I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I must not fear. Fear is the mind-killer. Fear is the little-death that brings total obliteration. I will face my fear. I will permit it to pass over me and through me. And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path. Where the fear has gone there will be nothing. Only I will remain.» ― Frank Herbert, Dune пост недели от (уже) взрослой и рассудительной джозефины: Дышать не становится легче. Сердце забивается сильнее, а холодный уличный воздух становится осязаемее, будто бы оседает в лёгких, заполняя собой всё пространство, не давая ей даже продохнуть. Секунды превращаются в минуты, а ей только и остаётся, что замереть на волшебнике своим взглядом, смотря на него не то с мольбой в глазах, не то с надеждой.
— Правду? — совсем тихо слово вырывается из Уолш быстрее, чем она успевает дать Андерсону время высказаться.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » flashback » мне нравится всё, что тебе нравится


мне нравится всё, что тебе нравится

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/vNPa46a.png
мне нравится всё, что тебе нравится
Cairo Kaur & Edmond Meyers
июнь 2013 год — ∞
_____________________________________________________________________
Встреча, просроченная на шестнадцать лет.

Подпись автора

but I was late for this, late for that, late for
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ THE LOVE OF MY LIFE ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯
https://i.imgur.com/fjFmQFO.gif https://i.imgur.com/sKal8hL.gif
a n d    w h e n   I   d i e   a l o n e ,  w h e n   I   d i e   a l o n e ,  w h e n   I   d i e
I'LL BE ON TIME

2

[indent]Сегодняшний вечер похож на начало. Хотя, казалось бы, сколько у него уже было таких вечеров и сколько таких же начал, но этот чувствуется иначе. Может, дело в том, с какой неумолимой настойчивостью он наступает, вынуждая две фигуры на кухне торопиться, врезаться в друг друга и усмехаться над разделённой на двоих паникой; или в том, с каким ленным спокойствием он зазывает знакомые лица, наполняя ещё не исхоженные гостями комнаты и сад тёплым бархатным гулом и жизнью.
[indent]Так или иначе, с тех пор, как Кайро Каур вернулся на исхоженные вдоль и поперёк улицы Лондона, мужчина то и дело ловит себя на наблюдении — мир всё больше отсвечивает красками, знакомыми ему с той поры, когда он был угловатым неотёсанным мальчишкой. Вcё это гудение, оживление и паника действуют на него не хуже материнских настоек против затянувшейся простуды, излечивая затихшее замерзшее сердце. Он вновь живой, исполненный предпраздничного тремора, копящегося в солнечном сплетении и норовящего смыть первого попавшегося горемыку, который спросит его о степени готовности званого дружеского ужина. А главное, он не сомневается — вьющаяся по кухне туда-сюда женщина поддержит его, и едва ли её беспокойное цунами не окажется пострашней того, что может предложить миру Кайро.
[indent]И всё же это приятная нервозность. Полезная. Она говорит — значит, это важно. А ведь он и не вспомнит, когда клеймил что-то по-настоящему важным в последний раз. Словно десять лет назад Кайро Каур закрыл глаза и вновь открыл их только пару часов назад, обнаружив себя со сковородкой и ответственностью наперевес.
[indent]Подвести Эвелин он не хочет и искренне боится. Однако стоит мрачной мысли проскользнуть в закулисье сознания, её недовольный выбитый на подкорке мозга голос тотчас отбивает: «Не подведешь, не спорь». И пускай ему приятно это странное непритворное доверие, с которым женщина приняла его на свою кухню, Кауру никак не избавится от навязчивой тревоги, что его руки или вовсе голова сыграют с ним злую шутку в самый ответственный момент — слишком уж много времени он потерял, прячась от того, что знает лучше всего на свете.
[indent]Ему хватает пары-тройки минут, прежде чем его тело вспоминает, работая, как заточенный инструмент, и к мыслям о провале Каур больше не возвращается, передвигаясь по периметру кухни в знакомом лишь его ногам танце. Даже голова его становится легче, оставляя место для любопытных взглядов поверх макушек собирающихся гостей. Кайро не торопится выйти к людям, видимо, убеждённый, что его секундное отсутствие приведёт к страшной катастрофе, но успевает схватить бегающую между кухней и столами Мишу за щекастое лицо, с видом эксперта оценивая не существовавшую там ранее засечку на правой брови.
[indent]— Без комментариев, — смеётся мужчина, провожая крысящеюся Грэм взглядом обратно к изрядно заполнившимся столам, — Давно она? — оборачиваясь к Эвелин, он нарочно морщится, стараясь скрыть смущение от полученного звания подростковой иконы стиля от Миши Грэм.
[indent]— Иди в зал, я закончу. Тут осталось на пару минут, — его брови сходятся на переносице, стоит женщине предположить, что он подал ей тему для дебатов, — Это не просьба, — недолго думая мужчина встаёт ей за плечи и принимается толкать Эвелин на выход, пока та не сдаётся. А затем проходит на другой конец кухни, хлопая второй стеклянной дверью и опережая приступ хитрости — или дурости — у хозяйки заведения.
[indent]— Тебе пять? — артикулируя как можно понятней, Кайро присаживается, чтобы оказаться с ней на одном уровне глаз и, скрепляя большие и указательные пальцы вместе, задирает руки в воздух, — Уходи-и-и, — он встаёт в полный рост, качает головой и наконец побеждает в игру, о которой никто не просил.
[indent]Обычно он предпочёл бы оказаться в гуще событий, но сегодня ему нравится быть сторонним наблюдателем. Погружаясь в последние штрихи на кухне, Каур изредка поднимает глаза к гостям, к маленькой женской фигуре на импровизированной сцене, разбавляющей разговоры мягким мелодичным голосом, и ловит себя на тёплой улыбке. Он так давно не чувствовал себя на своём месте, что забыл насколько умиротворяющим может быть ощущение целостности и единства с происходящим за пределами его небольшого кухонного островка.
[indent]Убеждаясь, что всё готово в последний раз, Каур сбрасывает с себя фартук и, поправив свободную рубашку, неторопливо идёт на выход, останавливается в дверном проёме и, облокотившись о раму, стоит там до тех пор, пока голос Алины и инструменты не затихают. Он встречает её на полпути со сцены, прикладывая руку на сердце и благодаря женщину за выступление. Она и сама выглядит счастливой, и от осознания, что он поспособствовал редкой в последнее время улыбке на лице Алины, он чувствует разливающееся в груди тепло.
[indent]— Я заняла тебе место рядом с собой, — следуя за направлением пальца Алины, Кайро определяет два пустых стула в компании одинокой фигуры и возвращает своё внимание к женщине, — Я пока полна сил — всё благодаря вашей с Эвой божественной еде. Тарелку я тебе тоже оставила, ты наверняка ничего не... — она собирается продолжить говорить, но замолкает, всем своим видом спрашивая: «Что случилось?»
[indent]Если бы он знал. Инстинктивно его брови сходятся на переносице, а лицо Каура становится подозрительно растерянным. Он смотрит на Алину, но сквозь неё, пытаясь определить источник своего замешательства. Кайро делает полшага назад, часто моргает и вновь ищет свой пустующий стул взглядом, цепляясь глазами за ярко-рыжую макушку той самой одинокой фигуры, смотрящей на него так же пристально, как и он на неё. Мужчина щурится, морщится, бормочет одними губами что-то похожее на: «Что за...» — и вдруг расправляет плечи, открывает рот, усмехается и принимается улыбаться соседу по столу самой широкой улыбкой, на которую только способен.
[indent]Нет, здесь нет никакой ошибки, и несмотря на секундное сомнение, Кайро никогда не страдал проблемами со зрением, чтобы не доверять собственным глазам. Перед ним никто иной, как Эдмонд Перегрин Мейерс, и прежде чем эта информация успевает усвоиться в его голове, Каур срывается с места.
[indent]— Мы знакомы, — единственное, что слышит Алина от ускользающей от неё спины.
[indent]Ему бы следовало замедлиться, выдохнуть и дать себе пару секунд переосмыслить всё, что произошло мгновениями раньше, но Кайро не останавливается до тех пор, пока знакомые черты не оказываются достаточно близко, чтобы не оставить ему ни единого сомнения — это он. Это точно он.
[indent]— Пожалуйста, скажи мне, что я не пугаю сейчас незнакомого мне человека, и это действительно ты, — выпаливает он, как на духу, притормаживая в паре шагов от рыжеволосой фигуры и продолжая улыбаться, — Эдмонд, — это должен быть вопрос, но он просто не поверит ему, если тот решит превратить это в повод для шутки. Он знает, знает, что это Эдмонд Мейерс!
[indent]Кайро замирает всего на секунду, пробегаясь глазами ничуть не изменившимся — разве что самую малость — чертам лица. Всё те же рассыпанные повсюду веснушки, те же огромные ореховые колодцы, смотрящие на него так, будто вот-вот заплачут; если бы он не следил ни за календарём, ни за своим отражением в зеркале, то решил бы, что не прошло никаких шестнадцати лет с того дня, как он смотрел в эти глаза в последний раз.
[indent]— Привет! — он видит, как Эдмонд делает полшага навстречу, и не сдерживает звонкого смешка, стоит мужчине напротив застыть в такой знакомой ему экзистенциальной поломке, — Это точно ты, — заканчивая начатый Мейерсом путь, продолжает смеяться Каур, — Не поверишь, я так и не начал кусать людей, — тараторит мужчина, стискивая старого друга в крепком объятии в следующее мгновение и наконец осознавая, что Эдмонд такой же реальный, как и он сам.
[indent]На короткий миг Кайро готов поверить, что они вновь стоят на центральной площади Ильверморни и прощаются на недолгий год. Между ними нет молчаливой пропасти длинной в пятнадцать лет. Нет похороненных глубоко внутри обид. Они снова два лучших друга, убеждённых, что встретятся совсем скоро. Что им двенадцать месяцев разлуки, когда впереди целая жизнь?
[indent]Ощущение пропадает, когда Каур разжимает крепкую хватку и возвращает Эдмонду парочку десятков сантиметров личного пространства. Кайро не теряет улыбки, от которой сводит скулы, несмотря на неприятный холодок, пробегающий по участкам кожи, согревшимся от чужого тепла. Что бы ни было результатом упущенных пятнадцати лет, оно теряет свою важность. Ему достаточно понимать то, что Эдмонд Мейерс рад видеть его прямо сейчас.
[indent]— Так вы знакомы? — радостный голос Теодора вынуждает его отвести пристальный взгляд с Мейерса, растеряно качнув головой.
[indent]Конечно, знакомы. Зачем он вообще спрашивает? Стоит Кайро задаться этим вопросом, его лицо меняется в ту же секунду, а в голове что-то щёлкает, запуская домино из череды коротких осмыслений. Нудный реставратор, трясущийся, словно рогоз на ветру, обретает тело, имя и историю, а Эвелин зелёную карточку на допрос с пристрастием в ближайшем будущем — в какой Вселенной Эдмонд Мейерс мог вызвать у Кайро желание уснуть лицом в салате?
[indent]— Стоп, — лицо Каура бледнеет на полтона, — это спаситель дивана Эвелин, с которым ты познакомился во Франции? — убеждается мужчина, прежде чем делать какие-либо выводы.
[indent]— Да, разумеется! А откуда вы друг друга знаете? — подтверждает Теодор в неизменно восторженной манере.
[indent]— Ага, — кивок.
[indent]Глаза Кайро превращаются в две маленькие полоски, а рот кривится в странную ухмылку, пропитанную недоверием ко всему, что они могут попытаться сказать ему в ближайшие секунды. Не произнося ни слова, он просверливает Мейерса взглядом, поджимает губы в красноречивое «понятно» и, продолжая игнорировать околопаническое состояние организма, произносит голосом из научных радио-передач:
[indent]— Из Ильверморни. Я рассказывал, — указывая на Эдмонда ладонью, кивает Каур и, встречаясь с Грэмом взглядом, кривит рот в нервозную улыбку.
[indent]— Оу! — вырывается с восторгом, — Оу, — наполняется зачатками осознания, — Оу-у-у, — лицо Грэма сжимается, словно лимон, — Как здорово! Знаете, я вас оставлю, я ещё вернусь, — хлопнув Кайро по плечу, молодой волшебник, кажется, успевает скорчить виноватую гримасу другой части этого хромого обмена новостями, и тут же пятится прочь.
[indent]На момент всё в округе погружается в тишину, и Кайро не спешит прервать её, переводя свой взгляд на Эдмонда и врезаясь в его глаза самым говорящим выражением лица. Сдерживая ухмылку, мужчина сжимает губы в тонкую полосу, хмыкает под нос и несколько раз качает головой в наигранном осуждении. Это было слишком давно, чтобы обижаться на него по-настоящему, но всё в нём говорит: «Ты хотя бы мог не выдумывать».
[indent]Может, это он вёл себя так, что Мейерс побоялся рассказать? Кайро обрубает попытку придумать что-то, о чём он не имеет ни малейшего понятия до того, как она уведёт мужчину далеко от истины.
[indent]— Что ж, — прокашлявшись, он предлагает им присесть на свои места аккуратным жестом и, выдержав ещё одну паузу, меняется в тоне, смягчаясь, — Тео очень хотел, чтобы мы познакомились, и убеждал меня, что мы обязательно понравимся друг другу, — хмыкает Каур, вздёрнув бровями, — Забыл уточнить, что зовут тебя Эдмонд, и ты из Канады. И как я не догадался... — его улыбка становится почти меланхоличной, но Кайро быстро оживляется, — Возможно, меня сбили с толку его заверения, что ты совершенно не нудный. Иначе бы точно догадался, — разворачивая свой стул практически лицом к Мейерсу, смеётся мужчина.
[indent]Один за другим вопросы, накопленные годами, вспыхивают в его сознании, и несмотря на жгучее желание задать их все разом, Каур лишь улыбается ему и задерживает внимание на прочно въевшихся в память чертах лица — зря он боялся, что начинает забывать. Может быть, теперь он сможет получить свои ответы, а пока он спрашивает лишь:
[indent]— Как... твои дела? — и это не рядовое желание справиться о его семье и общем состоянии, и он старается показать это всем своим видом, поворачиваясь к Мейерсу корпусом и очевидно забывая о том, что на этом вечере есть ещё кто-то, кроме них самих.
[indent]А всё потому, что пятнадцать лет спустя Эдмонд Мейерс — неизменно важная константа его жизни, к которой он возвращался столько раз и наконец-то сможет вернуться в последний. А там — будь, что будет.

Подпись автора

but I was late for this, late for that, late for
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ THE LOVE OF MY LIFE ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯
https://i.imgur.com/fjFmQFO.gif https://i.imgur.com/sKal8hL.gif
a n d    w h e n   I   d i e   a l o n e ,  w h e n   I   d i e   a l o n e ,  w h e n   I   d i e
I'LL BE ON TIME


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » flashback » мне нравится всё, что тебе нравится