http://s9.uploads.ru/ZK8OI.gif
Paul Wesley


THOMAS WHITTMORE
Мое имя Томас Уитмор, и я родом из Лондона, Англии.  Я появился на свет ровно 29 лет назад 20 августа 1983 года. В Ливерпуле я работаю в городском госпитале. Что касается семейного положения, то я навеки обременен опекунством над сестрой, хоть и не женат.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ РАССКАЗАТЬ О СЕБЕ?

Врач отделения реанимации, анестезиолог. Приятное лицо. Учтивая речь. Спустя несколько минут нахождения в приемной вы вне сомнений готовы отдать собственную жизнь в руки молодого, перспективного специалиста. Манерность, такт и, главное, уверенный образ образцово-показательного бывшего студента медицинского. Томас Уитмор — отличившийся выпускник школы, обладатель стипендии на обучение и в настоящем времени стремящийся к карьерным достижениям молодой человек. Достаточно взглянуть на него, чтобы вообразить себе обеспеченных родителей, возможно, работающих в этой же сфере. Единственный ребёнок? Вполне вероятно. Будущий примерный семьянин, который свяжет свою судьбу с какой-нибудь неуклюжей медсестрой? В самую точку. Что? Поверили?
Вы видите героя, придуманное лицо, потому что только так тебя не вышвырнут за шкирку из больницы, аргументируя увольнение заносчивым, циничным и несносным поведением. Пациенты любят; коллеги, стискивая зубы, терпят или вовсе предпочитают избегать разговора. Впрочем, Уитмору хватает мозгов не доводить начальство, понимая, что никакие просьбы постоянных клиентов не спасут, если вывести из себя управляющих госпиталем.
Он знает, чего стоит. Знает, что обладает смазливой мордой, и нередко пользуется даром божьим. Никогда не молчит, не боится высказывать собственное мнение, а скорее слишком часто посвящает в него окружающих. Прямолинеен до чёртиков. Предпочитает обдавать желающих узнать глубокую и тонкую душу волной цинизма и иронии. Получает несказанное удовольствие высмеивая и издеваясь над наивными созданиями, пытающимися вылечить «холодное сердце». Наблюдатель. С завидной цикличностью ставит психологические эксперименты над новыми знакомыми, выносит результаты в дневник памяти и обязательно сообщает итоги участникам «реалити шоу». Вы, вероятно, уже решили, что для Томаса нет ничего святого? Смею вас огорчить. Может быть Уитмор не положительный персонаж, однако прослыть сборником людских пороков всё же не успел.
Он не способен предавать. Манипулировать — да, подставлять — нет. Из всех когда-либо близких к молодому человеку людей ни один не мог усомниться в том, что Томас будет на месте, если вы попадете в канаву отчаяния и невозврата. Возможно, что он уверял вас в выборе профессии из-за внушительного заработка, однако Уитмор пошёл в медицину исключительно из альтруистических намерений. Пусть ему далеки близкие отношения, тем не менее осознание, что чья-то жизнь не оборвалась благодаря тебе, с лихвой восполняет невеликую социальную активность. Ему вовсе не чужды простые человеческие радости и ребячество, другое дело, что список осведомленных в способности веселиться не впечатляет размерами. Тяжело впускает в свою жизнь и ровно с такими же потугами выпускает. Болезненно воспринимает несправедливость, мгновенно стремится её восстановить, в особенности если она посягает на зону комфорта.
Верно, вам хотелось бы узнать, отчего такая отрешенность? Рожденный в неблагополучной семье в спальном квартале Лондона, Томас приобрёл внутренний стержень и нехилые амбиции из-за омерзения перед обдолбанным отцом и пьяной матерью. Он не желал закончить как они и именно по этой причине с непробиваемой уверенностью старался выбраться из серой массы. Были побои, были побеги, было хамство. Учиться стало тяжелее, когда родился второй ребёнок. Приходилось спасать не только себя, но и задницу младшей сестры. Огрызаться, не подпускать ни на шаг, потому что окружение оставляло желать лучшего. Поступить в медицинскую школу на бюджетное место позволили выигранные городские олимпиады по физике и химии, подкрепленные экзаменами с отметкой «A». Он сбежал. Не один, а вместе с юной сестрой. Искать их никто не стал; родителей скорее волновал поиск очередной дозы, нежели пропавшие без вести дети. Приходилось работать, потому что содержать двоих на студенческую стипендию было смешно. Со временем становилось легче. Девушка взрослела и уже не требовала постоянного контроля, благо у неё было предостаточно извилин, чтобы не становиться живым примером подростка, следующего по стопам родителей. К двадцати трем Уитмор стал чаще работать в госпитале и получать какую-никакую зарплату, позволившую переехать из подобия коммунальной квартиры на собственную снятую студию. Наверное, с тех пор их жизнь можно сравнить с белой полосой. В настоящее время они проживают в двухкомнатной квартире. Всё ещё съемной, но уже в приличном районе Ливерпуля. Томас недавно получил в распоряжение несколько несчастных интернов, чем безмерно гордится, потому что теперь молодой человек нашел себе козлов отпущения периодически сдающих нервов. Сестра неизменно живет с ним, пытаясь «найти себя». Стабильнее некуда, не так ли?

КАК С ВАМИ СВЯЗАТЬСЯ?

RPG-TOP

romeo_has_a_gun (skype)

есть.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Они словно поменялись местами, и теперь мужчина впитал малую часть прожигающих нутро мыслей. Славно, что, по крайней мере, у него не появлялось идей выйти в окно или утопиться в ближайшем водоеме. Миришься, глубоко вдыхаешь и делаешь вид, что тебя абсолютно не беспокоит состояние сознания. В конце-то концов, он великий мастер прятать эмоции под маской спокойствия или кто? Хотя, наверное, попробуй он изобразить душевные ураганы как большинство нормальных людей, велика вероятность, вышло бы крайне неясно, а то и кошмарно. Кому охота наблюдать маньяческую гипертрофированную улыбку, когда ему просто-напросто стало весело? К слову, несмотря на похабные мысли, что шли в разрез вместе с «оздоровительными целями», последние начали себя оправдывать. От Стиллер не веяло муками и убийством. Неужто сработало? Все может быть; сейчас Кристиан наконец позволил ликование на счет своей компетентности. Худо-бедно, но брюнет оправдал собственные надежды. На данном этапе.
Кеды он не скинул по причине недалекости, нежели желания казаться статным мужиком, твердо вышагивающим по неровной поверхности, которая так и наровит засыпаться поглубже. Но она имела право злорадно пошутить. Заслужил. И почему эта девица бесконечно заставляет вскипать изнутри очередным выпадом исковерканной фамилией или нелепым комментарием? — Неужели боишься отдавить ноги партнеру? — Или все же публичность брала верх над рыжеволосым созданием? Не стоит сомневаться, что причина затерялась в стеснительности и комплексах, однако, нет того ужасного аргумента, который бы перевесил убеждение Кауффманна. Необратимо, когда вслушиваешься в музыку, следуя ведению партнера, забываешь, насколько боишься оступиться и провалиться под землю от стыда. Человеческая ли натура или ощущение единения, но рой в голове, будто волшебной палочкой отправлялся на помойку. С неизменным выражением лица, продолжает. — Или нанести увечья растаптывая путь сквозь танцпол? — Маленькая месть за очевидный намек тела. Издевается? Не стоит забывать, что если достаточно целеустремленно вызывать демона, возможно, встретиться с ним тет-а-тет. Мало ли какие чудовища кроются за личиной дотошного специалиста, не задумывались?
Кажется капитан очевидность намертво засел в душе несчастной девушки, с незаурядным энтузиазмом заставляя её выпаливать вполне ожидаемые наречия. Холодно? Серьезно? А он-то подумал, что это кипяток ощущается резким покалыванием в пальцах ног. Спасибо, нет, я не шучу, большое спасибо за прояснение неловкой ситуации. Впредь, обещаем быть более точными в интерпретации окружающей среды, а, если что, обязательно обратимся за советом к мастеру своего дела. ― Моя фамилия делает меня похожим на испанца? — Невзначай, спрашивает темноволосый. Нет, стоило повременить с ответным огнем. Девушка решает раз и навсегда похоронить его под толстым слоем стереотипов и прочей невыносимой несуразицы, которой Кристиан наглотался еще в университетские времена. К слову, желание захватить мир в нем теплилось из-за неудачного положения звезд в день его рожденья. К-к-к-комбо, внезапно захотелось проскандировать вслух. Сдержался. — Удивительно, насколько языки не стыкуются в значении слов. Тихая. Твоя фамилия так переводится, — Словно за чашкой чая и с газетой в руках непринужденно кидает в сторону собеседницы. Будто вовсе не жирными буквами навел её на мысль, что спокойствие в обществе Роны никому и не снилось. Серьезно, а вы чего ожидали? Даже Кристиан устает сглатывать издевательства в стенах кабинета. Память позволяет не записывать все, но будь с ней проблемы, обязательно составил бы перечень того, кем он являлся. «Кайфман», «нацист», «фашист», «неудавшийся властелин мира», стоит продолжать или ваше любопытство удовлетворено? Мерзкий комок волнения вперемешку с негодованием проглатывается и как можно скорее забывается. Периодически ему мерещилось, что Стиллер прекрасно знает о его прошлом и изощренно пытает, посылая намеки вроде предыдущих заявлений.
Перестать? Ой, кошмар. Вроде бы взрослый человек, с довольно знатной мозговой деятельностью и неплохой предрасположенностью к логическому анализу. Вроде бы... Пока дело не заходит до «упереться рогами». Нельзя, говорю вам, нельзя уповать на то, что Кристиан сдвинется с места, если вы скажите ему, что не должно там стоять. Скорее приклеится к нему пиявкой, лишь бы только не идти на поводу у здравого смысла другого человека. Потерянный тип, ей богу, а Рона, к сожалению, могла в данный момент прочувствовать всю катастрофичность ситуации. Шагает вперед, игнорируя клич о болезни, что, возможно, способствует потери равновесия у девушки. Откуда ему было знать, что бестолковая попытается вернуть не менее придурковатого за свитер? — Рона! — Сдавленное порывом поймать летящую слово вырывается криком о безнадежности пациентки. Как жаль, что не дают наград за исключительные способности притягивать проблемы магнитом. Разбитые руки? Пожалуйста. Носом в дверь? Да как нечего делать. Искупаться в ледяной воде? Нет. Нет! Рывок оправдан, и практически в районе накатывающей волны, Кауффманн твердой хваткой ловит пикирующее тело. Не надейтесь, что он не заметил вырвавшееся имя. И почему она забывает о надоедливом «вы» и «мистер» только когда вода угрожает одежде? Ничуть не опрометчиво, иначе, вероятно, он бы заботливо отошел, вдоволь наслаждаясь зрелищем мокрой курицы, если бы услышал «Кайфман» даже в столь безвыходной ситуации. Подхватывает он её довольно методично. Под подмышки и бедра, переворачивая практически в воздухе, подобно мешку, набитому картошкой. Достаточно аккуратно, чтобы не попортить ассортимент, но резко, не опасаясь за здравие. Давит в себе невыносимую картинку полную сопливой романтики. Он. Она. Несет на руках подальше от ледяного океана и как можно скорее опускает на землю, избегая сравнений с «как заносящий в первую брачную ночь муженек». — Стоит зайти в магазин за инвалидным креслом. — Сверлит взглядом, явно означающим «как так можно?». — Может быть ты даже доживешь до окончания нашей поездки. — И она сообщала ему про простуду? Господь, помилуй душу несчастной идиотки. Она же разоделась, будто у них намечалась пляжная вечеринка при температуре под +30 градусов. Прыгнуть, не прыгнуть? Вот в чем вопрос. Оборачивается на воду, а затем вновь к рыжеволосой. — Не спасай утопленника, сама утонешь. — Сопровождая все глубоким вздохом, заканчивает свою «гневные» речи мужчина. А он практически согласился с неприятными ощущениями, готовый нырнуть в холодный поток. Вечно она летит носом в землю не вовремя. Черт. Они еще не провели здесь и половины срока, а он уже успел поносить девушку на руках. Пепел на голову. Лопату. Убейте.