A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » ALISSA&DYLAN PART I


ALISSA&DYLAN PART I

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

I won’t give up till it’s over, if it takes you forever I want you to know
http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5hs8rQJpQ1qi8j1po1_500.png
[audio]http://pleer.com/tracks/4874350Ja9F[/audio]
Met a girl with a graceful charm
But when beauty met the beast he froze
Got the sense I was not her type
By black eye and bloody nose
But I guess that's the way it goe
s

2

Внешний вид. Сверху черный матовый пуховик.
Совершеннолетие, пожалуй, одна из частых причин попадания недовзорслых в отделения реанимации. Конечно, ведь кто откажет себе в грандиозном празднике, когда отметка в паспорте гордо заявляет: алкоголя мне. Отрываюсь от надраивания барной стойки до блеска, осознавая, что последние пять минут бесконечно тру одно и то же место. Кажется, что стоит прекращать внутренние диалоги. Попробую на досуге. Расстраивает ли меня, что, так называемый, важный этап жизни проходит в окружении влюбленных парочек на работе? Едва ли. Если честно, то лучше уж так, чем в машине скорой помощи и остановкой сердца. Дни рождения со смерти матери напоминали мне вынужденную традицию, к которой семья прибегала со свинцом на душе. Справедливо, особенно, когда мачеха ассоциирует твою персону с корнем всех проблем в отношениях с возлюбленным. Впрочем, не могу сказать, что плана на вечер у меня не было. Был. Вполне себе грандиозный. Правда вот оставалось посвятить в него второго участника и добиться согласия. Благо внутренний бесстрашный самоубийца твердил, что звезды сошлись в нужный узор, и всё получится.
Останавливая свой взор на невысокой темноволосой фигуре, еле улыбаюсь, провожая спину до двери на кухню. Пожалуй, наблюдать за снующей туда-сюда по залу Алиссой было одним из самых занимательных дополнений к работе баристой. Наверное, этот процесс бы нравился мне ещё больше, если бы удавалось заговорить с девушкой чаще, чем раз в два дня. Наконец дождавшись, когда Линтон пересечется со мной взглядом, мгновенно расползаюсь в дружелюбном приветствии в тридцать два. Провал. Полнейший провал. Хотелось бы мне верить, что причиной этому поведению является врожденная близорукость, не позволяющая рассмотреть в каком именно положении находятся мои глаза. Знаете, когда у вас плохое зрение, вы лишний раз пытаетесь не здороваться с людьми издалека, опасаясь помахать рукой незнакомцу, а то и человеку, который вовсе и не с вами собирался заговорить. Хотя, небеса подсказывали мне, что первопричина ни коим образом не была связана с состоянием здоровья темноволосой.
«Алисса, слушай, у меня есть к тебе вопрос.» — нервно отстукивая по барной стойке, в сотый раз прогоняю обращение, осознавая насколько по-идиотски звучит любая фраза, собранная моим скудным запасом интригующих предложений. — «Нет, точно не так. Не хочешь сходить в кино? Ты только не подумай, что это свидание. Нет, ни разу не свидание. Точнее как. Нет, господи, нет!» — Жмурюсь, наскоро выдыхая, будто перед прыжком в ледяную воду. Однако все мои грандиозные планы по завоеванию неприступной крепости тонут так и не осуществившись в момент, когда боковым зрением я улавливаю неловкую попытку Линтон поцеловать носом пол. Это странно, что в моей голове успевает промелькнуть учтивое замечание, что, в принципе, я был бы не прочь был занять место ресторанного паркета при таком раскладе? Мгновенно дергаясь в сторону темноволосой, подхватываю из её рук увесистую пачку тарелок. — Ты зачем весь зал разом решила убрать? — Выпаливаю я, четко ощущая удары сердца по грудной клетке. Черт подери, мне теперь что, двигаться быстрее черепахи противопоказанно? — Хоть бы помочь попросила. — Негромко смеясь, улыбаюсь стихийному бедствию ресторана. Наверное, не стоит говорить, что я как-то раз ради интереса вёл подсчет количеству посуды, полетевшей из, видимо, несколько худых рук?

3

Этот день… этот долбанный день святого Валентина должен был когда-нибудь закончиться. По крайней мере, я свято верила в чудеса, иначе золотые запасы моего терпения грозили превратиться в ничто. Особенно если каждый раз натыкаться на этого странного парня за баром. Боже, ну как можно быть таким… таким…
Не в силах подобрать правильного определения для выражения впечатлений, я в очередной раз случайно (!!!) посмотрела на Монро, и как на зло, вечно попадала на тот момент, когда Монро смотрел на меня тоже. Он что издевается? Нет, серьезно. С тех пор, как работает здесь, все время таращится так, словно бы меня привезли из какого-нибудь зоопарка как белого кита. Боже. Убираю взгляд, стараясь не подать вида, что момент встречи наших глаз вообще имеет для меня какое-то значение. Но трачу минут пятнадцать к ряду, чтобы перестать думать, не соврала ли я себе. Господи. Соврала. О чем? О том, что на самом деле он может быть мне не безразличен? Смешно. У него из достоинств только и есть разве что сладкая мордашка, но с каких это пор Джастин Бибер стал моей тайной фантазией?
Ну вот, опять. Опять я думаю об этом. Трясу головой, ура, удается вернуться в реальность и осознать, что спина последнего посетителя только что скрылась за парадной дверью. – Аллилуя, - Так говорить нельзя. Даже шепотом, потому что если администратор услышит, то тебя немедленно выкинут за порог. Я осекаюсь, оглядываясь по сторонам, и снова натыкаюсь на Монро, который, кажется, слышал мое гневное проклятие вслед противному гостю. Ну, конечно, это ведь не он три раза менял ему приборы потому что ему вечно казались какие-то разводы.
На радостях я бросилась к столику. Несколько приборов едва ли могли уместиться в руках при наличии бокала и пустой бутылки вина, но я была бы не собой, если бы не попыталась ускорить процесс уборки, потому что эта интимная атмосфера наедине с Монро угнетала сегодня особенно сильно из-за дня влюбленных.
И вот, я даже смогла поймать равновесие, когда подняла одной рукой пирамиду из тарелок, а другой потянулась за бокалом и бутылкой, как вдруг перед самым носом мелькнуло нечто, что выхватило посуду и напугало до смерти так, что я едва не потеряла равновесие и не рухнула на пол.
- О Господи! – Вырвалось с чувством, растягиваясь на букве “г”. Огромными глазами различаю в “метеоре” Дилана. Его лицо, его щенячьи глаза и святой лик в опасной близости могли стать причиной моей эмоциональной нестабильности. Если честно, в первый раз вижу, что он двигается так быстро. Надеюсь и в последний. – Что ты…? – Попытка спросить, что он делает, оборвалась на полуслове, потому что я вспомнила, с кем пытаюсь поговорить. Махаю рукой, мол, тяжелый случай, неважно, забудь, и не сразу осознаю, что именно он там сказал, потому что опускаю глаза, чтобы спасти себя от обманчивого щенячьего выражения лица. – У тебя есть свои обязанности, - Тонкий намек. О да, я мастер тонких намеков, вот уж чем природа не наградила с рождения. Никогда не умела выражаться вежливо. Недовольно поджимаю губы и уже примерно знаю, как недружелюбно выглядит мое лицо сейчас. Отставив свою стопку на стол, я беру из его рук украденную посуду и легонько отталкиваю парня в сторону этими самыми тарелками, перед тем как взять – Спасибо, но мне не нужны помощники,  я вполне справляюсь сама. - Бурчу себе под нос, на миг поднимаю глаза, но столкнувшись с “ангелом”, понимаю, что сделала ошибку. Чертов день Валентина. Кто-нибудь может объяснить мне логику ассоциаций в моей голове? - Иди домой, Дилан. - Ноги спешат унести тело в недра кухни, откуда я иду курить на задний двор, специально, дожидаясь, что Дилан как раз успеет ретироваться домой и оставить мой мозг в покое вместе со своей лапушкой улыбкой. Противный. Прикуривая сигарету, я то и дело выглядываю в приоткрытую щель задней двери, прислушиваясь к копошению в раздевалке, которое обязательно послышится в случае, если он будет уходить. Ну давай же. Нервно дергаю ногой, пропуская дым через легкие и обратно. На улице было холодно, но возвращаться за курткой было не с руки, поэтому я смиренно ощутила подбирающуюся после теплого помещения, дрожь.

4

Ожидания. Реальность. Картинка делится на две части, упорно идущие вразнобой с той секунды, когда в голову приходит абсолютно несуразная идея предложить отпраздновать этот день... вместе. Вы же понимаете, каково звонить знакомым приятельницам, слыша очередное «Монро, ты ведь не на свидание меня приглашаешь?». Закусываешь губу, намеренно выдерживая раздражающую паузу, отчетливо ощущая как всякое желание звать на великую вечеринку в честь появления на свет такой заурядной личности, как ты, сметено напрочь холодным отказом в романтической встрече. Никто ведь не просил, а обидно, словно тебя отшила девушка, по которой последние несколько лет трепещет сердце. К сожалению, содрогалось оно только при физических нагрузках. Ладно, вру, подобный эффект возымели не только спринты до ресторана после пропущенных нескольких вызовов от директора и осознания очередного опоздания. Новая официантка с такой же силой заставляла краснеть и задыхаться от её малейшего присутствия по близости.
Последняя надежда выдавить из себя причину особенно пристального внимания в течение всего дня умирает, когда Линтон начинает нервно размахивать рукой и рычать, будто я предложил донести её на руках вместе с тарелками, а не просто-напросто подстраховал несчастную от очередной оплаты испорченного имущества. — Которые я только что завершил, кстати. — стараясь не поддаваться на агрессивное клацанье зубами, победно улыбаюсь в ответ. Когда из моих рук выхватывают спасенную утварь, поначалу я фактически готов возразить и забрать обратно, однако оставленная часть на столе спасает ситуацию. — Линтон, где логика? — Издавая негромкий смешок, кидаю в след уплывающей фигуре. Впрочем, уплывать ей приходится недолго, потому что, спохватившись, я немедленно забираю оставленные на столе тарелки, следуя за Алиссой. — Поменяться захотелось? Эти, что ли, не достаточно красивые были? — Указывая носом на гору в моих руках, наскоро замечаю. Реальность. Ожидания. Вместо того, чтобы рассмеяться в ответ, и оценить отсутствие у меня юмора, как такового, слух отчетливо улавливает нотки «иди лесом, пожалуйста, как можно скорее». Остается выдохнуть. Прыгать в ледяную воду не пришлось.
Оставляя ношу на кухне, смято машу рукой Линтон. — Хорошего вечера, — Улыбаюсь, слегка поджимая губы. «О да, Монро, ты просто мастер пикапа.» Понимание, насколько весёлым будет празднование дня рождения приходит ко мне не сразу, постепенно, ложась на плечи грузом безысходности. Позвонить семье? К чёрту, не хочу рассказывать, что наврал про грандиозное событие, на котором будут только друзья. Связаться с Ребеккой? Не стоит. Она и без того страдает от перманентных заскоков моей ненужности и лени. «Да-да, Дилан, ты всё правильно понял. Пицца на заказ и сериал ждут тебя. Хотя, нахрен сериал. Будет просто пицца.» Гася за собой свет в раздевалке, уже было собираюсь уходить, когда взгляд падает на оставленную куртку. Нет, порой мне казалось, что защитная оболочка девушки вовсе таковой не являлась, но в такие мгновения сомнения навеянные проклятой неуверенностью в чём-либо в этом мире уходили на задний план. Чем надо думать, чтобы выбегать вечером на улицу в такую-то погоду? Воспаления легких не хватало? Собрав волю в кулак, я выхожу следом за темноволосой, оказываясь за спиной Линтон. Мнусь несколько секунд, а затем аккуратно накидываю пуховик, мгновенно отходя на шаг назад. А говорят, что я потерянный случай, и ничто меня жизни не научит. Видите, столкновение в главном зале намекнуло: сегодня я особенно кусаюсь. — Ты бы не стояла в такой холод в одной майке. — быстро проговариваю, пока она не успела возразить на счёт «бесполезной подачки». — Я уже ухожу, — не менее скоро, заключаю я, разворачиваясь в сторону дверного проёма. Интересно, у меня были достаточно испуганные глаза, чтобы ей не захотелось дать пинка под зад? «Ну нет же, нет!» Столбенею, будто в данную секунду решается моя дальнейшая судьба. В каком-то смысле так оно и было. Провести вечер в одиночестве или хотя бы, черт подери, попытаться изменить плачевный исход сегодняшнего дня. Разворот. — Я почему пытался заговорить с тобой сегодня. — замираю на мгновение, набираясь несуществующей решительности. — У меня день рождения. И я хотел позвать тебя куда-нибудь. Кино, ресторан, парк в конце концов. — предупреждая привычную реакцию, моментально добавляю, — Это не свидание, не подумай. Мне правда повезло родиться в День Святого Валентина, — завершаю нелепую тираду не менее нелепым смехом. Кажется, я скрестил пальцы в кармане. Нет, не кажется, я правда скрестил пальцы.

5

В очередной раз заглянув в щелку двери, я осознала, как глупо выгляжу со стороны, медитируя в небеса, чтобы несчастный мальчик испарился. Помотала головой, выдохнула, съежилась от холода и уставилась на обшарпанную стену, словив тишину, как вдруг…
- ОГОСПОДИ! – На этот раз уже более экспрессивно и от чистой души, потому что только что чуть сердце из груди не выскочило от неожиданности. – Да что же ты такой внезапный, - На плечах образуется куртка, компенсируя нервоз теплом, и Линтон теряется между чувством неконтролируемой (определенно, она бы этого не хотела) благодарности и желанием расчленить это чудо природы, чтобы не мучалось.
Парень отскакивает в сторону и делает вроде как виноватые глаза, что заставляет Алиссу чувствовать себя каким-то монстром, запугивающим ни в чем неповинное существо. – Да делай, что хочешь, - Выпаливает девушка, но понимает, что в спешке не смогла поймать нужную интонацию, и только сделала хуже. Хочет добавить, что имела ввиду, но весь его вид и этот взгляд… пусть остается как есть.
Алисса прикладывает сигарету к губам, и по привычке слюнявит фильтр, втягивая в себе еще порцию никотина вместе с холодом. Горло и так начинало подавать признаки сос, а теперь еще и эти частые вдохи, кто-то опять будет кашлять на клиентов. Класс.
На миг спина Монро заставляет Линтон погрустнеть, что ли. Неприятно вышло ведь, обидела человека, а он вот, куртку принес. Она даже делает какое-то ломанное движение в его сторону, чтобы сказать “спасибо”, но лихая дергает за плечо в последний момент и вместо этого в рот снова суют кончик сигареты. Как вдруг.
Этот неловкий момент, когда уже жалеешь, что жалел о чем-то до этого. Поразительное качество человека заставлять испытывать диаметрально противоположные эмоции друг за другом. Только что она была готова проклясть себя за излишний цинизм, а сейчас снова хочет закрыть лицо руками и сделать вид, что вросла в стену. Нет, только не это, что еще ты хочешь сказать?
И то ли шестое чувство, то ли, что могло весь день не давать душе покоя, а теперь вдруг превратилось в напряжение по всему телу, да так свело скулы, что когда парень открыл рот, Линтон за малым смогла сдержать эмоцию отчаяния и безмолвной мольбы оставить ее в покое уже однажды на лице. Но снова мгновение, и снова на смену брезгливому желанию спрятаться, приходит волна… жалости, что ли. День рождения, а она ведет себя как сволочь. Просто странно, что ему нужно именно от нее. Конкретно она как раз и не может никого ничем порадовать, даже своим общением, потому что все, на что обычно бывает способна Алисса в компании это тупое кивание головой и смена окурков, отлетающих в сторону один за другим. Господи, опять этот взгляд…
- Эм… - Мозг судорожно пытается понять, в чем проблема. В чем именно его проблема, потому что приглашать на свой день рождения странную девочку, которая перебила запасы посуды целого ресторана за пару месяцев – это не очень нормально. Она дергает бровями, и оглядывается, словно бы, сзади явно стоял кто-то другой, с кем бы мог разговаривать Дилан. – Да нет, дело не в… - Информация о свидании еще больше запутала мозги. Если бы он не сказал, Линтон бы и в голову не пришло, что этот парень мог бы катать к ней свои шары… Вообще, странно думать о нем в таком ключе, ну, что шары вообще есть, потому что она такой… такой. Определения снова не находится. Если честно, на вид ему нельзя было дать больше 18, хотя врядли он бы работал здесь в таком возрасте, но спрашивать такие подробности Алисса уж точно не собиралась, еще решит, что это знак судьбы и не отвяжется никогда. А ей ведь, не нужны ни друзья, ни приятели, никто вообще. Тем более милашка мордашка, с которым, что и делать то… непонятно.
Мысли путаются, теряются, Линтон погружается в размышления и как-то теряет нить разговора с Диланом. Странные чувства одолевают нутро, и ей становится неспокойно. Почему она думает об этом вообще? Почему нельзя просто выключить себя как телевизор, чтобы никто не видел и не замечал. Просто не трогал. Просто не заставлял испытывать эмоции. Это немного раздражает. – Слушай, извини, но мне пора. – Линтон сейчас явно не выглядит как тот, кто внимательно слушал и помнил, о чем шел разговор. Она растерянно роняет окурок на землю, игнорируя мусорку, затаптывает носком кеда. Не долго думая, она срывается с места, а когда равняется с Монро, то вдруг сбавляет ход и резко подается вперед. Вдруг тянет ладони к кукольному лицу и оставляет поцелуй на щеке. В этот момент куртка падает на землю с плеч, Линтон говорит – С Днем рождения, - Слишком быстро наклоняется вниз за вещью, от чего едва не теряет координацию – Все в порядке,  - Бросает на попытку на дать ей упасть, и даже выставляет руку вперед на случай, если парень решит трогать её руками. Через секунду уже скрывается в здании, только теперь находя себя. Где-то наполовину.
Навстречу несется Шарлотта, говорит что-то о неубранных тарелках, и о том, что она уже убрала их сама, пытается пожурить, но если честно выходит скверно, а когда через приоткрытую дверь видит оставшегося за порогом Монро, и вовсе делает загадочное лицо и скрывается в закат.
Да что ж такое.
Долбанный день влюбленных похоже забрал у неё крышу. Уже в раздевалке, прислонившись лбом к шкафчику, ей удается очнуться. Быстро стащить вещи, затолкать в рюкзак и поспешить на выход.
И то ли судьба так настойчива, то ли удача покинула эти края, но Лу снова натыкается на Дилана. На мгновение решается быстро дернуться прочь, но замирает и просто достает пачку сигарет из кармана, смирившись, что с момента, как она пыталась сбежать со двора, ничего не изменилось. Разве что, теперь они стояли у парадного. – Разве день рождения не празднуют в семейном кругу? – Совесть страшная вещь. Особенно если совестью она является только наполовину.

6

О, томительные секунды ожидания, когда надежда с каждым мгновением терпит сокрушительные удары, а разум громко оглашает вероятный ответ. Глупое ощущение полного провала и абсолютной идиотичности происходящего селится в голове, заставляя нервно теребить внутреннюю ткань куртки. Он ведь прекрасно знает, что именно произойдет. Знает, но всё равно раз за разом, словно испытывая удовольствие от непубличного, но всё же унижения, повторяет ошибки прошлого. Ей даже не требовалось открывать рта, чтобы вынести решение. Сказать по-правде, в столь комичные мгновения лицо участников сценки начинает говорить само за себя. «Господи, да скажи ты уже своё нет. Только не молчи.» Стараясь не терять дружелюбной улыбки, Дилан продолжает выжидать момента икс. С каждой новой секундой промедления Линтон, её разрывами между произнесенными фразами и растерянной эмоции, он начинает всё сильнее злиться на придурковатый фонтан опрометчивых идей, которыми то и дело сыплет раненный мозг. Как вообще могло прийти в голову знать малознакомую девушку (которая, увы и ах, вам симпатична) праздновать твой день рождения? По десятибалльной шкале странности, Монро побил бы все рекорды. Это ведь как заявить разом, что у тебя нет друзей, семье на тебя глубоко наплевать, и, если честно, ты проклятый сталкер, привязавшийся к несчастной официантке. И как, простите, потом объяснять, что ты променял счастливый вечер с друзьями на попытку подкатить к коллеге? Ой, да ладно, вы всё ещё верите в то, что это глубокое желание сходить в кино с Алиссой по причине того, что она ему абсолютно не нравится? Не будьте такими наивными как Ленни, прошу. Он-то до сих пор отчаянно убеждал разум, что это «не свидание».
Спасибо, — чуть не задыхаясь от волнения во время смазанного поцелуя в щеку, фактически выплевывает с легкими наружу юноша. «Можно я сгорю? Можно? Сотрите меня, кто-нибудь.» Нутро неприятно напрягается, однако судьба вновь преподносит сокрушительный удар в виде попытки девушки обняться с плиткой. Нет, он определенно согласен ей стать. С такой великолепной координацией их встречи станут куда более частыми в сравнении с нынешним положением дел. Ко всему прочему, кто-то определенно не хочет, чтобы темноволосый ощущал всю фатальность ситуации. Ничего. Дома время найдется. — Всё. Прости. Не трогаю. — исполняя жест «сдаюсь», наскоро проговаривает Монро, секунду спустя жалея о последнем предложении. Словно нелюдимость Линтон его настолько шокировала. Великое проклятие говорить мысли мгновенно, не задумываясь о возможном эффекте, который они могут сотворить. Резко подняв руки вверх, не замечает, как вытряс из карманов жвачку и мобильный. Разбит. Как чудесно всё складывается, не находите? Поднимая с пола уроненные вещи, пораженно вздыхает. — Да что же за день такой сегодня, — еле слышно шепчет под нос, вертя в руках треснутый телефон.
Бросая несколько беглых взглядов в сторону раздевалки, жмется внутрь пуховика, и уже собирается уходить, как его останавливает Маршал. Лучезарное «с Днём Рождения» и подаренный кекс. Может быть этим вечером умирать не будем. По крайней мере совесть точно не позволит. Ловя на себе подозрительно-вопросительный взор Шарлотты, уверенно вышагивает, огибая ресторан. Глупее выглядеть он всё равно уже не сможет, а пересекаться с Линтон, ощущая как на душе насрало целое стадо кошек, — спасибо, обойдёмся. Для полноты впечатлений не хватало только одарить юношу миной полной сожаления и жалости. Вот чего-чего, а именно этого чувства в свою сторону парень не переносил. Нет, он конечно умирающий лебедь, в какой-то степени идиот и кретин, но сочувствовать только не надо. Тут уж ничего не поделать.
Останавливаясь перед главным выходом, чтобы откусить кусок от подарка, он неожиданно слышит знакомый голос. «О боже.» Резко сжимаясь от ужаса или желания провалиться под землю, темноволосый жмурится, и только переменив полное кошмара выражение лица, поворачивается в сторону причины сего спектакля. — Теперь ты очень неожиданная. — быстро, смято, на выдохе. Где-то в потёмках разума можно расслышать вопль отчаяния, который сообщает, что внезапная встреча походит на намеренные столкновения. Ладно. Смирились. При любом исходе худшего воспоминания о нелепом приставании он уже точно не оставит. — Не думаю, что очень уж согласны с такой традицией. — закусывая губу, отстукивает нервную мелодию ботинком по асфальту. Мы совсем не хотим стать невидимкой, не подумайте. — Я немного подбешиваю свою мачеху, знаешь, — неряшливо улыбаясь, пожимает плечами. — У нас, что не праздник, так обязательно закончится всё чьей-нибудь ссорой и выходом в дверь. — Останавливая взгляд на кексе в руке, мгновенно меняется в лице, забывая о поганом чувстве в груди. — Хочешь попробовать? Шарлотта очень вкусно готовит, — будто пытаясь убедить, заключает Монро.
Противное. Противное ощущение, когда хочешь, чтобы автобус не приезжал. Может у них незапланированная забастовка? Тогда у них будут лишние минут десять, пока кто-нибудь не посмотрит в сети, что произошло с нужным рейсом. Скрещивать пальцы не стал. Ни черта не помогает.

7

Очевидно, что что-то изменилось в атмосфере, раз при виде Монро Линтон в очередной раз не кинулась бежать прочь, как черт от ладана. На самом деле, она будто бы почувствовала тень смирения с обстоятельствами, потому что её попытка побега закончилась неудачей слишком очевидно. Дилан там, Дилан здесь, у Дилана день рождения, ладно.
Шумно выдохнув, Алисса заменила тревогу по поводу ситуации вкусом никотина. Может быть, стоило задуматься о количестве сигарет на пятнадцать минут, но это было последней тревогой до тех пор, пока это не станет проблемой для организма.
- Прости, - негромко вылетает изнутри, правда, напугать ребенка она не планировала, как бы странно не относилась к его попыткам суетиться в зоне её досягаемости.
Если честно, когда их глаза встретились, на короткий миг Линтон ощутила довольно сильный приступ стыда, потому что глаза Дилана как всегда казались невинно чистыми, точно бы перед ней стоял не обычный подросток, а какой-нибудь посланник небес. И, впервые за долгое время, она поняла, в чем именно была проблема её идентификации человека – она никогда не видела парня такой неземной ауры. То есть, сложно объяснить это чувство словами, но он как будто был сделать не на этой Земле, таким необычным было его лицо. Если бы не его непонятная манера поведения, то Линтон бы даже не смогла оторвать глаз от этого священного лика.
Правда вот, в момент, когда он решил миловидно закусить губу – о да Линтон была достаточно внимательная к деталям телодвижений – немного захотелось нежно сомкнуть пальцы на его шее. Потому что, бля.
- В некотором смысле я её понимаю, - Срывается в ответ, но, скорее всего эти мысли вслух не должны были коснуться ранимого слуха парня. Алисса трясет головой и шумно выдыхает дым – То есть, я не… о Господи, - Просто закрывает глаза и выдыхает. Безнадежный пример выражения собственных мыслей. Ну, что теперь, кажется, Монро и так знал, что иногда выводит Лу из себя своими попытками делать странные вещи. – Мастер юмора, - Себе под нос, но достаточно громко. Предложение попробовать кекс в совокупности с этой блядской невинностью взгляда опять вызывает вспышку ярости, которая тут же оказывается задавленной чувством вины за порчу праздничного настроения ребенку.
- Yeah, sure – Слетает с губ и Линтон сама дивится такому ответу. Ладно. Поправив рюкзак на плече, она растерянно опускает руку с сигаретой, и делает несколько решительных шагов по направлению к растерявшемуся Монро до того, как он ринется демонстрировать ей своей желание поделиться сладостью, что может перекрыть сочувствие новой порцией агрессии. Американские горки чувств, не иначе.
- Отломишь или… - Линтон неловко касается пальцами кулинарного шедевра. Думает о том, что если откусит кусок, то может оставить запах никотина с губ, а Монро, кажется, был настолько одуваном, что даже не курил. Глядеть, как он будет героически терпеть любой раздражающий фактор, чтобы не обидеть Лу, было бы наивысшей болью. Но ждать было нельзя, потому что чувство неловкости нарастало и Линтон почувствовала, что может передумать вообще. Так что,  махнув рукой, она резко приблизилась к кексу и откусила с самого краешка, стараясь на оставить крошек на губах, закивала головой, мол, вкусно.
But carma is a bitch. В следующий миг за спиной раздалось знакомое бряцанье парадных дверей ресторана. Алисса инстинктивно обернулась и увидела Шарлотту, которая… увидела их с Диланом. Ну клаааасс. И откуда Лу уже примерно знала, как поведет себя Маршалл?!
Лучезарно улыбнувшись, Шарлотта даже не стала делать каких-либо поползновений в сторону молодых людей, чем и выбесила в очередной раз, сладко пропев прощальное слово, помахала ручкой и ушла в закат с загадочной улыбкой [2].
- Бай-баай, - Алисса отзеркалила её жест, и едва сдержалась прибавить голосу приторной писклявости Шарлотты, очевидно перекривляя еще одно божественное создание. Слишком большая концентрация святых на один квадратный метр её грешного личного пространства. – God why!? – не подумав, Линтон закатывает глаза и ищет поддержки в лице своего случайного собеседника, как вдруг ей доходит, что наивное дитя, должно быть даже не догадывается. Тем более после намека на отсутствие романтического подтекста в приглашении, Алиссе вдруг показалось, что её поймут. – Её кулинарные способности явно превосходят эти очевидные попытки свести нас. – Наверное, именно эмоции стали причиной,  по которой Линтон вдруг заговорила в таком ключе. Она вдруг даже дернулась с места, подхватила парня под локоть и потащила в сторону по дорожке. – Пойдем отсюда ладно? Я боюсь, что кроме Шарлотты, никто не оценит наше уединение по достоинству в этой змеиной норе, - Когда вход в ресторан скрывается за декоративными кустами, Линтон соображает, что вцепилась в локоть несчастного Дилана, и тут же отпрянула в сторону, как от огня, громко откашлявшись. – Shit! – Заметила, что сигарета истлела, с негодованием швырнула под ноги и… Что бы вы думали? Достала еще одну. –Если честно, ненавижу день Валентина, извини но, на твоем месте я бы повесилась, - Вообще, Линтон говорит про дату рождения, но с её талантом доносить мысли… Она даже не заметила, что сказала хуйню. Повисла неловкая пауза, и она добавила, не подумав снова. – Если хочешь, можем взять выпить и пойти ко мне. – А впрочем, может даже, все она подумала. Ведь должен же был быть какой-то способ бороться со своими страхами. Если её так беспокоит его священный лик, то надо просто сделать что-то, что продемонстрирует приземленность натуры. If you know what I mean.

8

Недовольно ежась от холодного порыва ветра, юноша хмыкает носом, направляя взгляд на бледное лицо Линтон. Приподнимает уголки губ в еле заметной улыбке, усмехаясь над искренним извинением, будто подкрасться сзади — ужаснейшее преступление. В голове возникает картинка новой официантки, испуганно плетущейся за сияющей Маршал. Кроличьи глаза и очевидное нежелание находиться в данную секунду в ресторане. От лицезрения темноволосой незнакомки его отвлек голос одной из сотрудниц. — Странная она, да? Как будто её съесть кто собирается. — Монро лениво отрывает свой взгляд, вопросительно приподнимая бровь. Типичная реакция любой девушки на дополнительную соперницу в коллективе. Найти тысячу и один недостаток, чтобы не почувствовать как выдуманный трон находит обладательницу получше. — Я бы тоже испугался, если бы не знал тебя, — поджимая губы, намеренно сообщает юноша. Если не разогнать жителей террариума самостоятельно, есть риск, что их тут соберется столько, что предотвратить перемывание костей не сможет даже Шарлотта. Отвлекаясь от воспоминания, Дилан внимательнее вглядывается в то самое лицо. Никакой схожести. Разве что телесная оболочка ни капельки не сменилась. Первое впечатление обманчиво, не так ли? Хотя, пожалуй, именно оно и позволяло искренне верить, что бойкая мадам на самом деле включила режим агрессии в ответ на агрессию, а не являлась зловредной собачонкой по определению.
Да? — растерянно реагируя на непредвиденный выпад девушки, он удивленно поднимает брови, морща лоб. За ошеломленными глазами приходит подобие смирения над ситуацией. Правда вот становилось всё интересней, по каким причинам Алисса не ретировалась как можно дальше, только завидев его фигуру у выхода? Мазохистские наклонности? От спектакля абсолютного отчаяния саморазрушительные мысли начинают покидать разум, позволяя издать негромкий смешок, как обозначение «всё в порядке, я не умер от горя». — Мне практически было смешно, — добродушно улыбаясь, он наконец-то ощущает уход нервозности на второй план. Довольно странное зрелище трясущий ногой мальчик, протягивающий кекс, при этом мельтешащий взглядом по всей округе, только бы не заставлять себя смотреть в глаза Линтон дольше пяти секунд.
Не успев дернуться вперед, замирает, не смея дернуться, пока темноволосая откусывает кусок кекса. Для полноты картины не хватает только замедленной съемки и подходящего саундтрэка на фоне. Впрочем, это действо не возымело бы столь сокрушительно-удручающего эффекта, если бы не граничащее с восторгом изумление Маршал на заднем плане. Прекрасно. Он вполне согласен сгореть уже сотый раз за короткий промежуток общения с объектом симпатий. Глядишь, и впрямь помрёт раньше времени. Смято кивая, нервозно улыбается блондинке, готовый закричать «Это не то, что вы подумали!». Хотя, в его исполнении это бы звучало на редкость печально. Сомнения в душевном спокойствии Линтон закрадываются, когда девушка копирует интонации Шарлотты, словно не прочь заручиться пневматическим ружьем для сами понимаете каких целей. — Всё в порядке? — убирая выпечку из под носа Алиссы, негромко интересуется юноша. О, этот неловкий момент, когда ты с удовольствием бы отказался от дальнейшего присутствия в реальности. Дилан, сказать по-правде, слабо представлял, что могло вызвать такую степень негодования в поведении светловолосой. Она, если выражаться примитивно, божий одуванчик и вряд ли способна заручиться врагами в лице Линтон. Он так не считал, по крайней мере. Благо объяснений пришлось ждать недолго, хотя, с чистым сердцем могу заверить, Монро лучше бы подождал часок другой.
Она пыталась свести тебя со мной? — Всё очень плохо. Потому что, чем больше парень вдумывался в смысл брошенный наскоро фразы, тем тяжелее давались нахмуренные брови и недоумевающий вид. Нет, о поползновении быть вершителем судеб он и впрямь не подозревал, а вот предательский укол в самое сердце, увы, почувствовал как-никогда отчетливей. Кто здесь король фрэндзоны? Предложение немедленно сбежать уже не отдается сладостным упоением по воспаленному сознанию. Конечно. Это ведь проклятое НЕ СВИДАНИЕ. Какой черт его дергал размахивать руками, в нервном кличе «я не подкатываю»? Поздно рыпаться. — Ты всегда столько куришь? Это уже какая? Четвертая за последние десять минут? — стараясь игнорировать расстройство по поводу громкого «shit». Всё ведь хорошо было. По крайней мере, пока Алисса не замечала, как фактически шла с ним под руку (образно выражаясь, потому что вряд ли смертоносная хватка могла напомнить что-то подобное), душа пела и сияла. А что теперь? Эхом в голове «очевидные попытки свести нас». Откуда в ней столько негодования? Впрочем, разбирать причины своей непривлекательности в данный момент он явно не собирался. Поворачивая голову в сторону собеседницы, Дилан улыбается в ответ на предложение. Натянуто улыбается в такт похоронного марша звучащего в его подсознании. «Выпить хочешь, да? Жить совсем надоело?»Почему нет? Если в таком случае ты согласна праздновать его со мной. — медленно поддаваясь панической атаке, он даже забывает, что, собственно, стоило бы сокрушаться на счёт предложения повеситься.
Стараясь не шаркать ногами от веса травмирующих ненамеренных атак самомнения, Монро внимательно рассматривает здание, пока девушка открывает входную дверь. Что-то определенно подсказывало, что внутри находились не лучшие апартаменты. И дело было вовсе не в привередливости. Скорее ранее ему не приходилось бывать в иных местах, кроме надраенных квартир школьных и университетских приятелей. — Ты на кого-нибудь учишься? — вслушиваясь в предвещающее скорую смерть шуршание пакета, интересуется темноволосый. Взгляд словно магнитом возвращается на хрупкую фигуру Линтон в момент, когда проход отпирается. Страдания начались. Прекрасно.

9

вид

http://img.purseforum.com/attachments/celebrity-forums/celebrity-style-threads/2019192d1358016918-kristen-stewart-style-thread-image-2973477658.jpg

Этот очень странный мальчик действительно обладал каким-то талантом. В очередной раз Линтон только и смогла, что состроить недопонимающую гримасу, пожать плечами и указать путь – Нам туда, я живу рядом, - Путь до квартиры оказался молчаливо-пугающим, и пока кеды мерили пространство, Лу успела пять раз пожалеть, что решилась на такой ход. Впрочем, каждый раз, оглядываясь на парня, она в то же время понимала, что отправить его в одиночество в день его рождения было бы совсем грустно, хоть она сама никогда не праздновала этот праздник, разве что только, кто-то обязательно напивался в её доме.
Замок входной двери призывно щелкнул, Лу нервно сглотнула и сделала шаг внутрь, впервые в жизни чувствуя себя неловко, потому что условия её жизни были далеки от нормальных.
- Эм, здесь не то, чего ты ожидаешь, - На всякий случай, чтобы у человека не случился приступ. Линтон понятия не имела, где и в каких условиях живет Дилан, но что-то подсказывало, что в отличии от её, в его комнате хотя бы есть окно. – И чувствовать себя как дома в связи с этим не рекомендую, - Странный смешок сопроводил удар рюкзака об пол. - Это важно? - Линтон тут же переступила через него, оглянувшись через плечо и скрылась в недрах своей маленького клоповника, шурша пакетом. – Только у меня нет стаканов. Даже одного, если честно, - Ему следовало бы идти на голос. От чего-то Лу не спешила открывать бутылку до тех пор, пока Дилан не появился в комнате и не затоптался где-то в округе. Она хотела попросить его исполнить эту почетную миссию, как никак мужчина, но в пустой квартире в отрыве от шума города, вдруг отчетливо прорезался звук сбитого дыхания, и Линтон дернула этикетку, негромко бросив:
- Вижу у нас обоих с этим проблемы, - Конечно, в конечном счете оно бы все равно вышло боком, вот только, почему именно сегодня. Может, он слишком очевидно таскался следом и аура волнения зашкалила окончательно? Пробка с виски слетела в сторону, в магазине Лу прихватила еще и колы, но тут, в атмосфере напряжения и дня святого Валентина, она поняла, что готова глотнуть чистым… Что и сделала, громко закашлявшись от крепости напитка. – Ух ты, - Оборачиваясь на Монро, она открыла рот, комками проглатывая воздух. – Хочешь? – Одного взгляда в глаза было бы достаточно. Она же не тупая. То есть, местами, но не всеми. Стаскивая с себя куртку, Линтон достала из кармана пачку сигарет, усмехаясь. – Конечно, нет. – Щелчок зажигалки на мгновение озарил комнату. Здесь в отличии от спальни было окно, однако, еще с момента заселения перегорела лампочка, так что явный полумрак неприлично разбавлял и без того напряженную атмосферу. – Ты же у нас что-то вроде good guy, не пьешь, не куришь, Шарлотта рассказывала о тебе, - Врушка. Хотя нет, было дело, когда Маршал пару раз осекалась насчет отсутствия вредных привычек, но по большей части такие выводы были результатом простого наблюдения. – Что ты вообще забыл в этом ресторане, а? – Алисса склоняет голову, разглядывая Монро с ног до головы. Язвительная усмешка слетает с губ и в какой-то момент Дилан может понять, что напуганная, вечно роняющая все девочка это всего лишь часть незнакомого человека. Одна маленькая часть. – Может, разденешься? – Отталкиваясь от стола, о который опиралась до этого, Линтон оказывается совсем близко, то ли случайно, то ли намеренно приближаясь лицом к его лицу, от чего Монро может ощутить запах джэк дэниэлса и никотина. Уже передумал звать её куда-либо да?
Дальше хуже. Одних больших круглых глаз Линтон было мало, чтобы убить свой страх или Дилана. Она начала стаскивать с него куртку, ломанным движением, и чуть не уронила кусок пепла себе на одежду. Зашипев, она обошла тело сзади, заканчивая маневр, и, подозревая, что это нарушит гармонию в душе одуванчика, бросила куртку на стул, едва не промазав мимо. Ну и откуда у нас столько садистского удовольствия в убиении котиков несчастного малыша? Кстати об этом.
- Сколько тебе? Восемнадцать? – Она обходит парня снова, и делает глоток из бутылки. – Приподнимает одну бровь в удивлении – Девятнадцать? – Просто  не может быть. – Двадцать!? – И нет, ей не нужно быть пьяной, чтобы пугать своим поведением. Вот поэтому всегда и говорят, что первое впечатление бывает крайне обманчивым. Линтон тушит сигарету в пепельнице, еще разок прикладывается к бутылке, а потом запрыгивает на стол, усаживаясь поудобнее, машет ладошкой своему неожиданному гостю, постучав по столешнице рядом. – Иди сюда, - Еще один глоток виски, и что-то подсказывает, что это существо, впринципе, почти как ручной щеночек готово выполнять любую просьбу в пределах разумного. И в какой-то момент это начало даже забавлять. Прищурившись, девушка выпустила клубок дыма и внимательно посмотрела в глаза щеночка. Определенно, нельзя быть таким милым, жуть какая. - Ты всегда так странно дышишь? Как будто сейчас умрешь, - Громкий смешок, Алисса протягивает парню бутылку - Глотни, обычно это помогает. - издевательская улыбка сопровождает сей жест. А то не видно, что мы сейчас сердце выплюнем. - Ты смешной. - Умозаключает Линтон.

10

Вступив за порог помещения, парень неспешно захлопнул дверь, избегая малейшего шума громче, чем стандартная человеческая речь. Сердце громко колотило по ушам, а дыхание никак не хотело восстанавливаться. Конечно, причиной кроличьего поведения была не только неожиданная физическая нагрузка. Разве не помните ваши ощущения, когда вы впервые заходили в место обитания причины воздыханий? Пропитые романтики несомненно придавали такому жесту слишком много значения, что ничуть не помешало юноше почувствовать, словно сейчас он на какую-то жалкую долю узнать Линтон лучше. Разбирать её личность по цвету дивана, будем честными, никто не собирался, но отметить, что вряд ли Алисса была невероятно обеспеченной особой он всё же успел. — Разуваться не стоит? — вопрос можно было вполне отнести к риторическим, потому что уверенный шаг девушки внутрь комнаты жирно намекнул. Никого здесь не заботил идеально чистый пол. — Ты думала я обойдусь без стандартного набора любого интервью? — Лучезарно улыбаясь (насколько позволяла душевная кондиция), он проследовал за темноволосой во что-то напоминающее кухню. — Недавно переехала? — Механически спрашивает Монро, не скрывая интереса на счёт каждой детали небольших апартаментов. Бегая глазами по стенам, мысленно проклинает ту секунду, когда ему показалось, будто навязываться к несчастной было вполне здравым решением. Теперь оставалось только терпеть, параллельно стараясь не упасть в грязь лицом, что, к сожалению, он виртуозно исполнял последние пол часа.
Настолько заметно? — Издавая негромкий смешок, он смазано приподнимает кончики губ в улыбке, опуская глаза в пол. Стараясь не создавать лишней суматохи в помещении, Дилан чинно прислонился к стене, наблюдая за уверенными манипуляциями спутницы вечера с бутылкой. Хитрый план со сливом алкоголя в раковину провалился. Видимо, кому-то придётся справляться с поставленной задачей силами нестабильного организма. Как всё интригующе складывалось. Ещё немного и вполне резонно будет ставить на выживет ли он или нет. — Если честно, я вообще не думал, что ты согласишься. Точнее как. Сначала думал. Потом понял, насколько странно это было, и смирился. — Усмехаясь собственной никчёмности, замечает темноволосый. Пораженный в самое сердце, он не смеет свести глаз с уверенного намерения Линтон напиться сегодня. Ещё немного, и она бы обязательно услышала, как Монро проглотил своё волнение, вместе со всякой надеждой провести день рождения без жертвоприношений. Нет, нельзя сказать, что парень никогда не пил. Но явно не Джэк Дэниелс, и явно не на голодный желудок.
«Вообще-то да.» Однако последующим заявлением Алисса лишает его всякого права на собственный ответ. Нога вновь начинает отстукивать негромкий нервный похоронный марш. Интересно, насколько подробно Маршал решила продекламировать несчастного баристу? — И много рассказывала? — Стараясь выглядеть как можно более непринужденно, наконец отвечает Дилан, прикусывая собственный язык. Эдакая попытка вернуть мысли в разумное русло. Увы. Провал. По крайней мере, если это не пресловутая проверка на прочность, то про состояние здоровья ей не должно было быть известно. Точно не во всех подробностях. — А это важно? — Имитируя предшествующие интонации Линтон, интересуется парень. Впрочем, ждать ответа он заставляет не дольше нескольких секунд. — Я устроился ещё пару лет назад. Не хотел лишний раз торчать дома. Теперь думаю, чтобы снять на эти деньги какую-нибудь квартиру неподалеку от университета, — Поднимая глаза на девушку, заключает он. На мгновение стало спокойно. Словно именно так ему хотелось бы проводить каждый свой день рождения. Но только на мгновение, потому что, будто почувствовав остывающий накал обстановки, Алисса решила поиздеваться над влюбленным идиотом.
«Привет, я Дилан Монро, и меня раздевают. Не подумайте, она всего лишь сняла проклятую куртку. Весело? Мне вот как-то не очень. Точка.» Стараясь не дернуться ни на миллиметр, он чинно сносит это кошмарную проверку хрен знает чего. Дышать юноша точно забыл, не беспокойтесь. Нет, хватит это терпеть. Вытаскивая из рук бутылку, исполненный решимости, он делает парочку глубоких глотков, давя в себе желание закашляться. Не очень-то просто играть в tough guy, когда в последний раз ты что-либо пил ровно год назад. Будем надеяться, что организм исполнит наказание не сразу. — Двадцать один. — и даже не возмутился. Разве что разрыдался как девчонка в душе, но кого это заботит? Первую причину абсолютной непривлекательности нашли. Чёртово детское лицо. Видимо, она и стала последней, потому что с этой проблемой справится только время. А у них его не очень-то много.
Повиновения от Дилана приходится ждать недолго. Вряд ли ей придёт в голову ещё раз мельтешить перед его лицом, заставляя сдерживаться, чтобы не опустить глаза ниже носа. — А ты всегда раздеваешь гостей самостоятельно? — ухмыляясь, он оборачивается в сторону темноволосой, приземляясь на столешницу рядом. Организм ликует, его посадили. Оперевшись головой о стену позади, он забирает из рук Линтон злосчастную бутылку. Глоток. Второй. Глаза мозолят потолок, как единственное спасение. — Обычно я веду себя спокойней. Когда не волнуюсь. — вряд ли откровение стало невероятной неожиданностью. Испуг был выгравирован на его лице ещё с момента, когда девушка пересеклась с ним перед главным входом ресторана. До сих пор не многое изменилось. В душевном состоянии, я имею ввиду. — Почему ты передумала? — Садясь ровнее, без задней мысли спрашивает Дилан. Взор медленно опускается на бутылку в руках Алиссы, пока в сознании он старается родить план спасения собственной жизни. По крайней мере уйдёт в мир иной в приятной компании. Чем тебе не достойная смерть?

11

Удивительно, но это первый день святого Валентина, который Линтон проводила не в одиночестве. Ничего особенного, даже, напротив, она не хотела акцентировать на этом свое внимание, однако, факт есть факт. Так или иначе, теперь она запомнит эту дату, как день, когда странный парень зашел к ней в гости и сбивчиво дышал, потому что волновался.
Ноги противно зудели после беготни между столиков. Порция алкоголя на голодный желудок очень быстро разморила организм. Линтон болталась на грани между усталой апатичностью и прорезающимся любопытством по отношению к ситуации. Она не чувствовала себя некомфортно в обществе парня, разве что, не могла понять, надо ли ей проводить с кем-то время, если главная политика партии – не подпускать людей близко. Спасибо. С нас хватит.
- А ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос и нервничаешь, когда находишься наедине с девушкой? – Тридцать три вопроса вдруг перестают раздражать и принимают форму забавной игры. Линтон подсовывается ближе, отнимает бутылку, не замечая, сколько отпил и отпил ли вообще из нее Монро. Она делает глоток, задирает подбородок и выпускает клубок густого дыма ему прямо в лицо. Неприятное ощущение, она знала по себе. Выходка сопровождается негромким смехом, и Алисса спешно бросает – Прости, просто ты такой правильный, так и хочется испортить, - Она оборачивается, чтобы нашарить пепельницу на столе, и хоронит в ней окурок, определенно что-то задумав. – И кто сказал, что я была против изначально? – Конец вопроса приходится на возврат туловища из полуоборота. Линтон мельком глядит на свои коленки, затем на его, и пытается различить оттенки эмоций, которые импульсами пробегаются по телу. Ведь это забавно, она уже достаточно давно была лишена общения как такового. Разве что Маршал теперь была её единственной, что называется, соулмейт, и та время от времени была изолирована, чтобы не случилось передозировки святостью. Но ведь, тем и привлекала, что кардинально отличалась от мира, где Алисса выросла. Никаких тебе грязных ругательных слов, никаких наркотиков, травки и выпивки. Так весело подтрунивать это чистое создание, и так приятно знать, что кто-то всегда искренне рад тебя видеть, не извлекая из общения какую-то выгоду.
Линтон снова поднимает глаза на Дилана. Замечает, что его дыхание еще никак не нормализуется, но вместо того, чтобы озвучить шутку по этому поводу, она вдруг задумчиво интересуется. Так, словно бы, её осенило чем-то гениальным. – А почему вы с Шарлоттой не встречаетесь? Вы так похожи, что просто… Нет правда, ей ведь не так много лет как кажется, она почти как ты. – Кивает головой, с видом, точно бы придумала план порабощения мира. – И в этом смысле тоже, - Девушка кивает на беспокойно вздымающуюся грудь. А потом вдруг тухнет. – Хотя нет, вы бы умерли наедине, - Возвращается к бутылке, трясет кединами, опять хочется курить. То ли от усталости, то ли от выпитого, у нее будто бы открылись суперспособности, и звук дыхание Монро снова и снова касался ушей, заполоняя пустоту внутри черепной коробки.
Линтон ехидно клацает языком. Неизвестно, сколько прошло времени с момента первого глотка, но говорят если пить понемножку, пьянеешь быстрее.
- Что мне сделать, чтобы ты перестал волноваться? – В самом деле. Она снова как загипнотизированная уставилась на грудь парня, обнаруживая, что делает все, чтобы не смотреть ему в лицо. Вот это поворот. – Ты как этот щенок из анекдота, знаешь? – Линтон весело отпила из бутылки и сунула виски Дилану. – Когда я волнуюсь, я потею, когда я потею, меня моют, когда меня моют, я волнуюсь… -  Тупая привычка качать себя никотином победила. Линтон потянулась к пачке и щелкнула зажигалкой – Молчи, просто молчи по этому поводу, - На случай, если он еще раз решит спросить, почему она так много курит. Потому, что кончается на “у”.
Повисла небольшая пауза. Линтон шумно выдохнула, уронила кусок пепла на пол, выругалась нелицеприятно, отпила из бутылки и вдруг ответила на вопрос, давно канувший в лета. На этот раз серьезно. А впрочем, черт её знает.
- Я думаю, ты мне нравишься. – Внутри что-то гулко ухает, и девушка чувствует, как сердце начинает разгоняться в грудной клетке, как будто в него укололи дозу наркотического средства, ну или на крайний случай, как будто его хозяйка бежала кросс. Кросс безумия, или какого черта сейчас происходит? – Но все же, не обязательно было рождаться таким красивым. Это раздражает, - на этом, не выпуская из рук сигареты, Алиса вдруг сползает со стола, трясет головой и перемещается в спальню, падая спиной на старенькую двуспальную кровать. Дорожка дыма, кусочки пепла тут и там. Отсутствие окна. Попытка самоанализа вслух, и толика отчаяния. - never mind, puppy! - Громко кричит в пространство.

12

Желудок неприятно заурчал, протестуя против насильно влитого в него алкоголя. Прошло не более десяти минут с момента первого глотка, а голова начала предательски пошатываться, заставляя комнату еле вертеться перед глазами. Он вновь откинулся спиной к внезапно холодной стене, чтобы случайно не свалиться на жертву сегодняшнего аттракциона «выбери друга на вечер». Слегка повернувшись в сторону собеседницы, он еле улыбается, рассматривая волосы и плечи Линтон. Никаких извращений, боже упаси. Просто-напросто поврежденному алкоголем зрению требовалась точка, чтобы сфокусироваться, а личность Алиссы, пожалуй, вызывала у него куда больше интереса, нежели обои на кухне. Вдох. Выдох. Сотая попытка нормализовать сердцебиение, прогрессирующие в скорости с каждой секундой. «Ещё немного и комната впрямь пойдёт ходуном.» Прикрывает зрачки, с силой зажмуриваясь. «Не хватало прокатить за пьяного с четырёх глотков, и ты официально объявишь себя полнейшим занудой и, как там она выразилась, good guy, right? This is exactly what she needed. For friend matters.» Хмыкая собственным мыслям, Дилан выходит из режима короткой спячки, вновь концентрируя все пять чувств на темноволосой. — Не всегда, — без сопротивления отдает бутылку, слегка толкая девушку в плечо. А какого лешего она то и дело тыкается в него, чтобы отнять билет в загробную жизнь? Однако юноша не успевает добавить даже слово, закашливаясь от пущенного в лицо дыма. — Очень мило с твоей стороны, — медленно выплевывая сердце в руку, издает смешок Монро. — С каких это пор удушье гостей — способ их испортить? — Наконец получая доступ к кислороду, с только что приобретенной хрипотцой интересуется парень. Он никогда не гордился своими достижениями в самоконтроле. Если быть честным, то они никакими достижениями и не являлись. Когда выбор стоит между лишенной греховных удовольствий жизнью и смертью без запретов, решение даётся само-собой. По крайней мере так произошло с Диланом. — Твоя спина, уходящая в закат. Или это такой способ поселить интригу, чтобы радость от согласия била через край? — наклоняясь чуть вперед, чтобы иметь возможность смотреть Алиссе в глаза, подмечает темноволосый. Ловя себя на неожиданном желании подвинуться поближе, он крепче вцепляется в столешницу, возвращаясь в исходное положение прямо. Не хватало устроить приставания на кухне, а затем получить недопитой бутылкой по глупой башке. «Не свидание, Монро. Не. Свидание.»
Мысль про Шарлотту становится столь же неожиданной, как и предложение пойти отпраздновать к ней домой. Что может быть лучше, как отношения между одуваном шеф-поваром и одним сплошным сомнением мальчиком-барменом при смерти? Правильно, ничего. Впрочем, стоило делать Линтон скидку на незнание своевременных заскоков парня, с которыми та же самая Маршал давным-давно встретилась. Очень даже храбро, на удивление. — Воу. Вот это мысли, — не в силах сдержать единственной эмоции в виде ошеломления, чуть громче выпаливает Дилан. — Двадцать два, если быть точным. Спасибо за комплимент, но мне до святости Чарли далеко, — расходясь в негромком коротком смехе, скоро отвечает темноволосый. Нервозные полуулыбки сходят на нет, позволяя наконец-то неприкрытому дружелюбию вперемешку с умилением вернуться на мину Монро. — It's not gonna get better, if you keep reminding me of it every single minute, — выжидает секунду, прежде чем щурится в подозрении, вновь заглядывая в глаза Линтон. — Или тебя это забавляет? — может прибавлять десять очков к чувству собственного великолепия, потому что теперь, когда реакция на спринт по лестнице прекратилась, сердце заходилось в предсмертных конвульсиях по двум причинам. Раз: непосредственная близость Алиссы начинала действовать должным образом; два: алкоголь тоже долго не сидел.
Оно пройдёт, не беспокойся, — хотя, насколько ему пришлось уяснить для себя за короткий период близкого общения с Лу, беспокоится здесь никто не собирался. Только заботливо подливать масла в огонь, что, собственно, она и сделала следом за фразой Дилана. — С собакой меня раньше никто не сравнивал. — на неё и обижаться глупо. Словно едкие замечания шли от самого сердца, а не из пакостного начала. — А ты садист, который подвергает бедное животное бесконечным кругам ада. Пускай воняет, мешает что ли? «Ещё предложи выставить на улицу. Чтобы не беспокоило. Ну и ассоциативный ряд же у тебя.» Ты знаешь, что никотин понижает количество кислорода в крови. Давление внутри сосудов возрастает, сворачиваемость крови повышается. Бац. И тромб вызывает инфаркт миокарда. Ты кури-кури, — морща лоб от приподнятых бровей и довольной ухмылки, сообщает юноша. Надеюсь, всем понятно откуда такие глубокие познания во вредоносных веществах для работы организма? И нет, промолчать, увы, он не мог. Наболевшее.
Вечер глаз размером с блюдца продолжался. Ничего не подозревая, он чинно наблюдает за танцем «проклятый пепел», откидываясь обратно на спину, чтобы не шататься, находясь в поле зрения Алиссы. Будто ошпаренный электрошоком он резко выпрямляется по струнке, расправляя спину. Может послышалось? Не успевая отойти от первой волны «What is this fuckery?», следом за двумя признаниями следует что-то на подобие «не бери в голову, щеночек». Очень просто сказать, но сложно исполнить. Зависая в недоумении несколько секунд, Дилан соскакивает со столешницы, практически ловя носом стол. Вовремя срабатывает рефлекс — хватать. Чудно. Мысли чисты, а вот тело, кажется, начинает вести себя неподобающим образом. Проклятье-то какое. Собираясь с остатками сил, он жмётся по стеночке, двигаясь в сторону спальни. Останавливается в проёме, опираясь о дверной косяк. — Можно? — дожидаясь положительного ответа (или подобия ответа как такового), Монро делает несколько шагов не теряя равновесия, но в самый ответственный момент чуть не поскальзывается носом в край матраса. Выжидает пока голова перестанет так предательски кружить помещение, чтобы последним рывком доползти до изголовья кровати и сесть на пол со стороны лежащей Линтон.
But really, who do you wanna be? Wait. Let me guess. At least to try, — быстро проговаривает парень, поворачивая голову к Лу. Хватало подскочившего сердечного ритма, так что неупоминание только что услышанного вполне устроило бы Ромео-неудачника. — Definitely not a doctor. You would've killed someone with your sense of humour. Not a psychologist. No way, — рассмеявшись, рассуждает Монро. Как славно на нас действовал алкоголь, не находите? — Maybe a detective? I can see you in this uniform, — вдохновленно замечает парень. — Or a, — запрокидывая голову вверх, тянет Дилан. Сердце никак не отпускало, а дышать становилось катастрофически нечем. Увы, дело, наверное, уже вовсе не в количестве выпитого, пусть оно тоже привнесло своё дополнение. Пусть диалог уходил в бессмысленное рассуждение, мысли бесконечно вертелись вокруг «ты мне нравишься», которое Линтон с такой легкостью отбросила. Не знаешь, радоваться или плакать. Чушь какая-то. — Journalist? Writer? Antisocial people are usually good writers, — улыбаясь во все тридцать два, завершает попытку догадаться. И пусть попробует возразить, что не являлась прекрасным примером социопата. Все мы немного отрешены от общества, однако не заметить как его отпихивала Линтон было крайне тяжело.
Вслушиваясь в повисшую тишину, неожиданно для себя он прерывает молчание. — Я помню твой первый день в ресторане. Ты тогда себя совсем по-другому вела. Испуганно, что ли. Поэтому я и привязался. Не верил, что координальные изменения произошли за какие-то сутки. — смято улыбаясь, он поджимает колени перед собой, складывая на них сцепленные руки. — Ты показалась мне хорошим человеком, и, насколько довелось убедиться сейчас, я вовсе не ошибся. — опираясь подбородком о плечо, не отрывает взгляда от девушки. Удивительная способность выпивки развязывать язык. Или это вовсе не она была. Одному богу известно.

13

Нет, определенно не зря говорят, что пить на голодный желудок, да еще и не разбавленным – нельзя. Алисса уже ощущала эту приторную дымку в голове, когда пересекала квартиру от кухни до кровати. Теперь из положения лежа штормило не так сильно, зато язык не прекращал нести всякую хрень.
- А я то думала, что в свое время пропила все на свете, - Бормочет себе под нос и слышит, как Дилан пробирается в спальню следом. И хотя траектория его движения была слегка неясной, она сейчас не была готова анализировать всякие там детали. Если хочет собрать всю пыль в этом загоне – пожалуйста. Одно радостно, что пришел следом. По крайней мере сейчас организм вдруг начал требовать человеческого присутствия, а если быть честной, то кого-то другого рядом Линтон бы явно не потерпела.
Одним глазом она посмотрела на Монро, а потом стала думать, куда засунуть окурок, потому что идея придти в спальню без окна с сигаретой уже не казалось даже забавной. Линтон закашляла от чересчур концентрированного запаха дыма.
На робкое разрешение войти Дилан получил кивок. А потом Линтон все таки приткнула сигарету на край обшарпанной тумочки, подумав, что завтра обязательно устроит генеральную уборку, а еще о том, что Дилан на нее хорошо влияет, раз такие мысли вообще посетили эту голову. Впрочем, озвучить свои мысли так и не удалось, потому что кому-то пришло в голову разбираться в принадлежности Линтон к сему миру. Вот уж зря. Девушка упала на подушку и повернулась на бок, чтобы лучше видеть примостившегося на полу парня. Надо ли говорить, что все время, пока тонкая линия его идеальной формы губ издавала какие-то звуки, Алисса превратилась в сплошное зрение. Странное чувство. Её глаза заблестели ярче обычного, внимательно всматриваясь в каждую черту ангельского лица. За всю свою жизнь, Лу была готова поклясться, она не видела такой завораживающей красоты. И слава Богу, что защитные механизмы отталкивали создание на работе, потому что она могла бы залипнуть и разрушить вторую, едва оставшуюся в живых часть ресторана. Правда, вот теперь, когда она все же решилась рассмотреть его поближе, ситуация начала принимать другие обороты, и как это скажется на завтрашнем дне пока что было загадкой века. Хоть бы это был алкоголь. Или белая горячка. Да что угодно.
Дилан обнял колени и растянулся в белоснежной улыбке.
- Что, прости? – Линтон подползла поближе и туманно заглянула парню в глаза, что, между прочим, сделать было не так уж и просто. И это при учете выпитого. Похоже, решительность Лу скакала примерно так же резво, как отношение к ситуации в целом. И вообще, голова как-то странно закружилась, когда Алисса выглянула вниз с высоты кровати, то вдруг охнула, и скатилась на пол, стукнувшись головой о колено Монро.
- Прости, - Засмеялась девушка – Все нормально, прости, - Но вместо того, чтобы вернуться на свой трон в задымленной спаленке, Линтон подползла ближе, хватаясь за эту самую коленку-убийцу, чтобы не потерять равновесие вновь, и приняла довольно странную позу, примащиваясь совсем рядом. Очень рядом. Так рядом, что, в общем-то не составляло труда потянуться носом вперед и уткнуться в щенячью щеку, если вы понимаете о чем я. Линтон подперла себя рукой, кусочек которой упирался Дилану куда-то в ту часть ноги, что соприкасалась с полом. – Привязался в каком смысле? – Из его логической цепочки рассуждения сложно было выцепить зерно мысли в таком состоянии, но Линтон умудрялась сделать это в своем ключе. И даже несмотря на то, что на самом деле Лу выпила совсем немного, ей казалось, что кроме виски она успела курнуть еще спайса, причем, кажется, мокрым.
Туманный взгляд уперся в глаза Дилана. Его лицо, и без того покрытое ореолом святости, теперь показалось раз в пять прекрасней обычного состояния. Может быть из-за этого забавного румянца на щеках после виски. А может из-за того смущенного вида, что приобретало каждый раз, когда она оказывалась слишком близко.
Ага. Точно. Мокрым.
- And I remember the day I met you. I thought: “That guy is so pretty, that I feel like I’m losing my ground, so if I want to hold on I should stay away from him. But…” – Веки стали тяжелеть, Алисса полуприкрыла глаза и как-то опасно наклонилась вперед, вслушиваясь в неровное дыхание Дилана – “…Do I want to hold it?” – Она слышит, что её дыхание сбивается тоже, и голос глохнет на фразе – Still I have the same problem. – И резко отстраняется, чтобы втянуть задымленного воздуха без примеси чужого запаха кожи, который она впервые в жизни так отчетливо различила среди тысячи других. - И проблем будет еще больше, потому что, кажется, ты хороший парень. А с хорошими парнями у меня всегда проблемы. - Алисса откидывает головы назад, проводя ладонью по волосам. - Потому что я никакая не хорошая и ты ошибся. - Короткая улыбка, способная погрузить этот мир во мрак. Линтон опускает голову Дилану на плечо и затихает. Она ведь и правда могла просто сбежать. Тогда бы все это растянулось еще на парочку лет. От чего-то она была уверена, что Монро было не занимать упорства в этом сталкерстве, как будто бы знал все эти мысли, что крутились в ее голове. Как будто знал, что в ее жизни очень не хватало какого-нибудь странного красивого мальчика, который заставит молчаливую Алиссу открыть рот и нести чушь, сидя на полу в своем клоповнике в день святого Валентина. - Да что же не так с твоим дыханием? - Она оборачивается на парня, нервно закусывая губу и чувствует, что хочет курить. И что никотин это единственная неопасная зависимость, потому что зависеть от этой милой мордашки  было бы намного страшнее и опаснее, она ведь, чувствует. Забавно, в кои то веки, действительно что-то чувствует, как будто бы живая.

14

Оперевшись щекой о собственное колено, Монро внимательно изучал черты лица девушки, стараясь утихомирить стучащее с завидной силой сердце. Надежды на успокоение было мало, особенно, если брать во внимание тот факт, что впервые за последний месяц ему удосужилось рассмотреть Линтон вблизи. Кому-то могло показаться, что сокращение расстояния между ними ничего не значило, ведь и впрямь, если поразмыслить, Алисса не переродилась в блондинку с накаченными губами и ничуть не переменилась от непосредственной близости. Вполне логично, чтобы впечатления остались бы неизменными. Только вот ощущения от лицезрения миловидного личика разнились с привычным бдением над снующей по залу официанткой. Хотелось щелкнуть пальцами, чтобы замереть в таком положении на дополнительные десять минут. Чтобы вечно стремящийся менять картинки мир наконец-то позволил в полной мере пережить момент. Может быть даже проклятый долбящий орган пришел бы в себя от расходящегося по телу чувства глубокого душевного покоя, нерушимого дающими о себе знать проблемами со здоровьем. — Не столь важно, — голос сделался ленивым и практически не выдавал волнения обладателя. Со второго раза понимание все-таки пришло. Неочевидно, но факт. Кажется Лу совершенно не горела желанием делиться какой-либо информацией, связанной с её деятельностью вне стен ресторана. Имела право. Кому как не Дилану знать, насколько некоторые параграфы вышей личности могут не нравиться её обладателю?
Кем бы была воля случая, если бы позволила находиться в состоянии благодати больше тридцати секунд? Попытка придвинуться к парню оборачивается привычным итогом для Алиссы. Удивительно, что девушка за всё время не успела ничего перевернуть и чуть не сломать себе шею. Наказанием за неуклюжесть послужил удар о смертоносное колено, которое Монро попросту не успел отодвинуть прежде чем тело совершило кувырок вперед. — О боже! — воскликнул юноша, дёрнувшись от резкого столкновения. Игнорируя «прости, извини» от пострадавшей, он машинально направил руку с местом предположительного ушиба, но спустя мгновение остановился, не желая лишний раз доставлять неудобства приступом «трогать». Похоже, по достоинству оценив его жертвенность, вселенная сделала волнительный подарок. Вместо того, чтобы вернуться на исходное место, Линтон фактически прилепилась (судя сугубо по ощущениям) к его ноге. «Я не могу дышать» в очередной раз в студию. От душевного спокойствия не осталось и следа, когда лицо девушки приблизилось на опасно-недалёкое расстояние. — Синяк будет, — наскоро выдавливая из себя, разбивает тишину Дилан. Только бы не начать думать о происходящем в несколько недружеском ключе. Куда делать бесконечная фрэндзона? Что произошло с неприступной крепостью Линтон? Атакуемый вопросами внутреннего собеседника, он храбро смотрит прямо перед собой. Да-да, в глаза. Кажется, что сейчас весь организм сконцентрирован на ощущениях, и места соприкосновения предательски жгут, заставляя мысли путаться и сбивать с толку. — Пристал, — помедлив, произносит парень. — Думаю, тяжело было не заметить ежедневные попытки заговорить с тобой, — издавая приглушенный смешок, сообщает Монро. Нет, привязанность иного плана тоже присутствовала. В страшном сне он видел, чтобы после сегодняшнего вечера Алисса навечно пропала из его жизни, но вряд ли кто-то в здравом рассудке захотел бы услышать столь интригующие новости. Хватит с несчастной признания в своей глубокой странности. Нет, или вы скажете, что происходящее, вполне себе адекватные события на день рождения?
You merely look like you do, right now, — интонации граничат между ошеломлением, ликованием и испугом. Нет, он вовсе не боялся, что злая коварная Линтон внезапно сократит остающиеся дистанции. Скорее пугался удивительного действия спиртного на организм девушки. Ведь всё дело в алкоголе, не так ли? Когда темноволосая отстраняется, тишину скрашивает несколько громкий для этого помещения выдох, вызванный резким спадом напряжения в легких. А вы что хотели? Будет знать, как тыкаться в него своими конечностями.   
Неизменно смотря на Лу, он несколько откидывается назад, упираясь плечами в прикроватную тумбочку. — Если ты будешь и дальше курить спальне, то проблем не будет, потому что мы вместе задохнемся, — скрашивая интимную обстановку шуткой, улыбается Дилан. Вот уж чего ему хотелось в последнюю очередь, так это проводить эксперименты на счёт степени опьянения Алиссы методом «а поцелуешь меня теперь?». Говорят, что пьяные крайне сговорчивые, а чувствовать себя первосортным придурком завтра на работе ничуть не прельщало. Держимся. Терпим. Сковываем похабные мыслишки в обездвиживающие цепи и топим в океане «вспоминать только в крайнем случае». — Ты кого-то убила? Ограбила? Разбила сердце хорошему парню? — вопросительно приподнимая левую бровь, интересуется Монро. Спорить с оценкой собственной личности — дело бесполезное и раздражающее второго участника полемики. Следовательно, выбор пал на путь молчания и попытку выяснить причины внезапно очевидной самокритичности. С продолжением разговора приходиться повременить, потому что рассудок теряется с завидной скоростью, когда голова девушки ложиться на плечо. Господи. Боже. Спасите. Помогите. (Читать, словно вы истошно молите небеса и с придыханием.) Стараясь игнорировать нынешнюю позицию, Ленни начинает исполнять советы по борьбе с паническим приступом. Вдох. Выдох. Конечно, вряд ли его состояние можно было причислить к разряду ужаса, но то, что сердце предательски застучало чаще, можно было не сомневаться. Поворачиваясь на голос, он практически сталкивается лбами с темноволосой, моментально отодвигаясь на возможные несколько сантиметров подальше. Он неожиданности Монро еле вскидывает бровями, подбирая слова на проклятую фразу, заставившую исполнить прыжок с парашютом без парашюта. — Так раздражает? — негромко, практически шепотом спрашивает юноша. Полуулыбка. — Тебе должно льстить. Одно твоё присутствие, а столько эмоций. — хмыкая, заключает парень. Наверное, такое случается. Редко, в основном в праздники, которым люди так любят приписывать волшебство и исполнение желаний. Странный мальчик смог добиться своего на день рождения. Одинокая девочка перестала быть одинокой, пусть и на столь короткий срок. — Может приложим лёд к твоему лбу? — осторожно касаясь покраснения на бледной коже, говорит Дилан. Пусть удар был сделан не специально, а свою неотъемлемую вину он забыть всё же не смог. — Он-то у тебя есть? — поджимая губы в смятой попытке отвлечь внимание от небольшой дистанции, ехидничает юноша. Мало ли. Морозилки нет или она настолько скупа на образования на стенках, что им останется только положить голову Алиссы внутрь.

15

Знаете, все эти рамки и мировоззрения – все это становится так мутно-призрачно, когда дело касается микса из алкоголя, ночи и усталости. Вообще-то, она и правда не собиралась идти в Диланом куда-либо. Но и не просто так терялась от его пристального внимания весь гребанный день. Было в этом моменте что-то щиплющее, что-то, что заставляло нервничать и волноваться. Выглядывать в дверную щель, опасаясь выйти в раздевалку, ронять куртку и тарелки, если встречаешься взглядами и называть его тупицей и малолеткой, чтобы не дай Бог не допустить мысли, что на самом деле, он может быть другим человеком.
Благодаря всем этим ярым попыткам оттолкнуть от себя все существо Монро, можно было смело сделать вывод о хорошей работе защитных механизмов внутри маленькой, хрупкой девочки. Не более того. Не иначе. И вот теперь, когда она поддалась соблазну окунуться в расслабленное состояние и все-таки изучить объект своей скрытой симпатии поближе, голова уже смутно соображала, что были какие-то вещи, которые должны были ограждать организм от пагубного влияния человеческого очарования на рваную душу.
- Я лишь пытаюсь найти причину, - Линтон не замечает, как автоматически переходит на шепот, вторя интонациям Дилана. Как будто в этом полумраке был кто-то, кто мог бы их подслушивать, и они решили прикрутить звук. – Но ты уже ответил на этот вопрос, - Она удивленно приподнимает брови, разглядывая лицо Монро, пока предоставилась такая возможность. Пушистые, по-девчачьи густые ресницы заставляли испытывать приступ тупого умиления внутри. Бегающие глаза и идеально-прекрасная линия губ снова норовили забрать смыслы слов вселенной, но на этот раз Алисса постаралась внимать его голосу, потому что со временем начинаешь привыкать к сложным условиям, если они повторяются раз за разом. – Еще неизвестно, что правда, а что сладкая ложь, - Она приподнимает одну бровь, наскоро отстреливаясь шепотом на шепот, и это ничтожно малое расстояние между их лицами было сложно игнорировать. Алисса даже показалось, что в том месте, куда упирался сейчас её кулак, подпирающий пол и филейную часть ноги Монро, останется синяк на его коже. Но убрать руку мешало что-то космическое. – Так волнуешься? Есть, – Между каждой брошенной фразой проскакивало несколько тягучих секунд, и Линтон ощутила, как напряжение от фраз, призванных разбавить атмосферу непонятности, разрасталось с новой силой после каждой неудачной попытки ответить друг другу. - лед моего сердца подойдет? Когда пальцы Дилана касаются места ушиба, Линтон растягивается в коварной улыбке – Что-то космическое убрало с моего лица надпись “don’t touch”? – И с упоением заметила, как рука парня тут же дрогнула, собственно, могло ли быть иначе?
- Успокойся, я же не с третьего этажа навернулась, - В самом деле, какой лед. Хотя, единственное, на что бы пошла наша героиня, так это приложить ту бутылку вискаря, что они, к сожалению, оставили на кухне. А идти за ней сейчас, означало нарушить атмосферу и отлепиться, в конце концов. Мысли об этом почему-то вызывали некоторый дискомфорт и Линтон решила не дергаться. – Кстати, насчет сердца. Я же разбивала. – Из всех возможных вариантов её грешности, предложенных Монро, Линтон почему-то припомнила именно этот. Быть может, ему и правда стоило знать, если ни с того ни с сего он решит оказаться хорошим парнем, то у него автоматически появляется шанс пополнить послужной список немного слоупочной, но все таки дрянной девчонки. – Правда сейчас я выгляжу так, как будто мое сердце тоже можно разбить. – Она говорит быстрее, по-прежнему шепотом, но торопится так, словно бы каждое слово может стать неинтересным и заставит Дилана отвернуться, чтобы найти другую точку концентрации. Звуки его дыхания по-прежнему касались слуха и судя по их ритму, должны были успокаивать, ведь все еще являлись рваными ритмами неизвестного доселе миру танца. – Я уже не напоминаю, но… - Алисса закусывает губу, хаотично перебирая мысли, бегущие паровозиком. Знаете, это состояние, когда что-то спонтанное может выйти впереди рассудка. – Есть еще один способ унять твое дыхание. – Ну нет же, вы же не верите, что она настолько пьяна правда? Но разве, обязательно быть пьяной, чтобы в голове кружился туман неадекватности? Разве никто вам не говорил, что в этом мире полно других вещей и веществ, заставляющих вести и чувствовать себя как наркоман. – Хочешь попробовать?
- Глаза автоматически делаются упоротыми, зрачки расширяются и потяжелевшие веки накрывают белки. Теперь её собственное дыхание делается таким частым, что впору заняться сеансом медитации. И раз уж у обоих одна и та же проблема, то медитировать можно и вдвоем.

16

Смешно, насколько быстро забываются тревожащие нас идеи, когда рядом находится волнующий сознание человек. Незаметно, постепенно ощущение полнейшей неприспособленности к окружающему миру отступает на задний план, позволяя ноткам волнения взять верх. Кто мог подумать, насколько забивающееся в мучениях сердце могло стать отвлекающим от ранее непокидающей мысли. Остается только не забыться совсем. Потому что как бы тебе ни казалось, что ты живешь и чувствуешь, если не вспомнишь о реальном положении дел, есть шанс проснуться утром с разбитым сердцем.
Сколько раз надо огрызнуться на него, чтобы напрочь убить всякое желание находиться рядом? Сколько его надо отпихивать? Пытаться ставить на место? Думаю, даже сам Монро вряд ли бы нашёл ответ на этот вопрос. Не смея забыть о печальном опыте мальчика-бумеранга со старшим братом, он предпочитал не ставить прогнозы на количество своего терпения. Последние лет семь хватало. У девушки вполне неплохие перспективы, не находите?
Усталость начинает давить на сознание, отчего Дилан то и дело борется с тяжелеющими веками. Стоит ли говорить, что дымка нависшая в комнате едва ли способствует бодрости духа? — Очень смешно, — еле слышно хмыкая, сообщает темноволосый. Только бы перестать воспроизводить в подсознании одну и ту же сценку. Они близко. Так близко, что достаточно немного податься вперед, чтобы сегодняшний вечер превратился в очень даже свидание. Вдыхает пропитанный табаком воздух, пытаясь остановить прогрессивно становящееся ватным тело. — Моё космическое колено нарушило правило «не трогать», — мгновенно отзывается юноша, чуть приподнимая бровь. Нет, он конечно не собирался сокрушаться по поводу ужасного увечья в виде покраснения на лбу девушки, но виноватым себя всё же чувствовал. Будь Монро чуть менее увлечен собственным состоянием здоровья, мог бы успеть предотвратить пикирование с кровати. — Тебя так расстраивало, что я не затрогал тебя до смерти? — не прошло и года, как он уловил посыл предшествующей фразы. Смято улыбаясь, он внимательно рассматривает лицо Линтон, наскоро убирая руку со лба. Была бы его воля, обязательно бы заобнимал и затыкал. Не до смерти, конечно, но наскучил бы обязательно. Правда вот крайне мала вероятность, что такую самоотдачу оценила бы обладательница жертвы тактильной истерии.
Волнение еле заметно спадает, отчего выражение лица приобретает нотки теплоты. Сердце, к сожалению, билось неустанно, однако нервозность сходила на нет. Кто знает, может быть внезапное откровение на счет разбитых мужских надежд действовало неоднозначным образом? — А ты претендовала на звание девочки-терминатора? — бегая взглядом по бледной коже, интересуется Дилан. Было бы удивительно, если бы Линтон согласилась с предположением о её святости. Кто в этой жизни не разбивал чужих сердец? Ах да. Он. Но это не считается. — Мне всегда казалось, что просто так никто от людей не закрывается, — наконец отворачиваясь от Алиссы, парень вглядывается в стену перед собой. Не тронутые злобой души обычно глубоко наивны. Посмотреть на ту же Шарлотту. Несчастное создание только сейчас познавало настоящую личину окружающего мира. Они же встретились с ним чуть раньше. Каждый по-своему, но нельзя отрицать, отпечаток остался, и его не оттереть как ни пытайся.
Когда Лу возвращается к излюбленной теме проклятого дыхания, которое никак не могло дать пожить в спокойствии, Монро вновь оборачивается к девушке. В этот раз аккуратней и без попыток столкнуться носами. Оставалось только пресечь навязчивую мысль опустить глаза ниже на губы, и всё будет замечательно. — Совсем не напомнила, — ухмыляясь, замечает юноша. Впрочем, когда Алисса произносит скрытое интригой предложение, лошадиное спокойствие стремительно улетучивается. Он вне сомнений не смел подозревать девушку в коварных планах, однако неясность заставляла нервничать, а рисующиеся варианты не давали должного успокоения. — Давай пробовать. — воображение, что ты делаешь, прекрати. От таблеток до сами-понимаете-чего и на этом оно не собиралось утихомириваться. Вся надежда на адекватность идей собеседницы. Его голова точно не была способна выдать что-либо позволяющее не краснеть от одной мысли об этом.
У тебя-то что за проблема? — негромкий короткий смех, а затем внимательное лицезрение реакции девушки. Никакого хитрого плана, увольте. Неприкрытый интерес, да и только. Главное, чтобы у них не оказалось одного и того же корня проблемы. Иначе, в таком случае, всё будет очень невесело.

17

Нет, здесь не будет утверждений о том, что подобное поведение не свойственно для Алиссы, и что каждый нелепый поступок можно просто взять и списать на волнение. Она, может, и волновалась, но изначально разве что о том, что не была уверена в том, стоило ли вести к себе это чудо света. Стоит ли напоминать, что Линтон прошла нехилую боевую подготовку со своим дядей, из-за которого приходилось скрываться вместе со своими непродолжительными бойфрендами на пару раз? Кто вообще захочет знакомить кого-то с такой семьей, как у Линтон? Да и, честно сказать, Лу никогда не задумывалась о том, что парни бывают нужны для чего-то еще, кроме секса.
Вот секс – да. Секс она любила, до тех пор, пока он не стал приносить проблемы в виде избитых тел ухажеров, вынесенных их бара ногами вперед. Дерек никогда не отличался рассудком, только дрянным характером, прославившим его на весь район. Вот это идет Алисса Линтон, племянница Дерека, она же проклятая, на которую лишний раз глаз лучше не поднимать. Прекрасно, да? Так проходили последние два года её жизни. Так что романы на одну ночь, убегания с работы во имя парочки свиданий с малознакомым парнем из другого городка – то, что мы, собственно, всегда имели. К чему привыкли и не совсем понимали, зачем нужны букеты, все эти ужимки и много-много притворных слов, которые растают с рассветом, ну или, как только кавалер увидит пьяную мать Лу.
Ну, в таком случае, о том, кем сейчас претендовал быть наш многострадальный Ромео, напоминать, тоже не стоило? И если в момент, когда Лисса предложила “способ”, у вас, действительно, были сомнения на счет её темных мыслей, то после голой правды, можете смело отметать наивные догадки.
Что вы вообще знаете о ней? Об этой выжженной, уставшей девочке с кумарным взглядом. Она ведь всегда выглядит слегка с дуба рухнувшей не просто потому, что не спала двое суток и пахала на работе. Эту чудинку в голове не замазать никакими красками. Её не перешить, не перезапустить и не скроить заново. Волнующаяся, местами напуганная, но неустанно шагающая в неизвестность девочка-неадекват. Так себе описание для будущей подружки ангела, а?
Когда Монро смело соглашается на таинственный способ, ей хочется покачать головой и сказать ему, что наивные в этом мире долго не живут. Но вместо этого, Линтон лишь шумно выдыхает и мажет мутным взглядом по его щеке с усмешкой. У этого щенка даже нет щетины. Абсолютно не опасен. Как только существует?
- Дядя учил меня, что со своими страхами нужно бороться. Неважно, как сильно у тебя трясутся колени или… - Она опускает глаза на губы парня - …сбито дыхание. – Усмешка. Взгляд ползет в сторону, и Линтон будто бы теряется из реальности на несколько длинных секунд. Она размышляет о том, почему её жизнь постоянно скатывается в спонтанное ничто. И почему каждый раз все в голове мешается с алкоголем, ненормальностью и удвоенным темпом. Она не искала ничего похожего на отношения. И даже на любовь. Но врать себе о том, что чудаковатый наивным мальчик с ясными глазами не был объектом учащенного пульса последние пару недель, было бессмысленно. Главное, вовремя осознать, да? Она ведь тщетно боролась с пережитком прошлого. Но не купиться на образчик невинности оказалось сложнее, чем перебить всю посуду в ресторане и не быть уволенной по сей день.
- Я ужасно не люблю это чувство, когда начинаю волноваться или бояться чего-нибудь. А ты? – Она щурит глаза, допуская тень улыбки на лице. Убирает прядь волос за ухо, и слышит, точно бы со стороны, как из приоткрытых губ кусочки кислорода начинают вырываться немного чаще обычного. – Что ты чувствуешь сейчас? – Из положения двух жмущихся щенят, Алисса подминает ноги под себя и оказывается полубоком к Дилану, ненароком сокращая и без того скудное расстояние между ними. Теперь, если захотеть, можно положить свою голову ему на колено, но, пожалуй, делать этого мы не станем. Хватит и этого её убийственно прямого взгляда карих глаз. Кажется, кого-то реально подсознательно так и тянуло вынуждать бедного мальчика увеличивать темп сокращения легких. – Ты боишься чего-нибудь? – Добро пожаловать на бесплатный сеанс гипноза с элементами психоанализа. Линтон инстинктивно облизывает пересохшие губы и подсовывается ближе. – Прямо сейчас. Что ты чувствуешь? – Улыбка стирается с лица и Лу делается напряженно-сосредоточенной, как упоротый ловец эмоций, она не хочет пропустить ни единого движения глаз своей жертвы, от этого делается неподвижной и на мгновение кажется, перестает дышать. – Просто расскажи мне, что происходит у тебя внутри. Проблема большинства людей в том, что они не могут открыть рта и заговорить друг с другом. Но мы же с тобой не большинство, да? Мы можем быть умнее. Сломать рамки привычного. Расскажи мне. – Вместо головы, на колено Монро ложится свободная ладошка Лу. Она чувствует, как мелкая, но ощутимая дрожь начинает охватывать все тело, и эта эмоция кажется ей потрясной. Намного лучше алкоголя и удара в морду. Когда дрожь становится очевидной для Дилана, она тянет рукав толстовки и тихо роняет. –Не понимаю, почему так происходит. - Это она об очевидном мандраже как реакции на приближение к Монро.

18

Он всегда был тем самым хорошим парнем. С друзьями, семьей и с его отнюдь не длинным списком пассий. Нет, Монро нельзя назвать воплощением святости, благоразумия и примером для подражания. Однако бережности в отношениях юноше было не занимать. Наверное, потому что он знал каково это. Чувствовать себя ненужным, пустым местом или использованной игрушкой, которая изрядно наскучила за столь долгое время. Он не умел быть парнем на одну ночь, другом, когда вам скучно, или очередным родственником в длинном списке. Вечно надоедал попытками подобраться поближе, узнать, понять. Потому что сам желал, чтобы наконец-то хоть кому-то захотелось прорваться через скорлупу «я никому не нужен». Мы всегда ведём себя с теми, кто нам нравится, как хотели бы, чтобы к нам относились, не так ли?
Даже сейчас, когда Линтон предлагала доселе неизвестный способ успокоения, он готовился ударить по тормозам. Потому что как бы он не надеялся на обратное «не свиданию», воспользоваться спутанными алкоголем и волнением мыслями Дилан никак не смог бы. Я же предупреждал. Всё очень плохо. — Неглупый совет, — хмыкает, улыбаясь. Монро был довольно бесстрашным ребёнком. Он не жаловался на монстров под кроватью, не пугался оставаться один дома и нередко задерживался на улице допоздна, заставляя мать седеть раньше времени. Наверное, это была своеобразная компенсация за единственный взрослый страх. Умереть раньше времени. Ведь, если представить, что его не станет сейчас? Он никогда не узнает нравится ли Алиссе по-настоящему и, если да, то никогда не поцелует её. Им не удастся укатить на его недавно подаренном пикапе к морю, чтобы болтать ни о чём и обо всём. Он не измажет её нос мороженным в летний день и никогда не уснёт рядом. Эти многочисленные «никогда» не смогли бы перевесить осуществленные «уже». Хотя, наверное, это нормально — испытывать острую нехватку в отведённом времени, когда человек тебе небезразличен.
Не сводя глаз с девушки, он внимательно следит за каждым движением Линтон. В голове мутнеет. И дело не только в слабо различимой дымке от выкуренной ею сигареты и небольшом количестве спиртного, в особенности действующего на Монро. Определенная близость с каждой секундой откладывает всё более сокрушительный отпечаток. — Нет, оно меня ни капельки не смущает. Наверное, — опуская глаза в пол, негромко произносит юноша. Привычка. Проклятая привычка не обращать внимание на испуг перед завтрашним днём. «А что если тебе присниться кошмар, и ты не проснешься завтра?» Изо дня в день одна и та же мысль. Всегда в разных вариациях, но с неизменным финалом. Дыхание резко перекрывает, когда девушка без доли сомнения спрашивает о душевном состоянии. Секунда. Две. Он повторяет словно мантру заданный вопрос, осознавая простую истину. «Я не знаю.» Потому что выцепить из коктейля непонимания, страха, нервов, умиления и неприкрытого желания находиться здесь и сейчас что-то единственное становится невозможным. Глубокий вдох, позволяющий не свалиться от удушья прямо на месте. Да-да, вы всё верно поняли. С той секунды, когда темноволосой пришла в голову гениальная идея спросить о его чувствах, мы забыли про примитивные нужды человеческого организма.
Нет, — мгновение, — Или да, — поднимает глаза на Линтон, уставляясь ей прямо в лицо. Бегая от зрачка к зрачку, открывает рот, чтобы заговорить, но сдается, не находя подходящих слов. В данную секунду их вообще стало бесконечно мало. Словно ты пытаешься выдавить из себя рассказ о чём-то, чего абсолютно не понимаешь и не знаешь. — I'm trying to figure this out, — полнейший идиот. Первая трезвая оценка своему поведению вырывается внезапно громкой мыслью. И как он раньше не заметил насколько комично выглядел всё это время? Стоять. Рано самокритики. Она будет позднее; по окончанию праздника.
Определенно не большинство, — перескакивает с желания сгореть за свой дебилизм на тёплую улыбку. — Хотел бы я посмотреть на ещё одну девушку, которой бы хватило смелости пригласить странного мальчика-именинника к себе домой. — И на такого же юношу, которому хватило отсутствия мозгов, чтобы попробовать счастья в этом заранее проигранном деле. Как оказалось, не настолько оно было провальным, не находите? Придерживая дыхание, Монро наблюдает за тянущейся к его колену рукой Линтон, словно она прожжёт ему дырку, как только прикоснется. На удивление ничего подобного не происходит. Лишь спустя несколько секунд ощущает дрожь, проходящую по телу девушки. — Я даже не знаю, с чего начать, — издавая приглушенный смех, быстро проговаривает парень. — Ты мне нравишься. — Не знаешь с чего начать? Начни с простого и очевидного. Пикап мастер. Хмыкает в очередной раз, но всё же не отводит взгляда, несмотря на желание сгореть немедленно и как можно скорее. — И проблемы с дыханием определенно по этой причине.«как будто это без подтверждения было не очевидно.»А ещё я боюсь сморозить какую-нибудь знатную ахинею,«как сейчас например.»И до сих пор думаю о том, что ты мне кричала, когда ушла в спальню. — Полуулыбка. Юноша качает головой, словно отрицает какие-то одному ему известные мысли. Вполне нормально, если учитывать, что последующее действие в его понимании было сравнимо с прыжком в воду с каменистым дном. — Я определенно впервые вижу, чтобы кого-нибудь трясло от моего присутствия.«как грустно это звучит-то.» Опустив ладонь на руку, он внезапно для себя произносит. — Ты только не стесняйся выставить меня, когда приспичит. Так-то я хоть всю ночь могу проговорить, — секунда здравого смысла. — Хотя вряд ли ты будешь стесняться. — а он беспокоился, что не скажет нелепый идиотизм. Зря волновался. Чуть сжимая пальцы на ладони. — Помогло? — Потому что от проклятого откровения его дыхание может быть не сильно изменилось, а вот мандраж определенно достиг пика. Хотя, кто знает, может рекорд вовсе не побит. Но ощущения были исключительные. Уж поверьте.

19

Ну вот опять. Опять эта странная путаница в голове. В такие моменты Алиссе казалось, что она наблюдает за собой со стороны, и уж никак не участвует в оргии, что происходила сейчас на полу в её спальне.
Дым сигареты расстелился по периметру и уже не бил в нос, но неприятно напоминал о глупой выходке хозяйки квартиры. Впрочем, отсутствие кислорода, это последнее, о чем думала Линтон, потому что в момент, когда Монро вдруг решил подержаться за её руку, дышать не понадобилось и вовсе.
Смешная. Все пытается найти себя целую, и каждый раз распадается на куски, абсолютно противоположные друг другу. Вы можете себе представить этот безумный микс девочки-растеряши и провокаторши невинных существ? В какой-то момент в голове произошел дичайший диссонанс между желанием “всласть поиздеваться над этими чистыми глазками” и желанием “упасть в обморок от волнения из-за присутствия парня рядом”.
Боже, земля, остановись. Верни Линтон в то место, где она так смело пихала Дилана тарелками прочь от себя, как неразумного теленка. Может быть, именно там она могла бы разобраться, как поступить так, чтобы не разрываться пополам теперь?
На этот раз слова Монро доходили с куда большей четкостью, потому что наслаждаться его неземным очарованием мешало это нарастающее напряжение вокруг. Может быть, она одна здесь сошла с ума и воспринимала каждый незначительный жест, как нечто играющее важную роль? В любом случае перестать выглядеть, как каменное изваяние с подрагивающими ресницами теперь стало задачей практически непосильной.
Лишь в момент, когда ей предложили альтернативу в борьбе со страхами в виде закрытия двери с другой стороны, Лу издала ехидный смешок аля “глупенький”. Все очень-очень плохо тут с ними.
Он впервые видит, как от него трясутся? Серьезно? Ну, что же, может начать отмечать дни в календаре и замерять расстояния,  с которых ситуация не кажется совсем гиблой, потому что лично Линтон сейчас подумалось, что для неё врата рая навсегда закрылись после всех этих страшных мыслей. Они проносились в голове ненамеренно, и с каждой ноткой сбавленного голоса рисовали в голове килотонны образов, вынуждая нервно сглатывать и молчать. Молчать. Молчать.
- Нет, - мгновение, - Или да, - Она даже не понимает, что повторяет его слова на уровне инстинктивного отзеркаливания действий собеседника. Нервно сглатывает ком в горле и теряет суть распоясавшейся бунтарки (именно так она воображала себя в момент, когда снимала с ангела куртку). – Нет. То есть… - Жмурится и ненарочно плавненько высвобождает свою ладонь из плена его пальцев, не сразу понимая, что жест может быть расценен двояко.
Наступает еще одна опасная пауза. Да-да, с какого-то момента паузы стали рискованными в этой комнате, потому что имели свойство сокращать расстояния – волшебство. Глазам опять попались губы парня, и на этот раз, как и в сто пять предыдущих, Линтон не сумела скрыть и тени эмоции, что промелькнула на лице. Она даже чувствовала, как её веки противно тяжелели и закрывали половину глаз, от чего казалось, что девушка определенно чем-то закинулась.
Алисса открыла рот, но звуки будто бы испарились. Она схватила губами воздух, и определенно хотела изречь что-то глубокомысленное, ведь тема их разговора, в самом деле, казалась очень интересной. Но, увы, мысли пропали тоже, приказав долго жить. И кому, как ни обладательнице этой странной головы знать, предвестником чего обычно является это тупое состояние, когда не знаешь, куда себя деть, кроме как натворить хуйни.
- Дилан, - Честное слово, это не должно было прозвучать так ломано. Линтон даже откашливается, растягивая паузу, чтобы не выглядеть сакрально. И снова, увы и бля. – Прости меня. – Ладонь, освобожденная не так давно, взмывает вверх и делает странный пируэт. На самом деле, она чуть было не положила её обратно, но вовремя одумалась. Хотя ровно через пару секунд это уже не будет иметь никакого значения. Наверное. Если Линтон, конечно, не включит мозг. Всякое ведь бывает, правда? Вариант с тем, что Монро вдруг перестанет быть космическим отпадает сразу, поэтому, одна надежда на Лу. Такая тоненькая, умирающая, еле тлеющая надежда…
- Я… - И эта надежда гасла с каждой секундой – Никак не могу представить, как их не трясло, - и если сама Лу врядли адекватно оценивала обстановку, то уж Монро должен был заметить, что её ладонь толкнула его колено вниз, убирая преграду на пути к апокалипсису. Сама Линтон же как-то плавно_незаметно начала стекать по его корпусу вниз. Глаза закрылись сами собой, честное слово. – Потому что у меня, кажется, с этим,  большие проблемы. Я же не много пила, да? – И вот голова девушки мягко опускается парню на колени так, что вторую ногу придется опустить, хотя она полежит и так.
Надо сказать, что реальность все же пощадила несчастную. Она все таки обнаружила себя в момент, когда уткнулась носом в теплый живот Дилана. Пол все-таки не кровать, и инстинктивно, Алисса свернулась калачиком, а уж то, что пальцы стали теребить край его одежды, так это нервное. Кусочек живота, открывшийся пьяному взору стал единственной доступной картиной мира, и как нельзя хорошо описывал сузившуюся до размеров точки вселенную. Еще одна смертельная пауза, и потом не говорите, что вас никто не предупреждал об их воздействии. – У тебя сердце стучит. – Упирается лбом куда-то в ребро, но даже так слышит учащенное тук-тук-тук. Нормально ли это? Нормально ли вообще все происходящее  вокруг!? - Оно упало в живот? - Противная ткань свитера колет нос. Всё очень плохо.

20

Линтон неспешно высвобождает руку из под ладони, пока в сердце что-то немного надламывается. Трагедию, конечно, из нежелания, чтобы к ней прикасались, делать не стоило, но кто сказал, что мы всегда поступаем здраво и логично? Интересно, насколько вопросительно-растерянным было его лицо, когда девушка сумела вырвать конечность из нецепкой хватки? Нервно бегая взглядом от зрачка к зрачку, он словно пытается высмотреть ответ на беззвучный вопрос. «Почему?» — ухает в подсознании назойливым эхо, когда происходящее совсем теряет свою адекватность в глазах Монро. Отчего приближаться, чтобы немедленно отдергивать? Зачем кричать «ты мне нравишься», а после отмахиваться, словно ничего особенного произнесено сейчас не было. Возможно для кого-то это был и впрямь пустой, потерявший всякий смысл звук, но, если вы хотите добиться такого отношения от Дилана, вы определенно ошиблись адресом. Потерянно сканируя каждое микродвижение темноволосой, он беззвучно останавливает дыхание, ожидая того, что она произнесёт следом за его именем.
За что? — удивленно слетает с губ, в попытке сделать вид, будто не обратил внимание на небольшой побег от тактильных ощущений. Заметил. Ещё как заметил, и последние несколько секунд сокрушается по этому поводу, стараясь подобрать как можно более подходящее объяснение такому поведению. Ни черта не лезло в голову, а продолжение действа лишь ещё сильнее спутывало и без того неясное сознание. — На алкогольный делирий это явно не похоже. Да и слишком уж впечатляющий эффект, даже на голодный желудок. Или кто-то совсем слабенький? — подводя итог под количеством выпитого, ухмыляясь сообщает юноша. На самом деле из них двоих на изрядно напившегося скорее смахивал он, несмотря на тщетные попытки держать себя в руках. Но кто поверит, что симптомы сердечной недостаточности столь схожи с типичным опьянением? Всё верно. Никто. — Я не понимаю, почему? — издавая еле слышный смешок, интересуется парень. Нет, он встречался с девушками. Даже нравился последним. Но чтобы это превращалось в дрожь по телу? Едва ли. Сказать по-правде, его отношения нередко были лишены этого всепоглощающего чувства желания находиться рядом. Вместе хорошо. Порознь хорошо. Наверное, именно по этой причине Монро не познакомился с миром разбитых сердец от романтических переживаний. Семейные перипетии — сколько угодно, bad romance — спасибо, не надо. В этом были свои плюсы. До сих пор он сохранил наивные взгляды на любовь как чувство, и на отношения в целом. Если поразмыслить, то это его первая (и, вероятно, последняя) попытка узнать человека из личной симпатии, а не по воле случая. Представляете насколько пугающим казался каждый «смелый» шаг?
Когда Линтон дергает его колено вниз, он послушно расправляет и второе, довольно быстро осознавая, к чему клонит девушка. Раз. В сотый раз юноша напрочь забывает такое чудесное занятие, как дышать. Два. Мгновенно опускает глаза вниз, не смея оторвать взора от наблюдений за происходящим кошмаром. Три. Когда Алисса наконец-то устраивается в одно положение, а отрывшаяся часть живота ловит её дыхание, плохеет с новой силой. Они определенно шли на рекорд по сокрушительности итога: «всё очень плохо.» Вопросы доходят до воспаленного разума не сразу. Очень рвано, с потугами и тяжелеющими от количества событий веками. Ведь главное его вовсе не клонит в сон. Просто-напросто хочется откинуться назад, чтобы не ощущать себя единым целым с представшей глазам картиной. Так недолго и коньки отбросить от перенапряжения. — Конечно бьется, что ему ещё делать? — он разве что забывает добавить: как не страдать в муках от проклятой близости. И для чего, собственно, надо было убирать руку? Чтобы затем нанести второй неожиданный удар в виде чудного зрелища свернувшегося калачиком объекта симпатий? Собираясь с мыслями, он хотел было заговорить, но остановился на мгновение. Чтобы запомнить, отформатировать, оставляя в темном ящике подсознания. Ещё одно маленькое незапланированное «уже» из которых собиралась его жизнь. Когда понимаешь, что тебе не светит счастливая старость подле внуков и любящей жены, начинаешь ценить настоящее. Мысленно фотографировать секунды, тормозя время, и лишь затем позволять ему продолжить неумолимый ход. — Ну чего ты на полу-то лежишь? — и всё. Момент упущен. Намеренно, во имя никому ненужной благородной личины. А упущен ли? — Давай я так же сяду на кровати, если ты не против. Простудишься же. — на секунду отвлекается от причитания, подобно заботливой курушке. Улыбается, а затем аккуратно убирает прядь волос, которая упала на лицо Линтон, когда та утыкалась ему в живот. Из-за специфической позиции дышать было неизменно тяжело. Потому что, во-первых, Монро определенно не хотел воткнуться вздымающимся животом в нос девушке, а, во-вторых, никто не отменял первопричину его страданий. А говорят, что влюбленность — прекрасное чувство, заставляющее как никогда раньше ощущать себя живым. Вот, кто-кто, а он скорее помрет от этой чудной перспективы и дальше страдать от душевных мучений.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » ALISSA&DYLAN PART I