luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » THOMAS&ARDEN PART I


THOMAS&ARDEN PART I

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ARDEN PARKER & THOMAS WHITEMORE
PART I

http://savepic.net/5061051.png

2

Арден была неприхотливой девочкой. Несмотря на то, что старалась подавать себя как дорогое ювелирное изделие высшей пробы, могла запросто спать в одной комнате с тараканами, если уж жизнь заставила. Не сказать, чтобы квартира Уитмор была переполнена вредоносными насекомыми, но спать в чужом доме для некоторых людей тот еще подвиг. Поправочка: спать в чужом доме и не чувствовать себя некомфортно. К тому же, после бурной вечеринки, сил на то, чтобы размышлять о ночлеге, не оставалось совсем. До самого утра наша принцесса проспала как убитая, и Бог знает какие неведомые силы подняли это создание в семь часов утра. Как раз тогда, когда подруга, она же хозяйка квартиры, уже стояла на выходе в университет.
- Боже, ты пошутила? Идешь, в универ? С ума сошла...
Нет, правда. Лично Паркер тоже должна была появиться на парах, но не станет делать этого принципиально. Она что, с ума сошла, переться туда в такую рань да еще с похмельем. Сонно пробормотав “чао, ботаничка”, Дени укуталась в одеяльце, чтобы попытаться вернуть свой сон о знойном красавчике, но увы и ах, все закончилось бессмысленным ворочаньем.
- Блин, - Она спустила босые ноги на пол, покрутила головой, недовольно потянулась и ощутила невероятно сильное желание окунуться в душ, потому что волосы насквозь пропахли дымом. Ко всему прочему, медленно но верно до сонной головы дошло, что её оставили без ключей, то есть без возможности выйти до возвращения подруги, что расстроило еще больше. Арден побубнила, порылась в шкафу, зашла на фейсбук – вдруг там что-то важное – и только после собралась с духом, чтобы погрузить сонное тело под струи воды. Неприятно, особенно с перепоя, но надо, иначе от запаха дыма её вывернет наизнанку.
В душе Паркер почувствовала желание уснуть, и долго чертыхалась, стараясь смыть с себя смрад ночного города как можно быстрее, чтобы не упустить момент и вернуться в мир грез. Она не слышала, как открылась входная дверь. Да и не предполагала, что в этой квартире появится кто-то третий, потому что Уитмор младшая твердо уверяла, что брат ушел на сутки и вернется только под вечер. Чудненько! Было бы…
Ничего не подозревая, Арден вспомнила, что захватила футболку этого самого, кстати, брата, но вот беда, забыла полотенце. Пойти голой? Вот вопрос. Обняв себя за плечи, Дени потопталась на куцом коврике, облила водой все вокруг – к слову, в этом плане она имела целый талант. Если Паркер купалась, велика была вероятность, что потонет вся квартира. Выжала волосы над раковиной, и напялила футболку прямо на мокрое тело, от чего безобразные темные пятна тут же расползлись по синтетической ткани. Все же лучше, чем содрогаться от противной прохлады, хотя теплее намного не стало.
Подпрыгивая с ноги на ногу, Дени выскочила в коридор, и уже было намеревалась зайчиком оказаться в спальне, но наткнулась на чью-то фигуру, вписываясь мокрыми частями тела в выского парня со странной прической. Вот так неожиданность.
Ей сказали, никого не будет. Так что не судите строго, Дени громко крикнула, отскочила в сторону и едва не влепила незнакомцу к-к-комбо, как учил отец в детстве. Единственное, что останавливало её от перехода в активную защиту, это противный холод и прилипающая по контуру голого тела майка. Возможно, к слову, принадлежавшая именно темному силуэту. Об этом мозг тихо шепнул на ушко, и все таки сомнения брали верх. Может, это какой-нибудь бойфрейн Уитмор, о котором она не знала? Или того хуже, вор, но для вора мужчина, замерший на месте был подозрительно спокойным. Ах, да, еще был брат. Точно. О нем то мы и позабыли.
- Кто ты!? – Доверяй но проверяй. Дени прижалась к стеночке и попыталась испепелить непроглядную тьму узенького коридорчика. По ногами противно потекли капли, моментально образуя мокрые пятна на полу, пританцовывая от холода, Паркер вдруг начала видеть лик незнакомца, и либо вчера она напрасно мешала текилу и Б-52, либо мужчина очень сильно напоминал одного врача, с которым Дени пришлось иметь дело буквально месяц назад. Надо меньше пить. Надо меньше пить. Повторяем как мантру. Не может быть, чтобы он был братом Уитмор! Надо все таки читать бейджики и тренировать память на имена и фамилии.

3

В голове крутится вереница сегодняшних происшествий, заставляя черепную коробку громко гудеть. О, проклятые поэты, подарившие тёмному времени суток восхваляющие строки. Он бы без толики сожаления заставил каждого из этих вдохновленных придурков отсидеть в реанимации двадцать четыре часа и лишь затем марать черновики дифирамбами кошмарному отрезку дня, завершившему его страдания. По неведомой вселенной причине большинство несчастных случаев имели совесть происходить к концу смены, в особенности, когда организм давал вполне ожидаемые сбои системы. Карма решила укусить за пятую точку? Уитмор ведь как-никак выполнял обязательства всевышних сил, периодически забывающих спасать людей-тараканов от неминуемой гибели, неужели нельзя сделать скидку, несмотря на скверный характер? У индийских религий определенно не доставало здравой справедливости. Итак, напевая себе под нос что-то похожее на:

Харе Кришна Харе Кришна,
Кришна Кришна Харе Харе,
Харе Рама Харе Рама,
Рама Рама Харе Харе.

Он волок ноги на свой этаж. Тишина. Покой. Благодать. Картины умиротворения рисовались в воспаленном от усталости разуме, то и дело взывая к иллюзорному чувству падения тяжелого тела поперёк кровати. Впрочем, в возвращениях с утра были не только раздражающие неудобства. Ни единой души в квартире. Нет, он любил свою сестру, и без неё жизнь казалась бы куда менее красочной, но бессмысленные разговоры о чём бы то ни было (здесь автор делает ремарку, что любая тема после суточной отработки — чушь собачья) никак не входили в планы на удачный выходной день.
Тяжелый скрип входной двери огласил прибытие, но, вот незадача, взгляд мгновенно уловил лишние туфли в углу. «Ещё раз я дам тебе кредитную карту, чтобы сходить в магазин! Неужели мы всё ещё в том возрасте, когда требуются объяснения, что врать — нехорошо?» Уитмор озлобленно вдохнул воздух, пропитанный остывающей сыростью, веером летящей со стороны ванной комнаты. Разум определенно потерял склонность быть плодотворно логичным, потому что без доли сомнения, что братско-сестринская идиллия ни с того ни с сего потерпела изменения, Томас широким шагом направился в сторону спальни. Ни тебе снять грязные кроссовки, ни бросить рядом со стиральной машинкой запачканный кровью халат из сумки. Ничто не могло остановить грезящего о беспробудном сне. Нет, постойте. Кое что всё же могло.
Удар лбом в грудную клетку отдается неприятным ощущением по ключичной вырезке, моментально отражаясь недовольством на лице Уитмора. — Какого хрена ты здесь ещё?! — отшатываясь назад, восклицает молодой человек, хватаясь за ушибленное место. За пол секунды воображение успевает вырисовать сто и одну причину, по которой сестрицу можно уличить в прогуливании, и, увы, ни одна не кажется достаточно веской, чтобы не размазать распоясавшуюся дивчину по скрипящим половицам. Однако наконец-то поднятый вверх взгляд и врезавшийся в мозг незнакомый голос выделяют жирным вывод из пережитого: в квартире чужой. А, если вам кажется, что миловидная мордашка Ардэн не шла в сравнение со слюнявой инопланетной чертовщиной, вам следовало бы взглянуть на мину Томаса, нервозно вглядывающегося в мокрую курицу в его майке. Любимой майке! — Кто я? — график функции роста децибелов спешит вверх, сопровождённый ошеломлением на лицо. Уитмор вскидывает брови, еле сдерживаясь, чтобы не повторить произнесенную фразу для большей наглядности степени его бешенства. Благо, он вовремя осознает, что смотрелся бы в корень глупо, скандируя одно и то же. — Как минимум владелец квартиры, уж извините, а я с кем имею честь разговаривать? — с омерзением трогая намокшую от столкновения одежду, в агрессивной манере интересуется парень.
Испепеляя гневным взглядом холодную и прыгающую на месте мадам, Томас, внезапно, понимает одну чудесную истину. Перед ним стоит та самая неприятная особа, от которой он чуть не переломал все зубы от скрежета. Призрак кошмарного дня, когда приходилось давить в себе желание с лихвой ответить на каждую едкую фразочку, прямо по курсу. — А впрочем, мне не интересно, — крепко вцепляясь в руку Паркер, он неумолимо тащит полуголую задницу на лестничную клетку, фактически выпихивая девушку из апартаментов. Плевать, что из-за попыток сопротивляться у него определенно останутся синяки и царапины. Пожалуй, лишь мечта окунуть темноволосую в пережитые страдания является путеводной звездой в выборе действий. Хлопок двери. Мгновенно чертыхаясь, он вновь открывает вход. — Майка. Будь добра. Верни её. — левая бровь вопросительно изгибается, наблюдая за мимическими реакциями бывшей пациентки. Если подумать, то выставлять её насовсем он не собирался. Подержал бы минуть с десять, пока чувство ущемленных прав после наигранной вежливости в ответ на открытые издевательства в больнице не ушло бы на задний план. Последнее, что входило в планы Уитмора, снова лечить неблагодарное создание от простуды или, чего хуже, какого-нибудь воспаления легких. — Да заходи ты уже, — указывая внутрь головой, наконец произносит Томас. Харе Кришна, говорите? Спокойствие и благодать, полагаете? Сопровождая печальное смирение вздохом, он подписывает приговор увеличенной в сто крат головной боли. Karma is a bitch. Вне сомнений.

4

I was fine before you walked into my life. (с)

Если бы Паркер знала, что совсем скоро в квартире появится отрезвитель получше холодного душа, она бы не силилась совать себя в воду, а просто спокойно подождала брата Дианы. Можно было бы даже не вставать с постели, наверняка, он бы оценил такое положение вещей даже больше, чем мокрую курицу в его футболке. Ах, если бы да ка бы.
Перед тем, как Дени окончательно осознает, что перед ней такое, в голове успевает проскользнуть грустная мысль о том, что не хорошо так грубо говорить со своей сестрой.
До пока еще сонного мозга медленно доходит звук ледяного голоса. Дени трясет головой, соображая, что надо бы ответить, но не успевает издать даже нотки, когда её грубо хватают под руку и начинают куда-то тащить.
- Эй! – Да, ему придется если не зашивать раны, то по крайней мере обрабатывать ссадины, потому что Паркер не собиралась молча буксировать по полу, когда апокалипсис стал спускаться на землю так внезапно. – Ты что де… - Впереди мелькнула дверь. Она открылась и стало понятно, к чему клонит негостеприимный брат. Что, серьезно? Вот так просто выставить человека в одной мокрой майке как ни в чем не бывало? В голове не особо укладывалось, наверное, поэтому, Дени растерялась и не стала орать как потерпевшая. – А ну пусти меня, психованный, - Она только попыталась толкнуть его в сторону, не вышло, и тогда, уже на последок, как следует вцепилась ногтями в руку, нехотя отпуская изодранное запястье. Жаль, не до мяса. Под мокрыми ногами тут же ощутился приятный холод бетона и плитки. Прекрасно, Арден, до чего мы докатились. Она чуть не задохнулась от негодования, мотнула головой, в попытке собрать себя после ахуя, но тут же увидела голову в дверях, приглашающего вернуться назад. Передумал?
Может быть, если бы он настойчиво занес её обратно, так же как вынес, она бы подумала сделать вид, что ничего не произошло. Ну, мало ли, с кем не бывает, проехали, чувак. Вот только путь от мокрого пятна посреди лестничной клетки до входной двери теперь автоматически превратился бы в унизительную тропу позора, возьми Паркер и без тени гордости водвори себя в квартиру. Слишком просто. Особенно после перенесенного стресса.
Тело моментально реагирует на холод. Дени вообще всегда была мерзлячкой, закрывала окна зимой, а летом спокойно спала под пуховым одеялом. И самое страшное, что можно было придумать, это погрузить её в лёд и безжалостно лишить всякого источника тепла, что кстати, практически и сделал брат Дианы. Том. Да. Она вспомнила его дурацкое имя.
Не долго думая, девушка цепляется пальцами за края царской футболки и сдирает с себя эту мокрую тряпку, ежась, морщась и мысленно покрывая матом все вокруг. Это происходит быстро. Считанные секунды между моментом, когда Том может созерцать результат своей выходки - абсолютно голую девушку на лестничной клетке и моментом, когда он чувствует треск мокрого куска ткани, влепившегося в самодовольное лицо. Громко. С эхом по этажам. С противными каплями в дополнение к ощущениям. Ну и, судя по тому, что Дени была обижена, ему должно было быть больно, она размахнулась как следует.
Вопреки всем законам логики и гравитации (центр притяжения сейчас должен был резко устремиться в безопасную от Уитмора сторону), Дени, вся как есть, сделала несколько шагов к Тому, оказываясь достаточно близко, чтобы у него не было шансов рассматривать части её тела, и посмотрела ему в душу (предварительно дождавшись, когда он отдерет от лица майку).
- Уверен, котик?

5

I had a plan, but that was where it ended.
Поврежденная кожа предательски печёт, а новые отметины не доставляют должного удовольствия, но целеустремленности отплатить за кошкины слёзы достаточно, чтобы не сдаться на пол пути, выпустив бьющуюся в конвульсиях дамочку на свободу. Мало того покалечит невинных, да ещё напугает полуголым видом прохожих. Не то чтобы разглядев подробности результата хороших генов или правильного питания, Уитмор пришел к заключению, что выпустив предоставленный объект в массы, он подвергнет людей культурному шоку; скорее безмозглые моралисты не оценили бы подарка судьбы, расхаживающего в неподобающем виде по улицам Ливерпуля. Комплиментов не заслужила. Стоило нежней обращаться с ни в чём не повинной рукой. Не она же принимала решение. Ответственность лежала лишь на расплавленном содержимом черепной коробки, и, как вы имели счастье уяснить из краткого описания, внутренности, отвечающие за «думать», давным-давно были переведены в режим вредительства, а не справедливости, подпитанной благочестивым началом.
Ослепленный триумфом над посягательницой на душевное спокойствие, Уитмор теряет бдительность за неприкрытым ликованием, отражающимся добродушной улыбкой по всей ранее недовольной мине. Представляете, насколько раздевание Паркер становится неожиданным в контексте безоговорочной победы? Впрочем, он практически готов принять «волю телу» как пораженческое жертвоприношение, однако в последний момент Ардэн начинает защищаться, словно не стояла несколько секунд назад с лицом полным отсутствия в реальности. — Совсем сдурела? — вырывается разъяренным рыком, будто вовсе не Томас стал мучителем, выкинувшим несчастное создание на холодную смерть на лестничной площадке. Попытка увернуться венчается позорным провалом, а следом за мигом растерянности приходит прогрессивное закипание внутренностей под действием ядовитой злости от хамского отношения девицы. Пораженный в самое сердце выходкой, он экспрессивно щурится, выпяливаясь на Паркер, словно голая женщина — достойное смерти существо. Благодаря стараниям недавней знакомой, теперь не только его руки напоминают жертв кошачьего гнева, но и лоб с щеками вполне подойдут в рекламный ролик румян. Минутка стеснения? Упаси господь. Скорее результат прекрасной встречи личика Уитмора и облагороженной голым телом футболки. Ардэн ведь понимала, что смела дотронуться до неприкасаемого предмета гардероба? Осквернила девственную майку, не побывавшую ни на чьих хрупких плечах. Ей повезло, что осталась в живых; выгон за дверь — жалкое подобие наказания в понимании молодого человека.
Прекрасная девушка остановилась на победном раздевании? Как бы не так. Не успев словить сползающую, подобно червю, футболку с пострадавшего фэйса, Томас встретился лицом к лицу со вторым талантом Паркер, после внушительных когтей. Бесстыдность. — После такого-то выступления. Грех не пригласить. — изгибая бровь в вопросительную дугу, Уитмор без малейшего сомнения опускает глаза вниз, продолжая знакомство с «чем мать-природа наградила». Конечно, стриптизёрша из темноволосой была никакая (ни тебе танца, ни подмигиваний), а поражать девушка определенно умела. По крайней мере его приятный бонус не только порадовал, но и смягчил. Не гоже издеваться над дамами без одежд.
Широко шагнув внутрь помещения, Уитмор резким движением избавился от мокрого атрибута, полетевшего в направлении спальни. Не став дожидаться, пока спутница с лестничной клетки соизволит попросить прикрыться, он сдернул плед с дивана, не медля отправив его комом в неизменную компанию по изучению человеческого рода и его реакций на стрессовые ситуации. — Милая, ну кто же так делает? Разве не читала в книжках, что, если показывать всё и сразу, пропадает всякий интерес, — приподнимая кончики губ в полуулыбке, падает на ручку дивана. Забавный диссонанс, не ощущаете? Несколько минут назад многоуважаемый врач готов был свалиться замертво, а теперь? Неужели невиданная зверушка оказалась важнее единственной мечты после суточной смены? А говорил, что интерес пропадает. Молодой человек подается несколько вперед, не спуская глаз с нового развлечения для уставшего разума. — Какими судьбами в моём доме? — делая акцент на обладании квартирой, интересуется Томас. Сознание запускает процесс идентификации, и спустя несколько минут, пожалуй, обрадует известием полного портрета незваного гостя. Но пока пусть погрезит, словно наполовину незнаком с Паркер. Всего-то бывшая пациентка, а вовсе не причина сверления макушки юной сестры.

6

- Ты веришь в любовь с первого взгляда или мне еще раз подойти? (с)

Паркер прекрасно понимала, что играет с огнем. Рискнуть взять на себя роль великой мстительницы перед лицом неизведанного, малоизученного психа, который может и двери закрыть… Можем, умеем, практикуем. Но внутренняя жажда нарваться на неприятности и поставить все на кон всегда побеждала. Кто не рискует, тот не созерцает смирившееся лицо обидчика, когда кулаком в морду дать нельзя даже гипотетически. А Дени была готова поспорить, что ему хотелось.
-Правильный выбор.– Задирая нос, Паркер смотрела парню прямо в глаза, и даже учтиво проводила изучающий взгляд сверху вниз и обратно. Вот ради таких случаев она и проводит столько времени в уходе за собой и своим телом. Если смотреть на её образ с точки зрения какого-нибудь старинного художника, то с Арден можно было писать “Рождение Венеры”, не отходя от кассы. По крайней мере, ей так казалось именно сейчас. Особенно сейчас. – Всё посмотрел?
Она расправила плечи и походкой “от бедра” продефилировала в полумрак коридора, не испытывая и толики стеснения за свой облик. Она же не сама раздевалась, честное слово. Где-то в комнате в Дени “учтиво” прилетел плед. Подумалось, что после такого эффектного знакомства, можно было быть более обходительным и укутать даму, но, увы и ах, наш рыцарь предпочел занять место зрителя. Если бы не свет, бьющий в окно, Ардэн проигнорировала бы жалкую подачку. Ну да ладно. Расправив края мягкой ткани, девушка обернула себя в “меха”, ощущая еще больший прилив энергии для предстоящей беседы. И что-то подсказывало, что она будет очень интересной. Давно хотела познакомиться с братом своей подруги. Газпром.
-Котик, если я захочу тебя заинтересовать, я сделаю это не прибегая к столь примитивным методам. – Она так и застыла посреди комнаты, оценивая объект противоположного пола по пятибалльной шкале. Ничего себе так, котик, к слову. Мордашка, полная желчной сладости, была особенно мила, когда обнажала острые резцы. Дени дернула бровками, и развернулась на выход, кивнув головой, мол, пошли –То была демо-версия. Чтобы получить доступ к полной, введите ваш логин и пароль.– Пожалуй, чашка кофе могла бы стать удачным дополнением к подъему эмоционального состояния. Хотя Паркер по-прежнему считала, что плед можно было подать намного аккуратней.
- Зашла к любимой подруге на чашечку утреннего чая с лимоном. – Эхо её удаляющегося в сторону кухни голоса призывно увлекало за собой. Он же не будет сидеть там как дурак, правда? – Не знала не гадала, что встречу свою судьбу, то как ты пылко протащил меня до выхода... ух,- Осмотрелась, дождалась, пока кто-то появится в радиусе досягаемости и… - Не подержишь, сладкий? – Отворачивая края пледа, Дени, вручила ткань хозяину апартаментов. – Кофе или чай? – Потянулась на носочках, сгибая ногу в колене, чтобы достать до чашек. Клацнула чайником, и уверенно достала из полочки растворимый кофе, демонстрируя неплохие, между прочим... познания в его доме. А вы что подумали? Не наводит на мысли? Отсыпав себе ложечку зернистой темной смеси, Дени кинула во вторую чашку пакетик, решив, что после ночной смены полезнее будет то, что поможет отойти ко сну и не надорвет и без того разрушенную нервную систему хозяина тенью бессонницы. – Спасибо. –  Так и быть, прикрывши грудь руками, Паркер юркнула в “объятия” Томаса, заворачиваясь в коврик обратно. Остается на месте, обрачиваясь через плечо, чтобы промурлыкать почти на ушко.
- Стесняюсь спросить, а ты всегда такой гостеприимный, или мне можно чувствовать себя особенной? – Вопрос выходки на лестничной клетке не давал уму дамы покоя. Дени сделала пол шага вперед и обернулась лицом к изваянию Аполлона. (Рядом с Венерой мог оказаться только он). – Больно?– Она растягивается в сладкой улыбке, и даже щурится, чтобы получше разглядеть красное пятно на противной морде. – Должно быть.– Добавляет с нажимом, ликованием и почти садистским блеском в глазах. Как будто от её слов эффект удара должен был усилиться в сто крат. Она же старалась. Размахнулась как следует. Хотя врядли в его случае будет неповадно. Нутро шептало - тяжелый нам попался случай. Мозг ратовал за немедленное прощание, но жопа резко захотела приключений.
Теперь можно и к кофе.
Между тем, головная боль, которая никуда не уходила все это время, просто немного смазалась на фоне оживленных событий, снова дала о себе знать. Дени похлопала глазкаме, охнула, услышала, как щелкнул чайник, и неспешно наполнила кружки кипятком, на этот раз обойдясь без личного гардеробщика. Помотав ложкой по стенкам фарфора, она втянула носом запах кофе. Шумно выдохнула, ощущая прилив усталости к конечностям. Было бы неплохо, просто упасть и уснуть. Но что-то подсказывало, что хозяин дома уже лелеет планы по выдворению нежданной гостьи. Или…? Любую ситуацию всегда можно повернуть в нужное русло. Главное, подобрать правильный подход. – Господин, - Любезно улыбаясь, Дени высунула руку через дырочку меж полами пледа, взяла Его кружку и понесла к цели, с таким лицом, что не угадать, хочет ли девушка выразить свое почтение царю или обварить выпирающие места в следующую же секунду. – Чтобы лучше спалось. – И ни намека на скорый уход. Как бы не так. Ему кровати жалко что ли? Не с ним же ляжет. Впрочем, возможны варианты.
Арден паркует свои вторые девяносто на стул, с удовольствием замечая наличие пепельницы. Рядом лежала её брошенная ночью пачка сигарет. Девушка извлекает одну, зажимает фильтр губами и прикуривает. Повисает немая пауза. Дени выпускает клубочек дыма и сквозь него смотрит в глаза Уитомору. Многозначительно и прямо, как будто хочет прочитать его мысли. - А судьба не лишена иронии. - Пора напомнить, что она узнала в лице психованного красавчика, который по совместительству оказался братом её подруги, своего лечащего врача. И, как выяснилось, минздрав ни черта не предупреждает.

7

А: Стесняюсь спросить.
Т:[audio]http://pleer.com/tracks/5127790lRl9[/audio]

Каков же масштаб поражения? Велик. Очень велик. Потому что вместо слёз, мольбы о прощении или же попытке умертвить обидчика, Уитмор получает бесплатное лицезрение прекрасной фигуры. Вселенная, он что сегодня спас достаточно много жизней, чтобы наконец ты начала сыпать подарками судьбы? Конечно, за каждое удовольствие приходится платить, а в его случае, видимо, телесные увечья стали компенсацией за пищу «для души». На фоне отсутствия одежды любая гадость, исходящая от Паркер, делится на десять и пропускается мимо ушей. Хотя, промолчать на незатейливый вопрос молодой человек просто не мог себе позволить. Если подумать, как вообще можно игнорировать дефилирующую без ничего подругу сестры? Побольше бы таких подруг, ей богу.
Не совсем. Ты бы развернулась, чтобы лучше видно было, — нет, небеса были определенно в хорошем расположении духа, так как за демонстрацией отсутствия комплексов последовало громкое заявление «плевать я хотела на ваши нормы». — Ты со всеми так знакомишься? — поинтересовался Томас, склонив голову на бок и нахмурив брови. Для чего? Психологическая уловка. Ощущение, словно таким образом лучше рассматриваешь детали.
Оказавшись в положении сидя, он наконец-то откинулся назад, почувствовав, как долгожданный покой растекается по телу. Не столь важно, что по квартире расхаживала мадам в подобие одеяний древних греков. Организм просил одного — меньше движений. Он своё получил, посему расположение духа Уитмора начало прогрессивно улучшаться. Как раз кстати. Иначе, вполне вероятно, что кто-нибудь бы не дожил до конца милой беседы двух совершенно далеких друг от друга людей, намертво связанных обстоятельствами. А вы говорите, что нет такого понятия, как случайность. Каковы шансы, что бывшая пациентка окажется близкой подругой родной сестры? Вот и я о том же. Одно только было неясно, за какие заслуги их столкнули ещё раз?
Знаешь ли, говорят, что простота всегда располагает. — не сводя глаз с укутанной в плед девушки, с видом первого умника на деревне сообщил светловолосый. Порой парень не замечал насколько благодушным было выражение его лица, когда сознание ликовало от происходящего. Удивительно, но факт. Чем больше вы подстрекаете Уитмора, тем значительней ваши шансы привлечь к себе внимание. Конечно, если перестараться и перейти на личности, велика вероятность, игра в подачки превратилась бы в кровавое побоище, но Ардэн не походила на дурочку-самоубийцу. Или ей хотелось посмотреть на обиженную душу царя в мстительных залпах за оскорбленное достоинство?
Силуэт Паркер скрывается в кухонном проёме, а организм молодого человека начинает напевать грустную песенку о том, как недолго длилось счастье. Но, как мне удалось предупредить, на данном этапе первостепенной задачей Уитмора было изучение забравшегося в дом незнакомца. Крайне занимательного и неизведанного. Да и, тем более, не на все кнопочки потыкали, потом поспим. — Удивительно, разве Диана не сказала тебе, что у неё пары с утра пораньше? И, — наконец появляясь самолично, Томас делает небольшую паузу, оценивая насколько его устраивает положение вещей. — Как славно, что не застав её дома, ты решила воспользоваться душем и забрала мою майку. Так ведь все делают? — Забирая из рук плед, мысленно подводит итог: «Вот теперь идеально.» Он уже даже был готов простить темноволосую за бесстыдную ложь, скандируя которую, она расхаживала по кухне, словно давным-давно здесь живёт. — Пусть будет чай, — потому что, если бы парень выпил ещё хоть одну кружку кофе, вероятно, собеседнице пришлось бы попрощаться с адекватно воспринимающим реальность Уитмором и поздороваться с режимом терминатора. Обычно в таком состоянии у него просыпался неиссякаемый поток энергии на действия, но абсолютный минимум словарного запаса. Стоит ли говорить, что такая кондиция удобна в несколько иных обстоятельствах?
Осознание, что перед ним был никто иной, как человек, столь раздражающий вечными приглашениями в очередной клуб, пришло к Томасу скорее, чем шатенка познакомила его со своими глубокими познаниями в местоположении всего в этой квартире. Как чудесно всё складывалось. Они фактически жили вместе всё это время. Просто не пересекались. К счастью. Наверное. В своё время Уитмор грезил о том, чтобы узреть воочию причину своей ненависти, однако быстро сдался, выслушав гневный поток о недоверии и излишнем опекунстве. Выбор между исполненным личным интересом с бесконечной вонью Дианы и душевным спокойствием всегда перевешивал в сторону гармонии и «не трогайте меня ради бога».
Второй раз плед не полетел снежком в цель, а скорее трепетно обернул голые плечи заботливой посягательницы на личное пространство. Вы ведь не забыли, что сегодняшний день он планировал провести одиноко, завернувшись в тёплое одеяло? Правильно-правильно, что нарушитель старался загладить свою вину учтиво приготовленным чаем. Правда здесь одним стриптизом и совсем не кулинарным шедевром не обойдешься. — А ты как думаешь, почему мы раньше не встретились? — несмотря на чудные семейные отношения, простой женской мудрости младшей из отпрысков дома Уитмор было не занимать. Хочешь сохранить друзей — никогда не представляй их брату на территории квартиры. Такие эксперименты с настроением Томаса нередко обретали кульминацию в виде выставленных за дверь страдальцев. И не надо говорить, что вас не предупреждали. — Видали и похуже, — прищуриваясь, процеживает молодой человек. Увлечённый диалогом, он напрочь забыл о зудящем запястье. Благо щеки перестали полыхать алым огнём от непредвиденного удара. Бойкая дамочка-то попалась.
Немного помедлив, он открывает ящик, вытаскивая оттуда прозрачную жидкость и ватку. Не очень хотелось, чтобы туда попала какая-нибудь инфекция. Во-первых, ноль эстетики, во-вторых, вряд ли такой расклад понравился бы посетителям больницы. Они туда лечиться приходят, а не лицезреть умирающих врачей. Выхватывая обе кружки из рук Паркер, темноволосый отставляет их в сторону, мгновенно вручая приготовленные инструменты издевательства. — Будь так добра. Если тебя это успокоит, то мне должно щипать, — Руки на плаху, бобик сдался. Помирать, увы, пока ещё не собирается.
Садясь напротив девушки, Томас моментально ловит настроения вроде «хэй, я узнала, кто ты есть на самом деле». Вовремя. Мы тут последнюю минуту варились с осознанием произошедшего. Когда Ардэн заканчивает пытки провинившихся социопатов, парой движений шатен возвращает кружки на место. — Чувства юмора ей не занимать. Как нога? Не беспокоит? — На самом деле таким девушкам впору ставить памятник. Готовы страдать, только бы не снимать пятнадцатисантиметровые шпильки. Одна незадача. Терпеть нытье таких вот кадров приходится не восхищенным взглядам, устремленным в пятую точку, а их врачам-неудачникам, которым создание досталось в поношенном варианте.

8

В наручники тебя. И на железный стол.
И 220 вольт.


Ну, кто бы мог подумать, что судьба будет так благосклонна и на пресловутом блюдце с каемочкой преподнесет Арден такой подарок. Да-да. В момент, когда Уитмор с точностью до милиэмоции определил её удовольствие от причинения ему боли, фантазия Дени обмотала чудо света красной ленточкой, возжелав страшное – поставить красоту себе на полочку. Вот только, какая досада, кто-то подвесил счастье на нитку, так, не добраться. Что же, за такой трофей девушка была готова прыгнуть выше своей обычной планки.
Горящими глазами она проводила уплывающую кружку. Забавное чувство, когда даже полудействие кажется значимым и заставляет чувствовать момент. Сложно объяснить, легко впитать эмоцию под самую кожу до муашек. Делай, котик, делай все, что тебе нравится, Дени сейчас погрузилась в чувство почти детского восторга от новой (внимание) дорогой игрушки. И речь, возможно, даже не о цене, потому что восторг граничил с эйфорией, а этого чувства она не испытывала уже очень давно. Все мужчины казались на одно лицо и зуб.
- Ой, все-то вы видали, - Улыбается с придыханием, ангельски хлопает ресничками. К слову, как хорошо, что Паркер относилась к числу девушек, не позволяющих себе выходить из душа с подтеками туши на щеках. Правда, отсутствие макияжа немного печалило, но уж никак не ущемляло. Арден считала, что если она того возжелает, то поработит мужчину в штанах от Adidas, купленных на китайском рынке. Проверено.
Принимая на себя обязанность полечить царапинки на, как она уже успела рассмотреть, фарфоровой коже, Дени снова высунула руку из-под пледа, старательно не позволяя полам ткани обнажать участки кожи. Старательно-показательно, мы имеем ввиду. И, ох уж это боковое зрение и любовь тут же отлавливать малейшую эмоцию на лице зрителя. Без публики актриса в Арден давно бы приказала долго жить.
- Увы, такая скудная порция твоей боли will not satisfy me, - Глазки блестят недобрым, но вопреки всем подозрениям, в момент, когда ватка прикасается к ссадинам, Дени наклоняется и начинает заботливо дуть на красные полосы от ногтей. – Так ведь лучше? – Приподнимает одну бровь. Непослушный, неудобный плед спадает с одного плеча. – Не поправишь? – Совершенно не придавая значения маленькой детали. – Ну, вот и все. Очень жаль, что вторая рука была очень занята, смыкая ткань, иначе бы она обязательно подержалась за эти божественно-прекрасные запястья. А пальцы-то! У Арден на этот счет имелся особый фетиш. Пальцы Уитмора полностью отвечали идеалу её красоты, и не сообщить об этом было бы нечестно. – У тебя красивые руки. – И решает не уточнять, что фамильярность не при чем. И что она еще не начинала его привлекать, и пока находится в раздумьях на этот счет. Заодно будет отличный повод проверить чсв психованного, а оно, навскидку, выглядывает хвостом где-то в Магадане. Но добавить немного гадости было необходимо. – Особенно с царапинами от моих ногтей.
И вот, девушка едва успевает выдохнуть, потому что напряжение в атмосфере несколько влияло на общее самочувствие, как в мучителе просыпается добрый доктор Айболит. Вот только, на этот раз своей бескорыстной добротой нас так просто не наебать.
Дени тянет носок, и край плюшевой ткани скользит по ноге богини, как в рекламе модной бритвы, обнажая гладкую кожу. Не сомневайтесь, в голове Паркер играет именно та мелодия. – Хочешь осмотреть? – И пусть сам разбирается шутка это или вполне серьезный вопрос. На мгновение – неясность. Дернуть бровями, уверенно, хотя бы потому, что объект не смутить так просто, уже разобрались.  Следующей репликой, так и быть, Арден вносит определенности в их диалог. – Или жалеешь, что не порвала сухожилия, чтобы не дойти до этого дома в один прекрасный день? – Ноги не прячет, вдруг, и правда решит потрогать. Ей не жалко. Благо, брилась только вчера. Тянется к чашке с кофе. Забавно, но от кофе Арден спит еще крепче. Может не пить, а то уснуть в разгар такого веселья будет грустно. – Это к вопросу о фатуме и нашей встрече. Я думаю, что всё происходит - не просто так. Как и растяжение вместо надрыва. – Глоток кофе приятно греет горло. Вчера они с Дианой так оторвались, что голос теперь был несколько хриплым и грудным, может, сказать ему, что и это не попытка соблазнить? Впрочем, пусть будет интрига. – И кстати, я только что из душа. – Многозначительный взгляд. – Ногтями огород не копала. – Не сдержалась. Он что, думает, что заразится и умрет от царапинки? Или это рефлекс как у собаки Павлова. Больше похоже на второе. Тем более, что собака и Том почти синонимы. Этому ротвейлеру намордник, пожалуйста, не надевать.
Дени возвращает чашку на стол, и вдруг на обнаженной руке в районе локтя случайным взглядом замечает красное пятно – предвестник будущего синяка. Она клацает языком и качает головой, привлекая внимание Уитмора. – Бедные твои девушки после секса неделю не выходят на улицу. – Вспоминает о сигарете, истлевшей больше, чем наполовину. Фыркает, мнет о дно пепельницы и прикуривает новую. Вы понимаете, это был даже не вопрос.
Плед снова неудобно сползает. И голову посещает блестящая идея. Настолько блестящая, что Арден даже меняется в лице. Забавно, что в этом особенном случае, даже не обязательно скрывать истинной цели своих намерений. Хотя, грани происходящего так тонки, что очень сложно сделать правильный выбор даже в собственных темных мыслях. – Слушай, ты не мог бы… - Она делает жест рукой. Оголяющий жест. – У меня плед падает, жутко неудобно, и, я думаю эта футболка впитала достаточно пыли и пота, чтобы быть достойной такой падшей гостьи как я… - Оголяющий жест повторяется. – Ну и, если ты оголишься наполовину, мы будем в равных условиях, милый. – Дамам отказывать нельзя. Паркер привела все самые весомые аргументы. Давай, котик, не упрямься, покажи нам свой пресс. Или его отсутствие. – Если ты стесняешься, я, конечно, потерплю. – Бровь дугой. Интрига. Есть пресс или нет? Есть или нет? А блядская дорожка? Божебоже, лишь бы на лбу не появилось табло с ходом мыслей.

9

Уитмор увлеченно наблюдает за старательными движениями девушки, направленными на избавление от воображаемых микробов. С придыханием, восхищением и долей детского непринужденного восторга, который он давит за самодовольной улыбкой в тридцать два зуба. Думали, что он брезгливое существо, готовое выть лишь от того, что чьи-то ногти прошлись по белоснежной, позднее названной «прекрасной» коже? Едва ли. Однако ловить наркоманский приход от удовольствия, когда заинтересовавшее прыткий разум существо становится на мгновение «рабой» — да сколько угодно. Трогайте меня, трогайте. Только вот тут поаккуратней, здесь понежней, а в общем и целом практически идеальная кандидатура на роль радующей глаз медсестры. Но предлагать сменить деятельность не станем. Много чести.
Было бы крайне удручающе, если бы мы, — изображая интонации Ардэн на последнем слове, мелодично произносит Томас, — до сих пор всё это не видали. При таком раскладе и неладное не грех заподозрить, — учтиво замечает Уитмор, рассматривая веснушчатое лицо девушки напротив. Если быть честным, внешний вид Паркер не вызывал подозрений, что настоящая личина миловидного создания — вредная сука с божественным самомнением. Видимо, отсутствие макияжа и мягкие черты заставляли сознание путаться в определении личности. Благо они успели заговорить. Сомнения, что в прекрасном теле существует светлая душа, были мгновенно развеяны. Скорее кусачая собачонка. Но кто сказал, что ему вовсе это не нравилось?
Он заостряет внимание на падающем пледе куда раньше, чем темноволосая успевает нежно-подснежно попросить его поправить. Уже бежим, солнышко. Бежали задолго до этого, но, вот незадача, желание твоё опередило нас несколько раньше. Свободной рукой, он натягивает упавший кусок на хрупкие плечи, практически улыбаясь всей своей безразмерной душой. — Предупреждаю сразу, я против взаимоотношений госпожа-слуга. — практически серьезно сообщает мужчина. Не забывайте о ключевых словах, хорошо? — Если бы я никому такого опыта не пожелал, думаю, представишь, насколько горю желанием испытать что-то подобное. — ухмыляется, а когда старания вылечить боевые раны прекращаются, Уитмор аккуратно забирает предметы насилия из рук, совершая честный обмен. Вы - инструменты, мы - кружку на исходное положение. Всё честно и справедливо. Устало вдыхая аромат горячего чая, он делает небольшой глоток, внимательно вслушиваясь в недолгий поток комплиментов бальзамом на больную душу. Недолгий, потом что заботливая Ардэн заведомо прерывает рост чувства собственного великолепия, вставляя незначительный комментарий. — Без твоего следа они бы были куда менее прекрасными, — только не забудьте прочитать на лбу большими буквами: сарказм. Ещё один глоток, и Уитмор пересекает кухню, чтобы уверенно устроиться напротив девушки, обнимая руками чашку и откидываясь назад на спинку стула. По крайней мере в таком положении спина не ныла и не напоминала о своём наличии. Вы ведь не забыли, что здесь кто-то отбыл двадцать четыре часа в увлекательном путешествии «никто не умрёт в мою смену». Да. У нас на этом был огромный пунктик, и комплекс Мессии по факту, но кто себе признается? Лучше убиваться в седьмом поту, уверяя, что это просто глубокая и беспричинная любовь издеваться над собой. Мы не любим людей. Забыли?
Растяжение вместо надрыва произошло во имя сохранения твоей жизни, — приподнимая брови, довольно приглушенно говорит мужчина. — Если бы моя психика подверглась ещё более длительному влиянию с твоей стороны, — раз уж мы напрочь сбросили маску доброго доктора, — боюсь, что сдержаться бы не получилось и я бы всё-таки удушил тебя на рабочем месте. — Или кто-то совсем запамятовал чудесные попытки довести врача до белого коленья своими мелодичными замечаниями и комментариями? Кто-кто, а Уитмор, как вы могли наблюдать, был исключительно ранимой душой, тяжело переносящей бомбардировку нелицеприятными предложениями, на которые не имел права ответить. Представляете, насколько он был счастлив оказаться в одном помещении с Паркер, не имея за спиной обязанности быть учтивым? Правда, вот незадача, в какой-то мере джентельменство (если его вообще можно было отыскать в происходящем) давало о себе знать. Уж слишком прекрасны способности начинающей убийцы нервных систем, чтобы излить на неё всю чернь души. Самую малость. Маленькими дозами.
Серьезно? — не давая досказать предыдущую фразу, акцентирует внимание Томас. Нет, мы вовсе не претендуем на звание господина-всё-заметил, однако мокрые волосы, лужи по всему дому и довольно голый вид намекали на предыдущую ипостасью. — Не сомневаюсь, что огород ты ими не копала. — и многозначительный взгляд кричащий, что всё хитрый план и существо напротив вас просто хотело, чтобы о нём заботились, холили и лелеяли, пусть и в такой извращенной манере. Недолюбленные дети, они такие, извернуться знаком зю, лишь бы заметили. Последующее замечание на счёт сохранность девушек после секса Уитмор предпочитает опустить в тишину, потому что а). некомильфо обсуждать с симпатичными вам мадам бывших (читайте во всех учебниках начинающих пикаперов), б). пусть мучается (или не мучается) догадками самостоятельно, и заведи её фантазия в прекрасные дали или пучину отчаяния. Как вам угодно, если честно.
Взгляд безотрывно следит за попытками пледа полностью оголить тело. Плед, определенно, знал, кто его хозяин, не находите? Уитмор подается слегка вперед, опираясь локтями о стол. Умеем читать язык жестов? Это означает, что он весь во внимании, не иначе. И, какое чудо, интерес оправдывает себя, ведь, кажется, собеседница совершенно открыто намекает: покажи нам себя. — В равных условиях мы будем, когда я тоже буду обернут в плед, — к слову пришлось, не обессудьте. — Впрочем, я всё равно собирался в душ, — делая последний большой глоток чая, замечает Томас. Поднимается, складывает кружку в раковину, а затем стягивает с себя майку. Танцевать не будем, простите? — Но, кстати, если брать тебя за падшую гостью, её ты не достойна, — дергая в руках кусок тряпочки, сообщает светловолосый. — В ней никто смену не отрабатывал. Но держи, конечно, — считайте, что сейчас вы услышали комплимент, если смогли уловить тонкую параллель между «падшей гостью», «не достойна» и последующим «держи». Недолго думая, он скрывается в дверном проеме, держа курс на душевую комнату. Выгонять Ардэн — дело бессмысленное, против воли, да и вряд ли благодарное, а предлагать остаться — ради бога, как будто она сама не расположится. Судя по поведению, Паркер прекрасно ориентировалась в квартире и расположении требуемых комнат.
Быстро стянув с себя остатки одежды, несколько раз выругавшись, Уитмор дополз до душа через минное поле из множественных луж на плитке. — Не устроить потоп слишком сложно!? — включая воду, чтобы не слышать ответ, интересуется мужчина. Как всё интересно и занимательно выходит, как считаете?


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » THOMAS&ARDEN PART I