть его воочию. Однако... однажды он пытался и проиграл сам себе, а за свою трусость поплатился десятком лет тихого отчаяния и тоски по близкому другу.
[indent]Ему не хватало его. И с каждой прожитой секундой напротив, он понимает это, как никогда прежде. Правда вместе с этим от его неожиданно посерьёзневшего вида Эдмонду становится не по себе и задирая ладони вверх, он тараторя, объясняется:
[indent]— Никак нет! Даю слово, что у меня нет желания примерить его жизнь на себе. Недавно пришлось пройтись по сборникам грязных реалистов, видимо, всё не отпускает. — Вот и ещё одна вещь, которая прикладывается на прошлое: Кайро, который не пропускает, в отличие от большинства собеседников, мимо ушей то, что говорил маг. — Считай это профессиональной деформацией, — наскоро добавляет волшебник, правда теряет из виду осознание, что все ещё существует с одной профессией в голове Каура. Что, собственно и пытается исправить посредством ответом на его вопрос.
[indent]Ему так о многом хотелось ему рассказать, но Эдмонд чувствовал себя не лучше человека, смотрящего на песочные часы; как только последняя крупинка ударится о своих собратьев, то ход Мейерса перейдёт к другому, а его так и оставят с нескончаемым потоком информации, которое никогда не будет передано Кайро. Он видит: не похоже, что кто-то планировал прерывать их диалог и был бесконечно благодарен друзьям волшебника, решивших задать все важные вопросы последнему чуть позже, однако всё равно не может избавиться от странного чувства.
[indent]— Статью? — он дёргает бровями, но с объяснением находит кусочки пазла, а сам Мейерс чувствует учащенное сердцебиение. Одно дело — увидеть знакомую фамилию, но постараться забыть об этом так же, как о колонке утренних новостей, а другое — узнать побольше и убедиться, что за своим вторым именем действительно скрывался Эдмонд. — Смотрю, растёшь над собой, — усмехаясь, реагирует он на старую издёвку, следом слегка тушуясь, пропуская заметно отросшие за этот месяц пряди сквозь пальцы, — Я получил грант на научно-исследовательскую программу, так что ты, видимо, наткнулся на одну из её частей. Я бы работал под своим именем, но, — мужчина запинается, негромко кашлянув и отводя взгляд в сторону, — Обстоятельства вынудили немного перекроить этот момент.
[indent]Прошло уже так много лет, а ему до сих пор стыдно, что он согласился. С одной стороны — он горд проделанной работой и пусть это не тот тип литературы, который поймёт каждый, по крайней мере, сам Эдмонд считал, что сделал неплохой вклад в сферу своей деятельности. Однако какой ценой? Никакой результат или деньги не стоили того, чтобы наступать на горло своей личности. Он уверен: был какой-то другой путь добиться исследования, но он пошёл по лёгкому пути.
[indent]Собственно, не в первой. Точно так же он сбежал и от Кайро, когда не получил никакого ответа. А судя по тому, как тот не брезгует из-за нарушенных границ, наоборот, идя на встречу, с какой искренностью его хвалил старый друг, — он помнит: тот никогда не раскидывался комплиментами без повода! — Перегрин Мейерс совсем не зря чувствует ощутимый укол совести.
[indent]— Спасибо, — он расплывается в мягкой улыбке и кивает, прикладывая ладонь к груди, — Слышать такого рода тёплые слова от тебя — многое для меня значит, — веселея, маг даже позволяет себе самоуверенно вздёрнуть подбородком, — Раз так, всё не зря: гильдия реставраторов бы мной гордилась.
[indent]Находя взглядом парочку самых упёртых, он хмыкает себе под нос. Какова же сила их упрямства, что даже Каур не смог победить их?
[indent]В отличие от собственных фактов из жизни, стоит Кайро начать рассказывать о себе и Эдмонд даже неосознанно присаживается поближе на краешек стула, уперевшись щекой в сложенную в кулак ладонь для удобства. Волшебник столько раз задавался вопросом где сейчас мужчина, чем живёт и дышит, что иногда и не мог отделаться от ощущения, что тот и вовсе никогда не исчезал из его жизни. Просто у них всё нет времени на встречу. Он не перебивает, но не сдерживает своей мимики. Так на обозначение, что западное побережье более не его дом брови Мейерса ползут вверх, а на краткое упоминание здоровья родителя смотрит на него беспокойными округлившимися глазами, пока не получает отмашку о его стабильном состоянии. Сам того не понимая, он прикусывает губу на истории об Уильяме и ресторане, может слыша об этом в первый раз, но явно зная об этом и ранее, пусть и без печального конца.
[indent]Там, где Эдмонд знал о вещах только в теории, Кайро — учил на опыте. Архитектурное, колдомедицинское, ресторанный бизнес, магозоологическое: даже, если то были только корочки, большинство людей не могли и похвастаться даже таким. Несколько раз Мейерс кивает себе головой в подтверждение каких-то своих мыслей, а затем бодро произносит, хлопнув в ладони, широко улыбаясь:
[indent]— Ты точно не терял времени зря! Почему-то я не сомневался, что ты станешь мастером на все руки. И прежде, чем ты напомнишь мне только про один полученный на руки диплом, я скажу, что живу иногда с ощущением чего-то упущенного, задаваясь вопросом: «а что, если бы я не боялся квиддича как огня и во мне жив спортсмен?» — полушуткой замечает Мейерс. Сложив ладони перед собой и пристально он посмотрев на Кайро, после короткой паузы волшебник добавляет: — Мне всегда нравилось это в тебе, — пауза, — По крайней мере, ты вдохновлял меня не бояться пробовать, — ещё одна с уже более сдавленным в кулак смешком, — Если не считать моих попыток самоубиться. Это было про другое.
[indent]Показаться ему интереснее. На фоне остальных сверстников, как раньше, так и сейчас вряд ли он со своими книжками казался хоть кому-то примечательным. Его попытки сравняться с однокурсниками росли от бестолковой ревности и желания понравиться волшебнику.
[indent]Он намеренно не задаётся вопросами о бывшем парне Кайро — а вместе с этим и прикусывает язык на уточнении о текущих отношениях, не вошедших в «кратко» — или ресторане, не желая давить, однако не может не добавить с теплотой во взгляде оглядев помещение:
[indent]— Сегодняшние блюда — одни из лучших, что мне доводилось пробовать в своей жизни. Теперь, когда я знаю, кто оказался су-шефом, я понимаю почему, — а ведь сам Эдмонд помнит, как тот показывал таланты к готовке ещё во время зимних каникул в Канаде. Другое место, где Мейерсу удалось испытать удачу в пробе одного из самых запоминающихся меню тоже было знакомо Кауру. Однако расскажи он об этом вслух сейчас, то сразу станет понятно, что у канадца были замашки преследователя.
[indent]И как будто прочитав его мысли, волшебник на против задаётся именно тем вопросом, который выбивает на мгновение землю из под ног Перегрина. В его голове даже проскальзывает безумная мысль о том, чтобы выиграть себе время посредством положительного ответа, но Мейерс тут же трясёт головой. Нет. Врать он Кайро точно не будет.
[indent]— Нет, Тео тут не причём. Я, — он замедляется, неосознанно сдвигая плечи ниже и горбясь, — Я был в твоём ресторане, когда ты там ещё работал, — столько лет прошло, а канадец помнит этот день, как вчера. Он ведь видел его, но наличие жизни, другой и без него отпугнуло Мейерса от того, чтобы узнать причины отсутствия его ответа.
[float=right]https://i.imgur.com/thAkcJj.gif[/float][indent]Стоило ожидать, что Кайро не остановится и последует другой логичный вопрос.
[indent]— Видел, но, — он вжимает голову в плечи, а по его щекам расползается яркий румянец, — И-извини, я был уверен, что ты не захочешь со мной пересекаться и, — он опускает взгляд к рукам, хмурясь, — Поэтому не нашёл в себе силы подойти и отвлечь тебя, — он столько раз презирал себя за это. По крайней мере, прав был его отец, в сердцах называя его трусом и подписывающим приговор на полное одиночество до конца жизни.
[indent]Реакция Кайро не делает ему лучше: он смотрит на него с не меньшим удивлением, чем мужчина, а на лице его отпечатывается полное недоумение. Не так Эдмонд представлял себе поведение человека, который самолично выбрал оставить их отношения. Обижался ли на него Мейерс? Едва ли. Он всегда видел в разрушенной дружбе полностью свою вину, отчего ещё больше поражается происходящему и тихо выпаливает:
[indent]— А хотел? Ты никогда не ответил мне на письмо, вот я сделал определённые выводы, — он резко хлопает ртом, прикусывая край губы.
[indent]Мейерс так часто прокручивал случившееся в голове, что ему не нужно пользоваться Омутом Памяти: может воспроизвести письмо и сейчас. Тем более, когда он не получил ответа, всё, что ему оставалось — это выискивать ошибку, чтобы прийти к выводу, что само послание  оказалось таковым. А теперь он говорит ему, что... последнего и вовсе не было? Чем больше и эмоциональнее говорит Каур, тем больше Эдмонд готов и сам поверить в собственное сумасшествие. Иначе куда оно делось? Схлопнулось? И всё это не так важно, потому что чувство вины накрывает его с головой: ему нужна была поддержка из-за ситуации с отцом. Да и после! Если бы он только знал о настоящей причине, он бы писал ему по десять писем на дню!
[indent]Он только и успевает, что несколько раз открыть и закрыть рот, вновь чувствуя расходящийся по всему телу тремор, но теперь уже совсем не благодаря радости от встречи. С выплёскивающейся на него правдой Эдмонд бледнеет, боясь потерять детали из-за закладывающихся от волнения ушей.
[indent]— Я... Я ничего не, — высылал обратно? Понимает? Мейерс трясёт головой и продолжает даже тогда, когда правда, скрываемая им столько лет в школу вылезает одним простым предложением. Он с мольбой во взгляде смотрит на Кайро и заранее думает, что проиграет в способностях объясниться; какой толк, если знание собственной вины не исправит того, что он вынудил чувствовать волшебника на протяжении всех этих лет благодаря своей неуверенности? Перегрин кривит губами, торопливо сбегая от него взглядом прочь. Сейчас он и вовсе не понимает, почему Кайро продолжает сидеть рядом. Сам себе Мейерс был точно омерзителен.
[indent]И всё же он хочет исправить хоть что-нибудь, показать мужчине, что в сложившейся ситуации нет его вины. Это меньшее, что канадец мог для него сделать.
[indent]— Пожалуйста, дай мне объясниться, ладно? — тихо просит его Эдмонд, делая глубокий вдох и пытаясь привести сердцебиение в норму, — с трудом — вместе с этим прижимая пальцы к своему лицу и давая себе секунды, чтобы собраться с мыслями. Если бы он только знал...
[indent]Правда, было ещё кое-что, что не давало теперь и ему покоя. Эдмонд неожиданно хмурится, осунувшись: ему кажется, даже не задавая вопрос он может найти ещё одних виноватых в том, почему они так никогда не вышли на связь, когда Кайро сделал шаг вперёд.
[indent]— Только, — его голос скакнул, — Ты отправил письмо, куда? — Разумеется. Логично, что в Канаду. Мейерс мрачнеет ещё сильнее, а затем резко откидывается на спинку стула, по-ребячески стягивая руки на груди. Он не хочет знать, сколько ещё писем не получил в своё личное пользование, но Эдмонд уверен — это не случайность. Прежде, чем Каур подумает, что он виноват в тихом гневе Мейерса, он прикрывает глаза, говоря:
[indent]— Я не общаюсь со своими родителями уже лет десять, так что... Думаю вот она тайна недоставленного мне письма, — стало ли у него больше поводов испытывать к ним далеко не тёплые чувства? Эдмонд знает, что вернётся к этому чуть позже. Он пережимает себе обе щеки пальцами, стягивая кожу ладонью, а затем начинает говорить:
[indent]— Ты не сумасшедший, а вот я — тот ещё человек без чести, обманывающий тебя всё это время, — он вздыхает, — Мне никогда не нравились девочки. Я говорил так потому, что боялся потерять тебя. Тогда я думал, что ты отвернёшься от меня, — Эдмонд хмурится, будто бы переживая свои подростковые страхи по новой. Лучше другом, чем неловким пятном в коридоре. Конечно, если бы загвоздка была бы только в том, что Мейерсу нравился сходный с ним пол — проблем было бы меньше. Отчего он придаёт большее значение своим юношеским выводам: — Я был влюблен в тебя и не хотел представлять, что будет, если это всплывёт, а ты не сможешь ответить мне тем же. Однако когда ты уехал, я понял, что не могу перестать думать о тебе и всё же решил поставить всё на кон, — волшебник сгибается вперёд и уперевшись локтями в колени, беспокойно перебирает собственные пальцы, украдкой посмотрев на Кайро, — И написал письмо. Ждал день, неделю, месяц, по итогу придя к выводу, что испортил нашу дружбу своим желанием оказаться к тебе ближе, чем от меня просили. Больше я тебе не писал, — прижимая одну из ладоней к своему лицу, он потирает устало лицо, тише добавляя: — Судя по твоим словам: зря.
[indent]Одно дополнительное письмо уже могло бы изменить многое. Два — подавно. Лучше бы он разозлился — уже больше толку, но вместо этого Эдмонд забился как всегда в угол.
[indent]— Я увидел тебя с Уильямом вместе в какой-то из статей и намеренно искал встречи в Лос-Анджелесе с тобой, чтобы узнать, почему ты не ответил мне, но испугался в последний момент, — Перегрин хмыкает, разводя руками в стороны, выпрямляясь, — Ведь если ты встречаешься с парнями, но не захотел встретиться со мной, значит, дело во мне. Так что я снова сбежал, никогда не узнав правды.
[indent]Он замолкает, выпрямляясь. Эдмонд не мог представить того сценария, где когда-либо разговаривал об этом с Кайро вживую. Непривычное ощущение, но несмотря на раскрытую тайну, ему не становится легче дышать. Эдмонд неспешно и аккуратно тянется своей рукой к его, притрагиваясь к его запястью:
[indent]— Кайро, я никогда не хотел причинять тебе боль, но к моему несчастию — это было единственным, что я доставил тебе за последние пятнадцать лет. Прошу, прости меня, если сможешь. Мне не за что обижаться, уж точно не на тебя и... но после такого я пойму, если ты захочешь оставить всё так, как есть, — смотря на него широко раскрытыми глазами, он говорит расстроенно и вместе с этим умоляюще. По крайней мере, даже если он затаит на него обиду до конца жизни, у него будут все ответы. А Эдмонд? Заслужил. Убирая ладонь, он, наконец, замолкает, растерянно смотря по сторонам, как будто не понимая, как он оказался здесь в таком дружелюбном месте, где ему было не место.

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯

6

[indent]Кайро упускает то мгновение, когда тёплое ностальгическое путешествие в прошлое превращается в разбор полётов на эмоциях. Вот он смеётся, улыбается и вновь чувствует себя семнадцатилетним мальчишкой, нашедшим родственную душу в сварливом соседе по парте. А вот что-то надламывается, и плотно затянутый ящик Пандоры, который Каур тщательно прятал в самом тёмном углу памяти, скрипит и с грохотом распахивается, выпуская наружу всё своё содержимое. И все неотвеченные вопросы, все неподтверждённые догадки, вся злость, обида и одиночество вываливаются перед ним на всеобщее обозрение, не оставляя Кайро иного выбора, как стыдливо пялиться на них, не зная откуда начать.
[indent]Говорить о себе, подсознательно расчертив жизнь на «до» и «после» проще. Как и думать о том, что когда-то давно у него был кто-то очень важный, словно это произошло в другой жизни. Но пытаться сшить расколотое надвое полотно воспоминаний сейчас? Наживую? От мысли, что ему не притвориться, будто человек напротив не дышащее осязаемое напоминание о его слабохарактерности, мужчине становится не по себе.
[indent]А ведь у него почти получается. Рвению, с которым Каур топит старого друга недвусмысленными вопросами, можно позавидовать, и на короткий миг Кайро получает то, чего добивался. Эдмонд теряется, ловит воздух ртом и выглядит, как главный виновник всего, что произошло за последние пятнадцать лет. Только вот загвоздка: в ту же секунду мужчина понимает, что бы Мейерс ни сказал, это никогда не окажется достаточным, чтобы оправдать Кайро в собственных глазах. Он называл его лучшим другом и за столько лет не нашёл в себе мужества найти Эдмонда раньше, чем Вселенная не оставит ему выбора. Даже не попытался, и, упаси Боже, считать несчастное возвращённое отправителю письмо за попытку. Он мог найти его, схватить за плечи и вытрясти объяснения самолично. Чёрт возьми, Каур знал где может раздобыть нынешний адрес Мейерса и никогда, никогда не стал его спрашивать.
[indent]Он так долго и упорно считал себя брошенным, но заполучив возможность высказаться здесь и сейчас, больше не находит выбитого в камень списка безоговорочных причин почему именно Кайро жертва обмана. В лучшем случае доводов Каура хватит на неискренность данного друг другу обещания не терять контактов с его отъездом, и даже тут виноватый не окажется в гордом одиночестве.
[indent]А затем Эдмонд открывает рот, и лучше не становится.
[indent]В своей неизменной с юных лет манере, Кайро вспыхивает и тут же затихает, безмолвно кивая сидящему напротив Мейерсу — конечно, он даст ему объясниться. Правда, Каур уже больше не уверен за что, но, замечая знакомый испуг от издержек его характера, решает не вмешиваться и не усугублять. Если Мейерс считает, что ему действительно есть, что на это ответить, Кайро может только прикусить свой язык и выслушать.
[indent]— На старый родительский адрес, я предположил, что ты там больше не живешь, но понадеялся, что они предупредят тебя, — отзывается он несвойственно тихо, дернув плечами и сосредоточившись на глазах Эдмонда.
[indent]Лицо Каура непроизвольно бледнеет, стоит объяснению оказаться банальнейшей историей про проблемы отцов и детей. И пускай он может предположить, что именно рассорило семью Мейерсов, едва ли это имеет значение сейчас. Как и Кайро, Эдмонд просто никогда его не получил. Не это ли отличный сюжет для какой-нибудь дебильной бульварной драмы? Увы, найти в себе силы посмеяться над ситуацией у Каура не получается.
[indent]— Послушай, тебе не обязательно оправдываться, — качая головой, заикается мужчина, — Это было давно и, — он хочет добавить что-то ещё, но вспоминает своё обещание выслушать Эдмонда до конца, мгновенно прикусывая язык.
[indent]Он сам вынудил его спотыкаться о слова, чувствуя незаслуженную вину, меньшее, чем Кайро ему обязан, это позволить Мейерсу высказаться. Честное слово, неужели с высоты четвёртого десятка Каур не в состоянии предположить почему вдруг подросток умалчивает о нестандартной ориентации? И всё же на лице Кайро отпечатывается немой вопрос. Неужели он давал ему повод сомневаться, что его симпатия к мужчинам станет камнем преткновения и, уж тем более, поводом для того, чтобы оборвать всякое общение? Лучше бы так. Потому что причина, которую оглашает Мейерс следом, отпечатывается пустым взглядом на лице Каура.
[indent]Он смотрит на Эдмонда и сквозь него одновременно, чувствуя, как тело становится настолько тяжелым, что вот-вот и стул просядет в мягкую землю. Он не двигается, не моргает, может показаться, что Кайро не дышит, с ужасом оттягивая то мгновение, когда слова Мейерса осядут в его сознании, вызвав цепную реакцию, которую он уже не сможет остановить. В полузабытье он чуть наклоняется и, заглянув другу в лицо, повторяет едва слышно:
[indent]— Влюблён... в меня? — щурясь, словно услышал нечто невозможное — а до сегодняшнего дня оно действительно было таковым — Каур медленно выпрямляется на стуле и больше не говорит.
[indent]Он пытается сосредоточиться на словах Эдмонда, но с трудом вырывает отдельные фразы, складывая их с неизменно виноватыми ужимками волшебника в что-нибудь доступное его пониманию. Всё, о чём Кайро способен думать, это о том что чувствовал Мейерс на протяжении пятнадцати лет. Зная, что его лучший друг, человек, который клялся, что никогда от него не отвернётся, оставил его без ответа на самый важный вопрос. Бросил его из-за обычного человеческого чувства.
[indent]Брови Каура сходятся на переносице, а дыхание становится частым. И если минутами раньше его злость была направлена из вне, то на этот раз Кайро злится на себя. На своё малодушие, на мелочность, которая стоила ему близкого человека. На страшное осознание, приходящее так скоро, как только упущенные детали складываются в цельную картину: если бы он знал, всё было бы совершенно иначе.
[indent]На этой мысли Кайро давится подступающей к горлу желчи, закашливаясь. В висках начинает гудеть, и с виду можно подумать, что на Каура навалилось внезапное недомогание; и, честное слово, он бы предпочёл пережить драконью оспу, чем разбираться с тем, что происходит с ним из-за слов Мейерса.
[indent]В чувства его приводит теплое прикосновение, вынуждающее мужчину вздрогнуть и перевести взгляд с несуществующей точки к глазам Мейерса. Одно за другим слова Эдмонда наконец пробивают прочный кокон сознания. Кайро часто моргает, дергает шеей и резко выдыхает, издавая что-то похожее на нервозный смешок. Мужчина открывает рот и заметно мучается с попыткой заговорить, выигрывая у организма глубоким вдохом.
[indent]— Пожалуйста, перестань извиняться, — выплёвывает Кайро, не рассчитывая собственную эмоциональность и звуча так, словно собирается ругать Мейерса; в любой другой ситуации он бы отчитал его, но сейчас подобное выгладит дикостью в глазах Каура, — Если кто-то и запоздал с извинениями, то это я. Эдмонд, — он вновь застывает с приоткрытым ртом, ища проскальзывающие меж пальцами правильные фразы, — я не знаю почему ты.... вообще разговариваешь со мной, но, нет, дело никогда не было в тебе. Боже, — Каур дергает шеей, давится воздухом и вновь пробует, — Я боюсь представить, что ты чувствовал из-за меня... из-за моей бестолковости. Эдмонд, мне так жаль, — Кайро открывает ладони и вновь сжимает их, словно это поможет ему схватиться за обошедший его талант передавать свои мысли и чувства словами, — Я представить себе не мог, что причина была в... этом. Если бы мог, я бы не стал молчать, и я клянусь тебе — это последнее, что бы отпугнуло меня... когда-либо? Даже если бы это было не взаимно, — корчась от призрачной боли, будто его ущипнули за кожу и никак не отпустят, не успокаивается Каур, а затем замедляется, кивает и повторяет ещё раз намного спокойней, — Даже если бы это было не взаимно, я бы никогда не перестал с тобой общаться, — Кайро поджимает губы и впервые за несколько минут пытается улыбнуться, — Кажется, мне стоило верить ребятам из команды по квиддичу больше, чем тебе. Это сэкономило бы нам пятнадцать лет молчания, — кивнув самому себе, хмыкает Каур.
[indent]Всё могло бы быть настолько иначе.
[indent]Словно мантра, очевидная истина крутится в голове Кайро, как поломанная пластинка. Снова, и снова, и снова. Кто знает, может быть, тогда бы он никогда не встретил Уильяма, не разменял бы десять лет своей жизни на человека, который этого не заслуживал, не собирал бы себя в нечто цельное до сих пор. Конечно, тогда бы он не встретил и всех этих людей, собравшихся здесь, но с этим Кайро ещё может поспорить. А с тем, что его жизнь сложилась бы намного лучше — нет.
[indent]— Боже, — вздыхает мужчина, роняя лицо в ладони и растирая его, будто в надежде разбудить себя от долгого сна.
[indent]Каур громко вздыхает, а затем косится на Мейерса и, качая головой, осторожно улыбается.
[indent]— Мейерс, единственная причина, по которой я никогда не попытался сделать даже пол шага в твою сторону, это твои слова. Всё, — давясь смешком, хмыкает Каур и осуждающе мотает головой, почти закатывая глаза на Эдмонда, — И то, думаю, что дело даже больше в том, что я слабо видел себя тем, кто поломает твою несгибаемую гетеросексуальность, — Кайро вновь вздыхает и откидывается на стуле, устремляя взгляд на сцену, — Но мне, правда, очень жаль, что тебе пришлось жить с иной версией событий всё это время. Даже если это очень далеко от правды, — хмурясь, он становится совсем серьёзным и в который раз затихает.
[indent]Его обида длинной в пятнадцать лет кажется комичной на фоне того, с чем пришлось разбираться Мейерсу. Хотел бы Кайро посмотреть на себя, поменяйся они ролями — он бы вряд ли отнесся к себе с тем же пониманием, с которым встретил его давний друг. Но он отнесся, и именно поэтому в глазах Кайро Мейерс всегда был намного лучше, чем он сам.
[indent]Мужчина сжимает веки, стараясь отогнать от себя шумные мысли обо всём, что он сделал неправильно — ещё успеет. Меньше всего на свете ему хочется упустить возможность поговорить с Эдмондом, потратив её на молчаливое самобичевание, отчего усилием воли Каур оживляется и сбрасывает с плеч прибивающий к земле груз. Он ведь просил у Вселенной шанс всё исправить — вот он, сидит сбоку от него и ждёт, когда мужчина перестанет корчить из себя неразговорчивого мыслителя, застрявшего в собственной пустой башке.
[indent]— Эдмонд, — поворачиваясь к нему лицом, Кайро чуть опирается шеей на плечо и мягко улыбается, — Давай, мы не будем оставлять всё как есть? Я понимаю, что прошло невероятное количество лет, и мы не те два подростка, которыми знали друг-друга, но, — мужчина вздымает плечи и делает глубокий вдох, — я всегда думал о тебе, и мне всегда тебя не хватало. Я нахожу это забавным, знаешь, мы ведь были знакомы сколько? Без пяти минут два года? А такое чувство, что я всё это время жил без куска своей души, — хмурится Каур.
[indent]Может быть, тот никогда к нему и не вернется, но сегодня Кайро не чувствует привычной пустоты где-то под сердцем. Сегодня, впервые за пятнадцать лет, он готов поверить, что она может затянуться.
[indent]— Я больше не хочу жить, гадая, где ты и всё ли у тебя хорошо. Ты нужен мне, Эдмонд Мейерс. Как минимум, потому что никто не поправляет мою речь. Я стал говорить безобразно и остаюсь безнаказанным. Ужасно. Отвратительно, — вдруг смеётся и закатывает глаза Каур, стараясь вернуть их разговору первоначальную лёгкость, — Как на счёт больше не думать, что кто-то решил замолчать? Потому что если ты за, больше ты меня не заткнешь, — Каур протягивает Эдмонду ладонь, оставляя ее открытой, и вопросительно смотрит на Мейерса в надежде, что он примет его новый пакт.
[indent]И даже если, в конечном итоге, они окажутся слишком разными и их пути вновь разойдутся, сейчас он уверен в своих словах, как в выбитой на камне истине. Эдмонд Мейерс не покидал его мыслей столько лет. Черта с два, он позволит ему сбежать от него так просто.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

7

[indent]Время практически останавливается для Эдмонда, а сам мужчина настолько сильно концентрируется на Кайро, что совсем не замечает окружение вокруг: ни разносящийся убаюкивающий голос Алины, обволакивающий всех присутствующих благодаря чарующему звучанию, ни ушедших в глубокие размышления или, наоборот, поверхностные разговоры гостей ресторана, ни даже смотрящих в их сторону с беспокойством хозяев заведения. Он даже не может вспомнить, когда испытывал так много ощущений в одночасье — от встречи спустя пятнадцать лет до раскрытия истинных причин их молчания. И главное, что не готов был сбегать от них сейчас. Он достаточно долго делал всё возможное, чтобы их встреча не состоялась. Он ещё успеет подумать о том, что давно пора было найти контакты с мужчиной и обо всём поговорить. Кто ему мешал?
[indent]Только сам Эдмонд.
[indent]Неудивительно, что осознание своей неправоты и трусости лишь подталкивает его в сторону выхода. С детства его учили брать на себя ответственность и не бояться за признание своих ошибок. В конце концов, Мейерс никогда не боялся просить прощения и никогда не чувствовал, что у него вставал ком в горле в момент, когда нужно было произнести такие простые и необходимые слова извинения. Даже сейчас он вкладывал всю искренность в то, что говорил. Всё это — не попытка оправдать себя, очистить от грязи; Мейерс погребён в ней уже слишком долго, чтобы думать, что её не будет видно.
[indent]Однако он хотел сделать всё, что было в его силах, чтобы показать старому другу: всё произошедшее идёт не от злости или враждебности; одного взгляда на Эдмонда хватало, чтобы понять, что такие вещи и вовсе были ему чужды.
[indent]Он отводит глаза от Кайро в моменте, когда эта мысль проскальзывает в его голове: он явно не лишён обиды. Как они могли? Спросите канадца, он не в силах был представить той вселенной, где люди на него были обозлены до степени вычёркивания сына из своей жизни. И речь совсем не про отсутствие его имени в завещании или общение как таковом — с этим он просуществовал слишком долго, чтобы задерживать свою мысль на таких вещах дольше лишней секунды. Но сыграть в неверного адресата? Сделать вид, будто конверт никогда не опускался на порог их дома? Эдмонд знает, что злится на бесконечное количество «если бы» сейчас, придумывая новый и новый сценарий, где ситуация могла быть ещё хуже. Прежде, чем голова придумает сюжеты с плохим исходом, Эдмонд хмурит брови и покачивает едва заметно головой из стороны в сторону.
[indent]Арчибальд и Зоуи Мейерсы — последние люди, о ком он хотел думать сейчас.
[indent]То и дело возвращаясь к лицу Каура, к его реакциям на слова волшебника и единственное, что начинает дребезжать в голове Эдмонда — однозначный конец чему-то сделавшему попытку зародиться по новой. Его сердце явно пропускает удар, а всё тело напрягается, не успевая обмякнуть от бессилия и невозможности всё исправить, а потом... он берёт вину на себя, а Эдмонду только и остаётся, что широко раскрыть на него глаза, впопыхах произнося: — Нет! Ты не должен, Кайро. — пауза, — В каком... смысле почему, — однако замолкает быстрее, чем продолжает свою мысль. Конечно он будет и хочет с ним разговаривать! На лице волшебника притаивается очевидное непонимание и отрицание на словах о бестолковости, как и его попыток извиниться перед ним в целом.
[indent]А потом не сразу понимая, но волшебник слышит то, что слышит. Эхом в его сознании ударяет: «даже если бы» — повторяясь несколько раз, снова и снова; Мейерс мог бы обвинить себя в надумывании чего-то несуществующего, но Кайро никогда не отличался особым желанием вставлять лишние слова в свои предложения просто так. Тем более, повторяясь для пущей убедительности.
[indent]— Да, тут ты... прав, — канадец даже не уверен до конца, что произносит это вслух. Он на короткое мгновение опирается локтём об стол, а затем садится ровнее. Хмурится. Растерянно оглядывает сначала Каура, а потом и всё вокруг. Эдмонд так долго жил в реальности, где Кайро не видел в нём никого, кроме друга, — а затем и даже этого не стало — что представить что-то иное... Эдмонд даже не успевает засомневаться в том, что озвученное — не плод его воображения. Потому что следом Кайро действительно подтверждает ту правду, о которой мальчишкой Мейерс мог только мечтать. Ему бы порадоваться, бодро встать на ноги и победно вскинуть руки вверх, однако вместо всего он дрогнул, побелел и застыл с самым растерянным выражением лица, которому позавидовал бы любой ребёнок, заблудившийся среди полок на рыночной площади.
[indent]Это что же получается... Эдмонд Перегрин Мейерс самолично закопал своё счастье?
[indent]— Мерлин. Да как же это так получается, — он стопорится, — Я даже не мог... я совсем не знал, — мужчина задирает руки к голове и пропускает пряди от висков к затылку, делая явный вдох и выдох, чтобы найти в себе силы заговорить не односложно, — У меня в голове не укладывается. Я? — осталось только переспросить, не спутал ли Кайро его с кем-то другим. Благо, у него предостаточно ума, чтобы этого не делать.
[indent]А вот на что точно не хватило — это сделать один единственный шаг в сторону Каура, покуда у него было на то время. Сколько случаев ему предоставлялось? Сколько возможностей? От долгих посиделок после отбоя в стенах замка прежде, чем их словит кто-нибудь из преподавателей, грозясь отправить блуждающих студентов на исправительные работы до моментов прикосновения плечами на одной кровати во время зимних каникул, когда они сидели рядом, наполняющих Мейерса чрезвычайным волнением и неземной радостью. Как он вообще может простить самого себя? Как может думать о чём-то, кроме того, как выбрал неверный путь из-за опасений за их отношения, следуя тому всю свою жизнь? Да, он был ребёнком.
[indent]Едва ли это становится оправданием, когда даже взрослым он не остановился подумать и решить эту проблему.
[indent]Его обескураженность не пропадает в момент, когда Каур зовёт его по имени, но по крайней мере вырывает из пучины самобичевания. С каждым его словом становится одновременно и легче, и тяжелее, но последнее чувство становится всё прозрачнее. С каждой секундой пелена прошлого отходит всё дальше и дальше... они правда больше не двое мальчишек, оставшихся друг без друга и живущих в полном неведении. Прошлого ведь не воротить? Несомненно, он ещё вернётся к этому. Он знает, что будет корить себя даже зная, что это не принесёт никаких плодов, но может и неплохо, что Мейерс поживёт в своём чувстве вине. Смирится с ним, свыкнется с его существованием рядом, а параллельно будет двигаться дальше.
[indent]А судя по тому, что говорил ему Кайро — не без волшебника по руку рядом.
[indent]— А как максимум? — Мейерс хмыкает, успевая коротко прищурится, но тут же переводит тему в другое русло, театрально округляя на него глаза: — Стоп. Подожди. Ты хочешь сказать, что не делал этого намеренно? Если бы я только знал, что ты страдаешь от отсутствия красноречия, взялся бы за тебя более серьёзно с первых минут нашего разговора! — чуть ли не разводя руки в стороны, шутливо произносит Эдмонд. К лишённым яркости цвета щекам канадца медленно возвращается жизнь, а тело перестаёт содрогаться от каждого укола в подреберье, возвращая ему возможность управлять собой. Он делает последний выдох перед тем, как перехватывает ладонь Кайро, крепко её сжимая и кладя поверх вторую, тепло улыбаясь, — Пожалуйста, Кайро, я прошу тебя, никогда больше не затыкайся. Будь самым настоящим бочонком без пробки — это всё, о чём я могу только мечтать, — он посмеивается, но едва ли в его словах сплошное лукавство. А вот благодарность — сполна.
[indent]Нужен ему. От одного осознания, что волшебник напротив считал его своей родственной душой становится теплее на сердце. Ведь Эдмонд знал это чувство и верил в него всю жизнь; оказывается, не он один. А ведь ещё утром маг существовал с осознанием, что Каур не хотел иметь с ним никакого дела! Выпуская тёплую ладонь, он смотрит на свои руки ещё с долю секунды, улыбаясь своим мыслям. Честно говоря, трудно было поверить в то, что всё будет иначе. Не потому, что он ожидает не найти старого друга с таким же рвением дать их отношениям второй шанс: волшебник не мог припомнить, чтобы тот страдал расстройством личности, меняясь в мнениях, как погода Англии. Это больше похоже на свет, до которого было невозможно дотянуться все эти года или бесконечный лабиринт, в котором смиряешься дойти до конца и найти выход. Но они нашлись и дотянулись.
[indent]Эдмонд внезапно усмехается себе под нос громче и тут же торопится объясниться:
[indent]— Мне почему-то вспомнилось, — на секунду меж бровей появляется неглубокая морщинка, пока Мейерс пытается найти правильность искомой фразы в своей голове, — Про людей, которые выращивают тысячу роз, когда можно найти всё в одной единственной. Правду говорил Маленький Принц, — Эдмонд улыбается шире, смотря Кайро в глаза: не зря тот убедил его не останавливаться на цитировании литературы здесь и там, — Что глаза слепы, а искать надо сердцем. Я понимаю, о чём ты, потому что, — наконец, усаживаясь поудобнее и находя стабильное положение, волшебник продолжает, — За всю жизнь не всякому удаётся найти взаимопонимание такого рода, тем более за столь короткий срок. К тому же, я легко могу поверить в исключительность всего этого: у меня больше не было никогда ничего подобного, что было между нами с тобой. — Эдмонд задумывается на секунду, подтверждая следующую мысль уверенным кивком: — Впрочем, я и не хотел искать тебе замену. Ты уж слишком, — он меняется в лице, ехидно добавляя, — Несравненный.
[indent]Может быть Перегрин и не мог так говорить. В конце концов, Кайро Каур сейчас мог быть совсем другим человеком, но ему хватило их короткого — как и крайне эмоционального — разговора, чтобы не увидеть диаметрально-противоположной личности перед собой. Ему будет крайне интересно шаг за шагом узнавать его по новому. Может быть рано или поздно он даже сможет уйти от сравнение с прошлым, однако сам Эдмонд не видел в этом ничего плохого: у многих людей нет привилегии сравнивать людей раньше и сейчас, в отличие от него. Увидеть то, что осталось прежним, а что — прошло с отклонением или полным изменением.
[indent]И была одна вещь, о которой он не спросил или не прочитал сквозь строк до сих пор.
[indent]Так же, как всё внезапно пропало, Эдмонд ощущает возвращение в реальность и продолжение текучести времени; кто бы сомневался, что то не планировало останавливаться ради двух близких друзей, планирующих нагнать поезд по новой. Волшебник и до этого чувствовал на себе взгляды, а теперь ощутил их на себе не хуже физического вмешательство в личное пространство. Не сдерживаясь, он кивает головой в сторону Теодора и Эвелин, не без озорства произнося:
[indent]— Кажется, что со стороны мы выглядели, как отдельная театральная постановка. Не просветишь меня, насколько глубоки их познания обо мне? Предполагаю, что ты не ограничился простым: «он из Ильверморни,» — он несильно дёргает ногой таким образом, чтобы задеть Каура, улыбнувшись, — Я имею ввиду, я готов поклясться, что краем глаза видел, как Эвелин готова схватить нож для масла в моменте, когда мы заговорили про письмо. Мне нужно знать, чем защищаться, если она не передумает, — не сказать, что он сомневался в желании Грэма спасти своего друга, в случае, если виновником торжества окажется Эдмонд и Кайро решит сказать об этом во всеуслышание, однако даже шутя про Гамильтон, в глазах Мейерса можно прочитать, что доля правды в его мысли вслух явно была. Женщины в гневе были страшны. Беременные? Подавно.
[indent]А вместе с отвлеченной на друзей тему, он спрашивает то, что ненавязчивым шумом зудело в голове канадца с момента, когда волшебник изложил ему историю своей жизни в кратком пересказе. Перегрин не позволяет себе задуматься об этом слишком глубоко: чревато последствиями и беспокойством за то, как о нём подумает Каур. Есть ли какое-то второе дно? Тайный смысл? Скрытый подтекст? Когда до мгновения со сжатыми лёгкими и в очередной раз учащённым дыханием остаётся считанная секунда, Мейерс ненавязчиво начинает:
[indent]— Кстати, хотел спросить, — он прокашливается, прикусывает губу и коротко посмотрев на выступающую на сцене женщину, спрашивает, чуть склонив голову вперёд: — Думаю, тут трудно ошибиться, что ты — тот самый спутник на вечер Алины, о котором она мне сказала. А как давно вы... вместе? — Мейерс бежит от него неловко взглядом, но возвращает тот практически сразу, смотря на него по новой с аккуратной улыбкой и ставшими привычными для него ужимками в телодвижениях, — Просто интересно. — Так ему и поверят? И это он ещё не стал возвращать в их арсенал шутку про сумасшествие: он-то тоже думал, что Кайро в школе нравились девочки. А вышло... совсем по-другому.

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯

8

[indent]Кайро помнит день, когда скучающий голос Эдмонда Мейерса одёрнул его со спины, словно тот случился вчера. Вот он хмурится, дергает носом, решает не брать в голову, но что-то в нём щёлкает и в приступе ехидства Кайро повторяется трижды, оборачиваясь, когда интонация сидящего за спиной мальчишки пугающе напоминает учителя нумерологии в глухой истерике. Пристально он смотрит на рыжую макушку, ожидая встретиться взглядами с грубияном с комплексом превосходства, но видит лишь бездонные перепуганные карие глаза и россыпь несимметричных веснушек, поселившихся на бледном лице, и не находит в себе силы ни на что, кроме искреннего смеха и улыбки. Его несостоявшийся немезис — немногословный паренёк, замеченный Кауром ещё в первые дни в Ильверморни. И пускай в обычное время Кайро не находит людей ни красивыми, ни уродливыми, странная гармония между сумбурными деталями его лица и характера вынуждают его всмотреться в них на парочку неприличных секунд дольше.
[indent]И тем забавней осознавать, что спустя столько лет — ничего не изменилось. Он всё ещё рассматривает Эдмонда Мейерса, как живую картинку, вслушивается в его голос, словно нет в мире звука приятней, беспокоясь пропустить что-нибудь важное. Отчего громкое замешательство волшебника по поводу давних чувств Каура выглядит в глазах  Кайро почти комичным, если не издевательским.
[indent]— А придётся как-нибудь сжиться с этой мыслью, Мейерс, — дернув бровью, нервозно хмыкает Каур, — Только не вынуждай меня выносить зеркало, — меняясь в лице, мужчина вдруг ухмыляется и продолжает уже куда ехидней, — потому что, будем откровенны, с твоим характером тебя спасло только смазливое лицо, — растянувшись в широкой улыбке, Кайро осуждающе мотает головой несколько раз и, вздохнув, оставляет этот разговор до лучших времён. Если тем суждено когда-нибудь настать.
[indent]«Не укладывается в голове. Я?»
[indent]Кауру требуется всё самообладание, чтобы не закатить глаза на повторяющийся зажёванной пластинкой голос Мейерса, открывающего Америку во второй раз. У Кайро хотя бы был повод сомневаться в своей привлекательности. А этот? Ума палата, а пасть жертвой подростковых загонов получилось ничуть ни хуже, чем у пустоголовых квиддичистов с выбитыми ещё на ранних курсах мозгами.
[indent]Он мог хотя бы попытаться — как Каур ни пытается заткнуть зудящую в висках мысль, она возвращается к нему, похуже назойливых мошек, и каждый раз с новой силой. Он мог бы быть внимательней. Или бесстрашней. Мог найти его раньше, написать письмо сам. Кайро допустил столько ошибок, и все они встают длинной шеренгой прямо перед носом, показывая всем своим видом: если бы он был хоть немного другим, немного лучше, ни Каур, ни Мейерс не сидели бы сейчас друг перед другом, хватаясь за сердце, как в сюжете дешевого бульварного романа.
[indent]И обидней всего от осознания: ничего уже не исправить. Не по щелчку пальцев, уж точно. Впрочем, Эдмонд начинает улыбаться, и невольно даёт волшебнику надежду на менее гротескный финал невольной встречи выпускников. Мейерс сжимает его руку, вынуждая мужчину вдохнуть глубже обычного, и парой фраз гонит сценарий с концовкой на ностальгической ноте прочь. В искренности старого друга волшебник не сомневается — даже с кочкой из обмана, стоившего им пятнадцати лет — и потому позволяет себе не думать об упущенном хотя бы сейчас. Вот он. Здесь. Прямо напротив. И судя по словам Эдмонда, не планирует растворяться в воздухе.
[indent]— Может, стал воспитанней за столько лет? — ухмыляется Кайро, встречаясь с заблестевшим жизнью взглядом старого друга.
[indent]Меньше всего на свете ему хочется, чтобы Мейерс пускался в пучину сожалений из-за их разговора. Не хватило ему пятнадцати лет молчания? Он подумает об этом за них двоих, построит все призрачные замки, чтобы потом закрыть их в глубоких тёмных уголках несостоявшихся воспоминаний, где им и место.  А до тех пор, пошутит столько раз, сколько нужно, чтобы выбить из головы Эдмонда всякое напоминание об упущенных возможностях.
[indent]— Осторожней с желаниями, — смеётся мужчина и тут же подхватывает, — Обещаю, больше никакого молчания. Я ещё успею тебе осточертеть, — угрожает Каур, продолжая улыбаться.
[indent]Для такого светлого вечера, в нём всё ещё слишком много пессимизма; и Кайро слышит это, но не успевает кусать себя за язык прежде чем ожидающая худшего натура проявится между строк. И если бы он не верил в то, что говорит... Увы. Каур хорошо себя знает, чтобы слепо обманываться, словно Эдмонд нашел его точно таким же, как и оставил пятнадцать лет назад. Разбитую, а затем собранную по памяти стеклянную фигурку в лучшем случае. Наверное, поэтому неожиданное сравнение Мейерса смущает мужчину больше, чем могло бы.
[indent]Растерявшись, Каур хмурится и смотрит на него с неозвученным беспокойством о степени трезвости Эдмонда, а затем добродушно смеется и качает головой.
[indent]— Знаешь, розой меня ещё никто в этой жизни не называл, — тепло улыбается Каур, отводя взгляд в строну и заглядываясь на собравшихся гостей.
[indent]Проще было бы представить, будто Эдмонд не ведает, что говорит, приукрашивая едва ли сравнимую с книжной реальность, но Каур никогда не наблюдал склонность Мейерса нахваливать всех без разбору, преувеличивая их значимость в жизни волшебника. Сказать по правде, он вообще не помнит, чтобы сидящий напротив человек хоть когда-либо говорил больше, чем считал необходимым. В этом они всегда были схожи.
[indent]— Но я понимаю, о чём ты. И, пожалуй, в чём я точно был уверен все эти пятнадцать лет — искать второго такого Эдмонда, — из Каура вылетает сердечный смешок, — заведомо пропащее дело. По правде говоря, я и не думал о том, чтобы найти кого-нибудь, кто заменил бы мне тебя. Оно... — мужчина задумывается, задирая голову к небу, — как-то сразу было мне очевидно, что дважды по одному сценарию не пойдёт, — хмыкает Кайро, замолкая.
[indent]Кто знает, дело ли в возрасте, в декорациях, в них самих или во всём сразу, Каур не лукавит, вычерчивая линию до и после вслух. Это не делает всех остальных менее важными в его глазах. Скорее не такими основополагающими в становлении Кайро Каура личностью. Большинству его друзей, собравшимся здесь, мужчина предстал в законченной версии. Предположить, что знакомство с Эдмондом не стало результатом пронесённых сквозь года перемен? Достаточно вспомнить, что его якобы подростковое чувство к Мейерсу стало негласным эталоном всему, что происходило следом.
[indent]Голос Эдмонда вытаскивает сбивает Кайро с мысли, перетягивая внимание на себя. Следуя взглядом за героями замечания, Каур встречается с недоумевающими лицами Тео и Эвы, украдкой косящихся на их столик, и не сдерживается от звучного смешка. Что ж, об одном он может не беспокоиться — свою исключительную экспрессивность Каур не растерял, неизбежно травмируя любого зрителя своих бесед.
[indent]— Они слышали только хорошее. Боюсь, дело только в моём чересчур живом лице, — отвлекаясь от беспокойной парочки, Кайро ловит взгляд Эдмонда и не медлит объясниться, — Я много рассказывал, но больше о том, что ты для меня значил, чем о самом тебе. Может быть, поэтому они и не сложили два плюс два ещё месяц назад, — мужчина дергает уголком губ, стараясь заглушить: «Стоило рассказывать больше», — громыхнувшее в ушах.
[indent]На мгновение Кайро кажется здравым остановиться здесь. Без лишних подробностей. В следующую секунду волшебник одёргивает себя, как мальчишку-школьника, не выучившего свой урок с десятой попытки, и вновь обращается к Мейерсу:
[indent]— Мы сблизились с Теодором на почве схожих переживаний, — Каур принимается улыбаться шире, перехватывая боковым зрением силуэт Эвелин и выдыхая осадок беспокойства из далёкого прошлого, — Обычно я нечасто вспоминал о тебе вслух. Не потому что не вспоминал вовсе, — качает головой Каур, бросая на Мейерса заведомо неодобрительный взгляд, — Наверное, мне не хотелось говорить о тебе так, словно ты остался только в прошлом. А с ними у меня даже появилась надежда, — посмеивается Кайро, — Они знали, что я хочу тебя найти, и всячески настаивали, и оказались абсолютно правы, — мужчина тянется к стакану с водой впервые за вечер и, сделав небольшой глоток, договаривает многим спокойней, — Становление нашей дружбы, какая она сейчас — долгая история, на самом деле. И я могу рассказать тебе её, если тебе станет интересно.
[indent]Ему тяжело представить, как детальное погружение в каждую пропущенную минуту может быть интересно хоть кому-то. К счастью, Кайро достаточно подумать о жизни Мейерса в этом же ключе, и мужчина может провести предположительную аналогию с собственным молчаливым любопытством. Скривившись лицом, конечно, но это уже детали.
[indent]— М? — дернув бровями вверх, оборачивается к Эдмонду мужчина.
[indent]Из всех возможных уточнений, последнее Каур ожидает меньше всего. Его брови поднимаются вверх во второй раз, но остаются там дольше. Откидываясь на спинку, волшебник медлит с выводами до той секунды, пока Мейерс не решается прояснить свой вопрос «обычным интересом», следом за которым на лице Кайро расползается красноречивая улыбка. Вовсе не от того, что они выглядят парой в глазах Эдмонда.
[indent]— Спрашиваешь для друга? — не сдерживается Каур, усмехнувшись.
[indent]Он задумывается на десяток секунд, скорее пытаясь утихомирить непрошеную нервозность, чем собираясь с мыслями. О том, что ответить, Кайро знает куда больше, нежели как не принимать интерес Эдмонда к истории за интерес к самому волшебнику.
[indent]— Мы были вместе. Друзьями мы влияем друг на друга лучше, чем в отношениях, — улыбаясь уголком рта, он всматривается в невысокую фигурку на сцене, — Я имею свойство дружить с... бывшими. За редкими исключениями, — хмурится Каур, возвращая своё внимание к Мейерсу, — Может быть, это странно. Мне так говорили, по крайней мере, — дернув бровью, задумывается мужчина, — Предполагаю, что всё дело в том, что я в принципе не встречался не с друзьями, и не вижу логической последовательности в: мы больше не общаемся совсем, потому что мы больше не вместе, — прикрывая один глаз, призрается Кайро и собирается закончить здесь, но открывает рот быстрее, чем думает, — А ты? Встречаешься с кем-то?
[indent]Кайро делает глубокий вдох и не менее длинный выдох, получая свой ответ. Он старается ухватить свои мысли за хвост прежде, чем они пойдут именно в ту сторону, в направлении которой звучал его вопрос, но несмотря на упрямую попытку не проговаривать их слово за словом, прекрасно знает куда провалится его голова, дай он ей возможность.
[indent]Впервые за пятнадцать лет они сидят друг напротив друга, не имея ни единой преграды к тому, о чём могли юные Кайро и Эдмонд могли только мечтать, кроме их собственной решимости рискнуть. Рискнуть быть честным с самими собой и, возможно, разбить себе сердце во второй раз.
[indent]Каур собирается заговорить с ним о чём-то ещё, но происходящее на сцене отвлекает мужчину, стирая нервозность с его лица и заменяя его наполовину смущенной, наполовину горделивой улыбкой от неожиданного выбора языка песни Алины. Кайро не замечает, как отвлекаясь на мгновение, теряет временное уединение с Мейерсом. Сначала их находит значительно успокоившийся Теодор, затем Миша, Алина, Эвелин, по очереди то встряхивая, то смеша мужчину. Последняя сподвигает Каура покинуть место за столом, обещая Эдмонду вернуться, как разберётся с десертами. И он выполняет его, только чтобы быть вынужденным вернуться на кухню вновь.
[indent]— Я застряну за барной стойкой на ближайший час, — кивая внутрь ресторана, Каур опирается на спинку своего стула и смотрит Мейерсу в глаза, выдерживая паузу, — Не хочешь составить мне компанию? — стараясь не звучать напористо, как бы между делом интересуется мужчина.
[indent]Облегченный вздох.
[indent]Кайро не торопится, с ленной старательностью протирая инструменты и расставляя их в доступности перед собой в надежде, что ему хватит времени успокоить свой ребяческий азарт, вызванный простым согласием остаться с ним. Складывая ладошки на прохладную поверхность, он чуть наваливается на неё и наконец обращается к Эдмонду.
[indent]— Могу ли я принять ваш заказ? — ухмыляется Каур, — У тебя есть какие-то пожелания или я могу удивить тебя? — не сводя глаз с лица Мейерса, продолжает мужчина, — Правда, всё зависит от того хочешь ли ты выходить отсюда или выползать, — уточняет Кайро.
[indent]Он замолкает в ту секунду, когда Эдмонд отбивает его слова достойной подачей. Он теряет пару мгновений, продолжая разглядывать сидящего напротив друга, не до конца уверенный в своих способностях читать чужие настроения, вычитая из них собственный пропущенный удар сердца.
[indent]Кайро задаёт себе шуршавший на задворках сознания вопрос и, не подав виду о том, что тот имел место быть, решает не поддаваться уже тормозившим его единожды сомнениям. В худшем случае, он окажется там же, где и был до того, как Эдмонд Мейерс вернулся в его жизнь — неожиданно это выглядит не так страшно, как проиграть уже пережитый ими сценарий.
[indent]Встрепенувшись, Каур оглядывается за себя, выискивая бутылку чего-нибудь самого крепкого, и с лицом абсолютной уверенности в своём выборе, ставит её прямо перед носом Эдмонда. Встречаясь с ним взглядом, он выдерживает паузу в несколько секунд, а затем смеётся и убирает говорящую за себя шутку в сторону.
[indent]— Нет, ладно. Я не поступлю так с тобой, — определившись с напитком для Мейерса, он тянется за бокалом и, собирая ингредиенты с разных концов стойки, продолжает говорить с ним, — Я начинал барменом в ночном клубе, когда перебрался в Лос-Анджелес, — улыбается Каур, то и дело поглядывая на веснушчатый нос по ту сторону бара, — Волшебное время, — красноречиво вздёргивая брови, смеётся мужчина.
[indent]Не теряя возможности выпендриться, Кайро позволяет напитку то вспыхнуть огнём, то заблестеть. Он даже не пытается притвориться, словно не делает это намеренно, проверяя реакции Эдмонда, и хмыкая через раз.
[indent]— Научился там развлекать клиентов маленьким шоу. Там же, кстати, стоял на фейсконтроле — думаю, где-то здесь мой талант смотреть на людей угрожающе стал моим обычным лицом, — шутит волшебник, заканчивая возиться с бокалом Мейерса и приземляя его перед ним, — Прошу, — выдерживая зрительный контакт, кивает Каур и вновь подхватывает свою историю, — На удивление, это единственное место откуда мне было жалко увольняться. К концу мне даже довелось побыть у них диджеем. Я предупреждал, что мои карьерные решения были... сомнительными, — дергает бровью Кайро, чувствуя очередную волну нервозности.
[indent]Пускай, Эдмонд никогда не заявлял о желании видеть в своём окружении людей лишь своего профессионального круга, то был незрелый мальчишка. Сейчас? Кайро хочется верить, что это в нём так и не поменялось, и всё же мужчина не может избавиться от страха, что неожиданно окажется недостаточным в своих амбициях, выборах прошлого и... да в чём угодно.
[indent]— Я бы хотел когда-нибудь накормить тебя ужином. Раз уж у меня не получилось заняться твоим столиком, когда у меня ещё был свой ресторан, — думает Каур вслух, — Кстати, — стопорится волшебник, оставаясь смотреть Эдмонду в глаза, — Как долго ты ещё будешь в Англии? Это на самом деле даже не вопрос к ужину, а к тому как много у меня времени с тобой, — улыбается мужчина.
[indent]Впрочем, возможный нежелательный ответ на его вопрос не пугает Кайро, как мог бы. Ему хватает доли секунды, чтобы сознание Каура начало искать решения ещё несуществующей проблеме. Потому что мужчина зарекается напирать до тех пор, пока не почувствует, что Мейерс даёт заднюю, и Мерлин свидетель — какой-то океан, разделяющий их, не напугает Каура достаточно, чтобы бросить попытки ухватиться за Эдмонда так, как должен был много лет назад.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

9

[indent]— Вселенная, в котором было бы два Эдмонда, — неожиданно хмыкая, он косится на стоящий рядом с волшебником стакан, будто бы пытаясь найти в нём собственное отражение, — Наверняка бы схлопнулась от нежелания терпеть двух зануд на одной планете. Так что, может быть, ты уберёг их всех от страшной смерти, — оглядывая гостей, он весело дёргает уголками губ, выпрямляясь в спине, ехидничая, — С моим-то характером, — в самом деле, как бы не звучал волшебник вслух — это не означало, что Эдмонд действительно плохо относился к себе и к тому, кем он был; потерять юмор по отношению к этому же мужчина тоже не хотел. Ему даже хотелось верить, что это было одной из тех вещей, которые сильно отличали его от тех же коллег, с обидой оглядывающих собеседников, внезапно решивших выдавить шутку об образе жизни лингвистов, где вместо жены те выбирают книжку.
[indent]Он всматривается в лицо Кайро совсем недолго, но сдаётся представлять, как тот считает секунды, когда избавиться от компании Мейерса будет вежливо. Расстроится, если это окажется правдой, а пока он с неприкрытым удовольствием оглядывает Каура в который раз и ненавязчиво сдвигает стул на пару сантиметров ближе в его сторону.
[indent]— Прошу тебя, давай без «если». Я и так чувствую себя словно пропустившим уроки по болезни, и мне правда не терпится узнать о тебе всё, что я потерял, — после всего сказанного Кауром, Эдмонд реагирует без пауз и начинает с конца, что не означает, будто он оставит всё сказанное без внимания. Он повторяет свою мысль в голове ещё несколько раз, подтверждая последнюю уверенным кивком головы. Ему ничего не стоит повторить это ещё раз, если вдруг у Кайро появятся сомнения на тему заинтересованности канадца в его жизни. В таком случае, пусть вспомнит старое-доброе время, когда студентом Ильверморни он присаживался к нему на уши на долгие часы, выпытывая его биографические данные до временного переезда. Выглядел ли тогда Перегрин понуро и скучно?
[indent]— Мне так... странно. В хорошем смысле этого слова, — признаётся, наконец, Эдмонд, складывая ладошки перед собой и растерянно улыбаясь, — Знать, что всё это время ты думал обо мне или хотел увидеться со мной. Теперь понятно, почему мне так икалось в последнее время, — склоняя голову на бок, шутит он меняясь от сентиментального выражения лица к весёлому, — Возможно, по той причине, что никто из нас никогда не чувствовал, что этот гештальт закрыт, всё получилось так, как получилось, — указывая на них двоих круговым движением своей руки, он продолжает, — В конце концов, я тоже нередко возвращался мыслями к тебе. Другое дело, — боковым зрением наблюдая за разговаривающей друг с другом парочкой, он поджимает губы, пытаясь подобрать слова. Качает головой и коротко вздыхает, меняя ход своей мысли и широко улыбаясь волшебнику, — Я рад, что ты был не один.
[indent]Одного месяца ему хватило для понимания, насколько Теодор внимательный к своим близким и всё же, косясь на Кайро, он предполагает, что не только маг считает своей удачей получить в друзья Грэма. Сам Эдмонд хорошо помнил себя, чувствуя внутренний трепет и гордость от мысли, что Каур выбрал его, а не кого-то другого.
[indent]Были ли у него такие люди после? Он с трудом мог обсудить с кем-то своё положение в обществе, что уж о судьбе человека, к которому он испытывал настолько сильные чувства и с которым не верил, что получится общаться вновь. Очевидно, его бы поддержали. А некоторые даже чересчур агрессивно, чем только отпугивали Мейерса. Однако вместо этого он самолично выбирал чувствовать себя одиноким. Он хмыкает: не сильно то помогло вариться в котле вины в его случае.
[indent]Возможно это одна из десятка причин, почему Мейерс решил больше... не молчать. Или хотя бы попытаться. В секунду, когда он задаёт свой вопрос, Эдмонд чувствует себя не лучше школьника, приглашающего будущего партнёра на бал в страхе, что у него уже кто-то есть. Он посмеивается и смущается от шутки Каура ещё больше, неоднозначно качая головой.
[indent]В тот момент, когда непутёвое сознание начинает чертить худший из всех сценариев... его лицо озаряется улыбкой так непрошено, что ему приходится прытко прихлопнуть свой рот стаканом, стараясь выглядеть максимально расслаблено, делая несколько глотков. Последнее, что он хочет — это выглядеть чопорным эгоистом в глазах Кайро, видевшего свою удачу в его горести.
[indent]— А? Не... нет, — неожиданно влетающий в него вопрос вынуждает ответить его так, если бы Эдмонд был неуверен, но следом отвечает твёрже, — Мои последние серьёзные отношения я за закончил ещё пару лет назад и после этого как-то был больше сосредоточен на работе, чем на встречах с другими, — Мейерс и сам не замечает, как находит себя выискивающим реакцию на лице Каура слишком отчаянно до момента, пока не ловит себя на этой отчётливой мысли.
[indent]Взгляд он отводит, но задаваться вопросами в голове не прекращает. Что он думает об этом? Не из чистой вежливости же он задался этим вопросом? Прикусывая внутреннюю часть щеки, Эдмонд сжёвывает появляющуюся на губах улыбку. Пусть он не прекращает сравнивать себя в тогда, и сейчас, кое-что очень сильно отличается от Мейерса пятнадцатилетней давности.
[indent]Сегодня он не только освободился от долгих лет молчания, но и имеет возможность сделать всё правильно. Что писал Дефо?
[indent]«Никогда не поздно поумнеть».
[indent]— Странным это кажется тем, кто не может для себя определить статус отношений, не прекращая видеть везде намёки и после расставания, — ставя бокал на стол с излишней стремительностью, — Эдмонд дёргается и сам, поднимая тот и отставляя вновь, но уже тише, — он продолжает, — Я думаю, это колоссальный труд двух партнёров, награда которых — это возможность общаться друг с другом без заострения внимания на прошлом. Я бы даже сказал, что этого стоит гордиться. Так что тем, кто говорит «странно», Кайро, стоит у тебя поучится, — хмыкнув, он находит его взгляд своим, а в уголках глаз тут же появляются мелкие морщинки от тёплой улыбки.
[indent]У Мейерса всё было наоборот. Он вряд ли вспомнит свои последние отношения, родившиеся после дружественных связей. С возрастом Эдмонд не начинал встречаться, переживая о том, что он не знает о любимом цвете или утренних привычках, в случае чего готовый изучить это по ходу дела, разбираясь по пути.
[indent]Может, это и была его проблема?
[indent]Вместе с Кауром, замолкает и сам Эдмонд, однако он не видит в этом ничего плохого: в своё время они проводили достаточно времени в тишине, при этом не оставляя друг друга в одиночестве. Время от времени он лишь улыбается, а на пение женщины на сцене констатирует ёмкий, но крайне искренний комплимент в сторону её голоса и музыки, пообещав себе, что обязательно скажет это исполнительнице и в лицо. При смене картинок из людей, появляющихся перед ними, Мейерс негромко усмехается, оказываясь больше слушателем и зрителем, нежели полноценным участником диалогов и затихает до того момента, пока вместе с бойкой женщиной Каур и сам не поднимается с места.
[indent]Как бы Эдмонд не хотел, его лицо — вечное отражение души; вот и сейчас заметная тоска пролетает мимолётно, но он тут же активно трясёт головой:
[indent]— Ты знаешь, где меня найти, — отсалютировав ему, Мейерсу только и остаётся, что проводить взглядом Кайро, с шумным выдохом откидываясь на спинку своего стула. Всё это время держащийся в душе внутренний тремор вырывается наружу с новой силой, отчего ему приходится дёрнуть плечами, тряхнуть кистями рук и поёрзав на стуле, освободить себя от плотного синего пиджака, будто это поможет ему охладиться. Волшебник знает, что ещё не раз переживёт события сегодняшнего вечера и вряд ли сможет толково заснуть ночью, но пока что только и делает, что зажёвывает появляющуюся на губах улыбку, бегло возвращая свой взгляд в сторону, где был Кайро.
[indent]Как ему так повезло?
[indent]Побыть в одиночестве и в своих размышлениях о радостном совпадении и своих дальнейших действиях ему никто не даёт. Где-то между делом к нему подсаживаются и ставшими знакомыми на этом вечере француженки, а затем он самолично находит Алину, исполняя обещанное и тратя добрые полчаса на то, чтобы как поблагодарить её за их культурную программу, так и со всей искренностью восторгаться и музыкой, и — лингвист в его душе не дремлет — количеством языков, которые он услышал за сегодняшний вечер. Ещё на десяток минут он теряется на улице, вздыхая прохладный воздух... и точно так же возвращается обратно, не теряя веры пообщаться с Кауром за вечер ещё хоть немного.
[indent]— Да, пожалуйста? — тогда, когда надежда увидеть его свободным уходит из под пальцев, Эдмонд встрепенувшись, подскакивает со своего стула, тут же подхватывая тот за спинку стула, посмеиваясь от собственной неловкости, — Ещё спрашиваешь! — и подхватывая свой пиджак в руки, то комкая, то разглаживая вновь складки, он осторожно прося прощения у тех, кого ненароком может задеть по пути, по итогу не без гордости усаживается на стул за барной стойкой.
[indent]Вот она, прелесть быть взрослыми. Помнится, его самый первый поход в бар был с отцом да и то максимум, что молодой Эдмонд получал — это поджаристые хлебцы или картофельные чипсы, но никак не алкогольные напитки. Мейерс и сам не знал, откуда в нём был этот романтизированный взгляд на такого рода заведения и уголки внутри них. Он оглядывается по сторонам, но едва ли задерживается взглядом на ком-то ещё, возвращаясь на полукрутящемся стуле обратно.
[indent]— Можете, — лукаво отвечает Кауру волшебник и уже открывает рот, чтобы договорить, но меняет траекторию своих слов как только Кайро позволяет себе лаконичное уточнение, — В таком случае, — Эдмонд опирается локтём о стойку, чуть поддавшись вперёд и склоняя голову, продолжает: — Всё зависит, хочешь ли ты нести меня на своих плечах домой или нет?
[indent]Не перестарался? А ведь обычно он не позволяет себе такое открытое заигрывание; возможно попавшись с улицы кислород всё перепутал в его голове, но Мейерс бесстрашен, а вместе с этим — уверен в своих словах, несмотря на заигравший на щеках румянец. Уже готовый оттолкнуться, усевшись прямо, Эдмонд замирает, наблюдая за действиями Кайро, чтобы сначала дёрнуть бровями в удивлении, выглядывая из-за бутылки, а затем, зардевшись ещё сильнее, засмеяться.
[indent]— Но, судя по всему, у тебя есть план, на случай если передумаешь, — всё же не сдерживаясь от дополнительного укола, канадец подставляет кулак себе под щёку, — Удивить — хороший вариант.
[indent]Одного взгляда на на Эдмонда Перегрина хватает, чтобы понять: он не только слушает его со всей внимательностью, но и с детским ребячеством наблюдает за зрелищем, разыгранным вроде бы для каждого, но по ощущениям — только для него. Он восклицает, посмеивается и даже приподнимается, когда смотреть на действиями Кайро становится под каким-то углом не так удобно, — попытки разузнать таинства барменов? — а вместе с этим шутливо сокрушается, что у него на такое точно не хватило бы талантов.
[indent]— Одно рабочее место, а столько граней для самосовершенствования, — благодарно кивая головой на коктейль, он тут же делает первый глоток и: — Очень вкусно! Мерлин, да тут практически и не чувствуется ничего, но я же видел! — посмеиваясь, он делает следом ещё глоток: полное попадание в цель. Мейерс щурится на друга, словно пытаясь определить: всё просто написано на лице самого канадца или это талант Кайро знать клиентов до уточнения их вкусов, — Зря ты себя критикуешь, Кайро. Я имею ввиду, только представь что будет, если я встану на любое из мест, на которых ты успел поработать. На охране мне скорее бы разбили лицо, чем я кому-либо, отпихивая в сторону, первая же бутылка выскользнула из моей ладони, оставляя отпечаток на чьём-то лице и повезёт! Если без последствий, — он загибает два пальца, считая и третий, — Что же до музыкального сопровождения, учитывая, что мне на ухо насупил взрывопотам... — Эдмонд пожимает плечами. — Не завидую моим вымышленным человеку с половиной, — он уже готов пошутить про людей с гордыми мамами, но прикусывает себе язык: у него и такого-то нет.
[indent]Он говорил это вовсе не за тем, чтобы выставить себя в худшем свете, пытаясь перетянуть пару-тройку комплиментов на свой счёт. Однако не первый раз мужчина замечает попытки Каура как бы принизить себя. Зачем? Он был талантлив, так и остался — Мейерс видит это, а прошло меньше пары часов от их воссоединения.
[indent]— Я иногда задумываюсь, — закидывая голову к потолку, он изучает подвешенные огоньки, переливающиеся мягким светом, — Правильно ли я сделал, что выбрал только один путь. Особенно, когда, наконец, смог заняться реставраторством. Я так долго откладывал боясь, что я окажусь бесталанным, по итогу упустив потенциальные возможности. Впрочем, — Эдмонд улыбается, вновь делая глоток, осторожно стирая пальцем мельчайшие капли, осевшие на поверхности стакана. — Откладывать — мой конёк, судя по всему.
[indent]И вот опять. Он знает, что пообещал себе не возвращаться к этому хотя бы сегодня, — разве есть причины для переживания? — но не может отпустить пригретое ощущение вины на груди так легко. Эдмонд щурится, но старается отмахнуться от этого ощущения как можно быстрее. Ладно он, но не хватало портить настроение Кауру своим самобичеванием.
[indent]— Я... — в очередной раз он застревает в тёмных глазах Кайро, теряясь с ответом; сердце предательски делает кульбит, вынуждая его сделать едва заметный вдох, игнорируя пробегающие по телу мурашки.
[indent]Он хочет провести с ним время. Не сейчас или в размытом будущем, а пока он здесь. С возможным продолжением?
[indent]— Я и забыл, как тяжело выдерживать твой взгляд, — негромко поперхнувшись, он хмыкает от срывающейся с уст правды, которую обычно не произносят вслух. Замолкать он, впрочем — не замолкает, — Я только с удовольствием, Кайро. В любое время, — он улыбается, — Теперь тысячи километров не выглядят такой большой преградой, как когда тебе шестнадцать, что скажешь?
[indent]Удивительное чувство — хотеть развернуться на сто восемьдесят, но совсем не от человека на против, а от своих же планов. В его комнате Эдмонда ожидают билеты на самолёт в обратный путь с завтрашним поздним вылетом: его работа здесь выполнена и до сегодняшнего вечера он даже не подозревал, что захотел бы задержаться здесь ещё на чуть-чуть. Мерлин, он даже согласился на сдачу документов в понедельник утром, которые брал с собой на доработку в Великобританию. Но как бороться с этим жгучим желанием всё бросить?
[indent]— В воскресенье вечером, — ответственность берёт вверх, а он прикусывает губу, улыбаясь и молясь, что Кайро не задумывается по какой причине Эдмонд решил уничтожить себя полётом перед рабочим днём. Но о нём он ведь и не знает?
[indent]Пусть Перегрин не может совсем пойти на попятную, но в его силах продлить свои выходные здесь ещё на немного. Сменить билет — это ведь такая мелочь по сравнению с тем, что его ждёт, если Каур не передумает, — Я знаю, что и сегодняшний вечер ещё не закончился, а до тех пор, пока ты здесь, в моих планы явно не входит уходить, ты... свободен завтра? Потому что если да, — упираясь ногой в пол, чувствуя, как кровь подливает к вискам, он говорит куда более скачущим голосом чем прежде. Однажды он уже писал это в письме и не получил никакого ответа.
[indent]«Куда ты торопишься» — проскальзывает в его сознании и потухает в ту же секунду. Он просто не простит себе, не спроси он об этом его ещё раз.
[indent]— Я бы хотел отвести тебя куда-нибудь. Как если бы, — он дёргает уголками губ, — Как если бы это было свидание, Кайро, — и делая паузу между, прежде, чем совсем задохнуться от смущения, он шутливо добавляет, весело усмехнувшись: — Я бы написал тебе письмо этим вечером, но знаешь, просто... хочу перестраховаться.

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯

10

[indent]Приятно осознавать, что несмотря на все бросающиеся в глаза перемены в Эдмонде Мейерсе, его неподдельный искренний энтузиазм прежний. Кайро даже становится неловко. Будто он соврал ему или что-то не договорил, раз старый друг готов ронять стулья, срываясь с ним в дальний от центра событий уголок; если бы он видел цельную картину, может быть, не подскакивал следом так быстро. Ему было странно в школе и странно сейчас, что из всех людей, Эдмонд почему-то продолжает считать его компанию лучшей.
[indent]Что в нём, в конце концов, такого, что не предложат другие? Спокойный нрав, за которым скрывается тщательно охраняемый бурлящий котёл эмоций? Граничащая с оскорбительной манера поддевать людей шутками? Или, может, цветные буддисты с других материков его типаж? Кайро не сдерживается от того, чтобы хмыкнуть и дёрнуть бровями на свои домыслы. Что бы он ни пытался выдумать, вряд ли он разглядит в себе то, что действует на Мейерса магнитом. Иначе бы он давным-давно начал пользоваться неизвестным талантом почаще.
[indent]А то, что мужчина отзывается на все его прямолинейные попытки смутить его, Кайро действительно замечает. Пусть с трудом доверяет собственным ощущениям, но не может притворяться, будто не способен прочесть ухмылок, прямых взглядов и покрывающихся румянцем щёк. Он старается не думать о них. Для общего блага; иначе, кто знает, как долго проживет новенькая посуда Эвелин, прежде чем подрагивающие руки и забитая посторонними мыслями голова подведут мужчину, вызвав маленькое землетрясение за барной стойкой. И, сказать по правде, ему кажется, что Эдмонд тоже слышит его именно так, как Каур и задумывал.
[indent]И, главное, не сбегает прочь.
[indent]— Не говори. Столько способов открыть входную дверь — жизни не хватит, чтобы постигнуть все доступные, — ёрничает Кайро, дёрнув бровью, — Пробуй уже, — хмыкая на Эдмонда, качает головой мужчина.
[indent]Промазал ли он с предпочтениями Мейерса беспокоит его куда больше, чем его развёрнутый отзыв о многогранности рабочего опыта Кайро. Он бы принял этот комплимент, если бы маленькие временные работёнки по-настоящему чего-то стоили. Увы, единственная достойная похвалы вещь в жизни Каура была продана им же самим. Что не оставило мужчине иного выбора, как надеяться на второй шанс. Когда он будет к нему готов.
[indent]— На то и был расчёт, — улыбается Каур, облегчённо вздыхая.
[indent]Замечая краем глаза прищур Эдмонда, он останавливается, щурится на него в ответ и, выдержав многозначительную паузу, смеётся, а затем качает головой. Что бы он там ни пытался высмотреть в его душе, вышло у него из рук вон плохо. По крайней мере, Кайро смеет на это надеяться.
[indent]— Попытка хорошая, Мейерс, — дёрнув бровью, он встаёт на месте, чтобы посмотреть на Эдмонда, а затем продолжает крошить лёд в железном стакане, — Только я тоже не возвращаю мертвую мебель к жизни и не говорю на французском. Немецком? Испанском? Итальянском?.. Румынском? — из Каура вырывается смешок, — Мерлин, на каком ты не разговариваешь... Я к тому, что я бы не справился с твоей работой, окажись я в нью-йоркском храме лингвистики имени Душнилы Ботанидзе. Я не говорю, что совсем ничего не сделал. Сделал. Но был молод, наивен и выбрал неправильного человека вторым штурманом, — дёрнув уголком губ, Кайро старается не позволить горечи на корне языка пробиться через фасад смирения, — Выучил свой урок. По-плохому. Но вот я здесь и не планирую ложиться в гроб, посыпая себя пеплом бренности бытия, — хмыкает Каур, — Уж точно не теперь, когда передо мной сидит Эдмонд Мейерс, реализовавший свой потенциал в полной мере, как я и предполагал. Что-что, а в тебе я никогда не сомневался, — улыбается он многим искренней, бросая на него пару задерживающихся взглядов.
[indent]Разве он может испытывать что-либо, кроме горделивой радости за сидящего напротив мужчину? Да, Эдмонду не хватало уверенности в школе, но Кайро всегда знал — это дело наживное, и успех его друга был лишь вопросом времени и удачно подвернувшейся возможности. И он не упустил ни того, ни другого. Конечно же, ему хотелось соответствовать. Мог ли он? В глазах Кайро он стоял порядком ниже, только-только двинувшись к том направлении, где Мейерс освоился, будто у себя дома. Что лишь подстёгивало его желание поторопиться.
[indent]— Нет, — задирая указательный палец, резко останавливается Каур и упрямо смотрит Эдмонду в глаза, — Я остановлю тебя прямо здесь. Я тут. Ты тут. Да, могли бы сподобиться найтись раньше, но что вышло, то вышло, — дернув плечами, он подходит к барной стойке и, оперевшись на неё со своей стороны, наклоняется вперед, — Я не виню тебя, Эдмонд, и очень прошу не делать это с собой за меня, — его губы трогает тёплая искренняя улыбка, пока Каур медленно изучает мелкие детали лица Мейерса, бегая взглядом от одной к другой, — А на счёт реставраторства, тебе разве не тридцать два? Такое чувство, что восемьдесят, и жизнь начала заканчиваться. Мерлин, не удивительно, что вы нашли с Грэмом общий язык. Его тоже закончилась лет в двадцать. И только я здесь танцую на могиле нереализованных амбиций, обманываясь, что ещё не поздно, — осуждающе мотает головой Кайро, смеясь.
[indent]Остаётся надеяться, что в скором времени Эдмонд перестанет хвататься за сердце от каждой самокритичной штуки и свыкнется с тем, что у него «просто такой юмор». Да и не сказать, что в последнем нет львиной доли правды. Кайро уж точно никогда не поверит, что то, где он находится сейчас — американская мечта в её лучшем толковании.
[indent]Мужчина вновь останавливается, стоит Мейерсу подать голос, но, встретившись с растерянной экспрессией канадца, смотрит на него с искренним беспокойством. Неужели он спросил что-то страшнее, чем всё, что Эдмонду довелось услышать в свою сторону за последний вечер?
[indent]Однако вместо пугающего ответа, Кайро получает причину для пропущенного удара сердца. Сбитый с толку, он приоткрывает рот в попытке что-нибудь сказать, но лишь сбивчиво улыбается, так и продолжая изучать горящие краской щеки сидящего напротив мужчины.
[indent]— И только что дал мне ещё одну причину смотреть на тебя почаще, — наконец произносит Каур, весьма намеренно не сводя своих глаз с Эдмонда.
[indent]Он делал это и раньше. В далекие подростковые года, Кайро редко отказывал себе в удовольствии высмотреть микроэмоцию Мейерса, тотчас поддевая его за ужимки и стеснение без всякой надежды на то, что они и впрямь адресованы его прямолинейному внимательному взгляду на волшебника. Издержки стеснительного нрава — вот что думал Каур. Отчего осознавать насколько он ошибался сейчас откликается в мужчине явными проблемами с сердечным ритмом, видно, не определившимся умирает ли Каур или всё же живёт.
[indent]— Теперь это выглядит лишь вопросом желания, а не проблемой, — тихо замечает мужчина, надеясь, что Эдмонд не сомневается, что желания оказаться в Нью-Йорке у Каура в избытке.
[indent]Приклеенная на лицо Кайро улыбка на мгновение потухает, возвращаясь на своё законное место в следующую секунду. Воскресенье вечер не утро завтрашнего дня. И пускай мужчина прекрасно понимает, что просто-напросто сглаживает врезавшийся в ребра острый угол, он готов дорожить и тем малым временем, доступным ему сейчас. Он ведь не может рассчитывать на то, что Эдмонд станет тратить на него каждую свободную минуту? Каур долго отсутствовал в его жизни, более чем нормально, что мужчина не окажется её полноценной составляющей за пару часов разговоров.
[indent]А затем Мейерс вновь обращается к нему, и Кайро мгновенно кивает. Кажется, он переоценил свою очередь в приоритетности встреч? Насколько до него доходит не сразу.
[indent]Нервозность Эдмонда проскальзывает мимо него, вынуждая волшебника поплатиться за свою невнимательность. В который раз безобидный вопрос Мейерса застаёт Каура врасплох. Кайро застывает на месте, борясь с навязчивым желанием переспросить не ослышался ли он и понял ли он правильно: Эдмонд Мейерс только что действительно пригласил его на официальное свидание? Он не сводит с него глаз до тех пор, пока злободневная шутка не возвращает мужчине способность говорить, заставляя его рассмеяться.
[indent]— Да, — кивает Каур, звуча осторожней и мягче обычного, — Да, я свободен завтра. Без как если бы, — хмыкает мужчина, — Свидание.
[indent]Нарочно волшебник отвлекается на недоделанный коктейль, но ловит себя на желании убедиться в том, что он не выдумал себе Эдмонда Мейерса, и тот и впрямь сидит напротив. Кайро застывает на месте, поднимает взгляд, встречаясь со взглядом Эдмонда, и, улыбаясь собственным мыслям, хмыкает.
[indent]— Во сколько ты освободишься завтра? Я зайду за тобой. На правах местного жителя, — забирая из под его рук старый стакан, мужчина пододвигает ему новое, схожее изобретение.
[indent]Дожидаясь ответа, Кайро не скрывает короткого замешательства и вновь усмехается.
[indent]— Хорошо. Во сколько ты встаешь и как много времени тебе нужно, чтобы собраться с утра? Потому что если мы будем ориентироваться на меня, я окажусь на твоем пороге в пять, и вряд ли тебе это понравится, — улыбается мужчина, стараясь сохранить остатки самообладания и не терять марку; иначе миру предстанет что-то, к чему последний был точно не готов.
[indent]Он вновь занимает себя шейкером и бутылками, находя в них своеобразный способ восстановить душевное равновесие, но в скором времени бросает увлекательное занятие, перехватывая второй тоник без джина, и оказываясь на той стороне барной стойки на соседнем от Мейерса стуле. Ухмыляясь собственной находчивости, мужчина аккуратно надавливает на ножку стула, на котором сидит Эдмонд, и слегка поворачивает его усилием пятки в бесхитростном порыве видеть его лицо, когда они разговаривают.
[indent]А вопросов у Каура оказывается достаточно, чтобы пропустить мгновение, когда заказы вновь появляются, и его временная роль бармена падает на плечи Теодора, заботливо позволяющего им поговорить. Как и часом раньше, уже знакомые лица то и дело оказываются в периметре досягаемости, чтобы поблагодарить за вечер, попрощаться или просто порадоваться знакомству со старым школьным другом Кайро.
[indent]Старым школьным другом. Каур так и не справляется с тем, чтобы выкинуть из головы очевидное. Его позвали на свидание, и только тугой имбецил предположит, что за предложением Мейерса не кроется взаимной симпатии. Если, конечно, так можно назвать гремучую смесь ощущений, ставшую верным компаньоном головы и тела Кайро на сегодняшний вечер. И последняя не остаётся незамеченной редкими лицами их компании. Потому что он никогда не поверит, что обычно-компанейская Алина вдруг торопится забрать ключи от квартиры и не требует сопровождения, с материнской заботой оставляя мальчиков «пообщаться».
[indent]Впрочем, нехотя бросить Мейерса Кайро всё же бросает. Ведомый чувством долга, он ненадолго покидает их личный угол и успокаивается лишь тогда, когда от предстоящей уборки остаются финальные штрихи.
[indent]— Всё, с остальным Тео разберётся, — находя Мейерса, негромко обращается Каур к нему со спины и говорит вновь, оказываясь к нему лицом, — Я хотел предложить довести тебя до... Где ты, кстати, остановился? — улыбается мужчина в надежде на согласие, — Правда, мне стоит тебя предупредить, что это будет не портал, — и прежде чем Эдмонд задаст очевидный вопрос, Кайро кивает ему к витиеватой дорожке, идущей вдаль от ресторана, — Идём. Обещаю, я не заведу тебя в тёмный угол, Мейерс, — дернув бровью, ёрничает Кайро, — если только сам не попросишь.
[indent]Отсалютовав Грэмам ладошкой на прощание, он отходит от ресторана на сотню метров, когда метод их будущего передвижения принимается блестеть в свете ночных фонариков. Каур похлопывает ладошкой по карманам куртки и, выудив из них ключ, косится на Эдмонда, тут же смеясь.
[indent]— Да, байкерские замашки в одежде это не только эстетика. Я тебе не какой-то дерьмовый позер, — и пусть ещё скажет, что не сосканировал его с ног до головы в первые секунды воссоединения.
[indent]Хотя едва ли Кайро говорит об этом не полном серьёзе.
[indent]Открывая боковую сумку, мужчина выуживает один, а затем второй шлем, и вручает его Эдмонду в руки. Собираясь надеть собственный Каур не сразу замечает, что его пассажир решает удавить себя застежкой. Не скрывая улыбки, он шагает ему навстречу.
[indent]— Дай помогу, — откладывая свой шлем на мотоцикл и аккуратно забирая уголки ремешка, Кайро сосредоточенно дергает их на нужную длину, терпит неудачу и, щурясь, сгибается, чтобы разглядеть несчастную застежку в темноте.
[indent]Ему требуется с десяток попыток подцепить старания Алины ногтём, прежде чем мужчина замечает, что не слышит Эдмонда, словно тот превратился в безжизненную статую. Неспешно его взгляд поднимается к глазам Мейерса, и лицо Каура вспыхивает широкой улыбкой.
[indent]— Дыши, пожалуйста, — очередная попытка дернуть ремешок оказывается удачной, позволяя Кайро сбежать быстрее, чем они так и останутся пялиться друг на друга, — Так-то лучше. Не хотелось бы, чтобы твоя светлая голова пострадала, — перехватив свою защиту, он справляется с последней куда быстрей и, перекинув ногу через мотоцикл, дожидается, когда Эдмонд окажется на заднем сидении.
[indent]Дергая ключ зажигания, Кайро ждёт, когда его пассажир смирится с отсутствием задней спинки, но последнего не происходит, отчего мужчина разворачивается, чтобы застать Мейерса с вопросом на лице. Сжёвывая расплывающуюся ещё шире улыбку, неспешным движением Каур находит его ладони своими и тянет их вперёд, сцепляя их на своём солнечном сплетении и оставляя свои поверх на пару секунд дольше необходимого.
[indent]— Всё хорошо? — чуть дёргая головой назад, интересуется волшебник и, получив ответ, перемещает свои руки на руль, — Тогда держись, — выжимая сцепление, предупреждает Кайро.
[indent]И в следующий миг ночная тишина разбивается резким воем мотоцикла, трогающегося с места в направлении Лондона.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

11

[indent]— Ты прав! В таком случае, ты точно можешь рассчитывать на мою поддержку, пока будешь добираться, — явно посмеиваясь над тем, насколько Кайро высоко оценил его способности, — пожалуй куда больше, чем сам Эдмонд делал это сам — усмехаясь сильнее и выставляя ладошку над своей макушкой, произнося:  — До моего уровня.
[indent]Даже если бы он захотел, то не стал сравнивать их, как если бы карьерная лестница оказалась простым измерением роста, где нужно было ставить отметки на деревянной дощечке. Кайро перерос его, как минимум, сантиметрами, а как максимум... даже если они успели пообщаться не больше, чем пару часов, Мейерс всё так же чувствовал себя менее уверенным по жизни и не таким опытным.
[indent]Правда не похоже, что заморочки Эдмонда имели хоть какой-то вес, учитывая, с какой простотой волшебник напротив хвалил его.
[indent]На строгие попытки Кайро остановить мага, Мейерс даже опешил, сбивчиво говоря:
[indent]— Я... постараюсь? — Разве можно освободиться от стянутого жгутом чувства в вины в сердечном сплетении так быстро? Даже если старый друг будет подтверждать отсутствие всякой ответственности на одних плечах Эдмонда, едва ли это вылечит его от самобичевания так быстро. И всё же... он хотя бы постарается не делать этого так громко вслух.
[indent]Кайро в очередной раз вынуждает его подумать над своими словами, негромко хмыкая. Эдмонд ещё в школе считал, что Кайро мыслил крайне взросло, отчего он тянулся именно к нему, подсаживаясь в свободное время и вступая в конфронтации не ради бестолковой ссоры, а из интереса. А в моменты, когда магу нужна была поддержка... Каур всегда говорил так, что канадца пронимало до самого сердца.
[indent]Неудивительно, что последнее в своё время он отдал Кайро так быстро.
[indent]Перегрину только и остаётся, что посмеиваться над собственной робостью, выливающейся краснотой до самых кончиков ушей, которое вызывал в нём Каур. А вместе с этим, канадцу совсем не хотелось, чтобы тот прекращал. Он поправляет воротник своего пиджака, оставляя на долю лишнего мгновения на своей груди, подушечками пальцев чувствуя учащенное сердцебиение. По-особенному в голове откладывалась мысль, что теперь ему не надо ничего скрывать, задумываться о том, что волшебнику сказать или как посмотреть на мужчину.
[indent]Кайро Каур даёт своё согласие и глаза канадца распахиваются шире. Свидание! У них! Мейерсу приходится ухватиться ладошками за краешек своего стула, чтобы не подпрыгнуть на месте.
[indent]Ему требуется ещё несколько секунд, чтобы осознать новую реальность, так и не переставая широко улыбаться.
[indent]— Я свободен с самого утра, — учитывая, что теперь у него есть только пара мелких дел, Эдмонд позволяет своей инфантильности взять вверх, понадеявшись, что он успеет всё сделать до того, как они встретятся. — Смотрю, начал действительно думать в сторону того, чтобы понести меня? — говорит он как бы между делом, не отказываясь от очередного коктейля, приподнимая свой новый стакан. Он довольно тянет уголки губ выше, следом делая глоток побольше до того момента, пока холодок не отстреливает в голову.
[indent]Малая надежда на то, что ему что-то поможет остыть.
[indent]— Твоя привычка просыпаться ни свет ни заря всё ещё с тобой, как я понимаю? Сомневаюсь конечно, — но спор о том, будет ли он его рад или нет, Эдмонд действительно не начинает от греха подальше, — Как на счёт часов одиннадцати? Тебе подойдёт?
[indent]Свидание. Он снова улыбается не в силах перестать повторять это в своей голове снова и снова. Волшебник то и дело поворачивает голову к Кайро, наблюдая за его передвижениями у барной стойки. Ему не нужно ждать слишком долго и помимо радостного тремора волшебник начинает испытывать и живое беспокойство за завтрашний день. Обычно Эдмонд — продуманный и организованный, но несмотря на то, что он прожил какое-то время в Англии, то было в далёком детстве и едва ли месяц в Лондоне сделал из него профессионального гида по британской земле. Всё пустить на самотёк? Идти куда глаза глядят? Он позволяет себе отпустить эту мысль хотя бы до момента, пока они не разойдутся, зная, что будет нервничать и это станет заметно даже невооруженным глазом.
[indent]— Добрый вечер? — он не сдерживается от короткого смешка себе под нос, зная, что уже совсем ничего не сможет сделать со своим румянцем, стоит им оказаться лицом к лицу совсем рядом. Теперь, когда тот не был отвлечён на работу за барной стойкой, их положение вернулось на то, с чего началось и пусть Эдмонду совсем не хотелось выглядеть в глазах других людей перетягивающим внимание Каура только на него одного, собственный эгоизм взял над Перегрином вверх. Неожиданно оказаться одним из единственных, на ком был сосредоточен взгляд волшебника, кого тот без конца спрашивал о прошлом и настоящем, нагоняя упущенное, было одним из самых приятных чувств, которые за последнее время доводилось испытывать Эдмонду.
[indent]Впрочем, он то и дело старался забрать бразды встречных вопросов и на себя, утихая только когда очередной залп соскучившихся по другу людей начал подходить к ним новой волной. Вот они втроём перебрасываются парой фраз с Теодором, а вот Мейерс с одновременным восторгом и... пробегающим мурашками испугом наблюдает за общением Каура с Эвелин, ненамеренно прилипая посильнее к барной стойке для опоры. Эдмонду приходится и самому отвлечься, прощаясь с тем небольшим, — что не делало их менее важным, — количеством гостей, с которыми успел познакомиться. Во второй раз за вечер он провожает взглядом Кайро в сторону кухни, усмехаясь тут же доходящему до его ушей крику хозяйки заведения о том, что его помощь здесь не нужна; всегда ли они так общались или только сегодня выдался достаточно нервный день?
[indent]Вместе с закругляющимся вечером Мейерс чувствует и уходящие из под пальцев минуты совместного времени. Несмотря на то, что он знает: завтра они встретятся, Эдмонду всё равно не хочется отпускать Кайро из своего пространства ещё немножко. Он даже планирует вызваться проводить того, отчего удивляется и умиляется той же мысли от Каура, произнесённой вслух быстрее его.
[indent]— Конечно! я буду тебе очень благодарен, — он прикладывает ладошку к груди, мягко улыбаясь, прежде, чем продолжить, — В «Hazlitt's» — это в с Сохо, совсем рядом к театру, — он намеренно выбрал этот отель для того, чтобы переночевать в нём хотя бы последние пару ночей: о его истории, внутренних убранствах, а главное — картинах и антиквариатов, которые используются в качестве интерьера, он спокойно смог бы говорить часами.
[indent]Вынужденно он стопорится взглядом на макушке Кайро, отстав от последнего на пару шагов, делая глубокий вдох. Он может вывести его из равновесия всего одной фразой — это стоит заслуженной похвалы. Эдмонд и забыл, что такое вообще возможно; его голос звучит совсем негромко, но мужчина не оставляет Каура без своего комментария в ответ:
[indent]— Всё меньше нахожу причин, почему делать этого не стоит.
[indent]И почему он ожидал увидеть что-то другое? Угрожающий нарушитель всеобщего спокойствия мелькает вдали и Мейерс не сдерживается от того, чтобы испустить нарочито протяжный стон. Всю свою жизнь ненамеренно он избегал возможности прокатиться на одном из двухколесных монстров, чтобы оказаться на одном из таких благодаря Кайро. Разумеется, он даже не планирует отказываться от намеченного пути, что не делает эту поездкой в его глазах немного... пугающей.
[indent]— Не знаю на что я надеялся, — усмехаясь себе под нос, бубнит Мейерс, останавливаясь рядом с Кауром, оглядывая мотоцикл, — Выглядит новым. Недавнее приобретение? — попутно спрашивает он волшебника, перехватывая в ладошки защиту для головы. Эдмонд смотрит сначала на экипировку недоверчиво, но вовсе не потому, что сомневается в истинности его надёжности. Он так боится проколоться в такой простой задаче, — а ведь он носил нечто похуже и это — шлем для хоккея! — что не сразу понимает, почему тот стягивает его так, что дышать становится труднее. Благо, мучаться с ним долго ему не оставляют вариантов.
[indent]Зато появляется совсем другая проблема.
[indent]Он не может вспомнить, когда лицо Кайро оказывалась к нему так близко, что он мог различить в полутьме проступившие на коже морщинки, родинки на носу, упираясь глазами в его сосредоточенный взгляд. Эдмонд настолько погружается в собственные мысли, приводящие его в волнение, бегая взглядом от одной черты лица к другой, что узнаёт о задержанном дыхании только посредством просьбы Каура сделать хотя бы один глоток воздуха. Мейерс едва заметно кивнув, коротко выдыхает.
[indent]— А теперь придётся продолжать терпеть и искать другие варианты, — в попытках найти самообладание, совсем немного язвит Мейерс, следуя за хозяином мотоцикла, стараясь как можно аккуратнее усесться позади него. И если канадец успел подумать, что любые опасности его миновали, то очень вовремя стоило напомнить самому себе, что всё только началось.
[indent]— Кайро, я, — «могу» — застревает на его лице спустя время, которое он тратит на поиски чего-то, на что можно опереться, с треском проваливаясь. Натыкаясь на его взгляд, он бестолково улыбается, тут же поджимая губы и дёргая бровями. Эдмонд тянется вперёд следом за Кайро, мгновенно чувствуя себя окутанным теплом, излучаемым соседом спереди. Волшебник и представить себе не мог, что это будет происходить с ним и совсем не только сегодня.
[indent]Когда-либо.
[indent]Инстинктивно он приобнимает Каура сильнее.
[indent]— Всё отлично, — искренняя правда, касающаяся не только его положения примостившегося на заднем сидении пассажира. Команда звучит в воздухе и вместо того, чтобы ослабить руки, Эдмонд действительно прижимается к волшебнику сильнее, учитывая, что разъяренный зверь под ними не планирует давать ему и секунды на передышку, как и его хозяин, явно получающий особое удовольствие от скоростного режима, влетая в вираж на полной скорости и петляя между другими участниками движения, стоит им выбраться на оживлённые улицы города. В те моменты, когда ужас отпускает, а Мейерсу кажется, что он может немного ослабить хватку, это — лишь потеря бдительности и ошибка, которая случается с ним единожды.
[indent]Он не разжимает ладони на солнечном сплетении Каура до самого окончания пути, а наконец, оказываясь на земле, мгновенно чувствуя пронизывающий до костей холодок и отстёгивая застёжку на шлеме, ещё с долю минуты стоит оперевшись на сидение мотоцикла, далеко не театрально тяжело дыша.
[indent]— Спасибо что, — не убил? — Подвёз, — он начинает посмеиваться и выпрямляясь, поглядывая на Кайро, явно полушуткой ненавязчиво спрашивает: — Скажи мне, передвигаться завтра мы будем... пешком, я надеюсь?
[indent]С другой стороны, он бы пережил ещё не одно такое путешествие. От одной мысли, что ему только что посчастливилось оказаться ближе к Кайро, чем вытянутая рука, — ещё меньше! Многим-многим меньше — Эдмонд вновь становится пунцовее, мотая головой из стороны в сторону.
[indent]Понимая, что час уже действительно поздний, он перекидывается с волшебником ещё парой фраз и своими ощущениями от поездки прежде, чем с мягкой улыбкой смотрит на него, говоря:
[indent]— Спасибо, Кайро, — он кивает головой, — За сегодня. За всё. Ты знаешь... — он стопорится, в который раз за вечер застревая на его бездонных глазах взглядом и смеясь, кивает, — Мне слов не хватит, чтобы передать всё, что я чувствую, но надеюсь, ты поймёшь меня и без них. Я отлично провёл время и... тогда до завтра? — и он делает шаг вперёд, задержавшись на одной мысли всего на секунду, тут же хмурясь и раскинув руки, больше не останавливается, сжимая мужчину в крепком объятии.
[indent]Обычно он задумывается о таких вещах более беспокойно, но отступаясь, смотрит на Кайро с уверенностью в завтрашнем дне, не сомневаясь, что маг хочет увидеть его не меньше его самого. То, как он вёл себя, что говорил и что делал: Мейерс не был отчаявшимся с наполовину пустым стаканом человеком. Только не сегодня.
[indent]Он дожидается, пока во второй раз взревёт мотор мотоцикла, провожая стремительно удаляющуюся фигуру прочь прежде, чем зайти в отель. Несмотря на то, что мысли Эдмонда были полностью заключены на Каура, он всё же находит в себе силы спросить у консьержа, встречающего его с усталой, но тем не менее, аккуратной улыбкой.
[indent]— Простите, у вас не получится найти для меня номер ещё на одну ночь? Я хочу немного задержаться, — оборачиваясь на мгновение назад, он лукаво улыбается.
[indent]У него было хорошее предчувствие на счёт завтрашнего дня.


[indent]Проспал! Последние десять минут Эдмонд то и дело забегает в комнату, вытаскивая необходимые для прогулки вещи, попутно убирая то, что осталось стоять на полках с вечера. Он должен был встать пораньше, чтобы найти себе новое место для ночлега, раз у отеля не оказалось ни одной свободной комнаты для него, однако так долго ворочался и не мог уснуть, что провалившись в сон, тот оказался более глубоким, чем планировал сам Мейерс... не хватало ещё прийти позднее, чем Каур. От этой мысли волшебник только больше начинает нервничать, пытаясь наспех поправить сбитые после сна волосы во что-то более праздничное.
[indent]Мало того, что он позвал его на свидание без какого-либо плана в своём рукаве, так ещё и умудряется собраться впопыхах, когда обычно тратил на это многим больше времени. Эдмонд оглядывает комнату на предмет забытых вещей, отставляя чемодан поближе к двери и перехватывая всё необходимое для встречи, не забывая и свою светлую куртку, выскакивает из комнаты. Прежде он оглядывался по сторонам, останавливался у очередного произведения искусства, даже если видел его не первый раз, но сегодняшнее утро — совсем другое.
[indent]Сверяясь с часами, он выдыхает: ещё есть время. Он обводит фойе взглядом на наличие Кайро, не находя волшебника, тратит последние минуты на то, чтобы сдать свои ключи и договориться о хранении своего саквояжа до момента его возвращения. Мейерс прикусывает губу, понимая, что то что он делает — дело рисковое, но ему совсем не хотелось тратить минуты, которые он может провести с Кауром на организационные вопросы. В самом деле, неужели он не сможет найти себе ночлег? Останется спать в аэропорту, не сломается. И билеты приобретет там же.
[indent]За всеми своими торопливыми действиями он совсем не замечает нарастающую лихорадочность и там, где у него оказывается ещё немного времени побыть наедине с собой, волшебник даже не в силах оставаться сидеть на месте, выскакивая на улицу как раз вовремя, чтобы увидеть идущего на встречу Кайро Каура.
[indent]— Доброе утро! — махнув ему рукой, Мейерс не сдерживает широкой улыбки, порывисто дёргаясь в его сторону, приобнимая волшебника. — Я очень рад тебя видеть, Кайро, — разве имело значение, что виделись они только вчера? Ворох мыслей разом накрывает его с головой и Эдмонд выпаливает первое, что приходит ему в голову: — Представляешь, проспал! Всю ночь не мог уснуть после вечера. Честное слово, по ощущениям тебе попался самый непутёвый спутник на сегодняшний день и мне уже хочется извинится перед тобой за это заранее: мало того, что я не успел продумать, куда мы пойдём и что будем делать, так ещё и предстал перед тобой в самом неподготовленном виде. Благо, не в чём мать родила, уже успех, — неловко улыбаясь, он замолкает, дёргает головой и стараясь привести дыхание в порядок, останавливая себя от бесконечного потока сознания и тише добавляет: — Ты хорошо выглядишь, — а затем ещё тише, отводя взгляд в сторону, почувствовав себя немного глупо после всего монолога, — А мне стоит вспомнить что-то кроме советов из книжек для чайников о свиданиях.
[indent]Но разве он мог что-то с собой сделать? Вот он, Кайро Каур, настоящий и перед ним, спустя столько лет исполняет его подростковую мечту. Даже, если Эдмонд не знает, как пройдёт их встреча, будет ли она первой в череде множества других или последней — сейчас он не мог думать ни о чём, кроме как о том, что он постарается изо всех сил, чтобы маг напротив не был разочарован тем, что Эдмонд Перегрин вновь появился в его жизни.

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯

12

[indent]Кайро чувствует себя не лучше семнадцатилетнего мальчишки, с подростковым азартом пытается подковырнуть Эдмонда, добиться живой говорящей реакции, вспыхивающих краской щёк или очевидной запинки, бравируя ими, как неопровержимым доказательством перед своей упрямой недоверчивой головой: он — Кайро Каур и никто другой — нравится ему; нравился ему ещё в школе, и совсем не похоже, что Мейерс разочаровывается в решениях себя из прошлого с каждой проведённой вместе секундой. Иначе впору забеспокоиться о мазохистских наклонностях старого друга, потому что в реалиях здравого смысла Каура тех, кто не очень-то интересен и едва ли не раздражает, на свидания не зовут. Он бы точно не стал.
[indent]Ни ответами, ни внешними рефлексами Эдмонд не разочаровывает. Наоборот. На каждые выверенные полшага навстречу, Мейерс отвечает широким вперёд, лишая Каура всякой возможности отыскать в его поведении скрытые намёки на сомнения о происходящем. Уверены они оба — ему приходится повторить это про себя несколько раз, прежде чем правда крепко оседает в сознании.
[indent]Странно понимать, что в последний раз так же очевидно с ним вели себя больше двенадцати лет назад; Кайро не мог и предположить, что на его памяти застенчивый и кроткий Эдмонд Мейерс без труда составит конкуренцию прущим, как танк, в талантах доводить Каура до нервозного тремора. Впрочем, ему достаточно задуматься об этом чуть дольше пары секунд: вопрос не в том как, а кто. А от одной мысли, что он когда-нибудь станет объектом симпатий волшебника, Кайро находит своё сердце где-то в районе горла. Без всякой надежды, что его отпустит.
[indent]Может быть, именно поэтому игру в смути, рассмеши, напугай, сбей с толку — нужное подчеркнуть — Кайро продолжает даже по пути к отелю, находя забавным то, с каким остервенением Мейерс хватается за него на каждом резком наклоне и ускорении мотоцикла. И если быть предельно честным с самим собой: не только забавным.
[indent]Считайте его подростком в теле взрослого, Каур нарочно не торопится вернуть Эдмонда в гостиницу, растягивая возможность быть с ним рядом без риска быть понятым превратно. Больше остального Каур боится показаться ему слишком напористым, торопливым, несдержанным. Одно дело поддевать его недвусмысленным юмором, и совершенно другое вторгаться в личное пространство Мейерса спустя пятнадцать лет абсолютного отсутствия в жизнях друг друга. Такие вещи занимают время, требуют доверия. Назовите его старомодным, но Кауру не понять, как люди лезут друг другу в штаны, будучи не в силах ответить на банальные вопросы о личности человека напротив. Несмотря на фору в виде общего прошлого, он искренне верит, что им понадобится нагнать много упущенного.
[indent]— Hazlitt's. Сохо. Рядом с театром. Я прошёл проверку на знание своего города? — замедляясь и подъезжая к парадному входу гостиницы, смеётся Каур.
[indent]Кайро морщится, стоит его пассажиру выпустить волшебника из тёплого кольца рук, и инстинктивно расправляет плечи, борясь с приступом холодных мурашек. Возможно, если бы Эдмонд был топографическим кретином, он бы навернул пару дополнительных кругов по центру. Увы, Эдмонд Мейерс, кто угодно, но не обделённый интеллектом балбес. А жаль, подобным пробелом Кайро было бы не стыдно воспользоваться.
[indent]— Серьёзно? — замечая громкие вздохи позади, Каур даже снимает с себя шлем, чтобы как следует разглядеть главного страдальца, существовавшего на волоске от смерти последние полчаса, — Я смотрю некоторые вещи не меняются, — припоминая школьный скептицизм Мейерса в отношении мётел, хмыкает мужчина.
[indent]Он затяжно смотрит на волшебника, негромко смеётся и сочувствующе потряхивает Эдмонда за коленку в попытке привести того в чувства.
[indent]— Теперь, когда ты спросил, мне думается, что обойтись без транспорта не получится, — весьма очевидно издеваясь, ёрничает Каур, — Ладно-ладно, справимся пешком. Не хочу стать причиной твоей преждевременной остановки сердца, — улыбается мужчина.
[indent]Спрыгивая с мотоцикла, он помогает Мейерсу слезть и ненарочно косится на вывеску отеля, щурясь и качая головой от мысли, что более очевидного выбора места жительства он сделать не мог: георгианская симметрия, исчисляющиеся сотнями картины на стенах и излюбленная англичанами мрачная романтика велюра и тёмного дерева. Хорошо сохранившееся старье, как говорится.
[indent]Решая не озвучивать мысли вслух, Каур возвращает своё внимание к Мейерсу и ловит себя на том, что не может начать прощаться, хватаясь за дополнительные секунды в его компании. Он стоит, бегая взглядом по лицу напротив, пока голос Эдмонда не нарушает тишину, вынуждая Кайро мягко улыбнуться, удивлённо дёрнув бровями от произнесённой вслух благодарности. Ему всё ещё нелепо быть причиной его хорошего настроения.
[indent]— Да, так будет проще, — хмыкает Кайро, шагая навстречу и стягивая руки за спиной Эдмонда, — Если у тебя кончились слова, то я нам точно не помогу, — говорит он совсем негромко, уткнувшись подбородком в плечо Мейерса и стоит так достаточно долго, чтобы заметить ускоряющийся стук сердца в груди, — Доброй ночи, Эдмонд, — отступая на полшага, он мягко улыбается и прячет руки в карманы кожаной куртки, — Увидимся завтра в одиннадцать, — оглядывая мужчину с ног до головы, будто стараясь запомнить его на случай, если ему всё приснилось, прощается Каур.
[indent]Усилием он заставляет себя вернуться к мотоциклу, более не задерживая Мейерса на улице. Махнув ему рукой на прощание, Кайро торопливо выжимает ручку газа и исчезает из поля зрения в течении следующих секунд. Выбор падает на длинный путь — ему определённо понадобятся лишние десять минут наедине со своими мыслями, чтобы переосмыслить всё произошедшее за проскользнувшие щелчком пальцев часы.


О Д И Н Н А Д Ц А Т Ь   У Т Р А   С Л Е Д У Ю Щ Е Г О   Д Н Я


[indent]Несмотря на позднее возвращение, Каур не изменяет выработанной годами привычке и просыпается с первыми намёками на лучи солнца. Правда, вместо того, чтобы подскочить с постели, начиная вызубренную утреннюю рутину, мужчина позволяет себе полежать лишние полчаса, обездвиженно разглядывая потолок своей спальни.
[indent]Не приснилось.
[indent]Ему приходится переиграть события вчерашнего ужина несколько раз, чтобы убедиться в том, что это не пугающе реалистичное сновидение. Нет, такое не спутаешь с продуктом бурной фантазии. Он помнит всё до малейших деталей. Его берущий фальшивые ноты голос, стоит ему пошутить, незнакомый до сих пор парфюм, смешавшийся с тем, что въелся в старенькую кожаную куртку, прохладные в сравнение с его собственными руки. Кайро прижимает ладонь к груди, замечая, как обычно размеренный сердечный ритм уже в который раз подводит его внешнюю невозмутимость, и заставляет себя подняться с постели.
[indent]Каур не торопится — нарочно он делает всё чуточку медленней, борясь с ребяческим желанием ускориться, словно это поможет стрелке часов двигаться быстрей. Как и стоило ожидать, зазубренная рутина страдает из-за шумной головы, и всё же Кайро удаётся не посолить кофе, не сжечь завтрак, не пропустить утреннюю медитацию и не утонуть в бассейне в пешей доступности. К его большой удаче, готовится мужчина в полнейшем одиночестве, чудом избежав комментариев о его напряженном лице и о потраченных минутах на выбор одеколона под стать внешнему виду. Да, есть люди, которые таким страдают.
[indent]В надежде успокоить нарастающую нервозность на свежем воздухе волшебник, как и обещал, выходит за Мейерсом пешком и заворачивает на нужную улицу ровно в одиннадцать. Ему не составляет труда узнать яркую рыжую макушку, выскакивающую из парадной двери гостиницы, где он высадил Эдмонда вчера.
[indent]Улыбаясь шире, Кайро ускоряет шаг.
[indent]— Доброе утро, — отвечает он с хрипотцой, осознавая, что не успел произнести ни слова с самого утра.
[indent]Шагая Мейерсу навстречу, он подхватывает волшебника под спину и было открывает рот, чтобы что-то сказать, но упускает момент и больше его не получает. Широко распахнув глаза на зачитывающего десять слов в секунду Эдмонда, мужчина чувствует, как и без того широкая улыбка, оказывается болезненной. Каур прикладывает пальцы к губам, издавая красноречивый смешок к концу речитатива.
[indent]— Я бы не расстроился, но, боюсь, было бы не по погоде, — дернув носом, он смотрит сначала на асфальт, а затем на Мейерса, не сдерживаясь от ехидной ужимки, — Ты тоже, — говорит он тише и спокойней, — На заметку: в следующий раз ты можешь воспользоваться таким полезным изобретением как чернила и бумага. Я бы подошёл попозже — это не проблема, — смотря ему в глаза для большей убедительности, кивает Кайро.
[indent]По улице разносится грудной смешок.
[indent]— Пф, — несогласно морщится мужчина, — Напугал ежа голой жопой. К нашей удаче, кое-кто здесь знает этот город достаточно, чтобы не бояться импровизировать, — опустив ладонь на плечо Эдмонда, Каур аккуратно сжимает его и ненавязчиво подталкивает волшебника со спины, делая шаг в сторону от отеля, — Пойдём. Я уверен, всё будет хорошо, — оглядываясь на лицо Мейерса, улыбается волшебник, — Лучше скажи мне: ты успел позавтракать?
[indent]Уверен ли он в своих словах так же, как звучит его голос? Едва ли. Правда, Кайро беспокоится совсем не за своего горе-чайника-свиданий; если думать в таком ключе, то для Каура даже такое звание — уже лестно. Он волнуется за себя. За то, что о нём подумает Эдмонд, проведя больше пары часов вместе. Потому что, увы, ночь не сотворила чудо, и Кайро Каур всё ещё поражается искреннему интересу Мейерса на свой счёт. Ну, не верится ему, что он способен вынудить мужчину напротив торопиться так, как не торопятся на приём к английской Королеве.
[indent]— Скажи мне, ты предпочтёшь что-то вылизанное и модное или аутентичные впечатления? И там, и там вкусно, — прикладывая ладошку к сердцу, божится Кайро и получив свой ответ, чуть оживляется в скорости шага, не скрывая радости от решения своего спутника.
[indent]Он молчит совсем недолго, сосредотачиваясь на том, чтобы выстроить маршрут в голове.
[indent]— Я хотел спросить тебя ещё вчера, — нарушая короткую паузу, косится на него Каур, — Ты сам выбрал этот отель? — Достаточно взглянуть мужчине в глаза, они говорят за него — он явно осуждает и умиляется его предсказуемости одновременно.
[indent]Если быть предельно честным, из двух крайностей его осуждение всегда притворно. Сколько бы он не подтрунивал Эдмонда за манеру жить, как старик — как в школе, так и сейчас — Каур находит эту его особенность неизменно очаровательной. Пожалуй, если в один день волшебник проснётся и выберет «помолодеть», где-то в мире будет грустно вздыхать один Кайро Каур. Это то, что делает Эдмонда Эдмондом, и он бы ничего не стал в нём менять.
[indent]— Я не знаю насколько я попаду, потому что моя информация явно просрочена на пятнадцать лет, — он тянется в карман куртки и выуживает оттуда аккуратную бумажную упаковку, повязанную джутовой нитью, — Мне не хотелось приходить с пустыми руками, но так как я не знаю, как ты относишься к цветам, я нашёл нечто более безопасное, — дернув уголками губ, он протягивает мужчине свёрток и одобрительно кивает на случай, если тот усомнится, что внутрь смотреть разрешено.
[indent]Каур старается не пялиться на лицо Эдмонда чересчур очевидно, бросая пару беглых взглядов в поисках его реакции. Несмотря на отсутствие всякого плана — по крайней мере, точно не чётко продуманного — мужчине не хочется, чтобы Мейерс чувствовал себя так, будто это очередной обычный день с пометкой на наличие потерянного во времени дружка-Кайро рядом. Ему важно показать, что это не просто свидание, это свидание с одним из самых важных людей в его жизни, и если кому-то кажется, что простоять три часа на кухне ради улыбки Эдмонда Мейерса — больное безумие, в глазах мужчины это меньшее, что он может сделать, чтобы обозначить насколько он ценит его приглашение и компанию.
[indent]Оказываются на месте они достаточно быстро. Бережно потянув мужчину за локоть в нужную сторону, Кайро останавливается у входа и, пропустив Мейерса внутрь первым, непроизвольно ежится от разницы температур между улицей и помещением. Переглянувшись с одним из официантов, он спрашивает жестом возможность присесть за любимым столом и ведёт Эдмонда к последнему.
[indent]Присаживаясь напротив, он скидывает с себя пиджак на спинку стула и, дождавшись, когда они усядутся и получат меню, начинает говорить:
[indent]— Поверни голову направо, — кивая на множество фотографий, развешенных по стене, мужчина дожидается, когда Мейерс отыщет знакомое лицо и негромко смеётся, — Они отрылись в пятом году. Мы уже поздно, но обычно здесь очередь из тех, кто только идёт спать, и тех, кто только проснулся. Очень советую английский завтрак или пэнкейки. Хотя у них всё вкусное, так или иначе не ошибёшься, — не мешая Мейерсу разглядывать выученное наизусть меню, Кайро откладывает его в сторону и ненавязчиво изучает вдумчивое лицо мужчины напротив.
[indent]Непроизвольно улыбка Каура становится шире и теплей, пока его глаза бегают по упущенным деталям, скрывшимся от него из-за плохого освещения прошлым вечером. Он хмыкает от проскользнувшей в голове мысли: пожалуй, только Эдмонд может выглядеть так, будто провёл перед зеркалом всё утро, когда на деле выскакивал к нему впопыхах. Что ж, он не отрицал этого раньше, но пользуясь новой расстановкой ролей Каур позволяет себе думать о том, насколько Мейерс красивый, достаточно громко, и, встречаясь с ним глазами, не торопится бежать прочь. Он хорошо запомнил его вчерашнее признание и не планирует им не пользоваться.
[indent]— Раз уж мы без плана, — дождавшись, когда у них примут заказ, заговаривает Кайро, — Есть и в этом городе что-то, что ты хотел посмотреть, но ещё не успел? — В любом случае, он найдёт, что ему показать.
[indent]Да и едва ли они собрались здесь за тем, чтобы изучить достопримечательности Лондона. Быть может, мужчина относится к этому чересчур легкомысленно, Кауру куда важней то, что будет происходить между ними, нежели вокруг. Что вовсе не значит, что он поведёт Мейерса на помойку. Приятное с полезным? И английские подворотни в этот волшебный список определённо не включены.
[indent]Получив свой заказ, он делает глоток второго за день кофе и, поморщившись, вновь нарушает тишину:
[indent]— Нью-Йорк, значит. И как тебе? Честное, я едва помню те полгода, что провёл там, но довольно неожиданно услышать, что ты переехал в один из самых живых и громких городов мира после канадской глуши, — крутанув ложечкой в кружке, думает Каур вслух, — Может это, конечно, результат недолгого пребывания, но там мне нравилось куда больше, чем в Лос-Анджелесе. Люди, конечно, погрубей, — мужчина делает короткую паузу, а затем кривляет подлинный акцент калифорнийской долины, не скупясь на жестикуляцию, — но хотя бы не предлагают тебе пройти курс очищения кристалами, потому что твоя аура — это не вайб, — закатив глаза, посмеивается и улыбается Каур.
[indent]Начинать с такой банальной вещи, как место жительства, в их случае отсвечивает безумием, но откуда-то же надо? И к счастью, у них действительно впереди целый день, если, разумеется, Эдмонд Мейерс не сбежит от него раньше. Самому себе Кайро обещает сделать всё возможное, чтобы последнего не случилось. А там уж как повезёт.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

13

[indent]— Ты действительно думаешь, что я хочу так расточительно отнестись к времени, которое могу провести с тобой?
[indent]Наверное, это было глупо, хвататься за лишние двадцать минут проведённые времени, зная, что у них не было преграды для того, чтобы оставаться друг с другом до конца дня. Эдмонда и вовсе можно было обвинить в назначении слишком позднего момента для встречи — раз уж он хочет заполнить каждую минуту сегодняшней субботы Кауром, чего не попросил пересечься раньше? Учитывая, что вопрос с бронированием вылета и отеля так и остался для Эдмонда открытым, он совсем не хотел перекладывать обязанности для завершения собственных дел на плечи мужчины.
[indent]— Теперь я понимаю, что ты имел ввиду под безобразной речью, — он усмехается и заметно веселеет, веря Кауру на слово, не противясь движению прочь от отеля ни на секунду, — Правда, едва ли мне хочется что-то менять, — Эдмонд говорит чуть тише, дёргая уголками губ чуть увереннее. Понадобится чуть больше времени, чтобы дать себе возможность оставить мысль: «я скучал» — где-то позади. От того, как вёл себя Кайро и как он разговаривал до того, кем он был. Мейерса не беспокоило, что он выглядел чересчур сентиментальным даже по своим меркам на данный момент. Он пятнадцать лет этого ждал, нельзя его за это простить? Второпях волшебник отвечает и на его вопрос, равняясь с ним плечами и шагая рядом: — Нет, не успел, но я потерплю, если ты сам не очень голодный.
[indent]Пусть это будет небольшим наказанием за то, что проспал и не подготовился должным образом. Он косится на Кайро, а затем качает головой на самого себя, журя за лишнее беспокойство рядом с человеком, который на деле знал его как облупленного. Да, разумеется, прошли года и они оба изменились и повзрослели, но Мейерс не чувствовал себя сейчас сильно изменившимся со времён школы. Или всё дело в компании? Каур действительно вызывал в нём давно запрятанные в тёмный угол чувства и неудивительно, что маг то и дело сравнивает всё с прошлым. Улыбка на губах Эдмонда становится шире: ему становится теплее от мысли, что теперь у них будет кое-что и в настоящем.
[indent]— Я прозвучу снобом, но изысканности на кухнях в королевском Лондоне мне хватило с головой за этот месяц, поэтому, выбор очевиден, — Мейерс улыбается шире, — Предполагаю, что пожалею о своих словах вернувшись в Нью-Йорк, — он хмыкает, едва заметно хмурясь. С одной стороны, его отъезд — вещь очевидная, но ещё за день до этого произносить её было куда проще, без тяжести, появившейся в груди. Эдмонд пытается вытряхнуть непутёвые мысли, приглаживая расходящиеся в стороны на лёгком ветру рыжие пряди волос: он ещё никуда не улетел. А одного взгляда на Кайро хватает для ещё большего усмирения своего беспокойства; аура волшебника всегда действовала на него успокаивающе.
[indent]— Очень заметно? — Эдмонд прищуривается, чуть приподнимая подбородок: за свои выборы ему точно никогда не было стыдно, — Удивительное место, конечно: не отель, а целый музей! Я давно хотел забронировать его, ещё в свои предыдущие поездки, но всё никак не получалось, — волшебник кивает головой и довольно улыбается, будто бы действительно смог получить что-то невероятное, а не просто номер в отеле, — Часть вещей, особенно мебель, были очень хорошо отреставрированы. Если не знать, никогда и не поймёшь, отчего ещё легче представить, что здесь сидел какой-нибудь барон Уиллоуби, — совсем незаметно он дёргает своим носом в горделивом знаке, недоговаривая, что от его взгляда мелкие помарки так и не ушли.
[indent]Он замолкает лишь на мгновение, оглядываясь по сторонам относительно двух улиц, меж которыми они шли, по итогу возвращая взгляд к мужчине и спрашивая:
[indent]— Получается, ты долгое время отсутствовал в Лондоне после учёбы на архитектурном? Я стал забывать степень вежливости местного контингента, особенно, когда ты с ними незнаком. — Не сказать, что американцы, с которым Эдмонд сталкивается не говорили отскакивающее от зубов: «простите, пожалуйста, спасибо» — и всё же были сильно проще по впечатлению мужчины.
[indent]— М? — на его лице — любопытство смешанное с удивлением, — Хорошо... отношусь, — и за своими представлениями картинок Кайро, рассекающего улицы британской столицы много лет назад, он медленнее обычного осознает, к чему клонит волшебник, а когда получает на руки бумажный сверток, не сразу же позволяет себе сунуть нос вовнутрь. От одной мысли, что Каур не пришёл с пустыми руками вызывает в нём и детский восторг, и беспокойство — он-то с пустыми! Ещё одна вещь в торжественное награждение своей персоны совсем не в хорошем смысле? — Кайро, это же... это же баттенберг! — его глаза загораются в ту же секунду; его слова — не то в вопросе, не то в восклицании, — он знает, что это точно он, несмотря на большее количество шашек! — Мейерс аж запинается в своём шаге, со всей осторожностью держа кулёк в руках, разглядывая дорогой сердцу со времён детского возраста кекс, ещё и в его любимом цвете, — Ты запомнил, — волшебник даже не пытается сдержать широкой улыбки; в немом вопросе он будто бы спрашивает разрешения прежде, чем сделать первый укус, в ребяческом порыве не планируя ждать ни секунды, уж тем более «более удобного момента».
[indent]— Честное слово, я попросту не смогу описать словами, как это вкусно! — восклицает он следом, на миг прижимая пальцы ко рту, пережевывая и качая головой из стороны в сторону в искреннем удовольствии от происходящего, — Стой, ты, — он переводит взгляд на десерт обратно: оглядывает сам кекс, упаковку, вспоминая вкусы всех тех вариаций, которые он пробовал, взвешивает свои мысли в голове, а затем задаётся и вопросом вслух, — Ты сам это приготовил? — по большей части он видел сплошные стандартны, отдающие дань уважения династии, в честь кого был назван замысловатый торт; его глаза в который раз становятся шире, — Когда ты успел! — а следом идёт не менее активное: — Кайро, подожди, это же просто невообразимо! Я такого невероятного баттенберга за всю жизнь не пробовал!
[indent]И он сделал его для него — Эдмонда Мейерса. Речь ведь не только о затраченном времени, которое волшебник провёл во время готовки, но даже одна мысль, что он подумал об этом... о нём. Его сердце начинает биться вдвое быстрее, моментально разливая результат своей работы на его покрасневшее лицо и он чувствует это сразу же, посмеиваясь и задирая лицо к небу, в попытках найти самообладание над самим собой.
[indent]— Спасибо, — касаясь его рукава своей ладонью, он сжимает и разжимает запястье мужчины, заглядывая ему в глаза, вкладывая в слова благодарности всю свою искренность. Чуть тише Эдмонд добавляет: — Занятно. Для меня ещё никто не готовил, — он усмехается — действительно ли так это интересно? — и прежде, чем откусить ещё кусочек от кекса, говорит: — Только ты. — Как сейчас, так и раньше.
[indent]Ему всегда нравилось наблюдать за волшебником. Видеть его ужимки на лице в общении, всматриваться в его лицо с бегающим от строчки к строчке взглядом, когда на его руках появлялась книга, вглядываться, как Кайро взлетает в воздух над квиддичным полем или каким образом при его плавных движениях на кухонной площадке рождаются блюда, с удовольствием съедаемые всей семьей Мейерсов во время каникул. Теперь у него есть шанс вновь вернуться к одному из своих любимых занятий со времён школы.
[indent]Ещё и без мысли, что ему нужно бежать от своих исследований прочь, иначе это кто-нибудь заметит.
[indent]Поэтому он видит и сейчас, как иначе общается с ним Кайро. Дело далеко не только в сделанном для него десерте, Эдмонд начал замечать это ещё вчера: его уходящие сбитые с толку взгляды после очередных слов канадца окрасить его вслух красками, в которых он сам его видел, аккуратные, будто Мейерс был хрупок, как ваза, касания, не лишённые теплого ощущения, или его забота, которая проявлялась в едва заметных для социума, но уж точно не для мага действиях. Он кивает ему на открытую перед ним дверь, тут же двинувшись в сторону обозначенного столика, как и Кайро, высвобождая себя от верхней одежды.
[indent]— Ух ты, — радостно встречаясь лицом к лицу друга из прошлого, непроизвольно его уголки губ тянутся выше, а сам он чуть приподнимается, чтобы разглядеть того получше, — Бороды будто бы меньше, — Мейерс усмехается, покосившись на Кайро, — И как много ещё таких мест, в которых можно лицезреть твоё лицо на фотокарточках? Уже можно считать себя официально участником игры: «Собери всех Кайро»? — посмеиваясь и усаживаясь обратно, мужчина оглядывает помещение ещё раз, подтягивая к себе меню, — В таком случае, несомненно верный выбор. — Или не Эдмонд здесь только проснулся?
[indent]Несмотря на заранее выбранное блюдо благодаря совету Каура, Мейерс всё равно шелестит карточкой, осторожно перелистывая листы, ненадолго погружаясь в изучение. Почему на немного? Маг не успевает даже дойти до стороны с напитками, как ощущает поднимающийся нервозный ком, а когда поднимает голову, чтобы увидеть его причины, утыкается глазами прямо в Каура.
[indent]— Что-то на лице? — спустя несколько секунд игры в гляделки, с усмешкой спрашивает его волшебник прежде, чем отложить меню в сторону, таки сбегая от него взглядом, чтобы несколько раз вернуться обратно; благо, приходится отвлечься и озвучивая свой выбор официанту, откидывается на спинку стула. От его вопроса он задумывается совсем ненадолго, поднимая подбородок к потолку. Ему совсем не хотелось таскать Кайро по местам, которые были интересны только ему одному. И даже, если казалось бы их расположение не имело никакого значения, пока они были друг у друга сегодня, всё же имело?
[indent]— Ты знаешь, не то, чтобы... уверяю тебя, мы точно можем пропустить все из списка «самых важных достопримечательностей», а в остальном — куда угодно, — по крайней мере, почему-то в его представлении едва ли эта черта избегать главных точек городов должна была измениться в мужчине, — Правда... Есть одно место, — свои размышления Мейерс обрубает так резко, как может, — Хотя, — он стопорится, будто бы сомневаясь, — Ты слышал что-нибудь про книжную баржу с названием «Word on the Water»? Она курсирует по Риджентсу, и я знаю, что они пытаются выбить для себя место «стоянки», но пока без определённого успеха, — Эдмонд хмыкает себе под нос, кажется в очередной раз вдаваясь в подробности для лондонца, которому нужно объяснять где Сохо, — Я так и не смог её поймать.
[indent]У него было столько шансов позвать кого-нибудь в свою компанию для поиска лодки, и несмотря на отсутствие сомнения, что среди его знакомых можно найти достаточно схожего с ним человека, который будет в не меньшем восторге от плавучего книжного магазина со старыми публикациями, Мейерс ловит себя на мысли, что попросту не хотел ни с кем делиться этим событием. Это глупость — он знает, но всё равно на сердце теплится от осознания, что с Кайро ему хотелось поделиться всем, что нравилось ему, без дополнительного вопроса.
[indent]Другое дело, интересно ли это было Кауру.
[indent]Ненадолго он утыкается в огромную — непроизвольно его брови поползли вверх, когда он увидел свою порцию — блинную стопку, пытаясь подступиться к одному из них вилкой с ножом: внимание его привлекает вопрос Кайро и он пусть он молчит, на лице Эдмонда написаны все его мысли. Вот проскальзывает прищур на канадскую глубинку, понимающий кивок на грубость людей и улыбка во все тридцать два с громкой усмешкой на идеальное копирование акцента американского западного края, даже хлопнув пару раз в ладони.
[indent]— Честно говоря, долгое время я уповал, что это — просто стереотип, присущий калифорнийскому краю, пока не побывал там. Одна компания в библиотеке удивила меня, отчаянно пытаясь направить меня в отдел духовного саморазвития вместо лингвистики, — он хмыкает, вторя ему движением и делая глоток и из своей чашки, — Что же до Нью-Йорка, мне и самому трудно сказать, чем я тогда думал, — Мейерс смеётся, таки накалывая на вилку кусок блина и несколько раз быстро закивав в подтверждении отменного вкуса, продолжив, — А потом как-то даже втянулся: превратил свою жизнь в работу и дополнительное изучение материалов для работы на первых порах, а дальше уже перестал замечать и грубиянов по утрам, и странный запах в метрополитене, и крики об очередном конце света. А так как я живу подальше от Манхэттана, то даже не всегда ловлю на себе шум Большого Яблока во всей красе. Ты бывал в Парк-Слоуп? Очень красивый район: я купил там себе квартиру несколько лет назад после длительного съёма, — он улыбается, весело добавляя: — Так что жду тебя в гости.
[indent]Всё то, что сказал Эдмонд было правдой — бесконечный цикл перекладывая бумаги туда-сюда, в который он намеренно погрузил себя, лишь бы не думать о Кайро Кауре так часто много лет назад. Где, как не в Нью-Йорке, наполненный бесконечным потоком информации, к счастью, подвластный для изучения Мейерсу, он должен был оказаться? С другой стороны, разумеется, это было не единственной причиной для его отъезда из канадского края:
[indent]— Ко всему прочему... мне хотелось уехать от родителей: они были достаточно настойчивы на мысли, что мне нужно нести крест наследника во всей красе, а я тогда был занят поиском земли под своими ногами от осознания неуверенности, что вряд ли смогу дать всё, чего им надобно, — он хмыкает, замирая с вилкой в руках, — Я имею ввиду, не то, чтобы я не попытался. Получилось плоховато. Так что я пришёл к выводу, что всё, что меня спасёт — это брак по расчёту, — Эдмонд шумно выдыхает, смахивая поддельный пот со лба, — Я так рад, что Луиза — может быть ты помнишь её, она училась на год младше нас — решила признаться в чувствах в открытую своей девушке, а теперь — жене, и, к счастью, эта история закончилась для меня без кольца на пальце. Другое дело, — на его лице появляется схожая со вчерашним вечером тень на лице, но Мейерс быстро дёргает плечами и выпрямляется в спине, вновь занимаясь блинами, куда более нещадно отрезая кусок, чем прежде, — Что о канадской глуши мне пришлось позабыть с начала двухтысячных. Около того. Предполагаю, что до тех пор, пока я не перестану быть геем, так оно и останется.
[indent]Он замолкает одновременно для того, чтобы и перевести дух от длинного монолога, и переосмысливая сказанное. Эдмонду бы начать переживать о том, что он вывалил на Кайро всё, как на одном духу, но вместо этого Мейерс чувствует большее... облегчение, чем когда-либо. Волшебник давно не раскладывал свою жизнь по полочкам, без приукрашиваний и мыслей о том, что человеку напротив всё озвученное — как повествование о плохой погоде вчерашним днём. Со вчерашнего вечера он хватался за чувство, что Кауру хотелось узнать об Эдмонде всё, как и канадцу о нём.
[indent]— Мне так... — Странно? Забавно? Непривычно? Он теряется в поиске правильного слова, продолжая без него, — Только сейчас я начинаю понемногу осознавать, насколько большой пласт личностной темы упустил, потому, что боялся заговорить о себе. Скажи мне, если этот вопрос не для сегодня, — он неуверенно улыбается, — Когда ты узнал о себе, что тебе нравятся мужчины? И как твои родители и семья отнеслись ко всему этому? — Эдмонд, конечно, мог предположить, что хитрости магу хватило бы настолько, чтобы скрывать это до конца жизни, но вместе с этим он помнил степень важности семьи для Кайро, его честности и это перевешивает всякое желание ставить его в угол главного молчуна. Волшебник ловит себя на том, что даже сейчас мысленно желает ему лучшего и ещё не получив ответа на свой вопрос, надеется, что его поддержали куда больше, чем самого Эдмонда.

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯

14

[indent]Кайро вслушивается в восторженный перезвон интонаций Мейерса, не замечая, как лондонский шум вокруг них гаснет для слуха мужчины. Ему нравится, как Эдмонд видит вещи. Совсем не так, как он. Каур привык воспринимать окружающий его мир сухим чёрно-белым текстом учебника: год постройки, архитектурное направление, количество картин. В словах Эдмонда старое — каких сотни в Лондоне — здание обретает новую жизнь, свой характер. Когда Эдмонд рассказывает о вещах, на них хочется смотреть его глазами.
[indent]На губах Каура появляется тёплая улыбка. Он ненароком оборачивается на пропадающюю за их спинами гостиницу, хмыкая под нос от проскользнувшей в голове картинки вдохновлённого Мейерса, жившего в своём номере, будто последний — лучшее пристанище во всей столице.
[indent]— Я возвращался время от времени, — оборачиваясь к Эдмонду, отвлекается мужчина, — Особенно, когда карьера Уильяма пошла в гору. Понимаешь ли, Шекспиру не повезло родиться не в Лос-Анджелесе, — чуть наклоняясь к своему спутнику, поджимает губы и смеётся Каур.
[indent]Сейчас это кажется другой жизнью. Или затянувшимся сном, державшим Кайро в заложниках долгие годы. Порой ему не вспомнить ни события, ни самого себя в те годы, словно он прожил их в туманной полудрёме, изредка приходя в себя, чтобы оглянуться на окружавший его беспорядок и, растерявшись, вновь забыться. Зато он занимал первые места на всех премьерах. Нет худа без добра, разве не верно? Кайро усмехается своим же мыслям.
[indent]Едва ли удивительно, что рядом с Мейерсом он чувствует всё происходящее каждой клеточкой своего тела. Особенно, когда идущий рядом с ним мужчина реагирует на окружающую действительность с искрящимся восторгом ребёнка.
[indent]Каур не сдерживает растерянного смешка, наблюдая за всем спектром эмоций, которые выдаёт ему Мейерс на содержимое самодельной упаковки. Не сказать, что мужчина не ожидал никакой реакции, но хватило бы и скромной благодарности. Стоило предвидеть, вчера Эдмонд не скупился на комплименты. С чего Каур решил, что он вдруг станет стесняться сегодня?
[indent]— Нет, конечно. Почему ты так решил? — кривляется мужчина, — В метро всунули в руки, и я принёс. Невероятное совпадение. Особенно, с голубым цветом. Не находишь? — поджимает губы Каур. Он тоже не научился принимать комплименты за одну ночь.
[indent]Главное, не похоже, что Мейерс планирует останавливаться, вынуждая Кайро зажмуриться, глубоко вдохнуть и тряхнуть головой в надежде пережить восторженную атаку целым. Потому что если Эдмонду никто не готовил, то в случае с Кауром никто не пищал от его попыток воспроизвести рецепт с такой неподдельной настойчивостью.
[indent]Ухмыльнувшись, мужчина хватает скользнувшее в голове наблюдение за хвост и подносит ладонь ко лбу Мейерса, тут же объясняясь:
[indent]— Вроде не заболел, — стараясь не обращать внимания тотчас образовавшийся нервный ком от прикосновения к его лицу, удивляется Каур, — Я не услышал комментария про почему девять, а не четыре кубика. Неужели и впрямь пытаешься мне понравиться? — распахивая на него наигранно изумлённый взгляд, ёрничает волшебник.
[indent]Каур отдаёт себе полный отчёт, что даже если бы Эдмонд заикнулся о традициях, он бы не сделал это оскорбительно. Может быть, дело в том, что Кайро слишком хорошо помнит его манеру нести в мир правду из нервного тика на ошибки, он давно уже не обижается на знаменитое «занудство» Мейерса. Он не обижался на него с самого начала. Скорее находил и находит последнее очаровательно забавным.
[indent]Впрочем, куда проще найти то, что видится ему не очаровательным. Дать подсказку? Ничего; и это не слепой бред влюблённого. В скромном понимании Каура, лишить человека самых раздражающих черт — лишить его важных составляющих личности, а терять что-то из общего целого, именуемого Эдмондом Мейерсом, он не хочет. Пятнадцати лет уже как-то хватило. Можно не повторять.
[indent]Встречаясь со смотрящим на него со стены образом из прошлого, Каур в который раз ловит себя на странном ощущении потерянности. Будто на фотографии его двойник, чьи мысли и чувства совершенно не понятны и ещё меньше известны мужчине. Казалось бы, тот улыбается, выглядит усталым, но счастливым…
[indent]Мейерс вовремя направляет его голову и мысли в другое русло.
[indent]— Это точно не единственная. Ты кстати заходил в мужской туалет у Эвелин в ресторане? — щурится Кайро, а затем меняется в лице, становясь на йоту серьёзней, — Жаль, конечно, что ты уезжаешь завтра. Я бы хотел провести тебя в Лондоне по-настоящему хорошим ресторанам. Я не намекаю, что ты жрал подошву весь месяц. Хорошие известные места такие не просто так. Но есть мейнстрим, хипстерский мейнстрим и особенные звездочки, которые, скажу без ложной скромности, не так просто найти. А я, как помнишь, враг всего общепризнанно популярного, — морща нос, явно утрирует Каур.
[indent]И кто ещё здесь главный сноб и душнила.
[indent]Кайро не сразу понимает насколько тяжелым оказывается его взгляд, удивляясь смущению Мейерса не меньше, чем он сам. Встречая его глаза немым вопросом, он не ожидает, что волшебник поинтересуется о его «проблеме» вслух. Что вовсе не значит, что Каур планирует проигнорировать его, предварительно усмехнувшись своей небрежной манере внедряться в чужое пространство, не приближаясь.
[indent]— Да, — уверенно кивает мужчина и продолжает тише и вдумчивей, — Что-то очень красивое.
[indent]Что-что, а притворяться, будто он отыскал на лице Эдмонда нечто другое, волшебник не собирается, однако позволяет закончить изучение меню без прожигающей слежки, переключаясь на спокойное для субботы полуденное заведение до тех пор, пока не видит торопящегося к ним официанта.
[indent]Кайро не придаёт глубинного значения рассуждениям о достопримечательностях вслух до секунды, когда лицо Эдмонда подозрительно загорается и потухает. В то же мгновение глаза Каура превращаются в щелки, готовые лягнуть своего собеседника, если тот предпочтет молчание. К счастью, Мейерс выбирает говорить, вызывая расползающуюся широкую улыбку. Разумеется. Если бы мужчине дали чуть больше времени, он бы сам догадался до места, которое старый друг надеялся посетить.
[indent]— Хорошо, — тряхнув головой на случай, если ему захочется добавить что-то похожее на «это не обязательно», моментально отрезает Кайро, — Я тоже никогда там не был. Стоит это исправить. — С ним бы он отправился и на Биг-Бен, но Эдмонду об этом знать не обязательно, иначе есть все шансы оказаться где-то там. Или Кайро Каур просто вредный ради вредности.
[indent]Отпивая глоток холодного кофе, мужчина внимательно слушает рассуждения Мейерса, перебивая его лишь за тем, чтобы вставить свои пять кнатов:
[indent]— Точно. А стоило прислушаться, кто знает, может быть, тогда твоя задротская душа ещё подлежала спасению, — дернув указательным пальцем в воздухе, соглашается Кайро, — Медитировать не советовали? Мне советовали, — поджав губы, хмыкает Каур.
[indent]Он больше не прерывает рассказ Эдмонда, мотнув головой в отрицании на вопрос о районе Парк-Слоуп. Не отдавая себе отчёта, волшебник то и дело улыбается чуть шире, живо представляя вежливую худую фигуру Мейерса, пробивающуюся сквозь озлобленную толпу жителей мегаполиса. Он не может избежать и мысли о том сколько раз они находились совсем рядом, разминаясь на разных улицах или из-за разницы в несколько минут. Сколько лет и столько же упущенных возможностей. Он помнит, что взял с Эдмонда слово, что тот не будет третировать себя. Хорошо, что он не попросил Кайро о том же самом. Вышло бы неловко.
[indent]Его лицо меняется, когда упоминание о семье Мейерса всплывает во второй раз за последние сутки. Непроизвольно Каур хмурится, чуть морщась от мысли, что родители Эдмонда вынудили своего ребёнка притворяться кем-то, кем он не являлся, только бы не разрушать возложенные на него надежды. Он мрачнеет сильней, понимая, что не оказался рядом со названым своим лучшим другом в такой важный момент. Вряд ли бы он что-то исправил, но, по крайней мере, помог бы скрасить ощущение одиночества настолько, насколько ему было доступно.
[indent]— Мне так жаль, Эдмонд. Никто не должен проходить через такое, — стягивая губы в тонкую линию, вздыхает Каур, — Я понимаю, что это явно твоё прошлое, и я не могу поменять что-то, что уже произошло, но я бы хотел быть рядом с тобой тогда. Я помню Луизу, да, — улыбнувшись, кивает Кайро и вдруг веселеет, — Чувствую острую необходимость сказать ей спасибо за то, что не вышла за тебя замуж. Иначе у нас была бы проблема, — дернув бровью, смеётся мужчина, но едва ли его благодарность шутлива.
[indent]Столько всего могло произойти. От банальной катастрофы, которая бы лишила их возможности вести этот диалог за отсутствием одной из сторон в живых, до изощрённых сюжетов с кольцами на пальцах и зудящим чувством долга перед другими людьми. Со страхом Каур понимает: с кем бы он ни был в своей воображаемой альтернативной вселенной, встреча с Мейерсом бы обязательно пошатнула его ориентиры в неверную сторону. Или верную. Всё зависит как посмотреть на законсервированное в прошлом чувство, ждавшее, когда его вновь заметят на протяжении пятнадцати лет.
[indent]Каур инстинктивно дёргает подбородком и выпрямляется, стоит мужчине напротив нарушить недолгое молчание. Каждое слово отзывается микро-эмоцией на лице Кайро: дернувшимися бровями, вспыхнувшей чуть шире улыбкой, неозвученным вопросом во взгляде. Он не скрывает очевидного смятения, стоит Мейерсу поинтересоваться его подростковыми открытиями. Волшебник издаёт сдавленный смешок, склоняет голову на бок, пытаясь собрать свои мысли в нечто целостное, и смотрит Эдмонду прямо в глаза, смиряясь с невозможностью сказать это как-то иначе, кроме как прямо:
[indent]— Когда встретил тебя, — улыбаясь и чувствуя резкий прилив жара к щекам, он неспешно пожимает плечами, — Это если кратко, — опуская взгляд на свои руки, Каур нахмуривается и заметно думает над тем, что собирается сказать, — Я очень долго думал, что мне... вообще никто не нравится. Лет до шестнадцати так точно. Потому что пока у всех случился гормональный зуд, я боялся, что кто-нибудь разглядит во мне то, чем можно почесать, — многозначительно поджав губы, кивает мужчина, — Потом случилось чудо, и мне понравилась девочка, но почему-то в моей запоздалой гетеросексуальности это меня не убедило. Что и требовалось доказать, потому что я приехал в Америку и встретил тебя, — кивает Каур, открывая ладонь и беглым жестом указывая на Мейерса, — Я решил, что я, по логике вещей, гей, — щурится волшебник, — Учитывая, что следом был Уильям, — дернув головой, Кайро начинает смеяться, — И опять неверно. В какой-то момент я просто смирился, что, видимо, кто угодно, пока ты не парнокопытное, но и это не точно, — хмыкнув через нос, театрально вздыхает мужчина и, прикладывая ладонь к груди, издевательски пародирует самого себя: — Я люблю за душу, ясно?
[indent]Вновь перехватывая стакан с кофе, он делает маленький глоток и тут же продолжает, не планируя оставлять Мейерса без второй чатси рассказа:
[indent]— А на счёт родителей, я из религиозной семьи, чтящей традиции, — улыбнувшись вопреки всей логике, спокойно отзывается Кайро, — Они узнали, когда я уезжал в Лос-Анджелес. Я знал, что меня ждёт, поэтому не питал надежд на прощание без громких ярлыков и говорил с ними с чемоданом в руке, — он нарочно опускает то, что Эдмонд может предположить и сам, — Другое дело, со временем они... смирились? Если это так можно назвать. Я предполагаю, они питают надежды, что им повезёт, и женюсь я на женщине, — Каур вновь поджимает губы, кивая своим мыслям, — Плохие... новости? На самом деле, я преувеличиваю. Они, правда, более чем поддерживающие, и сжились с идеей, что всё в этом мире нестабильно и никаких гарантий нет, — задерживая взгляд на Мейерсе, продолжает улыбаться и посмеиваться мужчина.
[indent]Быть может, Кайро не знакомил свою семью со своими вторыми половинками до сих пор, но если предположить, что этому когда-нибудь суждено произойти, ему не представить, как человек напротив вызовет у Кауров неприязнь — они были в восторге от Эдмонда-друга, будут в восторге и от Эдмонда-парня. Да, возможно, они огорчатся, что канадец не выносит им наследника, однако не порадоваться, что их бестолковый сын наконец-то остепенился? Благо, Кайро вовремя вспоминает, что на нём не только не женятся, но с ним ещё толком и не встречаются.
[indent]— И, Эдмонд, — неожиданно ухмыляется мужчина, — ты можешь перестать ставить предисловие перед вопросами. Мне кажется, мы давно перешагнули этот этап, — он уж точно; мужчина резко оживляется, теряя шутливый настрой, — Что напомнило мне, — бегло произносит Каур, — я чувствую, что мне нужно объясниться как так вышло, что Алина останавливается у меня в квартире. Я помню, мы бегло говорили об этом вчера, но я не хочу, чтобы ты заполнял какие-то пробелы своими догадками, — осторожно начинает Каур.
[indent]Было бы куда проще промолчать, воспользовавшись тактичностью Эдмонда, и всё же Кайро не хочется думать, что где-то на задворках сознания Мейерса поселятся тихие блёклые сомнения. В конце концов, если, увидев его не в лучшем свете, мужчина предпочтёт бежать прочь, Каур более чем заслужил подобной реакции; правда, что-то подсказывает волшебнику, что сверкающие пятки Эдмонда он точно не увидит сегодня.
[indent]И он рассказывает. От знакомства, сквозь дружбу и до финала. Как для брака Алины, так и для отношений Кайро. Он не упускает ни провальной попытки построить дом на заведомо поломанном фундаменте, ни бесконечной судебной канители, занимающей все мысли и финансы женщины по сей день. Он старается быть краток, не упуская важных деталей для полной картины.
[indent]— Теперь ты знаешь, — он заканчивает кивком, беспокойно заглядывая Мейерсу в глаза.
[indent]Как и стоило ожидать, Кайро не остаётся за столом в одиночестве. Что ни капли не преуменьшает благодарность, с которой он принимает понимание и время сидящего напротив мужчины. В который раз он заставляет Каура чувствовать себя нормальным, когда всё в сознании волшебника твердит об обратном.
[indent]Бросая беглый взгляд на стремительно пустеющие тарелки, мужчина неторопливо поднимается из-за стола и, объяснившись, пропадает из поля зрения на несколько минут. Вернувшись, он предлагает Мейерсу начать с плавающей библиотеки — больше шансов поймать её за юркий хвост — и беспечно заканчивает их поздний завтрак, позволяя Эдмонду оказаться у кассы первым. Хмыкнув себе под нос, Кайро выскакивает на улицу и, отыскав лучший вид на внутренние помещения ресторана, дожидается бесценной реакции человека, которому бессовестно наврали. Каур расходится сдавленным смехом, с трудом успокаиваясь, когда его спутник оказывается напротив.
[indent]— Ну как? Получилось? — не скрывая ехидства, интересуется мужчина.
[indent]Он не глумится над ним неприлично долго, тактично отводя их прочь от ресторана сквозь маленькие улочки прямиком к Ридженс-каналу. Изредка Каур цепляется взглядом за здания, знакомые ему из отцовской библиотеки, невзначай делясь с Эдмондом своими наблюдениями.
[indent]Неторопливое настроение Каура меняется так скоро, как говорящая надпись «книги» появляется на горизонте, начиная бессовестно отдаляться от них. Ему хватает секунды, чтобы исключить опцию «сдаться». Уверенным движением мужчина перехватывает ладонь Эдмонда, смотрит на него с вызовом без шанса на отказ и в следующий миг срывается на бег, крепко утягивая Мейерса за собой. Несмотря на подступающий к горлу смех — два взрослых мужчины бегут за книжками, словно от этого зависит их жизнь — он продолжает командовать направления, пока ни видит небольшую лестницу, уходящую прямо к воде там, куда направляется их несчастная библиотека. Инстинктивно Кайро сжимает его ладонь ещё крепче и в нужный момент перепрыгивает бортик лодки, врезаясь в железную стенку и смягчая приземление Эдмонда собой.
[indent]Каур тяжело дышит, чувствуя, как его сердце подскакивает к самому горлу, норовя выпрыгнуть наружу. Осторожно он сжимает плечо Мейерса и, громко вздыхая, смотрит ему в глаза с немым вопросом о целости мужчины. Он готов поспорить, что уже был здесь — не на этой лодке — но смотрел на него тем же взглядом, едва справляясь со сбитым от попытки убежать от разъяренных профессоров дыханием. Ничего не изменилось. Разве что цифра в документах. Однако его чувства? Прежние, если не хуже; теперь ему не надо притворяться, будто они не имеют место быть.
[indent]Слух Кайро замечает чей-то неуверенный шаг. Мужчина поворачивается в поисках источника звука и приветливо улыбается, смеясь явному удивлению продавца. 
[indent]— Вы открыты? — он переводит взгляд на Мейерса, рука там же, где и была, и, услышав сомнительно положительный ответ от все еще ошарашенного работника лодки, на короткий миг роняет лоб на тыльную сторону своей ладони, громко вздыхает, выпрямляется и делает полшага в сторону.
[indent]Он обещал попасть сюда сегодня — не соврал.
[indent] — Идем? — переведя дыхание, спрашивает мужчина с теплом в голосе.

Подпись автора

a l l   y o u r   l o v e   o v e r g r o w n
ALL YOUR BODY UNDERSOLD

https://i.imgur.com/freWpdh.gif https://i.imgur.com/tLsZZaR.gif
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ all above, all your waiting coming home ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯

15

[indent]Словили с поличным?
[indent]— Зная тебя, девять — это больше про революционизм, нежели про незнание, — он негромко кашлянул, провожая взглядом ладошку Кайро, удаляющуюся от его лица, — А зная меня... вряд ли бы меня остановило желание тебе понравиться, — Эдмонд распрямляет плечи, а следом не без довольной улыбки, всматриваясь в, фактически шахматную доску в малом варианте, совсем тихо проговаривает под резкий шум проехавшего мимо автомобиля прежде, чем сделать очередной укус от баттенберга, — И всё же, пытаюсь.
[indent]Хотелось. Оказываясь напротив мужчины за столом, Эдмонд бегает взглядом по его лицу: сначала на фотографии, а следом концентрируя своё внимание на живом, реальном Кайро. Забавно, сколько времени он не мог думать так о себе. Настоящий Эдмонд Перегрин. Если подумать, мага трудно было назвать открытой книгой что раньше, что сейчас: одноклассники многого не знали о нём и речь идёт не только об ориентации мужчины, которую тот так тщательно скрывал. Все знали, что он любит книжки, но какие? Да, Мейерсу не нравились спортивные секции и всё же даже здесь было своё «но». В конце концов, даже любимый оттенок — он не говорил об этом с каждым.
[indent]Но он говорил об этом человеку, что сидел напротив: о книжках, коньках, голубом цвете и так много о чём ещё, всё равно оказавшись не до конца честным со своим лучшим другом, запнувшись на такой... ерунде. Разумеется Эдмонд даёт себе скидку, но учитывая, насколько легко он способен говорить об этом сейчас, не нормально ли, что свои подростковые проблемы ставить во что-то особо драматичное становится многим сложнее?
[indent]Теперь у него был шанс исправиться. Он не пытается остановить поднимающиеся уголки губ: и как ему кажется, он уже начал.
[indent]— Был! — говорит Мейерс тут же засмеявшись, вспоминая одновременно и гордую карточку и руководство к мытью рук, не дав мысли в голове развиться до очередного «если бы», тут же останавливая себя. С теплотой и трепетом он обращает внимание на искреннее желание Каура накормить волшебника: вчера — ужином, сегодня — провести по всем особенным местам Лондона и не похоже, что одно мешало другому.
[indent]Очередная причина к сотне остальным, почему он с такой лёгкостью отказался от билетов на самолёт сегодняшним вечером.
[indent]— Я тоже с радостью остался бы на подольше, — учитывая, что он должен был уехать ещё до приёма, не трудно догадаться, что стало причиной для его желания теперь. Он коротко вздыхает, но не позволяет себе расстроиться слишком очевидно от бегущих от них минут прочь, — Но знаешь, — Эдмонд улыбается шире, — Скажи мне день и я приеду.
[indent]Не зря же он вчера говорил о том, что став взрослым, расстояния не чувствуются непосильной преградой, а слова сейчас — лишь тому подтверждение.
[indent]Даже если бы хотел, Мейерс чувствует полное отсутствие сил пропустить мимо ушей его комментарий; щёки Эдмонда наливаются румянцем, не прошедшим с прямолинейного взгляда Кайро, но сам волшебник смог смолчать, пусть и не без усмешки на губах, стараясь незаметно выдохнуть. Каждый раз слышать от мужчины комплимент или очередной неприкрытый флирт — как в первый; словно маленькие фейерверки взрываются в его голове и прячет он свой взгляд далеко не от желания сбежать, прося его остановиться.
[indent]Далеко их диалог вряд ли бы ушёл.
[indent]От собственных размышлений Эдмонд поперхнулся, наскоро откашлявшись, постучав себя по груди, продолжая как бы слушать мага как ни в чём не бывало. С минуту он борется с подскочившим к горлу пульсу, несколько раз кивая головой Кауру на его желание сопроводить его к плавучей барже, — без возможности отказа судя по его лицу — попутно задаваясь вопросом насколько же долго и упрямо он прятал внутри себя чувства к Кайро, раз те с быстротой цунами заполняли его мысли. Благо, на него никто не направлял волшебную палочку с целью проверить, что он себе навоображал.
[indent]— А теперь подумай ещё раз: ты правда веришь в это? — парирует Мейерс, подставляя руку под подбородок, улыбнувшись не без ехидства. Правда, на предложение медитировать, он приподнимает брови, следом — громко усмехается и качнув головой, с неподдельным любопытством спрашивает: — Вышло? — В самом деле удивительный народ.
[indent]Сколько Эдмонд помнил, они с Кайро всегда с лёгкостью меняли настроение своих диалогов, перескакивая с шутливых тем на что-то более глубокое. Каур не был для него другом, который знал о Мейерсе только хорошее. Может магу не всегда было легко протолкнуть наружу какое-либо из своих переживаний за нежеланием перекладывать на Кайро плохое настроение, но волшебник лихо докапывался до сути. Эта грань не стёрлась временем: больше похоже на слой песка, налетевший с годами, но легко убираемый одним движением руки.
[indent]— Я знаю, — он говорит это увереннее возможно чем следовало, но он попросту не мог представить, где Каур остаётся от проблемы своих близких в стороне. Канадец бросает взгляд на его руку на столе, а затем осторожно кладёт свою сверху, чуть сжав его ладонь, — Даже, если прошлое... мне всё равно приятно знать, что ты бы оказался на моей стороне. Тем более, как ты понимаешь — это и моё настоящее тоже. А ты — здесь и не выглядишь как человек думающий: «Да, Мейерсы, так держать!» — подтверждая свою мысль кивком, он так же осторожно убирает свою руку обратно к кружке и прихватив её, поднимает последнюю в воздух повыше в согласии и немой благодарности своей подруге. А вместе с этим и всем остальным причинам, которые по итогу не стали для них проблемой.
[indent]Мейерс думает — наверное, это бы не испортило их отношения на корню, но приятно знать, что Эдмонд — не безумец, предполагающий, что его родители немного отстали от жизни, раз упрямо продолжают бороться со своим единственным сыном.
[indent]А он-то думал любовь простит всё.
[indent]Слушать Кайро ему в разы интереснее; правда, обращённый к мужчине взглядом и всем своим вниманием, он не сразу понимает, к чему на лице мага происходят изменения, благо, не успевая напугаться, что озвучил что-то не то. Волшебник неуверенно улыбается, смотрит на него шире привычного с явно сбитым с толку выражения лица.
[indent]— Как..? — он хлопает себя по рту так же, как и внезапно вырвавшийся вопрос, моментально становясь пунцовым. Это что же, повторение крайне громкого вопроса «Я?» из вчерашней серии? Даже с этим он распахивает свои глаза в удивлении настолько широко, насколько может, а убирая руку от лица, так и остаётся сидеть с приоткрытым ртом, давая себе время подобрать слова, благо, что Кайро продолжает свою историю.
[indent]Не успел он смириться со вчерашней мыслью, что нравился Кауру, знать, что оказался ещё и первой его симпатией в качестве противоположного пола? Может показаться, что Эдмонд реагирует чересчур эмоционально, но едва ли выпавшая на долю его щёк краснота, учащённое сердцебиение и пробегающие до кончиков пальцев мурашки — хорошо сыгранная сцена. К тому же, слушать всю историю Кайро в поисках себя, совсем без улыбки у него не выходит; Эдмонду разве только и удаётся что прикрыть ту пальцами, попутно пихнув в рот отрезанный кусочек блинов.
[indent]— Я, кажется, слышал об этом — пансексуальность, да? — успевает он только вставить между короткой паузой совсем не с желанием похвастаться своим кругозором: единственное, что спасло его от незнания — коллега-культуролог, копающийся в старых статьях семьдесятых годов, наткнувшийся на публикацию. К тому же, разговоров об этом в последнее время стало намного больше, чем раньше... больше Кайро он не перебивает, реагируя на его рассказ о родителях сначала с сочувствием и сожалением на лице, но с просветом к концу истории.
[indent]— Ну, учитывая любовь за душу и твои слова про отсутствие гарантий, — он посмеивается, — Я понимаю, почему чета Кауров не сдаётся. Мерлин, — он выдыхает, с секунду смотря в одну точку, приложив ладонь к груди, но встрепенувшись, говорит: — Извини, я просто искренне рад, что твои родители услышали тебя и оказывают тебе поддержку, — отчего Арчибальд и Зоуи Мейерсы ещё больше сбивают мага с толку: ни традиции, ни религии — у них не было никаких преград. Он намеренно трясёт рыжей головой, тут же укладывая растрепавшиеся в сторону волосы, не позволяя мыслям о семье испортить ему настроение.
[indent]— Не представляю, насколько тебе должно было быть неуютно, учитывая степень болтливости студентов, не намеренно давящих своими самоощущениями и разговорами о «нормальности», — он морщит нос, позволяя себе и самому отправиться на мгновение в прошлое, пропуская сквозь себя детские страхи, — Я думал, что моя симпатия к противоположному полу была неправильной. — И что он сделал, когда получил ответы и смирился? Правильно, продолжил держать это в секрете, беспокоясь, что лучший друг не захочет иметь с ним никакого дела. — Я только с возрастом понял, как много можно было сделать иначе в связи с этим. И даже теперь, казалось бы! Иногда, — он хмыкает, становясь на йоту задумчивее, чем был, отводя взгляд в сторону барной стойки, — Иногда всё равно допускаю ошибки.
[indent]Хорошо бы не думать, что продался за проект и денежную компенсацию, но для него эта история выглядела именно так, несмотря на собственные знания, как много сил и своих знаний он вложил в это дело.
[indent]— Что ж. Ты хорошо знаешь меня, чтобы позволить себе сбросить это на манеру общения, — отставляя кружку в сторону, он склоняет голову, — Открываешь мне все двери? — Эдмонд прикусывает язык, не решаясь добавить ёмкое: «Не боишься?» — не то из-за того, что может действительно натолкнуть Каура на ненужную ему мысль, не то зная, что тот не оставит это без внимания, задаваясь контр-вопросом. Правда, стоит настроению смениться на более серьёзное и Эдмонд несколько раз моргает, кивнув ему головой.
[indent]К Алине Карамзиной и к его рассказу о ней Мейерс проникается быстро: девушка — не незнакомый ему человек, к тому же, понравившийся ему по знакомству — несмотря на свою бойкость на фоне его вечного трепетания — сразу. Канадец не привык лезть туда, куда его не просили и получив вчера ответ на свой вопрос, не стал погружаться в предположения и делать свои выводы. С одной стороны, зацепиться за их отношения, обдумывая их в моменте — логично, но Мейерс не цепляется за это слухом так сильно, как за последующие факты, с сожалением вздыхая; пусть они не знакомы близко, но он сразу же задаётся вопросом: может ли он что-то сделать?
[indent]Второй раз за завтрак он кладёт свою руку поверх запястья Кайро, поджимая его под своими пальцами:
[indent]— Спасибо, что рассказал, Кайро. Теперь мне ещё более понятно, почему вы остаётесь друзьями по сей день, продолжая быть поддержкой друг для друга как в трудный для вас обоих момент, так и сейчас, — вопреки тем людям, которые попрежнему могли бы посчитать эти отношения — странными, мнение Эдмонда так и не поменялось; он кивает головой, — Мне жаль, что всё так запутанно. Мне бы очень хотелось чем-нибудь помочь, — ему только и остаётся надеяться, что этого хватит, чтобы в случае необходимости, ни у Кайро, ни у Алины, если она узнает о его желании, не будет сомнений — он не подведёт.
[indent]Он даже не замечает, сколько времени проходит за их разговорами, торопливо подскакивая с места, торопиться к официанту для оплаты. Это ведь он позвал Каура на свидание — ему и платить; он достаёт кошелёк в размышлении, что окажись та ситуация, где Кайро позвал бы его сам, мужчина всё равно хотел бы поухаживать за ним безвозмездно.
[indent]Его глаза сначала распахиваются в непонимании, а затем мигом превращаются в узкие щелочки, когда ему сообщают: уже всё оплачено. Кто же это мог быть.
[indent]— Кайро! — он не заставляет себя долго ждать, оказываясь прямо перед насмехающимся Кауром, даже не находя в себе сил передразнить его, — Я позвал тебя. Я! Хотел тебя угостить, — сокрушаться долго у него и не получилось бы, даже если очень сильно хотелось. Он вздыхает, качает головой и усмехнувшись, добавляет: — Ещё и выставил дурачком. И как это называется? Мне что, драться с тобой нужно за счета? — будет ему уроком: или не отпускать Каура в туалет или швырять деньги в официантов сразу же, как подаётся блюдо.
[indent]В который раз Эдмонд падает в их диалоги, слепо следуя за мужчиной, послушно сворачивая на улочках. Время от времени он смотрит в их отражение в стёклах зданий, не сдерживая улыбки, но не делясь своими мыслями вслух: ему казалось, что они хорошо выглядели вместе. Он с любопытством слушает и расспрашивает Кайро, стоит тому подать голос об очередном здании, а сам болтает о своих приключениях в Лондоне за последний месяц: его походах в британскую библиотеку, стоит им свернуть к её близости, музея центрального или Диккенса, следом теряясь в своих впечатлениях о произведениях английского писателя. Мотая головой из стороны в сторону, в отличие от Каура, он совсем не замечает баржи вдали.
[indent]А зря.
[indent]— Что? Кайро? Подо-, — ждать его никто не собирался. Он охает, инстинктивно сжимает ладонь мага в ответ и срывается с места так быстро, как может, не успевая предупредить Кайро, что для гонок за кораблём он выбрал плохого напарника. Как и ожидалось: лёгкие подводят Мейерса, но стремление Каура добраться до лодки заставляет его не обращать внимание на невозможность дышать. Он хватает ртом воздух, смеётся и несколько раз запинается, но не сдаётся до последнего, доверившись мужчине. — О нет, не–, — «перепрыгнем же» — кануло в момент, когда спустя долю секунды от своего страха оказаться в воде он оказывается вмятым в Кайро.
[indent]Эдмонд не сразу понимает, что они достигли цели; разум его кричит, всё пространство заполняется спринтом рука об руку, близким нахождением мага, а когда тот и вовсе находит в Мейерсе опору, он давится в очередной раз. Бег уже не кажется ему причиной по отсутствию воздуха в лёгких.
[indent]Он прижимает ладонь к лицу, растирая холодной рукой кожу, тяжело дыша.
[indent]— Ты — безумец, — звучит с явным восторгом в его голосе с запинкой, стоит и ему увидеть продавца, замельтешившего на кромке лодки. Он виновато смотрит на него, мысленно извиняясь за вторжение, а затем усмехается, — Я правильно понимаю, что, — Эдмонд замолкает, вытягиваясь по струнке и ненамеренно напрягаясь, хватая ртом воздух, как только Кайро оказывается к его шее слишком близко, щекоча его кожу волосами и вызывая этим рой мурашек. Мейерсу приходится дать себе команду заговорить, чтобы закончить мысль: — Если бы я упал, меня бы всё равно донесли? Честное слово, я забыл, как быстро ты можешь бегать, — совсем осторожно, будто бы боясь, что Кауру станет неудобно от его движения, — или потому что тот услышит, как сильно громыхает сердце в груди Перегрина совсем не по причине их марафона? — он наискось останавливает взгляд на половинке его лица, — И насколько плох в этом деле я.
[indent]Наконец, перестав находить своё сердце где-то в глотке и оказываясь под крышей баржи, он улыбается счастливой улыбкой, тут же окидывая маленькое книжное царство на воде. Взгляд его тут же цепляется за знакомые названия, по пути умиляясь уютному уголку с креслами для читателей на воде и не сдерживается от того, чтобы протянуть руку по корешкам книг, впитывая их энергетику. Поправляя сбитую чёлку и даже слегка подворачивая манжеты куртки, он оглядывается по сторонам ища, с чего начать, тут же расплываясь в широкой улыбке, наблюдая за Кауром, нашедшим себя в разделе триллеров и ужасов.
[indent]Эдмонд погружается в молчаливое изучение литературы до момента, пока не чувствует за спиной движение. Узкие ли пространства между полками или само желание Кайро быть к нему ближе — Эдмонд прикрывает книжку, которую держал в руке, оборачиваясь на него вполоборота, заметно тушуясь.
[indent]— Присмотрел себе что-нибудь? — и тут же с восторгом тянет, — Смотри, что нашёл! — поворачиваясь к нему лицом, из подмышки Мейерс вытягивает небольшого размера книжонку с заголовком неровного почерка, объясняясь: — Это — первая печать! Редчайшая штука — такая удача, ещё и в таком хорошем состоянии! У меня есть дома копия «Цветов», но не шестьдесят шестого года, — он улыбается и аккуратно, но быстро пролистывает её, предлагая посмотреть волшебнику на издание, а сам поворачивается обратно; место в голове о редкой находке начинают занимать мысли о том, что Эдмонд может почувствовать дыхание Каура над своим ухом. Благо, от размышлений его отвлекает само предложение мага найти ему книгу, а просить о таком Мейерса дважды не нужно. Убеждаясь в том, что его знания о литературных предпочтениях Кайро не слишком изменились, он с улыбкой протискивается мимо, бегая взглядом по именам авторов, перехватывает сначала одну, другую и даже сужая свой выбор до одного автора, не сразу вытягивает книжку в белом переплёте.
[indent]— Она. Лиготти, — с долю секунды он смотрит на книгу прежде, чем протянуть её Кайро с кивком: согласился сам с собой, — Не всё, что я читал от него лично мне понравилось, но этот сборник — он пишет в основном короткими рассказами — по моим ощущениям должен тебе понравиться.
[indent]Правда, оказываясь возле баржевой кассы, он останавливается, резко делает с несколько шагов назад и подхватывает ещё одно произведение в свои руки, мягко улыбнувшись. Эдмонд смотрит на Каура, затем снова переводит взгляд на обложку, пролистывает первую страницу убеждаясь с временем издания, а затем возвращается обратно.
[indent]— И эту, — складывая Геймана на стопку всего остального: пару своих, помимо Киза, следом забирая и сборник у Каура — он, вытягивая кошелек и отсчитывая сумму, произносит: — Она совсем новая, этого месяца: мне удалось прочитать её до публикации и... Хочу узнать, что ты думаешь, — Мейерс смотрит на него пару мгновений, в очередной раз теряясь в его тёмных глазах, а затем улыбается шире и дёргается для финальной оплаты. Он с трудом помнил, когда хотел узнать мнение человека о книге, которая ему самому понравилась; Эдмонд как и прежде, совсем не боится, если вдруг их мысли разойдётся. Дело ведь совсем не в этом, верно? Он вновь хмыкает и протягивает завёрнутое в бумажный пакет Кайро, готовый двигаться дальше.
[indent]Наверное, он побил все рекорды, влюбившись в своего друга спустя пятнадцать лет так быстро.

Подпись автора

сегодня я нравлюсь себе чуть больше, чем вчера
возможно это связано с тем, что я перестал жить в постоянном напряжении

https://i.imgur.com/rRSBVLF.gif https://i.imgur.com/imfgGut.gif
⎯⎯ искать виноватых в зеркальном отражении ⎯⎯


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » flashback » мне нравится всё, что тебе нравится