http://funkyimg.com/i/J1D1.png
ELIZABETH OLSEN


ALISSON SKYLER FORRESTER
Мое имя Элиссон Скайлер Форрэстэр, и я родом из Лос-Анжелеса, штата Калифорния, США. Я появилась на свет ровно 21 год назад 16 февраля 1993 года. В Ливерпуле я студентка на кафедре медицинской психологии и модель в прошлом. Что касается семейного положения, то мне некуда спешить.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ РАССКАЗАТЬ О СЕБЕ?

Солнечная тёплая Калифорния, внушительных размеров особняк с личным бассейном и утренние курсы йоги по утрам с тренером матери. К полудню надо быть в студии для очередного показа, а вечером цитирую: «Милая, будь добра приведи свою голову в порядок и сними джинсы. К нам зайдут важные гости.» Усталый выдох. Я сверлю своё отражение в зеркале, распуская наскоро собранный пучок. И что с ним не так? Руки механическим движением тянутся к ноутбуку, выискивая успокоения в новых сообщениях на страничке блога. Пусто. Страдать, так страдать.

Я родилась и провела внушительную часть детских лет в Ливерпуле. Отец оставил нас ещё до моего рождения, поэтому долгое время пришлось жить у бабушки с дедушкой, которые и без того воспитывали сына их первого ребёнка. Когда мама вышла замуж во второй раз, мы переехали в США, постепенно приобщаясь к светской жизни и будням из нелепого фильма про американскую мечту. К сожалению, полностью прочувствовать дух дорогих магазинов, личных водителей и бессмысленных разговоров на приёмах получилось только у моей матери. Я же оставалась неизменно странной девочкой, не боящейся проливного дождя, который мог размыть тушь в нелицеприятную картину на лице. Нет, я никогда не была изгоем и меня не чурались в школе, но едва ли возможно не заметить недоумевающие взгляды моих подруг, когда я, скидывая туфли, лезла на дерево за соседским котом.

Я никогда не чувствовала себя на месте. Вечно не вовремя, постоянно не в такт. Я видела, как мама делала всё для того, чтобы меня приняли. Иначе зачем все эти фотосессии, многочисленные знакомства с дочерьми подруг и неустанные причитания о неправильности наряда и отсутствии укладки на голове? Бесполезно пытаться закрутить винтик, на котором сорвана резьба. Наверное, именно это ощущение полнейшей непричастности к собственной жизни и сподвигло меня на чрезмерную сетевую активность, мгновенно подарив прозвище computer geek. Вы можете не верить, но порой люди по ту сторону экрана казались мне куда ближе, нежели все эти кудахчущие гости за стенами моей комнаты. Именно поэтому вместо того, чтобы напиваться с одноклассницами в баре, страдая по очередной симпатии, я бежала к компьютеру, заворачиваясь в плед и ожидая значка «online».

Новость о похоронах модельной карьеры была воспринята в штыки. Новость о поступлении в университет была вторым выстрелом по мечтам матери. И, пожалуй, финальным аккордом стало заявление о переезде в Англию. Стоит ли уточнять, что без скандала не обошлось? Пару месяцев молчания, зима ссор и крокодильих слёз с обоих сторон, и вот я стояла в аэропорту Ливерпуля, задыхаясь от мёртвой хватки объятий двоюродного брата и громко смеясь от недовольного замечания бабушки: «Айзэк, держи себя в руках.»


Элиссон — вечный двигатель; берётся за одно дело, чтобы мгновением позже приняться за другое. Бегает по утрам, ломает глаза перед экраном, редактируя очередную фотографию в фотошопе, а затем проводит несколько часов натирая мозоли на подушечках пальцев в попытке освоить гитару. Пишет песни, разочарованно шлёпает рукой по лбу, комкает очередное произведение искусства в бумажный ком и кидает его с глаз долой, изображая из себя великого баскетболиста. Элиссон толкается на кухне с Айзэком, стараясь спасти испечённые печенья до полного уничтожения наглой мордой. Сжимает губы в тонкую полоску недовольства и громко командует прекратить безобразие, чтобы секунду спустя рассмеяться от доселе невиданного приступа серьёзности. Говорит искренне и прямолинейно, потом жалея и коря себя за излишнюю правдивость. Постоянно сомневается, но идёт напролом, подобно упёртому барану не сдаваясь, пока не набьёт достаточно шишек. Учится лишь на собственных ошибках, но несмотря на богатую на «провалы» жизнь раздаёт действенные советы на ура. Категорична, когда дело касается лжи и лицемерия. Способна пожертвовать личным удобством во имя общего блага. Редко делает что-то поистине для себя, но если попробовать отобрать у девушки единственное «своё» увлечение, есть шанс встретиться с маньяком-убийцей, не церемонящимся с долгим расчленением бренного тела обидчика. Несмотря на довольно хрупкий вид, Элиссон не побоится полезть на рожон с кулаками и видом разозлённого слоника. Легка на подъем, непривередлива и жизнерадостна. Быстро увлекается и не остывает, пока не «изучит» до конца. Пацифист. Альтруист. Дитя цветов. Главное — не селите несправедливость и разрушение, и вам не придётся лицезреть перерождение «солнышка» в машину, готовую всех порвать, как Тузик грелку.

КАК С ВАМИ СВЯЗАТЬСЯ?

RPG-TOP

romeo_has_a_gun (skype)

действителен до 25.06.2014 22:42

ПРОБНЫЙ ПОСТ

График, чертов график. Кажется, эта компания с лихвой решила забрать время на личную жизнь за такую зарплату. Конечно, многие сотрудники жили в шаговой доступности, не ощущая всей трагедии назначенного времени, но Кэтрин же не все сотрудники? Будильник разбудил ровно в пять тридцать. Шея, спина, ноги, каждый миллиметр тела молил о том, чтобы она показала большой средний палец всему миру и упала обратно на подушку. Несколько секунд мучений завершились в победном подъеме с нагретого места в суровую реальность. Адиос, чудесные сны. Добро пожаловать в новую жизнь. Выглядеть стоило в худшем случае прекрасно, в лучшем идеально. Глаза с печалью всего мира окинули образ. Она и впрямь была хороша собой. Нет, это не переваливающее эго через край. Скорее первое впечатление от вида дорогой одежды. Тяжело узнавать девочку в толстовке, когда из зеркала на тебя сверкают сонные глаза и красная помада. «И пусть только попробуют сказать, что я не сошла с олимпа в Бикон Хилле.» Опять в отражение. Вздох. Руки спешно одергивают пиджак, а затем тело живо несется в сторону улицы. Совершенно не гармонично. Старый Chevrolet и владелица контрольного пакета акций смотрелись нелепо, что даже сосед чуть не вывалился из дома напротив. Еще бы. Привыкший лицезреть не причесанный пучок и потертые кеды вдруг рассмотрел в дурнушке лебедя. Милая улыбка озаряет лицо старичка. Нахал и лицемер. Моментально проносится в голове, выявив нелогичную перемену.
Раньше надо было думать, увалень! — Проезжая мимо, девушка бросает взгляд полный яда и ненависти, завершая приступ гнева неприкрытым факом в боковое стекло. Удивительно. Ни пробок, ни перекрытых дорог. Вселенная определенно решила смягчить пыл блондинки подарком судьбы. Неплохое решение, с учетом того, что ее еще не отпустило воспоминание о неуклюжести босса. Он угробил сто баксов! Вы не подумайте, Кэтрин тщетно терла пятно, даже отнесла в химчистку рядом с офисом, что, к слову, тоже было записано в список грехов Такера. И все в пустую. Словно в миг ее жизнь превратилась в сущий кошмар одним лишь легким движением его мерзотной руки. «Я буду мазать все чашки супер-клеем. Пусть купается в нем в своих костюмах. Их, небось, целый гардероб.» Однако выношенная агрессия медленно умирает с течением времени. Организм, наконец, принимает тяжелую участь раннего подъема. Как раз вовремя. Не хотелось бы отключиться в метро.
План был хитер. Во-первых, ни одна душа не должна была увидеть старую, но любимую развалину, которую Мэлоун величала автомобилем. Во-вторых, платить за парковку в центре города - подписать себе смерть от голода. Прийдется выбирать что-то одно. Либо мороженое по ночам, либо удобства. Но кому о них говорить? Еврейская скупость перевертыш, направленная на себя нелюбимую, берет верх. (А может все же чувства к сладкому?) И вот. На шпильке в десять сантиметров, бормоча ругательства себе под нос, она ползет вместе с серой массой под землю. И все смотрят. Беспардонно пялятся, будто никогда не видели симпатичных дамочек при параде. Хочется встать посреди вагона и слезно попросить закончить бурные фантазии поскорее. Уши горят. Какой-то несчастный наступает на ногу. Боль? Нет! Ярость. Не издавая ни звука, она с меткостью орла надавливает обидчику на большой палец правой ноги. Каблуком, разумеется. Истошный ор раздается по всему вагону. Остановка. Улыбка озаряет личико светловолосой, когда она провожает пострадавшего прощальным жестом поцелуя в воздух.
Вероятно, только почувствовав утреннюю прохладу, душа перестает стоять в бойцовской позе ротвейлера. Нечего скалить зубы на неповинных коллег. Сегодня у нее задача произвести неизгладимое впечатление спокойной и уравновешенной. С задачами курицы-наседки, засидевшейся в социальных сетях, она справится безоговорочно. И к чему было устраивать такую жатву кандидаток на роль подносильщицы кофе? Цок. Цок. Фигура напрягается от скрежета в спине. Плевать Кэтрин хотела на спазмы. Пусть нытики горбятся под весом недосыпа. Словно отбивая похоронный марш всего отдела, каблуки предвещают ее приближение. Рука сжимает рукоять сумки, а лицо готовиться одарить весь мир лучезарной улыбкой в тридцать два. Он же не опоздал? Собираясь с мыслями, она спешно здоровается с дамой у рецепшен. В конечном итоге, необычайно ощущать себя сотрудником фирмы такого масштаба. И пусть Мэлоун была пустым местом, это не мешало получать извращенное удовольствие от происходящего. — Кэтрин Мэлоун, мой пропуск еще не сделали. — Премилое личико, совсем не скажешь, что за ним кроется кровожадный крокодил. Однако, вместо того, чтобы услышать «конечно, конечно, вас уже заждались», ее отправляют ожидать в кабинете. Серьезно? Нет. Этот придурок даже не удосужился прийти к назначенному времени? Она бы могла спать эти десять минут в кровати. Пять сорок не пять тридцать. Это разница!
Кажется мертвая хватка становится еще более каменной. Тук. Тук. Каблуки орут симфонию «Мое лицо будет последнее, что вы увидите.», когда блондинка врывается в нужный кабинет вихрем. Черный чемодан на стол. Сжатые кулаки. «Успойся. Давай. Дыши.» В отчаянной попытке не задохнуться злостью и не утонуть в желчи, она поднимает руки вверх и исполняет движение «вдох-выдох». «Давай, ты справишься.» Отпускает. Мысль о вчерашнем.
Господи, Мистер Белл, да вы же говнюк! — Она нервно хватает подушку с дивана в кабинете, кидая ее на место. Теперь полегче. Теперь, может быть, она не подожжет его машину.