I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I'm beginning to recognise that real happiness isn't something large and looming on the horizon ahead but something small, numerous and already here. The smile of someone you love. A decent breakfast. The warm sunset. Your little everyday joys all lined up in a row.» ― Beau Taplin пост недели про высокое, когда могли про голые жопы от оливера: Если бы Террин беспокоился только за свою жизнь. Что говорила догма? Задирая голову вверх, где виднелся цветной витраж с заметными очертаниями женщины, в которой проглядывался образ самой Чонти, ему каждый раз так сложно поверить в то, что за приветливой улыбкой скрывается проклятие всего живого, что посмело посеять разрушение в угоду личной выгоды. Совсем тихо он бормочет слова молитвы, за много лет заученные и отскакивающие от зубов. Он всегда просил об одном и том же: прощении.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » closed » interlinked


interlinked

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

https://i.imgur.com/fyF2xub.png https://i.imgur.com/WlXbpWg.png https://i.imgur.com/2YEMDhW.png https://i.imgur.com/IK5sYla.png
Do you long for having your heart interlinked? Interlinked.
Stuart Lapierre as d0m.Fr33, Samantha Dougal as j1nx
Токио, 3049.
_____________________________________________________________________
Домфри не нужны друзья, тем более такие говорливые и радужные, как Джинкс, а Джинкс, кажется, на руку, что не надо изобретать велосипед, чтобы раздражать Домфри. Всё бы ничего, только под дождём из пуль даже самые несовместимые элементы станут какой-никакой семьёй. Да и достаточно присмотреться, чтобы понять: доводить друг-друга им совсем не в тягость и уже очень давно весело.

21

[indent]Стюарт наваливается о стенку, бессильно сползая вниз. Упираясь ногами в скользкий асфальт, он находит маленький выступ и валится на тот всем своим весом. Его взгляд бежит к Тао и останавливается на Саманте. Улыбка касается лица мужчины раньше, чем он успевает открыть рот, чтобы «наругать» её. Честное слово, ему никогда не понять откуда в этой женщине берётся столько энергии... и столько слов.
[indent]Морщась от громкого возгласа, Стюарт качает головой и осуждающе морщит нос. Зачем же так орать.
[indent]Впрочем, где-то в глубине души – в местах, где ещё остались воспоминания о том, что когда-то Стюарт был маленьким мальчишкой – он радуется вместе с ней. Что бы Дугалл ни говорила, делать что-то по своей воле или быть вынужденной выбрать их жизнь – вещи в корне разнящиеся. Просыпаться без единой задней мысли о задолженности перед человеком, сделавшем её той, кем Саманта являлась – то, что девушка заслужила давным давно. И чем ближе она к избавлению от наблюдающего глаза Амато, тем больше Стюарту хочется ставить всё, что у них есть, на кон.
[indent]На короткое мгновение Лапьер отвлекается от всеобщего утомлённого ликования, сверяясь с суммой на своём счету, и, отыскав там необходимое число, облегчённо вздыхает. В последнее время, ему приятно думать, что и «ставить всё на кон» больше не потребуется. Если всё пойдёт по его плану.
[indent]— Получилось-то получилось, но вышедшие из строя коммуникаторы не очень помогли делу. — В отличие от большей части команды просто радоваться у Стюарта выходит только еде. — Надо будет посмотреть каким образом их вырубили, — бормочет мужчина скорее для себя, чем для всех остальных.
[indent]Он сидит без движения ещё с полминуты, а затем отталкивается от опоры, ругнувшись под нос. Ему всё меньше нравится, что Саманта Дугалл – их личный щит, но какие у Лапьера варианты? Если на Тао ещё есть надежда, то в случае Стюарта проще не напрягаться и убиться самостоятельно. Первая серьёзная встреча с чьим-нибудь кулаком станет для него последней. Что уж говорить, про таланты человеческого щита.
[indent]— Сделайте мне праздник и угомонитесь хоть раз в жизни, — шутит мужчина, закатывая глаза и смеясь.
[indent]Лапьер старается не отчитывать никого за плохое управление финансами, но не высчитывать сколько лишних пицц было сожрано, потому что они могут, у Стюарта не получается. Может быть, сложить их вместе, и долг Саманты бы испарился. Он бы ей до гроба напоминал, что она дожрала себя до такой жизни.
[indent]Засовывая ладошки в передний карман повидавшей толстовки, Стюарт хмыкает и несколько раз качает головой, мирясь, что его празднику молчания не суждено сбыться до тех пор, пока Саманта Дугалл находится в радиусе досягаемости. И сколько бы он ни противился, так ему нравится гораздо больше, чем наедине со своей кислой мордой. Правда вот над вопросом девушки он задумывается по-настоящему, теряя оживлённый ритм общего шага.
[indent]В отличие от своей названой семьи, Стюарт редко – скорее никогда –  тратится на что-то, кроме необходимого. Он ест ровно столько, сколько требуется, не покупает дорогой одежды – всё равно загадит, и довольствуется тем минимум удобств, которые готовы предоставить ему мотели. Возможно, всё дело в том, что Лапьер «наелся» красивой жизни задолго до того, как заработок его команды приблизился к тому минимуму, в котором существовала бывшая семья Стюарта, однако мужчина предпочитает думать, что всё дело в цели. У него она есть. У Тао? Не дальше, чем дожить до рассвета. А долг Саманты мог бы давным-давно быть закрыт, и пускай Стюарт не ставит ей диагнозов, игнорировать эту простую математику у него не получается. Может, девушка боится. Может, даже толком не осознает, что боится.
[indent]— Удиви нас, Тао. Скажи, что ты не пойдешь надираться в ближайший стрип-бар, а закажешь себе хотя бы пару сеансов массажа, — он нарочно переводит стрелки на Тао в надежде, что содержание его головы перестанет быть Саманте интересным.
[indent]Понадеялся бы на что попроще.
[indent]Она находит его быстрее, чем Лапьер успевает порадоваться, что устроил достойную диверсию. Прилетающий в бок локоть, вынуждает его кашлянуть и рассмеяться, косясь на девушку с наигранным недовольством. Вот чего ему точно будет не хватать. В теоретической Вселенной, разумеется.
[indent]— Что ж, мои фантазии, — говоря не многим громче, отзывается мужчина, — никак не зависят от цифры на счету, — поджимая губы, он нарочно ловит её взгляд и несколько раз кивает в такт собственных слов.
[indent]— Тао, так что ты там говорил про то, куда собираешься? — он выдерживает комическую паузу, — а то я бы с тобой пошёл, — в следующее мгновение он ищет лицо Саманты, чтобы оценить насколько его гениальная шутка удалась и наиграно прикрывается от призрачного удара по макушке.
[indent]Лапьер искренне верит, что девушка знает: стриптиз клуб – последнее место, где он будет ошиваться по своей воле. Где-то здесь затерялся панчлайн о том, что у него всё есть дома. И добраться в его подобие мужчине не терпится сильней, чем взорвать бутылку шампанского за ещё один день без чьей-нибудь тупой смерти.
[indent]Оказываясь в их временном убежище, Стюарт оставляет двух празднующих в обществе друг друга и не возвращается до тех пор, пока вся грязь, пыль и чёрт его знает что ещё не пропадают в стоке душевой кабинки. Мужчина не торопится вернуться, позволяя всем переосмыслить итог пережитых месяцев в одиночку. Ему кажется, что так правильней. Впрочем, порой Стюарт забывает, что ему, в принципе, очень часто и много чего кажется.
[indent]— Он действительно ушёл? — появляясь в дверном проёме, он поднимает увесистую бутылку перед собой, — А я ведь правда купил шампанское. Ещё неделю назад, — приземляя её на тумбочку со стороны Дугалл, вздыхает Стюарт, — I said nothin' 'cause I didn't wanna jinx it, — он резко морщится, смотря на девушку в упор, — Jinx... Jinx it. You're hurting my brain, — Лапьер качает головой и валится на мягкий матрас, подбирая ноги с пола. Почему он сделал два плюс два только сейчас? И кто ещё из них твердолобый.
[indent]Смиряясь со своим прозрением, он нарочно переваливается через Саманту к бутылке и в лучших традициях людей, которые могут позволить себе всё, скидывает обертку на пол у кровати. По комнате разносится громкий хлопок, и Стюарт вынужденно отпивает маленький глоток, чтобы не намочить одеяло. Пузыри ударяют в нос, заставляя мужчину сморщиться и протянуть вражескую бутылку в руки Дугалл.
[indent]— За очередное блестяще выполненное дело, несмотря на то, что всё продолжает идти не так, — он прикусывает язык, чтобы не закончить тост мрачным предостережением. Не в этот раз. К тому же, это не единственное, что Стюарт пришёл праздновать, и несмотря на отсутствие третьего неотъемлемого звена этой команды, мятежный дух Тао ему сегодня на руку.
[indent]Разваливаясь поперёк кровати, он начинает издалека. Стюарт спрашивает какую-то глупость, и Саманта подхватывает её так, будто этой по-настоящему стоящая тема для разговора. Для них – да, хоть ему до сих пор непривычно понимать, что девушка с ним не от скуки и, прости, Господи, скорей всего по любви. И от этого Лапьеру всё меньше удивительно почему мысль о её долге двигала всеми его идеями в последнее время.
[indent]— На самом деле, я знаю на что хочу потратить свою долю, — нарушая затянувшуюся тишину, он медленно переводит взгляд на лицо Саманты, — Уже потратил. Правда, прежде чем я расскажу тебе, я хочу напомнить, что я нахожусь в здравом уме и твердой памяти и свободен распоряжаться своими финансами так же, как и вы с Тао. Даже если кому-то это может показаться не самым продуманным вложением, — заглядывая ей в душу, настаивает мужчина, — Загляни на свой счёт, — и Лапьер замолкает, позволяя ей выполнить озвученную просьбу.
[indent]Ерзая щекой на подставленном локте, он внимательно следит за тем, как меняется мимика Саманты. К своему удивлению, Стюарт не беспокоится за то, как девушка воспримет его решение. Так или иначе, ей придётся смирится с ним, как Стюарт смирился с её нежеланием держаться на расстоянии вытянутой руки. Сама виновата. Если бы Дугалл не хотела видеть его попыток позаботиться о ней, подумала бы десять раз, прежде чем садиться на него в доме Ноэль. Это его своеобразный способ сказать: «Я люблю тебя». Как и все кривые рожи, разбавленные шутками про её географический кретинизм.
[indent]— Я не ошибся с суммой? — знает, что нет. И всё же не находит в себе сил промолчать.

22

[indent]— Боюсь, три твоих желания уже давно потрачены, — она прищуривается и с улыбкой качает головой из стороны в сторону, — Другое дело, что как-то хреново загадывал, раз мы всё ещё с тобой. Или что это, — Саманта хихикает, — Любишь нас, да? Любишь ведь, я знаю, — и если Тао может пенять на себя, у неё есть куда больше доказательств в правдивости – как минимум, он спит с ней в одной кровати! – этих слов. Она усмехается, смягчаясь взглядом. Несмотря на то, что она могла бездарно шутить на эту тему сейчас, это не исключало того, с какой теплотой она смотрела на то, что было между ними.
[indent]Она больше не чувствовала себя одинокой.
[indent]Теперь, когда проделанная подготовка стала эхом потраченного времени, а выполненная задача – очередным методом зарабатывания денег, Саманта позволяет каждой волне беспокойства за их жизни перестать быть девятым валом. Она знает, что так будет каждый раз, но не хотела соглашаться с тем, что повязывая себя более близкой связью, они не заполучили ничего в противовес. По крайней мере, в случае с их работой, в первую очередь – это их слаженность, приобретенная благодаря большему пониманию друг друга.
[indent]И, тем более, кто будет жаловаться на заметно изменившийся свободный досуг?
[indent]— Вот как значит, — девушка лукаво улыбается на загадочный ответ. Саманта уже открывает рот, шутя про тему школьного эссе, но для взрослых, но вместо этого опешив, широко раскрывает на него глаза: — Эй! Ах ты, — ладонь правосудия дёргается в сторону Лапьера, но в итоге застревает на его плече. Саманта опирается, слегка подпрыгивая и ища взглядом Тао, поднимает руку: — Давай его дома оставим, лучше меня с собой возьми! А то ведь не хотел себе никакого праздника, — недолго она выглядит намеренной совершить задуманное, начиная смеяться. Пожалуй, она до сих пор не выбирала стрип-бары, чтобы провести своё свободное врем, теперь уж подавно. Она отмахивается от азиата, тем самым забирая свои слова обратно. Сколько угодно, но без неё. Разве только действительно на массаж.
[indent]Впрочем, оставить все кровные деньги в трусах незнакомок – перспектива слишком заманчивая. Откуда она знает? Несмотря на то, что ретироваться Дугалл удаётся довольно быстро ссылаясь на желание убиться на своей кровати лицом в подушку, стоит им оказаться в квартире, а Лапьеру испариться из поля зрения, сбежать полностью от размышлений коллеги вслух она не успевает. Сэм отвлекает его театральным: «Слышишь? Кажется, Домфри нужна моя помощь!» —  и пусть не без сожаления она проходит мимо закрытой двери, девушка даёт Стюарту время побыть наедине с собой. 
[indent]А вот ей оно только мешало.
[indent]Именно поэтому стоит мужчине появиться в дверях, как Сэм поднимает на него взгляд от коммуникатора, – никто же не думал, что она правда пойдёт тратить время на какой-то там сон или размышления о жизни? – тут же отодвигая тот в сторону, не стараясь скрыть широкой улыбки:
[indent]— Между прочим, ты сам вложил ему эту мысль в голову! Не окажи такую услугу, возможно у нас было бы время выпить вместе, — Дугалл пожимает плечами, безжалостно добавляя, — Но чёрт с ним, сам виноват. — С таким тоном остаётся пожелать лишь подхватить какую-нибудь заразу, но Саманта сомневается, что у того уже не было иммунитета.
[indent]Забота Стюарта и желание устроить им небольшой праздник отзывается в девушке тёплым чувством. Пожалуй, из них всех она вела себя самоувереннее всего: не было преград, с которыми бы они не справились вместе. Искать положительный ключ – было её задачей, но несмотря на это и сам Лапьер верил в них. Иначе вряд ли купил бы бутылку, что и подтверждает своими словами.
[indent]— Ты шутишь? — положа руку на сердце, она думала, что эта деталь её имени была самой очевидной. Наблюдая за его реакцией, девушка хихикает себе под нос, качая головой, — Я даже подумать не могла, что ты не догадаешься! Между прочим, — она продолжает уже поспокойнее, улыбаясь: — Ты с Тао – самые крепкие орешки, которые заставили пошатнуться мой внутренний мир и проклятье, которое я самолично на себя навлекла выбрав такое имя, — Или у них были стальные яйца, что ситуации всё равно не меняло. Сейчас Саманта говорила об этом шутя, однако хорошо помнила саму себя, идя на очередную встречу с новоиспечёнными коллегами. Смеяться и не верить в карму становилось сложнее, когда люди подыхали один за другим, а ты продолжал нести участь самого живучего дальше.
[indent]Неумышленно напрягаясь телом под давлением веса Лапьера, она поджимает в коленках ноги, не давая ему шанса скатиться и пока тот не хватается за горлышко бутылки, несколько раз подтыкивает его пальцем в бок. Ей нравилось осознавать, насколько их обоих тянуло друг к другу, что даже сейчас вместо простой просьбы Стюарт решает насладиться вторжением в её личное пространство. Оставляя ладонь на его теле, Саманта с самым довольным лицом наблюдает за отлётом пробки и ярко выражает это победным кличем.
[float=right]https://i.imgur.com/4T6guxs.gif[/float][indent]— Да ну, без этого было бы так скучно, — перехватывая бутылку и делая глоток, ехидно произносит Сэм. Прежде, чем он подумает, что ей отбило все мозги до конца, она добавляет: — Но если серьёзно, то во многом благодаря твоей подготовке и лидерству у нас всё получилось слаженно даже с мелкими проблемами. Так что, — она улыбается, поднимая бутылку повыше, — Я ещё выпью и за тебя.
[indent]Спроси у неё, кто старался из них всех больше всего, и Саманта не станет долго искать ответ. Она искренне верила в его способности и всё больше доверяла его выбору, не вовлекая их в глупые и ненужные споры. В их команде у каждого была своя задача – это факт, и Дугалл никогда не думала о том, чтобы перестать работать кулаками, влезая туда, куда не просят. Разве только очевидно дурачась. Девушка хмыкает: есть большой шанс, что во многом живы они благодаря этому.
[indent]Разговаривая на отвлечённую тему, Сэм ловит себя на мысли, что даже такая обыденность, как валяться в кровати, попивать шампанское из бутылки и существовать рядом с Лапьером – это та ценность, без которой она не хотела бы представлять свою жизнь.
[indent]— О, неужели? — приподнимаясь на локтях, а затем и вовсе усаживаясь по-турецки на кровати, она с любопытством смотрит на Стюарта. — Кому-то? Мне кажется или ты сделал что-т... — Сэм даже не успевает договорить, меняясь в лице. Когда первое, что тебе говорят: «я – взрослый, сам всё знаю» — жди подвох. Даже казалось бы с очевидной подсказкой она до последнего не ждёт того, что увидит, стоит ей притянуть коммуникатор и найти сообщение о переводе денег на её личный счёт. Дугалл замирает, задерживает палец над сенсорным экраном, прежде, чем ткнуть на уведомление, убеждаясь в том, что это не шутка. Да и стал бы он так шутить?
[indent]— Стю, ты... — ей даже не удаётся спросить очевидного: «зачем?» — оно распыляется в ту же секунду, когда он уточняет точность перевода. Она говорила. Перед её глазами оказалась та сумма, которой хватит для погашения долга по цене её жизни. Сэм хватает ртом воздух: — Я не могу, Стю, — поднимая на него взгляд, она выглядит как никогда растерянной, — Я... очень ценю то, что ты хочешь помочь мне, но я просто не могу забрать у тебя деньги, — Саманта захватывает своё запястье кольцом из пальцев и прижимает их к груди, нервно прикусывая губу.
[indent]Она знала многих, кто согласился бы без каких-либо размышлений и даже чьё положение было сильно лучше, чем у Дугалл. Всех учат: «Халявы не бывает!» и «Деньги на дороге не валяются», но не это вынуждает Саманту внутренне сопротивляться нормальности ситуации. Следование по пути наименьшего сопротивления – никогда не было её выбором. А тут так... просто? Но ведь для неё, но не для Стюарта! Однако не похоже, что кто-то планировал сдаваться, забирая своё обратно.
[indent]А у Саманты неожиданно совсем не находится сил на то, чтобы сопротивляться ему.
[indent]— Ты уверен? — спрашивает она совсем тихо не отводя от него взгляда. Девушка знает, что по сути ей ничего не стоит, как сделать одно действие, полностью лишающее её необходимости хоть кому-нибудь быть должной. Быть полностью свободной. Девушка подтягивается на руках поближе к Стюарту, чувствуя своё желание прикоснуться к нему и найти любой тактильный контакт, словно это поможет ей избавиться от кома в горле. Она бубнит негромкое: — Иди сюда, — и по-ребячески хватаясь за него, вжимается всем телом в Лапьера, пряча своё лицо в его плече. Саманта всхлипывает один раз, второй и больше не может сдержать потока слёз, который так долго скрывала за стеной самой сильной духом личности.
[indent]Теперь проклятье точно снято.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

23

Код:
<!--HTML--><div class="episode">
<!---------------------------- ГИФКИ ---------------------------->
<gif1><img src="https://i.imgur.com/2cBtKAA.gif"></gif1>
<gif2><img src="https://i.imgur.com/1njGhLG.gif"></gif2>
<!---------------------------- ИНФОРМАЦИЯ ---------------------------->
<name>Birds — I want them in the trees or flying far from my hands.</name>
<who>Stuart & Samantha</who>
<date>3052, Tokyo</date>
<info> Holding a little bird in the half-closed cup of your hand is terrible, like having the trembling instants inside your hand. The frightened little bird chaotically beats thousands of wings and suddenly you have in your half-closed hand the thin wings struggling and suddenly you can’t bear it and quickly open your hand to free the light prisoner. Or you hand it quickly back to its owner so he can give it the relatively greater freedom of the cage. Birds — I want them in the trees or flying far from my hands.
<br>— Clarice Lispector, from <i>Água Viva</i>, tr. Stefan Tobler</info>
<!---------------------------- НЕ ТРОГАТЬ ---------------------------->
</div><div class="space"></div>

[indent]Стюарт всегда знал, что когда-нибудь это случится. В этом ведь и был его план; наблюдая за неспешными сборами Саманты, он почти готов отказаться от мысли, которую вынашивал всё это время. 
[indent]Почти.
[indent]Он вспоминает день, когда её поездка вообще стала возможной. Благодаря нему; лицо Стюарта непроизвольно морщится. Он повторяет эту мантру вовсе не за тем, чтобы поправить невидимые лавры героя — им он себя не чувствовал никогда. Он напоминает себе зачем отпускает её, зачем не едет с ней сразу, обещая навестить чуть позже, когда Саманта Дугалл освоится в родном доме.
[indent]Иначе к чему были все их споры, к чему он сделал всё, что было в его силах, чтобы девушка покинула Токио, не оглядываясь за спину при малейшем шорохе? Нет, если он не позволит ей уехать сейчас, она больше не покинет их. И одной мысли о том, чем обернётся её выбор в будущем, хватает, чтобы дать ему сил улыбаться ей, как ни в чём не бывало. Словно они увидятся совсем скоро, и всё будет так, как прежде.
[indent]— Глаза уже слезятся или подождёшь до аэропорта? — ехидничает мужчина, упираясь щекой в сжатый кулак.
[indent]Лучше они разойдутся так, будто окажутся вместе через пару недель, чем он будет смотреть на Дугалл мёртвыми глазами, пока та не заподозрит что-нибудь неладное. Может быть, когда девушка поймёт, о чём мужчина думал всё то время, то отпустит Лапьера без тяжести на сердце. Может быть, даже станет его ненавидеть. И несмотря на то, что мириться с подобным развитием событий мужчина не хочет, его альтернатива нравится Стюарту ещё меньше. Лучше живой и подальше от него, чем мёртвой; и неважно у него ли на руках или вместе.
[indent]Его губы складываются в тёплую, почти меланхоличную улыбку, стоит мужчине засмотреться на слегка взъерошенные волосы Дуггал, её торопливые – на его фоне уж точно – движения. Ему не нужно запоминать её, Лапьер уже давным давно выучил её привычки и незаметные невнимательному глазу тики, он знает её лицо, знает карту шрамов на теле. Стюарт не беспокоится, что когда-нибудь не сможет представить её образ так же живо, как сейчас. Слишком самонадеянно? Едва ли с количеством бестолковых фотографий, сохранённых в его архивах. Впрочем, он смог бы и без них – по крайней мере, ему хочется в это верить.
[indent]— Твои родители обо мне знают? — спрашивает он внезапно даже для себя, — Это не вопрос с подвохом, — усмехается Лапьер, поджимая губы и тут же объясняясь, — Я вдруг понял, что никогда не спрашивал тебя, как они относятся к татуировкам, — хмыкнув, он откидывается назад и вновь замолкает, позволяя Дуггал найти шутку в его мыслях вслух самостоятельно.
[indent]Делает ли он хуже?
[indent]Чем больше Стюарт открывает рот, тем настойчивей мужчина множит поводы проклинать его не меньше, чем прошлый неудачный опыт по имени Лео. Он, конечно, не обворовывал Дугалл, но лжец из него ничем не хуже. Сказать по правде, он и сам удивляется с какой легкостью ему удается поверить в сценарий, разыгранный перед Самантой. Вероятно, потому что Лапьер еще не успел представить, что будет чувствовать, когда проводит ее спину в последний раз. Незачем — на кой черт мужчине думать о том, что обязательно произойдет; лучше он «насладится» моментом в полной мере, когда придет время, а сейчас он просто хочет притвориться, что провожает свою девушку в недолгий отпуск.
[indent]Лапьер пересаживается на край кровати, свешивая ноги на пол и упираясь ладошками в колени.
[indent]Он бы хотел, чтобы их жизни сложились иначе — он проигрывал множество разных сценариев, и все были лучше чем тот, который достался им в реальности. Лапьеру хочется верить, что так или иначе, они бы заметили друг друга. Кто знает, может быть, если бы ему повезло оказаться в Шотландии до скандала, отправившего мужчину в тюрьму, он бы остановился прежде, чем настиг точку невозврата. Избавил бы ее от долга, вывез ее семью из бетонного леса, в котором выживали девять десятых населения планеты. Они бы жили, закрыв глаза на несправедливость, на чужие страдания — ему бы хватило эгоизма выбрать их, вместо всего мира.
[indent]Но то было бы тогда.
[indent]Стюарт замечает, как Дуггал замедляется, и дождавшись, когда девушка обратит на него внимание, поднимается с постели. Он не задает лишних вопросов, неспешно подходя к Саманте и обнимая ее, как можно крепче.
[indent]— Мы прощаемся на каких-то пару недель, — бормочет мужчина, стараясь уговорить Дуггал не смотреть на него взглядом брошенного котенка, — Ты заслужила хоть немного спокойствия и отдыха. И от меня тоже, — он ловит себя на мысли, что не хочет подшучивать над происходящим сейчас. Ей и без того хватит поводов, чтобы проклинать его на чем свет стоит. Незачем добавлять совершенно ненужных.
[indent]Отстраняясь от девушки, он все же позволяет себе задержаться взглядом на ее лице, намертво запечатывая этот момент в памяти — пока она еще любит и верит ему. Перекладывая ладони к ее щекам, Стюарт аккуратно целует Саманту, нарочно отстраняясь до того, как их прощальный поцелуй действительно начнет походить на прощальный. Он негромко вздыхает и, усмехнувшись, нарушает неприятную тишину.
[indent]— Пойдем, пока ты из-за меня не опоздала. Пожалей мои нервные клетки, которые я потратил на то, чтобы убедить тебя на эту поездку, — кривляя вселенскую усталость, шутит Лапьер, — Вот увидишь, спасибо мне скажешь, когда сможешь ломать себе зубы домашними карамельками каждый день. Надеюсь в детстве стоматолог тебя не обижал, — его голос чуть ломается, но вновь приходит в норму.
[indent]Стюарт подхватывает ее сумку, отмахиваясь от девушки просьбой хоть на секунду почувствовать себя половинкой мужчины — он знает, что ей не нужна его помощь. Доводя Дуггал вплоть до подъехавшей машины, он резво закидывает девичью жизнь в багажник и возвращается к ней, кривя губы в подобие разбитой улыбки. Склоняя голову, Лапьер смеется их сентиментальности и спешно целует ее, прежде чем водитель начнет вздыхать за их спинами чересчур очевидно.
[indent]— Не скучай по мне слишком сильно, хорошо? Мы скоро увидимся, — прикрыв один глаз, просит мужчина, — Я люблю тебя, — он собирается добавить что-то еще, но решает, что лучше пусть это будет последним, что он скажет ей; все остальное будет определенно лишним.
[indent]Когда двери автомобиля опускаются, он стоит у выхода с пару секунд, а затем разворачивается обратно, отрывая взгляд от машины до того, как та скроется за поворотом. Неспешно Лапьер возвращается в комнату, садясь на то же самое место, где нашел себя прежде, чем Саманта уехала. Он валится на спину и прикрывает глаза, позволяя реальности происходящего осесть в его сознании.
[indent]А последнее, как на зло, упирается в один и тот же день, сделавший ее отъезд возможным.
[indent]Он практически чувствует ее дрожащую спину под подушечками пальцев, практически слышит всхлипы, расходящиеся по комнате, и немую благодарность, которую он так часто читал в ее глазах после. Стюарт знает — она будет плакать, когда поймет, что он сделал; и пускай, слезы — последнее, что он пожелал бы увидеть на ее лице, он не мог поступить иначе. Ему остается надеяться, что когда-нибудь она поймет зачем, и не будет клясть его до конца жизни. Теперь она у нее определенно будет длинней, чем у него.
[indent]Лапьер не позволяет себе погрязнуть в собственных мыслях и, стерев мокрые дорожки из уголков глаз, заставляет себя встать на ноги. Если ему повезет, он успеет покинуть это место до того, как Так вернется в общую квартиру — объясняться перед другом ему хочется еще меньше, чем перед Дуггал. Да и вряд ли тот станет скучать по Лапьеру чересчур долго. Он застывает посередине спальни, вдыхая остаточный женский запах, и больше не останавливается. Потому что если в чем-то Стюарт и преуспел, так это в способности завершать начатое, чего бы это ему ни стоило.
[indent]И даже если всего.

24

— TELL THE WORLD THAT I'M COMING —
home


[indent]Саманта столько раз представляла момент возвращения домой, что иной раз даже закрывая глаза, ходила по загрязненной мастерской, среди инструментов и старых машин, только и дожидаясь окрика от своих родителей. Пройди ещё немного, они вот там, за углом, ждут и готовы поделиться своей любовью с единственной дочкой; Дугалл открывала глаза и понимала, что на такую реальность она может только надеяться.
[indent]Всё невозможное — возможно? По крайней мере, когда рядом с ней находился Стюарт Лапьер, с нуля до ста начинать верить и в светлые отношения, в родные души и в то, что к желаемому стоит стремиться и близкие помогут этого достигнуть. А ведь она даже не просила — это самое удивительное. Полагаться на людей в такое время было тяжело — Дугалл прочувствовала это на своём опыте; доверять Стюарту? Она начала делать это ещё до того, как между ними завязались чувства, что уж говорить о настоящем.
[indent]А теперь, при помощи Лапьера, у неё был шанс действительно вернуться на родину спустя столько лет со свободной душой и без страха за свою семью. Если подумать, люди ждали и больше, но Саманта не готова преуменьшать время своего ожидания воссоединения с кем-то другим. Тем более, сколько раз она была на волосок от смерти, — и сколько ещё будет! — видя пробегающие мимо кадры из своей жизни; пожалуй, если у неё есть шанс повстречать предков, глупо было бы им воспользоваться.
[indent]Вся жизнь Саманты умещается в одну сумку: неудивительно, учитывая что старую квартиру им пришлось бросить в ходе операции и несмотря на то, что самое важное Дугалл всегда носила с собой, часть вещей было бесследно утеряны. Она хмыкает себе под нос — удобный пассажир со сплошной ручной кладью. Экономила бы она так на еде, как на билетах домой.
[indent]— Мне кажется, я была высушена в тот день, когда мы закрыли кредит, — девушка поднимает на него взгляд, усмехнувшись. Она продолжала заливать коммуникатор, не в силах остановить себя, наблюдая за тем, как финальная сумма денег покрывает оплату её жизни. Долгая дорога, закончившаяся для неё удивительно-неожиданным образом и сильно раньше, чем она ожидала. Дугалл смягчается во взгляде, дёргая уголками губ: — С другой стороны, теперь я начинаю в себе сомневаться. — А ведь Саманта не думала, что была из слезливых. Вот что делает с людьми живое сердце?
[indent]Пусть она возвращается к сбору своих пожитков из комода и ванной комнаты, время от времени Сэм украдкой смотрит на Стюарта. Ей хочется вновь спросить его, почему он не хочет поехать вместе с ней сразу же, не тратя время впустую. Да, она давно не была там, но какая разница? Будто это что-то изменит для неё и её семьи. Тем более, честно говоря и самому Лапьеру стоило найти время для отдыха. Чем Эдинбург с его кислотными дождями и выбивающими тяжелый дым трубами — не лучшее место для каникул? Саманта хмыкает от мысли, что даже такие, казалось бы, невеселые воспоминания вынуждают её словить ностальгическую улыбку. По крайней мере, у неё будет время найти что-то более симпатичное в родных краях, чем привычные с её детства вещи. Не то, чтобы Стюарт не видел плохой жизни, но это не означает, что нужно предлагать ему представить в красках, с какой гордостью вышагивала Саманта Дугалл будучи ребёнком, время от времени отвлекаясь на громкое откашливание.
[indent]— Да? — от неожиданного вопроса и её собственный ответ звучит удивлённо. Саманта щурится, окидывая его с ног до головы пристальным взглядом, будто оценивая, — Думаешь, они заметят? — шутя, наконец спрашивает его Дугалл, но тут же отмахивается рукой, запихивая в боковое отделение свои настоящие документы, — Я писала им, но не вдавалась в подробности и не присылала фотографии. Сам понимаешь, — она чуть улыбается — одно дело обмениваться дурацкими фотографиями в зашифрованных ими же чатах, а другое проверять, насколько не всё равно окружению на её разговор с мамой —  и выпрямляясь, продолжает: — К тому же, мне показалось, что будет справедливым, если ты представишься им самостоятельно! И, чего таить, — девушка хитро прищуривается прежде, чем отвернуться в поисках своего нажитого за время её отсутствия пакета с сувенирами для матери и отца, — Хочу увидеть их реакцию.
[indent]Она не сомневалась: Стюарт понравится им. Что им до татуировок на телах людей, когда их собственная дочь передвигается при помощи металлической ноги? А вот увидеть в Лапьере того, кто спас их девочку ничего не помешает; она ещё и поможет им понять это, как никто другой. А отбрасывая даже это, кому мужчина мог вообще не понравится с таким искрометным юмором и замашками мизантропа? Вот и она о чём.
[indent]Саманта и прежде ловила себя на мысли, что ей нравились такие простые и тривиальные разговоры. Так можно предположить, что их жизнь могла быть нормальной, без опасностей, прежде поджидающих их на каждом углу. Именно по этому она ценила их посиделки за общим столом и совместным ужином или убаюкивающие диалоги обо всём перед сном, пока голова девушки покоилась на груди Лапьера. Действительность никогда не давала им возможности расслабиться; Дугалл-то и дело ловит себя на мысли, что отсутствие её рядом с командой заставляет девушку понервничать даже пока она находилась в квартире, что говорить про момент, когда приземлится на шотландские земли. С другой стороны, механик отдавала себе отчёт и в том, что они спокойно смогли прожить без неё долгие годы. Вряд ли что-то изменится от двух недель.
[indent]Упираясь руками в бока и прикусывая губу, она с задумчивостью перебирает в голове всё необходимое и кивая, прикрывает крышку сумки. Ещё не до конца, но всё больше и больше она понимает эту реальность, где всё получается и несмотря на внутреннее чувство трепета от грядущего путешествия, девушка не может избавиться и от внутренней тоски и ощущения одиночества, которое волнами накрывает её с того момента, когда она поняла, что отправиться в него самостоятельно.
[indent]Кажется, это слишком хорошо отобразилось на её лице?
[indent]— На целых пару недель, — поправляет его Саманта, уперевшись в мужчину своим лбом и стягивая ладони за его спиной. — Уверен? — на мгновение отодвигаясь от него, пытаясь словить взгляд Лапьера, она приподнимает бровь, — Считай, что у меня стокгольмский сидром. Не могу представить жизни без твоих шуток исподтишка, — и хмыкнув, девушка возвращается в прежнее положение до момента, пока не чувствует, как слабнет его хватка. Они оба знают: далеко не только по юмору Стюарта будет скучать её душа; она оставляет это не проговоренным вслух только потому, что знает — время для слёз ещё не пришло. Широко улыбаясь ему, Сэм чувствует пробегающие от шеи к спине мурашки из-за его прикосновения, тут же сдвинувшись Лапьеру на встречу. Как одну единственную истину она повторяет себе — это ненадолго. И совсем скоро девушка вновь сможет зацеловать его щёки, пока у того не начнёт сводить скулы от попыток отдалиться, не скрывая своей улыбки.
[indent]— Я знаю, что ты пытаешься сделать, Стю, — грустно усмехнувшись, девушка качает головой, но всё равно посмеивается над правдой: мамины конфеты — это правда ценность, без которой она не встречала свой родной дом, — Меня успокаивает только то, что потом я смогу целовать тебя своим беззубым ртом, дожидаясь, пока твой станет таким же, — Саманта ехидничает и задирает ладонь, чтобы ткнуть его несколько раз в щёку. И пока смерть не разлучит их.
[indent]Она старается быть веселее совсем не для себя — знает, что как только скроется с его глаз, то скорее всего плотину прорвёт. С другой стороны, Стюарт прав: он столько старался для того, чтобы уговорить её и строить перед ним самого несчастного? Саманта, в конце концов, обязана ему и кажется это меньшее, что она может сделать для него, чтобы порадовать мужчину. Ещё, кажется, дать ему донести сумку до машины. Дугалл умилённо улыбается, но за необходимость держаться за кожаную ручку во чтобы то ни стало не дерётся, напоследок окидывая их комнату взглядом.
[indent]В конце концов, это — лишь очередная коробка. В последнее время настоящее чувство дома давал ей человек, идущий рядом с ней. Саманта старается не расплакаться, но как только они оказываются возле машины, всё равно даёт слабину; смахивая слёзы, девушка утыкается ему носом в щёку, а затем целует в ответ.
[indent]— Не могу такого обещать, — шмыгнув, говорит девушка на выдохе, но тут же уверено кивает головой на его слова. Скоро. Каких-то пару недель. Эта мысль придаёт ей сил сдвинуться с точки, но перед этим она крепко сжимает его ладони в своих. Саманта ловит его взгляд своим и с тёплой улыбкой произносит: — Я люблю тебя, Стюарт. И буду очень ждать нашей встречи.
[indent]Оказываясь одна, она едва слышно плачет, не думая о том, что подумает о ней водитель. Саманта упирается лбом в прохладное окно и прикрывает дверь; казалось бы, где грустно? Она ловит себя на мысли, что давно чувствовала так много всего одновременно, находясь рядом с человеком. И пусть впереди её ждёт некоторое количество дней в разлуке, она знает: следующая их встреча будет наполнена совсем другими эмоциями. Сильнее, ярче и счастливее.


С П У С Т Я  П О Л Т О Р Ы  Н Е Д Е Л И


[indent]Все радостные воспоминания, которые Саманта наловила словно многоцветных бабочек в свой сачок, схлопываются в момент, когда вся её прежняя жизнь, оставленная в Токио, рушится кирпич за кирпичом. Слишком драматично вкладывать в одного человека столько смысла? Дугалл с вами не согласится. В её коммуникаторе десятки неотвещенных звонков, ещё столько же сообщений и абсолютно нулевая информация о таком человеке, как Домфри, что уж говорить о Стюарте Лапьере.
[indent]Будто его никогда не существовало.
[indent]У неё даже не выходит притвориться наивной, тут же заподозрив неладное; будь она в другом состоянии, смотри на ситуацию абстрактно, возможно и вовсе смогла удивиться, насколько долго ему удалось водить её вокруг пальца. Как давно он планировал это? Сколько времени прошло с того, как ему в голову впервые пришла эта мысль? [float=left]https://i.imgur.com/f453Npk.gif[/float][indent]
[indent]Она хмурит брови, сжимая в кулаках ремень от своей сумки сильнее: если смотреть на их разговоры сквозь призму сухих фактов, то он говорил о её благополучии без него с самого первого дня их отношений; Саманта думала, что он передумал и понял, что для девушки это ничего не значило. Они вместе, друг за друга, это не ему решать, как ей распоряжаться своей жизнью! Как долго он бы играл с ней?
[indent]Сердце девушки сжимается от одного осознания, что если не Тао и его глупый вопрос, неизвестно, как долго она оставалась бы в неведении. С другой стороны, что это меняло? Дугалл без понятия, где он и что с ним. Находись она в том же состоянии, что и азиат, вовсе подумала бы, что Стюарт ей приснился; её лицо кривится в недовольную гримасу: прокололся! Что же не додумался накачать её наркотиками для пущей убедительности и тогда сбегать прочь?
[indent]В противовес уже сложившейся в голове картине, Саманта-то и дело пытается опровергнуть действительность. Что-то случилось, он попал в передрягу, ему нужна помощь; лучше она узнает, что это какая-то дурацкая шутка, чем её встретит холодная реальность: Стюарт Лапьер ушёл из её жизни, несмотря на все обещания.
[indent]Саманта опускает взгляд к часам, поднимается на ноги и поправляя шарф на своей шее, нервно переступает ступеньку за ступенькой. Над её головой — слегка мигающая, но яркая надпись, встречающая каждого своего будущего пассажира. Аэропорт Эдинбурга встретил её звонкими голосами и тёплыми объятиями родителей, а прощается промозглой погодой и оставленной, сам того не ожидая, дырой в её груди. Нет смысла винить город — она понимает это, но ничего не может с собой сделать, не в силах действительно указать пальцем в сторону Лапьера. Да и без какой-либо возможности.
[indent]Пока что.
[indent]Наблюдая за яркими огнями шотландской столицы, уменьшающиеся по мере набирания её самолётом высоты, Саманта то и дело крутит в голове вопрос проверяющего таможенника: «Цель визита?» — где только логика подтолкнула ответить ему о рабочей визе. Ложь или по крайней мере, далеко не приоритетное намерение. Неважно, как много сил ей придётся потратить, сколько пройдёт дней, недель или лет прежде, чем девушка сможет посмотреть ему в лицо вновь.
[indent]Саманта намеревалась найти Стюарта, чего бы ей это не стоило.
[indent]Она найдёт его.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

25


Т О К И О ,  3 0 5 3


[indent]Монотонный шум гудящей механики разбавляет едва различимые удары подушечек пальцев по тактильному стеклу на коленях. Стюарт спокоен. Пугающе спокоен, учитывая обстоятельства, но у этого роботического спокойствия есть свои преимущества — он не делает поспешных решений, он не позволяет эмоциям вставать на пути у логики, он не ошибается. Человеческая ошибка — вот он, вирус, способный погубить даже самый просчитанный план; посадить в клетку даже самых больших любимчиков судьбы.
[indent]Саманта бы с ним поспорила, но, учитывая как долго ей удавалось избежать её нынешнего положения, Стюарту тяжело не думать, что девушка родилась под какой-то извращённо счастливой звездой, не позволяющей ей умереть, как бы та ни пыталась. Целый год она кидалась лицом на вражеский огонь, и ради чего?
[indent]Указательный палец слетает с ровной траектории, промазывая мимо кнопки. Стюарт почти ругается вслух, но вместо этого лишь вдыхает и выдыхает, начиная заново. Он может притворяться сколько угодно, вычесть собственные эмоции из уравнения с Самантой и этой богом забытой дыры у него не получается даже год спустя. Впервые за долгое время он действительно боится за финал спасательной операции, о которой никто не просил, и в отличие от удачных дел из старых-добрых воспоминаний, повязавших его с девушкой и Тао, сегодня никто ему не поможет. До сих пор это казалось Лапьеру преимуществом. Увы, не сейчас.
[indent]Шуршание подушечек пальцев останавливается, и секундой позже плотная железная дверь издаёт побеждённое шипение, приоткрываясь на полсантиметра. Стюарт улыбается под маской, находя подчинение ему дверей забавным — ни одного промаха с момента, как он оставил своих последних напарников в Токио годом раньше. Планы идут ровно так, как он и задумывал; и если бы не свербящая дыра в груди, он бы начал задаваться вопросом почему не сбежал от них раньше. Ответ прячется там же, где и причина, по которой Лапьер находится здесь, вместо того, чтобы позволить Саманте Дугалл пожинать плоды своего беспробудного упрямства.
[indent]Сколько бы времени ни прошло, он не станет рисковать её сохранностью, ради урока, который девушка всё равно никогда не выучит. А ведь он дал ей столько времени...
[indent]Тишина продолжает царствовать в длинных тёмных коридорах старого завода, и только изредка в воздухе свистит что-то быстрое и смертельное, ухает что-то тяжелое, а затем цикл повторяется вновь. Если бы Стюарт заучивал формулы и уравнения с тем же рвением, с которым запомнил планы этих помещений, может быть, он бы не нашёл себя в образе ковбоя из будущего, отстреливающего сонную охрану, как банки на заднем дворе. Впрочем, едва ли ему есть дело до их семей, мечт и надежд, обрывающихся под бесшумную вспышку огня, следом за которой наступает вечный сон.
[indent]Стюарт сверяется с часами несколько раз и, заворачивая за очередной угол, резко останавливается. На месте. В последний раз он находится к Саманте Дугалл так близко около года назад, и несмотря на очевидную бесполезность этого наблюдения, Лапьер теряет свой беспристрастный запал машины с человеческим телом. Да, она не узнает его за этой маской без единого упоминания о старых татуировках на костяшках пальцев, но он узнает её. Он будет стоять напротив неё и делать вид, будто не имеет к ней никакого отношения и вызволяет её, вероятно, за щедрую сумму денег влиятельного дяденьки, которому приглянулась бесстрашная Джинкс.
[indent]Как бы она удивилась — если это слово можно использовать в данном контексте — если бы знала кто тот «влиятельный дяденька», скрывающийся за её сегодняшним освобождением.
[indent]Стюарт больше не мешкает, рвано вдыхает и, застыв с поблескивающим в плохом свете планшетом на десяток секунд перед дверью, убирает последнее препятствие между Самантой и свободой. Его сердце пропускает удар, стоит железной конструкции неспешно открыться. Рыжая макушка бросается в глаза первой — ни капли не поменялась. А затем он видит её изнеможённое бело лицо, просевшие скулы и яркие синяки под глазами, и секундное ликование сменяется ощутимым уколом в подреберье. Прежде чем он откроет свой рот вопреки обещанию молчать, Лапьер делает уверенный шаг внутрь, вытаскивает второй пистолет и кидает его двум огромным глазам, ошеломлённо смотрящим на две точки и скобочку, горящие на его маске вместо лица.
[indent]— У нас мало времени, следуй за мной, — обращается к Саманте негромкий женский механический голос, напоминающий автоответчик.
[indent]На маске загораются две крышки домиком. Давая девушке пару секунд на осмысление, Лапьер делает два широких шага назад и встаёт посреди коридора, внимательно вслушиваясь в происходящее в округе. Ни души. И всё же он предпочитает никогда не доверять преждевременному успеху. Тем более теперь, когда всё, на чём может концентрироваться его слух, это шаги  и дыхание Саманты Дугалл за его спиной.
[indent]Стюарт делает полшага и рваным движением задирает руку в воздух, выстреливая в следующую секунду. А вот и остальные гости, опоздавшие на вечеринку.
[indent]На каждый возглас, на каждый неровный шаг и грохочущий выстрел, сердце Лапьера сжимается, норовя остановиться, но он слышит неровное дыхание Саманты и продолжает двигаться по уже пройденному пути. Стоило ожидать, что обратно они не вернутся с той же простотой, с которой попал сюда Стюарт, и всё же он умудряется найти изъян в своих расчетах. Что и стоило доказать. Он не может функционировать нормально, когда на его плечах лежит ответственность не только за него одного.
[indent]Указывая на последний поворот жестом, он дергает Дугалл за локоть и выпихивает их наружу, захлопывая выход уверенным ударом каблука от армейских ботинок. Он преодолевает последнюю сотню шагов от складов до едва различимого в ночи силуэта летающего автомобиля перебежкой. Дожидаясь, когда Дугалл окажется внутри, он хлопает пассажирской дверью и, отдавая команду на пульте управления, заводит машину. Остаётся надеяться, что девушка не станет выбивать окно с ноги и послушается систему управления, обещающую отвезти её в безопасную точку.
[indent]Не переводя дыхания, Стюарт срывается за ближайшую стену, укрываясь от выскочивших на улицу фигур. Прежде чем он  отключается от шумящего разума, мужчина проглатывает отчётливую мысль, оседающую в его легких: впервые за год он собирается нарушить данное себе обещание и встретиться с ней вживую.
[indent]Может, и хорошо, если Саманта выломает лобовое стекло в его машине и сбежит, испугавшись, что её спаситель — на самом деле очередной волк в овечьей шкуре. Он, так или иначе, узнает это только тогда, когда выберется отсюда. И больше Стюарт свою голову не слушает.


blood in the water, my love


[indent]Стюарт двигается медленно, выверяя свои шаги хирургически. Он не боится — он знает, что здесь он в безопасности. Физической, уж точно. И даже если Саманта Дугалл догадалась кто именно превратил этот подвал в собственный дом, он смеет надеяться, что она не станет расстреливать его со входа тем же пистолетом, который он отдал ей несколько часов назад — по крайней мере, раньше бы она так делать не стала.
[indent]Его неторопливость — попытка успокоиться перед тем, как Лапьер будет вынужден столкнуться к ней лицом к лицу без защитного слоя в виде загорающихся цветных смайликов на лице. Казалось бы, зачем? Что мешало ему высадить Дугалл посреди города, оставив девушку в неведении, как и делал весь последний год? Стюарт морщится от одной мысли, что в глубине души он знает ответы на шумящие в ушах вопросы и намеренно не признаётся в них даже себе.
[indent]Прислушиваясь к происходящему внутри помещений, он идёт на звук кого-то живого и, замечая искомую фигуру Саманты, встаёт столбом в проходе. Лапьер не дергает маску с лица, неподвижно наблюдая за переменами в лице Дугалл. Что ж, она определённо не собирается раскроить ему череп в ближайшие пару секунд — уже победа. Мужчина громко вздыхает, с трудом справляясь с разгоняющимся пульсом, заставляющим голову гудеть и кружиться. Внутренняя паника кричит ему развернуться и выйти отсюда немедленно, но вместо этого Стюарт начинает говорить уже знакомым ей механическим голосом:
[indent]— Я даже не хочу знать в какой момент остаться в подвале человека в электронной маске, — его рука тянется назад, расстёгивая замочки за макушкой один за другим; Лапьер перехватывает падающую маску свободной ладонью и продолжает говорить своим голосом, — показалось тебе безопасным решением. В то же время, пару часов назад ты сидела в чьей-то клетке, так что кого я, собственно, спрашиваю, — прослужившая ему целый год броня остается у Лапьера в руках, и чистое от темных рисунков лицо встречает глаза Дугалл выдавленной с трудом спокойной улыбкой.
[indent]— Здравствуй, Сэм.
[indent]Помещение погружается в размеренное гудение компьютерных блоков.

26

[indent]Дугалл издаёт едва слышное мычание, тут же шумно закашлявшись. Она давно потеряла счёт времени: когда был последний раз с момента, когда ей подталкивали миску с хоть какой-то едой? Или водой? Сэм хмыкает себе под нос, опираясь головой о холодную металлическую стенку. Санаторий десять из десяти.
[indent]Она даже не знает, что от неё хотят. Явно не смерть: давно должны былы бы отделить её рыжую голову от шеи, чтобы не рисковать своим положением. В конце концов, у неё была своя репутация. Было бы глупо оставлять её в живых без причины.
[indent]Однако если всё же это — конец... сползая в более удобное положение, подтягивая под себя ногу, — она переводит взгляд на крупные, но бестолковые вмятины на металлической стенке, разочаровано выдыхая — Сэм закрывает свои глаза. Умереть сейчас было бы такой большой потерей.
[indent]Она ведь так и не нашла его. Стюарт Лапьер даже спустя год оставался будто бы плодом её воображения. За год — ничего. Разве только... Нет. В этом мире было слишком много людей, схожих мотиваций и похожих идей. Отдельные личности, о которых ей удавалось прочитать мимоходом между собственным расследованием, не могли оказаться Домфри. Она знает, что это — попытка её разума найти ответ как можно быстрее, чтобы, наконец-то, отпустить его. Так легко Саманта не сдаётся. Даже самой себе.
[indent]Она практически отключается, уходя в полудрёму на привычном для себя немом вопросе: где же он? Что делает? Забыл ли он о них? Сэм и сама не связывалась с Тао последние полгода, а с момента, когда друг прервал попытки найти Лапьера вместе с ней прошло ещё и больше месяцев. Думал ли о ней? Обхватывая себя руками в попытках немного согреться, девушка знает — даже если физическое тепло найдётся, то душевное состояние Дугалл никогда не станет прежним.
[indent]Не до тех пор, пока она не дойдёт до своей цели.
[indent]Саманта резко поддаётся вперёд, стоит проснуться звукам со стороны металлической ограды от внешнего мира. Ей бы уже начинать вскакивать на ноги, принимать боевую позу и пытаться проникнуть наружу, но Дугалл не находит ни сил, ни возможностей. Вот он минус быть человеком: стоит тебя лишить еды и воды, и кто ты?
[indent]— Ну что, ещё не пришло время для... — саркастичное «освобождения» — явно не оказывается договоренным, оставаясь в голове Сэм. Она знает его. Не так близко, явно никогда не встречаясь вживую, но отдельные форумы с темами о не раскрытых личностях давали ей пищу для размышлений в моментах, когда голова не была забита насущным. Человек в маске очевидно не выглядит опасным, но Сэм всё равно насупливает плечи, продолжая таращиться на него удивлённо и с толикой непонимания. Вместо представления — пистолет в руки. Вместо причин появления здесь — указ двигаться. Ещё и эти тупые смайлики на маске, вынуждающие её сузить глаза в узкие щелочки. Инстинктивно она поднимается на ноги, сжимая холодный металл между пальцев покрепче.
[indent]— Да кто ты, чёрт побери, — издаётся у него за спиной прежде, чем резкий звук выстрела прозвучит в воздухе. Она-то и рада покинуть эту дыру без попыток узнать, кто её спаситель, — если это миссия спасения, разумеется — но ей бы хоть немного понимать, в каком они положении. Раздающиеся тут и там треск, падающие на пол гильзы, последние вздохи и вскрики людей: после долгого прибывания наедине со своей головой проснувшийся вокруг мир, явно без оптимизма принимающий её обратно, выглядит не лучше картинки блокбастеров. Только вот проблема: от того, как она будет действовать, как чётко наводить пистолет и отжимать курок зависела её жизнь.
[indent]— Ты, блин, хоть что-нибудь скажешь мне? — в неё летит очередное осуждение на маске после третьего или четвертого вопроса в перерывах между их бегом, — Ну да, пошла я нахер, — Дугалл сдаётся, бурча себе под нос что-то вроде: «Душнила». Её сердце явно забивается быстрее, когда на горизонте появляется выход и несмотря на давно сбитое дыхание, колящий бок и открывшиеся под потрёпанной одеждой раны, Саманта бежит до машины на всех парах.
[indent]— Нет, — шепчет она под нос, когда понимает: она здесь одна, — Нет-нет-нет, ты издеваешься! А ну вернись! — Тоже самое, что говорить со своей рукой. Она была бы сговорчивее. Машина что-то ей объясняет, успокаивая, но Сэм лишь отмахивается рукой, тяжело вздыхая; последний раз стукнув ладошкой по стеклу, ей ничего не остаётся, кроме как смириться.
[indent]По крайней мере... она усмехается, мягко ударяясь головой о подголовник. Что там когда-то сказал Стью? Целованная госпожой Удачей. Этого девушка ещё не была лишена.


— the end of the world isn't far enough to hide


[indent]Саманта хлопает себя по щекам, не давая усталому организму впасть в спячку после резкой встряски. В очередной раз она окидывает взглядом комнату, наполненную компьютерами, утыкаясь взглядом в последнее сообщение на поблёскивающем мониторе, посылающем её куда подальше. Она хмурится, из-за соломинки наполняя комнату звуками последних остатков жидкости в пластиковом стаканчике, успев немного похозяйничать: разбросанные мази по столу и явно меньшее количество бинтов в аптечке, надкусанные полуфабрикаты и выпавшие из упаковки орехов скорлупки. Ей нужно выяснить, кому принадлежит эта комната и девушка уже делает шаг вперёд, чтобы предпринять новую попытку для подключения.
[indent]Звуки за спиной вынуждают её остановиться и резко обернуться, заводя руку за спину. Однако на губах тут же вспыхивает кривая усмешка, а сама она дёргает подбородком, более не пытаясь схватиться за пистолет:
[indent]— Оно не сдохло — хороший знак, — от того гнева, который девушка испытывала усевшись в машину, кажется не осталось и следа. Неожиданно она даже чувствует облегчение за живность нового знакомого. Но было ещё пара вопросов... и ей не стоит оставлять свою бдительность без присмотра.
[indent]Её сердце замирает, а лёгкие будто бы наполняются свинцом, вынуждая её приоткрыть рот, делая глубокий вдох. Глаза Саманты широко раскрыты, а тело напрягается так, будто готовое в следующий миг лопнуть. Стюарт Лапьер. Она моргает несколько раз. Нет, это точно не бред сумасшедшего, сон или мираж и даже без разлитых в чернильные рисунки татуировок она не перепутает мужчину ни с кем другим. Во взгляде её проскальзывает проблеск радости; она — человек, наконец увидивший что-то давно потерянное, но оставшееся в сердце. За долю мгновения она пропускает сквозь себя воспоминания. Их моменты.
[indent]«Мы скоро увидимся».
[indent]— Ах ты сучий потрох! — громкий крик Саманты разносится по помещению яркой вспышкой. — «Здравствуй, Сэм?» — ты охуел, Лапьер? — она отступает на полшага, только для того, чтобы разогнаться и в несколько шагов преодолеть расстояние между ними, от наполняющей её до краёв обиды толкая мужчину в грудь, — Ты бросил меня. Ты бросил меня! — не останавливаясь, Дугалл снова наступает, перехватывая плотный материал его одежды в свой кулак, — Что за херню придумала твоя башка? «Теперь, когда она меня любит и хочет быть со мной, будет лучше, если я свалю в туман?» — пошёл ты нахер, Стюарт! После всего, что между нами было, всего, что ты знал и видел, ты, — свободной рукой Сэм вновь тычет его пальцем в грудь, — Как ты посмел поступить так со мной! Думал, я забуду? Что, перестану любить и выброшу всё на помойку? Хрен тебе!
[indent]Насилие здесь не поможет. Да и с каждым произнесённым словом и секундой ей всё меньше хочется по-настоящему надрать ему задницу: что толку, если это ничего не изменит? Девушка смотрит прямо ему в глаза, продолжая раздувать от злости ноздри, а от того, как резко та дёргала головой, на её лоб упали длинные рыжие пряди. Было бы глупо пытаться прибить его [float=right]https://i.imgur.com/mclLBLH.gif[/float]здесь, навсегда потеряв; поиски Саманты длиной в год были не для этого.
[indent]— Я искала тебя. Я искала тебя месяцами не зная, жив ты или мёртв. В опасности или болен. Не имея ни малейшего понятия где ты, что с тобой и как ты существуешь. Иной раз у меня терялась надежда, что я найду тебя, ты понимаешь это? Нет. Тебя будто бы... никогда не существовало. Я казалась себе сумасшедшей! И я всё равно, — пальцы Дугалл на его одежде медленно разжимаются, пусть и остаётся едва напряжённым кулаком на его груди, по итогу расползающийся в раскрытую ладонь. Он живой: девушка чувствует подушечками пальцев едва ощутимое ей сердцебиение. С первого дня Сэм существовала с постоянным чувством тревожности. То была не просто тоска по любимому — это настоящий животный страх за его жизнь. Она хмурит брови, бросая взгляд вниз к их ногам, чтобы вернуть его обратно, — Продолжала. Ты... обещал мне, что мы будем вместе.
[indent]Отступая на полшага, Саманта обхватывает себя за локти, впиваясь ногтями в разгоряченную кожу вместе с этим прикусывая внутренний край губы. Она не будет слабой. Не будет плакать. Тихо чертыхаясь, делая глубокий вздох, Сэм дёргает взгляд от него к потолку, издавая тихое:
[indent]— Что я тебе плохого сделала?

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

27

[indent]Находиться с ней в одной комнате спустя год куда тяжелей, чем он мог себе представить. И дело далеко не в кривящемся в гневе лице Саманты, заставляющем воздух в комнате наэлектризовываться. Называйте его мазохистом, Стюарт рад даже её яростному настрою. Вопреки здравому смыслу, мысль, что он всё ещё злит её, успокаивает тихий шёпот внутреннего голоса, рисующий картину выходящей в дверь Дугалл, стоит ей разгадать личность своего спасителя. Нет, кажется в дверь выйдет он. Не выйдет, а вылетит. Или ему кажется, что уверенные девичьи шаги норовят продолбить в полу дырку вовсе не из-за того, что он следующий на очереди?
[indent]Ответ приходит вместе с твердым толчком грудь, от которого Стюарт пошатывается, но не двигается назад. Совсем страх потерял. Впрочем, ему как-то не представить, что Саманта Дугалл сейчас вытащит подаренный ей пистолет из-за пазухи и пробьёт в его лбу дырень. Он точно опешит — и это, если думать об этом литературно.
[indent]To die by your side is such a heavenly way to die. Лапьер не вспомнить где и когда слышал забытую временем песню — сделаем ставки на виниловую библиотеку его генетических родителей — но отчего-то последняя начинает звучать издевательским фоном где-то на подкорке мозга. Он, действительно, слишком мало разговаривает с людьми в последнее время, раз думает об этом сейчас. Хотя Саманте достаточно заорать, что есть мочи, и всё внимание мужчины переключается на источник его подозрительно близкой смерти.
[indent]— Добрый вечер... Саманта Дугалл? — оглядываясь куда-то себе за спину в поисках несуществующего окна, отзывается он раньше, чем успевает подумать о том, насколько девушка в состоянии воспринимать всё, как неудачную шутку Вселенной.
[indent]Впрочем, желание разрядить обстановку своим искромётным юмором пропадает в Лапьере в секунду, когда предложение сходить нахер сменяется списком того, что он действительно сделал. Словно набитая песком кукла, он внимательно смотрит на неё, изредка сотрясаясь от влетающего в грудь пальца или попыток Саманты порвать на нём майку. Смеяться ему больше не хочется. Не хотелось и в самом начале, но защитные механизмы организма не победить.
[indent]Стюарту становится не по себе от мысли, что, возможно, своим вальяжно-непринуждённым появлением он сделал только хуже. Он не преследовал цели добавить Саманте переживаний сверху того, что ей пришлось пережить с его доброй подачи. Как не стремился причинить ей ту боль, с которой Дугалл справлялась в одиночестве все эти месяцы. У него не было другого выбора — так он думал тогда и, возможно, верит в это до сих пор. Что не мешает Лапьеру чувствовать свою вину и жгучее желание избавить её от этого любым способом.
[indent]Знать бы как. Увы, всё, что мужчина понял за ушедшее от них время — ему не подобрать правильный ключик, сколько бы Стюарт ни пытался.
[indent]Он слышит её, но то ли от стыда, то ли от непривычки ощущать чужое тепло так близко, Лапьер уставляется на врезавшуюся в его грудную клетку ладошку и неизменно молчит, давая ей возможность выговориться. Изредка его брови дёргаются к переносице и вновь расслабляются — теперь, когда его лицо не покрыто черной краской, различать микроэмоции куда проще. От этой мысли ему становится не по себе, будто Саманта Дугалл теперь прочитает его насквозь и наконец разглядит какой он на самом деле человек; тогда она точно выйдет в дверь, не оборачиваясь. Почему он так хочет, чтобы она продолжала орать на него, если это будет значить, что Дугалл не уйдет?
[indent]Он не проговаривает очевидное в безопасности собственной головы только потому что ответ слишком прост, чтобы вообще о нём думать.
[indent]Продолжать любить. Брошенные в сердцах слова причиняют ему столько же боли, сколько извращенного удовольствия. Он не имеет никакого морального права радоваться тому, что Саманта Дугалл до сих пор не поставила на нём жирный крест, но не может обманывать самого себя. Это одновременно лучшее и худшее, что ему доводилось слышать в своей жизни. Он бы всё отдал, чтобы она сказала о своей любви в прошедшем времени, и больше всего на свете хотел, чтобы этого никогда не случилось по-настоящему. Делает ли это его нездоровым? Поссорившимся с головой? Стюарт никогда и не претендовал на эталон адекватности и светлости разума.
[indent]— Ты не сделала мне ничего плохого, Сэм, — еле слышно обращается к ней Стюарт, борясь с желанием кинуться прочь и навстречу одновременно.
[indent]Она выглядит такой хрупкой, изнеможённой от нескольких суток в чёртовой клетке тех, о ком уже никто не вспомнит, и от того, что сделал с ней Стюарт. С трудом Лапьер останавливает свой порыв стиснуть её в объятьях, но всё же делает полшага навстречу, возвращая их на исходную точку.
[indent]— Зачем? — безнадёжно выдыхает Стюарт, — Зачем спустя столько времени ты искала меня? Неужели ты не могла взять всю ту злость, с которой ты пыталась проткнуть во мне дырку пять секунд назад, и направить её на нечто более полезное, чем поиски меня? — он задаёт вопросы, не нуждаясь в ответе.
[indent]Она рассказала ему свои причины минутой раньше. Нет, она рассказала их ещё год назад, но тогда Стюарт не осознавал насколько упрямой может быть нездоровая любовь Дугалл к разному роду человеческого дерьма. Что? Разве это не правда? Будь она хоть немного целостней, она бы выжгла всякое воспоминание о моральном уроде, посмевшем наобещать ей золотые горы и свалившем в закат при первой возможности.
[indent]Вместо того, чтобы стоять и сдерживать слёзы, как будто просто обидел её, а не сделал худшее, что могло прийти кому-либо в голову, зная её так хорошо, как знал Лапьер.
[indent]— Почему ты просто не осталась дома? Тебя ничто не держало здесь, среди всей этой параши! Из всех нас ты — единственная, кто ввязалась во всё это дерьмо не по своей воле. И тогда, когда у тебя появилась возможность делать со своей жизнью всё, что тебе вздумается, ты сделала что? Вернулась в старое любимое болото? — по комнате расходится раздражённый вздох.
[indent]Стюарт скрещивает руки на груди и резко качает головой в несогласии.
[indent]Ей словно нравится страдать. Из-за него, из-за мира, из-за влетевшей в задницу пули. И кто ещё из них больший мазохист, если из одного «рабства» Саманта Дугалл принялась искать новое и была бы успешна в своих попытках, не наблюдай за ней Стюарт всё это время.
[indent]— Да, я думал, что ты возненавидишь меня и вернешься домой! Месяц, два, три. Когда-нибудь твоё чувство собственного достоинства должно же было взять верх. У кого угодно бы взяло. Но нет. Саманта Дугалл лучше сдохнет, чем будет как все, — он то ли смеётся, то ли прокашливается, обходя девушку стороной и продолжая чеканить словами, — Если бы я не продолжал следить за тобой, что бы ты делала сейчас? — хлопая ладонями по бедрам, оборачивается к ней Лапьер, — Вляпалась бы в очередной пожизненный контракт? И это в лучшем случае, — трясёт головой мужчина.
[indent]Она продолжала любить его, а он её, ужасаясь упрямому стремлению Саманты уничтожить свою жизнь под корень изо дня в день. У Стюарта была цель. У неё? Суицидальные замашки налицо.
[indent]— Скажи мне, у тебя какое-то неисследованное подсознательное желание смерти? — начинает он тихо, но будто по щелчку пальцев Стюарт меняется в лице, покрываясь багровой краской, и кричит так, как не кричал никогда: — Почему, блядь, ты просто не можешь сделать мне одолжение и прожить счастливую долгую жизнь, не пытаясь самоубиться при первой удобной возможности? Почему тебе это так сложно? — его голос надрывается, вынуждая Лапьера замолкнуть и уставиться на неё блестящими глазами.
[indent]В комнате повисает свистящая в ушах тишина, и только его громкие вдохи-выдохи, доносящиеся до его внимания, напоминают Стюарту о том, что он не лишил себя слуха истошным визгом секундами раньше. А он думал, что не вспомнит каково это — чувствовать так много и сразу. Хватило парочки минут в компании больной на всю голову Саманты, и он больше не может отличить здравый смысл от заразного безумия, отравляющего его мысли.
[indent]Лапьер так и остаётся пялиться на неё широкими глазами, дыша, будто загнанный в угол кролик. Сказать ему больше нечего. И даже если бы было... вряд ли найдётся чем.

28

[indent]— Не похоже, — она упрямится с горчащим во рту приступом обиды. Она одновременно и боялась узнать правду и требовала её. Представляла в голове десятки сценариев, чтобы попытаться быть подготовленной к тому, что девушку ждёт. Опуская наполняющиеся слезами глаза к лицу мужчине, наспех стараясь утереть уголки и не поддаваясь эмоциям до конца, она поджимает губы, совсем неслышно хмыкнув. Сэм понимает: обещания могут быть нарушены и никаких магических контрактов не существует. Плевать ли она хотела на это? Ещё как. Поклялся на мизинчике — значит выполняй.
[indent]Что в таком случае делают? Краем глаза она смотрит ему за спину, в тёмный проход, что мог бы стать для неё... она хмурится. Свободой? Она не просила. Осознанным разочарованием в жизни  от знания, что Лапьеру была безразлична её судьба?
[indent]Он явно не похож на человека, которому до звезды. И это полностью приковывает её взгляд к мужчине, разве что переступая с ноги на ногу в нетерпении.
[indent]— Затем? Лапьер, ты оглох? — вылетает из неё c вздёрнутыми вверх бровями и вымученным смешком. Её ещё больше начинает злить, что мужчина задаётся абсолютно бестолковыми в её понимании вопросами. Она даже украдкой смотрит на компьютеры, будто бы в дилемме, не они ли высосали из него весь интеллект.
[indent]Однако со всем своим упрямством... если хорошенько вспомнить, каким образом всё закрутилось в доме Ноэль, Сэм пришлось практически сломать его, чтобы несговорчивый Стюарт поменял своё мнение — сюрприз-сюрприз: никогда его не изменял — и признался ей в своих чувствах. Это она не права? Навязала ему себя, свои чувства и желание быть с ним, в то время, как мужчина поддался просто из-за человеческого инстинкта? Она прищуривается, должная проглядеть в нём тот образ главного злодея, который только что придумала. В таком случае, ему не в специалистов по взлому, а в театр.
[indent]— Ах ничего не держало? — вспыхивает она очередным пламенем в заднице, сходя с места и несколько раз отшагивая то в одну сторону, то в другую, — Хватит разговаривать со мной, как с тупой! Гений, что же ты не бросил своё дело жизни и не отправился со мной выращивать цветы на подоконнике и ухаживать за чёртовой золотой рыбкой? Глядишь, попросил бы хорошо и исполнит все твои желания! — слёзы в уголках глаз высыхают вмиг: он ещё и раздражается на неё, злясь за её поступки! Спасибо за раскрытые руки и крепкое объятие?
[indent]Она ведь только этого и просила от него сейчас. Ей хотелось, чтобы мужчина перестал стоять столбом и пытаться выдавить из неё хоть какие-то объяснения: разве по ней не понятно? Все эти риторические вопросы — бесполезная трата их времени! Конечно, если причина в том, что он ничего к ней не испытывает и в гробу видел Саманту Дугалл... она на секунду замирает.
[indent]Смогла бы она уйти?
[indent]— Я вернулась за тобой! — наморщив лоб и явно теряя терпение, продолжает крутить свою шарманку девушка. — Обнаружила тебя? Хер там был! — Лишь старые переписки, ставшие её маяком в сомнениях, не оказалось ли всё происходящее — выдумкой.
[indent]Несмотря на то, что слова Лапьера больно ударяют в подреберье, Саманта дёргает плечиками вверх. Он может говорить всё, что угодно, уповать на её низкую самооценку или разбитое состояние, созданное посредством её бедного семейного очага, взросления или напастей, случившихся на её пути. Ему ли рассказывать о самоуважении, когда...
[indent]— Что ты сказал? — следом за тем, как Стюарт передвигается, девушка меняет и своё месторасположение, резко оборачиваясь. — Ты хочешь сказать... всё это время знал, где я и не предпринял ни единой попытки со мной связаться?
[indent]Дугалл неожиданно пошатывается, находя себе опору в тумбочке. Несколько вытащенных пластырей будто снежными хлопьями спадают на пол, но девушка совсем не обращает на такую мелочь внимания. Ей было что ответить, но вместо всех слов, которые крутились на кончике её языка, рывком она вдыхает и выдыхает; взамен на то, чтобы прекратить её минуты отчаяния и кошмары наяву, он решил, что будет лучше дать ей время забыться, но при этом не прекращая существовать рядом своего рода ангелом хранителем? От несправедливости Сэм прокусывает губу и сжимает кулаки так сильно, что в местах от ногтей появляются красные полоски, сдвигаясь с мёртвой точки.
[indent]— Меня кто-нибудь... — она замолкает в ту же секунду, отдёргиваясь от пробивающего ушные перепонки крика Стюарта.
[indent]Она не хотела умирать. Ни когда над ухом свистели пули, ни когда она чуть-чуть и готова отрубиться от очередного удара в живот с такой силой, что летят искры из глаз. Её посадили в клетку и морили голодом, вынуждая дожидаться своей смерти и даже тогда Саманта не ждала её, как старую подругу в кофейне, которая что-то припаздывает. Он прав: у неё действительно было много шансов заиметь спокойную жизнь, проживая год за годом без мыслей, что сегодня кто-нибудь решит устроить ей тёмную ради горстки данных; напомнит, что Сэм — всего-то крупица в информационном море, ничего не стоящая и явно одна из тысячи таких же девушек, бестолково существующих в этом мире.
[indent]Она бегает взглядом по ставшему таким родным и близким сердцу лицу Лапьера, ощущая стягивающее всё нутро чувство: ей не приходилось видеть его таким ни разу. Браво, Джинкс? Одно дело — ломать людям пальцы, вынуждая их давиться слезами от боли, а другое — растаптывать все их попытки спасти чей-то зад в противовес своим желаниям. Она делала ему больно и это отдавалось тонкими заслуженными иголками, пронизывающие её собственное тело.
[indent]Да только что Сэм могла?
[indent]Ей бы облегчить задачу, оставить всё как есть по просьбе мужчины, больше не высовываться наружу и тем самым дать ему выдохнуть. Дугалл понимает, что он чувствует. Все те вопросы, которые он задавал и задаёт ей сейчас накладываются и на него самого, но Саманта знает — Стюарт никогда не остановится. Владея возможностями на спокойный путь или счастливую жизнь, он никогда не выберет последнюю.
[indent]В конце концов, до тех пор, пока власть только у одного, для остальных не будет свободы.
[indent]— Нет всё, помолчи, — её голос переходит на полушепот словно ей не хочется нарушать и без того получившее сполна гудящую комнату. Она несколько раз моргает, прогоняя стекленеющий взгляд и смотрит на него, явно высказавшего ей уже всё, что хотел. Её ход.


LIFE IS OURS, WE LIVE IT OUR WAY
ALL THESE WORDS, I DON'T JUST SAY

nothing else matters


[indent]Зияющая за спиной темнота от прохода наружу оказывается всё дальше — это Дугалл делает уверенный шаг за шагом по направлению к мужчине, но в отличие от прежних попыток пересечь пространство в желании прилепить его голову к стене точным ударом ноги, делает это многим спокойнее. Девушка не останавливается и тогда, когда меж ними остаётся пара сантиметров, ткнувшись в него лицом и крепко обнимая его, сцепляя руки за спиной мужчины.
[indent]— Потому что я люблю тебя, Стью и не тебе решать, как я должна жить. У меня никогда не было бы такой жизни, какую ты выбрал для меня. Я крест поставлю, чем признаю, что нам не суждено быть вместе и ты это знаешь: зачем иначе ты здесь, Стюарт? Почему вместо того, чтобы продолжать скрываться меня, ты показался?
[indent]Счастливая и долгая, верно? Первое пропадает потому, что рядом с ней не было бы Лапьера, второго... она искала его год, вряд ли остановилась бы и после. Жаждала увидеть вновь, убедиться, что мир не так жесток к ним и у них ещё есть время. Услышать его издевки. Наблюдать за серьёзным выражением лица, пока тот клацал по клавиатуре. Вслушиваться в его дыхание перед сном. Увидеть его кроткую улыбку. Почувствовать прикосновение самого близкого для неё человека в жизни. Саманта расслабляет хватку только для того, чтобы поднять на него полные слёз глаза, не обращая внимание на неприятное покалывание на лице от обжигающихся солью ран.
[indent]— А теперь слушай меня, Стюарт Лапьер: единственный бессрочный контракт, который я уже заключила — это с тобой, так что ты либо учишься жить со мной заодно, либо мы погибнем по одиночке. И пропадать не советую: только хуже будет, потому что у меня, кажется, есть методы по вызову твоей несносной задницы прямо к себе. — всхлипывая и стараясь говорить чётко, она, со всей осторожностью и мягкостью, поднимает ладони к его щекам, пытаясь натолкнуть его на свой взгляд. — И мне куда страшнее без тебя, чем рядом, раз на то пошло, так что одолжения ты мне вообще не сделал... Я... Я не знаю, Стью, когда мы сделаем последний вдох в этой жизни, но я умоляю тебя, — ей приходится едва подняться на цыпочки, оказываясь с ним лицом к лицу и касаясь его носа своим, с замирающим сердцем, спрашивает: — Мы можем теперь прожить до него вместе?

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

29

In the darkest dark, I thought of you as if I were listening to the pulse of being,
Rebecca Seiferle, The Profane, The Miraculous Hand

[indent]В другой Вселенной он бы обязательно выбрал её. Сбежал бы на богом забытый край земли, крепко накрыв глаза ладонями, и дожидался конца света в блаженном неведении того, когда тот планирует настать. В глубине души Стюарт знал — так, наверное, было бы правильно. По-книжному. А на деле? Сколько Стюарт себя помнил, он не мог отвернуться от убожества мира с той секунды, как открыл свои глаза. По-настоящему открыл. Там, где большинство выдрессировали рефлекс невидимых шор, Лапьер пялился туда, где плохо, с энтузиазмом закоренелого мазохиста. Он мог сколько угодно представлять себе иные версии их истории, в конечном итоге, в этой Стюарт Лапьер делал все неправильные выборы, и всё равно получал её верность в ответ.
[indent]Или зачем она всё ещё находилась здесь? Кричала, толкалась, топала ногами, делала всё возможное, чтобы подтвердить колющую Стюарта в подреберье истину — ей далеко не наплевать. Спустя год молчания — намеренного, в котором он ей признался мгновениями раньше — Саманта Дугалл неизменно любит его.
[indent]И что он, чёрт возьми, сделал, чтобы её заслужить?
[indent]Увы, на этот вопрос Лапьер способен лишь пожать плечами и оставить его без тщетных попыток разглядеть в себе видные одной Саманте достоинства. Найти изъяны у него бы вышло с большей простотой. Напрягаться не придётся — достаточно взглянуть на них сейчас. Он пытался оттолкнуть её, он сбежал так далеко и так надолго, что только воспоминания девушки служили доказательством его существования. Даже сейчас он ведёт себя и говорит с ней совсем не как человек сожалеющий о сделанных выборах, хоть немного сочувствующий тому, что девушке пришлось пережить.
[indent]Но он сочувствует и сожалеет. Если, конечно, сдавливающий мягкую шею невидимый жгут можно назвать побочным эффектом сочувствия и сожаления. А ведь он был убеждён, что никогда не стал бы жалеть о выданном ей шансе на жизнь без него; хватает одного бледного вида и нетвёрдого шага Саманты — он уже ни в чём не уверен. Всё, что Стюарт знает — он осознанно выбирал мучать её изо дня в день, чтобы в конечном итоге...
[indent]На этой светлой недодуманной до конца мысли рассудок Лапьера выдаёт поломку, вырываясь невнятным беспомощным криком наружу. Он может злиться, может поучать её, может разбиться в лепёшку — всё без толку. Она его никогда не услышит, а он не уйдёт от неё теперь, точно не сам — это Лапьер, как никогда ясно, и оттого чувствует себя абсолютно беспомощным, вынужденным врастать в землю в надежде, что та расколется надвое и проглотит его заживо. В трусливом припадке неминуемый конец всему выглядит куда привлекательней, чем неизбежное столкновение с результатом его решений. А последнее вот-вот врежется в него, раздавив насмерть.
[indent]— Зачем? Как будто я не знал что бы ты ответила, — отворачивая взгляд в сторону, Стюарт отвечает ей на порядок тише и замолкает в конец.
[indent]Прижимая тыльную сторону ладони к раскрасневшейся щеке, мужчина неподвижно мозолит моргающий огонёк процессора. Он пытается не думать о том, кем он выглядит в её глазах, о том, что за несколько лет знакомства Саманта Дугалл никогда не видела в нём больше эмоций, чем в ночь, когда они признались друг другу в чувствах, и сейчас, наверняка, не узнаёт в нём привычного ей Лапьера. А ведь дело не в том, что Стюарт не чувствовал их. Ещё как. Но выработанный годами рефлекс заглатывать их обратно, давясь, всегда был сильней.
[indent]Чем сегодня отличалось от любого другого дня? Легче ответить, чем не; и список окажется ничтожно краток.
[indent]Стиснув зубы, Лапьер готовится худшему, и пускай сознание мужчины не определяет этот сценарий до мельчайших деталей, разворот Саманты на сто восемьдесят и грузный хлопок двери выигрывают у той версии, где Дугалл остаётся. Он слышал, что она сказала: так или иначе, девушка не стремится вернуться обратно домой. Она не передумала в течении года, вряд ли что-нибудь изменится и сейчас. Если Саманта уйдёт, то не навстречу спокойной, беззаботной старости. Она уйдёт от него, от человека, который предал её, когда обещал защищать. Весьма заслужено, но разве объяснишь это сердцу?
[indent]Стюарт готов поклясться, что слышит отдаляющиеся шаги, и невольно напрягается в ожидании финального раската грома, однако вместо этого замечает неожиданный прилив тепла и в следующую секунду находит макушку Дугалл в районе своей груди. Миг Лапьер мешкает, рвано вздыхает и, сдавшись, падает лицом в её растрёпанные волосы, переставая даже пытаться остановить поток эмоций, закрытых на семь замков последние двенадцать месяцев. Неуверенно, словно Саманта хрустальная, он заводит ладони ей за спину и сначала аккуратно, а потом так крепко, как только может, прижимает девушку к себе. Сжав веки, мужчина едва подаёт признаки жизни, и если бы не шумящее сердце, было бы впору забеспокоиться не превратился ли Стюарт в камень. Нет. И несмотря на невольную попытку притвориться столбом, ему хватает сил сконцентрироваться на бормочущем возвращающем его к жизни голосе Дугалл.
[indent]— Потому что я больше не могу, — наконец выходит из него поражённым выдохом.
[indent]Не может бороться с ней. Не может надеяться, что она когда-нибудь передумает. Не может смотреть на то, как Саманта рискует своей жизнью в одиночку, и не вмешиваться в страхе выдать себя. Но, главное, он больше не может лишать себя единственного, что имело ценность в его жизни. Он пытался, он провалился и больше никогда не хочет пробовать заново — хватит с них.
[indent]Лапьер замечает копошение девушки и позволяет ей освободиться, встречаясь с похожими на его глазами. Увы, в нём не находится сил пошутить над комичностью их вида. Всё, о чём Стюарт способен думать, сходится к её признанию. Вопреки всякой логике и справедливости. Если бы его спросили, он бы никогда не поверил, что Саманта Дугалл способна любить его после всего, что он с ней сделал. Однако, как показал опыт, в вопросах жизненно-важных выборов его советы девушка ставила на последнее место. И, кажется, к лучшему.
[indent]— Нет, я не, — кривясь, Лапьер задыхается от собственных эмоций и, втянув воздух носом, качает головой в отрицании в надежде, что она поймёт: он больше никогда не оставит её и готов поклясться на крови, если это хоть на йоту вернёт мужчине её доверие.
[indent]Тяжело дыша, Лапьер вновь замолкает. Он прикрывает глаза, утыкаясь ей в лоб, и сосредотачивается на мягком родном голосе Саманты, заворачиваясь в него, как в безопасный кокон. Ему требуется время, прежде чем он находит в себе мужество взглянуть ей в лицо. Но стоит мужчине заговорить, он больше не пытается спрятаться от неё, смотря на неё прямым взглядом.
[indent]— Да, — перекладывая ладони ей на лицо, он кивает несколько раз, — Да, Сэм. Я буду с тобой столько, сколько ты мне позволишь, — чуть отстраняясь, он внимательно рассматривает стертые в памяти маленькие детали и продолжает говорить, — Я не знаю... откуда начать. Я понимаю, что извинения тут явно не к месту, но, пожалуйста, поверь мне, не прошло и дня, чтобы я не думал о тебе, не беспокоился за тебя. Я знаю, как безумно это должно звучать. Я не переставал следить за тобой, я старался оберегать тебя настолько, насколько мне было доступно, — шмыгая, Лапьер тянется к её щеке и осторожным движением убирает соленые дорожки от слёз большими пальцами рук, — Я, правда, верил, что поступаю правильно и делаю это ради тебя. Ради твоего будущего. Мне жаль даже не начинает описывать то, как я виноват перед тобой, Сэм. Я просто хотел... чтобы с тобой всё было хорошо, — роняя обе ладони ей на плечи, Стюарт пытается улыбнуться и сжимает её чуть крепче.
[indent]По комнате разносится тысячный вздох, следом за которым брови Лапьера сходятся на переносице, а лицо его покрывается налётом искреннего беспокойства.
[indent]— Ты права, Сэм, — устало хмыкая, бормочет мужчина, — Во всём. Я думал, что смогу скрываться от тебя столько, сколько потребуется, но... — он ловит губами воздух, впервые отводя взгляд прочь и тут же возвращая, — не могу. Не стану. Возможно, я сам себя обманул, когда пообещал себе следить за тобой ради твоей же безопасности. Возможно, в глубине души я надеялся, что... я не знаю на что. На это. На сегодня, — тяжело вздохнув, он роняет свою голову и, уткнувшись носом ей в висок, говорит уже шёпотом, — Я люблю тебя, Саманта Дугалл, и клянусь, что больше никогда тебя не оставлю. Даже если ты попросишь. Только через мой труп, — и пускай его голос чуть веселеет, его слова звучат совсем не как шутка — как клятва, которую Стюарт Лапьер никогда не предаст.

30

[indent]Возможно, она поступает неправильно за то, что прощает человека обманувшего её доверие так легко и быстро. Может, его стоило проучить, дать время подумать над своими ошибками, пусть хоть на время избавляя его общество от себя. Однако Саманта даже не пытается рассмотреть такого рода размышления в своей голове. Только настоящий глупец посчитает, что он того заслужил. Будто бы не оказался замучен собственными руками, не страдал вместе с Дугалл, даже имея в руках на пару козырей больше девушки. Ей хочется крепкого объятия — она его получает и не противится тому, чтобы вжаться в мужчину так сильно, как только может; ещё чуть-чуть и они как по-волшебству и вовсе станут единым целым, превращаясь в двуглавое чудовище.
[indent]Обворожительно.
[indent]Их маленькая война находит своё логическое завершение и Саманта даже не пытается скрыть своего вздоха облегчения, стоит в сознании осесть мысли, что он здесь. С ней. И это не какая-то шутка вселенной, которая подкинула ей реплику её мужчины, чтобы по итогу нажать на кнопку с пультом управления, лишая его всякого разума и направляя в сторону девушки транслирующие комедийную — не в представлении Сэм — передачу на камеры, ожидая её реакцию.
[indent]Даже если, пока что существующий на поверхности страх о том, что Лапьер может вновь пропасть бесстыдно в любой момент, и оправдает себя, пускай. Она пережила целый год без него, отправляясь на поиски с абсолютным отсутствием знаний, где его искать и каким образом. Оправдайся самый худший из сценариев, Стюарту стоит начать продумывать план по построению клетки, в которую бы тот посадил девушку на время: иначе каким ещё образом спастись от её гнева во второй раз? Он бы явно был страшнее. Сегодня Саманта даже не попыталась разогнаться, не в силах нанести ни моральную, ни физическую боль.
[indent]Может быть она и умела выдавливать людям глаза в критичных для своей жизни ситуациях, уж точно ей не хочется лишить взора самого Лапьера. Он и так не всегда знает, что делает, как же тогда будет идти истинным путём?
[indent]— Держитесь за ремни, потому что это до конца жизни, — она говорит совсем тихонько, пусть и не без вызова, тут же прикусывая язык, не желая перебивать его почём зря. Настолько непривычно было видеть его плачущим; ей бы пошутить: не татуировки ли лишили его эмоциональных оков? — однако она так и замирает не то с благодарностью в глазах, не то с желанием забрать все его переживания себе. Она выкрикивала на него свою обиду, а теперь не могла отогнать мысли от своего запоздалого сожаления. Посмотреть на них двоих и каждый хотел друг для друга только хорошего. Кто же знал, что по итогу выйдет конфликт интересов?
[indent]— Ничего не безумно, — будто бы готовясь поругаться с ним, отвечает ему девушка, хлопая мокрыми ресницами и едва заметно подставляя своё лицо ему поближе, тихо радуясь маленьким проявлениям заботы с его стороны. — Не надо, Стью, я всё понимаю, — даже если секундами ранее она выглядела совершенно иначе.
[indent]Ей приходится прикусить губу, сильно и резко жмурясь, намеренно пытаясь остановить поток слёз и не сломать проделанную над её щеками заботу. Однако как она может? Если в своих самых страшных снах она видела погибшего при неизвестных для неё обстоятельствах Лапьера, где девушки не оказалось с ним рядом, то не менее пугающим выглядела его ненависть к ней, полное нежелание присутствовать в её жизни, намеренно вычёркивая её не просто из списка контактов. Отовсюду. Скрываясь так, как если никогда и не хотел быть повязан с ней. Слышать подтверждение обратного было словно пластырь на открытую рану; её ноги вновь становятся ватными, отчего ей приходится ухватиться руками за спину Стюарта посильнее, находя в нём свою поддержку.
[indent]— Не захочешь, — аккуратно добавляет она на всего его перечисления, ненамеренно звуча лёгкой угрозой, стягивая свою ладонь от его шеи к груди, осторожно приглаживая ткань под пальцами. Он сделал всё правильно, объявившись: в этом она не сомневалась. Как бы не было в его представлении верно желание Лапьера защитить её таким образом, чем дальше, тем перспективы девушки выглядели бы хуже. В конце концов, ему уже пришлось оставить позади себя с десяток трупов для её вызволения и спасибо они ему за это точно не скажут. С желанием Саманты выйти в центр улицы, бесстрашно смотря на направленные в её сторону ружья и пистолеты, глядишь на следующий день нужно было бы написать что-то получше, чем код открывающий все двери.
[indent]Она не сдерживается от того, чтобы дёрнуть уголки губ выше. Прошел целый год, а не похоже, что его чувства к ней преуменьшились; с каждым его признанием, с каждой фразой, наполненной частичкой его самого, такого родного и тёплого, Дугалл забывает о внешнем мире, о том, что их ждёт в будущем, стараясь ухватиться за здесь и сейчас, неторопливо нащупывая потерянную месяцами раннее почву под ногами.
[indent]— Эй-эй, полегче на поворотах. Вы, мистер, нужны мне живым, но, — прикрывая глаза чувствуя пробегающие мурашки по телу от его шепота над ухом, она трётся о его нос, тихо посмеиваясь: его клятвы звучали не хуже тех, которые произносят прямо перед алтарем, однако шутку про бракосочетание здесь и сейчас она оставляет на потом. В конце концов, они только воссоединились, нечего пугать Лапьера в первые минуты, — Не попрошу. Никогда не попрошу, Стью, даже не рассчитывай.
[indent]Девушка мягко отстраняется и молчаливо находит его взгляд своим. Лицо её тут же начинает румяниться, но уже совсем не от слёз и ей кажется, что голова Сэм вот-вот закружится. Эти ощущения ей так и не удалось забыть; как в первый раз, когда их лица оказались так близко, что подайся ещё на сантиметр-другой и бежать уже будет совсем некуда.
[indent]— Ну и вредной же ты должен меня считать, — ей не хочется превращать их серьёзный разговор в шуточный фарс, но всё равно не сдерживается от покачивания головой и осторожной улыбки. К тому же, хватит с них на сегодня драмы и криков, — Надеюсь, за год ты не растерял чувства привязанности к моей упёртости, а то у нас будут проблемы. Иди сюда, Лапьер, — её голос сходит на полушепот, а сама Саманта не отводит от него искрящего лукавого взгляда. Совсем как раньше. Она не знает как и что будет дальше. Да и хрен с ним; до тех пор пока Стюарт Лапьер рядом — ей больше ничего и не надо. Прорвутся.
[indent]— Потому что ты задолжал мне за двенадцать месяцев и нам нужно теперь многое нагнать.

— everyone's a winner, we're making our fame
https://i.imgur.com/N4bQh5h.gif https://i.imgur.com/gwrREtT.gif
3049 ГОД


[indent]Саманта будто и не дышала последние несколько часов, раз позволяет себе вздохнуть полной грудью только сейчас, стягивая с ушей наушники, долбящие ей бит, по итогу отвлекая девушку от собственных мыслей. Дугалл откидывается на спинку стула, цепляя пальцы друг с другом и выгибая их на внешнюю сторону, с удовольствием похрустывает закоченевшими суставами. Тут же она хватается за пояс, резко выпрямляясь, — хруст — а её звонкое «ауч» — эхом отдаётся от металлических стен гаража следом. Саманта оглядывает проделанную работу с особым удовольствием, отталкивая от себя некрупного размера пистолет для сварки. Всего несколько дронов для слежки, но явно работающими они будут полезнее. Ей до сих пор непонятно, почему Кит не выходил на неё так долго. Дугалл хмыкает себе под нос: может оттягивал момент глупых вопросов о том, нужны ли они ему для того, чтобы наблюдать за дамами из окон или всё же в качестве попытки спасти свою жопу, пуская их прежде, чем залезть куда-то самому?
[indent]Она поднимает руку ко лбу, оборачиваясь к своему отражению в явно не первый век висящему здесь зеркалу, тут же упираясь второй свободной ладонью об стол, поднимаясь с места. Локтём она тревожит слой пыли, но понимая бестолковость сего действия, качает головой из стороны в сторону и оглядывается вокруг. Мда. С другой стороны, неудивительно, что старый знакомый шёл до неё крайне долго; с его обеспечением, удивительно, что вообще нашёл. Не то, чтобы она ставила своим услугам большие ценники, но и не дешевила. Она отключает музыку полностью и уже открывает рот, чтобы позвать товарища, но вместо этого обращает внимание на засветившийся ярким огнём коммуникатор.
[indent]— Вот же!.. — буркнув себе под нос, Дугалл начинает быстро собираться, перехватывая вытащенные из сумки инструменты, — она чертыхается снова, обжигая палец от неостывшего пистолета — подвязывает верх своего комбинезона на поясе, понадеявшись, что остынет от горячего воздуха в помещении на улице и в пару шагов выскакивает наружу. Не найдя взглядом Кита, Саманта решает отписаться тому потом — благо, она знает где он живёт, — и впрыгивает в автомобиль, припаркованный у входа в подвал. Ехать совсем недалеко и спустя какие-то десять минут машина с Дугалл с резкого поворота въезжает на полупустую улицу. Она вновь косится на напоминание, которое не перестаёт гореть всё это время и задумчиво прикусывает внутреннюю сторону щеки.
[indent]Трое из прошлой команды в итоге сели. Предыдущие — один мёртв, другой пропал без вести. Кто-то отходил от дела, кто-то менял компаньонов как перчатки и не сказать, что в самый удобный момент. Иной раз она не успевала даже запомнить чьё-то имя просто потому, что последний ретировался с задания, словно корабельная крыса; она всегда задавалась одним вопросом: их что, не предупреждали, как работать наёмником дерьмово?
[indent]— Прости-ите-простите, совсем вылетело из головы! Но как там говорится? Не опоздала, а задержалась, — громкий голос Джинкс разрезает воздух, отскакивая от высоких потолков, вынуждая её даже дрогнуть и ойкнуть. Где ей только не приходилось сталкиваться с новыми коллегами: от баров до тухлых подворотен, VIP-зон закрытых клубов или ангаров. Хорошо, хоть тут рыбой не воняет, как в прошлый раз; она хмыкает, сбавляя свою скорость. На каждый шаг слышится металлический скрежет, но сама девушка не обращает на него внимания: — Итак! Теперь можно и начинать, — освещение было тусклым и лица людей она смогла увидеть только сейчас: китаёза и бывший зек. Как мило. Дугалл останавливается, негромко прыснув: — Эй, ты. Не перестарался с камуфляжем? — не без любопытства она задерживает свой взгляд на татуированном парне. Само дружелюбие на вид, ничего не скажешь. Хоть симпатичный.
[indent]Она перекидывает рыжий хвост на другое плечо и задирая нос, гордо представляется:
[indent]— Кто ещё не в курсе, зовите меня Джинкс, — она хмыкает, тут же уперевшись сжатым кулачком в стол перед собой, с любопытством заглядывая в светящийся экранчик чужого планшета, тише добавляя не без смешка под нос: — Надеюсь не обосрётесь, как предыдущие.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » closed » interlinked