A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » don't threaten me with a good time [лето 2025]


don't threaten me with a good time [лето 2025]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

it's a hell of a feeling though
http://funkyimg.com/i/2AFUU.png

› Участники: Бонни, Винни и порция пиздов от матерей.
› Место: везде, где наливают, начиная с Шотландии, заканчивая Штатами.

› Время: лето 2025.
› Погода: какая погода?

Когда молодые и перспективные выступают в лучших традициях Маккензи, без разрушений не обходится.

2

Бонни! При имени этом тут же представляется милейшего вида барышня с оттопыренными ушками и дергающимся носиком, словно она не женщина, а кролик. Но вы не поверите, а все же Бонни Маккензи МакЛаген - мужчина, да еще какой. Он - альфа самочка и альфа самец любого мало мальски любопытного стада, будь то очередь за новой моделью Нимбус или автограф сессия Дика Чарльсона. Он - самый желанный, самый красивый и самый… тупой Маккензи. Когда в далеком детстве голова Бонни застряла между лестничными столбиками, то мама посмотрела на него, нахмурилась и, не сделав ровным счетом ничего, направилась на службу. В конечном счете сына то уже не исправишь! Не пристрелишь первого попавшегося аиста с просьбой заменить бракованного ребенка на нормального, не пришибленного.
А, впрочем, выросло то, что выросло. Бонни в целом был не глупый мальчик, когда речь не касалась жизненно важных решений, таких как, например, полюбить девушку, а вовсе не “восхитительного еврея в шикарной копной волос, у которого мама чудно готовит”. С другой стороны, Стивен Анита Гольдштейн был замечательным юношей, и Остара души в нем не чаяла! Возлюбленный ее сына купил свою эммм свекровь (?!) банками огурцов, которые его семья любовно закатывала на просторной кухни светлого особняка на берегу Ла-Манша. Таре особенно нравилось загорать на пляже вблизи него, держа в правой руке стакан водки, а в левой вилочку с соленым огурчиком.
Но речь вовсе не об огурцах, евреях и их обманчивой хлебосольности. Повествования пойдет о Бонни и о том, как он поругался со Стивеном.
Дело было вовсе не в том, что молодые люди не поделили ментоловый шампунь против перхоти (оба утверждали, что перхоти у них нет и они вообще не знают, что это такое). Причина раздора оказалась более серьезной - шторка для душа! Видите ли, молодые люди решительно жили вместе, объясняя это тем, что оба любят обниматься. У них была своя спальня, своя собака и своя ванная комната. Бонни был человеком не только высокого роста, но и высокого вкуса, и периодически что-то менял в интерьера их комнаты. Так ваза с цветами четыре раза в месяц кочевала по разным углам с учетом рекомендаций, указанных в интерьерно-звездном календаре мадам Просковьи. Согласно этому же календарю в 2025 нельзя было вешать синии шторки для душа, ибо это вредит потенции. Ну, Бонни мальчик серьезный и потенция ему дорога! Он перекрасил шторку в оранжевый, а Стиву это не понравилось… В общем, теперь влюбленные в ссоре, а Бонни летит на самолете в США, визжит от радости и мучает престарелую женщину подле него вопросами о том, почему радуга есть символ гомосексуализма?
В аэропорту его встречал кузен, на которого Бонни летел, как большая жирная бабочка. Улыбался он Эвану так, что можно было ослепнуть. И обнимал крепко, похлопывая по плечам, до тех пор, пока Маккензи не уменьшился в росте хоть на сантиметр, а то больно длинный вымахал.
- Винни, я готов покорять штаты. Ей Богу, готов! Со Стивеном покончено. Ему на зло я заведу девушку! Знаешь, как он раздуется от этой новости? Ты, кстати, в курсе, что евреи, как эти рыбки… такие шарики игольчатые, имеют уникальную возможность раздуваться, когда бесяться? Вот он раздуется, точно тебе говорю! Я у него еще нашу собаку отсужу. Глядишь, Гуфи без папочки своего похудеет. Скучаю по этому мерзавцу… В смысле по собаке! Не по Стиву. Хотя, он отлично обнимается. Они оба.
В таком духе Боннет продолжал трепаться, периодически поглядывая на прекрасных дам и их коротенькие юбочки. Прекрасная затея - носить короткую юбочку! И иметь жопу без волос. Велилепно!

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ASm3.png[/AVA]

Отредактировано Ostara Mackenzie (2018-01-03 23:16:37)

3

Лето в Шотландии закончилось, не успев начаться. Стоило матери услышать про незапланированный саботаж званного вечера, как юному Маккензи не осталось иного выхода, кроме возращения на родину под гильотину. А ведь он даже не был виновником произошедшего! Кто вообще станет опрокидывать рыбьи потроха на голову по доброй воле? Только донести это до разгневанной женщины было так же просто, как прожить неделю в клетке с голодным драконом. Что вовсе не значило добрую волю Маккензи положить невиновную – и никто его не убедит в обратном! – голову на плаху.
Вернулся Эван в образе обиженных и оскорблённых. С усердием рвущегося к славе актёра он был сдержан на работе и молчалив за семейными ужинами. Он всё надеялся, что холодная война выиграет ему билет в гости к тетушке, ведь Маккензи так и не успел повидаться ни с Остарой, ни с её детьми. Мэрилин оставалась непреклонной, и ей бы наверняка удалось сломить Эвана, не упусти она одну важную деталь. Эван Маккензи был и оставался её единственным ребёнком. Бараньего упорства в нём было столько же, сколько и в матери. Если не больше.
Три письма разошлись по разным уголкам Англии, и к большой удаче Эвана, одно из них нашло положительных отклик. Волшебник почувствовал себя настоящим победителем, прочитав, что его любимый кузен намеревался принять приглашение и явиться в Штаты в ближайшие сроки. Мэрилин могла приковать сына к родной земле, пригрозив полномочиями в компании, но не пропустить Боннема через американскую границу? Очень бы хотелось на это взглянуть!
В день приезда кузена на работе Эвана так никто и не увидел. Отправив короткую записку о плохом самочувствии с утра пораньше, Маккензи накинул на себя летнюю рубашку и заспешил встречать Боннема, то и дело замечая на себе ехидную улыбку непойманного революционера. Впрочем, разумеется, юный волшебник радовался приезду Бонни и без выигрышных комбинаций в их с Мэрилин шахматной партии. Если бы ему пришлось выбирать своего любимого родственника, он бы не сомневаясь ткнул в щеку Боннема. Вовсе не потому что остальных он любил меньше. Просто... было в этом юноше что-то, чего не доставало самому Маккензи. То ли его искреннее жизнелюбие, то ли наивная простота, с которой кузен смотрел на мир, сбивали с Эвана спесь и несвойственную возрасту серьёзность, позволяя задышать полной грудью.
Ты бы знал, как я рад тебя видеть! — закашливаясь от крепких объятий Бонни, воодушевленно болтал юноша, — Честное слово, с тех пор, как я вернулся из Шотландии, я работаю на правах невыездного невольника, — не желая зацикливаться на больной мозоли, Эван высвободился из любвеобильного плена и принялся расспрашивать о последних новостях. А последних было предостаточно.
Да ты что, Бонни! Что случилось? — и лучше бы он этого не спрашивал. Потому что если вы считаете, что готовы услышать историю про шторку в душевой, вы глубоко ошибаетесь. Ошибся и Эван Маккензи, едва удержав рвущуюся изогнуться в дугу бровь, но всё же справился. В конце концов, он глубоко уважал своего кузена и вовсе не хотел обижать его невежественным гоготом. Кто знает, что крылось за проблемой цветовых предпочтений! — Мы с тобой в одной лодке. После того злосчастного происшествия в Шотландии мне сказали, что приличного общества я не достоин, и демонстративно ушли танцевать с теми, кто, видимо, достоин, так что сердце моё принадлежит только палящему солнцу и рабовладельцу по имени Мэрилин Маккензи, — пожав плечами, Маккензи твердо добавил, — Не унывай, Бонни, заведём тебе девушку! Даже двух, если пообещаешь не забывать их кормить. А то эти американки совсем беспомощные! — и Эван рассмеялся, принявшись думать куда бы отвести Бонни, чтобы тот запомнил свой визит в Америку на всю жизнь.
Думать долго не пришлось. Расположив кузена в своём доме в Новом Орлеане и проследив, чтобы тот ни в коем случае не остался голодным, Маккензи приказал собираться.
Ты когда-нибудь был в Майями? Есть у меня там один приятель с домом на побережье. Давно зазывал к себе! Думаю, если и существует место, где нам точно стоит побывать – так это там, — сам волшебник не сильно жаловал подобные вечеринки, если его не приводили туда насильно. Но отдавая дань революционному духу и желанию Боннема пожить на зло Стивену, на которого – бесспорно! – кузену было наплевать, Эван решил, что им стоило напиться и прыгнуть с крыши в бассейн с бутылкой шампанского наперевес. Главное, чтобы голову не разбили.

4

Вы спросите: в какой такой особенный момент Боннет предпочел мужчин и зависело ли это решение от него? Пожалуй, можно сказать, что во всем виновата бессердечная генетика, но ведь это не так. Безусловно, проще считать, что ряд событий не зависит от нас или нашего ближайшего окружения. Однако свой выбор Бонни делал осознанно, он полюбил. И пускай его избранник не оказался хорошенькой девицей, которая порадовала бы семью, но Стивен был, возможно, лучшим человеком из всех! Он был наделен положительными качествами и служил моральным компасом для дезориентированного Бонни Маккензи МакЛагена. Он делал из юнца и повесы настоящего мужчину.
Без Гольдштейна наш мальчик был уже не тот. Только посмотрите на него: язык вываливается изо рта, как у собаки. Голодным взглядом он смотрит на мимо проходящих девушек, не зная за какую часть тела ухватиться, а в голове только чертова шторка для душа. В какой-то момент, когда радость отхлынула, словно волнп, то оголилась мысль: зачем я здесь? Бонни тут же захотел бежать, звонить Стивену, недавно научившемуся пользоваться телефоном, в руках с которым выглядел истинным аристократом благодаря тому, что оттопыривал мизинчик. Ведь поругались они по глупости, еще не поздно все исправить! Однако, как и все шотландцы, Боннет был упрям и горд. А брат его талантливо отвлекал от дурных, упаднических мыслей.
Иван был пафосной индюшкой в семье (потому что индейка из Америки, ясненько?). Он ходил весь такой нескладный, тряс своими причендалами и курлыкал о том, как он крут. И Бонни любил его за это! Было забавно иногда засечь время и посчитать, кто больше скажет “я”: Чарльз или Иван? Последний всегда выигрывал! Возможно потому, что Маккензи в нем было больше.
Но брат был не только самодоволен, он был еще очень умен и умел клеить девушек высокого класса. С ним у Боннета всегда было больше шансов! Они как Чип и Дейл, где блондинчику доставалась роль тупого парня в пестрой гавайской рубашке, а брюнет строил из себя такого пафосного мужика в куртке пилота, но при этом в шляпе Индиана Джонса! Определись уже, кто ты?!
- Майами… Нет, не бывал, но наслышан! - кивал Боннет, хрустя чипсами. Пока Стивен не видит, можно есть все, что захочешь! А то любит этот эврей побрюзжать на нежное ушко Бонни, мол растолстеешь и я тебя брошу. Кто еще кого бросил, почитатель оранжевых шторок! - Но Вань, оно нам надо? Я в окно вижу, как хорошо у вас в городе.
По правде сказать жара стояла страшная! Но уже вечерело и воздух наполнился сладкими ароматами цветов и питейных. Это был запах греха. Он будоражил сознание и соблазнял. Боннет хотел погрузиться в атмосферу Нового Орлеана, будто город был его возлюбленной. Ему хотелось пить, бить бутылки и делать глупости, за которое потом будет стыдно, чтобы кричать на Гольдштейна: “Мы расстались!”, а он в ответ: “У нас был перерыв!”.
- Уж лучше пойдем прогуляемся, так у вас тут весело! Дома такого нет.
И действительно, женщины разгуливали на улице полуголые и на каблуках. Многие из них приглашали войти в места особого назначения, чтобы отдохнуть. И Бонни готов был осчастливить каждую, но Иван уводил брата все дальше. С балконов сыпался пепел и смех. Маккензи чувствовал, что вот она жизнь!
Место, куда они пришли назывался “Курятник мамаши Доусн”. Это был один из немногочисленных стриптиз-клубов, скрытых от маглов за стенами боулинга. Там магия и любовь так тесно сплелись, что у Бонни язык выкатился изо рта, будто у мультяшного волка. Парень был готов сыпать мелкими купюрами и подставлять свои коленки для всех присутствующих дам!
- Слушай, а что за история случилась? Я тогда завис рядом с креветками и все пропустил.
На самом деле Бонни и Стив выслеживали оперного тенора, у которого хотели спросить автограф и совершенно случайно стали жертвой мидий, которые покусали их длинные любопытные носы. Эх, весело было! Как там этот сладкий эврейчик сейчас поживает?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ASm3.png[/AVA]

Отредактировано Ostara Mackenzie (2018-01-21 21:18:30)


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » mackenzie » don't threaten me with a good time [лето 2025]