https://38.media.tumblr.com/ebced4358ff583b1740f9ff9ea90a78c/tumblr_mv5bexb7KN1su0f9ho1_500.gif
Aaron Taylor-Johnson

Isaac Jeremiah Lewitt

имя и фамилия: Айзек Джеремия Льюитт;
сокращения | прозвища:
дата рождения: 19 июня 1990 года;
возраст: 24 года;
ориентация: гетеро;
семейное положение: не женат;
профессия: организатор мероприятий; начинающий писатель; порой публикует рассказы в журналах и газетах; психолог по образованию.

ХАРАКТЕР

Айзек вечно улыбается. Айзек громко разговаривает и размашисто жестикулирует. Айзек — в каждой бочке затычка, неустанный деятель и генератор сумасбродных идей. Он сядет на первый попавшийся поезд, чтобы провести выходные в городе, который подскажет воля случая. Он прочешет весь город вдоль и поперёк ночью, экипировав себя пачкой печенья и наушниками под капюшоном. Назойливый, надоедливый, заполняющий всё пространство собой, стоит вам только оказаться в непосредственной близости с ним. Взрослый ребёнок. Ребёнок ли?
Да, порой он бывает эксцентричным, переходящим рамки приличия и не следящим за потоком язвительных комментариев и бестолковых шуток, но по щелчку пальцев с лица сходит ехидная ухмылка, как только показное поведение становится неуместным. Льюитт внимательный слушатель и болтливый собеседник. Он способен найти почву для развёрнутого разговора на темы от «почему тебе стоит использовать синий лак» до «политики французского правительства за последние пять лет». Он видит красоту в мелочах — туманной дороге, утреннем налёте капель воды на стекле автомобиля и в веснушках мальчишки, перебегавшего дорогу. Он мог бы стать художником, если бы умел рисовать. Увы, остаётся только останавливать моменты на камеру мобильника. Быстро, скомкано, но этого достаточно. Часто сомневается, бесконечно занимается самокопанием и критикой своей персоны. Не выносит жаловаться и жалости к себе. Переживает внутри, стараясь не обременять окружение заботливо выращенными тараканами в голове. Идёт на конфликт в крайнем случае, совершенно не обидчив, несмотря на то, что довольно раним. Айзек скорее согласится с вашим нелестным отзывом, нежели разозлится на вас, демонстративно надувая губы; а затем, сутками будет прокручивать услышанное в поисках ста и одного изъяна своего существа. Не чувствует границ личного пространства, когда дело не касается работы. Кинестетик. Неустанно щекочет, обнимает, тыкает жертву тактильных приступов. Ничего не может с собой поделать.
Прямолинеен, искренен. Порой эта святая простота играет над ним злую шутку, скорее раздражая собеседников, чем располагая к диалогу. Сам же Льюитт не выносит лжи и лицемерия, стараясь всячески избегать людей без зазрения использующих их в своём арсенале. На агрессию стремится реагировать пацифическими настроениями, однако вспыльчивый характер довольно быстро даёт о себе знать, вырываясь наружу желанием дать в морду непроходимому хаму. Несмотря на свою природную общительность, он неизменно чувствует непересекаемую пропасть между собой и «праздной жизнью». Получает куда больше удовольствия от писательской деятельности, нежели от постоянного бега белки в колесе в процессе организации очередного празднества, но прекрасно осознаёт, что на данный момент гораздо больше перспектив у него именно в области светских развлечений. Его тяжело смутить, но, если речь заходит о чувствах, Льюитт бьёт все рекорды по частоте розовеющих щек и потерянного взгляда. Целеустремлённый, решительный, терпеливый. Готовый годами переживать неудачи, чтобы вновь пробовать с непобедимой уверенностью, что в следующий раз всё будет иначе. Тот человек, что будет раздражать вас прозвищами «солнышко», «милая», «красавица», хотите вы того или нет и вне зависимости от степени вашей близости. Быстро привязывается к людям, а затем тяжело отпускает их из своей жизни. Причём делает это он вовсе не демонстративно, что, естественно, не мешает изрядно пострадать в четырёх стенах.
Горе-романтик. Человек своего слова. Человек открытый миру, несмотря на неприкрытый страх быть проглоченным заживо. До сих пор ищущий ответ на вопрос, ставший эпиграфом всей его жизни: «Что я сделал не так?» И неважно, что разум говорит «не ты виноват в том, что родители от тебя отказались». Достаточно единственной лишней мысли, и уверенность в своей непричастности и цельности распадается на мелкие осколки.

БИОГРАФИЯ

родственники:

Alexandra Lewitt née Harrison | Александра Льюитт ур. Харрисон — мать; актриса театра; возможно жива; место жительства неизвестно.
Daniel Lewitt | Дэниэл Льюитт — отец; правительственный служащий; жив; проживает в Балтиморе, штат Мэрилэнд, США.
Miranda Lewitt née Spencer | Миранда Льюитт ур. Спэнсэр — бабушка по отцовской линии; пианистка; скончалась; проживала в Шарлотт, штат Северная Каролина, США.
Geremiah Lewitt | Джеремия Льюитт — дедушка по отцовсткой линии; профессор литературы в университете; скончался; проживал в Шарлотт, штат Северная Каролина, США.
Остальные не появлялись в его жизни.

◆ Родился в Балтиморе, штате Мэрилэнд, США.
◆ Родители впервые встретились на одном из приёмов по случаю выхода новой пьесы и поженились спустя пол года знакомства. Ребёнок родился через полтора года совместной жизни. Александра всегда была публичной личностью, но, когда после рождения сына женщина стала участницей в нескольких громких скандалах, отец Айзека не нашёл другого выхода, как выставить жену за дверь, подав на развод. Решением суда было определить мальчика Дэниэлу, позволив матери забирать его на выходные. На памяти этого не случилось ни разу.
◆ Воспитание сына пало на бестолковые плечи гувернанток, однако долго это продолжаться не смогло. В один из своих частых визитов бабушка мальчика предложила свою помощь в воспитании ребёнка, аргументируя, что посторонние люди способны только портить. Впрочем, чтобы добиться согласия отца не требовалось долгой речи. Чемоданы были собраны, и годовалый Льюитт покинул Балтимор, отправившись в родной город своей семьи.
◆ Пожалуй, если вы спросите Айзека о времени, в которое бы он хотел вернуться, он бы без сомнений назвал вам детские годы. Когда дед усаживал паренька на колени, вдохновенно рассказывая небылицы и выдуманные истории, чем вызывал беззлобный гнев собственной жены. Когда мир сужался до стен дома и походов в магазин с бабушкой. Когда казалось, словно ты бессмертен и навеки заперт в теле маленького мальчишки. Время без потерь, сомнений, где единственная причина слёз — визит к ненавистному зубному врачу.
◆ Когда пришло время поступать в школу, отец Льюитта настоял на том, чтобы мальчика отдали в частную, обозначив, что «там он будет находиться в приличном обществе». По сей день Айзек так и не внял «глубокому» смыслу данного решения. Однако, благодаря многочисленным кружкам в учебном заведении, он направил свой неусидчивый потенциал в попытки попробовать себя везде. Театральная труппа, музыкальный кружок, бальные танцы, баскетбольная команда. Из года в год Льюитт сменял сферу школьной деятельности, но в конечном итоге так и не смог посвятить себя чему-то одному. Постоянным увлечением парня оставалась лишь литература, любовь к которой привил ему дедушка.
◆ Несмотря на активное участие в социальной жизни, довольно долгое время юноша оставался серой мышью из-за своей неприкрытой стеснительности и неуверенности в себе. Дном для Льюитта стало публичное выступление во времена средней школы, когда парень опрометчиво решил, что признание в стихотворной форме сможет склонить в милость мисс популярность всего класса. Итогом фиаско был насильственный нырок головой в унитаз, разбитое лицо и клеймо неудачника, которое прочно приклеилось к Айзеку до смены учебного заведения.
◆ Нет худа без добра, поэтому, благодаря падению в иерархической пирамиде, Льюитт познакомился со своим будущим лучшим другом и ментором самоуверенности в одном флаконе. Поступление в старшую школу позволило сменить статус «неудачника» на доселе непривычный образ шутника с творческим началом. Именно в этот период парень начал осознанные произведения, хотя всё ещё не предполагал, что когда-либо захочет связать свою карьеру с писательской деятельностью.
◆ На кафедру психологии в университет он поступил по воле случая. Льюитт слишком долго определялся с выбором будущей профессии, отчего большинство учебных заведений закрыли приём кандидатур. Варианты были резко урезаны, а надоедливые пинки со стороны благоразумного друга способствовали мобилизации. Психология, так психология. К слову, о своеобразном тычке в пустоту он никогда не жалел.
◆ Хотел получать второе образование, связанное с писательством, однако семейные обстоятельства не позволили. Когда Айзеку исполнилось двадцать один, умер дедушка. Они были крайне близки, посему потерю парень переживал крайне болезненно и долго, забросив бумагу и карандаш в далёкий угол. На этом потрясения не закончились. Миранда заболела, слегла в больницу и скончалась следом, спустя год после смерти мужа.
◆ Льюитту был завещан семейный дом и всё имущество, которое когда либо принадлежало старикам. Однако юноша предпочёл продать его, не имея сил жить сплошными воспоминаниями. Спустя некоторое время после переезда, Айзек начал постепенно приходить в себя, возвращаясь к маранию черновиков и бесконечной деятельности в манере «Фигаро тут, Фигаро там». И нельзя не заметить, что прощание с меланхоличными настроениями не обошлось без участия одной старой знакомой, вернувшей Льюитта к жизни.

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ

Зрение: - 3.75 на обоих глазах; основное время носит линзы, однако дома одевает чёрные квадратные очки. По шраму на обеих коленках, красноречиво напоминающих о множественных детских падениях. Пирсинг в левом ухе. Курит. Ни разу не напивался до состояния беспамятства; сколько бы не выпил, всегда сохраняет остатки здравого смысла. Аллергия на клубнику. Для того, чтобы полноценнно выспаться, ему достаточно пяти-шести часов. Умеет играть на гитаре и на клавишных, спасибо бабушке.

http://s3.uploads.ru/HmKh5.gif icq
652627585

http://s3.uploads.ru/X7csB.png skype
romeo_has_a_gun

другая связь

пример поста

Обременить себя ранним отцовством — аттракцион крайне сомнительного содержания, однако, если до знакомства с потенциальной «дочкой» подобные мысли возникали скорее подозрениями на счёт совершенной неподготовленности девушки к страшному миру взрослых, то после полноценного вечера разглядывания «чудо-зверя», они волшебным образом исчезли, подведя молодого человека к простому умозаключению — едва ли мисс Тодд напоминала бестолковых выпускниц, не годных ни на что, кроме просмотра сериалов и кудахтанья в телефонную трубку себе подобным. Что, естественным образом, возвысило интерес к личности новоиспечённой сожительницы до небесных отметок. Не лучшая новость, если девушка надеялась познать глубину полнейшего одиночества в Шарлотт. Когда Айзек ставил на что-то или кого-то проклятую метку «надо изучить», уж поверьте, юноша отдавался процессу сполна, самозабвенно и вдохновлённо. Что же до страданий занимательного объекта? Впору заглядывать в запасы терпения и радоваться, что с некоторых пор у вас появился собеседник, помощник и, в общем и целом, человеческий инструмент на все случаи жизни.
Впрочем, какими бы увлекательными ни были перспективы сожительства под одной крышей, на первый план выходили менее «волшебные» заботы. Белокурое создание было вполне себе живым, а посему требовало еды и, желательно, не шедевров кулинарии из круглосуточной доставки гамбургеров. Будильник на шесть утра. Скрещиваем пальцы, потому что Льюитт был вооружён сковородой и лопаткой впервые в своей жизни, и одному богу было известно, насколько это опасное мероприятие.

Чёрт! — эпиграфом к часу мучений. Он отдёргивает обожённый палец от плиты, нервно размахивая полотенцем в свободной руке. Потому что вы правильно догадались. Больше всех сегодня перепало мусорному ведру, в которое один за другим сваливались недожаренные, пережаренные, уроненные и испорченные всяческими изощрёнными способами панкэйки. Взгляд полный грусти и отчаяния на очередной серо-коричневый комочек на сковороде. «Что я делаю не так?» — недовольный вой подсознания заставляет небрежным движением кинуть предмет ненависти куда-то в раковину, глубоко вздохнуть и поднять голову на часы. «Пол восьмого утра, Айзек, какого хрена?!» Грудной рык обозначающий «я сдался», и широким шагом он выбегает на улицу. Неподалёку был миловидный ресторан, сервирующий завтраки. Сегодня определенно можно было обойтись помощью тамошнего шеф-повара, а поразить (отравить) Тодд ещё успеется. Целое лето впереди.

Стол готов, и чувство собственного великолепия практически не ущемлено предыдущим фиаско. Дело за малым — разбудить. За малым ли? Сказать по-правде, из их единственной беседы Айзек так и не смог вынести информации на счёт согласия проснуться пораньше, дабы узреть всё великолепие утреннего Шарлотт, а заодно и университет, в который, предположительно, собиралась поступать Лидия. Но помешало ли это ему определить незнание, как заведомое согласие? Ещё как. «И да прибудет с вами удача?» — язвительным уколом разума вещает голова. Ей богу, порой хотелось просто увернуть мысли на минимальную громкость, только бы не вести внутренние диалоги с вечно недовольным происходящим «я». — Ли-ди-я, — разбивая звуки и делая интонации, как можно более надоедливыми, громко зовёт молодой человек, взбираясь на второй этаж по лестнице. — Завтрак готов, — на мгновение складывается впечатление, словно он молодая мать-одиночка, собирающаяся везти юное чадо в школу. Но быстро проходит, когда воспоминаниях всплывает образ красноречиво закатывающей глаза блондинки. Ребёнком, как ни крути, язык бы назвать её не повернулся. Слишком уж сознательно она выказывала театральное разжражение от речевого потока Льюитта. Ничего, привыкнет, либо он постарается говорить хотя бы треть «очень важной» информации. — И уж тем более, ты не сможешь устоять, когда узнаешь, что мы собираемся сегодня делать, — воодушевлённые интонации прилагаются, а топот стремительно приближается к двери гостевой комнаты. Осечка. Теперь комнаты Лидии.
Останавливаясь перед мнимой границей, он выжидает несколько секунд, прислушиваясь к шорохам по ту сторону баррикад. Тишина. Или подобие тишины, в любом случае, голова громко заявляет: «Не проснулась!» Надо что-то делать. Чуть приоткрывая до маленькой щели, в которую может влезть только нос, Айзек загробным голосом продолжает взывать к сонным и, возможно, вовсе не желающим немедленно поднять пятую точку с кровати. — Лидия, — растягивая шёпотом последний звук, — Просыпайся, — где-то на этом моменте девушке стоило осознать, что попытки избежать кары небесной по имени Айзек Льюитт всегда венчаются провалом. — Ты ведь не хочешь пропустить экскурсию по городу? — возвращая привычную громкость, спрашивает парень. В узком представлении темноволосого девушка должна была уже подскочить, взять его в охапку и понести по направлению в центр, однако по неизвестной миру причине ничего подобного не происходило. — Я жду тебя внизу, — радостно заканчивает, когда слух улавливает характерное копошение. Остановка. Чуть не забыл. — Чай? Кофе? Апельсиновый сок? — в арсенале имелось всё, потому что промахнуться в первый день сосуществования казалось непростительной оплошностью. И да, Льюитт светился счастьем. Потому что:
а). любая деятельность всегда вызывала в нём приподнятые настроения,
б). шанс поделиться знаниями с кем-то другим вселял ещё больше радости,
в). тяжело отыскать то мгновение, когда он им не светился.

Раскрывая широко окно в столовой, он поджигает сигарету, усаживаясь за стол и принимаясь чинно ждать появления причины, по которой в доме происходило столько лишнего оживления. Прогресс, потому что в обычном порядке Льюитт бы задымлял дом, не позаботившись о том, чтобы пустить хотя бы немного кислорода в помещение. Вовсе не хотелось, чтобы несчастная задохнулась. Если она сама не курит, конечно. «Это нам тоже стоит выяснить.» — хмуря брови, подтягивает пепельницу к себе. Лидия, если ты испугалась, сейчас самое время собирать чемоданы и бежать. Другого шанса не будет.

[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#d8b06a