I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I must not fear. Fear is the mind-killer. Fear is the little-death that brings total obliteration. I will face my fear. I will permit it to pass over me and through me. And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path. Where the fear has gone there will be nothing. Only I will remain.» ― Frank Herbert, Dune пост недели от мишель лоран: Она никогда не просила никого переступать через себя, подстраиваться или делать только то, что хотела сама Мишель; каждый был горазд выбирать что делать самостоятельно. Однако отец учил её: если любишь кого-то, как можно жить в эгоизме, не видя ничего другого вокруг? И именно с этим воспитанием Лоран и сама смотрела нам мир, отчего ей было ещё более удивительно, что такого качества не находилось в сердце её матери.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » otherworld » interlinked


interlinked

Сообщений 21 страница 24 из 24

1

https://i.imgur.com/fyF2xub.png https://i.imgur.com/WlXbpWg.png https://i.imgur.com/2YEMDhW.png https://i.imgur.com/IK5sYla.png
Do you long for having your heart interlinked? Interlinked.
Stuart Lapierre as d0m.Fr33, Samantha Dougal as j1nx
Токио, 3049.
_____________________________________________________________________
Домфри не нужны друзья, тем более такие говорливые и радужные, как Джинкс, а Джинкс, кажется, на руку, что не надо изобретать велосипед, чтобы раздражать Домфри. Всё бы ничего, только под дождём из пуль даже самые несовместимые элементы станут какой-никакой семьёй. Да и достаточно присмотреться, чтобы понять: доводить друг-друга им совсем не в тягость и уже очень давно весело.

21

[indent]Стюарт наваливается о стенку, бессильно сползая вниз. Упираясь ногами в скользкий асфальт, он находит маленький выступ и валится на тот всем своим весом. Его взгляд бежит к Тао и останавливается на Саманте. Улыбка касается лица мужчины раньше, чем он успевает открыть рот, чтобы «наругать» её. Честное слово, ему никогда не понять откуда в этой женщине берётся столько энергии... и столько слов.
[indent]Морщась от громкого возгласа, Стюарт качает головой и осуждающе морщит нос. Зачем же так орать.
[indent]Впрочем, где-то в глубине души – в местах, где ещё остались воспоминания о том, что когда-то Стюарт был маленьким мальчишкой – он радуется вместе с ней. Что бы Дугалл ни говорила, делать что-то по своей воле или быть вынужденной выбрать их жизнь – вещи в корне разнящиеся. Просыпаться без единой задней мысли о задолженности перед человеком, сделавшем её той, кем Саманта являлась – то, что девушка заслужила давным давно. И чем ближе она к избавлению от наблюдающего глаза Амато, тем больше Стюарту хочется ставить всё, что у них есть, на кон.
[indent]На короткое мгновение Лапьер отвлекается от всеобщего утомлённого ликования, сверяясь с суммой на своём счету, и, отыскав там необходимое число, облегчённо вздыхает. В последнее время, ему приятно думать, что и «ставить всё на кон» больше не потребуется. Если всё пойдёт по его плану.
[indent]— Получилось-то получилось, но вышедшие из строя коммуникаторы не очень помогли делу. — В отличие от большей части команды просто радоваться у Стюарта выходит только еде. — Надо будет посмотреть каким образом их вырубили, — бормочет мужчина скорее для себя, чем для всех остальных.
[indent]Он сидит без движения ещё с полминуты, а затем отталкивается от опоры, ругнувшись под нос. Ему всё меньше нравится, что Саманта Дугалл – их личный щит, но какие у Лапьера варианты? Если на Тао ещё есть надежда, то в случае Стюарта проще не напрягаться и убиться самостоятельно. Первая серьёзная встреча с чьим-нибудь кулаком станет для него последней. Что уж говорить, про таланты человеческого щита.
[indent]— Сделайте мне праздник и угомонитесь хоть раз в жизни, — шутит мужчина, закатывая глаза и смеясь.
[indent]Лапьер старается не отчитывать никого за плохое управление финансами, но не высчитывать сколько лишних пицц было сожрано, потому что они могут, у Стюарта не получается. Может быть, сложить их вместе, и долг Саманты бы испарился. Он бы ей до гроба напоминал, что она дожрала себя до такой жизни.
[indent]Засовывая ладошки в передний карман повидавшей толстовки, Стюарт хмыкает и несколько раз качает головой, мирясь, что его празднику молчания не суждено сбыться до тех пор, пока Саманта Дугалл находится в радиусе досягаемости. И сколько бы он ни противился, так ему нравится гораздо больше, чем наедине со своей кислой мордой. Правда вот над вопросом девушки он задумывается по-настоящему, теряя оживлённый ритм общего шага.
[indent]В отличие от своей названой семьи, Стюарт редко – скорее никогда –  тратится на что-то, кроме необходимого. Он ест ровно столько, сколько требуется, не покупает дорогой одежды – всё равно загадит, и довольствуется тем минимум удобств, которые готовы предоставить ему мотели. Возможно, всё дело в том, что Лапьер «наелся» красивой жизни задолго до того, как заработок его команды приблизился к тому минимуму, в котором существовала бывшая семья Стюарта, однако мужчина предпочитает думать, что всё дело в цели. У него она есть. У Тао? Не дальше, чем дожить до рассвета. А долг Саманты мог бы давным-давно быть закрыт, и пускай Стюарт не ставит ей диагнозов, игнорировать эту простую математику у него не получается. Может, девушка боится. Может, даже толком не осознает, что боится.
[indent]— Удиви нас, Тао. Скажи, что ты не пойдешь надираться в ближайший стрип-бар, а закажешь себе хотя бы пару сеансов массажа, — он нарочно переводит стрелки на Тао в надежде, что содержание его головы перестанет быть Саманте интересным.
[indent]Понадеялся бы на что попроще.
[indent]Она находит его быстрее, чем Лапьер успевает порадоваться, что устроил достойную диверсию. Прилетающий в бок локоть, вынуждает его кашлянуть и рассмеяться, косясь на девушку с наигранным недовольством. Вот чего ему точно будет не хватать. В теоретической Вселенной, разумеется.
[indent]— Что ж, мои фантазии, — говоря не многим громче, отзывается мужчина, — никак не зависят от цифры на счету, — поджимая губы, он нарочно ловит её взгляд и несколько раз кивает в такт собственных слов.
[indent]— Тао, так что ты там говорил про то, куда собираешься? — он выдерживает комическую паузу, — а то я бы с тобой пошёл, — в следующее мгновение он ищет лицо Саманты, чтобы оценить насколько его гениальная шутка удалась и наиграно прикрывается от призрачного удара по макушке.
[indent]Лапьер искренне верит, что девушка знает: стриптиз клуб – последнее место, где он будет ошиваться по своей воле. Где-то здесь затерялся панчлайн о том, что у него всё есть дома. И добраться в его подобие мужчине не терпится сильней, чем взорвать бутылку шампанского за ещё один день без чьей-нибудь тупой смерти.
[indent]Оказываясь в их временном убежище, Стюарт оставляет двух празднующих в обществе друг друга и не возвращается до тех пор, пока вся грязь, пыль и чёрт его знает что ещё не пропадают в стоке душевой кабинки. Мужчина не торопится вернуться, позволяя всем переосмыслить итог пережитых месяцев в одиночку. Ему кажется, что так правильней. Впрочем, порой Стюарт забывает, что ему, в принципе, очень часто и много чего кажется.
[indent]— Он действительно ушёл? — появляясь в дверном проёме, он поднимает увесистую бутылку перед собой, — А я ведь правда купил шампанское. Ещё неделю назад, — приземляя её на тумбочку со стороны Дугалл, вздыхает Стюарт, — I said nothin' 'cause I didn't wanna jinx it, — он резко морщится, смотря на девушку в упор, — Jinx... Jinx it. You're hurting my brain, — Лапьер качает головой и валится на мягкий матрас, подбирая ноги с пола. Почему он сделал два плюс два только сейчас? И кто ещё из них твердолобый.
[indent]Смиряясь со своим прозрением, он нарочно переваливается через Саманту к бутылке и в лучших традициях людей, которые могут позволить себе всё, скидывает обертку на пол у кровати. По комнате разносится громкий хлопок, и Стюарт вынужденно отпивает маленький глоток, чтобы не намочить одеяло. Пузыри ударяют в нос, заставляя мужчину сморщиться и протянуть вражескую бутылку в руки Дугалл.
[indent]— За очередное блестяще выполненное дело, несмотря на то, что всё продолжает идти не так, — он прикусывает язык, чтобы не закончить тост мрачным предостережением. Не в этот раз. К тому же, это не единственное, что Стюарт пришёл праздновать, и несмотря на отсутствие третьего неотъемлемого звена этой команды, мятежный дух Тао ему сегодня на руку.
[indent]Разваливаясь поперёк кровати, он начинает издалека. Стюарт спрашивает какую-то глупость, и Саманта подхватывает её так, будто этой по-настоящему стоящая тема для разговора. Для них – да, хоть ему до сих пор непривычно понимать, что девушка с ним не от скуки и, прости, Господи, скорей всего по любви. И от этого Лапьеру всё меньше удивительно почему мысль о её долге двигала всеми его идеями в последнее время.
[indent]— На самом деле, я знаю на что хочу потратить свою долю, — нарушая затянувшуюся тишину, он медленно переводит взгляд на лицо Саманты, — Уже потратил. Правда, прежде чем я расскажу тебе, я хочу напомнить, что я нахожусь в здравом уме и твердой памяти и свободен распоряжаться своими финансами так же, как и вы с Тао. Даже если кому-то это может показаться не самым продуманным вложением, — заглядывая ей в душу, настаивает мужчина, — Загляни на свой счёт, — и Лапьер замолкает, позволяя ей выполнить озвученную просьбу.
[indent]Ерзая щекой на подставленном локте, он внимательно следит за тем, как меняется мимика Саманты. К своему удивлению, Стюарт не беспокоится за то, как девушка воспримет его решение. Так или иначе, ей придётся смирится с ним, как Стюарт смирился с её нежеланием держаться на расстоянии вытянутой руки. Сама виновата. Если бы Дугалл не хотела видеть его попыток позаботиться о ней, подумала бы десять раз, прежде чем садиться на него в доме Ноэль. Это его своеобразный способ сказать: «Я люблю тебя». Как и все кривые рожи, разбавленные шутками про её географический кретинизм.
[indent]— Я не ошибся с суммой? — знает, что нет. И всё же не находит в себе сил промолчать.

22

[indent]— Боюсь, три твоих желания уже давно потрачены, — она прищуривается и с улыбкой качает головой из стороны в сторону, — Другое дело, что как-то хреново загадывал, раз мы всё ещё с тобой. Или что это, — Саманта хихикает, — Любишь нас, да? Любишь ведь, я знаю, — и если Тао может пенять на себя, у неё есть куда больше доказательств в правдивости – как минимум, он спит с ней в одной кровати! – этих слов. Она усмехается, смягчаясь взглядом. Несмотря на то, что она могла бездарно шутить на эту тему сейчас, это не исключало того, с какой теплотой она смотрела на то, что было между ними.
[indent]Она больше не чувствовала себя одинокой.
[indent]Теперь, когда проделанная подготовка стала эхом потраченного времени, а выполненная задача – очередным методом зарабатывания денег, Саманта позволяет каждой волне беспокойства за их жизни перестать быть девятым валом. Она знает, что так будет каждый раз, но не хотела соглашаться с тем, что повязывая себя более близкой связью, они не заполучили ничего в противовес. По крайней мере, в случае с их работой, в первую очередь – это их слаженность, приобретенная благодаря большему пониманию друг друга.
[indent]И, тем более, кто будет жаловаться на заметно изменившийся свободный досуг?
[indent]— Вот как значит, — девушка лукаво улыбается на загадочный ответ. Саманта уже открывает рот, шутя про тему школьного эссе, но для взрослых, но вместо этого опешив, широко раскрывает на него глаза: — Эй! Ах ты, — ладонь правосудия дёргается в сторону Лапьера, но в итоге застревает на его плече. Саманта опирается, слегка подпрыгивая и ища взглядом Тао, поднимает руку: — Давай его дома оставим, лучше меня с собой возьми! А то ведь не хотел себе никакого праздника, — недолго она выглядит намеренной совершить задуманное, начиная смеяться. Пожалуй, она до сих пор не выбирала стрип-бары, чтобы провести своё свободное врем, теперь уж подавно. Она отмахивается от азиата, тем самым забирая свои слова обратно. Сколько угодно, но без неё. Разве только действительно на массаж.
[indent]Впрочем, оставить все кровные деньги в трусах незнакомок – перспектива слишком заманчивая. Откуда она знает? Несмотря на то, что ретироваться Дугалл удаётся довольно быстро ссылаясь на желание убиться на своей кровати лицом в подушку, стоит им оказаться в квартире, а Лапьеру испариться из поля зрения, сбежать полностью от размышлений коллеги вслух она не успевает. Сэм отвлекает его театральным: «Слышишь? Кажется, Домфри нужна моя помощь!» —  и пусть не без сожаления она проходит мимо закрытой двери, девушка даёт Стюарту время побыть наедине с собой. 
[indent]А вот ей оно только мешало.
[indent]Именно поэтому стоит мужчине появиться в дверях, как Сэм поднимает на него взгляд от коммуникатора, – никто же не думал, что она правда пойдёт тратить время на какой-то там сон или размышления о жизни? – тут же отодвигая тот в сторону, не стараясь скрыть широкой улыбки:
[indent]— Между прочим, ты сам вложил ему эту мысль в голову! Не окажи такую услугу, возможно у нас было бы время выпить вместе, — Дугалл пожимает плечами, безжалостно добавляя, — Но чёрт с ним, сам виноват. — С таким тоном остаётся пожелать лишь подхватить какую-нибудь заразу, но Саманта сомневается, что у того уже не было иммунитета.
[indent]Забота Стюарта и желание устроить им небольшой праздник отзывается в девушке тёплым чувством. Пожалуй, из них всех она вела себя самоувереннее всего: не было преград, с которыми бы они не справились вместе. Искать положительный ключ – было её задачей, но несмотря на это и сам Лапьер верил в них. Иначе вряд ли купил бы бутылку, что и подтверждает своими словами.
[indent]— Ты шутишь? — положа руку на сердце, она думала, что эта деталь её имени была самой очевидной. Наблюдая за его реакцией, девушка хихикает себе под нос, качая головой, — Я даже подумать не могла, что ты не догадаешься! Между прочим, — она продолжает уже поспокойнее, улыбаясь: — Ты с Тао – самые крепкие орешки, которые заставили пошатнуться мой внутренний мир и проклятье, которое я самолично на себя навлекла выбрав такое имя, — Или у них были стальные яйца, что ситуации всё равно не меняло. Сейчас Саманта говорила об этом шутя, однако хорошо помнила саму себя, идя на очередную встречу с новоиспечёнными коллегами. Смеяться и не верить в карму становилось сложнее, когда люди подыхали один за другим, а ты продолжал нести участь самого живучего дальше.
[indent]Неумышленно напрягаясь телом под давлением веса Лапьера, она поджимает в коленках ноги, не давая ему шанса скатиться и пока тот не хватается за горлышко бутылки, несколько раз подтыкивает его пальцем в бок. Ей нравилось осознавать, насколько их обоих тянуло друг к другу, что даже сейчас вместо простой просьбы Стюарт решает насладиться вторжением в её личное пространство. Оставляя ладонь на его теле, Саманта с самым довольным лицом наблюдает за отлётом пробки и ярко выражает это победным кличем.
[float=right]https://i.imgur.com/4T6guxs.gif[/float][indent]— Да ну, без этого было бы так скучно, — перехватывая бутылку и делая глоток, ехидно произносит Сэм. Прежде, чем он подумает, что ей отбило все мозги до конца, она добавляет: — Но если серьёзно, то во многом благодаря твоей подготовке и лидерству у нас всё получилось слаженно даже с мелкими проблемами. Так что, — она улыбается, поднимая бутылку повыше, — Я ещё выпью и за тебя.
[indent]Спроси у неё, кто старался из них всех больше всего, и Саманта не станет долго искать ответ. Она искренне верила в его способности и всё больше доверяла его выбору, не вовлекая их в глупые и ненужные споры. В их команде у каждого была своя задача – это факт, и Дугалл никогда не думала о том, чтобы перестать работать кулаками, влезая туда, куда не просят. Разве только очевидно дурачась. Девушка хмыкает: есть большой шанс, что во многом живы они благодаря этому.
[indent]Разговаривая на отвлечённую тему, Сэм ловит себя на мысли, что даже такая обыденность, как валяться в кровати, попивать шампанское из бутылки и существовать рядом с Лапьером – это та ценность, без которой она не хотела бы представлять свою жизнь.
[indent]— О, неужели? — приподнимаясь на локтях, а затем и вовсе усаживаясь по-турецки на кровати, она с любопытством смотрит на Стюарта. — Кому-то? Мне кажется или ты сделал что-т... — Сэм даже не успевает договорить, меняясь в лице. Когда первое, что тебе говорят: «я – взрослый, сам всё знаю» — жди подвох. Даже казалось бы с очевидной подсказкой она до последнего не ждёт того, что увидит, стоит ей притянуть коммуникатор и найти сообщение о переводе денег на её личный счёт. Дугалл замирает, задерживает палец над сенсорным экраном, прежде, чем ткнуть на уведомление, убеждаясь в том, что это не шутка. Да и стал бы он так шутить?
[indent]— Стю, ты... — ей даже не удаётся спросить очевидного: «зачем?» — оно распыляется в ту же секунду, когда он уточняет точность перевода. Она говорила. Перед её глазами оказалась та сумма, которой хватит для погашения долга по цене её жизни. Сэм хватает ртом воздух: — Я не могу, Стю, — поднимая на него взгляд, она выглядит как никогда растерянной, — Я... очень ценю то, что ты хочешь помочь мне, но я просто не могу забрать у тебя деньги, — Саманта захватывает своё запястье кольцом из пальцев и прижимает их к груди, нервно прикусывая губу.
[indent]Она знала многих, кто согласился бы без каких-либо размышлений и даже чьё положение было сильно лучше, чем у Дугалл. Всех учат: «Халявы не бывает!» и «Деньги на дороге не валяются», но не это вынуждает Саманту внутренне сопротивляться нормальности ситуации. Следование по пути наименьшего сопротивления – никогда не было её выбором. А тут так... просто? Но ведь для неё, но не для Стюарта! Однако не похоже, что кто-то планировал сдаваться, забирая своё обратно.
[indent]А у Саманты неожиданно совсем не находится сил на то, чтобы сопротивляться ему.
[indent]— Ты уверен? — спрашивает она совсем тихо не отводя от него взгляда. Девушка знает, что по сути ей ничего не стоит, как сделать одно действие, полностью лишающее её необходимости хоть кому-нибудь быть должной. Быть полностью свободной. Девушка подтягивается на руках поближе к Стюарту, чувствуя своё желание прикоснуться к нему и найти любой тактильный контакт, словно это поможет ей избавиться от кома в горле. Она бубнит негромкое: — Иди сюда, — и по-ребячески хватаясь за него, вжимается всем телом в Лапьера, пряча своё лицо в его плече. Саманта всхлипывает один раз, второй и больше не может сдержать потока слёз, который так долго скрывала за стеной самой сильной духом личности.
[indent]Теперь проклятье точно снято.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -

23

Код:
<!--HTML--><div class="episode">
<!---------------------------- ГИФКИ ---------------------------->
<gif1><img src="https://i.imgur.com/2cBtKAA.gif"></gif1>
<gif2><img src="https://i.imgur.com/1njGhLG.gif"></gif2>
<!---------------------------- ИНФОРМАЦИЯ ---------------------------->
<name>Birds — I want them in the trees or flying far from my hands.</name>
<who>Stuart & Samantha</who>
<date>3052, Tokyo</date>
<info> Holding a little bird in the half-closed cup of your hand is terrible, like having the trembling instants inside your hand. The frightened little bird chaotically beats thousands of wings and suddenly you have in your half-closed hand the thin wings struggling and suddenly you can’t bear it and quickly open your hand to free the light prisoner. Or you hand it quickly back to its owner so he can give it the relatively greater freedom of the cage. Birds — I want them in the trees or flying far from my hands.
<br>— Clarice Lispector, from <i>Água Viva</i>, tr. Stefan Tobler</info>
<!---------------------------- НЕ ТРОГАТЬ ---------------------------->
</div><div class="space"></div>

[indent]Стюарт всегда знал, что когда-нибудь это случится. В этом ведь и был его план; наблюдая за неспешными сборами Саманты, он почти готов отказаться от мысли, которую вынашивал всё это время. 
[indent]Почти.
[indent]Он вспоминает день, когда её поездка вообще стала возможной. Благодаря нему; лицо Стюарта непроизвольно морщится. Он повторяет эту мантру вовсе не за тем, чтобы поправить невидимые лавры героя — им он себя не чувствовал никогда. Он напоминает себе зачем отпускает её, зачем не едет с ней сразу, обещая навестить чуть позже, когда Саманта Дугалл освоится в родном доме.
[indent]Иначе к чему были все их споры, к чему он сделал всё, что было в его силах, чтобы девушка покинула Токио, не оглядываясь за спину при малейшем шорохе? Нет, если он не позволит ей уехать сейчас, она больше не покинет их. И одной мысли о том, чем обернётся её выбор в будущем, хватает, чтобы дать ему сил улыбаться ей, как ни в чём не бывало. Словно они увидятся совсем скоро, и всё будет так, как прежде.
[indent]— Глаза уже слезятся или подождёшь до аэропорта? — ехидничает мужчина, упираясь щекой в сжатый кулак.
[indent]Лучше они разойдутся так, будто окажутся вместе через пару недель, чем он будет смотреть на Дугалл мёртвыми глазами, пока та не заподозрит что-нибудь неладное. Может быть, когда девушка поймёт, о чём мужчина думал всё то время, то отпустит Лапьера без тяжести на сердце. Может быть, даже станет его ненавидеть. И несмотря на то, что мириться с подобным развитием событий мужчина не хочет, его альтернатива нравится Стюарту ещё меньше. Лучше живой и подальше от него, чем мёртвой; и неважно у него ли на руках или вместе.
[indent]Его губы складываются в тёплую, почти меланхоличную улыбку, стоит мужчине засмотреться на слегка взъерошенные волосы Дуггал, её торопливые – на его фоне уж точно – движения. Ему не нужно запоминать её, Лапьер уже давным давно выучил её привычки и незаметные невнимательному глазу тики, он знает её лицо, знает карту шрамов на теле. Стюарт не беспокоится, что когда-нибудь не сможет представить её образ так же живо, как сейчас. Слишком самонадеянно? Едва ли с количеством бестолковых фотографий, сохранённых в его архивах. Впрочем, он смог бы и без них – по крайней мере, ему хочется в это верить.
[indent]— Твои родители обо мне знают? — спрашивает он внезапно даже для себя, — Это не вопрос с подвохом, — усмехается Лапьер, поджимая губы и тут же объясняясь, — Я вдруг понял, что никогда не спрашивал тебя, как они относятся к татуировкам, — хмыкнув, он откидывается назад и вновь замолкает, позволяя Дуггал найти шутку в его мыслях вслух самостоятельно.
[indent]Делает ли он хуже?
[indent]Чем больше Стюарт открывает рот, тем настойчивей мужчина множит поводы проклинать его не меньше, чем прошлый неудачный опыт по имени Лео. Он, конечно, не обворовывал Дугалл, но лжец из него ничем не хуже. Сказать по правде, он и сам удивляется с какой легкостью ему удается поверить в сценарий, разыгранный перед Самантой. Вероятно, потому что Лапьер еще не успел представить, что будет чувствовать, когда проводит ее спину в последний раз. Незачем — на кой черт мужчине думать о том, что обязательно произойдет; лучше он «насладится» моментом в полной мере, когда придет время, а сейчас он просто хочет притвориться, что провожает свою девушку в недолгий отпуск.
[indent]Лапьер пересаживается на край кровати, свешивая ноги на пол и упираясь ладошками в колени.
[indent]Он бы хотел, чтобы их жизни сложились иначе — он проигрывал множество разных сценариев, и все были лучше чем тот, который достался им в реальности. Лапьеру хочется верить, что так или иначе, они бы заметили друг друга. Кто знает, может быть, если бы ему повезло оказаться в Шотландии до скандала, отправившего мужчину в тюрьму, он бы остановился прежде, чем настиг точку невозврата. Избавил бы ее от долга, вывез ее семью из бетонного леса, в котором выживали девять десятых населения планеты. Они бы жили, закрыв глаза на несправедливость, на чужие страдания — ему бы хватило эгоизма выбрать их, вместо всего мира.
[indent]Но то было бы тогда.
[indent]Стюарт замечает, как Дуггал замедляется, и дождавшись, когда девушка обратит на него внимание, поднимается с постели. Он не задает лишних вопросов, неспешно подходя к Саманте и обнимая ее, как можно крепче.
[indent]— Мы прощаемся на каких-то пару недель, — бормочет мужчина, стараясь уговорить Дуггал не смотреть на него взглядом брошенного котенка, — Ты заслужила хоть немного спокойствия и отдыха. И от меня тоже, — он ловит себя на мысли, что не хочет подшучивать над происходящим сейчас. Ей и без того хватит поводов, чтобы проклинать его на чем свет стоит. Незачем добавлять совершенно ненужных.
[indent]Отстраняясь от девушки, он все же позволяет себе задержаться взглядом на ее лице, намертво запечатывая этот момент в памяти — пока она еще любит и верит ему. Перекладывая ладони к ее щекам, Стюарт аккуратно целует Саманту, нарочно отстраняясь до того, как их прощальный поцелуй действительно начнет походить на прощальный. Он негромко вздыхает и, усмехнувшись, нарушает неприятную тишину.
[indent]— Пойдем, пока ты из-за меня не опоздала. Пожалей мои нервные клетки, которые я потратил на то, чтобы убедить тебя на эту поездку, — кривляя вселенскую усталость, шутит Лапьер, — Вот увидишь, спасибо мне скажешь, когда сможешь ломать себе зубы домашними карамельками каждый день. Надеюсь в детстве стоматолог тебя не обижал, — его голос чуть ломается, но вновь приходит в норму.
[indent]Стюарт подхватывает ее сумку, отмахиваясь от девушки просьбой хоть на секунду почувствовать себя половинкой мужчины — он знает, что ей не нужна его помощь. Доводя Дуггал вплоть до подъехавшей машины, он резво закидывает девичью жизнь в багажник и возвращается к ней, кривя губы в подобие разбитой улыбки. Склоняя голову, Лапьер смеется их сентиментальности и спешно целует ее, прежде чем водитель начнет вздыхать за их спинами чересчур очевидно.
[indent]— Не скучай по мне слишком сильно, хорошо? Мы скоро увидимся, — прикрыв один глаз, просит мужчина, — Я люблю тебя, — он собирается добавить что-то еще, но решает, что лучше пусть это будет последним, что он скажет ей; все остальное будет определенно лишним.
[indent]Когда двери автомобиля опускаются, он стоит у выхода с пару секунд, а затем разворачивается обратно, отрывая взгляд от машины до того, как та скроется за поворотом. Неспешно Лапьер возвращается в комнату, садясь на то же самое место, где нашел себя прежде, чем Саманта уехала. Он валится на спину и прикрывает глаза, позволяя реальности происходящего осесть в его сознании.
[indent]А последнее, как на зло, упирается в один и тот же день, сделавший ее отъезд возможным.
[indent]Он практически чувствует ее дрожащую спину под подушечками пальцев, практически слышит всхлипы, расходящиеся по комнате, и немую благодарность, которую он так часто читал в ее глазах после. Стюарт знает — она будет плакать, когда поймет, что он сделал; и пускай, слезы — последнее, что он пожелал бы увидеть на ее лице, он не мог поступить иначе. Ему остается надеяться, что когда-нибудь она поймет зачем, и не будет клясть его до конца жизни. Теперь она у нее определенно будет длинней, чем у него.
[indent]Лапьер не позволяет себе погрязнуть в собственных мыслях и, стерев мокрые дорожки из уголков глаз, заставляет себя встать на ноги. Если ему повезет, он успеет покинуть это место до того, как Так вернется в общую квартиру — объясняться перед другом ему хочется еще меньше, чем перед Дуггал. Да и вряд ли тот станет скучать по Лапьеру чересчур долго. Он застывает посередине спальни, вдыхая остаточный женский запах, и больше не останавливается. Потому что если в чем-то Стюарт и преуспел, так это в способности завершать начатое, чего бы это ему ни стоило.
[indent]И даже если всего.

24

— TELL THE WORLD THAT I'M COMING —
home


[indent]Саманта столько раз представляла момент возвращения домой, что иной раз даже закрывая глаза, ходила по загрязненной мастерской, среди инструментов и старых машин, только и дожидаясь окрика от своих родителей. Пройди ещё немного, они вот там, за углом, ждут и готовы поделиться своей любовью с единственной дочкой; Дугалл открывала глаза и понимала, что на такую реальность она может только надеяться.
[indent]Всё невозможное — возможно? По крайней мере, когда рядом с ней находился Стюарт Лапьер, с нуля до ста начинать верить и в светлые отношения, в родные души и в то, что к желаемому стоит стремиться и близкие помогут этого достигнуть. А ведь она даже не просила — это самое удивительное. Полагаться на людей в такое время было тяжело — Дугалл прочувствовала это на своём опыте; доверять Стюарту? Она начала делать это ещё до того, как между ними завязались чувства, что уж говорить о настоящем.
[indent]А теперь, при помощи Лапьера, у неё был шанс действительно вернуться на родину спустя столько лет со свободной душой и без страха за свою семью. Если подумать, люди ждали и больше, но Саманта не готова преуменьшать время своего ожидания воссоединения с кем-то другим. Тем более, сколько раз она была на волосок от смерти, — и сколько ещё будет! — видя пробегающие мимо кадры из своей жизни; пожалуй, если у неё есть шанс повстречать предков, глупо было бы им воспользоваться.
[indent]Вся жизнь Саманты умещается в одну сумку: неудивительно, учитывая что старую квартиру им пришлось бросить в ходе операции и несмотря на то, что самое важное Дугалл всегда носила с собой, часть вещей было бесследно утеряны. Она хмыкает себе под нос — удобный пассажир со сплошной ручной кладью. Экономила бы она так на еде, как на билетах домой.
[indent]— Мне кажется, я была высушена в тот день, когда мы закрыли кредит, — девушка поднимает на него взгляд, усмехнувшись. Она продолжала заливать коммуникатор, не в силах остановить себя, наблюдая за тем, как финальная сумма денег покрывает оплату её жизни. Долгая дорога, закончившаяся для неё удивительно-неожиданным образом и сильно раньше, чем она ожидала. Дугалл смягчается во взгляде, дёргая уголками губ: — С другой стороны, теперь я начинаю в себе сомневаться. — А ведь Саманта не думала, что была из слезливых. Вот что делает с людьми живое сердце?
[indent]Пусть она возвращается к сбору своих пожитков из комода и ванной комнаты, время от времени Сэм украдкой смотрит на Стюарта. Ей хочется вновь спросить его, почему он не хочет поехать вместе с ней сразу же, не тратя время впустую. Да, она давно не была там, но какая разница? Будто это что-то изменит для неё и её семьи. Тем более, честно говоря и самому Лапьеру стоило найти время для отдыха. Чем Эдинбург с его кислотными дождями и выбивающими тяжелый дым трубами — не лучшее место для каникул? Саманта хмыкает от мысли, что даже такие, казалось бы, невеселые воспоминания вынуждают её словить ностальгическую улыбку. По крайней мере, у неё будет время найти что-то более симпатичное в родных краях, чем привычные с её детства вещи. Не то, чтобы Стюарт не видел плохой жизни, но это не означает, что нужно предлагать ему представить в красках, с какой гордостью вышагивала Саманта Дугалл будучи ребёнком, время от времени отвлекаясь на громкое откашливание.
[indent]— Да? — от неожиданного вопроса и её собственный ответ звучит удивлённо. Саманта щурится, окидывая его с ног до головы пристальным взглядом, будто оценивая, — Думаешь, они заметят? — шутя, наконец спрашивает его Дугалл, но тут же отмахивается рукой, запихивая в боковое отделение свои настоящие документы, — Я писала им, но не вдавалась в подробности и не присылала фотографии. Сам понимаешь, — она чуть улыбается — одно дело обмениваться дурацкими фотографиями в зашифрованных ими же чатах, а другое проверять, насколько не всё равно окружению на её разговор с мамой —  и выпрямляясь, продолжает: — К тому же, мне показалось, что будет справедливым, если ты представишься им самостоятельно! И, чего таить, — девушка хитро прищуривается прежде, чем отвернуться в поисках своего нажитого за время её отсутствия пакета с сувенирами для матери и отца, — Хочу увидеть их реакцию.
[indent]Она не сомневалась: Стюарт понравится им. Что им до татуировок на телах людей, когда их собственная дочь передвигается при помощи металлической ноги? А вот увидеть в Лапьере того, кто спас их девочку ничего не помешает; она ещё и поможет им понять это, как никто другой. А отбрасывая даже это, кому мужчина мог вообще не понравится с таким искрометным юмором и замашками мизантропа? Вот и она о чём.
[indent]Саманта и прежде ловила себя на мысли, что ей нравились такие простые и тривиальные разговоры. Так можно предположить, что их жизнь могла быть нормальной, без опасностей, прежде поджидающих их на каждом углу. Именно по этому она ценила их посиделки за общим столом и совместным ужином или убаюкивающие диалоги обо всём перед сном, пока голова девушки покоилась на груди Лапьера. Действительность никогда не давала им возможности расслабиться; Дугалл-то и дело ловит себя на мысли, что отсутствие её рядом с командой заставляет девушку понервничать даже пока она находилась в квартире, что говорить про момент, когда приземлится на шотландские земли. С другой стороны, механик отдавала себе отчёт и в том, что они спокойно смогли прожить без неё долгие годы. Вряд ли что-то изменится от двух недель.
[indent]Упираясь руками в бока и прикусывая губу, она с задумчивостью перебирает в голове всё необходимое и кивая, прикрывает крышку сумки. Ещё не до конца, но всё больше и больше она понимает эту реальность, где всё получается и несмотря на внутреннее чувство трепета от грядущего путешествия, девушка не может избавиться и от внутренней тоски и ощущения одиночества, которое волнами накрывает её с того момента, когда она поняла, что отправиться в него самостоятельно.
[indent]Кажется, это слишком хорошо отобразилось на её лице?
[indent]— На целых пару недель, — поправляет его Саманта, уперевшись в мужчину своим лбом и стягивая ладони за его спиной. — Уверен? — на мгновение отодвигаясь от него, пытаясь словить взгляд Лапьера, она приподнимает бровь, — Считай, что у меня стокгольмский сидром. Не могу представить жизни без твоих шуток исподтишка, — и хмыкнув, девушка возвращается в прежнее положение до момента, пока не чувствует, как слабнет его хватка. Они оба знают: далеко не только по юмору Стюарта будет скучать её душа; она оставляет это не проговоренным вслух только потому, что знает — время для слёз ещё не пришло. Широко улыбаясь ему, Сэм чувствует пробегающие от шеи к спине мурашки из-за его прикосновения, тут же сдвинувшись Лапьеру на встречу. Как одну единственную истину она повторяет себе — это ненадолго. И совсем скоро девушка вновь сможет зацеловать его щёки, пока у того не начнёт сводить скулы от попыток отдалиться, не скрывая своей улыбки.
[indent]— Я знаю, что ты пытаешься сделать, Стю, — грустно усмехнувшись, девушка качает головой, но всё равно посмеивается над правдой: мамины конфеты — это правда ценность, без которой она не встречала свой родной дом, — Меня успокаивает только то, что потом я смогу целовать тебя своим беззубым ртом, дожидаясь, пока твой станет таким же, — Саманта ехидничает и задирает ладонь, чтобы ткнуть его несколько раз в щёку. И пока смерть не разлучит их.
[indent]Она старается быть веселее совсем не для себя — знает, что как только скроется с его глаз, то скорее всего плотину прорвёт. С другой стороны, Стюарт прав: он столько старался для того, чтобы уговорить её и строить перед ним самого несчастного? Саманта, в конце концов, обязана ему и кажется это меньшее, что она может сделать для него, чтобы порадовать мужчину. Ещё, кажется, дать ему донести сумку до машины. Дугалл умилённо улыбается, но за необходимость держаться за кожаную ручку во чтобы то ни стало не дерётся, напоследок окидывая их комнату взглядом.
[indent]В конце концов, это — лишь очередная коробка. В последнее время настоящее чувство дома давал ей человек, идущий рядом с ней. Саманта старается не расплакаться, но как только они оказываются возле машины, всё равно даёт слабину; смахивая слёзы, девушка утыкается ему носом в щёку, а затем целует в ответ.
[indent]— Не могу такого обещать, — шмыгнув, говорит девушка на выдохе, но тут же уверено кивает головой на его слова. Скоро. Каких-то пару недель. Эта мысль придаёт ей сил сдвинуться с точки, но перед этим она крепко сжимает его ладони в своих. Саманта ловит его взгляд своим и с тёплой улыбкой произносит: — Я люблю тебя, Стюарт. И буду очень ждать нашей встречи.
[indent]Оказываясь одна, она едва слышно плачет, не думая о том, что подумает о ней водитель. Саманта упирается лбом в прохладное окно и прикрывает дверь; казалось бы, где грустно? Она ловит себя на мысли, что давно чувствовала так много всего одновременно, находясь рядом с человеком. И пусть впереди её ждёт некоторое количество дней в разлуке, она знает: следующая их встреча будет наполнена совсем другими эмоциями. Сильнее, ярче и счастливее.


С П У С Т Я  П О Л Т О Р Ы  Н Е Д Е Л И


[indent]Все радостные воспоминания, которые Саманта наловила словно многоцветных бабочек в свой сачок, схлопываются в момент, когда вся её прежняя жизнь, оставленная в Токио, рушится кирпич за кирпичом. Слишком драматично вкладывать в одного человека столько смысла? Дугалл с вами не согласится. В её коммуникаторе десятки неотвещенных звонков, ещё столько же сообщений и абсолютно нулевая информация о таком человеке, как Домфри, что уж говорить о Стюарте Лапьере.
[indent]Будто его никогда не существовало.
[indent]У неё даже не выходит притвориться наивной, тут же заподозрив неладное; будь она в другом состоянии, смотри на ситуацию абстрактно, возможно и вовсе смогла удивиться, насколько долго ему удалось водить её вокруг пальца. Как давно он планировал это? Сколько времени прошло с того, как ему в голову впервые пришла эта мысль? [float=left]https://i.imgur.com/f453Npk.gif[/float][indent]
[indent]Она хмурит брови, сжимая в кулаках ремень от своей сумки сильнее: если смотреть на их разговоры сквозь призму сухих фактов, то он говорил о её благополучии без него с самого первого дня их отношений; Саманта думала, что он передумал и понял, что для девушки это ничего не значило. Они вместе, друг за друга, это не ему решать, как ей распоряжаться своей жизнью! Как долго он бы играл с ней?
[indent]Сердце девушки сжимается от одного осознания, что если не Тао и его глупый вопрос, неизвестно, как долго она оставалась бы в неведении. С другой стороны, что это меняло? Дугалл без понятия, где он и что с ним. Находись она в том же состоянии, что и азиат, вовсе подумала бы, что Стюарт ей приснился; её лицо кривится в недовольную гримасу: прокололся! Что же не додумался накачать её наркотиками для пущей убедительности и тогда сбегать прочь?
[indent]В противовес уже сложившейся в голове картине, Саманта-то и дело пытается опровергнуть действительность. Что-то случилось, он попал в передрягу, ему нужна помощь; лучше она узнает, что это какая-то дурацкая шутка, чем её встретит холодная реальность: Стюарт Лапьер ушёл из её жизни, несмотря на все обещания.
[indent]Саманта опускает взгляд к часам, поднимается на ноги и поправляя шарф на своей шее, нервно переступает ступеньку за ступенькой. Над её головой — слегка мигающая, но яркая надпись, встречающая каждого своего будущего пассажира. Аэропорт Эдинбурга встретил её звонкими голосами и тёплыми объятиями родителей, а прощается промозглой погодой и оставленной, сам того не ожидая, дырой в её груди. Нет смысла винить город — она понимает это, но ничего не может с собой сделать, не в силах действительно указать пальцем в сторону Лапьера. Да и без какой-либо возможности.
[indent]Пока что.
[indent]Наблюдая за яркими огнями шотландской столицы, уменьшающиеся по мере набирания её самолётом высоты, Саманта то и дело крутит в голове вопрос проверяющего таможенника: «Цель визита?» — где только логика подтолкнула ответить ему о рабочей визе. Ложь или по крайней мере, далеко не приоритетное намерение. Неважно, как много сил ей придётся потратить, сколько пройдёт дней, недель или лет прежде, чем девушка сможет посмотреть ему в лицо вновь.
[indent]Саманта намеревалась найти Стюарта, чего бы ей это не стоило.
[indent]Она найдёт его.

Подпись автора

I'm grinding it out,  n o  o n e  c a n  s e e
the pressure's growing exponentially
https://i.imgur.com/vYXxW4V.gif https://i.imgur.com/9UgxAvE.gif
- I'll carry the burden and take the strain -


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » otherworld » interlinked