Charlie Harper Levi, 24 y.o.
Мои любимые родители назвали меня Чарли Харпер Лэви [ударение на последний слог]. Мне посчастливилось родиться 9 февраля 1990 года в прекрасном городе Миннеаполисе, где я прожил большую часть своей жизни. На данный момент я иллюстрирую книги, но я мечтаю рисовать собственные комиксы. В своих самых смелых фантазиях я представляю обнаженных девушек, но все равно в реальной жизни уже очень давно не могу жить без одной талантливой писательницы. Кстати, вы сможете полюбоваться на меня вбив в гугле Logan Lerman, ведь именно так я выгляжу.

- 5 лучших качеств: добродушный, заботливый, лёгкий на подъем, терпеливый, наблюдательный.
- увлечения: много читает; умеет играть на гитаре и в приступах вдохновения пробует писать что-то своё; не может работать без музыки, да и вообще чувствует себя некомфортно, когда в квартире тихо; получил права на управление лодкой, даже приобрёл небольшой катер, но опробовал его всего несколько раз из-за нехватки времени; умеет и любит готовить.

- 5 худших черт: стеснительный, упёртый, нерешительный [в вопросах человеческих отношений], копящий всё в себе, отрешённый.
- страхи: публичные выступления, пожалуй, самое первое, что заставляет сердце заходиться в нервных конвульсиях; боится обидеть человека настолько, что потеряет его, оттого не переносит долговременные ссоры и всячески стремится «восстановиться» в глазах пострадавшего; боится смерти близких, бабочек и птиц; неуверенно чувствует себя в самолётах.

оттенки души
для того, чтобы вы смогли меня понять - расскажу о своем характере подробнее

«Всё дело в том, что дело ни в чём, вот в чём дело.»
Чарли смято улыбается, закусывает губу и щурится, неуверенно вглядываясь в лицо собеседника. Внимательно слушает, изредка отвлекаясь на назойливый голос в своей голове. Вы можете нести абсолютную чушь, но Лэви с неизменной доброжелательностью будет сидеть напротив вас, не смея возразить против бессмысленного потока речи.
Ещё будучи ребёнком молодой человек не подавал надежд стать великим оратором или знаменитостью мирового масштаба, что ничуть не изменилось с возрастом. Часто молчаливый, отрешённый от громких толп юноша, предпочитающий оставаться незамеченным наблюдателем, нежели обращать на себя внимание людей. Он слышит, он слушает, но вряд ли скажет своё «многозначительное» мнение, если не увидит, что вы в нём нуждаетесь. Ему не присуща назойливость и желание заполнить своим существом всё пространство. Его часто попрекают за излишнюю мягкосердечность и неспособность заявить о своих желаниях там, где следовало бы. Впрочем, Чарли давным-давно бросил попытки донести до окружающих, что собственного комфорта он может добиться лишь осознавая, что все вокруг него довольны происходящим. Постоянно сомневается в себе, в своих способностях и довольно часто заливается краской по пустякам. Но если за этим фасадом стеснительного паренька вы не смогли разглядеть упёртого барана, который с остервенением будет пробивать рогами путь к цели, что же... следует смотреть внимательней. Напротив вас прекрасный экземпляр неугасающей целеустремлённости. 
Не переносит быть чьей-либо обузой, и по праву заслужил дополнение к имени: Чарли «я справлюсь со всем сам» Лэви. Трудоголик, чем покорял сердца учителей, но раздражал определённую часть одноклассников сначала в школе, а затем и в колледже. Старается быть предельно искренним, однако вполне может умолчать о «важном» в очередном приступе нерешительности. Впрочем, отсутствие должного бесстрашия наблюдается у него лишь в сфере личностных отношений. Что же до карьеры? Лэви всегда готов согласиться на самую неоднозначную авантюру, если в итоге его будет ожидать вознаграждение. Готовность сворачивать горы наблюдается и в уверенном «за любой кипиш», благодаря которому в школьные и студенческие годы парень не раз побывал в кабинете директора, выслушивая удивлённые речи, как в таком положительном юноше столько энергии, направленной в ошибочное русло.

Наивен. Верит в счастливые финалы, в доброту мира и воплощение мечт в реальность. Способен наступать на одну и ту же лопату с воодушевлением и твердой уверенностью, что на этот раз она не ударит. Ничему не поверит, пока не познает на собственном горьком опыте. Глаза очевидцев - крайне субъективный аппарат для выноса приговора, посему в посторонние разборки не влезает никогда. Оказать поддержку — пожалуйста. Закрыть страждущих грудью — вперед и с песней. Браться что-то утверждать, не зная всей истины? Обойдётся.
Терпелив. Иными словами, бомба замедленного действия. Копит, молчит, не срываясь, а чинно проглатывая внутрь, пока не разрывается на кусочки. Ко вторым шансам относится скептически. Никогда не узнаешь заранее готов ли парень забыть ошибки прошлого или же вы тот самый несчастный, на котором Чарли поставил крест. Сам же юноша, если и обижает кого-то, мучается посильнее пострадавшего. Ни спит, ни ест, а грызет себя изнутри, что, естественно, делу никак не помогает, но кто сказал, что логика — наше всё?
Пик работоспособности парня приходится на ночное время суток. Именно по этой причине страдания подобные «убейте меня, я хочу спать» вполне обыденные проблемы, с которыми он смирился и прекратил бороться. Чарли — человек привязанностей, которые, к слову, приобретает довольно быстро, а затем болезненно расстаётся с ними. Ему тяжело покинуть место, если в нём остаются «дорогие сердцу». Несмотря на очевидную сентиментальность ориентируется на голос разума, а не на зов чувств. Не терпит несправедливости и довольно ревнив, хоть и старается до последнего держать себя в руках. На самом деле, вы вряд ли доживёте до дня, когда Чарли придёт порицать жизнь, друзей, погоду (нужное подчеркнуть), потому что не выносит проявления жалости по отношению к себе. Лэви прекрасный экземпляр, пережидающий бури повседневности в собственной голове, не желая обременять окружение своими проблемами. 
Дуралей. Нет, я серьёзно. Если составить краткое описание личности Лэви в одно слово, именно оно придёт первым на ум. Творит хрень, говорит хрень, искренне раскаивается, старается исправиться, но в большинстве случаев терпит неминуемое фиаско. Пожалуй, простить его можно лишь за то, что это происходит без злого умысла, а из-за отсутствия достаточного количества «правильных» извилин.

автобиография
а теперь, читайте историю моего жизненного пути

— Последний ребёнок в большой по меркам современности семье из трёх детей. Отец Чарли работал в городском госпитале Миннеаполиса. Уставший от постоянных нервотрёпок и недосыпов врач, ставший отсутствующим в воспитании отпрысков родителем. Мать юноши посвятила себя семье, предварительно честно отработав пять лет преподавателем изобразительного искусства в младшей школе, однако одной её едва ли могло хватить на всех троих «чудовищ». Именно поэтому по большей мере дети были предоставлены себе, изредка контролируемые матерью, когда та отвлекалась от уборки или подсчёта ежемесячных расходов.
— В раннем детстве парень довольно часто болел, посему пошёл в школу с опозданием в год. Ему всегда не хватало коммуникабельности и раскрепощенности, а своеобразное клеймо «переростка» совсем не способствовало приобретению недостающей уверенности в себе. Конечно, нельзя утверждать, что Чарли когда-либо напоминал козла отпущения чужих комплексов, вовсе нет. Зато слиться со стеной и превратиться в невидимку для большинства одноклассников у него получилось. Не от большого желания, увы.
— Впрочем, юноше никогда не требовалось огромного списка приятелей, чтобы не чувствовать себя одиноким. Благодаря столь ненавистному подростками учебному заведению ему посчастливилось познакомиться с Лисбет — девушкой, которая в дальнейшем стала причиной весёлой жизни, периодических выговоров от родителей и падающего в пятки сердца. Безмолвно падающего, если вы понимаете, насколько всё было запущено.
— Самым тяжёлым периодом в жизни парня была старшая школа. Мечущийся между абсолютной неуверенностью в том, чему он собирался посвятить свою карьеру, и ощущением постепенного отдаления от лучшего друга, Чарли напрочь закрылся от общества, несколько лет выходя из дома лишь в ближайший супермаркет и на семейные вылазки в рестораны. В руки он взял себя лишь после поступления в колледж на кафедру прикладного искусства, и вряд ли вы удивитесь, если узнаете, что с выбором ему во многом помогла мать и восхищённая работами мальчика учитель рисования.
— После двух лет обучения Лэви был замечен одной небезызвестной компанией, которая предложила парню продолжить учёбу в Нью-Йорке с перспективой стажироваться, а затем получить постоянно место работы у них. На обдумывание решения ему был отведён год, и по обретению совершеннолетия Чарли уехал из родного города, завершив курс обучения на новом месте. Fresh start, огромный муравейник, в котором запросто потеряться, и, казалось, что жизнь наконец-то пришла в размеренное русло уверенности в завтрашнем дне. Но вселенная поспешила убедить в обратном.
— Чарли попал в автокатастрофу, из которой ему по счастливой случайности удалось выкарабкаться с минимальными, по словам врачей, жертвами. Раздробленная кость правой руки, несколько операций, месяцы ношения спиц и лишь спустя пол года парень полностью восстановил пострадавшую конечность. Увы, слишком поздно, потому что вместе со счастливой новостью о выписке из больницы он получил извещение об увольнении. Не слишком удивительно, зная масштабы фирмы, однако достаточно подло, чтобы гордо вышагнуть из дверей организации, зарекшись никогда не возвращаться к ним.
— Случившееся Лэви воспринял как знак судьбы, что в Нью-Йорке ему делать нечего. Посему, быстро собрав нажитое за три года отсутствия в Миннеаполисе, он взял билет в один конец, пожелав вернуться в родной город. Не без сюрпризов, как полагается по правилам жанра. Спустя несколько дней после въезда в новую квартиру, Чарли получил сообщение из «прошлой жизни» посреди ночи. Смешно, как тихая обида была напрочь стёрта несколькими строчками от Лисбет, и вот он, преисполненный радостью, набирал её старый номер на следующее же утро.

заметка для контакт-листа: icq: 652627585

пробный пост

Обременить себя ранним отцовством — аттракцион крайне сомнительного содержания, однако, если до знакомства с потенциальной «дочкой» подобные мысли возникали скорее подозрениями на счёт совершенной неподготовленности девушки к страшному миру взрослых, то после полноценного вечера разглядывания «чудо-зверя», они волшебным образом исчезли, подведя молодого человека к простому умозаключению — едва ли мисс Тодд напоминала бестолковых выпускниц, не годных ни на что, кроме просмотра сериалов и кудахтанья в телефонную трубку себе подобным. Что, естественным образом, возвысило интерес к личности новоиспечённой сожительницы до небесных отметок. Не лучшая новость, если девушка надеялась познать глубину полнейшего одиночества в Шарлотт. Когда Айзек ставил на что-то или кого-то проклятую метку «надо изучить», уж поверьте, юноша отдавался процессу сполна, самозабвенно и вдохновлённо. Что же до страданий занимательного объекта? Впору заглядывать в запасы терпения и радоваться, что с некоторых пор у вас появился собеседник, помощник и, в общем и целом, человеческий инструмент на все случаи жизни.
Впрочем, какими бы увлекательными ни были перспективы сожительства под одной крышей, на первый план выходили менее «волшебные» заботы. Белокурое создание было вполне себе живым, а посему требовало еды и, желательно, не шедевров кулинарии из круглосуточной доставки гамбургеров. Будильник на шесть утра. Скрещиваем пальцы, потому что Льюитт был вооружён сковородой и лопаткой впервые в своей жизни, и одному богу было известно, насколько это опасное мероприятие.

Чёрт! — эпиграфом к часу мучений. Он отдёргивает обожённый палец от плиты, нервно размахивая полотенцем в свободной руке. Потому что вы правильно догадались. Больше всех сегодня перепало мусорному ведру, в которое один за другим сваливались недожаренные, пережаренные, уроненные и испорченные всяческими изощрёнными способами панкэйки. Взгляд полный грусти и отчаяния на очередной серо-коричневый комочек на сковороде. «Что я делаю не так?» — недовольный вой подсознания заставляет небрежным движением кинуть предмет ненависти куда-то в раковину, глубоко вздохнуть и поднять голову на часы. «Пол восьмого утра, Айзек, какого хрена?!» Грудной рык обозначающий «я сдался», и широким шагом он выбегает на улицу. Неподалёку был миловидный ресторан, сервирующий завтраки. Сегодня определенно можно было обойтись помощью тамошнего шеф-повара, а поразить (отравить) Тодд ещё успеется. Целое лето впереди.

Стол готов, и чувство собственного великолепия практически не ущемлено предыдущим фиаско. Дело за малым — разбудить. За малым ли? Сказать по-правде, из их единственной беседы Айзек так и не смог вынести информации на счёт согласия проснуться пораньше, дабы узреть всё великолепие утреннего Шарлотт, а заодно и университет, в который, предположительно, собиралась поступать Лидия. Но помешало ли это ему определить незнание, как заведомое согласие? Ещё как. «И да прибудет с вами удача?» — язвительным уколом разума вещает голова. Ей богу, порой хотелось просто увернуть мысли на минимальную громкость, только бы не вести внутренние диалоги с вечно недовольным происходящим «я». — Ли-ди-я, — разбивая звуки и делая интонации, как можно более надоедливыми, громко зовёт молодой человек, взбираясь на второй этаж по лестнице. — Завтрак готов, — на мгновение складывается впечатление, словно он молодая мать-одиночка, собирающаяся везти юное чадо в школу. Но быстро проходит, когда воспоминаниях всплывает образ красноречиво закатывающей глаза блондинки. Ребёнком, как ни крути, язык бы назвать её не повернулся. Слишком уж сознательно она выказывала театральное разжражение от речевого потока Льюитта. Ничего, привыкнет, либо он постарается говорить хотя бы треть «очень важной» информации. — И уж тем более, ты не сможешь устоять, когда узнаешь, что мы собираемся сегодня делать, — воодушевлённые интонации прилагаются, а топот стремительно приближается к двери гостевой комнаты. Осечка. Теперь комнаты Лидии.
Останавливаясь перед мнимой границей, он выжидает несколько секунд, прислушиваясь к шорохам по ту сторону баррикад. Тишина. Или подобие тишины, в любом случае, голова громко заявляет: «Не проснулась!» Надо что-то делать. Чуть приоткрывая до маленькой щели, в которую может влезть только нос, Айзек загробным голосом продолжает взывать к сонным и, возможно, вовсе не желающим немедленно поднять пятую точку с кровати. — Лидия, — растягивая шёпотом последний звук, — Просыпайся, — где-то на этом моменте девушке стоило осознать, что попытки избежать кары небесной по имени Айзек Льюитт всегда венчаются провалом. — Ты ведь не хочешь пропустить экскурсию по городу? — возвращая привычную громкость, спрашивает парень. В узком представлении темноволосого девушка должна была уже подскочить, взять его в охапку и понести по направлению в центр, однако по неизвестной миру причине ничего подобного не происходило. — Я жду тебя внизу, — радостно заканчивает, когда слух улавливает характерное копошение. Остановка. Чуть не забыл. — Чай? Кофе? Апельсиновый сок? — в арсенале имелось всё, потому что промахнуться в первый день сосуществования казалось непростительной оплошностью. И да, Льюитт светился счастьем. Потому что:
а). любая деятельность всегда вызывала в нём приподнятые настроения,
б). шанс поделиться знаниями с кем-то другим вселял ещё больше радости,
в). тяжело отыскать то мгновение, когда он им не светился.

Раскрывая широко окно в столовой, он поджигает сигарету, усаживаясь за стол и принимаясь чинно ждать появления причины, по которой в доме происходило столько лишнего оживления. Прогресс, потому что в обычном порядке Льюитт бы задымлял дом, не позаботившись о том, чтобы пустить хотя бы немного кислорода в помещение. Вовсе не хотелось, чтобы несчастная задохнулась. Если она сама не курит, конечно. «Это нам тоже стоит выяснить.» — хмуря брови, подтягивает пепельницу к себе. Лидия, если ты испугалась, сейчас самое время собирать чемоданы и бежать. Другого шанса не будет.