A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » forget the horror here


forget the horror here

Сообщений 21 страница 22 из 22

1

http://funkyimg.com/i/2S8vR.png
forget the horror here, leave it all down here
Summer O'Leary & Ethan Hollick
Август 2003 года по февраль 2004 года.
Год долгих переписок и коротких встреч, за которые человек, говорящий через выведенные чернилами буквы, становится ближе, чем те, кто находятся рядом.

21


2 0   Д Е К А Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д


[indent]Несколько закутанных в широкие шарфы фигур толпятся перед входом в здание, запуская клубы дыма в ледяной зимний воздух, периодично нарушая тихое вечернее спокойствие улиц расходящимся в разные стороны смехом. Пряча замерзшие пальцы в карманы куртки, Итан то подхватывает оживлённый гогот, то затихает, бросая затяжные взгляды к горизонту, выжидая, когда знакомая фигура появится из-за поворота.
[indent]Знакомая. Закрыть глаза, перенестись на несколько месяцев раньше, и он не уверен, что не ошибётся, взявшись называть маленькие детали образа Саммер О'Лири, потерпевшим правки самого безжалостного редактора – времени. Казалось бы, прошло совсем немного с их последней встречи, но стоит Холлику попробовать отмотать стрелки часов на сентябрь, он не может избавиться от стойкого ощущения, что между двумя точками лежит одна маленькая жизнь. Столько всего произошло. Его маленькое повышение, знакомство с первой девушкой младшего брата, решение матери вернуться к учёбе,.. Рози. На последней мысли Холлик чувствует поднимающийся к горлу нервозный ком, встречающийся с сопротивлением из непроизвольно дергающихся вверх губ. До звонка О'Лири он не позволял вине и стыду душить его так очевидно, однако чем дальше уходят стрелки часов сейчас, тем ясней Холлик ощущает стянутые на шее силки. Он хотел бы думать, что тихий голос совести – преувеличение, и Саммер уже не вспомнит на какой ноте они расстались, переключившись на какого-нибудь харизматичного коллегу, напоминающего Индиану Джонса куда сильней, чем когда-либо мог Итан. Только здравый смысл подсказывает – Саммер помнит, иначе вряд ли археолог торопилась увидеться с ним так скоро, как оказалась в Нью-Йорке; не подумайте, он хотел её видеть. Он скучал по ней так сильно, как мог скучать по человеку, постепенно продолжившему путь в его жизнь и мысли. Но теперь, когда всё изменилось, он не знал где была та допустимая черта, на которую он мог подпустить Саммер, и, главное, согласилась бы сама Саммер сделать пару широких шагов назад?
[indent]— Земля вызывает Итана, я надеюсь, ты не планируешь делать то же самое в комнате? — он не обращает внимание на голос, пока в него не летит наскоро скомканный снежок, — Итан!
[indent]— Господи! — не успевая увернуться, Холлик сжимается от прохладных комьев, проваливающихся сквозь шарф, — С каких пор людям запрещено задумываться? — морщась, мужчина сгибается, подпрыгивает несколько раз и сдаётся вытрясти уже начавший таять снег.
[indent]— Мы тут стратегию разрабатываем, между прочим!
[indent]— Вы ведь даже не знаете какие задания будут. Дейзи! Ты вообще в первый раз, — смеясь, он отмахивается ладонью от девушки, кривляющейся в такт его речи, — Вау. Как взросло. Вау, я в восторге. Пожалуйста, продолжай, — дожидаясь, когда неугомонная коллега оказывается слишком близко, Итан громко цокает и ловит последнюю за высунутый язык, тут же отпуская.
[indent]— Ты! Демон! Вы видели? Он схватил меня за язык! Я надеюсь эти руки не бывали в неположенных местах! — пожимая плечами, Холлик задирает ладони в воздух и ехидно улыбается.
[indent]— Да ладно тебе, Дейзи. Мы фактически родственники. Подумаешь, переваришь свой же генетический материал, — подхватывает высокий мужчина.
[indent]— О, боже. Хантер! Кто тебя в детстве обидел? — возвращая ладони в карманы, мужчина корчится в искреннем омерзении, — Ещё раз, кто ему сказал куда мы пойдём? — обращаясь к собравшейся группе, Итан отвлекается от выслеживания рыжего пятна и продолжает громко ругаться, жестикулируя. Спустя несколько секунд он чувствует уверенный толчок в бок, тут же поворачиваясь к атакующему.
[indent]— Эй, это случаем не наш археолог приближается? — моментально поворачиваясь в сторону, в которую кивает Дейзи, Холлик щурится и узнает О'Лири под звонкое падение сердца в пятки.
[indent]— Саммер! — уверенно шагая навстречу, Итан двигается на автопилоте и улыбаясь широкой улыбкой, чувствует себя самым главным лжецом в этой Вселенной.


17   С Е Н Т Я Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д


[indent]Прошло больше года с тех пор, как Итан Холлик был с кем-то по-настоящему. Впрочем, как быть с кем-то понарошку он никогда не знал, что сводило счёт его свиданий в спальне к нулю. Не сказать, что Холлика сильно волновал его короткий послужной список, однако задумываться о наступавших на пятки одиноких тридцати – задумывался. Он мусолил мысль о готовности к чему-то новому достаточно долго, чтобы забеспокоиться о любви мужчины к подвешенному состоянию без ответа на главный вопрос. Суждено ли ему умереть в окружении сорока кошек? До сих пор чаша весов склонялась к печальному «да». Он полагал, что рано или поздно, обязательно испортит даже самые светлые, самые беспроблемные отношения, потому что что бы Итан ни делал, он всегда возвращался в прошлое, всегда вспоминал себя шестнадцатилетним мальчишкой и сталкивался с неприятной правдой: он никогда не испытывал ничего сравнимого с тем, что делала с ним Розамунд Льюитт одной короткой улыбкой. И сколько бы Холлик ни твердил себе об уловках памяти, здравом смысле и подростковом максимализме, внесшим лепту в палитру тех ощущений, сердце всегда побеждало над разумом, обрекая его повторять одну и ту же ошибку. Попрощавшись с Нью-Йорком, он так и не поставил точку на главе своей юности, вынуждая себя раз за разом оказываться там, откуда начал.
[indent]Был ли он готов сейчас? Ответ оставался таким же туманным и бесформенным, как и множество раз до сегодняшнего, но рядом с Саммер вероятность узнать наверняка не пугала его так очевидно. Сама того не осознавая, О'Лири вдохновляла его быть храбрее, рисковать там, где наедине со своими мыслями Холлик бы никогда не сделал шаг вперёд. Глупо отрицать, в сравнении с рыжеволосой девушкой в нём не было и половины того бесстрашного запала, с которым она, казалось бы, встречала любые подводные камни. Итан постоянно боялся оступиться, ощупывал почву даже тогда, когда знал, что под ним твёрдый бетон. Что уж говорить, именно О'Лири поцеловала его первой, и вовсе не потому что Холлик не думал о последнем, когда жалкие десять сантиметров разделяли их в вагоне подземки. Рядом с Саммер он чувствовал, что хотел попробовать. Без единого вещественного доказательства он видел в ней человека, способного подхватить Холлика, оступись он в темноте. И впервые за долгие «что если получится» звучало достаточно громко, чтобы заглушить «а что если нет».
[indent]Ему требуется время, чтобы сосредоточиться на чем-то, кроме отдалённого гула в ушах и сбитого дыхания. Не имея возможности говорить внятно, Холлик негромко хмыкает от обращения к родному городу О'Лири и, не убирая приложенного к переносице кулака, делает глубокий вдох. Пожалуй, несмотря на то, что им ещё предстояло узнать друг друга, некоторые тенденции Саммер уже перестали его сбивать с толку. Например, способность девушки общаться в данную секунду показалась бы Итану примечательной, если бы он забыл, кто оказался в его постели. Он не забывал.
[indent]— Я не знаю как, — усилием придавая форму мыслям, медленно начинает Итан и ненадолго останавливается, — Саммер Пандора О'Лири вообще разговаривает, но почему-то, — вдох, кашель, — Почему-то я не сильно удивлён, — чувствуя прилетающий в щёку палец, он не сдерживает звучного смешка, хватает девушку за него и наконец открывает глаза, поворачиваясь к нарушителю и без того шаткого душевного равновесия.
[indent]— Ты ведь знаешь, что ты делаешь, — если бы его щёки могли гореть ярче, они бы обязательно это сделали в ту секунду, когда Итана наградили достойным его собеседницы комплиментом. Услышанное одновременно льстило и убивало Холлика изнутри; и если бы его спросили хотел ли он развернутый отзыв, он бы дважды подумал насколько молодым хотел умереть.
[indent]— Я рад, — продирая горло, он не отпускает пойманной в плен руки Саммер и проталкивает свои пальцы в промежутки между её пальцами, принимаясь рассматривать то, как их ладони переплетались друг с другом, — Что не потратил твоё время зря, — Итан тушуется, дергает бровью вверх и пытается «съесть» не дающую ему покоя улыбку.
[indent]Наивно полагая, что хуже уже не станет, он отворачивается от О'Лири, поднимая глаза к потолку, только чтобы обнаружить Саммер в поле своего зрения спустя несколько подозрительных копошений под боком. Ненарочно он задерживает дыхание и, поджимая губы, коротко качает головой. Она знает, что делает, и продолжает это делать с одним из самых бессовестных лиц, которые Холлику приходилось наблюдать за всю его жизнь. Вспоминая о том, что он не может обходиться без кислорода, Итан вздыхает громче запланированного. Хотя, если подумать, наблюдать его потуги сохранять беспристрастную физиономию явно входили в планы Саммер. Иначе как объяснить все ухмылки, направленные в него за короткий промежуток?
[indent]— Ага, — кивая святому лику стесняющейся О'Лири, которой всё равно никто не поверит, тихо отзывается мужчина, — Ты, — он забывает, что собирался сказать, отвлечённый такими же «невинными» тычками в грудь, как и всё, что девушка изображала. Прикрывая глаза, Итан пораженно смеётся и вновь ловит её за руку, тянет на себя и вынуждает Саммер оказаться в доступной близости.
[indent]— В таком случае, — бормочет Холлик и, открывая глаза, наскоро пробегается по лицу девушки взглядом, — Пугай сколько хочешь, Саммер О'Лири, — изображая короткий приступ бесстрашия, улыбается мужчина.
[indent]Сейчас он точно не думает ни о завтрашнем дне, ни о скором отъезде Саммер. Всё, что ему действительно важно в данную секунду – находится прямо напротив, и Итан Холлик не собирается позволять своей голове портить полный надежды на лучшее будущее момент.


В Н О В Ь   2 0   Д Е К А Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д
https://funkyimg.com/i/31mi4.gif https://funkyimg.com/i/31mi5.gif

Sometimes it's good to be scared. It means you still have something to lose.


[indent]Он бы подумал, что проведённый вместе вечер семнадцатого сентября был ничем иным, как слишком реалистичным сном, если бы не имел доказательства присутствия Саммер из короткой записки и оставленных подарков. В последний раз, когда он видел идущую ему навстречу О'Лири, он смотрел на неё так, будто девушка заключала в себе его настоящее и будущее; сейчас этот вечер казался чем-то недостижимо далёким, словно он случился в другой жизни, Вселенной. И, может быть, Итан бы позволил себе думать, что во всём стоило винить запутанную паутину судьбы, но искать вину в высших силах, когда причина его внутренней паники крылась в отражении в зеркале – худшее из проявлений его трусости, которому он не давал кислорода.
[indent]— Привет, — стопорясь на пару мгновений, он позволяет себе увидеть лицо девушки и шагает навстречу, заключая хрупкую даже под слоем зимней одежды Саммер в объятья, — Я не верю! — поглаживая её по спине, он возвращает О'Лири личное пространство и, опуская ладони на её плечи, продолжает говорить, — Ты жива. И снова в Нью-Йорке! Я рад тебя видеть, Саммер, — его голос скачет, выдавая фальшивые ноты. Он и сам кажется себе фальшивым, пускай, ни одно из слов Холлика не является ложью.
[indent]Он врёт Саммер. Он врёт Розамунд. Ему кажется, что он врёт самому себе. Любое прикосновение, любое движение навстречу становятся доказательством возведённого против самого себя дела: сто и одна причина, почему Итан Холлик в конец заврался и заслуживает умереть в окружении тех самых сорока котов. И вместо того, чтобы принять достойное и храброе решение, он оправдывает себя толпой из друзей, неудобством писем и невозможностью встретиться раньше, чтобы не подписывать себя на аттракцион притворства, что всё в полном порядке, что они всё те же Саммер и Итан из ранней осени.
[indent]— Эй, Холлик, ты не забыл, что у тебя есть другие друзья?
[indent]— А нас ты так не обнимаешь!
[indent]— Может, нам тоже нацепить рыжий парик и очаровательно улыбаться, чтобы получить от тебя хоть каплю тепла?
[indent]— Всё, что ты можешь получить, это, — отпуская О'Лири, он поворачивается в сторону голосов и громко кашляет, оставляя пропущенное слово на интерпретацию прыткой фантазии, — По лбу, — возвращая всё своё внимание к Саммер, он виновато снимает с себя лицо ладонью, — Саммер, детский садик, детский садик, Саммер. Хотя... какой Итан, такие друзья, — представляя одного за другим, он заканчивает торжественным кивком.
[indent]— Ну что? Мы можем наконец-то зайти? Он заставил нас отмораживать себе наши нежные части на холоде, Саммер!
[indent]— Хантер. Самое-то. Для твоих-то нежных частей, — стараясь игнорировать продолжение обсуждения «нежных частей Хантера», Холлик чуть наклоняется в сторону О'Лири, — Я очень хочу послушать, как ты добралась, но нас распнут на праведном кресте, если они подождут ещё хотя бы секунду, — пропуская девушку внутрь помещения, спешно проговаривает мужчина, — Я хотел добавить, чтобы ты не пугалась их, но, — направляя её ладонью за группой, он ловит взгляд Саммер и заканчивает, — Я вспомнил с кем имею дело. Бояться тут надо им, — Итан дёргает уголками губ вверх и отвлекается на гундёж Хантера, отвечая ему очередной колкостью.
[indent]По крайней мере, это отвлекает его от собственных мыслей, позволяя забыть о трёх месяцах разлуки и всём произошедшем за этот период. В это мгновение они просто-напросто две связанные друг с другом единицы, радующиеся долгожданному воссоединению. И он бы очень хотел, чтобы это мгновение не прерывалось ледяным душем реальности.

22

20 ДЕКАБРЯ, ДЕНЬ


[indent] Саммер соврала бы, сказав, что не заметила как карета превратилась в тыкву, а две недели – в трёхмесячное отсутствие О'Лири в Нью-Йорке. Одно навалилось на другое, и вот, быстрая трансгрессия и исследование в Гватемале закончилось срочным вылетом в Западную Европу. Всё, что она может делать, это писать письма с извинениями о том, что задерживается, сетовать на свой рабочий график, и да бы не вызвать подозрений, несколько приукрашивать количество затраченного на путь туда-сюда времени. В прочем, Пандора не слишком преувеличивает; смена расположения собственного тела с материка на материк было не самым лучшим событием в её жизни, особенно, когда приходилось передвигаться немагическим транспортом. Любопытство стиралось с её лица в тот же момент, когда шасси огромной металлической птицы скрывалось в корпусе, а нос самолёта пробивал облака, и никогда не страдавшая страхом полётов, Саммер старалась отвлечь себя разговорами с Гизом, которому каждый раз приходилось пить оборотное зелье, превращая себя в не самого симпатичного карлика. С другой стороны, думала она об этом так, словно каждый раз команда приключенцев пользовалась изобретениями магглов; на деле, это было редкое событие, и чаще они отдавали предпочтения набирающим популярность магическим кораблям.
[indent] — Ну всё, мне пора собираться, — хлопая металлическим кубком по столу, предварительно вытащив карманные часы из тяжелых тканей юбки, она поднимается с места, взглянув на подругу с широкой улыбкой. Имея в виду свои вечерние планы, прибыв в Нью-Йорк после обеда, спустя час Саммер поняла, что не может спокойно даже сидеть на своём месте. Несколько раз ткнув пальцем Рича под крыло, раскидав вещи из чемодана по кровати, и выбрав, в чём пойдёт на встречу с Итаном и его друзьями позднее, она решает отправиться к Дженис, как минимум для того, чтобы скоротать время, а максимум – это ведь её близкая подруга, которую все последние разы Саммер ставила ниже, чем других людей.
[indent] — Ну конечно, ведь всегда есть кто-то важнее той, которая ждёт тебя каждый раз после отъездов, — по-матерински бурчит себе под нос ведьма, попутно отправляя грязную посуду омываться нагретой водой.
[indent] — Брось, мы ведь только что говорили об этом! — смеясь, произносит рыжеволосая, — Мне нужно сказ...
[indent] — Не утруждайся, «...азать немагу о том, что ты его любишь.» Немагу, Саммер! — дёрнув бровью, Джен пронзительно смотрит на неё несколько секунд, но вскидывая ладони в воздух, понимая, что эта битва была заранее проиграна, со вздохом добавляет, — Хотя, почему я удивляюсь, словно вижу тебя в первые. Хорошо, хоть не упала чувствами в какого-нибудь вампира. Вечно ты выбираешь что-то необычное.
[indent] — Он вовсе не... — О'Лири замолкает, тут же начиная говорить, подтягивая к себе сумку, двигаясь по направлению к своей комнате, она отводит пальцами в сторону тонкие плетённые шнуры, заменяющие двери во всей квартире, и ищет взглядом свободные полки, выставляя на пустое пространство ново-привезённые фигурки и сувениры, — Да, он необычный по нашим меркам, но причина то не в этом, — мягко улыбнувшись, негромко произносит Саммер, опуская взгляд.
[indent] В точности, она не знала, что должна была сказать. Возможно, ещё не громкие слова о любви и клятв быть вместе всю жизнь, однако, не обсудить то, что она чувствует? С момента, как она покинула Нью-Йорк казалось бы, должно было утечь много воды; но Саммер словно смогла остановить время для себя, застрять в одном положении, и не двигаться с места. А судя по письмам Итана, которые она за эти месяца успела перечитать не один раз, и сам мужчина скакнул не слишком далеко по лестнице личной жизни. Мысль о том, что случись что на фронте, Холлик бы, возможно, об этом не стал упоминать, у неё даже не возникло; в конце концов, они были знакомыми не первого дня, не говоря уже о произошедшем между ними события в сентябре.
[indent] — Напиши мне потом, ладно? О том, как всё прошло, — наблюдая за передвижениями подруги по комнате, скрывая ноты волнения за судьбу О'Лири, произносит темноволосая, — А лучше заходи, — пауза, и постучав по стенке у места, где на длинном гвозде скопилось десяток листов, добавляет, — И лучше с деньгами! Я благодарна тебе за всё, что ты привозишь, но сама понимаешь, — однако, вместо серьёзного лика карателя, ведьма лишь посмеивается, качая головой из стороны в сторону.
[indent] — Кто знает, может, в ближайшем будущем, ты уже и сама познакомишься с Итаном? — пропуская коллекторские замечания, весело чеканит девушка, останавливаясь около Дженис, и целуя ту в щёку на выходе, машет ладонью. Ей нравился Нью-Йорк, но он всё ещё не вселял такого чувства уюта и дома, как квартира в Салэме. Оглянув взглядом пару чучел, пучков с сушенными растениям, развешенными по коридору и глубоко втянув воздух различных запахов, она прощается, направляясь, пожалуй, на одну из самых «опасных» миссий. Или кто-то решил, что раз американка справилась с одним немагом, с толпой будет справиться не менее легко?


20 ДЕКАБРЯ, ВЕЧЕР


and I don't move like them
but I ain't worried about it
I know I'm a
                        gem


[indent] О'Лири выныривает из-за угла, тут же ловя ориентир, семеня в сторону небольшой группы людей в свете фонаря. Да бы не пугать никого широкими полями шерстяных юбок и тёплыми мантиями, оставляя ярлыки о ролевой жизни позади себя, Саммер забегает домой, успевая поменять одежду на подготовленную и напоследок выпустить ночного хищника на свободу – не хватало бы, если задержись она вновь, как после встречи с Холликом в прошлый раз, он сделает попытку прогрызть ей клетку.
[indent] От мысли о встрече сердце Саммер пропускает удар, и улыбаясь своим мыслям, уткнувшись лицом в светлый шарф. Наверное, она бы переживала куда больше, думая про друзей Итана как о потенциально хороших детективах, способных выявить в О'Лири признаки человека из другого мира, однако, сконцентрированная на его образе перед своими глазами, она совсем не замечает, как без страха перешагивает порог немагического сообщества, а под громкий вскрик Итана, наоборот, ускоряет шаг, чуть ли не влетая в мужчину, оказываясь напротив.
[indent] — Настоящая и живая! — радостно смеясь, звучно говорит Саммер, не подмечая секундного стопорения перед ней Итаном. Ей приходится немного приподняться на носочки, чтобы продолжать иметь возможность внятного диалога, а не мычания в грудь мужчины. На мгновение она думает оставить лёгкий поцелуй на его щеке, но останавливает себя, краем глаза наблюдая за заинтересованными взглядами его коллег. Пожалуй, она любила привлекать к себе лишнее внимание; но не пожелала бы такой судьбы Холлику, зная его дольше пяти минут, — Как никогда рада вернуться домой! — и не нужно быть мыслителем, чтобы понимать, по какой причине. Подсказка: она стояла прямо перед ним. Ненадолго она стягивает ладони за его спиной в замок, — А я то как рада тебя, — выпуская Холлика, вторит ему ведьма, наклонив немного голову в бок и не удерживаясь, выуживает не успевшую остыть после квартиры ладонь, ткнув его несколько раз в щёку, хоть и без плана стереть с его лица улыбку.
[indent] Она настолько фокусируется на мужчине, что на время забывает о его друзьях; а зря, ведь они довольно громко напоминают о своём существовании, заставляя О'Лири широко улыбнуться, выныривая из-за спины Итана, задирая ладонь:
[indent] — Спасибо за «очаровательную улыбку», и запомню в случае кардинальной смены длины, кому высылать волосы на [float=right]https://funkyimg.com/i/31nSU.gif[/float]парик, — рассмеявшись, замечает ведьма, то оглядывая каждого друга Итана по отдельности, то кидая любопытный взгляд на Холлика, подмечая, как совсем иначе он общается с ними, нежели с самой Саммер. Вновь она смеётся, качая головой из стороны в сторону – отличный детский сад, ничего не скажешь, – и протягивая ладонь каждому, кто дожидался её присутствия в этот морозный вечер на улице, широко улыбается, радуясь встречи. И вот, в кругу шутливых людей, она совсем не чувствует себя белой совой; может, до поры, пока они не начнут задавать вопросы?
[indent] — Каков негодяй! Могу только пообещать, что если мы зайдём куда-то после, я постараюсь загладить вину за своё опоздание и замёрзшие части перед всеми, — быстро кинув взгляд на Итана с нотками возмущения пропавшей актрисы, обращаясь к спинам заходящих гуськом в здание людей, она не переставая говорить, поворачивает на мужчину голову, — Могу заинтриговать только тем, что нам не хватило кают, и пришлось устраивать драку, кто где будет спать, — казалось бы, Саммер была готова даже закатать рукава своего пальто прежде, чем снять его со своих плеч, стоило им оказаться внутри, доказывая, что это всё не шутки, однако, вместо этого с хитрым прищуром, добавляет, — И я выспалась, в отличие от остальных, — и дёрнув бровью, лишь увереннее задирает нос от его слов. Хотя, вряд ли ей поможет кулак, спроси её кто о вещах, очевидных для немагов; с другой стороны, она даже не подозревала, что и спрашивать её не нужно будет – Саммер не имела абсолютного понятия, что такое эти «комнаты побега,» соглашаясь на них раньше, чем успеет услышать объяснение. С другой стороны, не отходя от Холлика ни на шаг, пока ребята сообщали о бронировании, получали инструкции, и предысторию, она то и дело бросала на него взгляд, чувствуя, как медленно отпускает мысль и испуг о том, что что-то могло измениться в худшую сторону за три долгих месяца. Кажется, всё на своих местах, они всё те же самые Итан и Саммер, и от этой мысли, её лицо трогает мягкая улыбка.

Becoming fearless isn't the point. That's impossible. It's learning how to control your fear, and how to be free from it.

[indent] Это оказалось сложнее, чем она думала, несмотря на знакомую атмосферу. Они следовали друг за другом из помещения в помещение, стоило команде собрать очередной паззл, то задерживаясь, то решая всё в темпе. Пока один искал, крутя в руке очередную фигурку, голову мёртвого животного, склянки и колбы, свечи и сушенные руки на объект чего-то необычного, – помимо того, чем это уже являлось, – другой вырисовывал и совмещал карты с разных стен, собирая кусочки за часами, под ножками стульев, в негромко журчащем фонтанчике, якобы имитирующем протекающий сквозь помещение источник. О'Лири чувствовала, как ей повезло, потому что выслушивая обсуждение от «бывалых», она представляла, что столкнется с механическими конечностями, неизвестными её разуму формулами или другими элементами, в которых она не смыслила. Там, где люди хмурились и кривили лицо, она с любопытством заглядывала в банку с плавающими глазами, про себя думая, что точно такую же может вытащить с чердака Дженис, если хорошо поищет. Рыжеволосая старалась быть полезной, подавала одну идею за другой, какой бы глупой она не казалась, то и дело смотрела на то, что делают остальные, учась, и стараясь параллельно крутить не выходящие из её головы мыслей о Холлике, то и дело оказывающемся рядом – или она намерено делала это сама?
[indent] Очередная комната, и они, тыкаются в стены, азартно сообщая, что осталось не так уж много времени, чтобы выбраться отсюда. Подхватив настроение, Саммер следует за ними в помещение, замедляясь в тот момент, когда оказывается перед явно прикрученным деревянным столом с еле заметными в темноте следами. Она щурится, проводя пальцами по поверхности, и уже делает шаг в сторону, как спотыкаясь, наоборот, падает вперёд, останавливая себя только выставленными вперёд руками.
[indent] — Саммер! Мне кажется, тебе надо сесть на это, — говорит сбоку голос, и она на не задумываясь, разворачивается и усаживается, немного подскочив, однако, ничего не происходит.
[indent] — А если лечь?
[indent] — Может, надо кому по-тяжелее?
[indent] Обернувшись назад, она хмурится, и откидывая волосы в сторону, О'Лири ложиться на поверхность, несмотря на предположение о большем весе – вот и проверят.
[indent] — Ничего? — говорит рыжеволосая одновременно, в тот же момент, прощупывая ладонями по краю, находит кожаную ленту. На секунду Пандора стопорится, складывая в голове два плюс два, а затем произносит вслух, — Вот... тут надо, — и уже подоспевшая на помощь Дейзи, помогает ей просунуть ладони сквозь петлю.
[indent] Кажется, ничего не происходит, однако, в тот же момент, когда волшебница готова разочаровано вздохнуть и подумать, что и это является частью антуража, как некоторые банки с остатками пепла костей, а главное – лишить себя удовольствия лежать на столе, поодаль звучит скрежет, а над её головой загорается лампочка, заставляя её резко зажмуриться.
[indent] Нет.
[indent] Воспоминание в несколько лет уносит её, тут же заставляя тяжело хватать ртом воздух. В прошлый раз после яркого света, она почувствовала сильную боль, заставляющую рыжеволосую извернуться, моля о том, чтобы это прекратилось. Она не слышит голосов вокруг себя, все они складываются в шепот непростительного заклинания где-то над ухом; и Саммер, безоружная, вновь лежащая на твёрдом столе, не в силах бороться с сильно стянутыми верёвками на руках, тёмной магией, которую на неё накладывали снова и снова. Бешено бьётся её сердце, широко раскрываются глаза, и почти в тот же момент, когда на другом конце комнаты звучат победные крики, а дверь из финальной комнаты их приключения со скрипом открывается, Саммер О'Лири резко выделяется на общем фоне своим воплем. Ведьма с силой дёргает руки, как когда-то давно, мысленно потеряв надежду на высвобождение, не слыша слов о помощи, и немного срезая верхний слой кожи, выпутывается из кожаного ремешка, слетая со стола. Девушка не чувствует, что больно ударяется о плиты на полу, и вместо этого, резким движением подтягивает ноги к груди, и с силой вжимает ладони к своим ушам, жмурясь, лишь приговаривая еле слышное «Перестань, перестань, перестань.»
[indent] Пандора всегда гордо вышагивала на встречу любой опасности. Её не пугала ни темнота, ни фантастические твари, скрывающиеся в тени, звуки или рокот, идущие следом люди, от которых веяло угрозой. Гордо вздёргивая подбородок выше, она вытягивала волшебную палочку или хваталась за первый попавшийся инструмент под рукой, грозно задирая его над головой. Она была поистине бесстрашной; и всё же, заперев в своей голове эпизод, хранившийся в её сознании уже третий год, О'Лири не отдавала себе отчёт, что игнорируя страх, ты не сможешь от него избавиться. И рано или поздно, он всё равно выйдет наружу тогда, когда ты этого совсем не ждёшь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » forget the horror here