Theodore Michael Graham
Теодор Майкл Грэм

https://funkyimg.com/i/394dR.gif https://funkyimg.com/i/394dQ.gif
matthew gray gubler
_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 1. ЗНАКОМСТВО
I. Edward Sharpe & The Magnetic Zeros – Man On Fire
i'm a man on fire walking down your street with one guitar and two dancing feet

1.1. Сокращенное имя, прозвища: Тео, лучший-дядя-на-свете, Бэмби – легенда гласит, что однажды подруга Теодора гуляла по маггловской торговой улице, увидела игрушку «ну, точь-в-точь Тео», не сдержалась и купила её в подарок. Теодор же имел неосторожность просветить её о происхождении большеглазого персонажа, заработав себе намертво прицепившуюся кличку. Он был не против до тех пор, пока об этом не знал Элайджа. Теперь это больше похоже на проклятье, нежели на что-то милое.
1.2. Дата рождения, смерти: 1 июня 1982 года – 23 августа 1996 года [погиб во время взрыва на Косой Аллее], вернулся к жизни 17 апреля 2003 года.
1.3. Чистота крови: магглорождённый.
1.4. Факультет, год выпуска: Хаффлпафф, Хогвартс, 2007 год.
1.5. Место работы, должность: магозоолог, специализируется в регламентации и контроле условий существования магических существ. Работает либерально.
1.6. Лояльность: семья и любая сторона, гарантирующая мир во всём мире.
1.7. Волшебная палочка: 14 дюймов, вишнёвое дерево, жила дракона.
1.8. Артефакты:
— Чемодан и палатка, заколдованные чарами расширения.
— Самопишущее перо, позволяющее переводить с иностранного языка на английский и с английского на иностранный, подаренное старшим братом на двадцать первый день рожденья.
— «Умный» компас, указывающий потерявшемуся владельцу путь к цивилизации, подаренный бразильскими шаманами.
— Летающий зелёный Мерседес 560SEC 1989 года выпуска.
1.9. Патронус: чёрная лошадь. Обучен во время первых поездок на африканский континент в 2008 году, но не имел случая воспользоваться им для чего-то, кроме передачи информации.
1.10. Магические способности: магия Теодора прикладная и «телесная». Он может сколько угодно штудировать историю и технику заклинания, в конечном итоге, получится оно в тот момент, когда он перестанет пытаться понять головой и начнёт чувствовать, пропуская всё через тело. Вероятно, по этой причине прорицание – одна из самых сложных магических практик для Теодора, требующая от него невозможного: абстрагироваться от окружающей действительности и сосредоточиться на сознании. С куда большим удовольствием и успехом он справляется с волшебством, имеющим мгновенное отражение в реальности, отчего известная своей сложностью трансфигурация абсолютно понятна для Грэма, а работа с живыми существами – рай на земле, где всё объяснимо и предсказуемо.
— Хорошо держится на метле. Был вратарём команды Хаффлпаффа с четвёртого по седьмой курс.
— Владеет большим багажом практических знаний в сфере своей работы и парой-тройкой заклинаний, которые позволят не сдохнуть посреди джунглей.
1.11. Немагические способности:
— Получил маггловские права в шестнадцать, научился водить гораздо раньше.
— Как истинный младший брат, брался за те же инструменты, что старший, но остановился на гитаре и клавишных. Хорошо поёт, несмотря на небольшой голосовой диапазон, и в принципе не стесняется сцены и не боится пробоваться в разных медиумах искусства.
— Как и старший брат, играл за детскую районную команду по баскетболу, однако был исключительно посредственным игроком из-за отсутствия стремления изничтожить силу духа команды противника. Ходил на борьбу и был тем человеком, который мог бы и не стал – боялся сделать кому-нибудь больно. Зато бегать и прыгать Теодор может дольше, чем гиперактивные дети с официальным диагнозом.
— Начал учить французский, когда встречался с парижанкой, продолжил по собственному желанию. Разговаривает относительно свободно, но до сих пор беспокоится за своё произношение.
— Следит за актуальными проблемами, много читает и старается быть в курсе всего, что происходит в мире. Предпочтение отдаёт искусству, в особенности, кино и литературе.
— Катается на лонгборде и скейтборде и любит развлекать публику трюками.
— Обделён любовью к плите, но умеет варить кофе, которому позавидует любая хайповая кофейня.
— Знает, как работает водопровод, электрика и автомобильный мотор, потому что тех Грэмов, которые этого не знают, лишают фамилии и пропуска в родной дом.
1.12. Животные: не заводит из-за частых длительных командировок, но по возможности передерживает помещающихся в съёмную квартиру зверюшек, пока не находит им постоянный дом.

Результаты Ж.А.Б.А.

Базовые предметы:

Трансфигурация П

Астрономия П

Заклинания П

Защита от Тёмных искусств П

Травология П

История магии П

Зельеварение П

Полеты на метле П

Дополнительные предметы:

Уход за магическими существами П

Изучение Древних рун П

_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 2. ЖИЗНЬ
II.  Vision, «WandaVision season 1, episode 8»
what is grief, if not love persevering?

2.1. Место рождения: Лондон, Великобритания.
2.2. Место проживания: студия в Брикстоне, Лондон, Великобритания. В частых разъездах.
2.3. Родственные связи:
◆ Анна Элизабет Грэм, Anna Elizabeth Graham [8 марта 1960 года] – мать, медсестра, учительница в школе медсестёр.
◆ Джеймс Бартоломью Грэм, James Bartholomew Graham [4 апреля 1955 года] – отец, военный в отставке.
◆ Элайджа Закари Грэм, Elijah Zachary Graham [24 августа 1979 года] – старший брат, аврор.
◆ Миша Эмилия Грэм, Misha Emilia Graham  [8 февраля 1998 года] – младшая сестра.
◆ Алексис Фэйт МакМиллан, Alexis Faith MacMillan [25 августа 2004 года] – племянница, колдомедик в Св. Мунго.
◆ Теодор Финли МакМиллан, Theodore Finlay MacMillan [27 апреля 2008 года] – племянник.
2.4. Биография:

Глава I: Детство

[indent]Теодор приглашает себя в семью неожиданно. Его нет в ключевых пунктах плана на десять лет: ни бюджетных, ни личных, и всё же несмотря на заслуженное клеймо непредвиденного обстоятельства, назвать его нежеланным ребёнком не поворачивается язык. Вопроса о сохранении беременности даже не возникает. Уверенные в своём решении Анна и Джеймс затягивают ремни покрепче, и за несколько месяцев до третьего дня рождения старшего сына в доме Грэмов появляется второй детский голос.
[indent]Словно подыгрывая одновременно обескураженным и счастливым родителям, Теодор не доставляет хлопот. Он не будит подрастающего Элайджу по ночам, не болеет с периодичностью раз в пару недель и не суёт пальцы в розетку, требуя минимального внимания будь ему год, два или семь. В отличие от старшего Элайджи, Тео не притягивает к себе странные и необъяснимые события. В его присутствии не сгорают лампочки и не ломается стиральная машина. Другое дело, со временем Теодор замечает, что если он очень хочет, предметы сами двигаются ему навстречу, но родили лишь умиляются его вдохновлённым заявлениям о выключенном без рук ночнике, и Теодор останавливается на том, что, вероятно, это нормальное явление.
[indent]На первый взгляд его детство видится мальчишке счастливым. Чем старше он становится, тем чаще Элайджа берёт его поиграть с ребятами, живущими по-соседству. Порой, конечно, старшие дети перегибают палку, – в один из таких разов Теодор ломает себе ногу, пытаясь удрать от «разбойников» – но в большинстве случаев Элайджа следит за тем, чтобы его не обижали. И только с возрастом Теодор поймёт насколько сильно.
[indent]Теодор не помнит родительских ссор до своих восьми лет. Он не видит ни пьяного отца, ни откуда порой появляются синяки у его матери и Элайджи. Зато Теодор помнит как часто старший брат предлагает поиграть в прятки, подождать его в доме на дереве или сходить в гости к Ханне, чтобы вернуть ей одолженную пластинку. Порой истории Илая про падение с лестницы кажутся ему подозрительными, но... Теодор не придаёт маленькой лжи большого значения. До поры до времени.
[indent]Всё меняется, когда Элайджа отправляется в школу. Соседские дети больше не зовут его на улице перед домами – большинство из них прячутся между гаражами с украденным родительским Pall Mall – а патологическая неаккуратность родственников перестаёт быть столь необъяснимой. Теодор больше не любимый ребёнок. Оказывается, Теодор – результат беспробудного упрямства Анны, тянущий их на дно одним своим существованием. Слишком мягкотелый, слишком тихий, точно девчонка в теле мальчишки, но самое главное он волшебник. Точь-в-точь, как и его старший брат. И пускай из уст Джеймса это звучит не лучше оскорбления, именно эта мысль держит Теодора на плаву последующие три года.
[indent]Он живёт от письма к письму, от каникул к каникулам, впитывая рассказы старшего брата, словно губка. Несмотря на то, что Теодор ходит в обычную школу, головой мальчишка уже там, в Хогвартсе. Он толком не заводит друзей, тратя всё своё свободное время на перелистывание старых учебников Элайджи и попытки подготовиться к удивительному миру, что его ждёт. И сколько бы Элайджа не предупреждал его о том, что магическое сообщество далеко не такое волшебное, как Теодор себе представляет, ничто не ломает его положительного настроя.

Глава II: Хогвартс

[indent]Оказываясь на платформе девять и три четверти Теодор чувствует себя так, будто возвращается домой после долгих лет ожидания. Он не боится. Совсем наоборот. Отпустив старшего брата к однокурсникам, он бесстрашно рвётся к первогодкам и старается перезнакомиться с большинством до того, как поезд тронется с Кингс Кросса. Разумеется, находятся и те, кто не воспринимают очередного магглорождённого с должным энтузиазмом, но едва ли их косые взгляды оставляют на Теодоре отпечаток. Да, он знает, что таких, как он с Элайджей, называют грязнокровками, но если припомнить последний пьяный бунт Джеймса, Теодор выяснил, что он самое большое разочарование родного отца. Люди говорят многое и по разным причинам, что вовсе не делает их слова абсолютной истиной. И с этой установкой он проживает большую часть первых курсов.
[indent]Вопреки своим надеждам оказаться с братом на одном факультете, Теодор попадает на Хаффлпафф, расстраиваясь ровно до тех пор, пока Мэйв и Эзра – ребята из его купе в поезде – не оказываются там вместе с ним. Сказать по правде, спустя несколько месяцев Теодор вовсе не понимает, как он мог надеяться на факультет эксцентричных умников, когда его ждала команда самых дружных и тёплых людей, которых ему доводилось встречать. В команду «барсуков» Теодор вписывается с поразительной скоростью и легкостью. Не без ненавязчивой помощи со стороны Трэйси МакМиллан – той самой подружки Элайджи, о которой брат говорит подозрительно часто и всегда только хорошее. Впервые в жизни Теодор чувствует, что он именно там, где должен быть.
[indent]Теодор учится ничем не хуже Элайджи, если не лучше, учитывая, что в отличие от старшего брата, Тео не первопроходец, брошенный в бурлящий котёл. В нём нет заносчивого стремления оказаться лучшим во всём, несмотря на то, что Теодор числится в списках лучших студентов своего курса с первого года. Очень быстро он находит то, что ему нравится, и то, что надо перетерпеть. Он чувствует себя обязанным подарку судьбы, наградившей его даром магии, и вкладывается даже в те предметы, которые вызывают у Грэма непроизвольный нервный тик. Просто потому что не может иначе.
[indent]Сам того не замечая, постепенно Теодор находит относительную популярность среди студентов школы, не воротящих нос от клейма магглорождённого. Да и тяжело остаться незамеченным, когда твоё имя маячит в школьном хоре, в клубе волшебных шахмат и театральном кружке. Теодор быстро обзаводится внушительным количеством приятелей из разных домов и с разных курсов, стараясь поспевать везде, и всё же отдаёт свое предпочтение узкому кругу настоящих друзей, с которыми взрослеет в течение нескольких лет.
[indent]Эвелин Маргарет Гамильтон появляется в его жизни далеко не по своей воле – как и множество других жертв Теодора из хаффлпаффской гостиной, она просто-напросто оказывается не в том месте, не в то время – но остаётся в ней по-собственному желанию. Или, лучше сказать, за неимением альтернатив. Они натыкаются друг на друга во время внеклассных занятий, в узком кругу студентов из общего дома, и не проходит долгих месяцев, прежде чем Теодор нарочно «врезается» в старшекурсницу, пытаясь привлечь к себе внимание. На удивление, у него выходит. Отсутствие ли всяких талантов учителя полётов или общая аура приставучести – он любит шутить, что так до сих пор и не определил, что именно выигрывает благосклонность Эвы к его персоне. И чтобы не изменить ни единому клише «хвоста» на курс младше, Теодор понимает, что влюбился в старшую подружку, возвращаясь на зимние каникулы во время третьего курса.
[indent]С трудом Теодор игнорирует идущую по наклонной обстановку в магической Британии, заставляя себя искать светлые моменты в накалённой атмосфере. Вопреки студящим кровь новостям, на зло заносчивым чистокровным задирам в Хогвартсе, Теодор продолжает жить с размахом человека, которому откроются все двери. С первого урока по уходу за магическими существами Грэм понимает, что обязательно свяжет свою карьеру с магозоологией. Он перестаёт походить на угловатого мальчишку, постепенно набираясь уверенности в себе. Он даже решается позвать Эвелин Гамильтон на свидание. Всё лето перед четвёртым курсом Теодор представляет, как вернётся в школу, запишется в команду по квиддичу и воспользуется первой игрой в надежде увеличить свои шансы на успех.
[indent]Увы, какими бы красивыми ни были вырисованные подростковым сознанием картинки, ни одной из них не суждено сбыться. Только начавшаяся жизнь Теодора Грэма встречает свой конец двадцать третьего августа девяносто шестого во время взрыва на Косой Аллее. Переступая порог чернильной лавки, Теодор ловит себя на мысли, что мог бы дотянуть прошлогодние до зимних каникул. Впрочем, раз он уже здесь...

Глава III: Второе начало

[indent]Теодор обнаруживает себя посреди магической кондитерской с ужасной головной болью. Последнее, что он помнит, Элайджа ждёт его в таверне, чтобы пообедать, и только спустя несколько часов, оказываясь в больничной палате Святого Мунго, узнаёт, что опоздал на встречу на семь лет.
[indent]Первые недели Теодор живёт, словно он сторонний зритель в фантастическом книжном сюжете. Люди, сидевшие с ним за одной партой ещё несколько месяцев назад, появляются на пороге лишь отдалённо напоминая тех, с кем Грэм расставался, отправляясь на летние каникулы. Его семья, весь мир не похож на то, что Теодор оставил позади себя, став рядовым именем в некрологе магических газет. И хотелось бы сказать, что он стоически справляется со снежной лавиной перемен, накопившихся в жизнях его близких за пропущенные семь лет, но стоит Теодору осознать масштаб катастрофы, он закрывается от всего прошлого, ограничивая его до переносимого организмом минимума, от которого не избавишься просьбой оставить его одного. Он прекрасно понимает, что делает больно друзьям, людям, скорбевшем по нему долгие годы, и всё же не может перебороть ощущение, что знакомая ему жизнь погибла вместе с ним, не оставив иного выбора, как начинать строить новую.
[indent]И постепенно она возвращается к нему.
[indent]Деталь за деталью, Теодор восполняет пробелы в важных событиях, знакомится со своей младшей сестрой, заканчивает реабилитацию и к сентябрю возвращается в Хогвартс, не без клейма местной диковинки. Неуверенно Теодор Грэм встаёт на ноги заново и, когда наконец убеждается в твёрдости почвы под ступнями, то позволяет себе вздохнуть полной грудью и шагнуть вперёд. Он всё также развлекает гостиную Хаффлпаффа перед сном, возвращается в старые кружки и нарочно задерживается после уроков ухода за магическими существами, вслушиваясь в рассуждения лесничего. Теодор сдерживает своё обещание, записываясь в команду по квиддичу, и пускай он не покоряет сердце Эвелин Гамильтон своей первой игрой, со временем он находит покой в своей нынешней действительности. Ему дают второй шанс, и это более чем достаточно.

Глава IV: Закон сохранения энергии

[indent]Когда Теодор узнаёт, что отведённое ему время среди живых пришло к концу, он воспринимает это куда безмятежней, чем его ближайшее окружение. Он не видит в необходимости отдать то, что не принадлежало ему, несправедливости. Что-что, а дополнительные два года – подарок, которым может похвастаться не каждый, и на предстоящий ритуал по возвращению «возвращенцев» Грэм подписывается более чем добровольно.
[indent]Разумеется, он не хочет умирать. Кто в своём уме захотел бы? Однако вместо того, чтобы тратить драгоценные секунды на гневное топанье ногами и попытки убежать от неизбежного, Теодор выбирает потратить их на тех, кто ему действительно дорог. Он переезжает в дом Трэйси и Элайджи, старается почаще заглядывать в гости к родителям и гулять с Мишей на детской площадке. Он пишет много музыки с Мэйв и часто обедает с ней и Эзрой. На выходные перед намеченным ритуалом Теодор устраивает прощальный вечер, пытаясь поставить своеобразную точку в жизнях по-настоящему дорогих ему людей, и отправляет приглашение Эвелин, не надеясь, что та появится.
[indent]Теодор ошибается. Несмотря на два года молчания, девушка появляется на пороге дома Грэмов, сдерживая данное в больнице обещание оказаться на месте, стоит ему только попросить. Теодор проводит с ней большую часть вечера, стараясь наверстать упущенное время за несколько часов, и впервые жалеет о своём решении отгородиться от Гамильтон. Он берёт с неё обещание не появляться перед ритуалом, пригрозив, что передумает и опозорится перед всем Министерством, и почти соглашается на свой первый поцелуй, но вовремя отшучивается, избегая такого финального воспоминания между ними. Что-что, а уходить из жизни, зная, что был чьим-то худшим опытом Теодор не готов. Особенно, если этот кто-то – Эвелин.

Глава V: Carpe diem

[indent]То, что Теодор переживает ритуал, наряду со всеми добровольцами, оставляет на нём куда больший след, нежели само возвращение к жизни. Он был готов умереть. Он смирился со смертью. Но Вселенная даёт ему ещё один шанс, и Теодор забирает свой подарок, не без должной признательности.
[indent]Теодор зарекается больше не замирать, испугавшись переменившегося мира. Он обещает себе не тратить ни единой секунды на пустые ненужные вещи и строит своё будущее, соответствуя заданной траектории. Он чаще гуляет с хаффлпаффской командой в Хогсмиде, признаётся в симпатии однокурснице из дома львов и постепенно превращается в человека с сорока восьмью часами в сутках. На каникулах Тео подрабатывает в нескольких местах, копя деньги на своё будущее, в свободные от работы дни он старается сидеть с племянниками и сестрой. Он возвращается в жизнь парочки старых знакомых, ведя с ними переписку, и протягивает тонкую ниточку связи между собой и Эвелин, решаясь не повторять ошибок прошлого. Теодор спешит жить, проживая день за два, и там, где остальные бы утомились, черпает в вечном беге вперёд ещё больше энергии.
[indent]Теодор заканчивает школу с отличием и, едва переступив порог Хогвартса в последний раз, срывается на стажировку в отдел по контролю магических популяций. В отличие от бывших однокурсников, он не тратит драгоценные летние месяцы, чтобы отдохнуть, и уже к сентябрю садится на свой первый самолёт на другой континент. Пожалуй, единственным омрачающим аспектом жизни Теодора становится его расставание со школьной девушкой, но Грэм быстро оправляется от потрясения, понимая, что гриффиндорка заслуживает кого-то, кто будет любить её, не сомневаясь в своих чувствах.
[indent]В течении следующих двух лет Теодор становится редким гостем в родных краях, коллекционируя таможенные штампы в своих маггловских и магических паспортах. Он растёт, как специалист, и растёт, как человек. За два года Теодор умудряется пережить столько, сколько у некоторых не выходит за всю жизнь. Он прыгает зайцем на поезда, теряется в джунглях, пробует удивительные блюда и знакомится с тысячами людей. В одном из своих путешествий Теодор впервые серьёзно влюбляется, иронично выбирая сделать это в Париже.
[indent]Отношения с Клэр Леруа становятся одновременно истощающим и обогащающим опытом. «With the highest of highs and the lowest of lows,» – отзывается о них Теодор. Он расстаётся с девушкой спустя два года американских горок из долгожданных воссоединений, громких расставаний и чёрной кляксы из её измены, становящейся своеобразным отсчётом начала конца. Впрочем, несмотря на плохой финал, со временем они восстанавливают контакт и остаются добрыми друзьями, насколько это возможно в их ситуации.
[indent]К две тысячи десятому году имя Теодора Грэма начинает маячить в газетах рядом с людьми, находящимися в его профессии с десяток лет, и совершенно не случайно. Тео обладает исключительным чутьём на людей и на проекты, магическим образом оказываясь там, где нужно. Правда, ничего случайного и волшебного Грэм в этом не видит, убеждённый в том, что если человек знает, чего он хочет, он попадёт туда, куда ему необходимо. Как там говорят: лови момент? Пожалуй, спорт, в котором Теодор Грэм преуспевает с превосходством.

Глава VI: Настоящее

[indent]Вместе с успехом приходят и проблемы, и к одиннадцатому году Теодор сталкивается с первым подводным камнем, способным пошатнуть его уверенное движение вперёд. Перейдя дорогу большой шишке, Грэм обнаруживает себя, вмешанным в судебное разбирательство, длящееся добрые полгода. Он старается не реагировать на то, с какой грязью смешивают его имя в жёлтой прессе, однако Теодор не может сказать без запинки, что изнуряющий процесс не вынуждает его замедлить шаг и осмотреться вокруг себя.
[indent]Ему нравится не всё, что он видит. Возвращаясь в Англию на неизвестный срок, Теодор ловит странное ощущение дежавю, словно весь мир успел встать с ног на голову, пока он просто-напросто моргнул. Только на этот раз и сам Теодор ступает на родную землю изменившимся и выросшим достаточно, чтобы знать, что его длительное отсутствие в жизнях близких поправимо, необходимо лишь сделать шаг навстречу.
[indent]Постепенно Грэм выходит на связь со старыми друзьями, становится частым гостем на обедах у Грэмов и возвращает в привычку проводить пару вечеров в домашней музыкальной студии у разводящейся Мэйв и ходить на дружеские матчи с ребятами из школьной команды. Он больше не чувствует себя бегущим за давным-давно ушедшим поездом. Он наконец-то здесь и сейчас, и один за другим пункты, надлежащие «починке», вычёркиваются из списка Теодора, пока он не натыкается на последний, который оттягивал на протяжении долгих лет. Он так никогда и не позвал Эвелин Гамильтон на свидание, и пускай об этом говорить слишком поздно – или рано, смотря как на это посмотреть, – Теодор делает глубокий вдох и мысленно готовиться сделать очередной шаг вперёд.

_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 3. ХАРАКТЕР
III.  Harry Styles – Treat People With Kindness
maybe we can find a place to feel good and we can treat people with kindness

3.1. Общая характеристика:
— Теодор Грэм оптимист, которого не обделили здравым смыслом. Он из тех, кто верит в лучшее и готовится к худшему, и там, где кто-то опустит руки, Теодор встанет и будет делать, пока ему эти руки не оторвёт. Он считает, что люди, видящие всё через призму негатива, выбирают путь меньшего сопротивления, не желая напрягаться на то, чтобы увидеть свет в конце тоннеля. Пожалуй, если потребуется описать философию жизни Грэма цитатой, он вспомнит магистра йоду: «Не пробуй. Делай или не делай», — признавшись, что смотрел слишком много популярной фантастики в детстве.
— Человек, которому не знакомы слова «лень» и «прокрастинация». Легенда гласит, что никто не видел Теодора лежащим на диване, чтобы лежать на диване, и она пугающе близка к действительности. Отдыхает и заряжается Теодор тогда, когда чувствует себя полезным, отчего если в его планах внезапно – что маловероятно – пусто, он немедленно придумает важное дело или найдёт того, кто выдаст ему задание. Благо, когда у твоих близких и семьи есть дети, занятие всегда найдётся. Неспособность отложить на завтра касается и домашних заданий, дедлайнов и проблем, не требующих немедленного решения – не делать всё и сразу Теодор просто-напросто не умеет, чем раздражал однокурсников и продолжает раздражать коллег по работе.
— Как результат вечного двигателя, Теодор не отказывает страждущим и редко говорит твёрдое нет. Теодор всегда готов подстроить свой график под чью-то проблему, перетасовать парочку дел, чтобы вам было удобней, и сорваться посреди ночи, не выспавшись, просто потому что друг оказался в каверзной ситуации. Его не назовёшь человеком-дверным-ковриком без собственных границ, но энергия Теодора настолько бесконечна, что его близким не вымотать его под ноль.
— Любит новые знакомства и черпает силы из общения с разными людьми. Не испытывает неловкости, беря инициирование разговора в свои руки, не поленится показать город, будучи знакомыми пару часов, или позвать с собой на семейный ужин старого приятеля, которого видел в последний раз лет десять назад.
— Из-за огромного количества проходящих через его жизнь лиц, Теодор игнорирует общепринятые условности и не делает рассылку рождественских открыток всем адресам в записной книжке, ограничиваясь семьёй и близкими. Не обижается, если его забывают поздравить с днём рождения первого щенка, и настоятельно просит людей не ждать подобного от него. Вообще Теодор обладает исключительной способностью пропадать и появляться в судьбе своих знакомых, не портя с ними отношения за длительное молчание, и делает всё возможное, чтобы они знали, что если он понадобится, достаточно свиснуть.
— Не боится конфликтов, однако плохо переносит крики и хаотичное выражение эмоций. Конфликт для Грэма – это разговор с обоюдно принятым решением. Слёзы, топанье ногами и разбитые тарелки? Это прямой путь вытянуть из Теодора душу, посадив все его батарейки. Грэм настойчиво избегает близкого общения с такими экземплярами, но если уж нашла коса на камень, то страдает и вянет, пока не кончается, как личность, и не испаряется за горизонтом.
— В стрессовых ситуациях из трёх вариантов драться, бежать или замереть Теодор выберет сесть на первый поезд на другой конец света. Для того, чтобы принять какое-то решение и начать действовать, ему зачастую требуется вынуть себя из уравнения и посмотреть на происходящее со стороны постороннего зрителя. Что вовсе не значит, что Грэм смоется при первой же проблеме. В зависимости от масштабов катастрофы, ему может хватить пары минут молчания, пешей прогулки или сна. Так или иначе, он обязательно вернётся, чтобы закрыть все гештальты, потому что хуже ссор для Тео, только ссоры, которые не нашли логического завершения.
— Тяжело переносит клеймо «плохого», и речь не о слепой ненависти некоторых индивидов на почве его статуса магглорождённого и не о пьяных обвинениях Джеймса. Если Теодор по-настоящему обидел кого-то, и обиженный так никогда его и не простил, велика вероятность, это станет поводом для долгих сеансов самокопания и бессонных ночей. И пускай со временем мысль о содеянном притупится, отпустить эту ситуацию до конца Теодор не сможет.
— При всей лёгкости, с которой Теодор слушает чужие проблемы, он совершенно не делится собственными переживаниями, боясь напрячь своё окружение. Он предпочтёт избежать встречи, зная, что не сможет притворяться, словно всё в порядке, чем явиться в плохом настроении. Разумеется, на правило есть свои исключения, и в жизни Теодора они заканчиваются на узком кругу людей, с которыми он может себе позволить быть неположительным.
— Теодор – самобытная, цельная личность, которой не нужно одобрение каждого встречного, чтобы чувствовать себя хорошо. Он спокойно принимает то, что может кому-то не нравиться, и стремится оставаться верным себе, не подстраиваясь под ожидания окружающих. Для кого-то Теодор слишком эксцентричен и странен, для кого-то совершенно обыден. Он прекрасно знает, что зачастую не попадает в ногу с общественными нормами представлений о том, что должен делать и думать человек, но не считает себя от этого ни особенным, ни, уж тем более, непонятным гением.
— Никогда не может ответить с полной уверенностью нравится ли он людям или нет. Разумеется, Теодор способен догадаться, что явно приятен своим друзьям, однако заявить об успехе на первых порах? Не поверит, пока не проведёт испытание временем, отчего симпатии со стороны противоположного пола зачастую проходят мимо Грэма. Флиртуют ли с ним или девушка просто дружелюбна? Откуда ему знать. Пока её лицо не в его лице, а до ушей не доносится похабный комплимент, Теодор будет существовать в иллюзии безобидного дружеского общения.
— Зато стоит Теодору понять, что кто-то его интересует, он не будет ходить вокруг до около, показывая свои намерения с порога. Другое дело, его знаки внимания зачастую отполированы отцовским воспитанием галантного джентельмена, отчего различить хочет ли он дружить или не только дружить может показаться... мучительным процессом. До тех пор, пока Грэм не созреет сказать, а созреет он обязательно.
— Человек, чья кровь давным-давно должна была превратиться в кофе. Из-за частых недосыпов и нежелания терять драгоценные часы бодрствования Теодор борется с сонливостью шотами эспрессо между очередным неотложным делом. Крайне редко организм побеждает Грэма, усыпляя его буйную голову на чьем-то диване, в зале кино и, в худшем случае, прямо за стулом в кофейне.
— Обожает придумывать праздники, планировать поездки и вообще всячески организовывать досуг своих близких.
— Человек, живущий по принципу: попробуй всё и начни со своего дерьма. Спешу успокоить, своё дерьмо он не пробовал, но похожие на последнее блюда разных стран вполне. Вообще считает, что слепая ненависть к неизвестному для слабаков. Сначала прожуй жареных жуков, а потом уже плюйся.
— Не любит small talk, стараясь выводить людей на разговоры со смыслом, позволяющие узнать своего собеседника. Теодор скорее выберет потратить на случайного знакомого пару часов своей жизни, чем обойти весь зал и не запомнить ни единого лица.
— Искренний и прямолинейный. Теодор не станет юлить и либо скажет, как есть, либо признается, что сказать не может. Так или иначе ко вранью Грэм прибегает крайне редко, за что часто оказывается бит.
— Не обделён чувством юмора и с лёгкостью смеётся как над собой, так и над окружающей действительностью. Считает, что неловкие моменты и разговоры – лучшие моменты и разговоры, по-настоящему сближающие людей и топящие лед.
— О Грэме можно сказать, что он «простой». У него нет предрассудков против достатка, статуса, образования. Он старается выбирать себе людей, исходя из их личностных качеств, а не из размера кошелька и опрятности внешнего вида. Его скорее оттолкнет заносчивость и глумление, чем чья-либо необразованность и простодушие. В людях Теодор в первую очередь ищет ту человечность и отзывчивость, которые воспитывает и в себе.
— О таких, как Теодор, говорят: добрый. Он не держит зла на людей, способен войти в чужое положение, понять и простить. Может показаться, что его доброта идёт Грэму в ущерб, но он совершенно другого мнения. Обиды и прочие отрицательные эмоции истощают его куда сильней, отчего Теодор всегда стремится восстановить понимание и мир в своих близких отношениях, даже если это значит, что ему придётся наступить на горло гордости.
— Может быть крайне упрямым, если это касается его фундаментальных принципов. Теодор будет уступать до тех пор, пока это идет против его убеждений, и вот здесь уже проще убиться об стену, чем бодаться с ним за свою правду.
— Не агрессивный и бесконфликтный, пока его близким ничего не угрожает. Обидьте кого-то из своих, и Теодор откусит вам голову, не подавившись.
— В Теодоре борются две личности: одна – стремящаяся построить исключительную карьеру, вторая – пытающаяся поспеть за первыми шагами племянников, выпавшими зубами младшей сестры и всеми вечеринками друзей. Встань вопрос ребром, Грэм выберет близких, но в его идеальном мире он предпочитает сидеть попой на двух ёлках, делая вид, что не колется.
— С тех пор, как он вернулся к жизни, Теодор не может избавиться от ощущения, что куда-то опаздывает. Пускай оно притупилось с годами, оказаться недостаточно взрослым, опытным, образованным или подходящим стоит первым пунктом в списке его страхов. Несмотря на то, что Грэм давно уже не комплексует о возрасте в кругу своих «старых» друзей, подсознательно он опасается, что кто-нибудь отождествит свойства его характера с возрастом в паспорте.
3.2. Боггарт: огонь.
3.3. Дементор: ссоры родителей и пьяный Джеймс; предвоенная обстановка в Хогвартсе; момент осознания насколько мир и его близкие изменились в его отсутствие.
3.4. Патронус: летняя прогулка по Лондону со старшим братом и Трэйси; уроки вождения с Джеймсом; рождение племянников и детей Майлза и Айлин; первое колдовство Миши; игра в снежки с Эвелин на третьем курсе; рождественский завтрак, приготовленный Анной; попытки пробраться в Воющую Хижину «на слабо» с Мэйв и Эзрой.
3.5. Зеркало Эиналеж: он – владелец собственного дома, в горящих светом окнах которого видна куча гостей, состоящих из семьи и друзей.

_____________________________________________________________________
ЧАСТЬ 4. ВНЕШНОСТЬ
IV. Wallows – Scrawny
will you come a little closer? and tell me I'm a scrawny motherfucker with a cool hairstyle

4.1. Рост: 1,85 м.
4.2. Цвет волос: каштановые.
4.3. Цвет глаз: зелёно-карий.
4.4. Особенности:
— Обладатель отвратительного почерка, схожего с больными Паркинсоном. К его большой удаче, Паркинсоном Теодор не болен, и почерк «во время землетрясения» – это подарок с того света, от которого не получилось избавиться.
— У волос Теодора есть два настроения: ты пытался и ты даже не стал пробовать. Он давным-давно привык, что его волосы – это отдельный разумный организм. По их длине вполне можно определять сколько он не возвращался в Лондон, потому что стричь волосы Теодора можно только матери Теодора.
— В отличие от большей части своего семейства, Теодор знаком со словом стиль. Другое дело, нормальными его вкусы назвать язык не повернётся. Он упрямо не желает носить одинаковые носки, аргументируя свой выбор тем, что второй носок никогда не теряется, его коллекция странных свитеров уже начинает пугать своими размерами, пока что уступая гавайским рубашкам, и это вы ещё не видели его домашние кимоно. Для равновесия в его гардеробе есть парочка шитых на заказ костюмов, чтобы притворяться адекватным по праздникам.
— Счастливый обладатель (1) татуировки, о которой знают единицы. Лаконичное «kiss here», набитое по пьяни такой же пьяной татуировщицей, нашло себе место ближе к сгибу бедра и оставлено, как напоминание, что происходит, когда Теодор перебарщивает со спиртным.

Подпись автора

i   d o n ' t   k n o w   i f   y o u ' r e   l o o k i n g   f o r   r o m a n c e   o r . . .  i   d o n ' t   k n o w   w h a t   y o u ' r e   l o o k i n g   f o r
https://funkyimg.com/i/3bEC7.gif https://funkyimg.com/i/3bEC6.gif
.  .  .  i said: "I BET THAT YOU LOOK GOOD ON THE DANCE FLOOR"  .  .  .
d a n c i n g   t o   e l e c t r o - p o p   l i k e   a   r o b o t   f r o m   1 9 8 4