luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » CHARLIE&THOMAS


CHARLIE&THOMAS

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Thomas & Charlie Whittmore
http://funkyimg.com/i/J7Di.gif  http://funkyimg.com/i/J7Dh.gif
I am trying to be
What you're dying to see!
I feel like — «Fuck man,
Can't take this anymore.»
This heart breaks.
This is life that's so thankless.
How could he just forsake us?

2

Если бы вам когда-нибудь пришло в голову спросить кому в этом загаженном смрадом и грязью мире Том доверял безоговорочно, он бы без доли сомнения ответил: «Чарли.» Та Чарли, с которой, держась за руки, он выползал из канавы, доверху набитой человеческим мусором. Та девочка, благодаря которой он не валился с ног, приходя после вечерней смены в забегаловке напротив, а собирал остатки сил, чтобы ночь провести в подготовке к утреннему тесту. Кем бы он стал, если бы не она? Смог бы ли он просыпаться и видеть в зеркале отражение успешного врача, способного с головой обеспечить их вдвоём? Смог бы удержаться на плаву, а не скатиться по наклонной, как случилось с родителями? Смог бы он хотя бы отдалённо напоминать того человека, коим являлся сейчас? Едва ли Уитмору бы хватило сил ответить положительно хоть на один вопрос. Именно поэтому, стиснув зубы, он отсутствующе мозолил здание университета, не в силах дать единственной мысли проскользнуть в сознании. Мёртвая тишина, сковывающая до звона в ушах от той злости, которая пробирала из самой груди, волнами разливаясь по телу. Душащая. Раздирающая на мелкие кусочки всякое напоминание о задатках самоконтроля.
Куда делась та сознательная Чарли Уимтор, хранившая воспоминания о том, насколько жестоким может быть затуманенный разум? Что он упустил? Когда перемены стали настолько катастрофичны, что она готова была врать и изворачиваться во имя защиты отношений с больным человеком? Больным, Чарли. И это была не блажь Томаса, придуманная в едком приступе ревности, чтобы огородить сестру от нежелательных (в его узком понимании) претендентов на руку, сердце и любой другой орган. Тщательно скрываемый факт сквозь который слепо смотрела девушка, словно не желающая видеть перед собой ничего, кроме раздробленного подобия личности Синклейра.
Возьми себя в руки, — цедит мужчина в попытке унять очередной приступ желания ворваться в разгар лекции, чтобы вытащить Чарли за шкирку на улицу, будто она нашкодивший котёнок, неспособный отвечать за собственные действия и решения. «Успокойся.» Прикрывает глаза, стараясь унять нарастающее чувство гнева на собственную сестру. «Она не знала. Она не могла знать.» Сжимая губы в тонкую полоску раздражения, отворачивается спиной от главного входа. Тянется к карману, находя мятую пачку и выуживая из неё надломленную сигарету.
И впервые в жизни Томас сомневался, что его услышат. Конечно, уверенности в силе убеждения сухих фактов вперемешку с его авторитетом ему было не занимать, но что же до результата? Ни малейшего понятия. Прекратит ли всякие попытки контактировать с подобием нормального человека? Будет ли пробовать воззвать к рассудку там, где его нет в помине? Забавно получалось. Испуганный мальчик, спрятавшийся за панцирем недоверия к враждебному миру, был предан единственным существом, которое имело право переступать через толстый барьер агрессии. И по какой причине? Богатый червь, заигравшийся в обиженного ребёнка настолько, что поссорился с собственной головой, а теперь, по-видимому, собирался потянуть за собой Чарли. Nice try.
С презрением Уитмор бросает окурок себе под ноги, пиная тлеющий бычок куда-то в сторону. Боковым зрением он замечает, как студенты начинают выходить из главного здания, вставая чуть поотдаль от двери, чтобы не быть у всех на виду. Вытягивается в струну, напрягаясь от усердных попыток высмотреть в толпе Чарли. «Вот она.» Мгновенно дёргается с места, будто опасаясь, что вновь упустит светлую голову. Не очень-то хотелось устраивать длительную трапезу из лапши, свешивающейся до пола. Наелись, спасибо.
Привет, — чёрство здоровается, вырастая перед девушкой, скрестив руки. — Я решил заехать за тобой, — без тени улыбки в роботической манере сообщает Том. В груди начинает навязчиво щемить от подступающего раздражения, но мужчина стойко терпит, не позволяя себе вспылить посреди толпы. Обойдёмся без порчи репутации семье. — Подумал, что ты устанешь толкаться в общественном транспорте после вчерашнего девичника, — акцентируя внимание девушки на последнем, на грани эмоционального всплеска проговаривает Уитмор. Сжать кулаки, глубоко вдохнуть. Он разворачивается, молчаливо следуя к парковке неподалёку от входа в университет. «Просто спроси её.»
Томас резко оборачивается на Чарли, не дойдя до автомобиля жалких двадцать-тридцать метров. — Почему ты соврала мне, что была с Паркер, когда осталась ночевать у незнакомого мужчины в доме? — преисполненный немой агрессии спрашивает Том, чётко отделяя слова. Сердце начинает отбивать ритм тамбура по утерянному спокойствию, заставляя мужчину меняться во взгляде, словно перед ним не родная сестра, а осточертевшая соседка, постоянно донимающая бестолковыми разговорами. И он злится. На мир. На существование Синклейра. На себя. Но в большей степени на Чарли.

3

Сложно представить, что ждет тебя в недалеком будущем, не то чтобы строить перспективы и долгоиграющие планы. Может быть, есть люди, которым удается хранить этот баланс идеальной жизни, Чарли Уиттмор все реже удавалось просчитывать свою дорогу наперед. И это неимоверно напрягало. Девочка, привыкшая всегда все делать правильно. Девочка, не отступающая от собственных догм и постулатов. Легко ли представить, что она теперь пытается избежать общества собственного брата, потому что он был единственным человеком, что мог бы с легкостью определить степень отклонения от назначенного курса, более того, единственным человеком, который мог понять, ошибалась ли она. И вот уж чего Чарли знать совершенно не хотела. Наверное, поэтому с камнем на душе вместо привычных звонком стала все чаще отправлять смски, а находясь в местах возможных пересечений с Томом постоянно смотрела по сторонам, как истинная жертва паранойи. Правда, сейчас, проведя ночь лишенную сна и полную нервных изысканий по поводу произошедшего вчера, у Чарли просто не осталось сил высматривать окружающих людей. За малым она не вписалась в фигуру Томаса, который каким-то непонятным образом оказался возле её университета.
Негромко охнув, Чарли успевает сменить гримасу испуга на искреннее удивление. “Ты ничего не сделала, не нужно вести себя как преступница, расчленившая старушку”. Вдох-выдох, девушка берет себя в руки, даже несмотря на общее состояние организма – у нее была весьма сильная мотивация не подать вида. – Том? Что ты здесь делаешь? – Брови вверх. Поправляет сумочку на плече и неуютно ежится. Он не вовремя. Совершенно не вовремя со своими приступами заботы, и за состоянием измотанности Чарли не сразу замечает, что манера приветствия вдруг изменилась. А ведь она хотела сегодня прогулять университет, как же повезло, что перехотела.
- Не стоило, я бы взяла такси, - Мало по малу мозг начинает находить кочки на пути к сердцу собственного брата, и теперь, когда они начала удаляться от входа, Чарли вдруг заподозрила неладное. Даже в состоянии полного эмоционального расстройства, Уиттмор не нужно было много, чтобы понять, что с её братом происходит что-то не так, и даже несмотря на ряд очевидных признаков, она тихо надеялась, что это результат её неправильного восприятия реальности. “Что-то случилось?” Вопрос так и красовался на лбу, но Чарли не спешила озвучивать свои опасения, потому что велик риск выдать себя раньше, чем что-то произойдет вообще, потому что по части познания манеры поведения друг друга они с Томом были в равных силах. Кажется, им удается пройти значительное расстояние, и в напряженной тишине, разбавленной шумом города, Уиттмор даже успевает выдохнуть, убедив себя, что неладное ей привиделось, как вдруг… Сердце застучало быстро-быстро. Совсем не от обиды.
- !? – Здесь не было слов. Столкновение взглядами – не больше, девушка мгновенно замедляет ход, и без того уставшая цокать каблуками, замирает на месте и вытягивается как струна в попытке переварить услышанное. Ответить получается далеко не сразу, и на миг она напоминает куклу из сценки-пантомимы, потому что нелепо хлопает глазами и смешивает негодование и растерянность, но такая пауза не могла длиться вечно. Увы. И, может быть, вы ждали нудного оправдания, попытки вернуть все на круги своя, нет, Чарли Уиттмор и без того слишком не любила врать, чтобы продолжить ломать комедию. – Может быть, мы не будем обсуждать это на парковке? – Обдавая брата взглядом полным стали и презрения такому пассажу, Чарли, в общем-то, не надеялась на предложение повернуть в ресторан или дотерпеть до дома. Как минимум, закрываться с Томасом в одном тесном пространстве ей вовсе не хотелось теперь, когда угроза достать её мысли из головы стала такой очевидной. К сожалению, врать брату она умела плохо, но как мы знаем, что любой человек, заболевший чем-то и абсолютно не желающий эту болезнь лечить, так или иначе будет твердить, что он абсолютно здоров и чувствует себя НОРМАЛЬНО.
Неожиданно, подходящий ответ находится, когда его не ждали.
- Я не желаю слышать подобного тона от человека, который прятал под кроватью белье моей подруги. "Получил?" Одна бровь ползет вверх, а Чарли решительно обходит фигуру брата, чтобы остановиться у машины, демонстрируя готовность к запланированной в отличии от этого разговора поезде домой. Она не лелеяла надежды спустить происходящее на тормозах, но все же была довольна собственным справедливым замечанием в ответ. Мозг судорожно стал искать предателя, но далеко ходить было не надо. “Ты забыла добавить, подруги-стукачки, Чарли?” Впрочем, озвучить свое меткое определение Чарли так и не решилась. И сказать бы, что была слабая надежда на то, что Уиттмор старший вдруг поймет, что не прав и извинится, только она слишком хорошо знала своего брата, чтобы хоть на секундочку сомневаться во внезапной нормализации климата в их семье.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » CHARLIE&THOMAS