A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » MATTHEW AND LIESE PART II


MATTHEW AND LIESE PART II

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://funkyimg.com/i/NhvF.gif
LIESE AND MATTHEW BENNET, 2018

AND WE TRIED, OH, HOW WE CRIED
WE LOST OURSELVES, THE LOVE HAS DIED
AND THOUGH WE TRIED YOU CAN'T DENY
WE'RE LEFT AS SHELLS, WE LOST THE FIGHT

2

I'M SORRY, I DID NOT MEAN
TO HURT MY LITTLE GIRL
IT'S BEYOND ME, I CANNOT CARRY
THE WEIGHT OF HEAVY WORLD

Просто открыть двери. Дернуть чертову ручку и переступить порог собственного дома. Просто осознать, что натворил и быть честным с самим собой. Хотя бы с самим собой, Мэттью.
Беннет стоял на пороге уже по меньшей мере минут двадцать. В гостиной горел свет, но по старой традиции никто не гасил его на ночь, и он не был уверен, что искомая персона находилась где-то внутри этого огромного особняка, который Мэтт начинал ненавидеть с новой силой, потому что каждый раз именно здесь рушилась его жизнь.
Просто. Открыть. Двери. Протянуть руку, повернуть деревянную ручку и тихо прикрыть за собой. Давай. Ну, что же ты стоишь?
Внутри что-то бессмысленно барахтается и запах сигарет перебивает холодный воздух ночного ноября. На часах половина двенадцатого. Он отодвигает край пальто, бросая взгляд на наручные часы и еще раз меряет минуты – обещал себе зайти ровно в половину. Черт. Не получается. Не получается ничего, кроме как небрежно прикурить еще одну. Телефон из кармана – пусто. Внутри, снаружи: везде. Пусто так, что хочется завыть от собственной беспомощности. Он звонил Лизи весь вечер, но телефон повторял заезженную фразу – абонент временно недоступен. Быть может, было бы проще, знать, что она думает, что сделает или хочет сделать. А так – только всепоглощающая пустота и отчаяние. И больше ничего.
Просто открыть двери. Дернуть чертову ручку и переступить порог собственного дома.
- Хватит трусить. – Решительно и вслух. Он выбрасывает  только что подкуренную сигарету, потому что от привкуса никотина уже тошнит на корне языка. Последний вдох перед падением, щелчок, теплый поток воздуха изнутри и как по задуманному – тихо-тихо замкнуть себя внутри, прикрыв.
От чего так страшно? Расстегивает пуговицы дрожащими вовсе не от холода руками, проходит коридорчик и оказывается в огромной светлой гостиной, по привычке нарушая тишину своим голосом:
- Лизи, я дома, - Зажмуривается. Черт. Наверное, это не та фраза. Наверное, он не имеет права произносить ее теперь, когда так подвел собственную жену. Что делать? Как себя вести? Мэтт не знал. Мэтт никогда не ссорился с Лиззи так сильно, пусть даже времени на крики никто не выделил. Она просто нажала сброс на том конце линии, он просто тихо сошел с ума от мысли, что причинил ей ту же самую боль, что этот Джереми Кросс, которого она тоже любила.
Стаскивает с себя верхнюю одежду и аккуратно оставляет на ручке кресла. Полшага вперед, вслушаться в тишину с какой-то больной надеждой, что его самый сильный страх сейчас не оправдал себя. Впрочем, нет. Спину матери он успел тогда увидеть, а если Лизи Беннет здесь уже нет, то все окажется гораздо хуже. Да куда уже хуже?
- Лиз? – Громче, повторяет не прибавляя привычного “милая”, но все так же смягчая голос на звуке ее имени, и назвать это привычкой не поворачивается язык. Нет, он не привыкал к ней как к вещи, не считал ее своей обыденностью, но ежедневным праздником и счастьем – так же, как и клялся перед Господом, когда впервые назвал своей женой. Но от этой мысли сердце горько сжимается в груди, душит, давит и пытается выскочить наружу, сопротивляясь реальности. Можно было сколько угодно раз убеждать себя, что сделал все, чтобы она была счастливой, а потом промотать пленку во вчерашний день и услышать свой надрывающийся голос, кричащий Хэйт в лицо слова о любви.
Тугой ком сожаления проваливается в желудок, но легче не становится. “Просто будь дома, прошу тебя”. Маршрутом на кухню, выглядывая из-за дверного проема – нет. Здесь ее нет. Быть может, она в спальне? Или читает документы в кабинете? Или принимает душ перед сном? Она должна быть где-то здесь. Его Лиззи всегда ждала дома, она не может просто взять и исчезнуть. Не может оставить его одного, не может, не может, не может.
- Лизи, - Снова громко. Подается в другу комнату, ощущая как приступ паники накатывает, накрывая с головой. Шаги делаются громче и ускоряются, сил на то, чтобы не начать бегать по всем пустым местам в истерике, почти не хватает, но Беннет всегда умел держать себя в руках – много лет до появления этой женщины в его жизни было только молчание и вечная тишина. Не привыкать. – Лиз… - Голос гаснет, он поднимается на первую ступень, обхватывая еще холодными пальцами перилла лестницы. Что-то перемыкает в груди. Надо отдышаться, да? Надо просто придти в себя. Она где-то здесь. Она всегда была здесь. Она не может просто взять и исчезнуть. “Я дома, малыш, слышишь? Я дома. Прости меня. Прости. Я дома...”
Мысленное отчаяние прерывает какой-то шум сверху. Стоит ему достичь слуха, как Мэтт срывается вверх, бесшумно, но быстро и с колотящимся сердцем преодолевает расстояние от лестницы до двери комнаты, откуда доносится звук живого человека. Домработница не могла быть здесь в такое время верно? И хотя он планировал быть осторожным, голос прорезается сам собой, еще до того как сам Беннет появляется в дверном проеме:
- Хэй, кнопка. Ты чего телефон выключила? - Это секундное чувство, что все будет хорошо. Маленькая не угасающая надежда забыть то, что случилось и большая безнадежная ложь самому себе. Но сердце отказывается подчиняться, голос делаться ровным, уголки губ опускаться вниз. Вдруг все это - был один кошмарный сон, и теперь он закончится? - Я же волновался.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » MATTHEW AND LIESE PART II