luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » fly, jess, yano


fly, jess, yano

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Участники:
госпожа эмили и госпожа джесс

Время и погодные условия:
утро, 1 сентября
норм погодка

Место действия:
атриум

Сюжет:
джессика рассказывает о крутом и мегопопулярном парне в NWHS

2

Это было странно сидеть не в своей школе. На самом деле, Эмили не очень любила перемены, только в редких случаях. Например, если она долгое время живет в каком-то городе, и ей просто надоедает все то, что она знает о нем. И тогда хочется переездов, что-то поменять.
А вот это чувство, когда ты, на самом деле, любил свою школу и обучение в ней, а теперь ты сидишь в дико богатом помещении, которое не присуще ни тебе, ни твоей семье ни образу жизни, который ты вел до этого.
В любом случае, она знала, что привыкнет к этому очень скоро, как и всегда. Она ведь перешла со школы, в которой училась все детство и юность, и тут на тебе - переход в старшую школу.
Многие её одноклассники уже уехали домой, потому, что день "открой-глазам-на-мир-новым-ученикам" уже прошел, и немногие остались сейчас в школе. Просто, Эм решила обследовать школу по минимому, чтобы завтра хотя бы найти столовую, а то с этим у нее всегда были проблемы.
На самом деле, не смотря на то, что школа была огромной и тут было много учеников, все равно ей казалось, что каждый друг друга знает. И то, что сюда перевелись новые ученики из полубедной школы не радовал никого. Она будто видела, как её сверлят взглядом, думаяя тип "бедная", проходя мимо, хоть у них и у всех была одна форма.
Ну, с другой стороны - Эмили всегда была без комплексов.
Сидя на скамейке в атриуме, она заметила мимо проходящую одноклассницу. Они не были знакомы, вот только сегодня она увидела её в новом классе. Вроде бы её звали Джессика, именно под это имя она подняла руку, когда была перекличка. Не обратив особого  на неё внимания, Флай продолжала заниматься важнейшим делом. Ничем.

3

Механизм запустился. Только вчера были уверенны, что вернуться в свое убежище, а теперь? Кажется, у нас новость в виде наводнения среднего класса, а то и хуже. И как директору только в голову пришла такая мысль? Очевидно ведь. Никто не желает видеть нелепых гусей в небе. Всегда приятней смотреть на полет лебедя, чем на домашний скот. Хотя, лебеди не слишком-то приспособленные птицы. Чахнут на глазах, чуть что. Не то, что неуклюжие и громкие гуси.
Джессика прислушивалась к стуку собственной обуви, в поисках новых лиц, с которыми ей еще не довелось встретиться за продолжительный день. Ученики мало-помалу начинали покидать стены величественного здания. Многим пришлось побывать внутри впервые, тем не менее, сложно было найти человека во всем городе, который бы не знал как выглядела Старшая Северная Школа. Да, пожалуй, еще долгое время ее бывшие ученики не смогут изменить себе в привычке называть ее сим образом.
Но глупо сравнивать людей с животными. Да и не в красоте тут дело. Понимали бы это все, и не натворили бы лишних проблем. А тебе до них какое дело? Администрация сама расхлебывать будет. Миддлтон, ты ведь только на спектакль идешь, декорации-то не тебе разбирать, как бы ты ни рвалась.
Пройдя очередной продолжительный коридор, глаза Джесс уловили одинокое создание, с которым ей довелось встречаться на утренней перекличке. Она уже знала, что светловолосая девушка не имела ни дворянских кровей, ни огромных капиталов за спиной, тем не менее Миддлтон не упустила возможности встретиться взглядами, дабы заговорить.
В бою важен каждый солдат. Не по твоей чести быть избирательной, Джессика. Возможно, она куда интересней, нежели ее наследство.
Стремительно направившись навстречу отчужденно сидящей однокласснице, Миддлтон лучезарно улыбнулась, насколько это ей позволяло приличие.
- Новенькая, ведь так? Эмили МакФлай? - Не слушая ответа, будучи уверенной в нем, темноволосая продолжила, - размеры здания впечатляют, не так ли? - Обведя взглядом атриум, проговорила Джесс. - Ты не против? - Спросила голубоглазая лишь из вежливости, не став дожидаться реакции знакомой. В эту же секунду пятая точка дамы встретилась со скамейкой.
- Уже что-нибудь узнала о нашей школе? - С непривычки, она вкладывала в слово "нашей", название Старшей Севердной, тем не менее, это было известно лишь голове молодой особы и никому боле. По случайности или же по воле судьбы, но проводником в потемках новых людей стала никто иная как знающая адреса всех учеников Джессика Миддлтон. В простонародье - сплетница.

Отредактировано Jessica (2012-10-27 22:14:59)

4

Спасибо, спасибо что Эмили не была социофобом. Та самая Джессика решила подойти к ней и поговорить, видимо, то ли ей наскучило общество себя, либо ей захотелось узнать что-то о новенькой, либо она захотела её просто унизить. Эм не была из тех людей, которых легко затроллить, но если бы её начали унижать, думаю, она бы расстроилась.
Ну ударила бы. Хотя, на самом деле она против насилия, и убила бы человека в своей голове, но who cares.
В итоге, когда Джесс улыбнулась ей достаточно широко и открыто, Флай не удержалась и её рот так же растянулся в дружелюбной улыбке. Мало  того, что она просто любила улыбаться людям, а особенно когда ей тоже улыбаются, да ещё и так открыто и по-дружески, ну как тут не улыбнуться? В голове зашуршали мысли, что может быть, она хорошенькая и они подружаться.
С другой стороны, я бы никогда не общался с такой упоротой.
Она заговорила, задавая вопрос за вопросом, на который Эм просто не успела отвечать. На вопрос про её статус в школе и имя она лишь быстро кивнула, аккуратно вставив "да, таковая". На вопрос про школу она заговорить тоже не успела, так как последовал следующий вопрос.
Боже, зачем задавать на вопросы, и не слушать ответа. Или она задает их мне потому, что думает, что я проговариваю их про себя, а она умеет читать мысли? Тогда она больная, и ей нужно общаться со мной, - хмыкнув тихо, подумала она.
- Уже что-нибудь узнала о нашей школе? - наконец, её голосок умолк. Эм повернувшись к ней в полоборота, продолжая рассматривать потолок и стены как больная.
- Очень, если честно. Я до сих пор не нашла столовую, хотя вложила в это все свои географические знания, - ухмыльнувшись, она продолжила, - Ну.. Узнала - это сложно сказать. Вряд ли к моим знаниям того, насколько она крута и дорога для таких лохов как я, и то, что мы получили сегодня на классном часу.. Думаю, ничего особенного не узнала, - сейчас Эм с усердием старалась идти против своих привычек - а именно говорить о себе в мужском роде. Не буду говорить и повторять, откуда она взялась - она просто существует. И почти что перед каждым глаголом она делала небольшую, еле заметную паузу, как даун какой-то. Хотя, сравнивать с себя дауном - обижать их, ведь и они бывают нормальными.
- Можешь меня проинформировать о чем-то интересном, если есть желание тратить на это время, - и улыбнувшись, она поправила юбку, усаживаясь по-удобнее. Её все ещё не устраивала эта форма, как бы она не хотела к ней привыкнуть.

5

Она внезапно вспомнила свой первый год в школе и как вообще пришла к тому, что стала центром информации Старшей Северной Школы. Будучи еще неопытной девченкой, но достаточно общительной, Джессика по-глупости сблизилась с чертовой тучей учеников. Долгое время, она прогибалась лишь бы только не потерять дружеские отношения ни с одним из них, в конечном итоге, оказавшись заклейменной "бесхребетной". Увы, даже такие популярные создания как Миддлтон падали вниз пищевой цепи учебных заведений. Однако, пробыть ей там довелось недолго. Ее взяла под опеку одна старшеклассница, родители которой нередко навещали особняк Джесс. Там, в общем-то и познакомились. Продвигая преемницу, Анна, так звали ту девицу, умудрилась не только превратить девушку в первоклассную ищейку тайн студентов, но и создать собственную пародию в более лицемерном варианте. Да, милашка Джесси растеряла добросердечность, привыкнув завираться по поводу и без. Она обладала незаурядной памятью, поэтому умудрялась хранить все изворотливые отговорки неподалеку, дабы в любой момент не выдать саму себя. К слову, многие раскрытые в прошлом деяния одноклассников до сей поры служат Миддлтон уверенностью в собственной общественной позиции.
Хотя, есть в этой школе и темные лошадки. Ох как надеюсь, что их число не увеличится с появлением такого количества второсортного народа. Что же ты столь груба, Джесс? Не ведись на общественное мнение. Оно нередко не содержит ни капли размышлений и сделано из поспешных выводов. А тебе такие вещи не присущи.
Впечатление о девушке складывалось двусмысленное. Она ничуть не казалась глупой или же недалекой. Тем не менее, ощущение недоговоренности отпечаталось на лбу собеседницы.
Малышка что-то скрывает или недоговаривает? А может стесняется почем зря? Пожалуй, с этой головоломкой я разберусь чуть позже. В конце-концов, стоит оценить потенциал сложности, прежде чем нырять в пучину неизвестности.
- Так что же мешает посмотреть ее сейчас? Большинство уже ушли по домам после церемонии, думаю, в коридорах и классах мало кто остался, заодно и посмотрим здание, - ведь вполне вероятно, ее новая знакомая могла наткнуться на агрессивно-настроенных умов эпохи неолита, а что может быть более способствующим хорошему впечатлению, чем преждевременная помощь в освоении путей побега или же убежищ? Это подчеркивает заботу, которой не было. Но была. Если вы улавливаете тонкую нить моего глупого повествования.
- Что-то мне подсказывает, что небогатые лохи еще растрясут наши заспанные сознания, - усмехнувшись, заметила Миддлтон, - начну с себя, - заговорив об информации, произнесла Джессика, - остальное со временем. Родители у меня работают в полиции, как ты понимаешь, не обычными дорожными патрульными. Я из столицы, но вот в школу меня отправили сюда, слишком уж я уставала от Лондона. Я тебе я знаю уже довольно много по твоим меркам, не поленилась воспользоваться родительским доступом. Не скажу, чтобы шибко интересная жизнь у тебя, но знакомству я в любом случае рада.
Она встала со скамейки, приглашая собеседницу пройтись.
- Занимаюсь конным спортом, стараюсь научиться играть на скрипке, но все говорят, что я не вкладываю свою душу в музыку, так что выходит не очень-то. Слушай, а тебе какие мальчики нравятся? Парень-то был? - С загоревшимися глазами, спросила Миддлтон.

6

Она была странной. Точнее, для Эмили все были странными, потому что таковой была она. Марку "странная" она вешала на всех, если честно, поэтому, это не всегда звучит как что-то оскорбительное.
Эм не могла думать о ней пока ничего, кроме факта, что она симпатичная. И это было вполне нормально, ведь Джессика правда была красивой. А ещё у неё были длинные волосы и форма школы ей очень шла.
На предложение пройтись Эм отреагировала вполне логично - она была сейчас согласна пойти куда угодно, лишь бы не оставаться на одном месте. На самом деле, не смотря на всю её лень, она очень любила гулять и вообще тусить где-нибудь с друзьями, если это не какие-нибудь ночные клубешники и другое дерьмо.
Поэтому активно закивав головой, она практически даже сразу вскочила с места.
- Ну, предположительно. Наша школа тоже не была такой убогой, как её представляют высшие чины, - улыбнувшись, проговорила она. Проблем с ними тоже всегда было достаточно, - О, и обо мне прямо? Замечательно, тогда мне не надо даже рассказывать о себе и о моей скучнейшей жизни. Никогда не любила это делать, и продолжаю не любить, - и она тихо хохотнула, - Но воу, полицейская семья - это мощно. Буду с тобой поаккуратнее. В любом случае, я тоже рада знакомству, - и протянула руку.
- Занимаюсь конным спортом, стараюсь научиться играть на скрипке, но все говорят, что я не вкладываю свою душу в музыку, так что выходит не очень-то. Слушай, а тебе какие мальчики нравятся? Парень-то был?
Услышав про конный спорт глаза Эм загорелись. Она очень любит лошадей, если не сказать громче, что она их просто обожает. Радостно хлопнув в ладоши, она чуть ли не обошла Джессику стороной, говоря:
- О-о, отведи меня как-нибудь куда-нибудь, где есть лошади! Всегда мечтала на них покататься, - улыбнувшись, она конечно же могла предположить, что Джессика это не сделает. Ей что, делать нечего?
На скрипку она отреагировкала ещё лучше, ведь занималась когда-то в музыкальной школе именно по игре на ней.
- Ну, с одной стороны, это важно, что говорят тебе люди. Когда мне говорят что-то про мои ошибки, и критикуют, я стараюсь исправиться. Хотя, зависит от критики. Да и в любом случае, важно что чувствуешь ты, - убрав руки за спину, она продолжала идти по школе, крутя головой и запоминая куда они идут хотя бы немножко.
- Мальчики.. - она задумчиво протянула, поднимая голову к потолку, - Были, когда-то давно, но почему-то позже все были загнаны во френдзону. Нравятся когда они такие странные, как я, - и опять хохотнув, добавила, - С такими проще общаться.

7

То что Эмили называла "странным", Джессика предпочитала именовать имеющим собственное обличие. Она на собственном примере доказывала, насколько может быть пресловутым лицо, что и не отличишь от серой массы. Ведь Миддлтон нередко представала перед людьми вежливой, излишне много говорящей особой, с натянутой улыбкой на лице, что ничуть не являлось истинной натурой девушки, однако въелось настолько, что и желания доказывать обратное не находилось.
Но на кой черт одевать тысячу масок перед "простолюдинкой", если она в них ничегошеньки не смыслит? Велика вероятность, что это было лишь оправдание на скорую руку, дабы не вызывать у самой себя подозрений, к такому открытому поведению с новоиспеченной ученицы престижного заведения. Могла ли МакФлай представить масштаб возможностей, которые открылись ей вместе с поступлением в NWHS? Пожалуй, ни один из студентов еще не открыл как следует глаза на подвернувшуюся удачу.
Хотя взгляд их всегда несколько иной. Мы ведь судим лишь исходя из известного нам, ничуть не проникаясь чужими желаниями? Я малиновые пирожные, а рыбы по какой-то причине любят червяков. Так что, если вдруг соберусь на рыбалку, принесу их любимое, ужин-то все равно будет ждать меня. А они ведь сглупят, начнут тыкать их в золото, когда им и без него прекрасно. Может быть, оттого, что мы ослеплены этой желтизной, все несчастны и жадны до смерти? Все хватаемся за несуществующие идеалы, и всего мало. Хотя, кто захочет упасть с неба на землю? По мне так, лучше уж плакать в дорогом автомобиле, чем смеяться стаптывая себе ноги.
- Никогда не доводилось в ней бывать, как понимаешь, - несколько отрешенно пожала плечами Джессика. Не то, чтобы ей было грустно, однако никогда не стоит отказываться от лишней информации, возможно, знай она в каких условиях учились студенты WHS, смогла бы предвидеть фундаментальные сцены спектакля. Увы, не судьба.
- Истории людей крайне полезная штука, никогда не знаешь, что именно может тебе пригодится, - сказала девушка, закусив губу, - тем не менее, я не хочу идти по стопам родителей. По-моему, зависеть от правительственных решений слишком скучно, - смотря прямо перед собой, говорила Миддлтон. Темноволосая излишне избаловала себя вседозволенностью в Северной Школе, чтобы спуститься до уровня подчинения любой воле начальства.
- Ах да, нам ведь уже и клички придумали. Неоригинально, зато верно. Северные и западные. Думаю, кто есть кто сама додумаешь, - она резко остановилась, указывая пальцем на высокую дверь, подле которой висела табличка с надписью "столовая", - а вот и то, что тебя так беспокоило. Голодной не останешься.
Легко сказать, не обращай внимания. Похоже, тебе просто-напросто стоит услышать виртуозность бесчувственности моей игры. Грустно, что уж говорить.
- В октябре моя семья нередко проводит скачки неподалеку, буду рада тебя пригласить, - премило улыбнувшись, произнесла девушка, - познакомишься со звездами школы, если к тому времени не успеешь, - в чем, по странной причине, Миддлтон усомнилась, несмотря на то, что Эмили не подавала надежду на задатки мисс-популярности.
- Странные говоришь? Оставлю поиск на тебя. Люди по-разному странные бывают, то что мне удивительно, тебе может привычным показаться. Однако есть у нас свои недосягаемые идеалы. Или, скажем так, слишком мимолетные.
Ее глаза вновь беснули ярким огнем, и Джесси поспешила вперед по коридору. Несколько поворотов, и она сбавила шаг, наконец вновь заговорив.
- Вот впереди, - указав на юношу, что стоял в нескольких десятках метров, произнесла Миддлтон. - Яномото Орихиме, попросту Яно. Ни одна благоразумная девица не отказала бы ему. Он из специального класса, с моего первого года в нем учится. Последний год его популярность подскочила до небес. Одно жаль, ни с одной он так и не скрепил отношения долже чем на неделю. Я вас познакомлю сейчас, - она рывком двинулась вперед, сдержанно улыбаясь темноволосому юноше.

8

Она очень уважала людей, у которых была своя точка зрения. Сама Эм была именно такой - очень на многое, если  не на все, она имела свою точку зрения. Джессика была из разряда тех, кому, например, все равно что о ней подумают родители, если она пойдет не по той работе, по которой работают они. По-моему, даже такая мелочь, а в высших ветках нашего общества это даже не мелочь, была очень важна. Ну, может, Эмили слишком сильно преувеличивает?
- А куда планируешь поддаться тогда, если не по родительским путям? - спросила она, по привычке чуть ли не засовывая руки в карманы, и только затем вспоминая, что их там на самом деле нет. Разочарованно, она сложила их на груди, продолжая свой путь, попутно слушая что говорит ей её новая знакомая.
Про клички Флай лишь хмыкнула.
- О, значит, сейчас все ребята включат в себе диктаторов. Надеюсь, нас не будут ущемлять потому, что у половины ребят нет денег на дорогое обучение в школе, - пожав плечами, она добавила, - В прочем, я люблю запад, поэтому, даже не против. Западная Эмили. Будто я индейского племени.
Когда Джессика указала на табличку со столовой, да и вообще когда они дошли до неё, Эмили сразу встрепятнулась. Даже сейчас она была голодной, но в любом случае, не потащила бы никуда есть Джессику - мало ли, что. В любом случае, она точно запомнила как туда идти. Вроде бы, даже не учебный день, а из столовой пахло замечательно, что даже сейчас она бы подлетела над землей и поплыла по вкусному пути из запахов прекраснейшей еды. В любом случае, это будет её любимое место из всей этой школы. Осталось найти что-нибудь ещё маленькое и уютное, где можно будет упарываться и тусить.
- А мы можем туда зайти?
Когда она услышала про то, что её семья проводит скачки и даже ей можно будет прийти, её глаза чуть ли не заполнились слезами, а сама она не отправилась в пляс.
- Да? Здорово!! - она схватила девушку за руки, и улыбаясь, сказала, - Боже спасибо тебе! Я так люблю лошадей, ты даже не представляшь насколько, так что, я буду очень рада!! - и отпуская, она добавила, - А ещё, раз ты играешь на скрипке, и я, кстати говоря, тоже, я хочу услышать как ты играешь, - прогорила Флай, улыбнувшись.
Про то, что она сказала про каких-то идеалов Флай просто пропустила мимо ушей. Далекова-то она была от всей этой иерархии, и ей было все равно - кто хорош, а кто нет. Кто популярен, а кто нет.
Все хороши собой, когда надо. В любом случае, она не слишком бурно отнеслась к тому, что её сейчас поведут с кем-то там знакомиться, и значит, в столовую они не пойдут. Парень да, был симпатичный, но в любом случае - что она не познакомится с ним позже?
Поправив очки, она прищурилась. Единственное, что что-то он был слишком знакомый, да и имя отдавалось в голове достаточно ясно. Но что-то.. Да.

9

Легко спросить: кем хотела стать Джессика. Если бы только девушка могла членораздельно объяснить самой себе, чего хотела от собственной судьбы. Но нет же, она принадлежала к такому бесполезному подвиду людей, которые с точностью могли сказать "нет" на любое невыгодное им условие или же положение, однако, когда дело доходило до выражения желаний и идей, они становились инфузориями туфельками, с трудом понимающие о том, что таковыми являются, я уж не говорю о глубоких рефлексиях и прочей ерунде.
- Я бы и сама не прочь узнать. Если честно, я еще не нашла места, где смогла бы применить свои незаурядные способности к поиску информации. Ну вот ты, кем хочешь стать? Из нашей школы тебя и с низкими баллами возьмут в любую компанию, только пожелай, - она вновь это сделала. Вновь уверенно представляла себе образ Северной Старшей, произнося "наша". Миддлтон даже не замечала за собой, как не считалась с присутствием западных учеников в заведении. Или она просто-напросто еще не успела осознать координальные изменения, что громом проносились над бывшей NHS.
- Будут, не заблуждайся, - с холодным спокойствием, заметила девушка. Не в ее стиле было, скрывать такую очевидную истину, - вы как второй сорт для большей части. Неумно, конечно же, так считать, тем не менее не стоит ожидать, что среди состоятельных семей процент благоразумных и думающих детей выше. Оценки может здесь и выше среднего, но это не значит, что IQ носителей превосходных досье отличается от дураков из ваших "краев", - сделав акцент на последние словосочетания, усмехнулась Джесс, - может грубо вышло, но мне не к чему изворачиваться и рисовать тебе иллюзии, не так ли? - Вновь широко разулыбавшись, заметила темноволосая.
Проигнорировав желание МакФлай, Миддлтон устремилась в своем направлении, забывшись от многочисленных идей, нахлынувших на сознание. Хотя ей не пришлось долго существовать наедине со своей головой, ибо крайне живая реакция девушки на обычное в ее среде предложение, выбила Джессику из колеи.
- Умеешь кататься? - Невзначай поинтересовалась голубоглазая, - в конце-концов, я часто выезжаю на прогулки по выходным, могла бы как-нибудь захватить тебя, - мягко улыбнувшись, сказала девушка. Твоя любезность начинает переходить границы. Хотя, будто оно плохо, общаться с одноклассницей? Да и кому ты врешь, Джесси, не в твоих привычках затаскивать абы кого к себе в особняк, разве что только на мероприятия, но никак не проводить с ними выходные.
Наконец-то подойдя к Яно, она отчетливо поздоровалась, представив МакФлай.
- Рада видеть тебя, Химе. Неуж-то вырос за каникулы? - Слегка удивленно, поинтересовалась Джессика, - хотела представить тебе свою одноклассницу. Эмили МакФлай. Она из Западной, - заключительно произнесла девица.

10

Орихиме так и не попал на церемонию открытия, по сей причине, скитался по коридорам школы, не имя ни малейшего понятия о том, кто мог оказаться в его классе в этом году. Ко всему прочему, он оказался, пожалуй, самым последним оболтусом, который узнал о слиянии школ воедино лишь к концу августа, благодаря учтивому звонку Джессики, не зря уверенной в неосведомленности брюнета о происходящем в верхах. На удивление, Яномото каждый раз доказывал свою отстраненность от школьных сплетен, несмотря на всю общительность и немалую популярность в кругах, так сказать, подрастающих снобов, именующих себя элитой.
Бесполезно полагать, что состав класса изменится лишь по причине того, что у нас появилось в несколько сотен свежих умов. Я определенно удивлюсь, если при всем моем уважении, директор уступит разуму, а не чувствам, и допустит учеников Западной Старшей в наши ряды. Иногда я не понимаю по какой-такой причине я все еще в 00? Результаты-то у меня нередко опускаются ниже средних баллов учеников из 0А, а знание языков заслуга отца, ничуть не моя. Покажите мне ребенка, в которого бы не вошли знания до последней капли в возрасте до 10 лет.
Запихнув руки по карманам, парень прогуливался вдоль коридора, уверенно направляясь к школьному атриуму, а затем и к выходу. Сегодня, по каким-то аномальным причинам, Яно не чувствовал будоражащего сознание прилива сил и, тем более, желания перезнакомиться с каждым новым учеником уже Северо-Западной Старшей Школы.
Странный ход, с учетом того, что местоположения она так и не поменяла. Хотя вдаваться в логику нашего директора - только себе голову ломать. Велика вероятность, что это лишь милая уступка и память о когда-то существовавшем месте.
Вздохнув, Химе одобрительно кивнул одному из пареньков, чье лицо ему приходилось видеть еще в прошлом году. Имени, правда, Яномото не помнил, но к таким дыркам в сознании он уже приспособился, объясняя все огромным количеством учеников. А теперь их стало вдвое больше.
И каким образом, простите за грубость, я ко всем чертям запомню имя и фамилию каждого дурака?
Его взгляд упал на Миддлтон. Она одна из редких особ, с которой у Орихиме не намечалось, не намечено и никогда не наметится романтических отношений. Несмотря на несколько схожие взгляды на мир, они в корне отличались. Юноше не было свойственно лицемерие, когда девушка купалась в нем с бесстрастной улыбкой, будто не замечая грязи вокруг.
- Джесс, - разулыбавшись, воскликнул Яно, - а то, - расплывшись в еще более широкой ухмылке, произнес паренек, - никогда бы и не подумал, что за несколько лет перестану вписываться во все дверные проемы, - а головой он в жизни ой как часто настукался. Точнее, за последний год, когда рост внезапно перевалил за 190 сантиметров и вновь прыгнул на 2 за лето.
Возможно, Джессика ожидала иной реакции от Орихиме, однако юноша будто оцепенел, не слышав ни единого слова, после того как темноволосая указала на подошедшую не слишком-то высокую девушку.
Его будто окатили ледяной водой, а затем выставили греться в горячую баню. Это не могло быть ошибкой. Яномото бы никогда не смог забыть лицо странной девченки, которая не стала слушать убедительные замечания одноклассников о постоянном-нытике-Химе, начав общаться с несколько потерянным от общества мальчиком. Удивленно уставившись на до боли знакомое лицо, черноволосый не произнес ни слова, перед тем как кинулся в сторону Эмили.
- ФЛАЙ! - Воскликнул голубоглазый, стиснув несчастную девицу в объятиях. Но моментально отпустил, посторонившись собственной излишне-бурной реакции, - Флай, ведь ты? - Сложно сказать, выпрыгнуло ли сердце юноши или же наоборот, остановилось, тем не менее, дыхание Яно было сбивчивым, чего он, собственно, не заметил за перелившейся через край радостью.

11

Привычка девушки постоянно выставлять большие плюсы Северной школы не столько надоедали, просто Эмили старалась не обращать на неё внимание. Наверное, для той это было действительно важно и как бы сейчас хорошо она не общалась с Флай, она тоже видимо относится к разряду людей, которым важна вся эта иерархия и куда относиться. То есть, Эм на протяжении сейчас всего времени будет все равно с кем общаться и к какому "клубу" людей относиться. Главное, чтобы с ней общались, ну или не общались. В любом случае, она будет нормально общаться со всеми, кто протянет ей руку дружбы или как это теперь называется.
Вопрос куда пойти работать давно волновал и саму Эмили, в прочем, ей было проще - она уже выбрала давно профессию. Интерес пошел не только от брата, но ещё и от самих родителей. Даже та самая фирма, которую открыл отец, была основа на компьютерном деле.
- Что-то с уклоном в компютерное дело. Мне ну нужно что-то многое от жизни, и от работы. Главное проживать и хотя бы раз в пару дней ходить в МакДональдс, - хмыкнув, сказала Эм, добавляя, - Простолюдинам, - она даже выделила его пожирнее, - Много не надо.
Да, если она хорошо закончит Северно-Западную ей очень много куда откроется дверей - и она это сама знала. С другой стороны, она правда не хочет много от жизни. Зачем? Чем больше денег - тем больше ты их тратишь, и тебе все равно становится сложновато в конце месяца, если ты дурак и не можешь норм с деньгами управиться. А Флай была ещё той транжирой.
- Грубо? О чем ты. Ты просто сказала мне то, что я и так знаю. В общем-то, это логично, ведь в любом обществе так будет. Но знаешь, - она выдержала паузу, и протянула улыбаясь, - Мне как-то все равно. Пусть меня хоть дерьмом, извиняюсь за грубость, поливают, - страшновато ей и не было. В целом, Флай правда была довольно бестрашным человеком, если не считать её основных страхов.
Но кого это волнует сейчас? О них я расскажу позднее.
- Единственное, ведь теперь я буду с тобой здороваться, ведь мы знакомы, - она хохотнула, - Тебе ничего не скажут важные шишки вашей школы, что-то вроде "Что ты общаешься с простолюдинкой"? Или тут не всё так сильно запущено?
Преувеличивать она умела и могла. На самом деле просто пересмотрела фильмов.
В столовую они правда не пошли, проходя мимо неё. Флай бросила на неё печальный, САМЫЙ ПЕЧАЛЬНЫЙ взгляд за все это время прибывания в школе и помахав ей ручкой, стала отвечать на вопрос про лошадей. Именно он дал ей забыть о вкусностях, что творятся в столовой.
- Я каталась пару раз, когда у меня был шанс. В принципе, я очень быстро учусь всему, ловля, так сказать, всё находу, - задумчиво протянула она, - Я с радостью! В любое время зови меня и я обязательно приду. Может, телефонами обменяемся? - Флай улыбнулась и остановилась, доставая из кармана смартфон, - Я не сомневаюсь, что тебе легко достать мой, но знаешь ли, мне твой будет тяжеловато, если ты не фанатка каких-нибудь социальных сетей.
Когда они подошли к Химе, у Флай был больше шанс его рассмотреть. Высокий, темноволосый, достаточно симпатичный и какой-то смазливый. Ну вот знаете это противное чувство, когда ты видел где-то человека, и он тебе очень ОЧЕНЬ сильно знаком...
Орихиме Яномото...
Орихиме..
Химе..
Яно.
Когда парень налетел на неё с криком и обниманием, а потом отодрался самостоятельно, она даже не успела ничего и ответить. Через минуту после момента "лолчито", она вспомнила кто он.
Они познакомились ещё в средней школе, причем чисто случайно. Эмили обычно не дружила с ребятами. Точнее, она дружила со всеми поголовно, но у неё была своя компания упоротых, и она редко общалась с кем-то ближе, чем с ними. Но Яномото появился в её жизни довольно внезапно, и так же внезапно исчез. И вот они снова увиделись.
- Яно?! - и теперь была её очередь налететь на него с обниманием, абсолютно этого не стесняясь. При встрече они в любом случае обнимались как друзья, - Неужели это ты, нет, я просто поверить не могу, боже! - и сделав шаг назад, она посмотрела на него снизу вверх, - А вымохал то как, боже, как мне теперь смотреть на тебя и не ломать шею при этом. Права была моя мама носить каблуки! - и ударив его по плечу, она добавила, - И ВООБЩЕ ТЫ КУДА ПРОПАЛ ПРИДУРОК ФУ Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ, - заведясь как истеричка, она сложила руки на груди, продолжая говорить на повышенных тонах, - Я ДУМАЛ ТЫ УМЕР, ИЛИ ПОПАЛ В БОЛЬНИЦУ ФУ НЕНАВИЖУ! - и затем она ещё раз ударила его.
Но она была рада его видеть. Очень.

12

Было ли Орихиме какое-то дело до иерархии? Его не столько волновало какую именно позицию в обществе он занимает, сколько Яно беспокоился, чтобы его окружали люди, которым он мог бы доверять, вне зависимости от их количества или же положения в обществе. Однако, до поры до времени, второе не могло вызвать проблем у юноши, разве что только в Северной Школе учились исключительные сорта изворотливых и лживых созданий, которым не стоило доверять и кончика своего волоса, я уж не говорю о таком громком выражении как жизнь.
Естественным образом, Яномото прекрасно осознавал бремя пресловутого червонца, который нравился всем и каждому по причине наличия смазливого личика, минимума галантности и значительного наследства. Конечно, были и индивиды, которых персона Химе интересовала в личных интересах, к слову, к этому числу относилась Джессика. Несмотря на постоянный поиск выгоды в людях, девица ни раз доказывала темноволосому, что ее преданность прийдется заслужить. За все годы, что Миддлтон пристально следила за любым слушком витающем вокруг Яномото, истинны так и не покинули их прошлых разговоров.
С какими же воспоминаниями появился Орихиме на пороге Северной Старшей Школы? Вполне вероятно, он должен был бы бояться очередной неудачи и падения на дно иерархической цепочки любого учебного заведения, но знакомство с Эмили несколько поменяла убеждения Яно. Будучи уверенным, что найдется хотя бы один ученик, кто проигнорирует любые слухи о мальчишке, Химе заклеймил себя с первого дня излишне болтливым добряком с незаурядным взглядом на мир. Будучи редким представителем сына, который имел силы переубедить собственного родителя путем доводов и логики, с первого дня Орихиме зарекомендовал себя наиболее лучшим образом. Так и начался путь вверх по "цепи питания".
Ничего более неожиданного я и не мог представить. Скажем так, я кажется сейчас в буквальном смысле живу с самом сумасшедшем варианте развития событий.
На место несказанной радости, вновь пришло удивление, а затем вновь счастливая улыбка. Состояние парнишки прыгало то ли от неподготовленности, то ли от беспорядочных чувств, название которым было не найти. А как вы обзовете внезапную симпатию, смешанную с меланхолией, оцепенением и несказанным счастьем одновременно? Вот-вот, по сей причины Химе даже не старался подобрать слов в своем сознании.
Кажется, бившие через край эмоции поотпустили парнишку, как слегка запоздалая реакция проснулась со стороны МакФлай. Будучи стиснутым в объятия, юноша почувствовал, что чуть не треснул пополам, так что как только Эмили соизволила уступить путь воздуху к легким Химе, голубоглазый слегка согнулся, в попытках отдышаться.
- Чего не могу сказать про тебя. Никогда бы не подумал, что скажу это, но ты официально приравнялась к семейству гномов, - усмехнувшись, заметил черноволосый. Что уж там. Я бы никогда не подумал, что мы окажемся в одной школе, по определенно мистическому стечению обстоятельств.
Широкая улыбка слегка спала с лица голубоглазого в тот момент, когда девушка напомнила о его неожиданном отъезде. Тогда парень еще не мог найти в себе сил, чтобы пойти наперекор отцу и отказаться от потери любых связей, что были приобретены за время пребывания в пригороде Плимута.
- На то не была моя воля, ты уж поверь мне, - довольно скоро проговорил Химе, кинув взгляд на Джессику. Кажется, та медленно начала анализировать информацию, которую она когда-либо слышала от Яномото и сопоставлять факты с действительностью. В скором времени она бы нашла ответы на главный вопрос, который мог появиться в ошарашенном разуме девушки.
- Какими судьбами? Ты вообще давно в городе? Ведь небольшой вроде, а пересечься за все время, так и не смогли. Я-то переехал сразу как покинул деревню, с тех пор недалеко здесь и живу, как раз вместе с отцом, - улыбнувшись, вкратце пересказал последние три года Орихиме. Вряд ли блондинку могла заинтересовать любовная сторона жизни паренька. Хотя, нельзя не заметить, что с момента их последней встречи, Яно стал куда более перспективным в плане отношений, нежели в старые добрые двенадцать, тринадцать лет.
Дважды стойко получив удары, темноволосый подумал: Она будто и вовсе не изменилась. Выросла, но все та же. Помнится, мне больно было, каждый раз, когда она меня по плечу била. И сейчас ровно так же, будто сломать меня пытается.
Он резко положил руку на голову девушки, отодвинув ее на расстояние от плеча до кисти, что делало затруднительным дальнейшее избиение. Пару-тройку лет назад это бы не сработало, по причине небольшого роста юноши, однако 192 сантиметра делали свое дело.
- Ты не представляешь, как я давно я хотел это сделать, - ухмыльнувшись, хохотнул парень.

13

От столь очевидного акцента на слово "простолюдин", Джессика рассмеялась. Оказывается, у этой девушки было некоторые задатки к глубокой и определенно жестокой самоиронии. Однако, в глазах Миддлтон это не было ни в коей мере отрицательной чертой. Немногие могли критично относиться к собственному существу, даже та же Джесс нередко чувствовала себя не в своей тарелке, занимаясь критичным самокопанием и пересматриванием собственных недостатков.
Ей было легче смириться с собственной несовершенностью, никогда не выставляя этого сознания напоказ, чем лишний раз подшутить над самой собой. Прошу заметить, говоря о глупости окружающего девушку народа, она не посмела себя вписать в лист дураков, многозначительно отчертив свое имя под венец разумных. Мириться ли со столь уверенным восприятием себя самой или же агрессивно опровергать задатки самовлюбленности, не Джессике решать за круг общения, тем не менее, она прекрасно понимала, насколько ничтожны шансы, что хоть кто-то сумеет изменить ее взгляд на отношение к собственной персоне.
- С ног падать не так больно, как с крыши небоскреба, оно понятно, - подметила темноволосая, - не удивлюсь, если наши немного координально отличаются, - заключительно улыбнувшись, сказала девушка. Но ее не беспокоили убеждения МакФлай до тех пор, пока они имелись. Ведь оно обозначало, что особь перед ней далеко не бесхребетная и вполне способная на отпор любым подвидам моральных маньяков. А в этом заведении они плодились и приумножались с каждым годом.
- Что уж там. Рано или поздно, все равно расскажут. Я тут держусь на уровне кладезя информации, но ты, верно, и без того заметила, что я достаточно много интересуюсь окружающими. Не думаю, что кому-нибудь взбредет в голову критиковать меня за круг общения, - подмигнув, произнесла голубоглазая, - да и не стоит считать, что тебя здесь за человека считать не станут. В Северной . . . Северо-Западной Школе, увы, все зависит от первого впечатления, - поправив себя и вследствие быстро проговорив конец, отметила Миддлтон.
Она быстро вынула из кармана блокнот, из тех, что шли с прикрепленной к ним ручкой, написала на скорую руку номер, моментально протянув его Эмили.
- Держи мобильный, все равно дома я бываю поздно, а по нему меня из под земли достанешь, - задумавшись, девушка продолжила, - не люблю я телефоны. С ними ощущаешь себя под постоянным контролем, ведь как бы не старалась, если кому-то потребуется, с ним тебя найдут в два счета.

Сказать, что изумлению Миддлтон не было границ, излишне недоговорить. Впервые за долгое время, девушка предпочла замолчать, игнорируя тот факт, что она не ответила на реплику Яномото. Никогда в жизни этот юноша еще так не подскакивал обнимать кого-либо из учеников школы, уточню, учениц школы. Процесс мыслительной деятельности запустился незамедлительно, улавливая каждую фразу, исходящую от парочки.
Он ведь рассказывал про свою среднюю школу. И про отсутствие большого круга общения. Если я не ошибаюсь, что маловероятно, то Эмили МакФлай и есть та самая необычная девушка, отложившая след на сознании нашей ходячей популярности? Она определенно заслуживает внимания, Миддлтон. Ты ничуть не зря потратила свое время. Да и немного в наше время дружелюбно-настроенных одноклассниц встретишь.
Стараясь стереть изумление с лица, девушка слегка отстранилась от нашедшихся друзей, уткнувшись в телефон. Все равно от них внимания не добиться.

14

Она впервые сейчас услышала смех Джессики и это было очень здорово. Флай на самом деле любила очень, когда люди смеются, особенно от её дурацких шуток, или поступков или от чего-то другого. Она сама хохотнула и радостно проговорила:
- У тебя здооровский смех! - и выдержав паузу, добавила, - Люблю, когда люди смеются.
Хотя в моем случае они смеються, только когда упороты чем-то, ну или ещё чего-то по хуже.
- Тогда я практически в надежде, что меня будут всё-таки считать за человека, - выдержав паузу, она добавила, - Хотя с другой стороны, как я уже сказала, мне как-то все равно. Главное, чтобы было с кем сидеть на уроках, да в столовую ходить, - и хохотнув, она довольно прокрутилась вокруг своей оси. По-крайней мере, по Эмили было легко понять, что она жизнерадостная выше жопы, и вряд ли когда-нибудь перестанет быть таковой. Зато для Джессики она выбила примерно приличный вердикт о том, что она приятная особа. Ну или лицемерка. Ну или всё-таки нормальная.
Взяв в руки бумажку, она быстро переписала это в свой телефон и подписала "Джесс", радостно улыбнувшись. По-крайней мере, теперь у неё есть телефон одноклассницы, с которой можно будет затусить. Ну или нельзя, ну да не суть.
- Спасибо! - радостно воскликнула она.
Этот сладостный момент, когда из под ног уходит земля, когда ты остаешься наедине с самим собой и с человеком, которого не видел так давно, что сейчас просто сдохнешь от счастья и любви к нему. Они были такими хорошими друзьями, боже, как это прекрасно видеться снова, вспоминать все, что было раньше, и отшучиваться по глупым поводам. Улыбка не сходила с её лица, она то и дело посмеивалась, что-то думая себе в голове. О Джессике она вроде как чутка и позабыла на какое-то время, хотя иногда кидала на неё счастливые взгляды, мол "видишь, видишь боже это же мой лучший друг!"
- Так, я попрошу! Если ты стал выше, чем великан с замка, который находится на облаках, это не значит, что тебе надо унижать меня! Вот увидишь, я ещё обязательно вырасту, - и ухмыльнувшись, она радостно прихлопнула в ладоши. Сейчас она будет счастлива этому факту ещё очень долгое время. Даже её старый класс из Западной не сдружился с ней так же, как Яно. В прочем, конечно, много воды утекло.
- Ах не твоя воля. Ещё бы она была твоя! Бросил меня там, а я так заботилась о тебе, засра-анец, - проговорила она будто зло, но на самом деле уже угомонилась. Она не особо всегда лезла в проблемы людей, особенно видя, что они не особо хотят ей что-то рассказывать. Может, это было из-за присутствия Джессики, может потому, что Химе стал меньше ей доверять. В любом случае, может потом он расскажет ей эту душераздирающую историю.
- Я все там же живу, загородом и езжу каждый день оттуда. Ты же помнишь, какая у меня была странная семейка, - улыбнувшись, сказала она, - Наверное, поэтому и не виделись. И как тебе? Наверное, уже привык к крутому обществу? - ухмыльнувшись, она подмигнула ему. Как бы, когда они общались, никто из них не запаривался над тем, кем быть в слоях общества. Наверное, все изменилось. Не у Флай, но таки да.
Он стал выше и сильнее, отчего бить его стало сложнее. Она не всегда мечтала его убить, только когда он злил её. На самом деле, синяков она оставила ему достаточно, но все они были по причине. И вообще, не желая того. Когда он помешал ей ударить его снова с помощью своей лопаты, она лишь надула щёки, и крикнула "Эй!", засмеявшись. Угомонившись, она просто сложила руки на груди, и встав около него, радостно проговорила:
- Я рада, что мы увиделись вновь!

15

Несмотря на то, что момент казался исключительно радостным и, как бы выразились поддающиеся розовым мечтам девчушки: пушистый и сладкий, Яномото вместе с неистовым счастьем испытывал и отдаленную грусть. Возможно, если бы юноша настоял на своих желаниях, не боялся бы собственного родителя, тогда бы он не чувствовал это огромное временное расстояние, которое разделило Орихиме с МакФлай. Увы, вы не поверите, но Яно искренне боялся, что из-за их столь долгого отсутствия в жизнях друг друга, они не смогут найти общности, которой добились когда-то в частями забытом прошлом.
- Не стоит думать, что сообщая истину, я стараюсь неким образом тебя унизить, - ухмыльнувшись, сказал юноша, - не моя вина в том, что кто-то не смог догнать меня в росте, - тем не менее, по мне так Эмили смотрится куда милее, когда не сталкивается со мной носом. Хотя, скорее тогда лишь я смотрелся несколько жалко находясь в обществе девушки моего роста. Иногда мне искренне не верится, что я за несколько лет стремительно прибавил в сантиметрах. Сейчас будет уместна пошлая шутка и задние мысли, но я сдержусь, просто оставив дорогому читателю намек ради его личного воображения.
Он осознавал, насколько неправильно избрал свой путь, однако не имело смысла извиняться за содеянное. На тот момент, Яномото был полностью уверен, что делает верное решение, не ослушиваясь воли отца. И, пожалуй, самое грустное во всем этом - причина столь беспрекословного согласия. Он просто-напросто убедил себя в том, что Эмили общалась с ним лишь по доброте душевной, а не собственному хотению. И уезд был попыткой избавить светловолосую от "тяжелого" общества. Вы же понимаете, что не в принципах Орихиме было спрашивать, чтобы потом исходя из ответа предпринимать решения. Он анализировал и делал собственный выводы, хоть и не всегда верные. Зато по крайней мере принадлежащие мсье.
- И смотри, что же выросло, благодаря твоим профилактическим пинкам, - подмигнув, заметил парень, - в конце-концов, ты знала меня в моем наихудшем состоянии, - и это было весьма справедливым замечанием. Будучи ребенком, Яномото хоть и был болезненным, однако еще не изнеможенный больницами и посиделками дома, воспринимал очередную температуру как данность, тем не менее с возрастом к нему пришли недовольство с отчаяньем. И период определенного нежелания бороться с собственными слабостями как раз пришелся на среднюю школу. Пожалуй, Орихиме и впрямь был истинным плаксой, лелея каждую неудачу как конец света.
Я даже могу без задней мысли гордиться проделанной работой над характером. Я ведь изменился, но заметишь ли ты это, МакФлай?
- Я там уже целую вечность не был, - задумчиво протянул юноша, потерев подбородок указательным пальцем. В отличие от большинства мальчиков, Химе не был затронут излишней волосатостью на лице, точнее ее в принципе не наблюдалось. Хоть это и не помешало унаследовать привычку отца ворошить недлинную бороду, - странным образом, здесь меня восприняли несколько иначе, нежели в нашей средней школе. Не отрицаю, что в Северную Старшую приехал слегка иной Яно, однако я ничуть не жалею, что оказался именно тут, - куда приятней быть мистером популярностью, чем изгой сэром.
- Тебе-то как место? Ведь год прийдется проторчать вместе с нами, - заинтересованно, спросил Орихиме. А затем после короткой паузы, залился легким румянцем. Его всегда выбивали резкие сообщения Флай о мыслях, что протекали в сознании девушки. Казалось, ничего внезапного, но каждая такая высказанная фраза перманентно заставала темноволосого врасплох, давая причину смутиться.
- Я скучал, - еле громко, проговорил Яномото. За все время их общения в средней школе, говоря что-то важное для него, Химе ни разу не смотрел в глаза Эмили, боявшись реакции. А что сейчас? Неуверенно, возможно, даже излишне заметно неуверенно, он произнес это встретившись взглядом с подругой. Пожалуй, незаметный жест, но определенно значительный для самого Яно.
Я ведь и впрямь, давно не пугливый нытик. Разве что только для своей подушки, вдали от чужих взоров.

16

Если Химе ещё беспокоился о том, что они не могли найти общий язык - Эм было абсолютно все равно. Сколько раз было  так, что её бросали, или с ней переставали общаться, или же она сама прерывала контакты с людьми. Если они начинали общаться, все снова и снова возвращалось на свои круги как ни в чем не бывало. Она была из тех людей, которым, если человек нравился раньше в плане общения - он никогда больше не разонравиться, правда, если он не станет исчадьем ада.
А тем более, думать о том, что с Яномото у неё может и не быть чего-то общего - увы, мсье, об этом она просто никогда не будет думать, так как они оба общительные, с разными интересами и взглядами на жизнь, которые где-то сходятся. Если они дружили раньше - эту дружбу не разобьет ничто. Ни расстояние, ни изменения, ни время.
- Ладно, ладно. На самом деле, будет странно, если я буду с тебя ростом, - она усмехнулась, и добавила, - Наверное, людям будет стыдно находиться с таким человеком рядом.
Нет, ну вы представьте девушку, которая идет рядом с вами, и рост которой составляет около 190+ сантиметров. Это не странно ли? Я бы испугался и убежал. Точнее, я бы сфотографировал её, залил в инстаграм, а потом бы уже ушёл восвояси.
- В худшем? По-моему, ты ни капли не изменился! - подмигнув, проговорила Эм, переминаясь с ноги на ногу. Конечно же, он сильно изменился. Он вымахал, возмужал, да и черты характера у него чуть-чуть изменились, но, - Остался таким же милым хомяком, - и она тихо засмеялась.
А ведь столько времени прошло. Иногда она вспоминала Яномото. Очень редко, но были дни, когда навевала ностальгическая пора, и сидя за компьютером, попивая теплый чай, Эмили МакФлай вспоминала, как будучи сама больной, ходила навещать своего друга, так как он снова пропустил школьный день. На самом деле, Эм ведь сама часто болела, но это не мешало ей сбегать из квартиры, хотя она и была под надзором старшего брата и сестры-одногодки, чтобы принести ему фруктов или ещё чего-нибудь вкусного.
- Заезжай как-нибудь в гости, - спокойно сказала она, улыбаясь. Эм всегда была рада гостям, принимать их, кормить и вообще, делать все, что угодно, лишь бы гостям было хорошо.
Единственная проблема - это то, что готовить она не умела, поэтому, когда к ней приходили друзья, именно они готовили ей поесть, и ухаживали за ней так, будто она была гостьей в своем собственном доме. В прочем, это никого не волновало - они просто были друзьями все, и это входило в нормы их поведения.
- Мне.. - она выдержала паузу, задумавшись. Кажется, она уже отвечала на этот вопрос сегодня, - Нормально, я привыкну, - просто ответила она, посмотрев на Джессику и улыбнувшись ей. Теперь она была благодарна ей сильнее, чем за всё свое существование чисто потому, что она перезнакомила её с её лучшим другом детства. Или средней школы? Или как это назвать.
То, как Химе краснел - она даже уже и забыла. А теперь, заметив красные пятна на щеках высокого парня, она лишь усмехнулась и подойдя поближе, ткнула ему пальцем в щёку, приподнимаясь на цыпочки.
- Я тоже, - а затем снова его приобняла, - Надеюсь, теперь ты не сбежишь от моего общества, - и улыбаясь, она отошла от него и развернулась к нему спиной. А затем, будто вспомнив, добавила:
- Краснеть, по-крайней мере, ты не разучился. Что радует - это одна из моих любимых твоих заморочек! - и повернувшись к нему боком, она отдала честь, смеясь.
Выдержав паузу, она наконец, начала говорить на более важную тему для нее:
- Никто не хочет поесть? Я умираю с голоду, да так, что сейчас умру прямо на месте!

17

Если хорошенько покопаться в голове Орихиме, то в общем-то вы бы пришли к выводу, что юноша нередко беспокоился по поводу и без. Даже малейшие изменения ситуации могли потревожить и без того нездоровое сознание, тем не менее, парень все же находил в себе силы собираться и не разваливаться по кусочкам от любой нестыковки с планом дальнейших событий. Ко всему сожалению, стоит заметить, что думал Яно исключительно много и не всегда по делу, а то и не в том направлении.
Прошу заметить, что появление Флай определенно не находилось в списке жизненного пути Яномото, однако вряд ли темноволосый хоть на секунду бы усомнился, что такие перемены определенно к лучшему. В потоке несуразных жизненных ценностей основанных на важности внешних данных и размера кошелька, пожалуй, именно девушка была чистым пятном. Конечно, не стоит сквернить всех до единого, находящихся в этой школе, тем не менее, если приняться судить по большинству, то NWHS было не самое морано-верное заведение в городе.
Фраза девушки вызвала улыбку на бледном лице Яномото. Однако, не представляю чем плохи высокие девушки. Разве что, если их перекормили, тогда вероятно большая масса тела может скорее устрашить собеседника. Мысли свои Орихиме озвучивать не стал. Не то, чтобы это была столь тайная информация, просто устраивать полемику по бессмысленному обмену идеями мировоззрения казалось несколько неподходящим под данную ситуацию. Тем более, в его понимании МакФлай была бы прекрасна даже будь она выше него, и, скорей всего, именно ее личные качества заставляли юношу так уверенно полагать. Высокий. Низкий. Что же за клише? Он уже готов был пуститься в монолог внутри собственного сознания, однако голос Эмили не дал потерять связь с реальным диалогом.
Его глаза удивленно уставились на девушку, а затем послышался скачущий от негодования и растерянности голос Химе.
– Но ведь... ведь я как минимум на пару голов тебя выше. Ладно уж личность, может и верно, я все такой же, - недовольно проговорил Орихиме, внутренне отрицая любую идею схожести нынешней презентабельности со своим прошлым поведением, - но ты не можешь опровергнуть физические изменения! - Довольно завершил молодой человек, со своеобразно-триумфальным выражением лица.
В отличие от девушки, любое ностальгирование за последние два года лишь вызывало отвращение у Яномото к своему любимому "я", и по сей причине он избегал любых сладостных мечтаний о далеком прошлом.
- Тем не менее, я поспешу заметить, что несмотря на столь мужланское поведение, - с ухмылкой произнеся эти слова, заметил темноволосый, - твоя прекрасная часть все сильнее и сильнее вылезает наружу.
Конечно же, для Химе в далекое время вся Флай представала в несколько идеальном ореоле, что не сильно поменялось за годы молчания. И хоть он и прекрасно осознавал, насколько неординарной кажется светловолосая на фоне той же самой Джессики, восхищения столь бесстрашным поведением и открытостью у него не поубавилось. Я смотрю время не поменяло в тебе нежелания принимать общественные устои. И говоришь все так же прямо, и себя не прячешь. Наплевать кто и что подумает. Это... - , задумавшись, он внимательно рассмотрел старую подругу, - полагаю, что это вызывает уважение.
- Обязательно заеду, - пустив полуулыбку на свое лицо, поспешил ответить парень. - Я более не ограничен в перемещениях.
На самом деле, столь на первый взгляд неважное замечание в речи многое значило для молодого Орихиме. Именно по причине полной зависимости от мнения и решений отца Яно так легко и беспрекословно прервал все связи с, пожалуй, самой близкой своей подругой.  Удивляюсь, как ты не разозлилась за такой поступок. Я бы злился. Но, собственно, мы с тобой не братья близнецы. Заключил он в своей голове, вновь обратившись к Эмили.
- Не сбегу, - несколько черство ответил парень, а затем добавил, - никогда и не собирался, - моментально замолкнув, досказал Химе. Пожалуй, на данный момент он не был готов поговорить о выборах прошлого и неверных решениях. Сейчас они радовались воссоединению, игнорируя всякое воспоминание. А они, как известно, со временем все равно вылезают на поверхность. Хочется вам этого или нет.
- Конечно, - отреагировав на желание девушки поесть, повернулся к Джессике, совсем забыв о существование дамы на некоторое время, - ты с нами? Добродушно посмотрев на темноволосую, спросил Яно.
Невежливо однако. Стоило бы поумерить свое ликование. Но думаю Джесс поймет. Всегда ведь понимает.

18

Скрестив руки на груди, Джессика пристально вслушивалась в диалог двух молодых людей, поражаясь самым удивительным происшествием за несколько лет ее пребывания в школе. Друзья детства? Что за черт? На ее излишне бледном лице отражалось недоумение. Но в конечном итоге, это лишь было к лучшему. Ведь теперь, попытки приобрести друга или хотя бы приятельницу в лице блондинки оправдали себя. Она переводила взгляд на Яномото, потом вновь на Эмили и опять на Орихиме. Этот темноволосый мальчишка был всегда кладезем необычной информации. Но это. Пожалуй, самая главная сплетница школы даже обомлела от таких новостей.
Она помнила первое появление юноши в стенах Северной школы. Нелюдимый. Угрюмый. Несмотря на все атрибуты изгоя общества, Яно произвел определенно-положительное впечатление на юных дам заведения. Да и оказался болтливым и дружелюбным малым, в конечном итоге. Год за годом популярность набирала обороты. Изначально, среди своих. Теперь не было ни одной студентки NHS, не знающей в лицо этого парнишку. Интересно, что же ждет тебя в университете, дорогой Химе? Уткнувшись взглядом в пол, Джессика предположила множество вариантов развития событий. Хотя, все мы прекрасно понимали - королем изгоев он вряд ли станет.
Оставался год. Казалось, долгий и нескончаемый, но ведь старшие классы тем и известны, что пролетают быстрее всей жизни. Они были друзьями. Настоящими. Да, в этом месте редко услышишь - дружба. Все было наиграно, нарочно, чтобы не оставаться в одиночестве, породнившись с собственными монстрами, комплексами и ужасами. Иногда становилось тошно от смехотворных попыток барышень слепить друг из друга подружек. Глупые. Глупые. Кулаки сжимались. Один удар мог бы привести их в себя. Но это была бы не Миддлтон. Само спокойствие. Выдержка. Когда в твоем кармане сотня визиток, учишься проглатывать ненависть к человеческим порокам. Начинаешь относиться к людям с простотой и пониманием. У каждого своя история. Каждый имеет право вести себя как пожелает магическая левая пятка. И она была из их числа. Так же улыбалась, строила из себя королеву приятельства.
Вновь взгляд на Химе. Улыбка. Иногда она ловила себя на мысли, что излишне привязалась к этому юноше. Когда обучение закончится, многовероятно, они перестанут общаться. Не сразу. Постепенно. Но это всегда случается. Несмотря на то, что их связывали теплые отношения, Джесс осознавала свою позицию. Она всегда будет стремиться к связям, лицемерию. Он - светлое бельмо на ее темных помыслах. И как ты терпишь меня, Химе. Вновь теплый взгляд. Но теперь уже на светловолосую и крикливую Эмили.
С удовольствием, но я оставлю окончание этой беседы на вас. - Пожав плечами, ответила Миддлтон. - Мои родители вряд ли простят мне отсутствие на семейном обеде, тем более, когда к нам приезжает старшее поколение. - Вздернув брови, она покосилась на Яно. Он-то прекрасно знал, что такое бабуля и дедуля длинноволосой. Они будут шпаклевать девицу, пока та не свалится замертво на кровать, измотанная расспросами, рекламой потенциальных претендентов на руку и сердце, а так же советами по укрощению всякого, кто когда-либо понадобится Джессике. Иногда, мне кажется, что эта семейка чокнулась еще с дальних времен, когда далекие предки Миддлтонов жили на бренной планете. Ухмылка.
- Я была невероятно рада знакомству, - обернувшись к МакФлай, заявила глаза и уши NWHS. - А с тобой я проведу детальную беседу, - небрежно ткнув Орихиме в грудь, закончила темноволосая. Чудной день. Определенно. Махнув рукой, она удалилась из тесного круга общения. Да и, сказать честно, она не чувствовала себя в своей тарелке, хоть это случалось крайне редко.

Отредактировано Jessica (2013-12-03 23:18:30)

19

Если подумать, между ними действительно случилась ситуация, в которой Эмили должна была перестать общаться с Яномото, или минимум -обидеться на него. Не спорю, она вспоминала его иногда, часто злилась и расстраивалась, что у них больше нет никаких связей, и вообще, на самом деле, он ей был симпатичен и когда такой человек уходит из вашего круга общения - становится грустно, а ещё немного.. грустно. Но с другой стороны, сейчас, когда этот высокий тёмноволосый парень стоит перед ней, улыбаясь ей тёплой улыбкой обо всём хочется забыть. Так всегда происходило. Она знала много людей, с которыми она была очень близкими, или считала их своими лучшими друзьями. Но время шло, интерес пропадал или же время мешало общению и его становилось меньше, меньше пока оно не прекращалось совсем. Пожалуй, это было самое ужасное для неё, позже - не знать о том, что происходит в жизни другого. Да, она могла следить за ними с помощью социальных сетей, различных твиттеров и всего, что у тех имеется, но она же не могла знать, что происходит у людей в душе.
К чему я это? К тому, что не смотря на все обиды и плохое настроение, которое ей доставил Орихиме, сейчас она просто счастлива была видеть его и готова обнимать его до головокружения, правда, боюсь его это слишком сильно удивит. Поэтому она лишь улыбалась смотря на него, дёргала его щёки во время разговора и тыкала в бок, как бы проверяя, действительно ли он живой или просто плод её воображения (что, кстати говоря, тоже нередкость для МакФлай).
- Подумаешь, на голову выше. Я вот если на каблуки встану или копыта от косплея надену - тоже выше тебя буду! - показав язык, она закатала глаза, - Я ведь могу не комментировать фразу про физическое изменение, мистер-я-горжусь-своим-телом, - проговорила девушка, хихикнув.
Но Яномото правда изменился. Он вырос, окреп, его черты лица тоже стали более чёткими, и она не сомневалась, что внутренний мир его тоже потерпел изменения. Вообще, для неё он был кем-то, кого она запомнила в определенном возрасте и кто уже никогда не изменится. Это как если взять её старшего брата - не смотря на то, что он растёт и уже достаточно взрослый, для неё он всё равно придурок, который лазает по деревьям и портит их с сестрой вещи, обмазывая их ночью зубной пастой. Парень, которому просто лет пятнадцать и у которого есть своя крутая компания, хотя сейчас она не понимает, почему в своём детстве она практически считала его богом и следила за всем, что он делает, причём, не просто так - а повторяя каждое его движение и манеры. По сути, даже сейчас если их поставить рядом - они мало будут отличаться друг от друга, как минимум потому, что они брат и сестра, чёрт побери.
- Слышишь ты, у кого там мужланское поведение? - буркнула Эмили, толкнув его в плечо, - Я леди! - громко заявила она, хохотнув. Ну да, её поведение действительно было как у "леди", жалко, что уходило в отрицательный смысл. Вообще, как бы её не старали перевоспитывать, она никак не хотела меняться в тот образ, в котором её представляла вся её семья, кроме, наверное, брата и сестры. Так что, Орихиме действительно был в этом прав, - О какой это прекрасной части, которая из меня вылезла, ты говоришь? - прищурившись, она заулыбалась, оглядывая Химе с ног до головы.
Ну да, она тоже повзрослела с последней их встречи. По-моему, когда они расставались у неё даже и груди то не было, не говоря уже обо всём остальном (хотя о чём именно - понятия не имею).
Не смотря на то, что в школе она была совсем новенькой, то она после того, как встретила и Джесс, и Химе уже не чувствовала себя таковой. Эмили быстро привыкала к людям, (тем более к тем, с кем была знакома раньше) и уже сейчас мир крутился только вокруг этих трёх людей для неё. Теперь её будет интересовать каждая мелочь, связанная с той же Джессикой.
Надо будет узнать о ней побольше. По-крайней мере, теперь у меня есть Яномото, который всё мне и расскажет, тем более, что они близкие друзья, кажется, - подумала Эм, краем глаза смотря на Миддлтон. Вообще, было довольно невежливо вот так общаться с Яномото, абсолютно не обращая внимание на Джессику, но кажется, она отключилась, раз разглядывала их с таким отстранённым взглядом, да и тем более, тот же Яномото знал, когда надо было заткнуть Эмили и переключиться на другого человека. Раз он этого ещё не сделал - всё впорядке.
Её приглашение направиться в столовую было принято, но Джессика решила их покинуть по семейным обстоятельствам. на прощание она сказала про то, как невероятна рада знакомству, и МакФлай так была этому рада, что даже решила обнять её на прощание со словами:
- Я тоже была рада! Увидимся ещё, я надеюсь, - улыбаясь, проговорила она уже ей вслед, оборачиваясь обратно к Яно.
- Ведите, уважаемый, я ведь не знаю этого лабиринта, а карту я забыла в другом сундуке, - весело проговорила девушка, выдвигаясь в какую-то из сторон предпологаемого выхода к столовой.

20

Тепло. Медленно, незаметно для юноши, оно разливалось по телу. Глаза не отрывали фокуса с девушки. Когда он забыл, что для него значила Эмили МакФлай? Когда перестал с трепетом вспоминать те времена? Рутина затмила всякие значимые моменты его прошлого. Да. Это было невыносимо печально. Не возвращаться домой, после очередного громкого спора и выговора со стороны учителя. Сколько раз их водили к директору за нарушение спокойствия в классе? Химе всегда был крайне тихим ребенком. Забитым мальчишкой, боящимся поднять голос чуть выше среднего. С ней это проходило. Он чувствовал в себе уверенность, желание показать миру - я Яномото Орихиме, и я пришел, чтобы взорвать эту вечеринку.
Все кончилось неожиданно. Для него и для Эмили. А теперь? Это было странно и неописуемо. Видеть этот луч света в кромешной тьме прошлых событий. Не чувствовать обиды. Злобы. Я поражаюсь и не перестану поражаться этой жизнерадостности. Ценить настоящее. Не упиваться неудачами, скрытыми воспоминаниями. Улыбка озарила его лицо. Голос подруги средней школы затмевал все вокруг, оглушая. Как всегда звонкий, требовательный, жадно забирающий внимание лишь на источник звука. Она была все той же МакФлай, что внезапно обрела истинное лицо. Когда мы находимся в стадии подросткового периода, тело капризно отрицает само себя, переживая своеобразные метаморфозы. Высокие плоскодонки, короткие девчушки с буферами n-ного размера, хлипкие юноши и засыпанные воспалением лица. Ужасный период. Но в то же время богатый на воспоминания. Мы были слишком чувственными, ранимыми и открытыми всей душой миру. Учились воспринимать его. Каждый нашел себя в разных обличьях. Он - золотой мальчик, получивший мечту каждого тихони - популярность. Она же никогда не теряла самой себя. Всегда искренняя, честная, немного чудная и невероятно веселая Эмили. Но теперь уже не угловатый подросток. В ней было больше от взрослой девушки, чем от ребенка.
Твои изращенно-настроенные мысли идут в исключительно верном направлении. Я имел ввиду твою грудь. Помнится, об кого-то можно было как об стену мячами отбивать, - хохотнув, съязвил темноволосый. - Ну и глупости вроде следования зову сердца, так сказать. Хотя многие считают, что такая неподдельность - худшее из качеств. Особенно в этом месте. - И он не любил это место за столь ненавистные рамки дозволенного. Говорить размеренно, по делу, с присущим притворством и наигранностью. Лишь бы понравилось собеседнику. Однако, в отличие от Джессики, Яно не был агрессивно настроен. В каждом человеке, юноша отыскивал частичку правдивости, вероятно, именно этим западая в сердца прекрасных дам. Как жаль, что он не мог ответить с такой же симпатией каждой. Никому не мог. Да, Химе влюбчивая скотина. Достаточно завлечь его миловидным лицом или же простотой мышления, но интерес пропадает вместе с утихающими гормонами и за все время, лишь одной когда-либо удалось породить в нем нечто более значимое. А ведь она стояла прямо напротив.
К чему такая спешка? Вздох. Видно, ты не чувствуешь себя на своем месте. И совершаешь трусливый побег. Какой ужас. Последняя фраза прозвучала несколько саркастично, ведь Миддлтон всегда могла развить разговор. Но что-то ей мешало. Удивительно. Обычна эта девица не смущалась даже от откровенных обсуждений половых органов во всех подробностях. А тут, всего-то неожиданное воссоединение друзей. Порой, он начинал сомневаться, что знает свою подругу достаточно хорошо.
Никогда не понимал, как ты можешь впихнуть себя невпихиваемое. Многие ученицы бы придушили тебя за дар не поправляться, - ухмыльнувшись, заметил юноша. - Хотя это явно не то, о чем я поговорил бы после столь долгого молчания. - Даже речь его изменилась. Слишком помпезно. Незаметно для себя. Он не делал это намеренно, лишь поддался стереотипам общества, в котором варился. - Как тебе . . . здесь? - Добродушно улыбнувшись, парень вышел из статичного состояния, направившись вперед по коридорам. Его интересовал честный ответ. Ведь прошла уйма времени с тех пор, как он в последний раз позволил себе сказать свое собственное отношение к нынешней NWHS. С МакФлай не надо было сдерживать напор эмоций, быть вежливым и учтивым. Эти качества не восхищали девушку. Скорее вводили в состояние ступора, исходя из его наблюдений. - Ты не представляешь, - он сделал небольшую паузу, прикрыв глаза и отрицательно помотав головой в разные стороны, - как давно я не фильтровал каждую чертову фразу, которая произносится. Не думал, чтобы не сказать что-то неинтересное собеседнику. - В голосе была неподдельная радость и ликование. А как иначе? В конце-концов, она всегда была близким человеком. Может быть, изрядно изменившимся внешне и несколько повзрослевшим, но таким же родным сердцу.
Поворот за поворотом, они оказались перед довольно высокой дверью состоящей из двух частей. Толкнув одну из них, Орихиме придержал ее, ожидая, чтобы его собеседница прошла в столовую. Моментом, юноша ощутил на себе несколько настороженных взглядов. - Что Орихиме делает с новенькой из этой школы простолюдинов? - Послышался шепот со стороны, который темноволосый крайне удачно проигнорировал. Привычка. Фильтровать, пропускать и не слушать все, что произносится в стенах данного заведения. Если обращать внимание на каждое замечание, отпущенное очередным недоброжелателем, в скором времени можно закончить в психиатрической клинике. Всем не угодишь. Да и не требовалось. - Ты станешь главной новостью всех сплетен, - наклонившись к девушке, предупредил голубоглазый. А затем уже более громко продолжил, - но ведь никто не сможет сломить духа Эмили МакФлай? Особенно глупые девицы перетирающие всем кости?


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » fly, jess, yano