I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I must not fear. Fear is the mind-killer. Fear is the little-death that brings total obliteration. I will face my fear. I will permit it to pass over me and through me. And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path. Where the fear has gone there will be nothing. Only I will remain.» ― Frank Herbert, Dune пост недели от мишель лоран: Она никогда не просила никого переступать через себя, подстраиваться или делать только то, что хотела сама Мишель; каждый был горазд выбирать что делать самостоятельно. Однако отец учил её: если любишь кого-то, как можно жить в эгоизме, не видя ничего другого вокруг? И именно с этим воспитанием Лоран и сама смотрела нам мир, отчего ей было ещё более удивительно, что такого качества не находилось в сердце её матери.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » otherworld » interlinked


interlinked

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

https://i.imgur.com/fyF2xub.png https://i.imgur.com/WlXbpWg.png https://i.imgur.com/2YEMDhW.png https://i.imgur.com/IK5sYla.png
Do you long for having your heart interlinked? Interlinked.
Stuart Lapierre as d0m.Fr33, Samantha Dougal as j1nx
Токио, 3049.
_____________________________________________________________________
Домфри не нужны друзья, тем более такие говорливые и радужные, как Джинкс, а Джинкс, кажется, на руку, что не надо изобретать велосипед, чтобы раздражать Домфри. Всё бы ничего, только под дождём из пуль даже самые несовместимые элементы станут какой-никакой семьёй. Да и достаточно присмотреться, чтобы понять: доводить друг-друга им совсем не в тягость и уже очень давно весело.

2

I'm trying to keep up to speed with  y o u
your lane changing is oscillating me
I  '  m   h  i  t  t  i  n  g   t  h  e   g  r  o  u  n  d   a  n  d   I  '  m   s  p  r  i  n  t  i  n  g
— I'm falling behind now I'm tuning out


[indent]Кто бы ей сказал в десять лет, что её судьба будет совсем не в просиживание задницы в родительской мастерской, ковыряясь в носу, а проталкиваться вперёд в поисках самого сильного бугая компании в попытках свалить его на пол, обезоруживая... какой-то безумец прошёл мимо их дома и решил остановившись, рассказать очередную байку? Неся тяжёлую коробку, стараясь не обращать внимание как на общую боль по телу, так и на лёгкое прихрамывание и сдувая вылезшие на лоб пряди рыжих волос, она ставит ту на левитирующую в воздухе тележку, которая вот-вот должна скрыться из глаз в фургоне. Пожалуй, выполнять работу, связанную с контрабандой девушка не любила больше всего. Уж лучше забирать с тобой тех, кто сильно насолил корпорациям: подбить ногой под коленку, чтобы идти было веселее, и с трудом сравнишь с мёртвым грузом в деревянном ящике.
[indent]— Это последняя, — наконец, выдыхая, произносит Джинкс обращаясь к своим коллегам, тут же сгибаясь, чтобы отряхнуть и без того грязную одежду от пыли. Неудивительно. Всё же, из них троих, даже Тао было сложно сравниться с количеством нежных объятий девушки с кем-то на полу, прижатой к стенам и другим поверхностям, и честное слово, она бы больше была довольна, если бы речь шла о приятно проведённых выходных. Как показала практика, стоит кому-то прибить её к столу, и после этого следовал удар по башке, а не ласковое шептание о том, какая она красивая на ушко. Возвращаясь в реальность, моргнув несколько раз, она тянет руку к плечу, чувствуя себя словно кошка, которая должна зализать раны.
[indent]У неё была даже веселая игра по возвращению домой: сравнится ли количество синяков и веснушек на её теле в этот раз?
[indent]— Теперь только кредит получить. Я подожду вас в машине, — более не топчась на месте, она смотрит сначала на Домфри, а затем и Тао, и коротко кивнув им, делает несколько шагов; так просто, правда, не получается, и с негромким смешком она намеренно задевает мужчину своим плечом, после чего продолжает свой путь.
[indent]Пожалуй, что её сейчас беспокоило больше, чем любые деньги – это несгибаемость конечности. Ей здорово прилетело! И не успевая погрузиться в свои размышления, Джинкс останавливается, громко присвистнув: не только ей.
[indent]— Ох, малышка, — неудивительно? Избавиться от последних им удалось буквально с полчаса назад, когда преследующий их автомобиль взорвался прямо в воздухе. Или нет? Ведя машину, в основном фокусируешься на необходимости не дать им убиться самостоятельно и время от времени получалось у неё не то, чтобы хорошо. Сама Дугалл так не считала: лучше бы они не справились, она уверена, а пара боковых столкновений, вмятин и что уж говорить о разбитых стёклах... с кем не бывает. Другое дело, что машина была им предоставлена в аренду и что-то Саманта сомневалась, что хозяин будет доволен тем, что ему вернут. Она снова негромко вздыхает, прихлопнув по крыше прежде, чем дёрнуть на себя дверь и усесться на место водителя.
[indent]Вечер-другой и будет как новенькая. Девушка с негромким смешком ткнула пальцем висящую фигурку старого-доброго [float=right]https://i.imgur.com/1dSymWt.gif[/float]кота на удачу. Страшно представить, что с ними было бы без него.
[indent]— Помню, один урод после перевезённой вместе со мной контрабанды через границу сказал: «Я и вовсе не планировал тебе платить». Попытка, конечно, была зачтена, но не ожиданий не оправдала. Без проблем? — словно продолжая непрекратившийся прежде разговор, Джинкс реагирует сразу же, как только открывается пассажирская дверь. Она поворачивает голову, посмотрев на Домфри, впервые за последние пару часов отпуская рабочее состояние, дёрнув уголками губ. Пусть может сколько угодно строить задницу на своём лице, как только она открывает свой рот: всё ещё не позволил ей умереть, когда было столько шансов, значит, пока полезна; а жопу лицевую она и в ответ может показывать, если всем так спокойнее, — Не знаю, проголодался ты или уже наелся с полна своих виртуальных гамбургеров, но я хочу есть. Отужинаем? — и прежде, чем с заднего сидения голос подаст Тао, которого не спрашивали только потому, что знали о статусе «голодный», девушка тут же дёргается, толкаясь от руля ладонью, задирая палец: — И никакой китайской еды! — потому что ещё одна порция, и она сама будет состоять из этой дурацкой пекинской курицы с лапшой.


[indent]Быстрым движением она смазывает томатную пасту с уголка рта, отвлечённо жуя пиццу, отложенную обратно на тарелку, в свою очередь, согнув правую ногу в колене и склонившись над ней, сосредоточено держит в руках узкие и длинные щипцы. Полировкой и привидением той в божеский вид она сможет не быстрее, чем при починки машины: процесс пусть и более мелкий, но не сильно отличающийся, а поесть казалось более важным делом. К тому же, для самой Джинкс это было ещё и время, которое она могла провести наедине с собой. Технически, это можно было сравнить с тем, что делал Домфри, ковыряясь в своём доке? Или... чем бы там не занимался их второй коллега по жизни, чтобы привести свою голову в порядок.
[indent]Изначально вслушиваясь в щебетание – тот ещё птенец – азиата, попеременно Джинкс хваталась то за один инструмент, то другой, разложив их на свободном ото всех стуле. Правда, изначально стараясь уместиться на как можно более маленькой территории, по итогу небольшими пластинками, крепежами и даже парой проводов она заполнила собой ещё и часть стола. Ногу она то выпрямляла, то складывала обратно, хмурилась и щурилась, что-то бубня себе под нос, и неожиданно стиснув зубы, дёрнулась куда-то вглубь ноги... и с победным возгласом она вкидывает на стол пулю, широко улыбаясь: — Попалась, чертовка! Делов-то! Вот так и забывай защитную накладку, — хмыкнув себе под нос и наскоро собирая всё необходимое обратно, Джинкс снова тянется к заслуженной еде, делая несколько больших укусов, задирает голову, чтобы горделиво дёрнуть подбородок повыше: смотрите, какая молодец, и никого не обнаруживает перед собой. Это что же, она даже не заметила, как все остальные доели и разошлись? Чуть ли не с возмущением она цокает языком – как это так! Не узнают! Не порадуются!
[indent]Со всей бодростью она ставит обе ноги на пол, несколько раз подпрыгнув на месте и продолжая довольно улыбаться, девушка нажимает пару кнопок на аппарате с напитками, и выбирая наиболее понравившийся, подставляет стакан. Она прикрывает глаз, задумчиво предпринимая попытку выбрать что-то и для ребят: тухнут, наверняка, в своих комнатах и не выберутся оттуда после их работы до самого утра. А тут она с возможность пристыдить из за попытку избавиться от неё так невежливо, верно? Оказавшись с тремя стаканами, Джинкс собирает их всех вместе в обе ладони, крепко держась за стекло, а затем и выходит с кухни.
[indent]— Эй, а что вы даже не... — Сэм даже не успевает оказаться посреди прихожей, коридор из которой выходил на личную комнату каждого. Непонятный звук, нога предательски делает странное движение, со всей дури потянув её в сторону стены и не умея ходить неторопливо, Джинкс так и врезается на полной скорости сначала в стену, а затем не имея возможности управиться самой с собой, грохается на пол, подбрасывая вперёд поднос и устраивая стеклянное поле для любого, кто решил бы высунуться на зов умирающей птицы.
[indent]— Охуеть, что это был–, — недовольно шипя, хватаясь за не во время подставленную руку второй, она одним резким рывком поворачивается на спину, пытаясь задрать правую ногу, — Ты че, — ноль реакции. Приподнимаясь на локтях, она продолжает делать свои попытки оживить явно мёртвый продукт прежде, чем понять, что она была здесь совсем не одна. Падая обратно на спину, она смотрит на Домфри снизу вверх. Сейчас начнётся. Как восторгаться её способностями к починке механики – так последний, а как появиться в моменте летающих рыжих женщин в коридоре: первый в очереди. — Лимонадика?
[indent]На самом деле, это только с виду она казалась оптимистичнее любого наркомана, получившего свою дозу; что ей оставалось делать? Ходить хмурым облаком Дугалл всегда успеет, как и поныть от очередной дырки в боку, которую, в её случае, можно заживить разве что при помощи подпольной хирургии или самой ковыряясь под кожей, как только что делала самолично со своей металлической частью. Джинкс на секунду меняется в лице, и вновь пытаясь сесть, оглядывается вокруг:
[indent]— Ну и срачь. Ты... не поможешь мне? Не сомневаюсь, что тебя порадует картина ползущей меня по коридору, но в таком случае не надейся, что избавишься от меня даже в туалете, — стоило остановиться только на просьбе? Однако вовремя не прикусив язык, Сэм так и не останавливает свой понос. Впрочем, недолго она остаётся в шутливом настроении, наконец, утомленно вздыхая.
[indent]— Я думала, что починила её, — чуть тише добавляет Саманта, упираясь взглядом в холодный металл, не падающий никаких сигналов своей прежней живости. Одна мысль, что починка может занять не только посильные труды, но и дополнительные расходы... учитывая, что это ещё и протез. Перед глазами проскакивает сумма её долга Амато, и Сэм, пусть подавляет вой умирающего, но смолчать совсем не может: — Не хватало бы ещё и на это раскошеливаться, — не хватало ещё и расклеиться.
[indent]Вот уж Домфри и без того мало показал, что не хочет есть с ней пиццу: звучит по-детски, но только отчасти полушуткой. Осталось пустить скупую слезу: она уже слышит стук двери в обратную сторону.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

3

EviL DeaD:

эй бро ты ещё жив?

4:34 AM

молчание знак согласия
короч
помнишь ребят с шикоку
они согласились подключить тебя

7:50 AM

дом собака ты реально сдох что ли??

10:50 AM

???

4:19 PM

[indent]Стюарт нарочно вздыхает и хмурится, с силой вдавливая в бэкспейс. Третий раз чей-то словесный понос оказывается в окошке ввода, превращая попытки замести последние следы в битву его мыслей и жизненной необходимости Джинкс оставаться главным героем и рассказчиком своего бренного существования. Дернув шеей, Лапьер одерживает победу над внешним шумом и, выдержав полсекунды напряжённого ожидания, шлёпает по кнопке ввода: если кто-то вломится к ним ночью, точно не ребята отсюда. Он даже собирается поделиться радостной вестью с остальными, когда вдруг вопреки своей воле Стюарт пошатывается назад. Мужчина оглядывается в поисках источника своего дискомфорта. Интересно, почему он по сей день надеется увидеть так кого-то кроме?..
[indent]— У меня в руках ведь ничего хрупкого нет, конечно же, — дёрнув бровью в уходящую – если это можно так назвать, учитывая плачевно волочащийся отросток недавно функциональной ноги – в закат Джинкс, жирно намекает Лапьер без всякой надежды на раскаяние, — Сейчас, — косясь на считающего ворон Тао, он качает головой и наконец обращает внимание на мигающие весь день окошко непрочитанных сообщений.
[indent]Почему его молчание – ничто иное, как явный знак скоропостижной кончины? С каких пор люди больше не думают, что проблема в них? Пора просить номерок психолога, может, и ему отпилят десять процентов к ЧСВ. Взгляд Стюарта падает на содержание сообщений. Не. Отбой, пацаны. Этот просто тупой.

d0m.Fr33:

блядь нет

7:36 PM

EviL DeaD:

сук я уже придумал тебе поминальную страничку
почти слезу пустил
так че мне им сказать

7:36 PM

[indent]Стюарт щурится, кивает Тао в направлении машины и схлопывает лэптоп, вслепую засовывая его назад в рюкзак. Хотел бы он прочитать эти слова несколько месяцев назад. Взгляд Лапьера врезается в заведённую машину, из которой торчит рыжеволосая голова, отчего он издаёт непроизвольный страдальческий вздох. В нынешнем положении вещей внезапный интерес команды с островов к его персоне то же, что мёртвому припарка. Если он их бросит сейчас, кто придёт на его место? От собственной сентиментальности Стюарту становится не по себе.
[indent]Он помнит их первое совместное задание так, словно только вчера в его жизнь ворвались косоглазый торчок и девочка-солнышко с синдромом танка, и он тотчас пожалел, что не составил завещание. Позор ему за пессимистичный настрой: за всё время, что Стюарт жил по правилам улиц, эти двое оказались самыми живучими. Судя по тому, что ни Тао, ни Джинкс не торопились разорвать их успешное трио, за их время тоже. Кто бы ему сказал, что они окажутся той самой «особенной» командой, с которой Лапьер не сможет расстаться, он бы самовыпилился из реальности раньше, чем случится неизбежное.
[indent]Девушка опять нарушает тишину, вынуждая Стюарта отодрать глаза от экранчика и повернуть шею в сторону водителя, спрашивая немое: «Я сейчас должен быть впечатлен или напуган?» Он пялится ей в душу с полминуты, но, так и не определившись с эмоцией, которую с него требуют, возвращается к маленькой железной коробке в руках и наскоро печатает ответ.

d0m.Fr33:

что сдох
нахер их
сейчас вот вообще не до их дерьма
раньше надо было соглашаться

7:48 PM

спасибо за наводку
правда
я ценю
xx

7:49 PM

EviL DeaD:

8---D

7:49 PM

[indent]Стюарт вздёргивает брови, кривясь в лёгком отвращении, и переключает своё внимание на Джинкс, (не)нарочно забыв сменить пластинку на лице.
[indent]— Скажи нет расизму, Джинкс. Где твоя толерантность? — качая головой в наигранном осуждении, отзывается Стюарт, но подхватывает её мысль раньше, чем случится непоправимое, и они опять будут биться за очередь в сортир, — Тао может есть, что захочет, он свободный чайна-таун. А мы с тобой будем... пиццу? — прищуриваясь, он оборачивается к ней в поисках одобрения и, получив его, принимается щёлкать по кнопкам маленького экранчика, параллельно выясняя заказы всех присутствующих. Всё-таки у словесного поноса их водителя есть один неоценимый плюс: зачастую она произносит то, что все думают, задолго до того, как они успевают это сделать. Женщина, что с неё возьмёшь.


(   t o d a y   i   s e e    o u r   r e f l e c t i o n s   c l e a r l y  )


[indent]Раздающийся на весь коридор грохот, сопровождающийся перезвоном разлетающегося по полу стекла, заставляет Стюарта подскочить на постели. Мужчина чувствует, как напряжение расходится по всему телу и, поддаваясь выработанному временем инстинкту, тянется к ящику тумбочки, когда слышит голос Джинкс. Что бы она не натворила, этот тон не принадлежит человеку, бьющемуся не на жизнь, а на смерть – если только она ни решила наказать посуду за то, что не моется сама – он слишком хорошо его знает, чтобы перепутать с чем-либо другим.
[indent]— Решила включить режим Халка... Блядь, что с тобой? — экспрессии Стюарта меняются прогрессивно тому, как он складывает два плюс два от писаной маслом картины: смерть робокопа на банановой кожуре, — Да, подожди ты! Не двигайся, у тебя осколок у балды, — пнув расколовшийся наполовину стакан в сторону, он сгибается над девушкой и, протягивая руку, помогает ей сесть.
[indent]Поджимая губы, Лапьер оглядывает масштаб бедствия и смиренно качает головой. Кажется, он уже знает кто будет разбираться с загаженным полом. Подсказка: не тот, кто ловит десятый приход, и не та, что не может ровно ходить. Цепляясь за последнюю мысль, мужчина смотрит на «мёртвую» конечность, и наконец обращает внимание на болтающую без умолку пострадавшую. А он ведь и не подумал, что всё настолько серьёзно.
[indent]— Не поверишь, но я не хочу видеть ночные кошмары до Второго пришествия, — истерически улыбаясь, тот час чеканит Стюарт и, уже подтягивает её руку себе на плечо, когда слышит неожиданные нотки намокшего под дождём щенка. Он даже не успевает отследить искреннее удивление на своём лице, прежде чем то явит себя Джинкс во всей красе. Нет, всё, правда, настолько серьёзно? Ему практически стыдно, что он не сорвался с постели быстрее.
[indent]— Вот, давай, без худших сценариев. Держись, я попытаюсь нас не уронить, — косясь на неё, он заранее сожалеет за возможную неудачу всем своим видом, — Посмотрим, что ты там начинила, — как и стоило ожидать, без питания в ноге Джинкс ничем не хуже мешка с железной картошкой, отчего Стюарт прижимает как можно сильнее – вопреки расхожему впечатлению видеть её с разбитым корытом вместо лица ему совсем не радостно.
[indent]Чудом дотащив девушку до края постели, он аккуратно отпускает её на матрас и звучно выдыхает, сгорбившись в три погибели. Только посмотрите на этот прекрасный экземпляр мужской особи! Что? Не видите? Может, если он схватится за сердце и примется бороться с отдышкой, все передумают? Увы, сегодня никакой отдышки. Расправив плечи, Лапьер падает сбоку от поломанной подруги и кивком спрашивает разрешения подтянуть к себе предмет расстройства.
[indent]— Не бойся, хуже я точно не сделаю. Это ведь не дверь в конце-концов, — хмыкая себе под нос, он бросает короткий взгляд на Джинкс, однако не видит в её лице былого энтузиазма ответить втридорого и замечает укол совести в подреберье. Возможно, не самое время глумиться над чужим горем.
[indent]Он хочет что-нибудь добавить, но не находит слов и молчаливо тянется к сложенному на подушку лэптопу. Не отрывая глаз от экрана, Стюарт нагибается под кровать и вытягивает клубок проводов.
[indent]— Можешь найти мне с зелёным кольцом на конце? — игнорируя возможное недовольство по ту сторону, он что-то бормочет себе под нос, неожиданно веселеет и единожды кивает, — Как знал, что когда-нибудь она мне ещё пригодится, — кликая по окошку давным-давно забытой программы, Лапьер вытягивает проводок из рук Джинкс, — Если ты не повредила ЦПУ, всё должно быть поправимо, на самом деле. А его ты могла повредить, только если вырыла дыру к центру земного шара, — Стюарт издаёт звучный смешок, — Весьма маловероятно. Чё ты меня-то не позвала? В смысле, до того, как вариантов уже не осталось, — он выдерживает короткую паузу, а затем делает молчаливый знак Джинкс, втыкая зелёный конец провода в небольшой разъём её ноги.
[indent]Ему казалось: все здесь понимают, где заканчиваются шутки, а где начинаются рабочие детали. Он может сколько угодно кривляться на её попытки подружиться со всем миром, но отказать в помощи, когда его жизнь в буквальном смысле зависит от сидящей рядом девушки в девяти из десяти случаев? Да и дело не только в его жизни. Так или иначе они все понимают, что выбрали эту жизнь не из большой любви к мотелям, фастфуду и отсутствию гарантий на завтрашний рассвет. Меньшее, что они могут друг от друга ожидать, это помощи, когда всё говно.
[indent]Его лицо озаряет неожиданная улыбка. Стюарт качает головой и победоносно смотрит на неё.
[indent]— Не знаю как, но ты умудрилась... вырубить её? Даже ошибок никаких нет. Ты реально целованная в жопу госпожой удачей, — переводя внимание то на неё, то обратно на док, болтает Лапьер, — Мало того, что ты всё-таки докопала до центра земли и не выковыряла ничего нужного, так ещё и попала на человека, который развлекался тем, что учил протезы танцевать. Не по своему желанию, — спохватившись, спешит успокоить её мужчина. Он задумывается на мгновение, взвешивая то, что хочет сказать, — У моей сестры были руки похожей модели. Вот и программа осталась, — дернув уголком губ, он резко вдыхает и «выстреливает» пальцем в кнопку, возвращая отмершую конечность к жизни.
[indent]Быстро пробегаясь глазами по оживающим процессам, он заключительно кивает и тянется к проводу, чтобы отпустить Джинкс из своего плена. Она всё меньше напоминает намокшего под дождём щенка, и вопреки привычному раздражению, Стюарт чувствует, как тяжелый камень падает с его души.
[indent]— Ну что? Встанешь? Кто знает, может быть, теперь ты будешь ходить, исключительно отплясывая чечётку, — устрашающе ухмыляясь, щурится на неё Лапьер. На самом деле, он просто хочет убедиться, что она не встретится с полом во второй раз и уже по его вине. Жалко же. Она ведь лимонад им несла.

4

[indent]За годы существования с протезом вместо живой плоти, она действительно превзошла любого человека, не подставлявшегося под пули, пользовавшегося таковым только ради простого функционала: сделай шаг и иди дальше. Изредка Дугалл даже задумывалась, раз потенциально металлическая конечность могла спасти жизнь, не стоило ли заменить в себе что-то ещё? Однако от таких мыслей открещивалась, зная, что в ней говорил не здравый смысл, а известный фактор разрушение человечности; каждая запчасть, должная улучшить жизнь, на деле отравляла, меняла человека. И её в том числе.
[indent]Она хмурит брови, тут же переключая своё внимание на Домфри, вместо появляющегося перед глазами лица мужчины и ощущения давления на шею. Девушка помнила жестокость и отчаяние не столько к желанию выжить, сколько избавиться от человека, пытающегося избавиться от неё. Подобные сны вперемешку с воспоминаниями до сих пор преследовали Дугалл, как бы она не пыталась избавиться от тех при помощи различных снотворных, но чуткий сон оказался важнее.
[indent]В конце концов, не хотелось пропустить важную смешную картинку, присланную напарником, верно?
[indent]— А жаль, — она действительно бы состроила грустную мину, если бы та уже заведомо не появилась на её лице от собственных мыслей. Стоило бы оставить эту идею для дня, когда никто ничего не ожидает, но Сэм даже не успевает заострить своё внимание на этой мысли; голова была забита цифрами и именами знакомых врачей, всё равно дерущих приличные суммы.
[indent]— Падай на меня, если что, — негромко хмыкнув, девушка всё же кивает головой и с явной благодарностью за оказанную помощь, хватается за его плечо свободной рукой, стараясь наступить на ногу: бестолку, — Как же тут можно без худших сценариев, — она уже готовится развернуть целый монолог, по какой причине вариантов для полного восстановления не слишком много, но прикусывает свой язык. В любой другой момент присесть на уши Домфри было бы идеей заманчивой, но открой она рот, вполне мог заблестеть шанс остаться на полу и в полном одиночестве. Всё же она не сдерживает короткой, но виноватой усмешки от того, что даже малый путь до его комнаты немного выбил того из сил. Ей грусти мало: её вон какой крепкой хваткой донесли. Не каждый парень так обнимет.
[indent]Какой стыд! Она, профессионал своего дела, способный привести в порядок машины чуть ли не при помощи пары хлопков по капоту, не говоря об их снаряжении, не смогла справиться с ногой? Честное слово, если бы у неё была бумажка об окончании университета, самолично порвала бы тот пополам. Она давно не следовала инструкциям, – те были для слабых! – но только потому, что прекрасно понимала, как работают механизмы прежде, чем на те взглянуть. В конце концов, Саманта не в носу ковырялась и обрела свои знания не только посредством методов проб и ошибок, пусть и являясь самоучкой. И если иной раз проблемы возникали из-за существующего вокруг хаоса, – она поднимает взгляд на коллегу, неуверенно пожав плечами на его слова о двери – то здесь разобраться времени было предостаточно!
[indent]— Ты... складывать никогда их не пробовал? — прищурившись, смотря на врученный в руки комок, – увидь её мать это безумие, повесилась бы на концах тех, что были подлиннее – она всё же следует указаниям и отвлекается на выуживание необходимого кабеля, то и дело прокручивая клубок в своих руках. Неудивительно, что люди перестали пользоваться не только проводной версией наушников, но и вовсе создали имплант, вставляемый прямо в ухо: сойдёшь с ума быстрее.
[indent]— Я была бы не так уверена в невозможности моих действий, — замечает девушка, чуть склонив голову, ненавязчиво пытаясь рассмотреть что именно нашёл на своём доке Домфри, но быстро теряет интерес: зная, что мужчина в их команде был далеко не главным силачом, – абсолютно без какого-либо укора в его сторону! – у неё точно не было шансов понять даже базовые вещи, если те были на его лаптопе.
[indent]— Ты ведь знаешь: думала, справлюсь сама. Ничего не предвещало беды, — уклончиво произносит Дугалл, усаживаясь поудобнее на кровати, чтобы не натягивать провод, а затем возвращает в руки проводной ужас, ненавязчиво стараясь занять себя хоть чем-то, начиная вытягивать кабель за кабелем, — В конце концов, будто мне первый раз пуля в ногу прилетает. Я думала ещё там, что зарикошетит, но я с самого начала забыла взять накладку: вот и получила по заслугам, — а ведь иной раз такие вещи могут стоить жизни. Она хмурит брови своей недальновидности. Одно дело подводить себя, другое – подставлять Домфри и Тао.
[indent]Она давно не проникалась своими членами команд, как к этими двумя. Несмотря на то, что их первая встреча явно не знаменовалась, как лучший день, – особенно для Домфри судя по его выражению лица – теперь ей было не только трудно представить себя не среди двух мужчин, но и попросту не хотелось. Возможно, ей снова придётся вскоре пожалеть о своей вере в лучшее в людях, но Сэм смотрела в светлое будущее в компании Домфри и Тао.
[indent]Ну как, светлое. То понятие очень относительное.
[indent]— В смысле! Ну я же не совсем, — неожиданный просвет на лице напарника заставляет и девушку приподняться из полуразложившегося на кровати состояния, дёргая подбородком. Хочется добавить: «Тао», но когда это имя второго из команды стало нарицательным для чего-то плохого? Она уже хочет продолжить, но резко закрывает рот, прежде, чем произнести удивлённое: — Твоя сестра с протезом? — девушка осознает свою ошибку так же быстро, как вопрос вылетает из её уст, — Чёрт. Извини. Более нелепой вещи нельзя было спросить, — она хлопает себя коротко ладонью по лбу, смотря на него сквозь пальцы.
[indent]О жизни друг друга они знали крайне мало фактов и на удивление, сама Сэм тоже не торопилась раскрываться. Что и логично: трудно говорить о себе тогда, когда молчат остальные, и с определённого угла она понимала, что они здесь не кружок по интересам или клуб анонимных товарищей, ищущих, у кого бы на плече поплакаться. Она кидает взгляд на Домфри, тут же отведя тот в сторону. Она сначала изумилась, но смирившись с существованием сестры у мужчины в своей голове, на удивление легко представляет, как он мог бы быть чьим-то братом.
[indent]— О! — она неожиданно вскрикивает. Рано она пристроила имплант к коробкам из под пиццы! — Это что же, не удасться скинуть на тебя уборку коридора? — растягивая губы в широкую улыбку и оборачиваясь на Домфри, она откладывает аккуратно сложенные мотки в сторону и спешно, без особого страха оказаться снова носом в земле, подскакивает на ноги. — В таком случае, мне жаль соседей, — и в первую очередь, он сам выкопал бы себе могилу. Дугалл сгибает протез в колене, разгибает и присаживается на корточки, чтобы тут же встать обратно в полный рост, — Как будто новая, — наконец, суммируя происходящее, не чувствуя явных прогнозов на ближайшую поломку, она смеётся, — Хорошо, что ты не назначил мне сумму кредита до, верно? А то так глядишь, заломил бы цену, — Сэм смеётся, осторожно пихая мужчину пяткой. Он ещё пожалеет, что не оставил умирающую птицу в коридоре; с геометрической прогрессией росло настроение девушки, понимающей, что если она до сих пор стоит на ногах, вряд ли она повторит своё фиаско летающих в коридоре.
[indent]Может только узнает о скрытых талантах главного чечёточника.
[indent]— Спасибо, — с искренней благодарностью кивнув головой, наконец, произносит Дугалл, — С меня причитается, — складывая ладони на манер местных, продолжая усмехаться себе под нос, она даже кланяется, добавляя, — И начну я пожалуй с коридора, пока Тао не решит в своём угаре, что попросту не дошёл до туалета, — хотя, в таком случае, она смогла бы избежать уборки самолично.
[indent]Она уже готова избавить мужчину от своей компании, продолжая пятиться к двери, но теперь, когда её сознание не забито несуществующими проблемами, она чуть с прищуром смотрит на Домфри, словно что-то прикидывая. Особо внимательные могли провести параллели между происходящим на её лице и тем, что обычно следовало после: не в первый раз.
[indent]— Ты сейчас не занят чем-то невероятно важным? Я так сильно отвлеклась на починку, что пропустила традиционную вечернюю дискуссию. А уснуть без такой, — она разводит руками в стороны, добавляя немое: невозможно, — Не оставьте, в общем, даму в беде, составьте ей компанию! И заметь, я сейчас тебя вежливо прошу, — Саманта хмыкает, оказываясь в дверном проёме и пригибаясь к первому осколку на её пути, оборачиваясь на мужчину обратно, — Но если ты откажешься, мне ничего не останется, как прийти крошить остатками пиццы на твоей кровати.
[indent]Девушка действительно занялась тем, чем пообещала, пусть и частично воспользовавшись встроенным помощником их квартиры – тому она радовалась не меньше машине с напитками – и оставляя позади себя небольшого робота, делающего последнее требование влажной уборки, проскакивая мимо своей комнаты, она простукивает по двери его комнаты, игнорируя любые попытки отказаться от такой невероятной возможности, как провести с ней время. Будто не хватало совместного сожительства.
[indent]— В этот раз постараюсь без наводнений, — оборачиваясь, заслышав его шаги, она улыбается и отставляет уже наполненную кружку с чаем в сторону, кивком спрашивая, что он будет, а затем уже усаживается за стол, — И если вдруг пицца больше не опция, — она вновь вскакивает, чтобы стянуть со столешницы небольшой мешочек, без типичной для Японии цветной мишуры с яркими шрифтами. Она высыпает аккуратно упакованные в явно самодельную упаковку конфеты карамельного цвета, тут же комментируя, — Одна из единственных вещей, по которой я всегда скучаю, когда думаю о Шотландии. Сейчас мне будет пять, – кого это волнует – но эти самолично сделала моя мама, прислав из дома. Как ты мог заметить, — она хмыкает, — Не часто удаётся видеться.
[indent]Не особо церемонясь, она выхватывает одну из предложенных конфет, прокручивая упаковку в пальцах и закидывая ту в рот. Прогнав её за щёку, Дугалл после короткой паузы негромко прокашливается, спрашивая:
[indent]— Слушай, — поднимая на него взгляд, она усаживается поудобнее – или лучше сказать, неуверенно ёрзает – и спрашивает то, о чём Домфри упоминал вскользь ради того, чтобы видимо сбавить обороты волнения внутри девушки, но не предполагая, что за это она зацепится куда крепче, — Не хочу лезть не в свою тарелку, – но лезу – но ты говорил о своей сестре... — Саманта на короткий миг хмурит брови, пытаясь правильно подступиться к деликатному вопросу, который многие воспринимали сродни загадках о возрасте, — Как так вышло? Я имею ввиду, её протезы. И как давно? — в её глазах нельзя было найти типичного любопытства и эта тема взаправду зацепила Сэм. Сама лишившаяся конечности по чистой случайности, она нередко видела сочувствие в глазах людей, которым она встречалась на пути ещё подростком. Ведь для некоторых ты уже никогда не будешь прежним.
[indent]Первый шаг для того, чтобы перестать быть человеком, даже если ты о таком не просил.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

5

[indent]— Не больше, чем ты думала надеть защиту, — щурится Стюарт, кривясь в ехидной ухмылке.
[indent]Дело далеко не в гипотетическом риске, вызванном неосмотрительностью «коллеги». Все они взрослые люди. Все они понимают: при худшем раскладе спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Он раздражается из-за самой Джинкс. Неужто так сложно вспомнить о металлическом чехле? Наклеить себе напоминалку на дверь спальни или выбить на лбу – не столь важно. Стюарт косится на неё и незаметно качает головой в неодобрении. Умереть по глупой неосторожности – пик бесполезно растраченного потенциала. Она ведь здесь не за дозой адреналина. Уж больно не похожа на заскучавших детей обитателей пентхаусов. Они все здесь с весьма определёнными целями, и все надеются, что настанет тот день, когда необходимость подставлять задницу под пули исчерпает себя. Разве не глупо не дожить до этого дня из-за секундного приступа забывчивости или лени? Он ей, конечно, не запретит, но косо посмотреть посмотрит.
[indent]— Зачем учиться на своих ошибках, действительно, — выдыхая вселенскую тяжесть, Стюарт с нарочной театральностью закатывает глаза и едва различимо хмыкает. Сила есть, ума не надо? Или как там говорят про целованных удачей бронепоездов?
[indent]Глупо притворяться, что случись что-нибудь с Джинкс, он пожмёт плечами и возьмётся за поиски новой грубой силы в команду тем же вечером. Они слишком долго находились вместе, чтобы сопротивляться человеческой натуре, ищущей общности вопреки здравому смыслу и негласному правилу не заводить друзей на работе. Если быть до конца честным, он не вспомнит ни единой смерти временных напарников, не вызвавшей в нём хоть какого-нибудь отклика. Да, со временем чувство притупляется, но уйти насовсем не уходит; и узнавать, как долго лицо рыжеволосой занозы в заднице будет преследовать Стюарта на каждом углу, он не хочет ни рано, ни поздно. Желательно, никогда.
[indent]Наверное, поэтому он открывает свой рот, прежде чем успевает остановить поток ненужной информации. Находясь в безопасности временного жилья, Стюарт на короткое мгновение забывает кто они и зачем здесь собрались. Почти что летний лагерь. И мимолётная рассеянность стоит ему выбитого на лбу желания стукнуться лицом о экран лаптопа.
[indent]— Нет, моя бабуля, и не руки, а её третья нога, — кривляя беззвучное: «Джинкс?! Всё у тебя хорошо?», буркает Лапьер и возвращается к своему занятию, не скрывая неодобрительных покачиваний головы на этот раз, — Да, всё в порядке. Вопреки расхожему мнению, нет, я не сбежал из лаборатории и, не поверишь, у меня даже мама с папой были. Есть. Я их даже не съел, — хмыкает Лапьер, косясь на неё улыбающимися глазами, и, выдержав паузу, добавляет: — Как бы скучно мы с Тао жили, — не заканчивая очевидное «без тебя», он вновь сбегает к бегущей зелёной строке.
[indent]Откидываясь на спинку кровати, Стюарт негромко вздыхает и хмурит брови, устало окидывая растущее в геометрической прогрессии оживление Джинкс. Он держится с полминуты, а затем ломается и тихо усмехается словесному поносу девушки. Что он там сказал себе? Жалко смотреть на её потухший энтузиазм? В следующий раз подумает дважды, прежде чем бросаться на помощь развалившимся. Хотя кому он врёт. Бросится, куда денется.
[indent]— Обязательно выставлю тебе счёт. Правда, для начала я бы предпочел компенсацию за все разы, когда ты присаживалась мне на уши, потому что тебе скучно, — или он всё придумал и, на самом деле, сам искал собеседника на вечер, вечно досаждая Джинкс? И вовсе не важно, что досаждал он ей в своей комнате. На своей кровати. Молча. Он готов поспорить, что сделает это снова. Достаточно присмотреться к подозрительно знакомому мыслительному процессу на её лице, и он уже знает какой вопрос прозвучит следом до того, как она зашевелит губами.
[indent]— Учитывая, что мой выбор – это его отсутствие, нет. Ничем важным я не занят, — издавая смиренный смешок, Стюарт хлопает крышкой ноутбука и скидывает ноги на пол, вставая в полный рост.
[indent]Поднимая руки в воздух, Лапьер вытягивается по струнке в надежде избавиться от боли в затёкшем теле и шагает следом за рыжим пятном. Может показаться, что он делает ей одолжение, но где-то в глубине души Стюарт понимает, – или надеется – что она знает: если бы их вечерние посиделки действительно его раздражали, мужчины бы на них не было. Спросить его зачем столько театрального недовольства, он толком и не объяснит. Вероятно, это своеобразная попытка следовать тому самому негласному правилу не заводить друзей на работе, которое Лапьер нарушил уже множество раз.
[indent]Присаживаясь на корточки, чтобы поднять парочку отлетевших от эпицентра землетрясения осколков, мужчина находит взглядом Джинкс и пристально смотрит на неё с несколько секунд. Растягивая губы в тонкую полосу, он хмыкает носом. Так бы он и стал собирать чужое дерьмо, если бы ему не было до этого человека никакого дела.
[indent]— Чай, так чай, — дернув плечами, Стюарт падает на кухонный стул и подпирает своё лицо кулаком.
[indent]И зачем она с ними возится? Он задаётся этим вопросом не первый раз, но так и не пришёл к единогласному ответу. Поначалу он думал, что всё дело в характере и воспитании – затем увидел, как Джинкс вминает чей-то череп в асфальт и поперхнулся. Не в обиду самой солнечной, однако поверить в страшное сочетание девочки-убийцы и заботливой душеньки, не дернув глазом, тяжеловато. Скука? Одиночество? Какой же надо быть одинокой, чтобы предпочесть их с Тао компанию... да кому угодно. Выходит, два варианта: либо она мазохистка, либо они ей и вправду нравятся. Увы, ни тот, ни другой диагноз не утешителен.
[indent]Шуршание пакета вынуждает Стюарта отвлечься от собственных мыслей.
[indent]— Серьёзно? — с недоверием он подтягивает пакет, вытягивая оттуда знакомую конфету, — Шотландия, говоришь, — он вертит её перед глазами, усмехаясь себе под нос, — Я пробовал только магазинные и не шотландские, так что, — засовывая конфету в рот, Лапьер отдаёт дань куда-то в потолок, — спасибо твоей маме за вкус детства, — и на всякий случай Стюарт кивает, бормоча неразборчивое: «Вкусно».
[indent]Стоило ожидать, что произнесённое в комнате там не останется.
[indent]Девушке достаточно открыть рот, начиная неуверенный вопрос, и он мгновенно поднимает на неё взгляд, показывая всем своим видом, что она не сможет его удивить. Удивился бы Лапьер, если бы она не вспомнила о существовании сестры и протезов. Впрочем, он не против её интереса. То, что за мотивами к общению сидящего напротив человека не прячется злого умысла он понял достаточно давно, и переход на личное казался ему вопросом времени. Почему-то он думал, что Джинкс сломается первой. Стюарт дергает уголком губ, тихо усмехаясь над самим собой. Вышло всё с точностью наоборот.
[indent]— С детства, — он отзывается не сразу, невольно вспоминая последний раз, когда виделся с сестрой, — Никто толком не смог объяснить как и почему это произошло, но её руки перестали развиваться в районе пяти лет. Их ампутировали и поставили импланты, а затем ещё одни, и ещё одни, и так до тех по, пока Элла не перестала расти, — Стюарт улыбается чуть шире, коротко смеясь, — А могла бы стать человеческой версией тираннозавтра. Спешу уточнить, это были не мои слова, — что-что, а странное чувство юмора у них было семейным.
[indent]Глотнув чай, Лапьер несколько хмурится и снова подаёт голос.
[indent]— Никогда не понимал всего шума вокруг людей с имплантами. Получив свои руки моя сестра не проснулась утром и не пошла рубить соседей, — дернув бровью, неспешно произносит мужчина, — Какой была в пять лет, такой и осталась. Может, только говорить научилась внятней, — и прежде чем Лапьер заскучает по ней слишком сильно, он переводит стрелки на сидящую напротив девушку, — По такой логике из нас троих эмоциональный диапазон робокопа должен был достаться мне, — а с железной ногой была почему-то Джинкс. Так и хочется спросить: где лужа?
[indent]Конечно, тяжело сравнивать судьбу его сестры с судьбой Джинкс. Какими бы валидными ни были мучения Ноэль, они не шли ни в какое сравнение с тем, что пришлось и приходилось переживать рыжеволосой девушке по сей день. У семьи Лапьер были деньги. У них были связи. Механические руки Ноэль были покрыты мягкой синтетической кожей – не сведущий в имплантах не смог бы отличить последнюю от настоящей, чего не скажешь о машине-убийце, заменившей Джинкс ногу. Пускай она не казалась Стюарту ни лучше, ни хуже, он понимал, что не все разделяли его мировоззрение. Или, лучше сказать, большинство.
[indent]Мужчина вздыхает и неспешно растекается по столу, утыкаясь щекой в сложенные друг на друга ладони. Джинкс. Он нарочно приучил себя к её ненастоящему имени, чтобы в один прекрасный день не проколоться от недосыпа или по банальной случайности, но избавиться от «выкраденных» о сидящей напротив девушке фактов это не помогло. Он всё ещё помнит её имя, фамилию и глупейшее совпадение их дней рождений. Теперь, когда он знаком с ней достаточно хорошо, чтобы не ждать приставленного к виску пистолета поутру, ему даже несколько неловко, что он единственный, кто обладает хоть каким-то представлением о прошлом своих напарников.
[indent]Лапьер приподнимает голову, упираясь подбородком в пальцы, чтобы увидеть её лицо.
[indent]— Я должен тебе в чём-то признаться, — он сжимает губы в тонкую полосу, коротко вздыхая, — Я пробил тебя и Тао по базе данных, когда мы только познакомились, — Стюарт несколько выпрямляется и дергает плечами, — Не знаю насколько это неожиданно с моей стороны. Думаю, не очень, — тихий смешок, — Стюарт Лапьер, — он протягивает ей ладонь, улыбнувшись уголком рта, — А то как-то неловко. В ноге я твоей ковырялся, а имени ты моего не знаешь, — остаётся надеяться, что ей не придёт в голову вводить это в поисковик. Хотя... он бы продолжил молчать, если бы это действительно его пугало. Так или иначе, он уже давным давно не был тем человеком, о котором писали в газетах. Ни в хорошем, ни в плохом смысле.

6

[indent]У неё всё было хорошо, только иной раз вопрос вылетал быстрее, чем она захлопывала свой рот. Сэм не обижается на его саркастичный тон – было бы на что! – и подтрунивание о выдумках личной биографии, которая может прийти в голову человеку, только-только познакомившемуся с мужчиной. С первого дня знакомства они разговаривали именно так: подкалывали, острили и высмеивали друг друга, не пытаясь задеть тонкие струны души – она надеялась. Саманта хмыкает себе под нос, понимая, что мир, в котором они живут давно съел с потрохами сверхчувствительных людей, наивно полагающих, что завтрашний день станет лучше. Разве стоит удивляться, что всё больше и больше становится тех, кто решает потерять человечность в угоду собственной силе?
[indent]— Даже, — она усмехается, косо взглянув на Домфри, — И вообще, с каких пор ты ставишь меня рядом с общепринятым мнением? Разве я ещё не доказала, что иной раз плевала на него из космоса? — или ей пора спускаться в гараж, чтобы починить их арендованный драндулет и поднять тот в воздух на максимальную высоту? Она может, если кто-то решит ещё раз пошутить о том, что он вырос из пробирки.
[indent]С другой стороны, менее интересно о том, какой на самом деле была семья мужчины ей не стало. Пока что это были выборочные картинки и построение жизни человека по тем фактам, которые она знает; тех было крайне мало, если что. А думал ли сам Домфри о ней и её прошлом? Представлял родителей, возможно, считал количество братьев и сестёр, а может видел более худшие сценарии. В конце концов, она была из болтливых, но до сих пор больше в высказываниях своего мнения на ту или иную ситуацию или долгом пересказе, какая пицца достойна жить, а какую стоит выкинуть в окно из летящей на всех парах машине сию-секунду.
[indent]— Надеюсь, тут же отправившись на мои поиски, заподозрив что-то неладное, — ехидно прищурившись, она замолкает, не желая отвлекать Домфри от работы.
[indent]А ведь решить, что он тебя ненавидит было крайне легко; до тех пор, пока он не делал вещи через написанное на лице «не хочу». Конечно, в его интересах было поставить её на ноги, но никто никогда не мешал ему бросить её в таком положении, – как он сказал? Учиться на своих ошибках! – уже открывая сеть для поиска более лучших кандидатов. В конце концов, обычная практика. Не только смерть напарников вынуждает тебя сменить команду. Банальное: «она мне не нравится!» звучит как валидный вариант.
[indent]Что подводило Саманту к нескольким возможным версиям: он был слишком терпелив, а она ещё не потрепала его нервы настолько, чтобы запрограммировать ногу на самоудушение в ночи или Сэм не так уж надоедлива, как могло показаться. В принципе, первое она проверит через уже пару часов.
[indent]Наверное, было неправильно выбирать между ними двумя, оставляя дверь азиата без стука для вечернего чаепития, но при всём уважении к Тао, в нём она видела человека с меньшим количеством общих тем и схожего мнения. Ко всему прочему, примерно выучив его рутину, стоило предположить, что ему точно захочется личного пространства после тяжелого дня. Домфри... тоже, но его терроризирование беспокоило Саманту меньше. Ответ на вопрос «почему» лежал у поверхности: он нравился ей, а почувствовать симпатию к кому-то во время, когда изолированность сжимала горло костлявыми пальцами было ещё проще.
[indent]Сэм щурит на него взгляд, уже готовая возмутиться о том, что единственные правильные конфеты находились на Туманном Альбионе, но лишь усмехается, качая головой. Даже не живи она в коробке, никто не запрещал девушке выходить на улицу и коротать время в компании других людей. Дело было не в чувстве одиночества, а в самом Домфри.
[indent]— Мне кажется это так странно, — надавливая подушечками пальцев на конфету, отчего мягкая карамель деформируется, она поднимает взгляд, объясняясь, — У нас есть возможность попробовать что угодно и питаться этим до бесконечности, но я готова питаться только ими. — Дугалл довольно кивает головой на его комплимент, будто готовая прямо сейчас ухватиться за свой коммуникатор и написать матери.
[indent]Хотя той действительно было бы приятно. Помниться, в детстве, она уносила их в школу пачками, возвращаясь с пустыми руками; Эдме журила девочку, говоря, что делала всё для неё и на более долгий срок, чем один день в школе, но её было легко расположить к себе, рассказывая о том, с каким удовольствием её друзья жевали домашние сладости. Переводя взгляд на Домфри, она делает глоток чая. Интересно, чтобы её мать сказала по поводу коллеги? Тут же она расплывается в улыбке: несомненно сравнила бы его со скелетом не только благодаря татуировкам.
[indent]В такие моменты она понимала: дело далеко не в конфетах, а в чувствах, которые они вызывали. Секунды не прошло, а она вернулась в Шотландию, в родительскую мастерскую, подбирая ключ с каменного пола, залезая наполовину в одну из отцовских машин.
[indent]Она несколько раз быстро моргает, растворяя перед глазами появившуюся картинку.
[indent]Пять лет! Под рассказ Домфри её рот непроизвольно хочет открыться, но она вовремя подцепляет тот зубами, удивлённо вскинув брови от довольно смешной – она и сама нередко потешалась над собой на эту тему – шутки, всё же сдержав усмешку на губах. Сама Саманта редко когда искала слов сожаления и поддержки: хватало того, что люди уже смотрели на неё с жалостью или сочувствием, когда осознавали, что речь идёт не о намеренном отрезание ноги для замены на имплант.
[indent]— Ты... спасибо, что рассказал. Вижу, вы были на одной волне, — лишь негромко произносит девушка, дёрнув уголками губ. У неё не было человека, который смотрел на её страдания помимо родителей. Друзья довольно быстро испарились с горизонта, в чём отчасти она была благодарна – это куда быстрее показало ей, что никто не готов подтирать сопли, пока они остаются чужими. Что же до Эллы... Домфри не выглядел как человек, которому было безразлично существование своей сестры, даже учитывая шутку про давно вымерших динозавров. Она еле заметно вздыхает.
[indent]Люди не должны переживать такие вещи.
[indent]Из её размышлений девушку вытаскивает сам мужчина, вынуждая её посмотреть на него более широкими глазами. Нет, в ней таилось сомнение, что тот не считал убийцей каждого, кто имел металлическую часть тела, и всё равно иметь подтверждение в виде его слов... Саманта расплывается в тёплой улыбке прежде, чем продолжить говорить. Не нужно было говорить очевидного вслух: она была очень благодарна мужчине за его слова.
[indent]— Кто знает, что ты скрываешь под одеждой, — лукавя взглядом и коротко посмеявшись, Дугалл разводит руки в стороны, но после сразу же опускает ладонь к кружке, постучав ногтем по столу, — Я не знаю. Я была первой из своего окружения, кому «посчастливилось» обжиться имплантом. Учитывая, что меня резали дважды... сначала до колена, а затем и до бедра, — она ёрзает на стуле, опуская пальцы на металлическое покрытие, сразу же почувствовав прохладу подушечками пальцев. Прошло так много лет, а она до сих пор не забыла этого чувства безисходности: ногу не сохранить, чтобы они не делали. — Многие восприняли это не как попытку моих родителей спасти меня от заражения, а сделать меня другой. «Лучше.»
[indent]Саманта ухмыляется громче, кривя лицо в злую усмешку, саркастично добавляя:
[indent]— Неудивительно. Чего ещё можно ожидать от людей, работающих автомеханиками. — ей всегда было обидно за них: из-за несчастного случая её семье и без того не было сладко, не говоря о навалившихся проблемах из-за кредита и глубокого чувства вины перед дочерью, а ещё и расползающихся слухах. Конечно, близкие к её родителям не вели себя как полные мудаки, но она с трудом скажет, что их было достаточно много, чтобы закрывать глаза и не думать о происходящем.
[indent]— Я вижу смысл в их словах: я сама нередко думаю, что стала бесчеловечнее, чем была, но успокаиваю себя тем, что не смогла бы выжить иначе. Раз уж влипла, — пожимая плечами, Сэм поджимает губы, посмотрев на Домфри, — Нужно пользоваться всем, что имеется.
[indent]Она никогда не хотела становиться тем, кем стала. Саманта Джиллиан грезила о простой жизни, помогая, а затем и перенимая бразды правления семейного бизнеса, может, найдя вторую половинку или в крайнем случае, заведя себе металлического питомца: живой пёс, возможно, жил бы ничем не лучше, чем ребёнок на их улице. Её вполне устраивала мысль появиться на свет и исчезнуть, ни для кого не оставляя отпечатка. Пожалуй, лучшее, что она бы сделала – это не оставила от себя ничего, учитывая, как иной раз это приносит одни неприятности. Девушка хмыкнула. Обстановка, в которой Сэм жила теперь вынуждала её иногда желать меньшего: главное не умереть от летящей в голову пули.
[indent]— М? — оборачиваясь на Домфри, она щурится, генерируя очередную шутку, но выдать её не успевает, вместо этого произнося простое: — Неужели, — теперь, когда мужчина сказал об очевидности, Дугалл понимает, насколько ожидаемо это было, и всё равно не держала эту мысль в голове постоянно. В сети ничего не должно было быть, чтобы это найти, забывая главные истины: нельзя было полностью стереть себя из Всемирной Паутины, как бы ты не старался. — Порой я забываю, что ты хорош не только во взломах турелей, — тут же она протягивает свою ладонь в ответ, улыбаясь и сжимая его пальцы, — Так ты ещё французский сталкер!
[indent]Стюарт. Она дёргает уголками губ сильнее, смотря на мужчину вроде бы так же, но совсем иначе. Сейчас было принято скрывать личную информацию как можно дольше, когда ты работаешь наёмником, и несмотря на то, сколько времени они знакомы, – а значит, он знает её имя – сложно было обвинять его в нежелании раскрываться.
[indent]И всё же он сделал это.
[indent]— Значит, Стюарт. Стю, — подставляя под лицо кулак, она даёт ему время пожалеть о своём выборе и невозможности вынуть правду из её головы, — Подожди. А Тао... это прозвище? — наморщив нос, выпаливает она. Сейчас её вполне способны вновь обвинить в расизме, — Не могу сказать, что не рада познакомиться с тобой второй раз, но мне хочется тебя предостеречь: не надо называть своё имя каждому, в чьей ноге ты будешь ковыряться. Да и вообще, — она прыснула, тут же задрав стопу и тыча его пальцами в коленку, — Это что же, мне уже стоит ревновать? Чьи ноги ты ещё подключаешь к своему компьютеру?
[indent]Конечно, перво-наперво ей хочется рвануть к своему компьютеру, чтобы узнать: что за человек находится напротив? Откуда он? Какая у него была жизнь? Однако Саманта продолжает глупо шутить и издеваться, вовсе не собираясь самолично лишать себя компании.
[indent]— Что ты ещё узнал обо мне? — с любопытством спрашивает девушка, гоня от себя прочь мысль о кредитных задолженностях, — И более животрепещущий вопрос это, конечно же: что ждёт меня? — теперь, когда она знает его имя... ей, наоборот, хочется, чтобы и последующие вещи он рассказывал ей самостоятельно, без искажений фактов, о которых она может прочитать и увидеть. А может и нет? Кто знает. Он куда лучше бы справился со стиранием своей личности из всех источников – в этом она не сомневается.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

7

[indent]До чего докатилось человечество. Сказать три слова о семье – уже прогресс, и прежде чем кто-нибудь начнёт ратовать на специфику их работы, нет, в прошлой жизни Стюарта разговоры складывались ничем не задушевней. Может, без первобытного страха заикнуться о наличии родственников, но с неизменным налётом поверхностности. Если подумать, они и то знают друг друга лучше, чем таблоидные светские парочки, живущие душа в душу лишь на просторах интернет-газетёнок.
[indent]Стюарт оглядывает Джинкс, словно оценивая насколько лучше. Он не стал бы кичиться недюжинной близостью – они толком не знают имен друг друга, и всё же сказать, что Лапьер не имеет ни малейшего представления о том, какой перед ним человек, язык не повернётся. Она знает, что Джинкс не трусиха, пусть иной раз лезет к ним с разговорами, лишь бы не оставаться наедине с собственной головой. Знает, что не бросит ни его, ни Тао, спасая свою задницу. Он знает: что бы он ей сегодня ни рассказал, оно не покинет пределов этой комнаты, не окажется завтрашней трендовой новостью в твиттере. Он верит ей, верит почти беспрекословно. Много ли людей могут заявить то же самое о тех, с кем прожили под одной крышей добрый десяток лет?
[indent]— Уже пытаешься представить как выглядит женская версия меня? — Стюарт щурится, едва заметно усмехнувшись.
[indent]Жаль, правда, «одна волна» – единственное, в чём они с Эллой схожи. Его сестра умней, расчётливей. Она умеет держать себя в руках и терпеть столько, сколько с неё потребуют. Окажись в нём хоть четверть доставшихся Ноэль качеств, всё бы сложилось совершенно иначе. Как? Он точно и не скажет – не зря ведь мозгов меньше, однако Стюарта не переубедить: его сестра бы никогда не допустила его ошибок. Ловя себя на этой мысли, мужчина ненарочно хмурится, но быстро отходит.
[indent]Точнее, отойти его... вынуждают. Джинкс открывает рот, и ему не остаётся ничего, как вскинуть брови, уставляясь на неё в недвусмысленном удивлении. С каких пор она беспокоится о том, что скрывается под его одеждой? Стюарт вовремя прикусывает свой язык, чтобы не съязвить вслух. Вот чего им точно не хватало.
[indent]К счастью, девушка переключает его внимание прежде, чем Лапьер успевает задуматься слишком основательно. Инстинктивно он косится в сторону, где находился металлический имплант, и едва заметно морщится, вспоминая сверлящий звук, заполнявший его операционную. Вот поэтому людям стоит прекратить приносить детей в этот мир. Он, Ноэль, Джинкс. Если пораскинуть мозгами, тех, кому не потребовалось медицинское вмешательство в той или иной степени сложности, единицы. Люди болеют и умирают раньше времени, если, конечно, не становятся железным каркасом, хранящим появившееся на свет сознание. Каким же эгоистом надо быть, чтобы поставить свои желания над страданиями собственных детей? Та философия, которую Стюарту, увы, не понять никогда.
[indent]— И почему я не удивлён, — не без вздоха отзывается Лапьер, — Лучше. Что это вообще должно значить? — дёрнув бровью, он спрашивает риторически и не дожидается объяснений, — Для нас точно лучше. Без твоей ноги ни я, ни Тао долго бы не протянули, — ухмыльнувшись, старается сменить общее настроение мужчина.
[indent]Он решает не рассуждать о судьбе Джинкс вслух. Какой ей прок с того, что Стюарт Лапьер думает о решении её родителей. Одобряет он его или нет, это ничего не изменит в её нынешнем положении. Но раз уж на то пошло, Стюарт верит, что инвалидом в нынешнем мире быть в разы хуже, чем «видоизменённым». Последних хотя бы боятся. На калек же косятся так, словно их увечьем можно заразиться. Какая же глупость. С ногой или без... Джинкс бы не перестала быть меньшей занозой в его заднице и никогда бы не отпугнула его.
[indent]— А кто не стал, Джинкс? Не думаю, что в нынешнем мире возможно оставаться в здравом уме, не убив в себе что-то человеческое, — Стюарт неожиданно хмыкает, улыбаясь девушке уголком губ, — Но если тебя это так беспокоит, пожалуй, ты самый светлый человек, которого мне довелось знать. Может, хорошо, что мы не познакомились раньше. Я бы ослеп, — его лицо резко меняется, становясь каменным, —  Только попробуй превратить это в повод для твоего детского сада. Клянусь, я тресну тебя по лбу, — ему хочется пригрозить, что иначе это будет последний раз, когда он говорит с ней искренне, но Стюарт прекрасно понимает, что соврёт. Она может использовать его же слова против Лапьера сколько угодно, отказываться от них мужчина не станет.
[indent]Наверное, поэтому он не боится, что его внезапное «признание» вызовет ядерную реакцию в человеке напротив. Если она вытерпела его общество по сей день, вряд ли более чем ожидаемая стратегия того, кто защищается головой, станет неожиданной последней каплей. И Стюарт не ошибается.
[indent]Он слышит «французский» и даже не пытается остановить возвращающуюся кирпичную экспрессию. Интересно, что он ждал? Что она не скажет очередную идиотскую шутку? Лапьер безысходно вздыхает. Если бы ему когда-нибудь потребовалось охарактеризовать тот поток сознания, который порой дристал изо рта Джинкс, это было бы что-то около: я ничего не ждал и всё равно разочарован.
[indent]— С географией, я смотрю, лучше не становится, — вопреки внешнему раздражению, Стюарт замечает приятное тепло, исходящее от девичьей ладони. Отпуская её руку, он тихо усмехается и качает головой: он знал на что шёл.
[indent]Он пробудет произнести её имя в пределах собственной головы. Саманта звучит непривычно, практически чуждо, но нравится ему куда больше, чем знакомое Джинкс. Склоняя голову на бок, он изучает её лицо и незаметно кивает. Ей подходит. Тёплое, мелодичное и совершенно не девчачье. На его губах вспыхивает улыбка и тут же гаснет. Нет, он берёт все свои мысли обратно. Чёртов Сатана – вот достойное Саманты прозвище.
[indent]— Что-нибудь бы точно сдохло, если бы ты не, — он не заканчивает фразу, полагая, что она и без этого прекрасно понимает, о чём Стюарт – простите, Стю – имеет в виду.
[indent]Впрочем, изображать из себя воплощение недовольства долго не получается. Она задаёт очередной интеллектуальный вопрос, и Лапьер громко хрюкает, падая лицом в ладони. Для личности, которую не разу не обделили мозгами, Саманта обладала исключительным талантом сходить за недалёкую.
[indent]— Имя и фамилия, — многозначительно кивнув, отзывается Стюарт. Пусть гадает где что.
[indent]Лапьер внимательно вслушивается в её голос, замечает кривую ухмылку и тотчас чувствует влетающую в него ногу. В ту же секунду он крепко хватает её за щиколотку, уставляется прямым взглядом в глаза и дёргает бровью, задавая безмолвный вопрос. Если первый раз можно списать на безобидную шутку, то второй – это уже паттерн. Или она рассчитывает, что сидящий напротив неё человек такой же отсутствующий, каким прикидывается? Стюарт расслабляет пальцы, оставляя их на лодыжке.
[indent]— Только твои, Сэмми, — в его изрисованном чернилами лице есть свои плюсы, никогда не знаешь, что творится в организме Лапьера, не приложив пальцы к тёплым щекам; Стюарт отпускает ворвавшуюся в его личное пространство пленницу и вновь подставляет кулаки под подбородок. Он действительно считает их новую «игру» плохой идеей. Достаточно предположить парочку сценариев, и становится понятно: ничем хорошим это точно не закончится. Но игнорировать её? Если он не смог сделать этого до сих пор, глупо полагать, что Лапьер внезапно разовьёт иммунитет.
[indent]Он предполагал, что у неё появятся вопросы, отчего не мучает девушку тишиной чересчур долго.
[indent]— Ничего, что бы меня удивило, — Стюарт замолкает, щурится и вновь подаёт голос, — Хотя... кое-что всё же удивило. Твой день рожденья, — мужчина хмыкает, улыбнувшись, — Точнее, наш день рожденья. Я тоже родился двадцать шестого ноября, правда, не того же года, — красноречиво дёрнув бровью, уточняет Лапьер. Она и без этого, наверняка, догадывалась, что они не ровесники.
[indent]Стюарт разглядывает её лицо, вспоминая обрывистые факты о Саманте Дугалл, спрятанные в дальних ящиках его памяти. Всё, что он о ней узнал, было более чем ожидаемо. Её родной город, подтвердивший происхождение подозрительного акцента. Её познания в механике, бравшие своё начало в родительском бизнесе. Причина, по которой Саманта оказалась в последнем месте, где он ожидал встретить кого-то, похожего на неё. Он не говорит о собранных фактах вслух лишь затем, чтобы не задеть её случайной темой табу. Если ей вдруг действительно захочется что-нибудь обсудить, Стюарт верит: она скажет прямым текстом.
[indent]Лапьер откидывается на спинку стула и заводит ладони за спину, ухмыляясь.
[indent]— Что же до меня, — щурясь в потолок, он делает внушительную паузу, а затем подаётся вперёд, опираясь о стол, — Оставлю это между тобой и твоей историей браузера, — Стюарт дёргает плечами, мысленно мирясь со всем, на что Саманта может наткнуться, — Я хотел рисовать картины – пожалуй, этого там точно не написано. А остальное не так далеко от правды, — приглушённо вздыхая, Лапьер косится на мерцающий за спиной девушки циферблат и резко поднимается из-за стола.
[indent]Он не скажет, что именно вынуждает его спасаться бегством, но может признаться без единой запинки – нахлынувшее чувство ему совсем не нравится. Подхватывая свою кружку, Стюарт шагает к раковине и наскоро споласкивая её, обращается к Саманте:
[indent]— Поздно уже, — закрывая кран, буркает мужчина, — Тебе бы тоже не помешало поспать, — очевидно не планируя продолжать их ностальгическое путешествие, он неспешно двигается на выход и, опираясь о дверной проём, оборачивается на неё, — Ты уж прости, если я разочарую тебя, Сэмми, — Стюарт дёргает уголком губ и смотрит на неё несвойственно тёплым, почти по-отцовски заботливым взглядом, прежде чем оставляет Саманту наедине с её мыслями.
[indent]Стоило ожидать, что за его скверным характером окажется человек с не менее скверным прошлым; и всё же ему совсем не хочется проснуться завтра утром и обнаружить враждебный холодок по ту сторону стола. Он слишком хорошо себя знает. Лапьер уже не сможет наплевать на её мнение, как поступил бы с любым другим. Не после сегодняшнего вечера.

8

[indent]— Да за кого ты меня держишь. Я? Будто я! — она кривит лицом, отмахиваясь от него ладонями, но тут же расплываясь в тёплой улыбке, — Самые светлые люди ведь не могут так открыто издеваться, — Сэм смеётся, чуть-чуть откланиваясь от стола, будто действительно ожидает замахивающейся руки в свою сторону. Всю свою жизнь она переживает из-за того, каким сделал её этот мир, хотя прекрасно понимала: ей быть не первой и не последней. И всё же сейчас, сидя на их маленькой кухне, жуя ириски с чаем, она и подумать не могла, что разговор выйдет в эту сторону. Саманта стремилась показать: на неё можно положиться и стоит человеку стать действительно важным, она сделает ради него всё, что было в её силах. Не раз девушка оставалась посреди ничего со своими принципами, обведённая вокруг пальца; в такие моменты обида наполняла её сердце, злость расходилась по венам. Так себе светлый человек.
[indent]И всё же она без труда верит в слова мужчины напротив. Ей хочется думать, что это было только начало и ей ещё не раз удасться закрепить это описание в его голове.
[indent]— Что, не Франция? Бельгия? — осталось только продолжать промахиваться по всем параметрам, чтобы светлый человек превратился в глупого. Она усмехается, внимательно всматриваясь в ставшую привычной за короткий срок мимику лица Домфри, скрывающейся за татуировками, и качает головой из стороны в сторону: эволюция будет продолжаться недолгое время. На его колкую фразу о сдохших она лишь пожимает плечами: они оба знают, что это было выше её сил.
[indent]— Он... Тао Тао? — подолгу размышлять об этом ей не приходится, ведь не останавливаемая Саманта решает своей лучшей идеей продолжить терроризировать Домфри, наконец, получая своё: реакцию в виде быстрого и крепкого захвата своей лодыжки, так активно посягающую на мужскую коленку. Дугалл замирает, еле заметно вздёргивая бровью, а от короткой, но понятной фразы, поджимает губы в хитрую полуухмылку, отведя от прямого взгляда Домфри глаза в сторону. Под нос она шепчет негромкое: «Хорошо, а то я бы расстроилась», не в силах оставить его без ответа.
[indent]Ей везло меньше: не без румянца, появляющегося на её бледных щеках.
[indent]Она практически забыла, что это такое: праздник в честь дня рождения. С момента, как она уехала из Шотландии, чествовать оный было крайне трудно, отчего только и оставалось, что отсчитывать как бегут года, а сама Саманта становится старше. Не сказать, что Сэм скучала. Или попросту запрещала себе это делать, зная, что ей будет ещё больнее от отсутствия возможности вернуться домой сейчас. Да и разве это поможет? Никогда не будет так, как прежде. Она – давно не маленькая чумазая от машинной смазки девочка, задувающая свечи на немного неуклюжем, но приготовленном на их кухне торте родителями.
[indent]— Да, точно, ты ведь младше меня, — задумчиво и серьёзно тянет Саманта прежде, чем негромко хохотнуть, — Тогда. Где бы мы ни были и что бы не произошло, мы должны отпраздновать следующий раз вместе.
[indent]Девушка понимает, что этого может никогда не произойти: никто из них не знает, что будет завтра. И всё равно это было бы... мило. Смотря ей в глаза можно было с легкостью прочитать ту искренность, с которым она думала о таком необычном желании. Иногда, как сегодня, ей просто хотелось почувствовать себя обычной.
[indent]Он так и не рассказывает ей ни о чём, кроме факта о дне рождении и Дугалл, отбрасывая привычно всплывающие в сознании шутки в сторону, понимающе кивает головой. Последнее, что ей хотелось – это вести себя глупо, выпытывая из человека то, о чём говорить он не хотел. Можно было сколько угодно упираться в принципы, но Сэм знала себя: короткого «мне разрешили» хватит, чтобы прошерстить первые страницы поиска по его имени. Она не знает, что найдёт там, но девушка не верит в то самое разочарование, о котором мужчина успевает сказать ей напоследок:
[indent]— Спокойной ночи, Стю, — она улыбается, провожая его взглядом, медленно откидываясь на спинку стула. Через пять минут кухня останется полностью пустой, а ещё через десять, сидящая на кровати Саманта в течении ещё нескольких часов будет читать вырезки и статьи о Стюарте Лапьере: выходце из богатой семьи, мальчике, которому предрекали будущее, о котором сама Саманта могла только мечтать. Его слова обрели смысл. Они были по разную сторону баррикад на протяжении долгого времени, где у одних было всё, а у других – только иллюзии на то, что жизнь может оказаться слаще. Укладываясь на подушку и закрывая глаза, Дугалл прикладывает ладонь к своей груди.
[indent]Были. Какой бы жизнью не жил Стюарт раньше, читая сквозь строк можно было понять: уже тогда он не был таким, каким виделись миру толстые кошельки. В конце концов, он умер из-за своих идеологий.
[indent]С утра его ждала крепкая чашка кофе на столе и свободный соседний стул от явно недоспавшей несколько часов Саманты. Колкое замечание, тычок в бок и опасное приближение указательного пальца вымазанного в джеме к его уху: она вела себя не лучше, чем все остальные завтраки, которые они провели вместе. Однако с абсолютной точностью можно было сказать: абсолютно не хуже. И причины этому всегда можно было обговорить в любой вечер, в который они могут остаться наедине, однако она верила: Стюарту было далеко до глупости, чтобы не увидеть теплоту и доверие в её взгляде.


[indent]Не обращая внимание на своё отражение в зеркале, Саманта, с задранной на стол ногой, всовывает кольт в набедренную кобуру, коротко взглянув на стоящий рядом запакованный цветной подарок с большим бантом. Вес коробки был большой – можно было подумать, что они много сил и времени вложили в поиск «того самого» для праздника, однако Дугалл только и оставалось, что молиться на отсутствие каких либо проверок. Вряд ли кому-то понравится сложенный короткий дробовик и пачку патронов для него, не говоря о другой «мелочи», затерявшейся на дне ненастоящей подарочной коробки.

j1nx, 11:37 PM:
в3 т4м?

п05л3дн1й III4н5 взя7b '-|70-70 1з д0м4

Т0!bк0 п0п|>0б3й н3 5к4з4!b ч!0 вb|гляж’/ н3к|>4с1в0

[indent]Она усмехается себе под нос, отводя взгляд от наручного коммуникатора по направлению к зеркалу, поправляя длинную юбку. Так никогда и не скажешь, что под той скрывается чей-то шанс на смерть, как и под аккуратным топом – возможное спасение. Кем они уже успели только не поработать: от контрабандистов до охранников, верно? Работа дипломатом, – если это можно было так назвать, – в лучшие её роли не входила. Возможно, она и казалась светлым человеком, – девушка слегка щурится, отчего в уголках глаз у неё появляются морщинки, расплывается в улыбке, натягивая кожаную куртку – но это не означало, что выводить людей на чистую воду и договариваться с ними ей давалось легко.
[indent]Сэм не унывала: командный интеллект всё решит. И с этими мыслями она выскакивает на улицу, двигаясь в сторону их автомобиля.
[indent]Подозрения о том, что происходит какое-то дерьмо, проникает в её сознание как только тишина улицы нарушается звуком разгоняющейся подушки чужого транспорта, вынуждая напрячься девушку и отступить как раз вовремя, чтобы машине удалось тактично не сбить молодую особу. Что же, отличное знакомство? Открывающаяся дверца приглашала вовнутрь, оставляя ей не слишком много вариантов, а выглядывающие оттуда представители узкоглазых – Тао, почему тебя нет рядом, когда так надо? – добивают её и отсутствующим выбором. Дугалл посильнее хватается за свою коробку, ставит ногу в туфле на ступеньку.

j1nx, 11:40 PM:
ок3й п|>0бл3м4

эт0 т’/п0

[indent]Работа на корпорации и постоянный риск лишиться жизни накладывали свой отпечаток. Человек становился более настороженным и внимательным, не надеясь на лёгкую наживу. Ничего не доставалось без труда, а иной раз, и с ним тоже. Когда они соглашались на поиски учёного, Саманта даже подумать не могла о том, что многоуважаемый профессор нужен... не только одной стороне, и оказалось, что даже не двум. Представившиеся ей господа не выглядели опасно, – разве только их заметно выглядывающие края стволов, запрятанные под куртками – и просто хотели поговорить. Лучшее, что могла делать Саманта – это не идти им наперекор, выглядя как можно естественнее и спокойнее, улыбаясь и шутя о том, что такой подарок, как у неё на коленках можно получить при приглашении на вечеринку. Со стороны происходящее могло показаться простой беседой обычных друзей, где одни решили подвести одинокую девушку до элитного района, куда она направляется, чтобы хорошо провести время.
[indent]Не трудно было догадаться: откажись она от предложенного и у них у всех могут быть большие проблемы.

j1nx, 11:47 PM:
м3ня ‘/кр4л1 к1т4йцb|

в0зм0>|<н0 0н1 п|>05т0 м3ня п0д83з’/т я н4д310сb

8b|гляд17 к4к 1м н’/ж3н н4III уч:3нb|й


[indent]А ведь это было только начало ночи, длиной в жизнь. Видимо, диалог с кучкой азиатов один на один было лишь аперитивом, которым она ни с кем не поделилась, – разве что Лапьеру попался хвостик креветки, судя по сообщениям на коммуникаторе. Пробраться на территорию элитного корпуса, оказаться на чужой вечеринке «друзей Тао», может, не по отношениям, но по мировоззрению, быть во все оружии в момент, когда они окажутся перед дверью того самого учёного. Дугалл до сих пор не понимала: это их дерьмовая судьба или они перешли кому-то дорогу, раз всё подкидывало им проблемы? Кричащий, как резаный – а они даже не пытались! – профессор, спрятавшийся в туалете и вызвавший людей с контрольно-пропускного пункта на все этажи был той ещё проверкой, из которой они с трудом вышли сухими из воды. Или стрельба и драка с охраной – это так, программа утренника?
[indent]Она только и успевала, что чертыхаться и проклинать всё на свете, в первую очередь, того хрена, выдавшего им это задание. Вспоминать о нём слишком часто возможности не было: гонки на автомобиле по всем уровням токийских улиц, попытка спрятаться на старом складе, чтобы выждать время и передать их клиента основному заказчику, не говоря уже о извечно преследующих из взрывах и пролетающих мимо пуль. Саманта Дугалл с радостью бы обосралась на месте от всего происходящего да только знала: если они выживут, то эта история будет преследовать её до конца жизни.
[indent]Потому что если не умрёт девушка, то последнее, чему она позволит произойти: это смерти Стюарта и Тао.
[indent]Вот какое дело: ты всегда рискуешь, когда решаешься довериться. Девушка чувствовала, как их разговор на кухне, раскрывающий многие карты на столе о жизни двух напарников, не прошёл бесследно, только скрепив их отношения крепкой верёвкой. Она старалась не задумываться, что это означало для самого Лапьера, однако прошло много лет с того момента, когда Сэм переставала шутить, делясь своими внутренними переживаниями и это что-то да значило. Сама не замечая естественного процесса сближения, Саманта то и дело ловила себя на мыслях о мужчине. Никто даже представить не может, как много времени она уделила представлению его в женской версии.
[indent]Сегодня – это явно не день исключение.
[indent]— Это пиздец, — вырывается из неё красноречиво, когда широко распахнутые глаза, наконец, обращают внимание на что-то кроме уводящих учёного структур. Она сгибается пополам, практически поверив, как её вот-вот вырвет от напавшего на них с самого вечера стресса, но сильно жмурясь и кусая себя за губу, тратит минуту на приведение дыхание в порядок. На открытых от платья – лучше сказать, его остатков, учитывая давно оборванную для удобства бега и стрельбы юбку – участках тела виднеются царапины и раны, которые до этого момента были неощутимы для самой Саманты. Наверняка и падения вместе с вечными швыряниями в сторону не прошли незаметно. Дугалл выпрямляется, обратив внимание сначала на Домфри, – живого и целого, отчего она ощущает зудящие и растворяющиеся всё это время в голове мысли — Ты как? — а затем так же переводя взгляд и на второго напарника, кивая ему головой в немом вопросе самоощущений.
[indent]Сэм, вновь оглядывает пространство, не держа долгую паузу, рвано произнося:
[indent]— Через пару часов нашу квартиру сотрут с земли или мне так кажется? Не говоря о нас самих, — Саманта не хочет нагнетать, намеренно складывая ладони на груди, чтобы успокоить появившийся тремор, — И что нам теперь нахрен делать? — обычно менее эмоциональная на наличие дышащей в затылок смерти, Дугалл всплескивает ладонями. Им нужно время, чтобы всё улеглось, а сами они смогли хотя бы попытаться стереть следы о поимке бегущих из базы данных «RavenGuard».
[indent]Только где им его переждать?

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

9

[indent]Вглядываясь в привычный серый пейзаж плотного смога над головой, Стюарт пытается... пережить. Проматывая последние двенадцать часов, мужчина не может отделаться от стойкого ощущения, что остались в живых они только чудом. С самого начала до последней секунды, всё, что могло подчиниться закону Мёрфи, послушно пошло по пизде. Он даже не в силах пошутить про очередной проёб с дверью – инстинктивно мужчина находит взглядом девичий силуэт, чувствуя, как в горле застревает ком. Дважды. Дважды он не справился с задачей для школьника-задрота: один из них чуть не стоил жизни Саманте, второй – им всем.
[indent]Главное лучше стать их ситуация не предвещает.
[indent]Оглядываясь по сторонам, Лапьер прикидывает в какую сторону податься. Он может зациклить уличные камеры – такими темпами их найдут на полпути к... Стюарт морщится, вздыхает и качает головой собственным мыслям. Возвращаться к старому убежищу – самоубийство. Обратно к китайцам? Пожалуй, он переживёт больше никогда не увидеть «друзей» Тао, благодаря которым они официально перешли дорогу – почти – всему городу. И прежде чем он успеет пережить ещё один экзистенциальный кризис «как мы до этого докатились», негласная королева очевидных наблюдений решает заняться тем, что получается у неё лучше всего. Кто бы ему рассказал, что в один прекрасный день он станет радоваться этой её исключительной особенности так, словно нет в мире ничего прелестней и светлей, Стюарт бы точно подавился. Теперь, что угодно, лишь бы живая.
[indent]— Лучше, чем ты, — дёрнув бровью, не без вздоха отзывается Лапьер, — Ну, если кто-то утомился, — складывая губы в тонкую полосу, он пожимает плечами и звучит индифферентней обычного, — думаю, подорваться вместе с квартирой будет путём меньшего сопротивления... и страданий, — стоит ему представить спектр альтернативных концовок их бренного существования, мужчина инстинктивно морщится и еле слышно вздыхает.
[indent]Может показаться, что Лапьер действительно размышляет на счёт рациональности его предложения, вопреки мрачному настрою умирать он не собирается. Как, впрочем, и терять своих единственных – он не побоится этого слова – друзей. Озираясь по сторонам в очередной раз, он резко кивает в направлении мерцающей в сгустившемся тумане вывески: будет неплохо не попасть под кислотный дождь, пока они дожидаются знака свыше.
[indent]— У меня есть одна мысль, — негромко объясняется Стюарт, щурясь от усталого жжения в глазах, — но мне нужно немного времени связаться с человеком. Пойдём, не думаю, что внутри нам будет менее безопасно, чем... где-либо сейчас, — тихо вздыхая, мужчина окидывает своих напарников ещё раз, ежится от прохладных капель, осевших на коже, и двигается в направлении блестящей путеводной звездой забегаловки.
[indent]В обычное время он бы подумал трижды, прежде чем рисковать своей личной крайней мерой ради других. Спрятаться от окружающего мира лично ему не составит большого труда. Он может залечь на дно, заперевшись в далёком подвале, так хорошо, что никто и не вспомнит кто он есть и что здесь забыл спустя несколько месяцев пропажи с радаров. Что он не может сказать ни о Тао, ни о Саманте. В лучшем случае ближайшие недели их жизни будут напоминать гонки на выживание; они никогда не разделялись надолго по сей день, и начинать сегодня Лапьер настойчиво не планирует. Да и достаточно невооружённого взгляда на Дугалл, ей бы не помешала парочка волшебных пластырей на лоб.
[indent]Забираясь в самый дальний угол помещения и отказываясь общаться с полусонным официантом, Стюарт буркает свой заказ Саманте и утыкается в экран, теряя из виду окружающую действительность. Остаётся надеяться, что их слегка побитый внешний вид не сильно выбивается из общего антуража района, и спустя полчаса к ним не ворвётся команда обиженных, кому они перешли дорогу за последние сутки. Хотя всегда есть возможность, что они просто перебьют друг друга на входе, избавив их от необходимости выдумывать план отступления.
[indent]Игнорируя мигающее время в углу экрана, Стюарт возвращается в мир живых так же неожиданно, как и исчез. Выдёргивая маленький коммуникатор из кармана джинс, мужчина хмурится и нетерпеливо мозолит его глазами до тех пор, пока на нём не появляется мерцающая точка.
[indent]— Собирайтесь, — хлопая крышкой ноутбука, Лапьер поднимается в полный рост и упрямо добавляет, — ещё успеем поесть. Нас ожидают, — ловя взгляды Сэм и Тао, он поочерёдно «угрожает» им широкими глазами и красноречивой гримасой главного опаздывающего. И это тот редкий случай, когда у него правда есть причина поторапливать всех на выход.
[indent]Несмотря на оттенки глубокого непонимания его проснувшегося альтер-эго самоубийцы, Стюарт спешно оплачивает их заказ с отслеживаемой карты и расторопно шагает на улицу. Идти слишком долго не приходится. Спустя парочку блоков, мужчина сворачивает в узкую аллею и, оглядев её на наличие уличных камер, кивает в сторону блестящего нечто в темноте. Он двигается первым и, пройдя с десяток шагов, здоровается с выходящей из автомобиля фигуры.
[indent]— Карета подана, — оборачиваясь на две следующие за ним силуэты, несколько веселеет Лапьер, — Обещаю, никаких подозрительных подвалов нас не ждёт. Я думаю, нам хватило на жизнь вперёд, — косясь на Тао с нарочным осуждением, мужчина пропускает своих напарников первыми и замыкает цепочку, с выдохом падая на кресло спиной к дороге, — Это для безопасности, — тут же объясняется Стюарт, когда последний источник ориентации в пространстве прячется за тонированным стеклом, — и нашей тоже, — упираясь в тёмное окно, Лапьер складывает руки на груди и позволяет себе по-настоящему выдохнуть впервые за прошедшие сутки.
[indent]Десять минут от пути, мужчина чувствует характерный толчок от земли и постепенно проваливается в сон.


# n p :  b i l l i e   e i l i s h  –  m y   f u t u r e


[indent]— Долго я сплю? — спрашивает Лапьер ещё с закрытыми глазами, чувствуя неприятное бурчание в желудке от постепенного снижения на твёрдую трассу, за которым следует мягкий удар об землю. Растирая лицо, он щурится на сидящие напротив силуэты и не замечает, как его губы трогает осторожная улыбка, стоит ему привыкнуть к полумраку и разглядеть Саманту.
[indent]Ненарочно мужчина отмеряет все изменения их движения. Замедление. Короткая остановка. Скрип ворот. Спустя минуту размеренного шороха гравия под колёсами, закрывшееся окошко, разделявшее их от водителя, опускается, пропуская слепящий солнечный свет в тёмный салон. Прикрывая слезящийся глаз, Лапьер скручивается так, чтобы разглядеть пейзаж впереди. Что ж, он предполагал, что с отцовскими повышениями денег в семье значительно прибавилось, но не представлял насколько. Когда двери автомобиля открываются с обеих сторон, в нос ударяет непривычно свежий воздух. Подхватив рюкзак, мужчина выпрыгивает наружу и задирает голову наверх, замечая едва различимые побои в иллюзии чистого неба. Знакомый голос вынуждает его отвлечься, мгновенно находя его источник:
[indent]— Добро пожаловать в мой дом, — хрупкая женская фигура в традиционной пижаме встречает их в начале зелёного коридора, уводящего к жилым помещениям сквозь сад, — Прошу, следуйте за мной, — в последний раз Стюарт видел свою сестру пару лет назад, когда та походила на несуразного угловатого подростка; пожалуй, от той Ноэль у неё осталось только имя.
[indent]Косясь на Саманту, Лапьер пытается разглядеть в лице девушки намёки на осознание и приглушённо усмехается, замечая, как лампочку явно коротит. Он коротко оборачивается через плечо, улавливая ударяющиеся друг об друга камешки под весом автомобиля.
[indent]— Не беспокойся, ему столько не заплатят, — одёргивает мужчину женский голос.
[indent]Равняясь с хозяйкой территории плечами, он вслушивается в ровный тон сестры, знакомящий гостей с территорией. Продвигаясь к глубь виллы, она обозначает спальную зону, позволяя им выбрать любую понравившуюся спальню, указывает на центральный комплекс с гостиной, куда подают еду, и заканчивает угловыми крыльями с кухней и служебными помещениями.
[indent]— ...вилла обслуживается железками, так что не ожидайте увидеть здесь кого-нибудь, кроме меня. В противном случае, вы знаете, что делать, — останавливаясь в «сердце» дома, предупреждает Ноэль и, выдержав паузу, подытоживает: — Еду можно заказать из спален, но я буду рада, если вы присоединитесь ко мне в столовой, как приведёте себя в порядок и отдохнёте, — Стюарт чувствует на себе взгляд, понимая, что к нему опция выбора не относится, — И... Саманта, ведь так? Пройдём со мной, убедимся, что с тобой всё в порядке, — улыбчиво предлагает девушка, слегка наклоняя голову на бок.
[indent]Стюарт стоит неподвижно, пока не теряет из виду две женские фигуры, в который раз оглядывается вокруг себя и только затем шагает в направлении обозначенных раньше спален следом за более послушным Тао. Пускай он прекрасно помнит каково быть ребёнком богатых родителей, Лапьер невольно сознаётся себе в том, что отвык. От зелёного пейзажа за окном, от чистого кислорода и белых шёлковых простыней, не прожженных сигаретой прошлого постояльца. Он ведёт себя не лучше любопытного мальчишки, оглядывая консоль управления комнатой, лишь отдалённо похожей на то, что предлагало их прошлые жилищные условия; если даже он реагирует на это так, он представляет насколько должны быть ошарашены Саманта и Тао. Остаётся надеяться, что они поверят ему, что он скрывал это место не из вредности или жадности. Рано или поздно им придётся покинуть его в таком же неведении, как и появились, но, по крайней мере, до тех пор они могут чувствовать себя в безопасности.
[indent]Подчинившись просьбе Ноэль привести себя в порядок, мужчина принимает короткий душ и переодевается в появившуюся из «ниоткуда» пижаму, похожую на ту, в которую была одета сестра. Пару минут спустя ненавязчивый стук отвлекает Лапьера от попытки подключиться к домашней сети, и на этот раз к нему выходит куда более улыбчивая версия Эллы, похожая на ту девочку, с которой он рос. Раскидывая руки пошире, он крепко обнимает сестру и сотрясается в тихом смехе, выслушивая о том, что так он наконец-то не напоминает бездомного. Выслушивая короткий отчёт о состоянии двух остальных гостей, Стюарт ненароком интересуется о местонахождении женской части своей команды и, пообещав присоединиться к завтраку, следует в обозначенный Эллой сад.
[indent]— Тяжело поверить, что мы всё ещё на этой планете. Сказать по правде, я и забыл, как выглядит зелень вживую, — стараясь идти громче, чтобы не напугать Дугалл, отзывается мужчина; подходя к девушке, он присаживается рядом на скамейку, аккуратно улыбаясь, — Как ты себя чувствуешь?  — с искренним беспокойством оглядывает её Лапьер. Он чувствует себя виноватым, и не нужно талантов проницательности, чтобы заметить в его голосе и поведении непривычные нотки осторожности.
[indent]Наклоняясь вперёд, он косится на девушку и издаёт звучный смешок.
[indent]— А тебе идёт, — не пряча дернувшиеся уголки губ в поджатую полосу, кивает на домашнюю пижаму мужчина, — Надо было попросить Эллу вручить тебе кимоно, — морща нос, ехидничает Стюарт, но, не решаясь продолжить, негромко вздыхает и замолкает. Он знает: чем дольше они здесь, чем уверенней ощущение защищённости окутывает его голову, тем скорей осознание, что именно они пережили за сутки, прибьёт мужчину тяжелым грузом к земле. Но пока что всё в порядке, пока что ещё в состоянии сидеть рядом с ней, думая о чём-то кроме того, чего могли стоить им его ошибки.

10

[indent]— Надеюсь, никто не успел привязаться к этому месту. Хотя, машина с газировкой, конечно, не достойна такой смерти. — Сэм кривится в улыбке, понимая, что её шутка может и не прийтись к месту, но поделать с собой ничего не может. Ей потребуется время, чтобы отпустить мысль о дороге суицидников, которую они прошли в течении последних пары часов, однако первый шаг к восстановлению – это начинать открывать рот и раздражать всех вокруг своими высказываниями.
[indent]Впрочем, ничего нового, верно? Даже в том, какой вопрос был следующим и кто решил на него ответить.
[indent]— На какой случай у тебя нет людей? — её вопрос звучит без какого-либо ехидства в голосе, наоборот, с усталой благодарностью она кивает головой, делая первый шаг, подхватив по пути отброшенные в сторону вещи. Казалось бы, разговорчивая Дугалл должна была и сама похвастаться связями, которые могли бы помочь ей в любое мгновение, но копни глубже и без труда можно было понять: она совершенно одна, со знакомствами, которые могли ей помочь, но явно не броситься под поезд ради девушки. Оглядываясь по сторонам прежде, чем зайти в неприметное кафе, Сэм поджимает губы в полуулыбку. Она не хотела находить ответ, сделали бы эти двое ради неё что-то подобное, но уж точно не сказала бы, что чувствовала себя одинокой с ними.
[indent]Наоборот. Поэтому не было ничего удивительного в её стремлении сделать всё возможное, чтобы они остались живы.
[indent]Саманта практически не разговаривает: не хочет отвлекать и Стюарта от его работы и в целом привлекать к себе внимание. Прежде, чем перед её глазами оказывается пару рисовых шариков с рыбой, – единственной отрады для её желудка в такой час – Дугалл то и дело пытается смочить салфетку, чтобы смыть подтёки крови и пыль со своего лица. К моменту, когда Саманта была готова поесть, со своими делами успел закончить и Лапьер.
[indent]— Но, — только и успевает произнести Саманта, готовясь к первому укусу и со всей болью в глазах смотря на мужчину. Секунды не проходит для того, чтобы коротко вздохнуть, кивая ему головой, отставив в сторону и тарелку, и недопитое кофе, подняться следом, выскальзывая из-за стола. Окажись они в другой обстановке и при других обстоятельств, возможно, каждый из них потребовал бы хоть каких-то объяснений. Честно говоря, и в самой Саманте разгорались один за другим вопросы, которые она до сих пор сдержала в себе, не торопясь озвучить вслух. С кем именно общался Стю? Кто и, главное, что их ждёт теперь? И всё же, она верила ему. Поэтому без лишних споров она выскакивает следом, то и дело смотря на мужчину, насторожившись лишь в моменте, когда они останавливаются перед неизвестной машиной и водителем.
[indent]— Смотрю, нам не дадут покрасоваться на виды, — осторожно бубнит себе под нос Сэм, тут же почувствовав смену температур относительно ночной улицы, усаживаясь на мягкое сидение. Это не просто какой-то драндулет, верно? Она косится на мужчину вновь. Безопасность так безопасность, — Ты... умеешь держать интригу, — ей только и остаётся, что следить за поведением Стюарта, перенимая его спокойствие в свой тон и поведение. Саманта, впрочем, не отходит в сон так быстро, борясь с ним до последнего.
[indent]Всё равно проиграв.


I CAN'T BELIEVE WE'RE BOTH ALIVE RIGHT NOW
ON THE SAME PLANET, HOW DID THAT WORK OUT


[indent]Он заговаривает неожиданно, отчего Сэм еле заметно дрогнула, хотя и косилась на мужчину, пока тот спал.
[indent]— Чуть больше часа, — она выдерживает паузу, покосившись на Тао, заснувшего крепче всех. В полудреме она оставалась недолго: с детства она не любила и не могла спать в машине, даже если долгое время бодрствовала. — Учитывая скорость, с которой мы передвигаемся, — на мгновение она прислушивается к машине, которая все ещё находится в воздухе, — Предполагаю, что не подвал, в который мы отправляемся, явно не граничит с Токио. И хорошо, — она хмыкает, — Я всё думала, что нужно сделать, чтобы сменить обстановку.
[indent]Можно простить её желание поговорить: она не очень любила долго молчать. Саманту стоило ещё и поблагодарить в том, что она не цеплялась за коленку мужчины напротив, третируя его и требуя объяснить, куда они летят. Она даже бросила попытки вообразить, оставив в своём сознании простое «убежище». Потому что куда ещё? Каков шанс, что Стюарт – плохой герой этой истории?
[indent]Яркий свет заполняет салон, вынуждая девушку прижать ладонь к своему лицу, закрываясь от лучей. Дугалл широко раскрывает глаза, стоит ей привыкнуть, не отводя взгляда от открывшихся им пейзажей, так и зависая с немым вопросом: «где мы?» Стоит машине остановиться, а ей оказаться на земле следом за мужчиной, Саманта ошарашено продолжает стоять на месте, даже создав небольшую пробку, не дав Тао толком выйти. «Красиво» — проскальзывает в её голове мысль. Впрочем, если она думала, что парад вопросов на её лбу закончится где-то здесь, срочно нужно было её расстроить: он только начался.
[indent]Сначала Лапьер со своими связями, дорогой автомобиль, привезший их в какой-то маленький рай японских традиций, теперь хозяйка, имеющая сильно знакомые очертания лица, приглашающая их к себе. Усталость, накатившая на неё ещё в кафе, ударяет с новой силой, и ей приходится дольше необходимого всматриваться ей в лицо, чтобы выдавить первые догадки.
[indent]— Перестань, — вновь она растерянно смотрит на мужчину, чтобы обратить внимание на его смешок под нос, явно вызванный её реакцией. Хорошо, когда все карты выложены на стол, и делиться ими ни с кем не хочется! Саманта надувается, вздыхая и неловко здороваясь с...
[indent]Это она! Понятно, почему Сэм не сразу поняла, кто на самом деле стоит перед ней, – на фотографиях в статьях с Лапьером та была слишком мала, а взгляд её не до конца зацепился за уже повзрослевшую девушку, стоило капнуть информации о его семье чуточку побольше. Дугалл приподнимает брови, смотря на младшую сестру, стопорясь на долю мгновения, а затем торопливо спешит за остальными. Всё время ей кажется, будто в происходящем она – всего лишь смотритель, потому что не может до конца поверить, что всё увиденное действительно правда. Саманте удавалось оказаться в таких домах разве что по заданиям, намеренно стараясь не уделять интерьеру и обеспеченности людей слишком большого внимания. Для чего? Мечтать? У неё никогда такого не будет. Завидовать? В мире было и без того много негативного, чтобы зацикливаться ещё и на этом чувстве. Теперь она ещё больше понимала, какой жизнью на самом деле в своё время жил Стюарт.
[indent]И от чего отказался.
[indent]— Да, я... — она реагирует не сразу, непривыкшая слышать своё настоящее имя в последнее ни от кого, кроме Лапьера, — Конечно. Ещё встретимся, — бросает девушка напоследок через плечо, кивнув своим друзьям, задержав взгляд на Стюарте, а затем торопливо нагоняет Ноэль. В отличие от того, каким образом она обычно разговаривает с её старшим братом, с девушкой она ведёт себя более сдержанно, но отнюдь не холодно. В голове Саманты было куда больше слов, но не до конца понимала, как лучше общаться с Ноэль. Не таким образом она представляла их первое знакомство – не странно ли, что представляла вообще? Сэм старалась не отвлекаться, лишь громко присвистнув от огромной машины-сканнера, расположенном в медицинском отсеке. С таким можно ломать себя каждый день и спокойно обходится без помощи какого-либо подпольного врача! Когда её выпускают, она смотрит на Ноэль иначе: без робости и стеснения, а с очевидной благодарностью. Она обязательно присоединится к завтраку: ей хотелось узнать сестру Стюарта поближе. Только ей нужно немного обо всём подумать. Ей бы по хорошему поспать, но по пути её привлекло одно место, в которое она и направилась.
[indent]Дугалл сидела в саду практически не шевелясь, только и бегая взглядом по водному отражению небольших прудиков, невероятно чистому и голубому небу, но главное – бесконечной зелени. Она с трудом могла представить, как это место должно было пугать, и даже если бы она хотела, вряд ли бы смогла бояться находиться здесь. Все здесь пахло спокойствием, проникающим в самое сердце, лечащим получше любого лекарства.
[indent]— Да, — она поворачивает в его сторону голову сразу, на короткий момент, не сдерживая расслабленной улыбки. Честно говоря, девушка хотела найти его самостоятельно, но предположила, что встретятся они не раньше завтрака, учитывая усталость обоих, — Я практически успела задаться вопросом себе: точно ли я жива, учитывая, как по-райски выглядит это место, — а она была не из тех, кто вообще в такое верил, — Да и... не уверена, что не видела такое только на картинках. — её родной город был далеко от любого, даже крохотного клочка настоящих деревьев, давно погибших под слоем сажи и копоти.
[indent]Она смотрит на него и столкнувшись с волнением в его глазах, мягко улыбается, стараясь как можно быстрее развеять это чувство своими словами: — От новенькой меня отличает только отсутствие адекватного сна последние сутки и плотного завтрака, но в целом, Ноэль и её робот-врач неплохо подлатали меня. — мелкие царапины вовсе пропали с её рук и ног, а более серьёзные повреждения были обработаны и перебинтованы, а учитывая, что именно применялось для лечения, Саманта знала: ей потребуется крайне малое количество времени на полное восстановление. Это тебе не подорожник.
[indent]От резкого комплимента она дёргает бровью, вторя ему смешком:
[indent]— Спасибо конечно, но я бы ещё поспорила, кому из нас больше, — она задирает ногу на край скамьи, усаживаясь поудобнее, — Пришлось бы просить её выдать и тебе такое, а то что, мне одной наслаждаться традиционными нарядами? — она делает паузу, опираясь щекой на свою коленку, — Твоя сестра очень милая. Я... до конца не могла предположить, куда мы едем и кого встретим, но из всех вариантов такой предположила бы последним.
[indent]Их жизнь была вечными горками, где только выворачивая из поворота, они получали очередное «приключение» на свои задницы. Саманта прекрасно понимала, что им придётся вернуться и это место – лишь временное укрытие, отчего с ещё большим стремлением хотела отпустить то, что осталось в Токио, выдохнув. Она не знала как много времени у них есть и пока что боялась спросить об этом, не видя очевидных причин. Вслушиваясь в тихое журчание, Саманта негромко прыснув себе под нос, говорит:
[indent]— Знаешь, какие-то мы слишком мягкие и совсем не требовательные. Надо было брать больше, — с момента, как они покинули кафетерий, Саманта не проверяла свой коммуникатор, на всякий случай отсоединив его от сети. С другой стороны, дело было сделано, и несмотря на наличие проблем теперь, они выполнили свою часть уговора, — Ещё тогда, когда на нас кинули ту дурацкую проверку, стоило потребовать надбавки на пару тысяч как минимум – на возможные похороны, — она хмурится на секунду, вспоминая лицо той женщины, но тут же качая головой. Однако это было совсем не то, что девушка хотела сказать изначально. Она ненадолго замолкает, всматриваясь вдаль.
[indent]— Слушай, — обратив его внимание на себя, она продолжает, — Мне кажется я никогда не говорила этого, но... Я хотела сказать: спасибо. Я имею ввиду, не только за это, — махнув в воздухе ладонью, она уже готова вернуть кисть на свою коленку, однако вместо этого меняет траекторию, осторожно кладёт пальцы на предплечье мужчины, — За всё, что ты сделал для меня, Тао. Иной раз было проще бросить нас – даже сейчас! – и всё равно ты... — она замолкает, улыбаясь сильнее, смешно морща нос, — Выбирал путь главного страдальца, протягивая нам руку помощи каждый раз снова и снова. — хмыкнув, Саманта тут же растягивает губы в мягкую улыбку. Она доверяла ему не просто так, а Дугалл не то, чтобы падала в объятия каждому человеку на этой земле. А Лапьер далеко не выглядел человеком, желающим сделать ей больно намеренно, — Ни смотря ни на что, я считаю, что наше знакомство – большая удача для меня.
[indent]Он может смеяться сколько угодно над её неожиданной мягкостью – она посмеётся с ним в унисон, не обижаясь. Она бы сделала что-то и больше, но в последнее время побыть героем, спасшим всех, ей не удавалось. Однако после того, что они пережили, ей как никогда хотелось сказать ему именно это. Саманта обязана ему многим, как и жизнью, и это далеко не звучит громко. Это самая настоящая правда.
[indent]— Мне нужно сделать кое-что ужасное, подожди, — неожиданно произносит Сэм, тут же опуская ноги и дёргаясь вперёд. Она не спрашивает его о разрешении, самовольно влезая в его личное пространство, чтобы обнять Лапьера. Тепло улыбнувшись, девушка замирает в таком положении, постаравшись сомкнуть ладони как можно удобнее, оперевшись о его плечо подбородком, игнорируя то, как начинают гореть её щеки и то, как быстро просыпается сердце, негромко проговаривая: — Я не знаю, чтобы делала без тебя, Стюарт.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

11

[indent]А ведь он действительно мог выбрать эту жизнь. Ленно оглядывая ярко контрастирующий с тем, что стало привычным, пейзаж, Стюарт едва слышно вздыхает и позволяет телу расслабиться. Сидя здесь, вдали от свиста пуль и громыхающих взрывов, превратившихся в будничную симфонию, кто угодно бы засомневался о здравомыслии решения отказаться от всего, чтобы жить без единой гарантии, что следующий день наступит.
[indent]Секундное замешательство проходит так же быстро, как и появилось.
[indent]Всё это теряет всякую ценность, достаточно Лапьеру вспомнить о тех, за чей счёт его родители и им подобные могут позволить себе подобный образ жизни. О таких как Джинкс – случайных жертвах людей с маленькой горсткой отведённой им власти, высасывающих из неё свою выгоду до последней капли. Ни один зелёный сад, ни одна огромная дизайнерская вилла не стоят всего, что богатая прослойка населения делает с остальным миром.
[indent]— Боюсь, что моё здесь наличие должно подсказать тебе – живее всех живых, — усмехнувшись, напоминает девушке Лапьер.
[indent]Ему отчего-то становится стыдно, будто он сам виноват в том, что Саманта не бывала в подобных местах до сегодняшнего дня. В конце концов, что ему мешало отвезти их сюда раньше? Здравый смысл, опасность для Эллы, отсутствие основательных доказательств, что его «друзья» не волки в овечьей шкуре; и пускай Стюарт мысленно гоняет свои причины по кругу, избавиться от неприятного стеснения в груди насовсем у мужчины не получается. Мог бы что-нибудь придумать; как будто это единственная недвижимость его семьи во всей Японии.
[indent]— Тем лучше, — кивнув, улыбается Стюарт и замолкает, сводя брови на переносице.
[indent]Если бы не их долги и его недешевая мечта, они бы могли обзавестись подобным роботом и сами, лишив себя необходимости доверяться подпольным приятелям Тао, а Саманту – ложиться под нож сомнительных специалистов. Лапьер чувствует, как тяжесть в горле и солнечном сплетении возвращаются с новой силой, и едва сдерживается, чтобы не усмехнуться вслух. Кажется, ему всё-таки попали по голове. Да так удачно, что малого того, что он забыл о происшествии, так ещё и принялся хлестать себя розгами за все грехи человечества. Он делает для них всё, что может – жаль, правда, поверить в очередную мантру всем сердцем у него не получается. Даже половинкой не выходит.
[indent]— Осторожней с желаниями. Потом будешь расстраиваться, что девочка из меня выйдет получше, чем из тебя, — смешливо косясь на неё, подхватывает бессмысленный безумный спор Лапьер; сказать по правде, после всего, что с ними случилось, он готов поддержать любую глупую выдумку Дугалл, если это оттянет момент, когда они вернутся в неприглядное положение их реальных дел, — Я бы предупредил вас, если бы был уверен, что доберёмся мы без приключений. Я связался с Ноэль по закрытому каналу, но за осторожность ещё никого не наказывали. Меньше знаешь – меньше потом объяснять, — с их нынешней удачей, Стюарт бы не удивился перехвати кто-нибудь его сообщение вопреки всем прогнозам невозможности подобного.
[indent]Он поворачивается к ней, ненароком убеждаясь, что Саманта не решила, будто он им не доверял. Ещё как доверял, иначе бы никогда не привёл их к единственному человеку, до которого Лапьеру ещё было дело. Все его решения шли от желания защитить своих друзей, даже если это требовало помучать их неизвестностью парочкой часов.
[indent]К счастью, голос Саманты не звучит оскорблённым. Скорее пугающе оживлённым для человека, за сутки пережившего потрясений на жизнь вперёд. Стюарту только и остаётся, что несколько раз кивнуть, едва улыбаясь краешком губ. Головорезы из них, действительно, такие себе. Хочется им того или нет, в конечном итоге ни Саманте, ни Стюарту, ни даже Тао не хватает хладнокровности, чтобы обращаться с окружающим миром, не оборачиваясь ни чьи-то порушенные жизни. Намерения-то благие, однако к финальной цели это никого не приближает, если не отдаляет.
[indent]— Надеюсь, урок мы свой выучим на жизнь вперёд, — дёрнув бровью, хмыкает Лапьер.
[indent]Конечно, всегда можно сказать, что раньше было ещё хуже, – а ведь, казалось бы, куда уж хуже – но вряд ли это будет иметь хоть какое-то значение, если хвалёный «прогресс» закончится тремя могильными плитами. Стюарт хмурится, теряясь в собственных мыслях, отчего внезапное «спасибо», летящее в его сторону, сбивает мужчину с толку прежде, чем тот успеет собрать лицо в что-нибудь привычно язвительное.
[indent]Проморгавшись от неожиданности, он морщит нос, сжимает губы в тонкую полосу, и всё же улыбается. Последнее, что Стюарт ждёт от них – это слова благодарности. В конце концов, каждый вкладывается в спасение их задниц в той степени, в которой может – негласное правило, которому они следуют достаточно давно, чтобы делать на нём какой-либо акцент.
[indent]— Ещё какая, — наконец находя силы прийти в себя, поддакивает мужчина, — Глядишь, так наконец-то выучишь географию и перестанешь пугать людей расистскими заявлениями, — вздёрнув брови, заключает Лапьер. Она ведь не ожидала, что он станет говорить с ней серьёзно?
[indent]Впрочем, продолжать кривляться слишком долго у Стюарта не выходит. На лице мужчины вновь мелькает едва различимое замешательство, но стоит Саманте податься вперёд, Лапьер инстинктивно заключает девушку в объятья, словно его руки знают куда лучше, чем его голова. Он даже не успевает попытаться сделать вид, что это действительно, как она и сказала, «кое-что ужасное». Вместо сопротивления, Стюарт перекладывает одну из ладоней ей на затылок и аккуратно приглаживает мягкие волосы, замечая, как навязчивое чувство вины откатывает от горла. Ему хочется что-нибудь сказать, но Лапьер лишь улыбается себе под нос и чуть опускает голову, хмыкая от идентичного запаха геля для душа из гостевых спален. Он отстраняется нехотя, неспешно поднимая на неё взгляд и...
[indent]Сдавленный смешок вырывается из него быстрее, чем Стюарт успевает подумать и сжалиться.
[indent]— Mon Dieu, — то ли с наигранным, то ли с искренним удивлением Лапьер подставляет кулак под щёку и склоняет голову на бок, — Ну ты и красная. Только не говори мне, что ты никогда не обнимала мальчиков, — знает ли он, что делает? Ещё как, и всё же не может отказать себе в удовольствии нападения на беззащитных.
[indent]За что получает вполне заслуженным пальцем-убийцей, замахивающимся в подреберье. Лапьер делает попытку соскочить со скамьи, но в ту же секунду шлёпается под тяжестью не-своего веса. Ему толком не надо проверять что именно нарушило его прекрасный план побега, чтобы знать: вырваться из захвата металлической ноги Саманты у него примерно столько же шансов, как стать мускулами этой команды.
[indent]— Серьёзно? — бесполезно дергаясь в сторону, возмущается Стюарт, — Тебе пять? Саманта! Насилие над человеческой волей – это неэтично, между прочим! — мозоля её смертоносным взглядом, не успокаивается Лапьер, пока не улавливает удачный момент и не перехватывает летящий ему в бок палец рукой за запястье, — Ты угомонишься когда-нибудь? — дернув бровью, он нарочно приближается к ней так, чтобы видеть исключительно глаза Саманты.
[indent]Пользуясь коротким моментом замешательства своей мучительницы, Лапьер выпутывается из под ноги и, оказавшись на своих двоих, мысленно чертыхается за норовящую превратиться в широкую улыбку. Мужчина тратит пару секунд, чтобы перевести сбившееся дыхание, и наконец обращается к ней поуспокоившимся тоном.
[indent]— Пойдём позавтракаем, — кивнув в сторону центральной части виллы, страдальчески сдерживает ползущие вверх уголки губ Лапьер, — Твоё лицо щенка, у которого отобрали любимую игрушку, до сих пор у меня перед глазами, — она ведь не думала, что Стюарт пропустил мимо внимания звуки разбивающегося сердца, когда ей пришлось оставить полную тарелку с едой? — Заодно приложим лёд к твоему лицу, а то это уже диагноз, — выучив свой урок, мужчина начинает идти прочь до того, как железная нога прилетит ему пинком под зад.


T H E R E ' S   A   L U L L A B Y ,  S A V I N G   U S   A   R I O T


[indent]Стоит голове Лапьера коснуться мягкой подушки, шумящие в ушах мысли пропадают в глубокой тишине и не возвращаются до тех пор, пока блёклый свет от луны за окном не вынуждает мужчину приоткрыть глаз, обнаруживая себя в неизменной безопасности. Он толком не может сказать когда в последний раз был уверен, что никто не пробьёт дверь в его спальню с ноги, выстрелив ему в лоб быстрее, чем Лапьер успеет пересмотреть плёнку своей жизни, проносящейся перед глазами. Навязчивая паранойя не является и час спустя, отчего Стюарт находит себя занимающимся привычным делом – поисками их следующей работы. Правда, заканчивает он далеко не там, откуда начал.
[indent]Где-то в потёмках его души Стюарту стыдно: он прекрасно понимает насколько нахально он поступает, копаясь в «грязном белье» Саманты из её семейных долгов, но не находит в себе воли остановиться. Не так близко, как хотелось бы – не удивительно, учитывая, сколько она ест. Смеясь от собственной шутки, Лапьер вдруг меняется в лице, неодобрительно качает головой и, хлопнув ноутбуком, поднимается с футона. Это уже начинает попахивать сталкерством, которое он не слишком-то планирует пресекать.
[indent]Оказываясь в мёртвых в ночной тишине коридорах, он нарочно прислушивается к признакам жизни от кого-либо в доме и, улавливая негромкое копошение и замечая блёклый свет за дверью в спальню Дугалл, осторожно стучится костяшками пальцев.
[indent]— Тоже проснулась? Я войду? — дожидаясь зелёного света, Стюарт неспешно отодвигает раздвижную «штору» и слегка морщится смене освещения, — Тао до сих пор мёртв. Я не знаю, как он умудряется столько спать, — шагая к девушке, бормочет Лапьер.
[indent]Останавливаясь у матраса Саманты, он не церемонится с приличиями и садится ей в ноги, валясь на спину и скрещивая ладони на груди. Хмурясь точке на потолке, Стюарт выдерживает короткую паузу и, поворачиваясь лицом к ней, решает не тратить общее время на обсуждение жизненных ритмов их друга.
[indent]— Я думаю нам стоит прекращать браться за мелкие срочные работы, — стараясь поймать девичий взгляд, он говорит неспешно и размерено, — У нас есть время подготовиться к чему-нибудь более глобальному – Элла не будет против, если мы задержимся здесь больше, чем на пару дней. Ты и сама ведь это понимаешь, — в его голосе нет привычных ноток издёвки; Стюарт и не издевается, — Из нас троих, ты – единственная, кто не оказался здесь по собственной воле. Да и не можем же мы возиться друг с другом до скончания веков? Не подумай, — вдруг осекается мужчина, поворачиваясь на бок и опираясь на руку, — Я не говорю это, потому что хочу избавиться от тебя или Тао. Но рано или поздно нам придётся расформировать наше золотое трио, хотя бы потому что все мы здесь по разным причинам, — несмотря на улыбку, Стюарту не удаётся спрятать мрачную тучу над головой, — Что? Слишком много информации с утра пораньше? — нарочно шутит мужчина, стараясь не превращать разговор в пытку правдой, о которой все знают, но никто не говорит.
[indent]Будь он эгоистичней, он бы и сам молчал до скончания времён, только вот, выбирая между своими желаниями и благополучием человека напротив, Лапьер не в состоянии найти аргументов в свою пользу. В отличие от него и Тао, Саманта Дугалл ещё может прожить долгую и беспечную – насколько это возможно в нынешнем мире – жизнь. У неё ещё всё впереди; свою же судьбу Лапьер предначертал уже очень давно, и подобное будущее последнее, что он станет желать Саманте.

12

[indent]— Тебе никто не поверит, — сдерживаясь от закатанных глаз, задирая нос уверенно замечает Саманта. Она и не ожидала, что мужчина расплачется от её слов и примется целовать ладони девушки; от представленной в голове картины она не справляется с подавлением своей улыбки. К тому же... хватит и того, что он не оттолкнул её прочь, отчего Дугалл только и остаётся, что склонить голову к его, прижимаясь щекой к открытой от высокого ворота коже, чувствуя подскочившее к горлу сердце. Прошло достаточно времени с момента их знакомства и она с трудом вспоминала, были ли хотя бы намёки на такую же лёгкость и теплоту, которую девушка ощущала находясь поблизости со Стюартом, до их встречи. Ей не нужно было сравнивать свою жизнь до и после. Она знала ответ на этот вопрос.
[indent]Впрочем, думать о чувстве одиночества, которое Лапьер отпинывал своей ногой от неё прочь слишком долго не удаётся и оказываясь напротив мужчины, с заметным смущением отвлекаясь на свои примятые рукава, Дугалл поднимает на него взгляд так же быстро, как он озвучивает свои мысли. Разумеется, не делая ситуацию самых красных лучше.
[indent]— Глупости! Обнимала! — только и удаётся вскрикнуть девушке, как будто это что-то исправит. Понимая, что на следующую попытку открытого рта ей будет вряд ли чем отбиваться, она не ждёт слишком долго, чтобы с резким движением попытаться отвлечь его – и себя заодно – самым простым методом: затыкать до смерти. — Не так быстро! — не давая ему ни шанса на поползение прочь, девушка пользуется своим главным преимуществом, которое не раз спасало её в драках, а значит, сойдёт и для Лапьера. Она широко улыбается, как только тот оказывается под весом металлического протеза, — Вот так значит. Что ты там говорил? А ну!
[indent]По-детски смеясь, продолжая нападать на мужчину со всех сторон уже обеими руками, всем весом давя на его ноги, она раскрывает глаза пошире, парируя: — Чья бы корова мычала! — очередная попытка вмазать ему своей ладонью в щёку и пусть скажет спасибо, что не облизала, — А этично делать то, что ты сделал? Не издевательство? — как это обычно бывает, заигрываясь, человек не всегда осознает, когда раскрывает свои слабые места. Казалось бы, победа была у неё в кармане да и румянец заметно спадал с каждой секундой. По итогу, в новой попытке найти уязвимость в теле Лапьера, она оказывается не только схваченной, но и максимально приближённой к его лицу.
[indent]— Что ты, — только и успевает пролепетать механик, не найдя в себе силы отдёрнуться в сторону. Или не желая их искать? Ослабив хватку ногой и переставая сопротивляться, Саманте ничего не остаётся, кроме как отвести взгляд от него в сторону, ещё несколько раз ловя воздух ртом то ли в попытке что-то сказать, то ли отдышаться от чувства, которое давно не присутствовало в её жизни, но не первый раз вызванного человеком напротив. Усаживаясь ровнее, она потирает отпущенную руку. Влечение давно витает в воздухе, а в их глупых играх находит свой апогей без каких-либо попыток предпринять следующий шаг. Думает ли он об этом? Саманта прикусывает губу, косо посмотрев на Стюарта, но повернув к нему голову полностью, когда он заговаривает с ней. «Завтрак» срабатывает на неё мгновенно, и до неё доносится едва различимые звуки гневного и голодного желудка.
[indent]— Конечно, это ведь только ты можешь жить на кофе, ничем не питаясь, — кажется, она снова может говорить цельными предложениями? Дугалл уже медленно разводит ладони вдоль бёдер, опираясь о скамью, как отталкивается быстрее желанного, тут же начиная гневно двигаться в сторону Стюарта от брошенной фразы: — Так, Лапьер, иди сюда! Нет, подожди! — кажется, до столовой они будут бежать, если он продолжит; а бегает она очень даже быстро.


#np miyavi – kimi ni negai wo


[indent]Накопившаяся усталость дала о себе знать, и обычно спавшая чутко Саманта, пропадает лицом в подушке на добрую половину суток. Переворачиваясь на спину и открывая глаза в полной темноте, она несколько раз моргает, пытаясь отогнать от себя обрывки повторяющие безумные события в перемешку с какими-то детскими воспоминаниями сновидений, недостаточно страшные, чтобы заставить себя проснуться, но и не те, к которым тут же хотелось вернуться обратно. Ответ на вопрос о количестве потерянных часов без сознания она находит, нашаря рукой свой коммуникатор, всё это время покоившийся отключенным. Девушка хмыкает себе под нос от мысли, что не отвечай она кому-нибудь волнующемуся столько времени, о ней бы явно не подумали ничего хорошего.
[indent]Благо те, кому было до неё дело, – она хмыкает: не считая коллекторов, – находились не дальше, чем несколько бумажных стен. В конце концов, в силу нежелания лишний раз притягивать взгляды к своей семье, пусть и зная, что так просто эту информацию было не найти в сети, Сэм крайне редко списывалась с Дугаллами на том конце земного шара и не считала их; не означало, что она скучала по ним от этого меньше.
[indent]Пробовать сейчас уснуть вновь, несмотря на поздний час будет задачей не из лёгких. А учитывая давно сбитый график благодаря собственноручно выкопанных ям из долгих посиделок или попросту ночных вылазок и заданий, тем более. Поворачиваясь на бок, она осторожно хлопает ладонью по сенсорной панели, включая неяркий свет, едва щурясь. Сможет ли она вообще когда-нибудь вернуться? Её ведь никто не вынуждал работать в Токио и не было никакого запрета оказаться на пороге родительского дома даже на один день. Только ли семейная задолженность на самом деле удерживает Дугалл от того, чтобы вновь ступить на эдинбургские земли? Всё то время, как монотонно она переводит деньги на счета Амато, тем более после случая с обнулением её счёта, она действительно думала именно в этом ключе.
[indent]Сэм прижимает ладони к лицу, хватаясь за тоскливую мысль: вряд ли у неё получится жить нормальной жизнью, как в юности. А пройдясь по вилле Лапьеров у неё и вовсе возникал вопрос: была ли она у девушки вообще?
[indent]Саманта шумно выдыхает, вновь возвращая свой взгляд к коммуникатору. Думает она недолго прежде, чем начинать отправляться на поиски любых крупиц информации, появившейся в сети в последние сутки об их тройке, чтобы осознать всю глобальность проблемы. Не то, чтобы у неё был хоть какой-то повод прервать неожиданное ощущение отпускных дней благодаря гостеприимству Ноэль, но поделать с собой ничего не могла. Она сосредотачивается достаточно, чтобы не обратить внимание на еле заметную тень в коридоре и дёргается, спешно поднимая свою голову к перегородке, когда слышит голос Стюарта, тут же торопливо отвечая:
[indent]— Конечно, заходи, — в конце концов, сколько раз она врывалась в его комнату без какой-либо тактичности. И быть честной – «око за око» явно не главная причина, почему Сэм никогда бы не позволила себе отказаться пускать Лапьера в комнату, — Ещё и выспалась. Так и знала, что нужно было воткнуть спички в глаза и попытаться досидеть до вечера, — откладывая в сторону единственный способ связи с внешним миром, хмыкнув, произносит Саманта: он лучше всех осведомлен, что такое жить с барахлящими биологическими часами. Что же до Тао... она смотрит в сторону стенки в направлении, где предположительно мёртвым сном спал их коллега. Тихонько вздыхая, мотнув головой, Саманта поднимает на него свои глаза, дёрнув уголками губ: — Боюсь, ещё как знаешь, — многозначительный взгляд. После всего, что мужчина вгонял в себя, отдыха ему было необходимо в несколько раз больше, чем чистому от любых веществ человеку – так казалось девушке.
[indent]Видя, что никто не планирует пользоваться креслами и стульями этой комнаты, она улыбается, освобождая ему больше места, подтянув к себе ноги и приподнявшись выше, выдёргивает одну из двух подушек из под своей спины, протягивая ту мужчине. Резкая смена ракурса с самоощущения их друга на работу заставляет её нахмуриться, тем не менее, она не перебивает его, смотря серьёзно; не знает, причина ли в её выражении лица или нет, что ему приходится добавить об отсутствии желания расформировывать их отряд. Пока что.
[indent]— Хочу заметить, что «не по собственной воле» звучит так, словно вы держите меня на цепи, — она выдерживает небольшую паузу, прищурив на него взгляд, но больше от попыток вспомнить, насколько детально она вдавалась в подробности о своей кредитной истории, — Но сомневаюсь, что смогли бы. Я понимаю, о чём ты говоришь, — Дугалл неожиданно тянется вперёд, складывая ноги под одеялом по-турецки, опираясь о колени локтями, — Я имею ввиду, учитывая наш опыт и профессионализм, даже вчерашнее дело может сыграть как против нас, так и за, — в конце концов, свою часть сделки они выполнили и только дурак поспорит, насколько это было сложно на самом деле уже на стадии проверки. Она знала многих наёмников, а точнее, была одной из них раньше: те хватались за меньшее, просто потому, что знали, что не сумеют справиться с кушем, — Можно с лёгкостью расчитывать на предложение посерьезнее. Поэтому, если Ноэль действительно не против – давай. Я готова.
[indent]Может показаться, что она согласна и со второй частью его фразы, но Саманта сводит брови к переносице. Несмотря на то, что никто не сказал ей «расходимся», сам факт поднятия темы здесь и сейчас смещает фокус её мысли именно в эту сторону. А когда? Через месяц? Два? Разумеется, каждый преследовал свои цели, но тем не менее, это и без того было логично, что когда-то им придётся разойтись. Только внутри Дугалл по-ребячески всё говорило против этого будущего.
[indent]— Ты ведь понимаешь, насколько абстрактно звучат временные рамки в словосочетании «рано или поздно»? Тот же Тао может проснуться и сказать: ну всё, нахрен это дерьмо, чао персики, — в чём она сильно сомневалась, конечно, но для пущей убедительности не могла не озвучить это вслух. Саманта делает вдох и выдох, чуть ли не впервые за время их общения [float=left]https://i.imgur.com/O4pB1yZ.gif[/float]забывая надеть на переносицу свои очки с розовыми стёклами:
[indent]— До скончания веков – звучит как вариант для меня, учитывая, что мне не хватило и половины жизни для того, чтобы приблизиться к оплате своего спасения от инвалидности, — и проклятия одновременно. Сэм хмурится, неловко обхватывая свои локти, прижав руки к груди, — И то, должна ли я обманываться? Святых давно истребили, чтобы поверить в освобождение от долгов, когда ты полезен. Я могу сколько угодно возвращаться к своим воспоминаниям из детства, думая о том, что они дождутся меня и у этого правда есть конец, но, — Дугалл поднимает на мужчину взгляд. Её глаза блеснули, отчего она тут же дёрнула головой к потолку, не давая выйти никому не нужным сейчас эмоциям. Она поджимает губы, качает головой каким-то мыслям и грустно улыбнувшись, произносит: — С каждым днём верить в это становится труднее.
[indent]Она успокаивает себя: в этом не было ничего страшного, потому что у неё никто не мог отобрать таких простых вещей, как её смеха или улыбки, доброты, которую она могла подарить тем, кого считала важными. С одной стороны, Сэм не может быть полностью уверена в том, в какой момент её жизнь изменится, но на самом деле, это происходит уже; сам Лапьер делал это каждый день. И она была готова попытаться отплатить ему тем же.
[indent]— Расскажи мне, — тихо говорит девушка, ища его взгляд. Одно дело – читать прессу, собирая его биографию по крупинкам, а другое... знать обо всём от него, — Чего ты на самом деле хочешь и что тебе для этого надо? В конце концов, я ещё больше не хочу избавляться от тебя, ты ведь, — она бессильно усмехается – осталось только озвучить свои мысли вслух для пущей убедительности, и получить очередную издевку. Смотря на него прямо, она чуть приподнимает свой подбородок, — Понимаешь это. А значит, никто не запретит мне тебе помочь.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

13


I would have come for you. And if I could't walk, I'd crawl to you, and no matter how broken we were, we'd fight our way out together – knives drawn, pistols blazing. Because that's what we do. We never stop fighting.


[indent]Лапьер уже очень давно не представлял каким окажется его будущее. Он привык жить ото дня ко дню, изредка сверяясь с цифрой на накопительных счетах. Он не знал ни какое число хотел там увидеть, ни когда он, заглянув в них, останется с твёрдым ощущением, что готов. Готов что? Изменить мир? Устроить революцию? Взорвать всё к чёртовой матери? Чем больше Стюарт жил, тем глубже убеждался в том, что не было той суммы, того количества последователей, чтобы гарантировать успех такой глобальной мечты, как повернуть разумы людей на сто восемьдесят градусов. Возможно, он не признавался себе в этом напрямую, мужчина понимал: так или иначе его цель не имела счастливого конца. Она заканчивалась там, где заканчивался Лапьер, и он был бы глупцом, если бы верил, что доживёт до того дня, когда мир увидит свои лучшие времена.
[indent]Что не мешало ему надеяться. Не он, так кто-нибудь другой. Не через десять лет, так через сотню, тысячу. Лапьер не чувствовал себя одиноким, особенным в своём стремлении поменять ту реальность, в которой они были вынуждены существовать. Он предпочитал верить, знать, что случись с ним что-нибудь в процессе, такие же бестолковые борцы за справедливость подберут его дело там, где он закончил. Ровно так же, как пришёл он на место своих предшественников.
[indent]Правда, это вовсе не значило, что он хотел видеть Саманту в рядах доморощенных самоубийц.
[indent]Говоря о расходящихся в разных направлениях путях, он не прятал тайное желание избавиться от задержавшихся в жизни людей, ставших Лапьеру друзьями. Он искренне желал ей счастливой, спокойной жизни. Той, которую девушка заслужила, и которую у неё отобрали. Он бы никогда не простил себе, окажись Стюарт той последней каплей, которая бы отрезала ей путь назад. В том мире, куда метился Лапьер, ей не было места. Он был готов поверить в высшие силы и молиться им, если бы только это гарантировало, что не оказалось бы.
[indent]— Тебя удержишь, — дернув бровью, кривится Стюарт. Судя по недавним событиям, работало это скорее в обратную сторону.
[indent]Она ведь прекрасно понимает, что Лапьер имеет в виду. Если бы не банальный несчастный случай, они бы никогда не встретились. Саманта бы никогда не попала в «рабство» к скотине-Амато, и провела бы отведённое ей на земле время, помогая родительскому бизнесу. Может быть, нашла бы себе достойного мужа и по неосторожности родила бы первого и единственного ребёнка. Стюарту хотелось думать, что хотя бы часть этого всё ещё была возможна для неё. Хоть для кого-то из них троих.
[indent]— Она не против, — ещё раз повторяет мужчина, утвердительно кивая, — Тогда я скину тебе наводки. Выберем что-нибудь и потом поговорим с Тао. Надеюсь, он планирует отоспаться в этой жизни, — хмыкает Стюарт, неодобрительно качая головой.
[indent]Лицо Саманты обретает хмурые оттенки, вынуждая Лапьера смягчиться, покосившись на неё исподлобья. Стюарт предполагал, что вряд ли его формулировка понравится девушке. Как, впрочем, и любая другая попытка объяснить то, на что мужчина надеялся в последние месяцы. И ведь он же сказал, что не хочет от неё избавляться. Речь идёт о вещах, абсолютно независимых от личных желаний или не-желаний Лапьера.
[indent]— Понимаю, и я бы дал тебе более чёткие рамки, но тогда бы я был гадалкой, — ерничает мужчина.
[indent]Разглядывая изрядно изученные черты лица Дугалл, он едва сдерживается, чтобы не прыснуть вслух. Ему бы было многим проще, не изображай Саманта смертельную трагедию, будто светлый лик татуированной мрачной тучи – единственное, что делало девушку счастливой, и бессердечный Лапьер порывался отнять у неё последний источник радости.
[indent]Что она хочет услышать? Что они всегда будут вместе? Что даже когда её долг будет отдан, и Саманте не останется поводов жить этой жизнью, Стюарт примется умолять её не бросать их? Он никогда не поступит так с ней. Ему не хватит ни наглости, ни жестокости вынудить девушку подписаться на их образ существования добровольно, и, если уж на то пойдёт, он скорее станет пинать её на выход, чем сделает обратное. Что-то ему подсказывает: это ей понравится ещё меньше.
[indent]— Святых, может быть, и не существует, но за свою жизнь боятся даже самые живучие, — он прикусывает свой язык раньше, чем произносит «тараканы», — Сомневаюсь, что не найдётся способа припугнуть его достаточно, чтобы он к тебе больше не сунулся, — весь его вид говорит, что, если на то будет необходимость, Стюарт собственноручно займётся планировкой ночных кошмаров Амато. Что характерно, ему не понадобится причинять физическую боль, чтобы пошатнуть уверенность косоглазого в том, что Саманта навсегда в его собственности. Для этого ему нужна лишь фантазия и рабочий вай-фай.
[indent]Лапьер замечает, что её глаза начинают подозрительно блестеть, и, к сожалению, этот блеск совсем не напоминает то ребяческое озорство, которым развлекала их Дугалл, когда ей становилось скучно. Он перегнул палку? По крайней мере, свою вину Стюарт чувствует в полной мере, отчего возвращается в сидячее положение в попытке справиться с неприятной тяжестью в груди. Он слушает Саманту, не отводя от неё взгляда, и едва различимо дёргает бровями, когда она произносит весьма занимательное «ещё больше». С каких пор они меряются степенью нужды друг в друге? Видимо, с тех же, как обсуждают её опыт в объятиях с мальчиками. И что самое печальное, он начал первым.
[indent]Он не начинает говорить сразу. Стюарт задерживает пристальный взгляд на девичьем лице и тянет уголки губ вверх достаточно, чтобы его улыбка стала заметной.
[indent]— Сомневаюсь, что у меня бы получилось что-либо тебе запретить, даже если бы я очень хотел, — усмехается Лапьер, вспоминая свои грустные попытки сбежать из плена ноги Дугалл – пожалуй, она бы точно смогла запретить ему пару-тройку вещей, — Не думаю, что тебе понравится мой ответ, — произносит он многим спокойней, вздыхает и поджимает губы, — Я бы хотел что бы кто-нибудь из нас выбрался из этого живым. Я отказываюсь верить что это – всё, что отведено нам жизнью. Я никогда не смогу понять, что ты чувствуешь. Прошлое не держит меня. Моя семья была... другой, никто не ждёт моего возвращения. Они скорее боятся его. Но, Сэм, у тебя-то есть за что. Твоя жизнь не обязана закончиться среди всего этого, у тебя есть шанс сделать из неё нечто большее... лучшее, — ему кажется, что она не слышит его, не понимает. Или просто не хочет понимать.
[indent]Стюарт сжимает веки, устало вздыхая. Почему всё, что он старается донести до неё, звучит так, словно Лапьер мечтает вновь оказаться в одиночестве? Рассчитывать только на себя, не оборачиваясь дважды на своё окружение? Последнее, по чему Стюарт скучает – это по тем первым годам, проведённым в попытках освоиться в новых условиях, привыкнуть к новым правилам. Никто в здравом уме не выбрал бы остаться один по собственной воле; и вопреки его внешнему виду, Стюарт смел верить, что всё ещё был способен на рациональные решения. Хотя бы изредка.
[indent]Очередной вздох. Лапьер хмыкает, роняет голову, качает ей из стороны в сторону и вновь смотрит на Дугалл. Кажется, у него действительно не так много вариантов достучаться до неё.
[indent]— И что это должно значить? Ещё больше, — сводя брови на переносице, морщится Стюарт, — Ты думаешь, что я что? Говорю всё это, потому что мне всё равно? Или потому что повздыхаю о былых временах пару дней, а затем продолжу жить, как ни в чём не бывало? — Лапьер хмыкает, чуть наклоняясь вперёд, — Или это попытка сказать, что то, что ты значишь для меня, видимо, меньше того, что я значу для тебя? — прищурившись, он выдерживает короткую паузу и не сдерживается не хмыкнуть, — Нет, — отрицательно качая головой в такт, ставит точку Лапьер.
[indent]Он игнорирует тщетные попытки своего организма предупредить – это совсем не то, что Стюарту стоит произносить вслух. И всё же мужчина не может притворяться, словно он не замечает насколько по-разному они общаются друг с другом и с остальным миром. Она должна это понимать, но отчего-то продолжает изображать из себя отвергнутую Вселенной. В каком месте? Другое дело, последнее, что им стоит делать – это пересекать ту черту между невинными подколами и констатацией очевидного вслух, за которой ждут только лишние проблемы и переживания. Может быть, в другом мире это было бы хорошей, правильной мыслью. В другом положении. Но не с ними и не здесь.
[indent]Стюарт вытягивает руку, опираясь ей в своё колено, и раскрывает ладонь, оставляя решение, что с ней делать, Саманте.
[indent]— Если бы твоё будущее меня ни капли не заботило, я бы даже не начал этот разговор, — Лапьер поджимает губы, но выглядит скорее расстроенным, нежели глумливым, — Но так уж вышло, что мне не всё равно, Сэмми. И я очень надеюсь, что твоё будущее находится как можно дальше от меня, — давящий на грудь ком, наконец встаёт ему поперёк горла, вынуждая мужчину попытаться его «проглотить». Он хочет сказать что-то ещё, но не находит слов и вновь улыбается, силой заставляя своё лицо принять более-менее привычный образ, не испорченный внезапным меланхоличным настроем.

14

[indent]Она делала это намеренно: с каждым годом становилось всё меньше вещей, которые действительно напоминали ей о доме. Саманта следила за одинаковыми эдинбургскими новостями, отслеживала знакомые сознанию имена с того края земли, а конце концов, очередной день она встречала своё отражение в зеркале с одним из главных напоминаний, которое она получила в Великобритании и за оплату которого боролась из раза в раз выходя на опасные задания. Её сердце каждый раз трепетало от редких посылок мамы с ирисками внутри или ежегодных поздравлений от родителей, записанных в качестве голограммы, и всё равно этого не было достаточно, чтобы помнить себя: ходящей и знающей избранные места для инструментов отца или строчки в книге рецептов матери, когда им вот-вот нужно было сесть за ужин после трудового дня. Девушка знала, что причиняла им боль своим отсутствием поблизости и всё же для самой Сэм... обманывала ли девушка себя, думая, что это стало нормой? Так она могла, наоборот, обезопасить их, полностью забрав ответственность с их плеч в свои руки, тем самым, прощая их за то, в чём они корили себя с момента семейного инцидента. Казалось бы, это старшее поколение должно было заботиться и приглядывать за младшим, однако Саманта верила абсолютно противоположному мнению. Её потрепало, но сделало её сильнее.
[indent]Она поджимает губы в полуулыбку, опустив голову к зажатой на локте руки, даже сквозь неяркий свет видя прорезающийся тонкий шрам – как напоминание о первых неуверенных попытках помочь в мастерской. В конце концов, она ведь была незапланированным ребёнком, верно? Она узнала об этом сильно повзрослев в один из вечеров, когда отец сильно разоткровенничался; ему было стыдно, а Дугалл только негромко посмеивалась ему над ухом, крепко обнимая. Её семья ни на секунду не дала усомниться в том, что она была любима и она всегда будет думать, что вместе с ними она прожила одни из самых счастливых лет в своей жизни. Но теперь... она выросла.
[indent]Да и все знали, что время, отведённое «старикам» бежало шибко сильнее, чем у таких, как она.
[indent]Девушка не сдерживает улыбки от его поддержки. Если бы они разговаривали не в рамках извечной работорговли, то Саманта вполне смогла бы сравнить их со школьниками и задирами, которым хочется отбить щёки кулаками за очередную попытку вылить замороженный до кусочков льда напиток за шиворот. Только здесь всё было куда масштабнее, а главное, страшнее. Она задерживает свой взгляд на Стюарте дольше, чем привыкла.
[indent]— Иногда я забываю, что эта милая мордашка может оставаться такой только с избранными, — она прищуривается, прикусывая язык без очевидной шутки про их коллегу, практически не иронизируя о его безобидном внешнем виде, — И что взлом компьютеров или сталкерство можно рассматривать, как детское хобби по сравнению с тем, на что ты способен на самом деле, — переходить ему дорогу она бы точно не хотела. Честно говоря, не нужно быть гением, чтобы понять: ссориться с хакерами идея плохая. Дугалл улыбается своему ощущению оказавшихся самых защищённых.
[indent]А ведь это было взаимно. Их силы в команде давно были распределены, поэтому никого не удивляло, что в очередной раз врывалась в гущу событий, выигрывая им время. Это, впрочем, не отменяло необходимости, пусть коротко, но убедиться о самочувствии компании, в последнее время всё чаще и чаще устремляя свой взгляд на Стюарта. Ей не хотелось в очередной раз оказываться самой перебинтованной и прихрамывающей на живую ногу и всё равно это не отменяло факта, что Саманта думала: лучше она, чем он.
[indent]Её альтруизм, однако, даже если и ценили, но старались отпихнуть от себя как можно дальше. Дугалл заранее готовят к отрицательным эмоциям на его ответ и не обманывают. Вместо того, чтобы смотреть на мужчину с благодарностью за его желание дать ей более свободную жизнь, она опускает ладони к коленкам, впиваясь в те пальцами, чуть склонив голову и приподняв бровь.
[indent]— Ты правильно догадался, потому что на вопрос: «какие планы», обычно ожидают услышать что-то менее размытое. Гадалкой тебе, действительно, не быть, Стю, — она ехидничает, но скорее из-за устоявшихся правил их общения, нежели из собственного желания. Дугалл понимает: благодаря её же прежним словам, поведению из-за чего в в ней читался образ домашнего или семейного человека, он цепляется за него, продвигая это вперёд. Сэм хмыкает: насколько она глупа или безумна, раз пытается противиться? — Я успею подышать тяжелым воздухом от эдинбургских мануфактур и походить по мёртвой каменной земле с кружкой чая, на деле давно пропахшей соляркой, не переживай.
[indent]Честно говоря, она давно перестала верить в то, что сможет дожить до старости. Хотела бы, но разве слишком уж больши высоки ставки, что что-то пойдёт не так. Они рисковали чуть больше суток назад и никто не знал, будет ли это последний раз, когда им удасться посмотреть друг другу в глаза или нет. Окажись она в смертельной опасности и не будет задирать руки, но вместе с воспоминаниями перед глазами о заваленной принесённым с улицы хламом, который маленькая Сэм планировала переделать во что-то более достойное, испарился и детский страх, заставляющий трепыхать, как крайне редкий зелёный листик. Оказаться «свободной» с возможностью по-настоящему жить — это вопрос времени и с годами она стала достаточно терпеливой. 
[indent]И честно говоря, она была совсем не против компании. Девушка едва заметно морщится на его вздох и уже открывает рот для очередного комментария; тот ещё какое-то время остаётся открытым, потому что следующее сказанное мужчиной – совсем не то, чего ожидает Саманта.
[indent]Она не думала, – тут где-то теряется шутка Лапьера о том, что, видимо, вообще, – а точнее, старалась этого не делать. Во-первых, одно дело, вариться в собственном котле фантазий после задержавшегося на её глазах взгляда или глупости в виде перехваченных под столом ног, а другое знать, что в это вкладывают чуть больше, чем лёгкий флирт между двумя коллегами разного пола. Во-вторых, последним, чем занималась Саманта, это старалась вкладывать в свои слова дух соперничества, кто лучше кого ценит. В-третьих... Нет? Это действительно конец предложения? Дугалл смотрит на него широко распахнув глаза в удивлении, не имея возможности игнорировать пробегающие по спине мурашки, переходящие в жар на уровне шеи. Для человека, который хочет отрезать любые пути поползения в его сторону, Стюарт Лапьер вставал на скользкую дорожку, потому что там, где в словах он разъяснялся не так понятно, мужчина оставлял другие возможности подумать так, как надо Саманте.
[indent]— Да что ты говоришь, — произносит она, хотя в глазах её читается: «Я что, шутка для тебя?» А ведь она понимала, о чём он. Их близость могла аукнуться; люди не просто так не заводят друзей сейчас: проще смотреть на то, как очередное имя застревает в состоянии «offline», более никогда не меняясь. Однако вот они здесь, заботящиеся о будущем и о друг друге, кажется уже не имея возможности отступать назад. До самого окончания теперь будут воевать не вместе, а друг против друга? Несмотря на всё понимание и оценку рисков, с которыми двое людей могут столкнуться в будущем... carpe diem, чёрт побери.
[indent]— Мне стоит начать беспокоиться? Для человека, ворующего последний кусок пиццы из вредности, крайне сложно рассмотреть в тебе даже каплю эгоизма. Плохая тактика если хочешь, чтобы я отвалила, — она перекладывает обе руки на коленки, негромко хмыкнув от его тёплого обращения, абсолютно не пахнущего издёвкой: ещё одна его не самая лучшая попытка доказать, что ей пора бежать да подальше, — Ты, — пауза, — Мне просто интересно, чего ты от меня ожидаешь сейчас? Я пожму плечами? Скажу: «а, ну тогда ждём, пока я свалю»? Думаю, ты должен был понять, что я за человек, — Саманта меняет свою позу, стягивая ноги под себя, — А если нет, то у меня просто отвратительные новости для тебя.
[indent]Она не просила её любить до конца жизни. Она была готова сказать себе: если у него не было прошлое, о каком будущем, особенно совместном, может идти речь? И всё равно сейчас, сидя перед Лапьером в полутьме выделенной ей комнате, просто не могла оставить эту ситуацию, как есть. Они постоянно натыкались друг на друга, искали компании, терялись в обсуждениях, когда на то могло и не быть времени – одна переписка во время перестрелки в баре чего стоила – и вряд ли это измениться. Сделать хуже? Она была готова. Это было самовлюблённо, по-детски и слишком узко для человека, прежде способного загадывать о своём будущем наперёд, планируя и стремясь к своей цели.
[indent]— Итак, — она негромко откашлялась, — Твой план сработал бы при условии, если у тебя была возможность распоряжаться моими решениями. К сожалению, — Дугалл ведёт плечом в сторону, частично перенося вес на свои руки, пододвигаясь к мужчине поближе, — Или к счастью, моего эгоизма хватит для нас обоих. Стюарт, — она улыбается, приложив свою ладонь к груди, тут же ощутив подушечками пальцев, как сильно на самом деле волновалась, несмотря на попытки шутливого тона, — Твоя искренняя забота и беспокойство, твоё желание отвести меня от бед, в конце концов, моё будущее, за которое ты печёшься... — она оставляет при себе короткое: «кажется больше, чем я сама» — Я вижу, что ты пытаешься сделать лучше, отгородив нас трудностей, но скажи мне, — она опускает ладонь и сокращает расстояние между ними ещё немного, — Учитывая наше положение сейчас, разве уже не хуже? Я бы не хотела говорить за нас обоих, но раз уж кто-то решил поспорить о том, больше или равнозначно, то этот поезд уже не остановить. — она опускает голову, посмотрев на него исподлобья, приподняв бровь. Саманта, наконец, оказывается к нему близко настолько, чтобы толкнуть своими коленками его, замирая.
[indent]— Поэтому, слушай сюда, — она резво дёргает уголками губ, одновременно и аккуратно вкладывая свою ладонь в его, но и уверенно сжимает пальцы Лапьера своими, слегка приподняв его руку и стукнув ту о коленку мужчины, — У меня есть для тебя только один вариант: не пытаться вылечить мой диагноз, а смириться с ним. Ну, или ты можешь продолжать бодаться со мной, кто тебе запретит, — сам сказал, что запретить ей будет что-либо сложно. Может проверить сам на себе, если очень захочется.
[indent]— Ты нравишься мне, Стюарт Лапьер, как мальчик девочке, — она широко улыбается, стараясь полностью игнорировать ощущение, что вот-вот кто-нибудь перекроет ей кислород, теперь уже заметно покрывшись румянцем, девушка бегает по его лицу своим взглядом, — И это ещё мягко сказано. И я не могу и не хочу бежать от тебя ни сейчас, ни потом.
[indent]Она уже думала об этом прежде, а теперь, когда очевидное было выплеснуто наружу, а сам Стюарт благодаря действиям Саманты оказался к ней практически также близко, как и вчерашним утром, не может избавиться от одного желания: ей очень хочется простых человечных чувств, чтобы он просто поцеловал её. Если Лапьер думал о том, что собой отгораживал девушку от счастливого будущего, что если она скажет, что сейчас то... ей было не нужно?

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

15

[indent]Всё могло бы быть иначе. Окажись они в другом мире или появись на добрую тысячу лет пораньше, им бы не пришлось выбирать между жизнью в страхе за завтрашний день или пустым монотонным существованием без единой надежды на просвет среди серой череды одинаковых будней. Он бы не выбирал между ней и своими принципами. Он ведь всегда мог свернуть с заданного самим собой маршрута, сбежать от своей «мечты» и поселиться напротив ремонтного магазинчика семьи Дуггал, предоставив Саманте ту самую жизнь, о которой говорил. Мог, но хотел ли?
[indent]Стюарту казалось, что это было больше простого вопроса о «хочу». Кто, если не он? Лапьер не видел очереди из желающих. Сказать по правде, порой мужчине казалось, будто он намеревался биться с ветряными мельницами в гордом одиночестве, и одних этих мыслей было достаточно, чтобы не отступаться от проложенного курса. Он не смог бы последовать за ней и никогда бы не потянул Саманту за собой, обрекая её на весьма очевидный финал. Немногим революционерам довелось увидеть конец революции; Стюарт не видел в себе задатков счастливого исключения.
[indent]Жаль только Лапьер запамятовал: твердолобой Дугалл была не только в вопросах географии. Она просто... была.
[indent]— Я могу повторить, — прищуриваясь, ехидничает Стюарт.
[indent]Он успевает вздохнуть, жалея, что вообще начал откровенничать. С тем же успехом мужчина мог замахнуться ей камешком в лоб – звук бы был как от дерева, и результат примерно тот же. Саманта бы высказала своё «фи», разумничавшись, что кидается лучше. Летящий в переносицу булыжник был бы последним, что увидел Лапьер, зато мучаться пришлось бы меньше.
[indent]Мужчина вздыхает ещё раз, надеясь, что его страдающий вид будет достаточно говорящим, чтобы Дугалл остановила этот бронепоезд. Самое время вспомнить надежду и то, что о ней говорят?
[indent]— Я начинаю подозревать, что эта опция для меня в принципе не доступна. — Возможно, она даже делает это ради эксперимента. Проверить, как долго она сможет насиловать его морально, прежде чем Стюарт придушит её подушкой в ночи. — Да? — кривясь, Лапьер отзывается писклявей привычного. Но ведь тогда бы она слишком облегчила ему жизнь, а заниматься такими непристойными вещами ей не велел боженька его страданий.
[indent]Стюарт насупливается, хмурясь. Она ведь прекрасно понимает, что он желает ей счастья не из вредности, несмотря на то, что отбивается от картинки долгой жизни в окружении семьи Саманта так, словно он подсовывает ей сибирскую язву в мусорном пакете. Неужели то, что здесь, может быть лучше того, что там? Лапьер трясёт головой от одной мысли, что мозги Дугалл сварились настолько, что она нашла своеобразный дзен в их попытках не сдохнуть на троих.
[indent]Она начинает говорить серьёзно совсем некстати, и Стюарт перестаёт хмуриться и кривляться. В конце концов, его ладонь всё ещё покоится открытой на колене, и он слукавит, если скажет, что ему просто так удобно. Стюарт делает метафоричные полшага и надеется, что никто не заметит. И у кого из них всё-таки сварились мозги?
[indent]Саманта двигается навстречу, несильно толкнув его коленками, и Лапьер чувствует, как напрягается. Нервничает? Это совсем не та нервозность, свойственная людям их «профессии». Пожалуй, от этой он успел давным-давно отвыкнуть, не надеявшись вспомнить о ней снова. Лапьер ведь осознанно ни на кого не смотрел, но не заметить Саманту Дугалл было сложно, если не невозможно. Она мельтешила у него перед носом, настойчиво влепляясь в кадр даже тогда, когда мужчина старался переключиться на пейзаж за девичьей спиной. Он мог бы обвинить её в нарочных поползновениях на его душу и сердце.
[indent]Стюарт опускает взгляд на воткнувшиеся в его собственные коленки и хмыкает, улыбнувшись. Намеренно или случайно, у неё получилось.
[indent]Он видит, как её ладонь опускается в его, и аккуратно переплетает их пальцы, не сопротивляясь Саманте. Можно сказать, что он выучил свой урок: не получится. Он вновь дёргает уголками губ: только Дугалл может разговаривать, как пропитый братишка с района, и изображать из себя краснеющую леди. Лапьер замечает, как перестаёт слышать её с привычной ясностью, сбитый с толку шумными ударами пульса в ушах. Он знает, что она собирается сказать. Чувствует. И, тем не менее, его сердце успевает пропустить один удар, когда очевидное расходится её голосом по комнате. Мужчина кусает себя за край губы, понимая, что вполне способен рассмеяться и вовсе не из-за того, что находит её признание забавным. Точно не в плохом смысле.
[indent]Стюарт поднимает голову и становится каменно серьёзным, не успевая прикусить свой язык до того, как рот опередит голову.
[indent]— Саманта, я... гей, — он смотрит на неё с пару секунд, наблюдая, как девичье лицо переваривает прозвучавшую новость. Постепенно губы Лапьера растягиваются, выворачиваясь в сдавленную улыбку, и когда терпеть становится слишком сложно, он сгибается пополам, закашливаясь от смеха. Нет! Нет, честное слово, он ведь не собирался превращать это в повод для шутки! Стюарт выпрямляется в то мгновение, когда понимает, что она действительно способна ему поверить. Он сжимает её ладонь крепче, надеясь, что Дугалл не решит от него сбегать.
[indent]— Нет! — перехватывая её руку в обе свои, просыпается мужчина, — Нет, я не гей. Я не... Это было сильнее меня. Извини, я не... Твоё лицо. Я не хочу говорить, что оно того стоило, но ты бы тоже не смогла отказаться от такой возможности, если бы видела его, — он замолкает, понимая, что это совсем не то, что он хотел бы с ней обсудить прямо сейчас.
[indent]Лапьер бросает короткий взгляд на их колени и сплетённые ладошки, хмурясь в добром осуждении. Со стороны это, наверняка, выглядит крайне комично. Это выглядит комично даже с его перспективы. Он отпускает её руку лишь за тем, чтобы разбить их «космическую» связь и подсесть к ней сбоку, оперевшись ладонью о пол через неё и пробегаясь по раскрасневшимся щекам Саманты. Он искренне надеется, что ещё пока не от злости.
[indent]— А ты нравишься мне, как девочка мальчику, — закатив один глаз, улыбается мужчина и качает головой, — Я влюблён в тебя, — он задумывается, кивнув своим мыслям, и возвращает своё внимание к лицу Дугалл, — Я... люблю тебя, — Стюарт вдруг хмурится и хмыкает, — и очень осуждаю за вкус на мужчин, — он практически серьёзен.
[indent]Лапьер чувствует горячее дыхание на своих губах и инстинктивно двигается навстречу в попытке избавиться от ощущения стягивающегося на горле жгута. Он никогда не думал о возможности оказаться с Самантой так близко, просто потому что знал, что больше не сможет выкинуть эту мысль из головы. И всё равно провалился. Хотя едва ли Стюарт в состоянии посчитать их поцелуй провалом. Вместо того, чтобы пугаться набирающего габариты «хуже» с каждой последующей секундой, он заводит свободную ладонь ей за шею, очевидно целуя Саманту за каждый раз, когда канализировал свои чувства в их намеренные перебранки.
[indent]Он отклоняется от Дугалл лишь затем, чтобы взглянуть на её лицо, посмотреть девушке в глаза. Свойственное Лапьеру ехидство пропадает, сменяясь непривычной робостью в его взгляде. Он наконец-то смотрит на неё так, как хотел бы смотреть всегда. Стюарт осторожно улыбается, чуть склоняет голову на бок и касается её лица тыльной стороной пальцев, поглаживая мягкую тёплую кожу.
[indent]— А теперь? Не думаешь, что будущее в Эдинбурге – не такое уж плохое? — улыбаясь шире, он принимается высчитывать её веснушки на щеках и носу. Стюарт заметно задумывается, несогласно мотнув головой внутреннему голосу, — Даже твоё беспробудное упрямство кажется мне красивым, — продолжая разглядывать Саманту, он осторожно проводит пальцами по её ключице, — и даже тот факт, что ты используешь всё это против меня, — по комнате расходится приглушённый смешок.
[indent]Он наклоняется, чтобы осторожно поцеловать её туда, где остановилась его рука, и вдруг резко двигается к её шее, чтобы облизать её и тут же отскочить, ехидно смеясь той мерзости, которую только что сотворил. Стюарт прикладывает ладонь к своим губам, тяжело вздыхая от того, как сильно горит его лицо.
[indent]— А сейчас? — Он издевается? Он издевается.
[indent]Стюарт не помнит ни о том, где они, ни о причинах, по которым здесь оказались. Забывает о мире за пределом этой комнаты и сегодняшнего дня. Он не может думать ни о чём и ни о ком, кроме сидящей перед ним девушки и своих трагичных попытках её насмешить. Он чувствует себя настоящим мальчишкой, внезапно осознавшим, что ему не обязательно только дёргать за косички. Он вполне может признаваться ей в любви, сопровождая свои слова влетающим в ухо мокрым пальцем. Странным образом Саманта не принимает его манеру общаться с ней за оскорбление. Она понимает его. И пускай Лапьеру тяжело поверить в то, что ему действительно так повезло, она не даёт ему времени найти аргументы против.
[indent]А что дальше? Он что-нибудь обязательно придумает.

16

[indent]К середине третьего десятка Саманта Джиллиан не то, чтобы имела невероятно большой опыт общения с молодыми людьми в качестве романтического партнёра. Знающих девушку дольше одного дня могли понять почему: живыми выходили только избранные, учитывая сферу её деятельности. Свяжешь тут себя долгими отношениями.
[indent]Всё же, если не говорить так, словно приближался конец света, Дугалл просто не успела; да и продолжала пролетать мимо до сих пор. Момент, когда подростковый возраст должен был подложить «свинью», а сама Сэм оказаться за столом с родной матерью с инструктажем, так получилось, что ей отрезали ногу. И как-то все проблемы и уж тем более желания, кроме как остаться хотя бы живой, ушли на второй план и не казались самыми важными.
[indent]Не только далёкие от ума – Сэм мягко называла их «туристами» учитывая, что местные знали её ситуацию, – взрослые были злыми и шептались за спиной о меркантильных миссис и мистере Дугалл, видимо, планирующих сделать из своей дочери робота к совершеннолетию. Не стоит забывать о подростках, проживающих лучшие моменты пубертатного возраста. Худенькая и угловатая, с прыщиками прячущимися среди веснушек на лице, а теперь и обучающая ровно ходить по новой: завидная девушка, ничего не скажешь. Она смотрела на своё прошлое без особого сожаления, прекрасно понимая, почему мальчикам со двора было проще дразнить её, почему и в дальнейшем она делала всё возможное, чтобы не раскрываться, а когда сделала это... что же, сильно пожалела, повесив замок ото всех по новой.
[indent]А потом она познакомилась со Стюартом Лапьером.
[indent]Стоит ли винить скудную компетентность в отношениях или целое сердце, собранное по кусочкам обратно за пару лет жизни, а может невероятную харизму мужчины: – а то и всё вместе! – так или иначе, Дугалл переживала явно новый опыт. Вызывающий пожар, как минимум, на её щеках, заставляющий делать лишний вдох, словно это поможет успокоить ускорившееся сердце от взгляда человека напротив. Пан или пропал; даже если кому-то идея переступить черту будет казаться дебильной, даже, если по итогу он не чувствует к ней того же самого, что она, даже если... она старается за мгновение найти тысячу «даже», но так до конца не успевает продумать все варианты ответов, которые получит от Лапьера.
[indent]Неожиданно нижняя челюсть Саманты падает. Она так и сидит несколько секунд с приоткрытым ртом, широко раскрытыми глазами и вздёрнутыми вверх бровями, судорожно пытаясь вспомнить и вытащить из памяти хотя бы один намёк на то, что это может быть правдой.
[indent]— Ты не... не... — говорил? Гетеросексуал? Думал, что стоило сказать раньше? Она начинает морщить нос, сводя брови к переносице. Дугалл так и не осознаёт сразу, какой ответ бы хотела услышать первым, чтобы ей стало легче. Поверить, что с таким лицом и уверенным тоном можно шутить становится тяжелее. Нет, пожалуй, она знала о разных случаях того, как люди узнавали такие вещи, но не могла предположить, что всё, что она делала прежде... Саманта чувствует, как ей становится неловко сидеть к нему настолько близко, как и в целом присутствовать в комнате. Её ладошка, всё это время цепляющаяся за пальцы Лапьера начинает медленно разжиматься, а глаза – сужаться.
[indent]А он ещё и смеётся! Прежде, чем Саманта почувствует жгучую обиду от той безграничной жестокости, в которую она совершенно не могла поверить со стороны Лапьера, его резкое восклицание останавливает её от начальной стадии варения и обращения к неизвестным с восклицанием: «как так?»; если секунду назад она не хотела верить в заявление о принадлежности другому лагерю, то теперь она не могла так легко переключиться на факт произошедшей шутки на её глазах. Несмотря на её явно загрузочное состояние, первое, на что обращает её сознание: «всё же не голубой.»
[indent]— Увы, но у нас, — Сэм делает глубокий выдох, не отводя от мужчины взгляда, заставляя себя пережить одну из самых страшных ситуаций в своей жизни, – иронично, что она даже не приукрашивает! — Нет возможности проверить? — полувопросом звучат её слова, — Лапьер, ты... — она замирает не то в попытке подобрать ему подходящее оскорбление, описывающее все её чувства в это мгновение, то ли с предупреждением, что если он ничего не скажет ей кроме этого, ему стоит перестать хвататься за её руку так крепко и... начинать бежать.
[indent]Впрочем, кровопролития не случается. В такие моменты она готова благодарить всех святых за то, что выдали Саманте щепотку терпеливости, помогающей ей сдержать свои кулаки при себе, собственно, получая за это вознаграждение. Он её любит. Любит. Неосознанно она хватается за ткань своих штанов, раз вариантов держаться за ладошки ей оставили; и хорошо, потому что её собственные успели разгорячиться до такого состояния, что она готова поклясться о способностях расплавить металл своими пальцами. Дугалл не сверлит его взглядом в попытках проанализировать его слова на очередной приступ дурацкой шутки, – на самом деле смешной, но узнает он об этом... никогда, – искренне веря ему. Губы её трогает мягкая улыбка.
[indent]— Будь ты моим другом-геем, может быть я к тебе прислушалась, а так, могу только посочувствовать, — она ехидничает, бросая ему вызов своим взглядом. И всё же, именно в такие моменты девушка ощущала разность их возрастов; или это не она только что смешала внутри себя страх и стеснение за то, чтобы признаться ему в любви, пойдя более лёгким путём? Теперь говорить, что она любит его будет довольно глупо.


I don't care, I will lose my mind
I don't care, make me feel alright
. . . we're gonna figure it out . . .


[indent]Дугалл, впрочем, больше не тратит время на язвительность и не пытается играть в игры; девушка поддаётся вперёд, лишь слегка меняя своё положение, тут же пытаясь примостить свою ладонь на его плечо. Уже можно начать жалеть о том, что они пришли к этому только сейчас? Разумеется, голос по уши влюбленной дурочки было возможно приглушить, находя причины и понимание, почему они оттягивали этот момент до последнего и неизвестно, случилось бы что-то или нет, не приди Стюарт сегодня к ней в комнату. От этой мысли Сэм, кажется, только сильнее вжимается в его губы. Последнее, о чём ей хочется думать, это «а что если бы». Саманта старается как можно незаметнее выдохнуть, но тут же сдаётся, смущённо хмыкая себе под нос и поднимая искрящийся взгляд на Лапьера, стоит тому отдалиться.
[indent]— Думаешь, ты настолько плохо целуешься? — она слегка щурит взгляд, — Свой последний шанс на прощание со мной ты просрал буквально пару минут назад, — намекая на его шутливую попытку «выйти из шкафа», она продолжает, — Поэтому, смею расстроить, но всё только что стало намного хуже. Для Шотландии, разумеется, — да простят её мама и папа.
[indent]От места касания по её телу расходятся мурашки; первый раз пробежавшую молнию заметить было труднее, учитывая, что фокусировалась она в основном на поцелуе, а не его нежном касании её шеи ладонью. Она сначала дёргает уголками губ от его слов, а затем и посмеивается себе под нос, слегка приблизившись к его лицу: — А оно разве не понравилось тебе самым первым? — Сэм кусает внутреннюю часть губы, и уже готовится добавить что-то ещё, как Лапьер не в первый раз за вечер мешает её даже самым маленьким планам. От резкой смены траектории от ключицы к шее она резко дёргает плечами вверх, неосознанно наморщив свой нос. Секунда удивления сменяется на яркий смех, прижатую ладонь к влажному месту. Она тут же пытается сместить ту на его лицо, по-ребячески несильно отпихивая его в сторону, возвращая то, о чём никто не просил!
[indent]— Да хоть всю оближи! — она не сразу понимает, как звучит то, что она говорит вслух, но краснеть сильнее уже не позволяет природа. Саманта давится хохотом, приложив пальцы к своему рту, всё ещё понимая, что последнее, что ей хочется – это пригласить кого-нибудь в комнату в попытках определить, почему Дугалл не спиться в такой час. — Нет, ты... это прозвучало крайне плохо. В общем. Тебе, — сквозь смех произносит девушка, поворачивая к нему голову и принимаясь тыкать мужчине в грудь на каждое последующее слово, — меня не переубедить и проще сдаться, — и ведь дело далеко не в соревновательном духе, которого у Сэм было выше крыши. Девушка останавливается долбить его упрямо пальцем и касания её становятся мягче, ласковее, а взгляд девушки заметно теплеет. Она аккуратно улыбается, склоняя голову вбок, и чуть приподнимаясь на коленках, с уверенностью двигается вперёд, вновь сокращая расстояния между ними; Саманта не сдерживает короткого смешка, стоит ей ощутить подушечками пальцев, какой горячей была его кожа.
[indent]Она прекрасно понимала, как ему должно быть страшно. Было большое различие между Стюартом, когда они только познакомились или узнали друг друга получше, но любая из его версий была ответственной за чужую жизнь. Он пёкся за неё, а она отбивала всё желание Стюарта сделать как можно лучше прочь, показывая ему задницу. Ещё и прихлопывая по ней, судя по всему. Таким упрямцам действительно либо сдаются, либо посылают к чёртовой матери надеясь, что они со временем всё забудут. И всё же, Дугалл хочет показать ему: он не один, и она сделает всё возможное, чтобы ему не нужно было думать об их «проблеме» за двоих. Да и нет никакой проблемы.
[indent]— С такого расстояния ещё проще увидеть тебя настоящего, — снова в полуулыбке хватая ртом воздух, отстраняясь, она задевает его нос своим, практически не чувствуя прикосновения протянутого сквозь кожу металла. Саманта старается не зацикливаться на этих словах по отношению к себе, немеренно перенося вес на живую ногу, — И я определённо влюбляюсь ещё больше. — Она всегда поражалась количеству татуировок на его теле, ловя себя на мысли, что не может представить его без них. Помнится, в первые мгновения она и вовсе с трудом могла считать эмоции на его лице из-за этого.
[indent]Теперь ей куда проще разглядеть морщинки, появляющиеся в уголках его глаз при улыбке.
[indent]Может быть, благодаря происходящему сейчас, в её жизни явно сильно прибавилось уверенности, но ей кажется, что рано или поздно всё бы пришло к этой точке. Они отвлекались ещё на тяжёлую работу и вот, что случилось, когда они оказались без драк, криков и угроз. Она медленно оборачивается обратно, оглянув пустую и тёмную комнату, стянув пальцы от его груди к животу, одновременно нажимая на Лапьера ладонями и отталкивая от себя, но и при этом поднимаясь, чтобы перекинуть ногу через него. Саманта морщится, как никогда ощутив тяжесть своей металлической конечности. Она еле заметно качает головой.
[indent]— Давай так. Прежде, чем ты продолжишь свои попытки убедить меня в том, что здесь, — Саманта чувствует внутреннюю дрожь на кончиках пальцах, не в силах говорить с серьёзным тоном. Она дёргает бровью на него, хмыкнув и тут же потянув за поясной узел кимоно Стюарта, ослабевая его, — Плохо, а я снова тебе отвечу, что это бесполезная трата времени, — вместе с этим она проделывает со своим затянутым бантом в районе талии тоже самое, оголяя не только ключицу. Саманта прикусывает свою губу, понимая, насколько абсурдны и смешны должны быть её попытки вести себя, как главная альфа этой пары, но почему-то в ней нет страха выглядеть глупо перед ним.
[indent]— Мы просто пропустим этот шаг? Хотя бы на сегодня? — она явно шутит, – можно и не только! – пряча за этим своё очевидное волнение. Сэм уже отталкивается от пола, чтобы склонится над Лапьером и поцеловать его, но замирает на полпути, перекладывая ладонь на своё бедро. Саманта с секунду мнётся, прежде, чем сказать:
[indent]— Только... есть одно, — не зная, как правильно объяснить причины своего беспокойства – право, глупость же! – она даже с толикой вины в своём голосе спрашивает: — Насколько... некомфортно тебе станет, если я отключу протез? —  «Некомфортно?» Её голова кричит: Жутко. Противно. Мерзко; слава богам, что не читает мысли? Саманта осторожно поднимает кончики губ, стараясь игнорировать громкий крик в собственной голове за то, что способна с такой лёгкостью пойти на шаг, который может испортить весь момент.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

17

[indent]— Кто мне запретит надеяться, — щурясь ей в ответ, Лапьер склоняет голову на бок и хитро улыбается.
[indent]И всё же теперь он действительно шутит; Стюарт не планирует запомниться ей худшим поцелуем. Ещё меньше – во имя благой цели. К тому же, одно дело – пытаться вразумить краснеющую Саманту, ещё не осознавшую силу своих олених глаз, и совершенно другое – изображать, будто Стюарт целует её с тяжестью вселенской совести на плечах. Увы, последняя отправляется на склад забытого так быстро, как девушка принимается смущаться ему в лицо. Правда, осуждая её вкус на мужчин, Стюарт абсолютно серьёзен. Окажись Лапьер на её месте, он стоял бы хвосте списка претендентов на девичье сердце. Впрочем, он давно уже сказал: с головой у Дугалл порой совсем плохо.
[indent]Что не делает её отчаянные старания держаться с ним солдатом менее очаровательными. Видеть её краснеющей и весьма очевидно стреляющей в него глазами непривычно. В лучшие их дни Саманта корчила Стюарту рожу и показывала пальцем на жопу. И пускай он не сомневался, что это не единственный её способ общения с окружающим миром, испытывать на себе альтернативную версию Саманты Дугалл определённо... сбивает с толку. Так же, как и предложение облизать её всю.
[indent]Лапьер давится, едва сдерживая смех и расползающуюся широкую улыбку. Вздёрнув брови, он смотрит на неё исподлобья и многозначительно кивает. Он толком не скажет, что лучше: то, что понимает девушка не сразу, или то, что вообще заикнулась в эту сторону. Хотелось бы сказать, что Стюарт вдруг научился быть джентельменом и обзавёлся короткой памятью, но они оба знают кому будут припоминать это до последнего вздоха.
[indent]— Вот так сразу? — переводя дыхание, издевается Лапьер.
[indent]Не первый раз он ловит себя на мысли, что рядом с ней Стюарт чувствует себя живым. Не подумайте, он прекрасно понимает, что ещё не отправился на тот свет, и без веснушчатой хитрой ухмылки, мельтешащей перед носом, но рядом с Самантой жизнь не кажется безрадостным движением в точку с неизменным концом. Она перестаёт походить на серый цикл от заказа к заказу с перерывами на попытки не умереть под дождём из пуль.
[indent]Как давно он волновался из-за чего-то, кроме банального инстинкта выживания? Как давно не мог сдержать улыбки, чувствуя, как щёки сводит от приятной боли? Дугалл врезается в него носом, и мужчина негромко усмехается, морщась.
[indent]— Я что теперь настоящий мальчик? —  встречая её нарочно вытаращенными глазами, ерничает Лапьер.
[indent]Упираясь щекой в собственное плечо, он тянет руку к рыжим волосам и принимается накручивать прядку на собственный палец. Его улыбка перестаёт быть столь болезненной, отдавая теплотой. Он знает, что их чувства друг к другу взаимны. И речь не о высоком самомнении Стюарта. Он видит, чувствует ответную энергию даже в так их тривиальных вещах, как их неизменные издёвки друг над другом. Мужчина едва слышно хмыкает, решая смолчать. Быстро, однако, она выросла из детсадовской симпатии, влюбившись – так хорошо обмазал слюнями?
[indent]Он не сопротивляется, замечая настойчивое давление ладошек в районе живота, хоть и не сдерживается от выгнутой брови. Так мы заговорили? Лапьер добровольно и с энтузиазмом отдаёт штурвал в девичьи руки. В конце концов, львиная храбрость – это прерогатива Саманты, и ему слишком нравится наблюдать за её смущёнными попытками отыскать её здесь и сейчас.
[indent]Он тихо соглашается, кивнув на её упрямое стремление переубедить его не бежать прочь. Разве похоже, что он куда-то собирается? Потому что, как казалось Стюарту, его капитуляция была понятна ещё на стадии не-выхода из шкафа. На второй рывок бесстрашия Дугалл получает две ползущие вверх брови. Он провожает взглядом сваливающуюся на пол ткань кимоно, вновь смотрит девушке в лицо и продолжает задавать ей пару молчаливых вопросов, ухмыляясь всё сильней. Очень зря. Ухмылка спадает так быстро, как Саманта решает, что не поступить со своей одеждой так же, как и с одеждой Стюарта, видимо, не справедливо.
[indent]По комнате разносится громкий вдох и выдох. Стюарт прокашливается, заметно затрудняясь держать фокус только на её глазах.
[indent]— Ты меня извини, каким образом я должен ответить, что-то кроме: да, конечно? На хер! Не слушай меня, забей на мои попытки, — Лапьер негромко смеётся и перекладывает свою ладонь на бедра Саманты, бегая взглядом от лица к открытым участкам кожи.
[indent]Он поддаётся её движению навстречу, не до конца понимая, как Саманта Дугалл разогналась от шаркающей ножкой девочки до прямолинейного стремления избавить их от одежды. И вопреки тому, что можно о нём подумать, Стюарт совсем не планировал этот сценарий, следом за своим признанием. Он вообще ничего не планировал. Вероятно, поэтому Лапьер теряется, не поспевая за ходом мыслей Саманты, и пропускает момент, когда самый неочевидный вопрос настигает его врасплох.
[indent]Мужчина ловит её взгляд, медленно возвращаясь из собственной головы в реальный мир.
[indent]— А тебе? — отзывается он в явной растерянности; Стюарту требуется пару секунд, чтобы пережить существование проблемы, о которой он никогда не задумывался, и вернуться к ней в здравом уме: — Я не... извини, я никогда не думал о том как мне комфортно с твоим протезом. Как тебе комфортно? — в его голосе нет ни капли издёвки.
[indent]Впрочем, вместе с возвращением в реальность, Стюарт начинает думать чуть быстрее, чем вообще никак. Вряд ли: «Мне всё равно», — тот самый ответ мечты, который хочет услышать Саманта. Даже если ему и впрямь всё равно. Он знал её с протезом с самого начала – ничего бы не изменилось, и если бы тот пришёл на полпути – он привык к ней ровно такой, какой она выбирала быть перед ним, и хвататься за сердце при виде отключённой механической ноги Лапьер не планировал ни в какой из жизней. Это ведь была она. Саманта. Девушка, в которую он влюбился, которую полюбил. Её протез или его отсутствие никогда не участвовал в последнем уравнении, пускай он представлял что именно крылось за неловким вопросом.
[indent]Стюарт вдруг меняется в лице, становясь куда серьёзней, чем мгновениями раньше. Усилием он поднимает их в вертикальное положение и, найдя ладошку Дугалл на месте крепления, аккуратно накрывает её своей.
[indent]— Отключай, — произносит мужчина уверенным тоном, — Ты же не собираешься драться со мной. Хотя мне с тобой всё равно ничего не поможет, — смягчаясь, смеётся Стюарт; он замолкает, чуть сгибаясь, чтобы оставить несколько осторожных поцелуев на шее и плечах Дугалл, — Ты красивая, Саманта. Очень. И если это не очень очевидно по тому, как я на тебя реагирую, то я не прочь напомнить: я всё ещё считаю, что ты занимаешься благотворительностью, спускаясь до моего уровня, — возвращая всё своё внимание к её лицу, Лапьер поправляет рыжую прядку волос свободной ладонью, оставляя её на тёплой щеке, — Я просто сломал систему, скрыв всё татуировками, — явно шутя, он кривится на манер злого гения; Стюарт не считал себя квазимодо, но спросите мужчину на кого бы он предпочёл смотреть до конца жизни: себя или Саманту, и ответ был бы крайне очевидным.
[indent]Дав ей время справится с протезом, Стюарт неспешно спускается в то же положение, в которое его «толкнули» изначально, и медленно скользит ладонями обратно к её бедрам, останавливаясь чуть выше шрама, чтобы спросить: 
[indent]— Я не смущаю тебя? — и тут же исправляется, — Не в глобальном смысле – на это мне уже ответили твои щёки, — ухмыляется мужчина, — Я хочу быть уверен, что: «Да хоть всю оближи!» — это не блеф. — Несмотря на то, что его тон и широкая улыбка далёки от серьёзных, Лапьер совсем не шутит. То, что никогда не мешало ему, вполне могло беспокоить Дугалл, и последнее, что мужчина преследовал, это превратить происходящее в проверку на терпеливость, лишь бы... Он не знает зачем люди терпят то, что вызывает у них дискомфорт.
[indent]Получая свой ответ, он тянет её за шею на себя, отодвигая разговоры на второстепенный план.
[indent]Насколько наивным Лапьер покажется, если скажет, что не видел подтекста в слетевшей с них одежды? Очевидно потерявшись в логической цепочке событий, он не сразу понимает куда ведёт их голова Саманты. А когда понимает, тратит внушительное количество времени, чтобы вернуть своим мыслям менее хаотичную структуру. Он успевает провести дебаты с собственным здравым смыслом, прежде чем разрывает куда более уверенный, нежели их первый, поцелуй.
[indent]— Сэм, — с трудом переводя дыхание, Стюарт держит глаза закрытыми ещё несколько секунд, — Мне нравится всё, что сейчас происходит, но у меня есть к тебе один вопрос, — наконец смотря на девушку сквозь не развеявшийся в сознании туман, мужчина смешливо улыбается и прикусывает внутреннюю часть губы, — Я что-то пропустил или твоё мнение по поводу детей в наше время внезапно поменялось? —  Стюарт сжимает рот в тонкую полосу, стараясь сдержать то ли дрожь, то ли нервозный смешок, — Только не подумай... Может, я чего-то не знаю? Что-то прослушал? — прикрыв один глаз, ёрничает Лапьер. Он не издевается – чья бы корова мычала – ну, разве что самую малость, тронутый до глубины до какой степени его персона вдохновляла Саманту, что та была готова забыть тот базовый минимум, позволявший не закончить многодетной семьёй.
[indent]Лапьер вовсе не преследует цель всё сломать и, замечая резкую перемену в настроении Дугалл, он мгновенно чувствует укол совести. В предсмертной попытке загладить свою вину разрушителя всего хорошего, Стюарт кладёт ладонь на её предплечье и несильно сжимает его, нарушая короткую тишину:
[indent]— Я не сбегаю от тебя, если ты меня сейчас не выгонишь, — полушёпотом отзывается Лапьер, переставая кривить губы в ухмылку, — Не сегодня, и не завтра, и не через месяц. В конце концов, дай мне хоть на свидание тебя пригласить, — возвращая своей речи шутливый тон, замолкает Стюарт. Честное слово, он бы с удовольствием обменял свою голову на то, что происходило в мозгах Дугалл, но, увы, тугости мужчине досталось на двоих. Но, как она сказала, разве не это понравилось ей самым первым?

18

[indent]Стремительный водоворот ярких красок в картинах прошлого захватывает сознание Саманты, вынуждая её напомнить самой себе, каким образом всё начиналось и тут же усмехнуться себе под нос. А ведь она тогда даже не думала о том, что это закончится чем-то хорошем: Дугалл в принципе долгое время не верила во что-то светлое. Не говоря уже о том, что по-дурацки шутила с первых секунд их знакомства. Кто бы ей сказал, что спустя месяцы девушка окажется сидящей на Лапьере, развязывая бантики на своей и его одежде, точно словил предложение отправиться в фантазии самостоятельным шагом.
[indent]— Вот и отлично, — она коротко кивает и тянет уголки губ вверх. Ей нравится, что он позволяет ей решать и идёт на уступки, не отталкивая от себя. Их общение, с одной стороны, не превращено в очевидную игру, но даже теперь, признавшиеся и явно шагнувшие на другой уровень отношений, они не перестают ехидничать, издеваться друг над другом и шутить. Дугалл куда проще дёрнуть подбородком повыше, стоит Стюарту бросить на неё удивлённый взгляд, явно не представляя, какой шаг девушка предпримет следующим и это же двигает саму Саманту дальше. С интересом она изучает ныне открытые места, заглядывая за угол в попытке узнать, что её ждёт. Как он среагирует. Что скажет. Дугалл и сама не замечает, как за последние пару минут – минут ли? – все её мысли заполняются Стюартом Лапьером; ухудшение болезни, не иначе?
[indent]По этой же причине резкая мысль о собственном внешнем виде заставляет её остановиться, задержать своё внимание на том, что её всегда беспокоило.
[indent]Она никогда и не испарялась из головы, просто отходя на задний план. То, во что она одевалась, как разговаривала и даже то, как себя вела: Саманта чувствовала себя уверено и нравилась себе внешне... когда-то же должно что-то идти не так? Особенно, когда речь шла о том, что от неё абсолютно не зависело. Операции с отращиванием новых конечностей, она уверена, практиковались, но до них ей было как до звезды, а учитывая, что даже от очеловеченного протеза она крутила носом, быть «настоящей девочкой» — это точно не про Дугалл. Она драматизировала? По её мыслям точно не скажешь.
[indent]— Мне, — она стопорится от резко развернувшегося в её сторону вопроса, округляя на него глаза, — Комфортно и с ним, но я просто беспокоюсь, что... — Саманта замолкает, рвано вздыхая и не договаривая, переводя на него взгляд. Что иронично, ведь наподдать кому-нибудь по балде она могла и без металлической комплектующей, – это они уже проходили – но не думать о своей неполноценности? Не думайте, Дугалл и сама готова посмотреть на своё отражение и спросить, не сошла ли она с ума: не похоже, что до этого рвалась в модельный бизнес, так чего переживать и сейчас?
[indent]Просить помощи вслух не приходится. Девушка прикусывает губу, чтобы не расплыться в улыбке от приятных слов и поддержки слишком очевидно, а ему наверняка удасться почувствовать, как дрогнула и сама Саманта, чувствуя расходящиеся мурашки от мест, куда тот прикладывался губами.
[indent]— Ну разумеется, самая нисходящая до низов, — не удерживается от саркастического комментария девушка, пусть и смотря на него с признательностью. Нащупывая пальцами крепление, может показаться, что Сэм полностью сосредотачивается на задаче высвобождения, но всё равно бросает на него короткий взгляд прежде, чем спросить: — Мне всегда было интересно, — она лукаво улыбается, а в уголках её глаз появляются едва заметные морщинки, — Когда ты говоришь всё, — шотландка приподнимает бровь, — О какой степени всего мы говорим?
[indent]Она чувствует себя легче, стоит искалеченной в детстве ноге остаться без своей основной поддержки, а ситуации – не изменится. Мужчина всё ещё здесь, с ней и никуда не бежит, если не сказать иначе. Прижимая одну ладонь к щеке, словно это поможет ей охладить лицо, – спойлер: не поможет – Саманта дёргает плечом, помогая себе второй рукой, тем самым сбрасывая верх кимоно до конца.
[indent]— Нет и, — несмотря на приятную тяжесть, что не позволяет ей говорить без придыхания, она уверено говорит: — Нет, не блеф, — в конце концов, кого она обманывала, говоря «плохо»? Одного взгляда на Дугалл хватит, чтобы понять, что маме не удалось воспитать здесь самую святую. От своих мыслей губы девушки кривятся в усмешку, а сама она хмыкает себе под нос. Впрочем, последнее, что она хочет – это думать о процессах, где свернула не туда или, наоборот, туда. Вместо этого девушка позволяет Стюарту увлечь себя в куда более интересное занятие, склоняясь над ним. Мысли её затихают; метафорично она откидывается на спинку сидения, выжимая педаль газа. Только кто сказал, что никто не потянет за ручник, когда Дугалл об этом даже не подумала?
[indent]Она вопросительно смотрит на мужчину, стараясь не включить в себе паникёра в очередной раз. Упираясь лбом в его ключицу, тоже хватая ртом воздух пару раз, Саманта резко дёргает головой вверх, отчего её волосы так и разлетаются в стороны. Девушка теряется от его вопроса и сначала медленно отдаляется, чтобы оглянуть ближайшие несколько метров, а затем издаёт негромкое, но ёмкое: — Fuck. — А ведь не скажешь, что она была настолько глупа.
[indent]И не была; Сэм могла поверить во что угодно: во внезапно передавшееся генами отсутствие к плодородию, – при том, что она является прекрасным примером того, что иногда всё кругом – наёб – в удачу или в попытку обмануть всех на свете, включая, видимо, гаметы, но теперь, когда Лапьер спросил очевидный вопрос напрямую, чувствует расходящийся по организму стыд. Если подумать, то это ведь она надавила на него! Его взгляды и реакция, Стюарт ясно давал ей понять всё это время – это не то, за чем он пришёл.
[indent]— Я не знаю, что, — она тут же спешит исправиться, — Ладно, знаю, что нашло. Правда, это не означает... — девушка очевидно пытается подобрать правильные слова, однако только вымучивает из себя тяжелый вздох. Саманта притягивает к своему лицу руку, прижимая пальцы к губам. — Нет, ты всё... правильно помнишь. Ты прав. — она хочет сказать что-то ещё, искренне пытается выдавить из себя шутку, но вместо этого осторожно, не убирая ноги, переваливается на бок рядом с ним. Глупышка. И как это должно было сработать? «А если бы» — Сэм закрывает глаза и резко жмурится, стараясь тем самым остановить поток самобичевания в свою сторону. С его аккуратным касанием девушка моргает, опуская виноватый взгляд к его ладошке, не находя в себе сил посмотреть ему в глаза.
[indent]Это не конец света – сказать проще, чем подумать? Дугалл знает, что он делает: пытается как-то исправить всё, не заканчивать на плохой ноте – к тому же, когда всё только началось – и от этого находит в себе силы взглянуть на него, неуверенно дёрнув уголками губ. Свидание. Кажется, она не только давно не слышала этого слова, но и даже не может вспомнить ощущения, что это такое – присутствовать на нём. Лицо её тронула тёплая улыбка.
[indent]— Иди сюда, — она перекладывает ладонь на его шею, тут же пытаясь пошутить, — Обещаю, больше никаких попыток родить нам детей, — хихикнув ему в губы, Саманта осторожно целует его, находя успокоение в простом поглаживание кожи. Отодвигаясь от Лапьера, девушка одним быстрым движением приподнимается на локте, чтобы подтянуть под его голову подушку, а сама находит своё место на его груди, приобнимая его.
[indent]— Выгнать? Подожди, мне кажется, ты не до конца понимаешь, что я сейчас была готова сделать, — тот факт, что Сэм начинает шутить на эту тему даёт шансы на то, что она ещё не убила себя мысленно от стыда. Девушка прислушивается к его сердцебиению, замолкая на лишнюю минуту и следующее говорит совсем тихо: — Я рада, что ты пришёл, — Сэм улыбается, чуть приподнимая голову, чтобы найти его взгляд, с открытым сердцем говоря: — И ещё больше рада, что ты решил остаться.
[indent]


Д В А  М Е С Я Ц А  С П У С Т Я


[indent]— Подожди, что ты имеешь ввиду? Я выдам тебе приз, как актёру погорелого театра, если ты так правдиво шутишь, говоря, что какой-то? Как ты сказал? — Саманта сводит брови к переносице, повторяя название нелегального наркотика, о котором только что говорил Тао, — И он позволяет тебе испускать из своих рук огонь да ещё и швыряться им в других? Что. Как. Я не понимаю, — девушка задирает ладони, как главный капитулирующий, обращая своё внимание на Стюарта, — Ты тоже видел такую хрень раньше? Или он наёбывает меня?
[indent]Иной раз из собравшихся она чувствовала себя самой старой или это не их удел не знать таких простых вещей, как шары пламени из рук? Саманта тут же прыснула себе под нос, хмыкнув и подхватывая заметно остывшую картошку фри. Несмотря на то, что она выглядела возмущенной от какой-то нереальной правды, о которой даже не подозревала, на самом деле, Дугалл выглядела довольной жизнью. Кто-то мог спросить: «а когда не выглядела?» — и уж точно оказался бы обвинён в собственной слепоте. Как? Не видно, что светится? Дугалл смягчается, переставая прожигать мужчину взглядом: «только попробуй меня обмануть и ты», улыбаясь и склоняя голову к плечу.
[indent]Несколько недель пролетели незаметно, а Стюарт, как и обещал, действительно никуда не делся. Их очередная попытка умереть осталась позади, собственно, как и день, когда Лапьер перешагнул порог её комнаты, чтобы предложить свалить подальше, как будет шанс, а вместо этого оказался повязан отношениями с рыжеволосой шотландкой. Девушка неожиданно морщит хитро нос и подталкивает его своей пяткой под столом, тут же начиная смеяться и резко подтягивая её обратно. Каждая прожитая минута с ним казалась светлей, интересней, лучше.
[indent]Под попытки азиата доказать свою правду, Саманта опускает голову к своему коммуникатору: должны же быть в интернете об этом видео! Однако вместо того, чтобы набрать необходимый запрос она замечает в уголке оповещение, тут же сменяя своё направление мысли. Перед её глазами появляется текст и вместе с каждым прочитанным словом меняется и её выражение лица. Дугалл негромко выругивается себе под нос, явно проводя пальцем по экрану в самое начало.
[indent]— Что? — она задирает голову на мужчин, но тут же качает головой из стороны в сторону, стоит ей снова вернуться к коммуникатору, — Окей, поверю на слово, — резковато отмахиваясь на объяснения, Дугалл поднимается с места да так, что её стул чуть ли не отлетает прочь, из-за чего ей приходится схватиться за его спинку, — Доедайте без меня.
[indent]Редко какие вещи могли омрачить день Саманты, несмотря на то, в каком мире они, в принципе, существовали. Пожалуй, из них всех она куда проще справлялась с дерьмом на вентиляторе, идя прямо на него, тем самым доказывая своё бесстрашие, – и безумие – как и одну очевидную вещь: её сломает только бронепоезд. Или же новости из прошлого. Саманта даже не находит сил, чтобы найти взглядом Лапьера, снова и снова обращая своё внимание на текст, крутя в голове одну мысль: «как он посмел?»
[indent]Дугалл не останавливается до того момента, пока не оказывается в полном одиночестве. Казалось бы, ерунда: Лео вернулся в Эдинбург и даже посетил старую-добрую улицу, на которой они в своё время проживали. Для кого-то это абсолютно обыкновенное имя и ситуация, но прошлые события вынуждают задаваться одним вопросом следом за другим. Зачем он вернулся? Где был всё это время? Она искала его прежде, чем уехать и её знаний не хватило, чтобы вычислить человека, укравшего у неё все накопления.
[indent]Впрочем, как и уничтожившего веру в любовь на пару-тройку лет. Вовсе не драма? Не стоит забывать, что играть в «что важно, а что нет» вместе с Самантой – это как рулетка. Никогда не знаешь, когда выстрелит в ногу.
[indent]Она не замечает, сколько времени проходит, так и продолжая нервно расхаживать из стороны в сторону в попытке успокоиться. Сэм расстроилась, она злилась и зря пропускала через себя давно забытые негативные чувства, но ничего не могла с собой поделать. Отвлекается девушка только на шаги за своей спиной и ей не нужно прикладывать ладони к глазам, чтобы играть в игру «угадай кто». Они достаточно много проводили времени вместе, чтобы ей сразу распознать Стюарта. Поднимая на него голову, Дугалл коротко выдыхает, хлопает ртом, в попытках что-то сказать, но по итогу только хватается за переносицу пальцами.
[indent]— Чувствую себя как истеричный подросток, увидевший в интернете развод любимых звезд и решивший, что наступил конец света, — наконец, проговаривает Саманта, оглянувшись вокруг. Она ведь даже не успела толком никуда и дойти куда-то, так и застряла между столовой и спальнями. Отличная попытка сбежать? Саманта хмыкает себе под нос: обманет, если скажет, что по итогу хотела бы остаться одна. Когда первичный порыв начал медленно проходить, к ней начали возвращаться и другие эмоции. Дугалл цепляется ладонями за свои локти, понимая, что даже проговоренный про себя повод для резко испорченного настроения звучит... нелепо. А учитывая, что на заданный вопрос Лапьера ей нужно ответить вслух, то каков шанс, что он не посчитает таковой её саму?
[indent]— Просто... — неуверенно начинает девушка, — Говоря о моём долге, ты ведь... знаешь, что я коплю на оплату кредита со своих подростковых лет? Даже с прежними платежами я должна была закрыть его несколько лет назад. Я не уверена, но я ведь не рассказывала тебе, почему я до сих пор не смогла его оплатить? — Саманта уверена – не рассказывала. Да и кто задаётся такими вопросами на самом деле? Решила купить себе платье. Очень дорогое.
[indent]— С деньгами всё в порядке сейчас, — на всякий случай уточняет она, понимая, что до сих пор не ответила на вопрос что пошло не так, — Однако ещё в Эдинбурге я встречалась с одним парнем, он был мне... другом детства, — девушка вновь морщится, — Мы были знакомы слишком давно и слишком много знали друг о друге, чтобы скрывать эти суммы и мой заработок в целом. В общем, в какой-то момент он решил расстаться со мной. Я узнала об этом посредством взлома моего счёта. Он забрал всё, до последней копейки. — её пальцы врезаются в кожу и она не замечает, как сильно сжимает ладони в этот момент. Саманта задирает голову к потолку, пытаясь сделать всё возможное, чтобы не пережить всю боль, через которую ей пришлось пройти от предательства.
[indent]— Разумеется, Лео пропал с радаров и я больше ничего о нём не слышала... до сегодняшнего дня. Он в Шотландии, видимо, вернулся домой, как ни в чём не бывало гуляет мимо мастерской моей семьи и, не знаю, скольких других людей, кого он мог обчистить. Хотя, — она хмыкает, облокачиваясь плечом о стену, — Вряд ли их было так много. Таких «умных», как меня нужно ещё поискать. Я просто... — она дёргает подбородком в сторону, — Я ничего не смогла сделать тогда и тем более, не могу сейчас. И речь ведь даже не совсем о деньгах, понимаешь? — Саманта, наконец, поднимает на него глаза, смотря на исподлобья. — Нож в спину звучит более лучшим вариантом: там рана хотя бы затянется. Переживать о таком, особенно теперь – смешно, но я просто не понимаю, — или не хочет верить, — Как люди могут так поступать. И это ведь самый низ, — она неожиданно морщится, — Что говорить о тех, в руках которых огромные суммы денег и им всё не насытится?
[indent]Разговоры о моральных принципах всегда были сложными в их обществе. В конце концов, была ли она человечной, благородной или делала всё возможное, чтобы выжить, наплевав на универсальные кодексы? По крайней мере, Дугалл хотелось верить, что несмотря на все свои действия, она бы никогда не смогла сделать то, что сделал с ней Лео, стоя напротив родного и близкого человека. Саманта смотрит на Стюарта пусть прямо, но беспомощно хватаясь за свои руки и опустив плечи. Она рассказывает это на одном дыхании, несмотря на внутреннее сопротивление.
[indent]Ей не нужно прожить с ним бок о бок года, чтобы почувствовать связь и знать: она никогда не сделает что-то, что подорвёт доверие мужчины или предаст его. Сэм просто сама не простит саму себя.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

19

[indent]Саманта, если подумать, несмотря на все предпосылки ждать подвоха на каждом шагу, намного беспечней Стюарта. По крайней мере, так кажется самому Стюарту. А с тех пор, как у него нет причин прятать свои внимательные попытки её изучить, мужчина всё чаще замечает с какой лёгкостью она сосредотачивается на маленьких просветах в массивной куче мрачного дерьма, в котором они смиренно доходят до готовности. Рядом с ней он и сам порой забывает, кто они и чем занимаются, но в большинстве случаев Стюарт помнит слишком хорошо. Теперь он не может позволить себе забыть. Потому что не похоже, что Саманту сильно беспокоит их новое положение.
[indent]А его очень.
[indent]Пускай он обещал себе, что ничего не поменяется – точно, не в худшую сторону – врать самому себе Лапьер не может. Мысли его всё чаще забиты совсем не тем, что от него требуется. Он всё больше волнуется за неё и не тратит время на себя. И там, где логика успешных отношений говорит: так держать, логика тех, кто хочет выжить, сочувственно поджимает губы. Не думая о себе, он рискует и своей командой, а, рискуя командой, рискует и Самантой. Более чем естественная реакция влюблённой души то и дело норовит выйти им боком. Да только что он может сделать? Стюарт не способен стереть себе память и смотреть на неё иначе теперь; он даже не уверен, что у него хватило бы сил попробовать.
[indent]Всё, что ему остаётся, это жить бестолковым девизом: решать проблемы по мере поступления. Хочется ему посмотреть, как он будет решать проблему, где его ошибка будет стоить кому-нибудь из них жизни. Он, конечно, не мучается со страшными сценариями своей фантазии с утра до ночи, но думает о них многим чаще, чем раньше.
[indent]К счастью, сегодняшний вечер не входит в список «чаще».
[indent]— Я позволю тебе обратиться к Великому Богу, имя которому Интернет, и посудить самостоятельно, — переглядываясь с Тао, посмеивается мужчина, — Эй! Она ещё и дерётся! — театрально возмущается Стюарт, — Я виноват что ли, что ты жила в лесу и молилась колесу? Не зря говорят, что рыжих надо опасаться. Ишь какая злая, — нарочно подтрунивает девушку Лапьер. Пожалеет ли он об этом после? Обязательно. Останавливает ли его это знание сейчас? Никогда.
[indent]Ему тепло осознавать, что это не меняется. Она не стала слышать его слова иначе, ища в них скрытый оскорбительный смысл. Шутки Стюарта остались шутками, а не попытками уличить Дугалл в недалёкости. Он в конце концов с недалёкими не встречается – кто знает, вдруг заразится.
[indent]Отчего резкая перемена в лице Саманты выглядит крайне неожиданно. Стюарт даже перестаёт смеяться, застывая удивлённым взглядом на девушке. Он не произносит ни слова – или, лучше сказать, не успевает – по-идиотски провожая её спину до дверного прохода и поворачиваясь к Тао с недоумевающей физиономией.
[indent]— Чё с ней? Месячные пришли раньше времени?
[indent]Стюарт бестолково поджимает губы, дергая плечами, но тут же заминается, скривившись.
[indent]— Я никогда не хочу знать почему ты знаешь, когда у неё месячные, — красноречиво окинув Тао с ног до головы, он поднимается с места и бормочет что-то похожее на: «Вот и посидели».
[indent]Он идёт за ней не сразу, надеясь избежать первоначальной волны гнева к бестактным мужланам, с которыми Саманте приходилось существовать. Стюарт сводит брови на переносице, заметно не понимая, что именно могло задеть девушку. Неужели он поторопился с выводами по поводу шуток, и его предположение о религии Дугалл, основанной на старой шине, действительно её задело? Останавливаясь в коридоре, чтобы выяснить насколько серьёзно его лицо в моменты таких откровений, Лапьер тратит добрые пять минут на переосмысление себя, как личности, и мирится с тем, что лучше девушки его никто не просветит. В конечном итоге, если это действительно оно, Стюарт не хотел её оскорблять весьма очевидной неправдой.
[indent]Он топчется перед поворотом в гостиную, пока наконец не собирает яйца в кулак и не нарушает её покой ненавязчивым стуком, неспешно переступая порог, стоит мужчине получить позволение нарушить её одиночество. Лапьер тотчас ищет признаки оскорбленности его появлением, но не находит, путаясь ещё сильней. Если не он с Тао, то что вообще способно разрушить лучезарное настроение Саманты Дугалл, которое не портит даже запёкшаяся кровь на любимом лифчике.
[indent]— Что-то случилось? — он толком не даёт ей времени объясниться, тут же продолжая, — Если это я, то, честное слово, я не считаю, что ты поклоняешься колёсам. Это была шутка. Не совсем удачная, судя по всему, — дёрнув пальцем себе за плечо, выплёвывает Стюарт и наконец-то замолкает.
[indent]Лапьер понимает, что ошибся с выводами в ту же секунду. Ложная тревога: она всё ещё понимает его шутки. Что, увы, не объясняет спешную эвакуацию Саманты из их общества. Мужчина останавливается от неё в полуметре, присаживаясь на ручку дивана. Брови Стюарта встречаются на переносице, стоит Дугалл обозвать себя подростком.
[indent]— Сэмми, тебе придётся развить мысль, потому что я не очень понял, что тебя расстроило и кто развёлся, — говорит он совсем тихо, стараясь улыбнуться ей краешком рта.
[indent]Ему совсем не всё равно, он просто... видимо, из того самого леса, о котором шутил.
[indent]К счастью, девушка не оставляет его в неведении, начиная говорить. Лицо Лапьера мрачнеет пропорционально развитию увлекательной истории о том почему Саманта Дугалл до сих пор с ними. Если вычесть магнит в виде айтишника, покрывшегося мхом в своём углу, разумеется.
[indent]Лапьер даже настолько теряется под конец, выдерживая ощутимую паузу, стоит Саманте замолчать. Стараясь хоть как-то заполнить воцарившуюся тишину, Стюарт прокашливается и звучно выдыхает.
[indent]— Хотел бы я дать тебе ответ на этот вопрос, — мужчина поджимает губы, качая головой, — Я не знаю почему одни люди рождаются безразличными ко всем, кроме себя, а другие нет. Правда, веру в доброту людей я бы назвал достоинством, нежели признаком глупости. Не говорю, что от этого легче, но... — Лапьер хмыкает, отталкиваясь от ручки, служившей ему опорой, — Мы бы не были с тобой здесь, если бы думали как-то иначе, — он шагает ей навстречу, оставляя Саманте полшага свободы на случай, если ей не нужно чужое присутствие прямо сейчас.
[indent]Он прекрасно понимает, что философская тирада – последнее, что ей сейчас нужно. А что тогда? Стюарт поднимает глаза на непривычно тусклое лицо девушки, стараясь найти в нём подсказку. Пришло время вспомнить все, казавшиеся ему бестолковыми, советы семейного психолога; они бы всё равно развелись, даже если бы Лапьер научился спрашивать нужные вопросы в нужные моменты. Правда, «разводиться» с Самантой он не планирует. И не столь важно, что никто не женился. Они и до официального статуса жили, как треглавое чудовище, не чувствующее себя цельным без полного комплекта инвалидов разной степени: ментальных, эмоциональных и буквальных. Кто где угадывайте сами.
[indent]Лапьер делает глубокий вдох, пытаясь угомонить закипающее нутро, подначивающее его решить проблему худшим способом, который только может прийти ему в голову: выжечь эту проблему с лица земли.
[indent]— Мой первый инстинкт, это спросить тебя фамилию этого альтернативно одарённого экземпляра и заставить его пожалеть о том, что у него вообще есть имя и фамилия, но... — Стюарт делает ещё один вдох, собирая мысли в разборчивую кучу, — Я не уверен, что это действительно то, что тебе нужно. Это, — заметно напрягаясь, настойчиво подбирает слова мужчина, — проблема, которую надо решить? Или это проблема, которую ты хотела бы обсудить? Я не спрашиваю, — он жмурится, морща нос и вновь собираясь с мыслями, — потому что я хочу усложнить, просто... я не всегда понимаю, что нужно делать или не делать, когда... — он запинается, забирая свои последние полшага.
[indent]Стюарт дёргает уголками губ, неловко перекладывая ладони на её плечи и чуть сжимая их в попытке показать: он здесь. Он готов сделать всё, что она попросит, если это поможет Саманте Дугалл пережить её слёзы. И дело вовсе не в самих слезах. Уж точно, не в факте из наличия. Скорее в том, что он хочет её защитить, но не имеет ни малейшего понятия как. Ведь сейчас нет прямой угрозы, на них не наставлен пистолет, никто не обещает отправить их на тот свет. Единственный источник боли Саманты – её собственная голова, и в таких деликатных вопросах Стюарт, увы, худший из экспертов. Не зря он, в конце концов, предпочитает понятные машины, сложным человеческим организмам.
[indent]— Зато я могу сделать, — вновь отзывается Лапьер, утвердительно кивая, — Я могу сделать сейчас. Дай мне сутки, я найду способ вернуть всё, что он у тебя украл. Или, в худшем случае, отправлю его туда, где он точно больше не сможет это повторить. Если это улучшит твой сон хоть на йоту, можешь считать, что Лео уже переехал в канаву на постоянное место жительства, — расслабляя ладони и позволяя им скатиться ближе к её локтям, чеканит Стюарт, — Что угодно, только скажи, — многим медленней заканчивает мужчина.
[indent]Он нарочно прикусывает собственный язык, ловя себя на неизменной схеме: проблема – решение. А что там по чувствам? Казалось бы, Стюарт совсем не лишен их. Наоборот. Стоя напротив Саманты, он во всём объёме чувствует и злость, и беспомощность, и сожаление, но не знает и никогда не знал, что с этим багажом делать. Не распаковывать же, любуясь каждой тряпкой, как в первый раз? Это не изменит того, что какой-то потомок человеческого говна разгуливает на свободе, не боясь за свою жизнь – вот как с этим разобраться мужчина понимает.
[indent]И всё же он готов разбирать грязное бельё, если это именно то, что нужно девушке напротив. Без громких обещаний, что получится не криво, но он, по крайней мере, будет очень стараться.

20

[indent]Брать на себя ответственность – казалось бы с этим Саманта научилась справляться много лет назад, когда ещё подростком стала принимать решение об опасностях, в которые приходилось ввязываться с необходимостью зарабатывать деньги на собственную жизнь. В её глазах нет страха, когда нужно взять в руки оружие, она первой вызывается перешагнуть порог неизвестности, чтобы обезопасить жизни команды, Дугалл всегда часто рисковала, но не из-за незнания, а потому что кому-то надо было это сделать.
[indent]А что насчёт этого раза?
[indent]Ей всегда казалось, что тогда она плохо постаралась. Да, искала и не теряла надежды. И ведь речь была не о том, чтобы мстить, причинить человеку боль, как он причинил ей, однако просто узнать... зачем? Дугалл хмыкает себе под нос. И кого она обманывает? Слишком давно девушка видела ответ и дело было совсем не в Лео. Пожалуй, предательства находились на её дороге куда чаще, чем верность. Она бы хотела сказать, что смирилась, но в таком случае, разве бы стала расстраиваться так сильно и сейчас? Поднимая беспокойный взгляд на Стюарта, ей только и остаётся, что прикусить губу и корить себя за эгоистичное желание переложить все свои проблемы на плечи близкого человека.
[indent]Того, кому Саманта Дугалл вложила своё сердце в ладони.
[indent]А ведь она слепо доверилась ему с самого начала; отбрасывая прочь их перекрестные шутки, у неё никогда не было повода подумать о ноже в спине. Они все присматривались друг к другу, но о таком редко думаешь, оказываясь в гуще событий. Работать в одиночку можно сколько угодно, но рано или поздно придётся подставиться и хранить в себе надежду на поддержку.
[indent]Её она получила и получала до сих пор. В конце концов, он был здесь, стоял напротив неё и выслушивал девичьи переживания, которые долгое время Саманта не высказывала никому, кроме себя. Для человека разговорчивого, она имела крайне узкий круг общения, в последние месяцы и вовсе сократившийся до количества из двух с половиной человек. Что уж говорить о том, кому можно высказать свои мысли без вечного: «Я в полном порядке!» Она не сдвигается с места, но заметно ослабляет руки на своих локтях, вслушиваясь в его рассуждения и едва заметно покачивая головой в такт.
[indent]Когда же девушка чувствует тёплые пальцы на своих плечах, то поднимает на него взгляд с заметно приподнятыми бровями. Он спрашивает её так прямо, что Дугалл теряется. Одно дело – это шутить о том, что Лапьер найдёт того, «кто в Интернете не прав», а другое...
[indent]Её лицо неожиданно трогает искренняя и тёплая улыбка.
[indent]— Таких предложений мне ещё не делали, — Не трудно догадаться: ему не всё равно. Она видит это в его взгляде, тоне, в конце концов, в том что и как он говорит и это эхом отражается и на ней. — Эй, — осторожно стараясь перенять его внимание, Дугалл говорит: — Я знаю. Всё в порядке, — и в этот раз она говорит это не за тем, чтобы отвести интерес от её проблемы прочь. Она негромко усмехается себе под нос, прикрывая глаз: — Забавно, что ты переживаешь за незнание что сказать, чтобы всё исправить, а я – за то что вообще подняла эту тему. Два сапога пара?
[indent]За нелепой шуткой она прячет неожиданно предоставившийся перед ней шанс если не унизить, то действительно поработать на угоду мира, убирая любые возможности повторения старого-доброго сценария. Она негромко вздыхает: сколько ещё таких, как она было? Ей ещё повезло: срок полной выплаты отложился, но жизнь продолжалась.
[indent]Но что если он образумился? Что, если смог осознать и понять, что сделал? А вернулся в Эдинбург за тем, чтобы найти прощение; может не у неё, но у кого-то ещё, начиная с малого. Ей не нужны извинения. Ей вообще ничего не нужно от этого человека и её раздражал даже тот факт, что она вообще думает об этом. Саманта мечется в голове из стороны в сторону и сдавшись самой себе, Сэм перекладывает ладонь на его руку, вздыхая:
[indent]— Я нахожу сто и один аргумент, почему это необходимо сделать, — оглядываясь вокруг себя, Дугалл кивает головой в сторону дивана, на котором прежде нашёл опору Лапьер и осторожно тянет мужчину в его сторону, — Но в то же время, в противовес нахожу по какой причине нужно остановиться. Не давать ему шанс на беспечную жизнь, нет: он явно обосрался, — она хмурит брови, — Однако я не могу не перестать спрашивать себя: правда ли он хотел этого? — Саманта улыбается чуть шире, оборачиваясь на него, — Кажется к доброте я могу добавить крайне беспечную наивность, — Сэм спускает пальцы к его ладошке, чуть сжимая её. Она склоняет голову в бок, будто извиняюще добавляя: — Но тебе ли не знать об этом.
[indent]Она смахивает накопившуюся жидкость в краешках глаз свободной рукой, тут же опираясь о его плечо щекой. Ещё несколько минут назад мир крутился вокруг неё на бешеной скорости, но теперь она видела: все ещё здесь, в Японии, далека от той, кто только встречал свои проблемы пять лет назад. А то, что сработало в столовой... лишь забитое в угол чувство стыда за незакрытый гештальт.
[indent]То скрывалось в ней слишком долго, подождёт ещё.
[indent]— Спасибо, — после небольшой паузы, говорит она тихо, ища глазами его взгляд, — Что ты здесь, со мной. Я... всё это может подождать час, сутки, недели, но тот факт, что ты хочешь сделать всё, чтобы я чувствовала себя хорошо, — она улыбается уголками губ, — И я действительно чувствую себя так. Из-за тебя. Поэтому, если ты не против, я просто хочу посидеть здесь с тобой вдвоём, — Сэм осторожно склоняется, чтобы скользнуть под его рукой, ища теплоту в объятиях.
[indent]Ей всегда приходилось справляться со всем самой; Саманту всё устраивает. И всё же, когда в жизни оказывается человек, готовый сделать ради тебя что угодно: от стирания человека с лица земли или простого, но такого важного ощущения присутствия, становится свободнее. На глазах девушки вновь проступают слёзы, но в этот раз совсем от другого ощущения; только теплота и начинает заполнять её сердце, – Дугалл прижимается к нему сильнее – пока она находится со Стюартом.


#np  jungle – easy earnin'


[indent]— Woo-hoo! Твою мать, получилось! — для человека потрёпанного, получившего в ходе операции пару тумаков, начинающего забывать о том, как выглядит её кровать и пытающегося смыть – или лучше сказать размазать по одежде – остатки чужой крови на своём кулаке, Саманта Дугалл пребывала в крайне хорошем расположении духа, стоит им всем остаться друг с другом. Ей не хотелось терять «марку» перед человеком, должного заплатить им их долю, но теперь, когда очередное крупное дело, длиной в несколько месяцев, учитывая их глобальную подготовку, миновало... девушка усмехается от собственного внезапного всплеска восторга, опуская вскинутый прежде вверх кулак в победном сигнале.
[indent]Она останавливает взгляд на Лапьере, дёргая уголками губ шире. Во всём это была его заслуга или это не Стюарт предложил им браться за дела более крупные, пусть требующие от них больших умений и работоспособности, но очевидно стоящие того? Что-что, а закрывая глаза на все шутки, не трудно было догадаться, кто на самом деле был головой их команды.
[indent]К тому же вместе с осознанием, что они будут влипать в большее дерьмо, переложенная ответственность на плечи была ощутимее. Продлённый срок на планирование эффективнее срабатывался на их безопасности и несмотря на постоянное внутреннее беспокойство за Стюарта, легко можно было сравнить их существование до и после. Они будто вышли совсем на другой уровень общения, с большим пониманием просчитывая шаги друг друга. Саманта старалась не допускать ненужных никому ошибок, меньше закрывала глаза на то, где, наоборот, стоило обратить внимание. Она прихлопывает по металлической накладке будто в доказательство своим мыслям, а затем переводит взгляд на своё запястье, нажимая на боковое колесо коммуникатора, активируя тем самым его экран. Несколько тычков по сенсору и перед ней высвечивается заметно подросшая сумма на личном счету. Дугалл негромко присвистывает:
[indent]— Вот это я понимаю «улов». Мне кажется, такое стоит отметить как-то более празднично, чем обычно, — чувствуя накатывающуюся на плечи усталость, она потирает кулаком глаза и тут же пытается взбодрить себя несколькими хлопками по щекам. Опуская ладонь вниз, девушка посильнее затягивает рукава своего рабочего комбеза на талии, мотнув головой в сторону, тут же заговаривая, — Ну что, — она улыбается обоим мужчинам, — Уже придумали, на что потратить свою долю? Давайте-давайте, пришло время раскрыть свои заветные желания и тайны перед Джинкс, — она намеренно говорит эту фразу, чтобы следом вскинуть ладони вверх, будто бы сдаваясь, шутливо мотая головой в отрицании. Можно уличить её в чтении чужих мыслей, но на самом деле, проведённого времени хватило, чтобы не задаваться такими вопросами вслух, если не хочется следом приложить ладонь ко лбу:
[indent]— Ладно, нет, я пошутила. Никаких заветных желаний, — правда, стоит ей дождаться, как Тао пойдёт вперёд, неожиданно серьёзно принимаясь рассуждать о прибыли, Дугалл ненавязчиво толкает Стюарта локтём в бок и пригибается к его уху, — Хотя о твоих, конечно, я бы послушала в любое время суток, надеюсь ты это понимаешь. — говорит она тише, лукаво улыбаясь.
[indent]Она не зацикливается на том, что будет с её деньгами: Сэм знает и пусть у неё нет выбора, девушку греет мысль, что ещё одна такая работа и она сможет забыть об Амато навсегда. А до тех пор ей больше интересно то, что скрывается в голове Лапьера и вот этого скрывать она не намерена.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » otherworld » interlinked