A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » closed » forget the horror here


forget the horror here

Сообщений 21 страница 40 из 40

1

http://funkyimg.com/i/2S8vR.png
forget the horror here, leave it all down here
Summer O'Leary & Ethan Hollick
Август 2003 года по февраль 2004 года.
Год долгих переписок и коротких встреч, за которые человек, говорящий через выведенные чернилами буквы, становится ближе, чем те, кто находятся рядом.

21


2 0   Д Е К А Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д


[indent]Несколько закутанных в широкие шарфы фигур толпятся перед входом в здание, запуская клубы дыма в ледяной зимний воздух, периодично нарушая тихое вечернее спокойствие улиц расходящимся в разные стороны смехом. Пряча замерзшие пальцы в карманы куртки, Итан то подхватывает оживлённый гогот, то затихает, бросая затяжные взгляды к горизонту, выжидая, когда знакомая фигура появится из-за поворота.
[indent]Знакомая. Закрыть глаза, перенестись на несколько месяцев раньше, и он не уверен, что не ошибётся, взявшись называть маленькие детали образа Саммер О'Лири, потерпевшим правки самого безжалостного редактора – времени. Казалось бы, прошло совсем немного с их последней встречи, но стоит Холлику попробовать отмотать стрелки часов на сентябрь, он не может избавиться от стойкого ощущения, что между двумя точками лежит одна маленькая жизнь. Столько всего произошло. Его маленькое повышение, знакомство с первой девушкой младшего брата, решение матери вернуться к учёбе,.. Рози. На последней мысли Холлик чувствует поднимающийся к горлу нервозный ком, встречающийся с сопротивлением из непроизвольно дергающихся вверх губ. До звонка О'Лири он не позволял вине и стыду душить его так очевидно, однако чем дальше уходят стрелки часов сейчас, тем ясней Холлик ощущает стянутые на шее силки. Он хотел бы думать, что тихий голос совести – преувеличение, и Саммер уже не вспомнит на какой ноте они расстались, переключившись на какого-нибудь харизматичного коллегу, напоминающего Индиану Джонса куда сильней, чем когда-либо мог Итан. Только здравый смысл подсказывает – Саммер помнит, иначе вряд ли археолог торопилась увидеться с ним так скоро, как оказалась в Нью-Йорке; не подумайте, он хотел её видеть. Он скучал по ней так сильно, как мог скучать по человеку, постепенно продолжившему путь в его жизнь и мысли. Но теперь, когда всё изменилось, он не знал где была та допустимая черта, на которую он мог подпустить Саммер, и, главное, согласилась бы сама Саммер сделать пару широких шагов назад?
[indent]— Земля вызывает Итана, я надеюсь, ты не планируешь делать то же самое в комнате? — он не обращает внимание на голос, пока в него не летит наскоро скомканный снежок, — Итан!
[indent]— Господи! — не успевая увернуться, Холлик сжимается от прохладных комьев, проваливающихся сквозь шарф, — С каких пор людям запрещено задумываться? — морщась, мужчина сгибается, подпрыгивает несколько раз и сдаётся вытрясти уже начавший таять снег.
[indent]— Мы тут стратегию разрабатываем, между прочим!
[indent]— Вы ведь даже не знаете какие задания будут. Дейзи! Ты вообще в первый раз, — смеясь, он отмахивается ладонью от девушки, кривляющейся в такт его речи, — Вау. Как взросло. Вау, я в восторге. Пожалуйста, продолжай, — дожидаясь, когда неугомонная коллега оказывается слишком близко, Итан громко цокает и ловит последнюю за высунутый язык, тут же отпуская.
[indent]— Ты! Демон! Вы видели? Он схватил меня за язык! Я надеюсь эти руки не бывали в неположенных местах! — пожимая плечами, Холлик задирает ладони в воздух и ехидно улыбается.
[indent]— Да ладно тебе, Дейзи. Мы фактически родственники. Подумаешь, переваришь свой же генетический материал, — подхватывает высокий мужчина.
[indent]— О, боже. Хантер! Кто тебя в детстве обидел? — возвращая ладони в карманы, мужчина корчится в искреннем омерзении, — Ещё раз, кто ему сказал куда мы пойдём? — обращаясь к собравшейся группе, Итан отвлекается от выслеживания рыжего пятна и продолжает громко ругаться, жестикулируя. Спустя несколько секунд он чувствует уверенный толчок в бок, тут же поворачиваясь к атакующему.
[indent]— Эй, это случаем не наш археолог приближается? — моментально поворачиваясь в сторону, в которую кивает Дейзи, Холлик щурится и узнает О'Лири под звонкое падение сердца в пятки.
[indent]— Саммер! — уверенно шагая навстречу, Итан двигается на автопилоте и улыбаясь широкой улыбкой, чувствует себя самым главным лжецом в этой Вселенной.


17   С Е Н Т Я Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д


[indent]Прошло больше года с тех пор, как Итан Холлик был с кем-то по-настоящему. Впрочем, как быть с кем-то понарошку он никогда не знал, что сводило счёт его свиданий в спальне к нулю. Не сказать, что Холлика сильно волновал его короткий послужной список, однако задумываться о наступавших на пятки одиноких тридцати – задумывался. Он мусолил мысль о готовности к чему-то новому достаточно долго, чтобы забеспокоиться о любви мужчины к подвешенному состоянию без ответа на главный вопрос. Суждено ли ему умереть в окружении сорока кошек? До сих пор чаша весов склонялась к печальному «да». Он полагал, что рано или поздно, обязательно испортит даже самые светлые, самые беспроблемные отношения, потому что что бы Итан ни делал, он всегда возвращался в прошлое, всегда вспоминал себя шестнадцатилетним мальчишкой и сталкивался с неприятной правдой: он никогда не испытывал ничего сравнимого с тем, что делала с ним Розамунд Льюитт одной короткой улыбкой. И сколько бы Холлик ни твердил себе об уловках памяти, здравом смысле и подростковом максимализме, внесшим лепту в палитру тех ощущений, сердце всегда побеждало над разумом, обрекая его повторять одну и ту же ошибку. Попрощавшись с Нью-Йорком, он так и не поставил точку на главе своей юности, вынуждая себя раз за разом оказываться там, откуда начал.
[indent]Был ли он готов сейчас? Ответ оставался таким же туманным и бесформенным, как и множество раз до сегодняшнего, но рядом с Саммер вероятность узнать наверняка не пугала его так очевидно. Сама того не осознавая, О'Лири вдохновляла его быть храбрее, рисковать там, где наедине со своими мыслями Холлик бы никогда не сделал шаг вперёд. Глупо отрицать, в сравнении с рыжеволосой девушкой в нём не было и половины того бесстрашного запала, с которым она, казалось бы, встречала любые подводные камни. Итан постоянно боялся оступиться, ощупывал почву даже тогда, когда знал, что под ним твёрдый бетон. Что уж говорить, именно О'Лири поцеловала его первой, и вовсе не потому что Холлик не думал о последнем, когда жалкие десять сантиметров разделяли их в вагоне подземки. Рядом с Саммер он чувствовал, что хотел попробовать. Без единого вещественного доказательства он видел в ней человека, способного подхватить Холлика, оступись он в темноте. И впервые за долгие «что если получится» звучало достаточно громко, чтобы заглушить «а что если нет».
[indent]Ему требуется время, чтобы сосредоточиться на чем-то, кроме отдалённого гула в ушах и сбитого дыхания. Не имея возможности говорить внятно, Холлик негромко хмыкает от обращения к родному городу О'Лири и, не убирая приложенного к переносице кулака, делает глубокий вдох. Пожалуй, несмотря на то, что им ещё предстояло узнать друг друга, некоторые тенденции Саммер уже перестали его сбивать с толку. Например, способность девушки общаться в данную секунду показалась бы Итану примечательной, если бы он забыл, кто оказался в его постели. Он не забывал.
[indent]— Я не знаю как, — усилием придавая форму мыслям, медленно начинает Итан и ненадолго останавливается, — Саммер Пандора О'Лири вообще разговаривает, но почему-то, — вдох, кашель, — Почему-то я не сильно удивлён, — чувствуя прилетающий в щёку палец, он не сдерживает звучного смешка, хватает девушку за него и наконец открывает глаза, поворачиваясь к нарушителю и без того шаткого душевного равновесия.
[indent]— Ты ведь знаешь, что ты делаешь, — если бы его щёки могли гореть ярче, они бы обязательно это сделали в ту секунду, когда Итана наградили достойным его собеседницы комплиментом. Услышанное одновременно льстило и убивало Холлика изнутри; и если бы его спросили хотел ли он развернутый отзыв, он бы дважды подумал насколько молодым хотел умереть.
[indent]— Я рад, — продирая горло, он не отпускает пойманной в плен руки Саммер и проталкивает свои пальцы в промежутки между её пальцами, принимаясь рассматривать то, как их ладони переплетались друг с другом, — Что не потратил твоё время зря, — Итан тушуется, дергает бровью вверх и пытается «съесть» не дающую ему покоя улыбку.
[indent]Наивно полагая, что хуже уже не станет, он отворачивается от О'Лири, поднимая глаза к потолку, только чтобы обнаружить Саммер в поле своего зрения спустя несколько подозрительных копошений под боком. Ненарочно он задерживает дыхание и, поджимая губы, коротко качает головой. Она знает, что делает, и продолжает это делать с одним из самых бессовестных лиц, которые Холлику приходилось наблюдать за всю его жизнь. Вспоминая о том, что он не может обходиться без кислорода, Итан вздыхает громче запланированного. Хотя, если подумать, наблюдать его потуги сохранять беспристрастную физиономию явно входили в планы Саммер. Иначе как объяснить все ухмылки, направленные в него за короткий промежуток?
[indent]— Ага, — кивая святому лику стесняющейся О'Лири, которой всё равно никто не поверит, тихо отзывается мужчина, — Ты, — он забывает, что собирался сказать, отвлечённый такими же «невинными» тычками в грудь, как и всё, что девушка изображала. Прикрывая глаза, Итан пораженно смеётся и вновь ловит её за руку, тянет на себя и вынуждает Саммер оказаться в доступной близости.
[indent]— В таком случае, — бормочет Холлик и, открывая глаза, наскоро пробегается по лицу девушки взглядом, — Пугай сколько хочешь, Саммер О'Лири, — изображая короткий приступ бесстрашия, улыбается мужчина.
[indent]Сейчас он точно не думает ни о завтрашнем дне, ни о скором отъезде Саммер. Всё, что ему действительно важно в данную секунду – находится прямо напротив, и Итан Холлик не собирается позволять своей голове портить полный надежды на лучшее будущее момент.


В Н О В Ь   2 0   Д Е К А Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д
https://funkyimg.com/i/31mi4.gif https://funkyimg.com/i/31mi5.gif

Sometimes it's good to be scared. It means you still have something to lose.


[indent]Он бы подумал, что проведённый вместе вечер семнадцатого сентября был ничем иным, как слишком реалистичным сном, если бы не имел доказательства присутствия Саммер из короткой записки и оставленных подарков. В последний раз, когда он видел идущую ему навстречу О'Лири, он смотрел на неё так, будто девушка заключала в себе его настоящее и будущее; сейчас этот вечер казался чем-то недостижимо далёким, словно он случился в другой жизни, Вселенной. И, может быть, Итан бы позволил себе думать, что во всём стоило винить запутанную паутину судьбы, но искать вину в высших силах, когда причина его внутренней паники крылась в отражении в зеркале – худшее из проявлений его трусости, которому он не давал кислорода.
[indent]— Привет, — стопорясь на пару мгновений, он позволяет себе увидеть лицо девушки и шагает навстречу, заключая хрупкую даже под слоем зимней одежды Саммер в объятья, — Я не верю! — поглаживая её по спине, он возвращает О'Лири личное пространство и, опуская ладони на её плечи, продолжает говорить, — Ты жива. И снова в Нью-Йорке! Я рад тебя видеть, Саммер, — его голос скачет, выдавая фальшивые ноты. Он и сам кажется себе фальшивым, пускай, ни одно из слов Холлика не является ложью.
[indent]Он врёт Саммер. Он врёт Розамунд. Ему кажется, что он врёт самому себе. Любое прикосновение, любое движение навстречу становятся доказательством возведённого против самого себя дела: сто и одна причина, почему Итан Холлик в конец заврался и заслуживает умереть в окружении тех самых сорока котов. И вместо того, чтобы принять достойное и храброе решение, он оправдывает себя толпой из друзей, неудобством писем и невозможностью встретиться раньше, чтобы не подписывать себя на аттракцион притворства, что всё в полном порядке, что они всё те же Саммер и Итан из ранней осени.
[indent]— Эй, Холлик, ты не забыл, что у тебя есть другие друзья?
[indent]— А нас ты так не обнимаешь!
[indent]— Может, нам тоже нацепить рыжий парик и очаровательно улыбаться, чтобы получить от тебя хоть каплю тепла?
[indent]— Всё, что ты можешь получить, это, — отпуская О'Лири, он поворачивается в сторону голосов и громко кашляет, оставляя пропущенное слово на интерпретацию прыткой фантазии, — По лбу, — возвращая всё своё внимание к Саммер, он виновато снимает с себя лицо ладонью, — Саммер, детский садик, детский садик, Саммер. Хотя... какой Итан, такие друзья, — представляя одного за другим, он заканчивает торжественным кивком.
[indent]— Ну что? Мы можем наконец-то зайти? Он заставил нас отмораживать себе наши нежные части на холоде, Саммер!
[indent]— Хантер. Самое-то. Для твоих-то нежных частей, — стараясь игнорировать продолжение обсуждения «нежных частей Хантера», Холлик чуть наклоняется в сторону О'Лири, — Я очень хочу послушать, как ты добралась, но нас распнут на праведном кресте, если они подождут ещё хотя бы секунду, — пропуская девушку внутрь помещения, спешно проговаривает мужчина, — Я хотел добавить, чтобы ты не пугалась их, но, — направляя её ладонью за группой, он ловит взгляд Саммер и заканчивает, — Я вспомнил с кем имею дело. Бояться тут надо им, — Итан дёргает уголками губ вверх и отвлекается на гундёж Хантера, отвечая ему очередной колкостью.
[indent]По крайней мере, это отвлекает его от собственных мыслей, позволяя забыть о трёх месяцах разлуки и всём произошедшем за этот период. В это мгновение они просто-напросто две связанные друг с другом единицы, радующиеся долгожданному воссоединению. И он бы очень хотел, чтобы это мгновение не прерывалось ледяным душем реальности.

22

20 ДЕКАБРЯ, ДЕНЬ


[indent] Саммер соврала бы, сказав, что не заметила как карета превратилась в тыкву, а две недели – в трёхмесячное отсутствие О'Лири в Нью-Йорке. Одно навалилось на другое, и вот, быстрая трансгрессия и исследование в Гватемале закончилось срочным вылетом в Западную Европу. Всё, что она может делать, это писать письма с извинениями о том, что задерживается, сетовать на свой рабочий график, и да бы не вызвать подозрений, несколько приукрашивать количество затраченного на путь туда-сюда времени. В прочем, Пандора не слишком преувеличивает; смена расположения собственного тела с материка на материк было не самым лучшим событием в её жизни, особенно, когда приходилось передвигаться немагическим транспортом. Любопытство стиралось с её лица в тот же момент, когда шасси огромной металлической птицы скрывалось в корпусе, а нос самолёта пробивал облака, и никогда не страдавшая страхом полётов, Саммер старалась отвлечь себя разговорами с Гизом, которому каждый раз приходилось пить оборотное зелье, превращая себя в не самого симпатичного карлика. С другой стороны, думала она об этом так, словно каждый раз команда приключенцев пользовалась изобретениями магглов; на деле, это было редкое событие, и чаще они отдавали предпочтения набирающим популярность магическим кораблям.
[indent] — Ну всё, мне пора собираться, — хлопая металлическим кубком по столу, предварительно вытащив карманные часы из тяжелых тканей юбки, она поднимается с места, взглянув на подругу с широкой улыбкой. Имея в виду свои вечерние планы, прибыв в Нью-Йорк после обеда, спустя час Саммер поняла, что не может спокойно даже сидеть на своём месте. Несколько раз ткнув пальцем Рича под крыло, раскидав вещи из чемодана по кровати, и выбрав, в чём пойдёт на встречу с Итаном и его друзьями позднее, она решает отправиться к Дженис, как минимум для того, чтобы скоротать время, а максимум – это ведь её близкая подруга, которую все последние разы Саммер ставила ниже, чем других людей.
[indent] — Ну конечно, ведь всегда есть кто-то важнее той, которая ждёт тебя каждый раз после отъездов, — по-матерински бурчит себе под нос ведьма, попутно отправляя грязную посуду омываться нагретой водой.
[indent] — Брось, мы ведь только что говорили об этом! — смеясь, произносит рыжеволосая, — Мне нужно сказ...
[indent] — Не утруждайся, «...азать немагу о том, что ты его любишь.» Немагу, Саммер! — дёрнув бровью, Джен пронзительно смотрит на неё несколько секунд, но вскидывая ладони в воздух, понимая, что эта битва была заранее проиграна, со вздохом добавляет, — Хотя, почему я удивляюсь, словно вижу тебя в первые. Хорошо, хоть не упала чувствами в какого-нибудь вампира. Вечно ты выбираешь что-то необычное.
[indent] — Он вовсе не... — О'Лири замолкает, тут же начиная говорить, подтягивая к себе сумку, двигаясь по направлению к своей комнате, она отводит пальцами в сторону тонкие плетённые шнуры, заменяющие двери во всей квартире, и ищет взглядом свободные полки, выставляя на пустое пространство ново-привезённые фигурки и сувениры, — Да, он необычный по нашим меркам, но причина то не в этом, — мягко улыбнувшись, негромко произносит Саммер, опуская взгляд.
[indent] В точности, она не знала, что должна была сказать. Возможно, ещё не громкие слова о любви и клятв быть вместе всю жизнь, однако, не обсудить то, что она чувствует? С момента, как она покинула Нью-Йорк казалось бы, должно было утечь много воды; но Саммер словно смогла остановить время для себя, застрять в одном положении, и не двигаться с места. А судя по письмам Итана, которые она за эти месяца успела перечитать не один раз, и сам мужчина скакнул не слишком далеко по лестнице личной жизни. Мысль о том, что случись что на фронте, Холлик бы, возможно, об этом не стал упоминать, у неё даже не возникло; в конце концов, они были знакомыми не первого дня, не говоря уже о произошедшем между ними события в сентябре.
[indent] — Напиши мне потом, ладно? О том, как всё прошло, — наблюдая за передвижениями подруги по комнате, скрывая ноты волнения за судьбу О'Лири, произносит темноволосая, — А лучше заходи, — пауза, и постучав по стенке у места, где на длинном гвозде скопилось десяток листов, добавляет, — И лучше с деньгами! Я благодарна тебе за всё, что ты привозишь, но сама понимаешь, — однако, вместо серьёзного лика карателя, ведьма лишь посмеивается, качая головой из стороны в сторону.
[indent] — Кто знает, может, в ближайшем будущем, ты уже и сама познакомишься с Итаном? — пропуская коллекторские замечания, весело чеканит девушка, останавливаясь около Дженис, и целуя ту в щёку на выходе, машет ладонью. Ей нравился Нью-Йорк, но он всё ещё не вселял такого чувства уюта и дома, как квартира в Салэме. Оглянув взглядом пару чучел, пучков с сушенными растениям, развешенными по коридору и глубоко втянув воздух различных запахов, она прощается, направляясь, пожалуй, на одну из самых «опасных» миссий. Или кто-то решил, что раз американка справилась с одним немагом, с толпой будет справиться не менее легко?


20 ДЕКАБРЯ, ВЕЧЕР


and I don't move like them
but I ain't worried about it
I know I'm a
                        gem


[indent] О'Лири выныривает из-за угла, тут же ловя ориентир, семеня в сторону небольшой группы людей в свете фонаря. Да бы не пугать никого широкими полями шерстяных юбок и тёплыми мантиями, оставляя ярлыки о ролевой жизни позади себя, Саммер забегает домой, успевая поменять одежду на подготовленную и напоследок выпустить ночного хищника на свободу – не хватало бы, если задержись она вновь, как после встречи с Холликом в прошлый раз, он сделает попытку прогрызть ей клетку.
[indent] От мысли о встрече сердце Саммер пропускает удар, и улыбаясь своим мыслям, уткнувшись лицом в светлый шарф. Наверное, она бы переживала куда больше, думая про друзей Итана как о потенциально хороших детективах, способных выявить в О'Лири признаки человека из другого мира, однако, сконцентрированная на его образе перед своими глазами, она совсем не замечает, как без страха перешагивает порог немагического сообщества, а под громкий вскрик Итана, наоборот, ускоряет шаг, чуть ли не влетая в мужчину, оказываясь напротив.
[indent] — Настоящая и живая! — радостно смеясь, звучно говорит Саммер, не подмечая секундного стопорения перед ней Итаном. Ей приходится немного приподняться на носочки, чтобы продолжать иметь возможность внятного диалога, а не мычания в грудь мужчины. На мгновение она думает оставить лёгкий поцелуй на его щеке, но останавливает себя, краем глаза наблюдая за заинтересованными взглядами его коллег. Пожалуй, она любила привлекать к себе лишнее внимание; но не пожелала бы такой судьбы Холлику, зная его дольше пяти минут, — Как никогда рада вернуться домой! — и не нужно быть мыслителем, чтобы понимать, по какой причине. Подсказка: она стояла прямо перед ним. Ненадолго она стягивает ладони за его спиной в замок, — А я то как рада тебя, — выпуская Холлика, вторит ему ведьма, наклонив немного голову в бок и не удерживаясь, выуживает не успевшую остыть после квартиры ладонь, ткнув его несколько раз в щёку, хоть и без плана стереть с его лица улыбку.
[indent] Она настолько фокусируется на мужчине, что на время забывает о его друзьях; а зря, ведь они довольно громко напоминают о своём существовании, заставляя О'Лири широко улыбнуться, выныривая из-за спины Итана, задирая ладонь:
[indent] — Спасибо за «очаровательную улыбку», и запомню в случае кардинальной смены длины, кому высылать волосы на [float=right]https://funkyimg.com/i/31nSU.gif[/float]парик, — рассмеявшись, замечает ведьма, то оглядывая каждого друга Итана по отдельности, то кидая любопытный взгляд на Холлика, подмечая, как совсем иначе он общается с ними, нежели с самой Саммер. Вновь она смеётся, качая головой из стороны в сторону – отличный детский сад, ничего не скажешь, – и протягивая ладонь каждому, кто дожидался её присутствия в этот морозный вечер на улице, широко улыбается, радуясь встречи. И вот, в кругу шутливых людей, она совсем не чувствует себя белой совой; может, до поры, пока они не начнут задавать вопросы?
[indent] — Каков негодяй! Могу только пообещать, что если мы зайдём куда-то после, я постараюсь загладить вину за своё опоздание и замёрзшие части перед всеми, — быстро кинув взгляд на Итана с нотками возмущения пропавшей актрисы, обращаясь к спинам заходящих гуськом в здание людей, она не переставая говорить, поворачивает на мужчину голову, — Могу заинтриговать только тем, что нам не хватило кают, и пришлось устраивать драку, кто где будет спать, — казалось бы, Саммер была готова даже закатать рукава своего пальто прежде, чем снять его со своих плеч, стоило им оказаться внутри, доказывая, что это всё не шутки, однако, вместо этого с хитрым прищуром, добавляет, — И я выспалась, в отличие от остальных, — и дёрнув бровью, лишь увереннее задирает нос от его слов. Хотя, вряд ли ей поможет кулак, спроси её кто о вещах, очевидных для немагов; с другой стороны, она даже не подозревала, что и спрашивать её не нужно будет – Саммер не имела абсолютного понятия, что такое эти «комнаты побега,» соглашаясь на них раньше, чем успеет услышать объяснение. С другой стороны, не отходя от Холлика ни на шаг, пока ребята сообщали о бронировании, получали инструкции, и предысторию, она то и дело бросала на него взгляд, чувствуя, как медленно отпускает мысль и испуг о том, что что-то могло измениться в худшую сторону за три долгих месяца. Кажется, всё на своих местах, они всё те же самые Итан и Саммер, и от этой мысли, её лицо трогает мягкая улыбка.

Becoming fearless isn't the point. That's impossible. It's learning how to control your fear, and how to be free from it.

[indent] Это оказалось сложнее, чем она думала, несмотря на знакомую атмосферу. Они следовали друг за другом из помещения в помещение, стоило команде собрать очередной паззл, то задерживаясь, то решая всё в темпе. Пока один искал, крутя в руке очередную фигурку, голову мёртвого животного, склянки и колбы, свечи и сушенные руки на объект чего-то необычного, – помимо того, чем это уже являлось, – другой вырисовывал и совмещал карты с разных стен, собирая кусочки за часами, под ножками стульев, в негромко журчащем фонтанчике, якобы имитирующем протекающий сквозь помещение источник. О'Лири чувствовала, как ей повезло, потому что выслушивая обсуждение от «бывалых», она представляла, что столкнется с механическими конечностями, неизвестными её разуму формулами или другими элементами, в которых она не смыслила. Там, где люди хмурились и кривили лицо, она с любопытством заглядывала в банку с плавающими глазами, про себя думая, что точно такую же может вытащить с чердака Дженис, если хорошо поищет. Рыжеволосая старалась быть полезной, подавала одну идею за другой, какой бы глупой она не казалась, то и дело смотрела на то, что делают остальные, учась, и стараясь параллельно крутить не выходящие из её головы мыслей о Холлике, то и дело оказывающемся рядом – или она намерено делала это сама?
[indent] Очередная комната, и они, тыкаются в стены, азартно сообщая, что осталось не так уж много времени, чтобы выбраться отсюда. Подхватив настроение, Саммер следует за ними в помещение, замедляясь в тот момент, когда оказывается перед явно прикрученным деревянным столом с еле заметными в темноте следами. Она щурится, проводя пальцами по поверхности, и уже делает шаг в сторону, как спотыкаясь, наоборот, падает вперёд, останавливая себя только выставленными вперёд руками.
[indent] — Саммер! Мне кажется, тебе надо сесть на это, — говорит сбоку голос, и она на не задумываясь, разворачивается и усаживается, немного подскочив, однако, ничего не происходит.
[indent] — А если лечь?
[indent] — Может, надо кому по-тяжелее?
[indent] Обернувшись назад, она хмурится, и откидывая волосы в сторону, О'Лири ложиться на поверхность, несмотря на предположение о большем весе – вот и проверят.
[indent] — Ничего? — говорит рыжеволосая одновременно, в тот же момент, прощупывая ладонями по краю, находит кожаную ленту. На секунду Пандора стопорится, складывая в голове два плюс два, а затем произносит вслух, — Вот... тут надо, — и уже подоспевшая на помощь Дейзи, помогает ей просунуть ладони сквозь петлю.
[indent] Кажется, ничего не происходит, однако, в тот же момент, когда волшебница готова разочаровано вздохнуть и подумать, что и это является частью антуража, как некоторые банки с остатками пепла костей, а главное – лишить себя удовольствия лежать на столе, поодаль звучит скрежет, а над её головой загорается лампочка, заставляя её резко зажмуриться.
[indent] Нет.
[indent] Воспоминание в несколько лет уносит её, тут же заставляя тяжело хватать ртом воздух. В прошлый раз после яркого света, она почувствовала сильную боль, заставляющую рыжеволосую извернуться, моля о том, чтобы это прекратилось. Она не слышит голосов вокруг себя, все они складываются в шепот непростительного заклинания где-то над ухом; и Саммер, безоружная, вновь лежащая на твёрдом столе, не в силах бороться с сильно стянутыми верёвками на руках, тёмной магией, которую на неё накладывали снова и снова. Бешено бьётся её сердце, широко раскрываются глаза, и почти в тот же момент, когда на другом конце комнаты звучат победные крики, а дверь из финальной комнаты их приключения со скрипом открывается, Саммер О'Лири резко выделяется на общем фоне своим воплем. Ведьма с силой дёргает руки, как когда-то давно, мысленно потеряв надежду на высвобождение, не слыша слов о помощи, и немного срезая верхний слой кожи, выпутывается из кожаного ремешка, слетая со стола. Девушка не чувствует, что больно ударяется о плиты на полу, и вместо этого, резким движением подтягивает ноги к груди, и с силой вжимает ладони к своим ушам, жмурясь, лишь приговаривая еле слышное «Перестань, перестань, перестань.»
[indent] Пандора всегда гордо вышагивала на встречу любой опасности. Её не пугала ни темнота, ни фантастические твари, скрывающиеся в тени, звуки или рокот, идущие следом люди, от которых веяло угрозой. Гордо вздёргивая подбородок выше, она вытягивала волшебную палочку или хваталась за первый попавшийся инструмент под рукой, грозно задирая его над головой. Она была поистине бесстрашной; и всё же, заперев в своей голове эпизод, хранившийся в её сознании уже третий год, О'Лири не отдавала себе отчёт, что игнорируя страх, ты не сможешь от него избавиться. И рано или поздно, он всё равно выйдет наружу тогда, когда ты этого совсем не ждёшь.

23

[indent]Не думать о Саммер, находившейся за тысячи километров от Нью-Йорка было куда проще, чем сейчас, когда всё, что требовалось, чтобы добиться её ответа, это протянуть руку и аккуратно коснуться предплечья. Конечно, не думать о Саммер совсем было невозможно. Первые недели всё, что Итан Холлик мог делать, это раз за разом возвращаться к вечеру, проведённому в компании археолога, нервно проверяя почтовый ящик несколько раз на дню. Но чем больше времени проходило, тем успешней становились попытки направить идеи в другое русло, продуктивное и не изнуряющее своей бесполезностью. Чем чаще Итан хлопал дверкой ящика с номерком его квартиры, тем медленней шли письма. Ненарочно Холлик искал встреч с друзьями, находил неразобранные шкафы на работе, старые результаты анализов, пылившиеся на чужих столах и ждавшие, когда от них избавится заботливый коллега-аккуратист.
[indent]Главное, это работало! Постепенно промежутки между ответами Саммер становились короче, и, пускай, дата её возращения оттягивалась всё дальше в будущее, погружённый с головой в происходившее вокруг Итан не заметил, как пришли осенние праздники, сменившиеся предрождественской лихорадкой поисков идеальных подарков. Он не заметил, как Саммер стала далёкой, недосягаемой фигурой, покорявшей мир, пока Холлик едва справлялся со скучной обыденностью. Он понимал почему О'Лири любила свою работу, несмотря на очевидные недостатки жизни на чемоданах. Будь он закалён под такое существование, Итан бы не стал раздумывать между одним городом, каким бы оживлённым последний ни был, и целой планетой.
[indent]Раньше, чем мужчина успел признаться себе в полной мере, он поверил в то, что тот-самый-вечер был ни судьбоносным, ни предвещающим нечто большее. Вся его жизнь была здесь, заключенная в двадцати квадратных метрах лаборатории и зазубренном пути от подъезда дома до офиса, когда Саммер О'Лири ходила по земле с широкого шага. Они были разные. Полярные. И какие бы тёплые чувства он к ней ни испытывал, иногда их было недостаточно, чтобы свести параллельные прямые в одной точке, и, уж тем более, изменить то, что незаметно задавало путь Холлика обратно в родной город все эти годы.
[indent]Только стоя напротив Саммер сейчас, он уже не видел картину ушедших месяцев так ясно. Он не мог уцепиться ни за ход своих мыслей тогда, ни объяснить себе как так вышло, что Итан убедил себя, что, увидев О'Лири спустя столько времени, увидит вместо Саммер другого незнакомого ему человека. Саммер осталась Саммер. Такой же тёплой, такой же жизнелюбивой, и, смотря на неё сейчас, Холлик чувствовал всё то же самое. Совсем не удивительно, ведь люди не менялись до неузнаваемости за несколько месяцев. Менялись обстоятельства; и, честное слово, если бы ему дали выбор, он бы предпочёл увидеть О'Лири, оставившую от привычной себя одно лишь лицо, чем оказаться в ситуации, в которой мог винить и винил только себя.
[indent]— Что же, ты не удивишься, я уже заинтригован, — кивая ей в зеркальном энтузиазме, отзывается мужчина.
[indent]Они улыбаются, смеются, за какие-то жалкие пару минут они возвращаются в сентябрьский вечер, казавшийся навсегда утерянным в прошлом ещё час назад, и это не может не пугать. Она всё ещё способна заставить его кончики губ дернуться наверх парочкой слов, и, говоря о своём интересе, Холлик предельно искренен. Если бы не толпа зрителей, обязательно бы расспросил девушку о битве за матрасы, выслушал бы все накопленные за долгое путешествие истории. Только зрители не испаряются по щелчку пальцев, а дата на календаре не спешит становиться сентябрём. Они всё те же люди, с той же неподдельной химией, сделавшей их общение возможным. Итан пугается того, чего стоило ожидать. Дело не в ощущениях, дело не в хитром плане Вселенной, соединяющей нужных друг другу единиц и разводящей ненужных. Дело в выборе, и он свой сделал, не найдя храбрости и слов сказать об этом О'Лири до того, как девушка окажется в досягаемости вытянутой руки.
[indent]Такие вещи не сообщают в письмах? О таком стоит говорить с глазу на глаз? Когда-то незыблемая уверенность в правильности своего решения выглядит как удачное оправдание трусости и страха. Страха, что если Холлик скажет ей правду, это будет последний их разговор. Так зачем отказывать себе в удовольствии увидеться с Саммер ещё один раз? И от этой мысли Итан чувствует, как стянувший солнечное сплетение узел становится ещё туже. Ему хочется верить, что это не та причина, по которой он молчал до сих пор, но когда-то Холлик был убеждён, что не сможет оказаться в подобной ситуации. Никогда не поздно увидеть скрытые уродства своей личности?
[indent]Попадая внутрь комнаты с задачками, Итан отвлекается от мучивших его переживаний и позволяет себе погрузиться в процесс. Большую часть времени Холлик молчит, игнорируя громкие возгласы со всех сторон, и подаёт голос, будучи уверенным в работоспособности своей идеи. Впрочем, думать, не отвлекаясь на идиотские шутки Хантера и печальные попытки Дейзи решить задачки грубой силой, не выходит. То и дело Итан ловит себя на громких смешках и летящей в собственный лоб ладони от очередной выходки Хантера, до которой он бы не додумался, даже если бы очень старался.
[indent]— Я слышу, как ты думаешь: «И эти люди защищают мирный народ, раскрывая преступления», — шутит мужчина, в который раз натыкаясь на О'Лири, органично вписавшуюся в громкую компанию и, как ему казалось, не чувствовавшую себя лишней.
[indent]Если бы они только могли вернуть всё до того, как Холлик привёл её в свою квартиру на допрос с пристрастием. Если бы он не позвал её, позволив им провести остаток дня в ресторане, всё бы могло оставаться так, как есть. Ему бы не пришлось искать правильного момента и нужных слов, чтобы не потерять О'Лири. Они могли бы продолжать общение без эмоционального груза, который, даже если Саммер окажется исключительно понимающей и не пошлёт его в далёкое путешествие, останется с ними навсегда. Если бы он мог видеть будущее...
[indent]— В таком случае, у нас будут определённые проблемы, — выдёргивая себя из короткой прострации, Холлик ненарочно намекает на компактность большинства присутствовавших.
[indent]— Зришь в корень проблемы. Кому-то определённо стоит помочь Саммер с набором нужного веса, — не сдерживая прищура, Холлик встречается взглядом с Хантером и останавливает полёт идей коллеги раньше, чем тот улетит слишком далеко.
[indent]— У нас тут жертвоприношение. С каких пор Боги предпочитают пожирней? — наблюдая за тем, как девушка ложится на своеобразный алтарь, посмеивается Итан, — Вроде же за качество души топят, — резко кривясь, он смотрит Саммер в глаза и, качая головой, вздыхает, — Мы в дерьме, женщина из Салема, — тихий смешок. Улыбка. Отвлекаясь на странный скрежет за спиной, Холлик не замечает как О'Лири меняется в лице.
[indent]Сбитый с толку мигающим светом и резким оживлением всех присутствовавших, он не слышит ни шорохов, ни громкого дыхания, теряющихся на фоне окружающего их шума. Он возвращает всё своё внимание к Саммер лишь тогда, когда подскакивает от пронзительного крика знакомого голоса.
[indent]— Саммер! — инстинктивно вытягивая руки к девушке, Холлик не успевает поймать её до того, как О'Лири скатывается на пол, наверняка ударяясь о ледяную поверхность пола. Бегая глазами по столу, по декорациям, Итан не находит ничего, что могло бы так сильно напугать Саммер. Проходит несколько секунд, прежде чем поиски причины, по которой девушка начала спасаться от пропущенной всеми угрозы натыкаются на единственное логическое объяснение. Дело далеко не в том, что находится в комнате. Дело вообще не в комнате. И наконец-то собираясь с мыслями, Холлик чётко командует сбитым с толку и перепуганным друзьям.


https://funkyimg.com/i/31HQ4.gif https://funkyimg.com/i/31HPc.gif
The body doesn't know the difference between nerves and excitement, panic and doubt, the beginning and the end. The body just tells you to get the hell out. Sometimes you ignore it… That's the reasonable thing to do. But sometimes you listen; you're supposed to trust your gut. Right? When the body says run… Run!


[indent]— Пусть откроют дверь и включат весь свет, — приседая на корточки, он быстро осматривает О'Лири на предмет очевидных симптомов инсульта или приступа эпилепсии и, вычёркивая обе вероятности, настойчиво ищет её взгляд.
[indent]— Саммер! Саммер! — повторяя её имя ещё пару раз, мужчина одновременно аккуратно и крепко кладёт руки ей на плечи, взывая ко вниманию девушки.
[indent]— Саммер, ты в порядке. Посмотри на меня. Я здесь, прямо напротив тебя, — не задумываясь, он перекладывает ладони к щекам О'Лири, чтобы помочь ей сориентироваться во вспыхивающим ярким светом пространстве и лишить её возможности заглушать окружающие звуки.
[indent]— Ты в полной безопасности. Я здесь. Попробуй сконцентрироваться на моём голосе и лице, — он старается говорить разборчиво и негромко, нарочно оказываясь на пути взгляда Саммер.
[indent]— Отлично, — кивая и коротко дергая уголками губ наверх, стоит ей наконец-то увидеть его, негромко продолжает Холлик. Высвобождая её из плена рук, он оставляет одну ладонь на предплечье О'Лири и неспешно поглаживает его, нарочно не давая её изолировать себя обратно.
[indent]— Принесешь воды? — обращаясь к Дейзи, почти беззвучно просит мужчина и вновь поворачивается к Саммер.
[indent]— А теперь попробуй делать глубокие выдохи и глубокие вдохи. Не спеши, всё в порядке, — перекладывая ладонь поверх сердца О'Лири, он старается дышать с ней в один такт. Замечая вернувшуюся подругу краем глаза, он кивает в сторону стола, с которого свалилась девушка, и возвращается к Саммер. Итан не может не заметить с какой скоростью бьётся её сердце, отдающее импульсы к его подушечкам пальцев, несмотря на слой одежды. Непроизвольно хмурясь, он гонит прочь мысли о том, что могло привести О'Лири в такое состояние.
[indent]Замечая, что она снова способна ориентироваться в пространстве, Холлик приостанавливает Саммер прежде, чем та попробует резко двинуться.
[indent]— Не торопись, пожалуйста. Мы никуда не опаздываем. Продолжай дышать, а я сяду рядом с тобой, — неспешно опускаясь сбоку от неё, он находит ладонь О'Лири и, беря её в обе руки, ненадолго замолкает. Итан улыбается взволнованным лицам, собравшимся вокруг, и не двигается до тех пор, пока Саммер не начинает приходить в себя, бездумно поглаживая её изрядно похолодевшие пальцы.
[indent]— Как думаешь, ты в силах подняться и перейти в главный зал? Там можно открыть окно и будет не так душно. Давай, я помогу, — медленно отталкиваясь от земли, Холлик тянет девушку за руки на себя и, подхватывая её за спину, осторожно ведёт её прочь из комнаты. Усаживая Саммер на диван, он дергается в сторону форточки и, возвращаясь, благодарит Дейзи за принесённую обратно забытую в комнате воду.
[indent]— Хочешь пить? — садясь перед ней на корточки, мужчина протягивает ей воды и аккуратно улыбается, беспокойно смотря ей в глаза. Он прекрасно понимал, что случившееся ни капли не угрожало жизни Саммер, но не мог прогнать навязчивое волнение, словно он был в ответе за то, что произошло с десяток минут назад, словно каким-то образом Итан Холлик должен был догадаться и остановить непредвиденную реакцию до её начала.
[indent]— Я же говорил, что ни одна женщина не может находиться в моём присутствии спокойно. Вот вам результат, — впервые за последние минуты по помещению расходится приглушенный смех, на который Холлик лишь с добрым неодобрением качает головой.
[indent]— Скажи мне, я могу что-нибудь для тебя сделать? — оставаясь в полусидящем положении, он смотрит на неё сверху вниз и опирается рукой о кушетку дивана. Если бы он только знал, никогда бы не подверг Саммер такому стрессу. И, пускай, логика твердит, что Итан не мог знать, мужчина не может избавиться от чувства вины перед девушкой, будто привёл её сюда нарочно. Она ведь говорила ему про риски своей «нетрадиционной» профессии. Он мог бы догадаться, что за скрытностью и туманностью рассказов О'Лири, могло крыться что-то пострашней нелегально провезённых реликвий.
[indent]— Прости, что, — невнятно мотая головой, Холлик хмурится, — Я не думал, когда звал тебя сюда, что... что-то может пойти не так, — а стоило. Но думать и Итан Холлик, кажется, давно уже не шли нога в ногу.

24

[indent] А ведь она никогда не думала, что это вернется к ней когда-нибудь, накроет высокой волной, полностью сбивая с ног за долю секунды. Хотелось задать очевидный вопрос – это Судьба решила сыграть с ней злую шутку, показывая Саммер перед друзьями Итана и самим мужчиной не с лучшего света? Если не сегодня, то что могло бы послужить причиной, тем самым импульсом, который заставил бесстрашную О'Лири накрывать себя ладонями, жмуря глаза, сжимаясь в комок?
[indent] Если подумать, рано или поздно, это должно было произойти. Она всегда отмахивалась рукой: «Это в прошлом, давно отпустило, его больше нет,» — делая это настолько уверено, что у людей вокруг даже не возникало вопросов, мотива не верить ей. Да и тем более, разве у кого-то было на это время? Дело было не в эгоизме людей, – здесь волшебница не была в силах обвинять хоть кого-нибудь, не видя, как кто-нибудь трепетно пытается донять её проблемой, – а в том, что у каждого была своя жизнь, и по какой причине она должна была занимать большую её часть? Кто она такая?
[indent] Сколько лет она чувствовала себя одинокой, Мерлин, хотя, по сути, разве была причина? У неё была и близкая подруга, всегда ждущая её писем. У неё были друзья с южных берегов Америки, готовые протянуть руку. В конце концов, у неё была её команда, был целый ковен! Так почему Саммер О'Лири не была готова признать, что всего этого должно быть достаточно, что она не сирота, – коей являлась на самом деле, пусть и обретя своеобразную семью, – и не только снаружи, но и внутри себя исцелиться от чувства покинутости? А ведь она до сих пор не могла поверить, что вложенное хрупкое сердце в ладони Стивенса было так легко раздавлено. Прошло три года, но анализируя своё прошлое, она так и не могла определить, как могла так просчитаться, не заметить, что её водили вокруг пальца. В конце концов, ведь и не только она – целое отделение считало Остина квалифицированным специалистом, стоящим на одной стороне баррикад вместе с ними. Конечно, пусть американцы, в целом, не сильно вмешивались в дела Великобритании, но последствия от Второй Магической Войны задели многих; включая и департамент самой О'Лири. И они прошли через всё это вместе, рука об руку.
[indent] Саммер затрясло от очередной вспышки красного света перед глазами, смыкая глаза, издав негромкий нечленораздельный звук. Она просто оказалась в нужное время, в нужном месте. Лучше бы этой проклятой шкатулки, как и Остина Стивенса, всего отделения, её работы не было в этом мире; и в момент, когда О'Лири чувствует, как эмоционально она готова сделать очередной рывок, сквозь шум сознания она слышит совсем другой голос.
[indent] «Итан.»
[indent] Она дрогнула от прикосновения мужчины к её щеке, но в сторону не отдёрнулась. На мгновение прижимая свои ладони к ушам сильнее прежде, по-детски, совсем коротко, качая головой из стороны в сторону, волшебница позволяет сделать и это, – гул, её собственный крик, звенящий в голове ведьмы медленно отступает, как и отголоски того, о ком в данную секунду она хотела забыть больше всего на свете. Саммер всегда выбрасывала из головы этот вопрос – почему ты не стёрла воспоминания о нём, пока была возможность? Она есть и сейчас, так почему бы ей не воспользоваться?
[indent] — Итан, — шепчет она имя мужчины уже вслух, а не просто произносит его в своей голове, то ли для того, чтобы дать понять, что она его слышит, но не без отголоска удивления. Он здесь? Она снова жмурится, но с испугом тут же открывает веки, тем самым, перекрывая ход воспоминаниям и живым картинам перед глазами.
[indent] Касания Холлика работают. Его слова успокаивают. Рыжеволосая чувствует, как реальность возвращается до того момента, пока она не отводит взгляд от мужчины. Яркий свет перестаёт рябить – его стало больше, освещая самые тёмные углы помещения, из которых до этого мог бы появиться кончик волшебной палочки с красной искрой. Сердце Саммер бешено бьётся, и несмотря на все попытки не отворачиваться от Итана, она то и дело краем бегает взглядом по помещению, страшась того, чего до сих пор не заметила. Она испугалась... ничего? Внезапное осознание происходящего накатывает на неё новой волной – не может такого быть, он где-то здесь, и они все находятся в опасности! И понемногу пришедшая в себя Саммер хочет резко дёрнуться вперёд, облокотившись о каменный пол, однако, негромкий голос Холлика вновь останавливает её от резких телодвижений. Волшебница вновь широко раскрывает глаза, стоит ему взять её за ладонь. А затем спрашивает сама себя – почему она так удивлена?
[indent] Ведь ещё часом ранее О'Лири торопливо собиралась на встречу к человеку, к которому испытывала далеко не дружеские чувства. Та нота, на которой они расстались, конечно, не была одной из лучших, и нельзя было винить никого, кроме самой волшебницы. В конце концов, Холлик остался константой, находясь в Нью-Йорке, всё это время дожидаясь её, в то время, как переменная никак не могла остановиться. Вернуть себя к точке, в которой всё началось, и, из которой, должно было продолжаться.
[indent] В глубине души она боялась, что за эти несколько месяцев всё могло поменяться, и всё же, встретившись с Итаном, осознала, что они остались теми же: тот же смех и улыбки, заинтересованные взгляды, вещи, которые другим могли показаться ерундой, но не для них. Да, возможно, чтобы это работало в лучшем виде, ей нужно несколько пересмотреть свой образ жизни, – и она хотела бы думать, что смогла бы что-нибудь с этим сделать, – но разве то, что происходит сейчас не должно показывать, что они не стоят на месте?
[indent] Он не должен был. Ей никто ничего не был должен; и всё же, он был рядом с ней. Осторожно она кладёт голову на его плечо, стоит мужчине оказаться рядом, пододвигаясь поближе, в попытках остановить собственную дрожь, то ли от холода, то ли от не до конца прошедшего испуга. Её дыхание приходило в норму, и концентрируясь на своих стараниях всё меньше, Саммер старается концентрироваться на тех вещах, которые окружают её. О'Лири полностью концентрируется на Итане.
[indent] — Да, я... — рыжеволосая делает паузу, заслышав малую хрипоту, почувствовав пересушенное горло, — Я могу, — наконец, увереннее, но всё ещё тихо, произносит девушка, вкладывая ладони в его. Выходя из помещения О'Лири не без тревожного чувства краем глаза успевает посмотреть на стол, над которым совсем недавно они шутили вместе с ней; при полном освещении он выглядит таким обычным, и волшебница чувствует то, что пыталась отогнать от себя несколько раз – стыд.
[indent] Это был не просто первый поход с друзьями во главе с Холликом куда-то; это было их первое знакомство. Друзья, зачастую, могут сказать много слов о «новеньком,» пытающемся вписаться в узкий круг. Отсутствие любой лупы позволит заметить, что она провалилась. И усаживаясь на диван, всё, что чувствует Саммер – это взгляды, устремленные на неё. Ей не нужно читать их мысли, чтобы знать, о чём они думают. И от мыслей, что Вселенная даже не дала ей шансов понравиться важным друзьям Итана, что по наклонной было способно испортить и его мнение о ней тоже, О'Лири вжимает голову в плечи, понуро опуская голову.

«Being asked to help can sometimes be as difficult as asking for, because it can feel awkward, uncomfortable, aggravating and inconvenient.
Yet we are called to open the door to inconvenience


[indent] — Что? — переводя взгляд на внезапно появившийся перед ней стакан, она пытается вырвать и повторить вопрос ещё раз, — Спасибо, — его принесла Дейзи? Поднимая глаза ещё выше, ища девушку, Саммер поджав губы, старается приподнять уголки губ в немой благодарности, но быстро теряет запал увидеть отсутствие реакции, – или куда хуже, неподходящей ей реакции, – концентрируясь на стакане с прохладной водой. Делая несколько глотков, волшебница растеряно вертит головой, в попытке отставить стакан куда-то в сторону, но так и оставляет его в ладонях.
[indent] Она слышит шутку, и пытается вновь поднять голову. Рассмеяться, отмахнуться, как делала это всегда или даже отвесить шутливый комментарий. Вместо этого выходит лишь невнятное: «Хорошо, что нас не оставили там дольше, верно?» — утопающий в её негромком вздохе, и нервном постукивании ногтем по стеклу. Они больше никогда не захотят её видеть. Она – Саммер О'Лири, имеющая столько историй в своём запасе, делающая невероятные вещи, проклятье, она буквально на той неделе отвлекала на себя внимание горных троллей, пока Гиз пытался перелопатить их сокровищницу, и девушка сделала что?
[indent] Взгляд её падает на растёртую до крови кожи на запястьях, и быстрым движением руки она пытается натянуть длинные рукава свитера практически до своих пальцев. Не хватало бы ещё больше заставить людей волноваться без причины; хотя, стоит ворсистому краю коснуться открытых ран, как она тут же хмурит брови от неприятного ощущения. Вместе с этим, О'Лири только сейчас замечает и пульсирующую боль в тех местах, которыми ударилась, при падении со стола. Что она там говорила? Удача её второе имя?
[indent] — Ты уже.., — она вновь обрывает себя, торопливо меняя направление, и впервые за всё это время говоря громче привычного, — Нет! Итан, брось! — он винил себя! Себя, хотя никого виноватого, кроме самой рыжеволосой здесь не было! Ведьма настолько резко дёргается вперёд, что чуть не сбивает его с ног, но вовремя останавливается в том же положении, попутно дёрнув руку к Холлику и его свободной ладони на случай отсутствия возможности удержать равновесие, — И вы, — наконец, поднимая голову на всех, кто столпился вокруг, Саммер на секунду поджимает нижнюю губу, но затем уверено проговаривает, [float=right]https://funkyimg.com/i/321bE.gif[/float]приложив ладонь к своей груди, — Простите. Честное слово, в мои планы не входило устраивать никаких сцен, и обычно, — неосознанно она сжимает пальцами пальцы мужчины перед собой, вновь делая сложный невидимый шаг для себя, в попытках подобрать слова там, где ранее всегда бежала от таких ситуаций, — Обычно я себя так не веду, даже когда в обществе появляются люди, от которых нужно падать, — ещё одна попытка сложить губы в улыбку, окончившаяся неудачей, отчего она тут же продолжает, — Я надеюсь, что не слишком сильно испортила вам впечатление от сегодняшнего вечера. И я пойму, если всё же при следующей попытке Итана навесить меня в вашу компанию, вы напомните ему, что зарезервировали место только на свою команду, — заканчивая говорить, виновато щурится волшебница, пожимая плечами. Конечно, она бы поняла. И без того Саммер решила сделать слишком большой для себя шаг или не так можно было сказать её попытку подружиться с немагами, о мире котором она почти ничего не знала?
[indent] — Прости меня и ты, Итан, — обращаясь к нему отдельно, волшебница устало перестаёт бороться со стаканом, отставляя его на пол, дотрагиваясь до его ладони и второй рукой, — Ты ни в чём не виноват. Произошедшее – это чистая случайность, вызванная... — она замолкает, быстро дёрнув взглядом на компанию за спиной Холлика, — Стрессом и перенапряжением на работе, не более, — но ведь нет, и чем дольше волшебница пытается объяснить что-то, тем сильнее сжимает его ладонь. Ей хочется произнести: «Всё в порядке,» — и у неё почти получается, но О'Лири осторожно наклоняется чуть ближе, тихо, чтобы не услышали остальные, произнося, — Ты не мог бы... Я не могу просить тебя об этом, — пауза, — Но мы не могли бы отсюда уйти? В смысле, — ещё одна пауза и она мгновенно меняется в лице, переходя на шепот, — Ты можешь остаться, я... но я не думаю, что хорошая идея мне оставаться здесь, — пусть зная Итана, ей кажется, что он может попытаться отговорить её. Сделать то, что делала всегда для друзей Саммер: хлопнуть по плечу, попытаться стереть неловкость, побороть чувство страха, как раз таки, окружением, которое совсем не против провести время с зачинщиком; и поэтому одними губами добавляет, — Пожалуйста.

25


There were things I wanted to tell her. But I knew they would hurt her. So I buried them, and let them hurt me.


[indent]Итан должен был понимать, как мало он знал о Саммер О'Лири, но странное чувство единства сознаний играло с мужчиной злую шутку. Он должен был вспомнить своё удивление после того, как она приоткрыла занавес над своей деятельностью, должен был задуматься о том, что заставило Холлика обрушить незаслуженные подозрения на новую знакомую, перекочевавшую в статус родной души за три недолгие встречи. В очередной раз он доверился интуиции, и слепое доверие не привело ни к чему хорошему. Думаете, Холлик не знал, что в глазах О'Лири он останется невиновным? Что вовсе не мешало ему чувствовать вину в полной мере. Не осознавая до конца, он хотел видеть себя виноватым. Чем виновней, тем лучше; в приступе нервного мазохизма он заострял внимание на тех словах, что вызывали вяжущее чувство в области солнечного сплетения. Не так Холлик представлял их запоздавшее воссоединение, и дело было не в приступе Саммер. Точнее, не только в приступе Саммер.
[indent]Ещё несколько недель назад он бы радовался тому, что всё осталось на своих местах. Они бы начали с того, на чём остановились, и ему бы не пришлось бороться с ощущением, словно он совершал преступление, держа дрожащие ладони Саммер в своих. Но на дворе был декабрь, а в его входящих сообщениях наверняка хранилась парочка смс-ок о невыносимых коллегах и наконец-то окончившейся рабочей смене от его девушки. Той, которую он любил. Той, о которой обещал заботиться так, как не заботился никто. Он не жалел и не сомневался в изменениях, произошедших с ним и Рози за прошедшие месяцы. Кто бы его предупредил, что люди не излечивались от всех остальных просто потому что сделали свой выбор. Конечно, они были всё теми же Саммер и Итаном; никто не менялся до неузнаваемости за такой короткий срок. Всё осталось на своих местах, кроме стрелки часов, разделившей их пропастью упущенного момента. Он не винил себя за случившееся, Итан Холлик винил себя за то, что не нашёл в себе сил рассказать, и теперь, находясь напротив Саммер, не мог избавиться от ностальгического ощущения, забытого в сентябре.
[indent]— Саммер, ты чего! — не ожидая, что его извинение вызовет настолько яркий спектр эмоций, Итан ненарочно подхватывает её за локти и ослабляет хватку, когда убеждается, что О'Лири стоит на твердых ногах, — Всё в порядке, — хмурясь, продолжает отнекиваться Холлик.
[indent]Вынужденный замолчать, он отрицательно вертит головой на все попытки девушки извиниться за своё «поведение». Он понимал, что эмоциональный выпад ни в коей мере не входил в планы Саммер. Они все понимали. Вовсе не из-за того, что приятели мужчины обладали исключительными талантами к эмпатии. Они знали, что такое страх, травма, необъяснимая паника, будившая по ночам и не дающая уснуть до самого утра. Так или иначе каждый из них касался оборотной стороны бравого дела: помогать людям. Они видели подобное ни один раз и, вероятно, поэтому не придавали ситуации большего значения. С кем ни бывает, — наверняка, эта мысль поочерёдно промелькнула в сознаниях всех присутствовавших. И, кажется, один лишь Холлик не мог избавиться от появившегося следом вопроса: «Что такого случилось с Саммер О'Лири, что воспоминание о случившемся преследовало археолога по сей день?»
[indent]— Боже, Саммер, конечно же нет, — отвлекаясь от девушки, Холлик оглядывает остальных и, дергая бровью, ненавязчиво предлагает последовать его примеру и разогнать беспокойства Саммер, — Я ведь за всех говорю? — на случай, если задранной брови и прожигающего взгляда было недостаточно.
[indent]— Абсолютно.
[indent]— Я бы сказал это было прекрасное дополнение к антуражу. Я почти поверил, что мы все падём жертвами разгневанного божества, — отворачиваясь от Хантера, Итан еле сдерживает шутливого вздоха разочарования.
[indent]Он не сомневался в том, что его друзьям не придёт в голову открещиваться от Саммер из-за подобной глупости, но предпочёл бы, чтобы они вели себя хоть немного чувствительней к её состоянию. Пускай, О'Лири стремительно возвращалась к своей шутливо-саркастичной натуре, он видел остатки ужаса, завладевшего девушкой в считанные секунды, и не обманывался её манерой храбриться, понимая, сколько бы Саммер ни говорила, что она в полном порядке, в порядке она не была.
[indent]— Ещё одно прости, и я начну их считать, — он не хочет ни на что намекать, но прошлое недовольство Саммер его манерой извиняться за всё и больше напоминает о себе самостоятельно. Впрочем, если в случае Холлика, мужчина мог подкрепить свои «прости» развернутыми объяснениями о том, где он провинился, то в ситуации Саммер... с таким же успехом она могла извиниться за прошлогодний насморк и получить самый непонимающий хмурый вид, на который Итан был только способен. [float=left]https://funkyimg.com/i/327EL.gif[/float]
[indent]— Тебе не за что извиняться. Тем более, передо мной, — слегка встряхивая их ладони, по-тёплому улыбается Холлик.
[indent]Он изо всех сил старается игнорировать свою голову, но каждое «прости» Саммер подобно удару в гонг прямо над ухом. Стала бы она просить прощения так настойчиво, если бы знала насколько незаслуженными были её извинения? Если бы услышала всё, что он откладывал до момента их встречи? Итан опускает глаза к их переплетённым рукам и чувствует очередной укол под рёбра. Он хочет думать, что реагировал бы так на любого здесь, но не позволяет себе соврать. Они с Саммер делили те воспоминания, которыми Холлик не собирался обзаводиться с остальными его друзьями; и именно эти воспоминания всё путали и усложняли.
[indent]— Конечно, — сводя брови на переносице, Итан продолжает не сразу и выдерживает недолгую паузу, отыскивая баланс между нахождением в моменте и стучащим по вискам внутренним голосом, — Я понимаю, — кивая несколько раз, он смотрит на отошедшую от них группу приятелей, — Я сейчас, — обращаясь к О'Лири, он отпускает её ладони и, поднимаясь, подходит к остальной компании.
[indent]Встречаясь с неожиданным холодом на кончиках пальцев, Холлик инстинктивно прячет руки по карманам. Выжидая, когда размеренный гул голосов утихнет, он прокашливается несколько раз и, коротко улыбаясь, перебивает разговор:
[indent]— Саммер сказала, что устала. Думаю, что не тащиться с нами в бар – хорошая идея. Там шумно и душно. Я, — тихий вздох, — Я останусь с ней. Не хочу, чтобы она возвращалась домой одна, — говоря куда тише, продолжает Итан, — Без обид, хорошо? — спрашивая последнее скорее из привычки, чем из искреннего беспокойства, оживляется Холлик.
[indent]— И где нам теперь взять трезвого водителя, убийца веселья?
[indent]— Хантер, ты хоть о ком-то кроме себя думать умеешь? — шлепая мужчину по плечу, смеётся Дэйзи.
[indent]— Нет, никто ведь не думает обо мне! — подхватывает Хантер, успокаивая Итана весёлыми интонациями. Всё было в порядке, они всё понимали; от этой мысли Холлик облегчённо вздыхает и, возвращаясь к Саммер, бросает:
[indent]— Такси, друг мой. В этом городе их предостаточно, — осведомляясь о самочувствии девушки ещё раз, он кивает в сторону шкафчиков с одеждой и нагоняет заворачивающихся в теплую одежду друзей.
[indent]Попрощавшись с группой, Итан нарочно не торопится со сборами и позволяет им одеться в комфортном для Саммер темпе. То и дело мужчина бросает короткие взгляды в сторону О'Лири, чтобы убедиться, что она не теряет равновесие и не требует от себя больше, чем необходимо. И пускай, логика говорит: от панических атак ещё никто не умирал, неизменное желание защитить девушку от невидимой напасти вынуждает Итана волноваться. Поправляя шарф, он звякает связкой ключей и впервые перебивает затянувшуюся за сборами тишину:
[indent]— Хорошие новости: никаких лестниц-убийц. Сегодня эскалатору тебя не съесть, — пропуская Саммер на улицу, он инстинктивно кладёт ладонь на её спину, улыбается, поглаживает её несколько раз и шагает в сторону парковки, на которой оставил свою машину, — И вожу я тоже нормально, — наскоро оборачиваясь, хмурится и бормочет мужчина, оправдываясь за несуществующий грех.
[indent]Итан старается не замечать дискомфорта в солнечном сплетении, но терпит поражение. Он не может просто взять и сделать вид, словно не продолжает молчать, когда больше никто и ничто не мешает ему рассказать. Найдя новое оправдание, Холлик мёртвой хваткой цепляется за идею, что сейчас не время. Не сразу после того, как Саммер пережила эмоциональную встряску, вызванную чем-то, о чём Итан не имеет ни малейшего понятия. Он ведь не хочет сделать хуже. Расстроить её сейчас, не попытавшись сгладить пережитое. Делая глубокий вдох, мужчина выбирает терпеть уколы совести до тех пор, пока не О'Лири не успокоится совсем. И кто знает, что это «совсем» значит.
[indent]Открывая пассажирскую дверь, Итан помогает ей усесться и следует на водительское место. Вынужденный молчать, пока не подберёт правильные слова, Холлик старается выиграть время занятостью за рулём: с хирургической аккуратностью он заводит мотор и неспешно выезжает с парковки. Вертя головой по сторонам, он съезжает на главную дорогу и сталкивается с осознанием: продолжи Холлик беззвучное существование, и Саммер обязательно свяжет его несвойственную молчаливость с произошедшим получасом раньше.
[indent]— Саммер, — он не успевает сформировать чёткой мысли, как паникует, ретируется и выдаёт совершенно неожиданное предложение, — ты голодная? — кидая короткий взор на пассажирское сиденье, непринуждённо улыбается Холлик, — Если хочешь, мы можем проехать мимо какой-нибудь забегаловки и заказать еды с собой? Или я могу отвезти тебя сразу домой, — то замедляя речь, то вновь ускоряясь мечется Итан, — Или... Прости, я не даю тебе ответить, — хмыкая себе под нос, в который раз мужчина сдвигает брови и мрачнеет в лице.
[indent]Он вёл себя странно. Или Итану казалось, что он вёл себя странно. Он одновременно не находил себе места, чувствуя вес правды, которой Саммер заслуживала, и возвращался к тому, что случилось в центре, снова и снова представляя лицо девушки перед собой и гоня прочь необходимость рассказать. Пытаясь отвлечь О'Лири и себя в том числе, он решает дать себе время до забегаловки и принимается расспрашивать её о несвязанных с последним часом и последними месяцами вещах. Что она хочет поесть? Не холодно ли ей? Проезжая мимо Таймс-сквера, Холлик отпускает бессмысленный комментарий про рождественские украшения и пускается в короткое путешествие по своим воспоминаниям детства, когда родители водили их с братом на праздничные парады. Болтая, он не замечает, как добирается до нужного места, оставляет их заказ и паркуется с горячими пакетами неподалёку от уличных фонарей.
[indent]— Утончённым этот ужин назвать нельзя, — помогая девушке распаковать пахнущую на весь салон еду, смеётся Холлик, — Но здесь вкусно, обещаю, — перегибаясь вперёд, он находит рычаг, отодвигающий сиденье, и слегка отодвигает кресло Саммер, чтобы ей было удобней сидеть, — Так лучше? — перекидываясь обратно, чуть кряхтит мужчина и валится на спинку своего сиденья. У него практически выходит забыть о гудящей голове ровно до тех пор, пока импровизированный ужин не подходит к концу и тишина не принимается нажимать по больным местам с новым запалом.
[indent]Холлик снова улыбается ей, прокашливается и, смотря в сторону, хмыкает под нос. Как бы ему ни хотелось, он не может закрывать глаза на «слона в комнате» вечно. Он должен поговорить с ней.
[indent]— Саммер, — но вместо того, чтобы выполнить данное себе обещание, Холлик хватается за новый спасительный канат, — Я знаю, что это совсем не моё дело, — качая головой, негромко говорит мужчина, — Но я волнуюсь за тебя и не могу не спросить, — разворачиваясь, он смотрит девушке прямо в глаза, — То, что произошло... Ты уверена, что это случайность из-за стресса? Я не говорю, что не ошибаюсь, но это не походило... на простое переутомление. Скорее... — Итан пожимает плечами, делая физическое усилие, чтобы выдавить из себя последующие слова, — Саммер, что-то случилось во время твоей поездки? Я... я могу чем-то помочь? — переключаясь на беспокойство за благосостояние О'Лири, Итан виртуозно отмахивается от замолчанных деталей в который раз за сегодняшний вечер. Да так удачно, что голос разума не пробивается через плотную стену сосредоточенного на Саммер взгляда. Или он просто понимает, что когда заговорит о трёх пропущенных ей месяцах, то попрощается с шансами убедиться, что с ней всё в порядке.

26

[indent] А ведь прикрывая лицо ладонями от стыда и извиняясь, Саммер даже не сразу отдала себе отчёт о том, какие люди перед ней стояли. Смотря на реакцию немагов, их спокойствие, и заставляющие дёрнуть губы в улыбке шутки Хантера, напоминают ей об этом. О'Лири так беспокоилась о том, что они не смогут понять её, – хотя, если подумать, ничего смертельного или того, с чем люди никогда не сталкиваются, не произошло, – как и отчасти поставила сложность своей профессии, если закрывать глаза на различия даже миров, что... Несколько раз волшебница быстро моргает, застывая взглядом на лицах, останавливаясь на Итане. С первого дня он уже шутил про трупов, что не было шуткой. С их писем она получила достаточно историй о многообразии, с которыми ему приходилось сталкиваться каждый день. И это ведь не говоря о расследовании сентябрьской давности! Очевидно, что если мужчине было что рассказать, можно предположить, сколько историй прячут за собой и его коллеги.
[indent] Её всегда поражало, насколько иногда волшебники были готовы возвысить собственные способности и возможности выше всего остального, забывая, что вокруг них есть и множество других вещей, которые были созданы неволшебным сообществом. Даже сейчас – оглянуться вокруг, и можно увидеть стоящие автоматы с напитками и закусками, работающие только на внутренних механизмах, питающиеся от чего? Совсем не от магии. Множество профессий, от преподавателей до врачей, от инженеров до, – О'Лири осторожно улыбается мужчине, качая головой из стороны в сторону, стоит ему выдать предложение, которое больше подходило девушке, нежели Итану, – работников федеральных служб. Они были знакомы со сложностями мира ничуть не хуже остальных.
[indent] — Ладно, — она делает короткую паузу, прикрывая глаза, — Но мне явно понадобится время для того, чтобы не чувствовать себя виноватой, — да, такое случается, и Саммер прекрасно это понимала. Более того, случись такое с кем-то из них, любым человеком, первое, что сделала бы О'Лири – это попыталась вернуть человека в строй, дав ему столько времени, сколько необходимо, находясь рядом, чтобы он почувствовал её поддержку, присутствие! Как делал это Итан. Итан Холлик, не просто держащий её за руку тогда, дыша с ней в такт, беспокоясь за каждое телодвижение, но и готовый отправиться за пределы центра вместе с ней, несмотря на возможности куда веселее провести остаток вечера. На его вопрос о самочувствии, она вторит вопросом – «Ты точно не останешься?», звучащее с несильными нотами беспокойства, нежели проверки на дружбу. Люди, которых рыжеволосая встречала на своём пути, вели себя по разному. И привычная к разным реакциям, девушка, действительно, приняла и поняла бы, если бы Холлик почувствовал отданный долг с уезжающей в такси О'Лири, в которое он её посадил.
[indent] И всё же он здесь, отчего девушка обхватывает себя руками, вжимая голову в плечи от растекающегося по телу тёплому ощущению.
[indent] — Желаю не пропустить встречу со мной в следующий раз. Обещаю расквитаться за все свои промахи, произошедшие сегодняшним вечером,  — складывая ладони в извинительном положении перед собой, девушка осторожно улыбается компании, намекая как на собственное опоздание, так и на забирание их не единственной, но всё ещё одной из самых комфортных, возможностей добраться домой. И отзеркалив кивок Итана в сторону шкафчиков, направляется в ту сторону, выуживая с полки теплое пальто. Рыжеволосая на мгновение приоткрывает край сумки, с волнительным взглядом ища волшебную палочку, и негромко выдыхает, стоит найти тонкий деревянный предмет глазами. Хорошо, что она не взяла её с собой; сомнения не было, она бы обязательно воспользовалась ей там, где этого не требовалось, что, возможно, сделало сегодняшним день последним, когда девушка бы видела не только ребят, но и Холлика.
[indent] — И правда отличные новости. Есть ли статистика смертности людей в... машинах? — не без опаски произносит О'Лири, но затем быстро добавляет, — Не в смысле я сомневаюсь в твоих способностях вождения – даже не думай об этом, — она оборачивается, немного задирая голову, стараясь улыбнуться как можно убедительнее. А затем повернувшись прямо, наклоняясь к двери машины, чуть тише добавляет, — С тобой я, в принципе, всегда чувствую себя в безопасности.
[indent] А ведь у неё было не так много людей, которым она доверяла также, как и Холлику, особенно, учитывая короткие сроки их общения. Для кого-то короткие, конечно; с другой стороны, время понятие растяжимое, как и люди, окутанные им. Некоторым хватает и пары месяцев, чтобы стать близкими друзьями, другим нужны долгие годы опыта, как и череда ошибок, пройденных вместе. Девушка краем глаза смотрит на Итана, явно волнующегося за неё больше необходимого, – настороженные взгляды она заметила ещё у шкафчиков с одеждой, но виду не поняла, – стараясь отпустить чувство дискомфорта, который доставляет ему. И ведь нельзя винить и себя за то, что «вспомнилось» было. Конечно, она не стёрла себе воспоминания, но это не означало, что возвращалась она к этому с улыбкой на лице.
[indent] Ей одновременно и хочется, и не хочется первой заговорить с мужчиной. Наблюдая за его действиями, девушка старается повторить то, что позволяет ей собственное место – недоверчиво перехватить пальцами ремень безопасности, затягивая его на груди, и после нескольких безуспешных попыток застегнуться, справится с поставленной задачей. Сесть ровно, то выпрямить, то согнуть ноги в колене сильнее, стягивая пальцами свою сумку на ногах. Ей хочется спросить помнит ли он её адрес, куда ехать, а вместо этого крутит головой в окно, пытаясь понять, смогла ли она и сама добраться до собственного дома, пойди она отсюда пешком. В какой-то момент О'Лири понимает, по какой причине боится – что если ему неловко и самому? Что если постоянно расслабленное и веселое настроение, которое передавалось им через общение друг с другом на протяжении всего этого времени, не сможет быть таковым после случившегося? Она негромко хмыкает, подумав о том, что у них уже был один момент, способный перевернуть их отношения с ног на головы; что же, с другой стороны, не удивительно. Различия между вечерами и того, что происходило во время них, были колоссальными.
[indent] — М? — девушка неосознанно даже выдыхает с благодарностью, и уже готова ответить ему, как попытки Холлика предложить тысячу и один вариант лишь позволяют ей потянуть уголки губ выше, качнув головой из стороны в сторону, когда тот понимает, что делает. Забавно, как вместе с быстрой речью смешивается и его шотландский акцент. Страшно представить, что происходит с людьми, мало-знакомыми с разными вариациями английского языка, ведь и О'Лири на некоторых моментах нужно пару лишних секунд на осознание сказанного.
[indent] — Немного. Мы можем, но только если ты и сам перекусишь со мной вместе, — наконец, произносит девушка. Ей хватает небольшой паузы для того, чтобы, окинуть взглядом мужчину, задорнее предыдущего добавить, — Смотрю, ты решил вновь перетянуть на себя одеяло извинений? Не жадничай, я ещё недостаточно погрелась под ним, — в прочем, несмотря на это, у неё, кажется, ещё надолго останется совсем другое покрывало, или кто-то подумал, что она избавилась от вины недосказанности?
[indent] Стараясь пропустить мимо нервозность от передвижение не на своих ногах, волшебница в который раз возвращает себя к мысли, что, возможно, знай Холлик секрет магического мира, жить было бы проще. Однако, стоит этой мысли проскочить в голове, как волшебница тут же хмурит брови, незаметно благодаря плотному шарфу, качнув отрицательно головой. Размышлять так было эгоистично, ведь раскрывать правду только для того, чтобы, в первую очередь, облегчить задачу в разговоре себе? Она не могла сказать, что с легкостью была способна поставить себя на место Итана – о существовании немагического мира, пусть и без подробностей, она-то знала с самого детства! Что это значит для человека, живущего привычным всю жизнь? От собственных размышлений рыжеволосую отвлекает спокойный голос мужчины, истории о его жизни, и откидывая голову на подголовник, О'Лири предпочитает куда больше отправить себя в представление, какая была его семья и праздники в ней, чем персональных переживаний.
[indent] Оказываясь у забегаловки, она с любопытством смотрит на аппарат, принимающий у них заказ, наблюдая за процессом, стараясь быстро сформулировать желания, когда перед глазами оказывается яркое, и может для кого-то привычное, но явно не для Саммер, меню. Стоит им подъехать на следующий пункт, как девушка тут же начинает рыться в сумке, в попытках заплатить хотя бы за их ужин здесь, раз уж её лишили оплатить одну-другую пинту в баре, однако, отмахивающийся от неё Холлик, уверено сообщающий что с головой у О'Лири всё плохо, даже заставляет её широко раскрыть глаза и возмутиться, пропуская свой шанс сунуть доллары.
[indent] — Итан Холлик, как вам не стыдно! — в прочем, вместо негодования, Саммер заливается смехом впервые за последний час, тряхнув рыжей гривой, тут же перекладывая ладони на тёплые пакеты с едой, — Не сомневаюсь, — улыбнувшись, добавляет она, стоит ей сунуть нос в пахнущий мешок. Быстрая смена обстановки, а точнее приближение мужчины для того, чтобы помочь ей усесться ещё более удобно, – хотя казалось, куда ещё? – не остаётся незамеченной, но всё же в этот раз О'Лири оставляет комментарии при себе, лишь утвердительно кивая головой на его вопрос прежде, чем оттянуть с шеи шарф, и осторожным движением пальцев перехватить бумагу с гамбургером внутри. Первый укус, и удовлетворительный восклик, подтверждающий, что американец её не обманул.
[indent] На мгновение можно даже подумать, что ничего экстраординарного за вечер не произошло. Словно они встретились после длинного дня, отправившись кататься по городу, заглянув в ближайшую закусочную. Мало-помалу она начинала возвращаться в себя, со здоровым румянцем на щеках, а не бледными чертами лица. Вытаскивая по одной картошку из пакетика, она делится подмеченными традициями ужинов в разных странах или придумывая короткие диалоги для редких людей, сидящих в своих машинах по соседству с ними. Однако, ощущение пусть не испаряется полностью, но становится куда более осязаемым. Тем более, когда Холлик озвучивает то, к чему О'Лири думала, что была готова.
[indent] — Рано или поздно пришлось бы, правда? — не без печальной улыбки, задаёт она риторический вопрос, опуская взгляд вниз, хрустя в руках бумажными пакетами с убранными вовнутрь остатками еды, — Я знаю, что ты волнуешься. Как ты там говорил? «Буду самую малость волноваться» – вряд ли сегодняшний случай хуже моих других приключений, — вновь упираясь головой назад, она разворачивает на него голову, сперва смотря ему в глаза несколько секунд, и потом вздохнув, продолжая, вернув взгляд обратно прямо на тёмную улицу, освещённую неяркими столбами фонарей, по которой проходила большая компания людей, — Вряд ли, — она осекается, — В смысле, не потому что... — пытаясь подобрать слова, доказывающие, что она понимает его желание, она усмехается, вдохнув снова, — Это случилось пару лет назад, не сейчас. Давай я расскажу тебе по пути к моему дому? — девушка вновь оборачивается на него, — Так мне будет легче. Это довольно длинная история, если рассказывать её с самого начала, — чуть тише добавляет рыжеволосая, поджав губы.

I'm still a victim in my own right
but I'm the villain in my own eyes,
                                                              yeah

[indent] Как рассказать ему об этом? Ведь вопрос был далеко не в интересе или, как выразился Итан, «не его деле», в которое он, по видимому считал, что совал свой нос. Было так много факторов, о которых ей придётся умолчать – вновь умолчать! – и логика без которых может просто не сработать. И всё же, обещанного не вернуть? Отчего неторопливым тоном, откинувшись на спинку сидения, – она даже негромко хрюкает от мысли, что это похоже на работу со мозгоправами в их кабинетах, – начинает свой рассказ длинной в несколько лет. Так она немного обрисовывает, каким был Остин, когда они познакомились, совместной работе в качестве напарников ещё до того времени, когда девушка присоединилась к текущей команде. Он был опытным, в то время как Саммер – рвущаяся в бой, не знающая жизни стажерка.
[indent] — В начале девяносто девятого нам дали указания найти одну потерянную вещь, о нахождении которой давно никто не знал. Мы работали над этим проектом чуть больше двух лет, как в один момент, — девушка издаёт воздушный звук, — Знаешь, я так хорошо помню, как меня спускали в темное ущелье на веревке. В руке – фонарик, а внизу кромешная бесконечная тьма, и только несколько подёргиваний могли спасти меня от того, что было внизу, — она усмехается, подтягиваясь поближе и кинув на [float=right]https://funkyimg.com/i/32qe7.gif[/float]Холлика короткий взгляд, облокачивается о дверную ручку, прижимая разгоряченный лоб от нахлынувших воспоминаний к прохладному окну. От близкого дыхания стекло запотевает, и О'Лири замолкает, формируя в голове предложения, задумчиво водя пальцем по стеклу, рисуя маленькую фигурку между двумя длинными полосками, имитирующие ущелье, на длинной верёвке.
[indent] — Я плохо помню, что случилось, когда меня подняли обратно. Знаю, что был уже следующий день, когда я очнулась привязанная к столу при свете ярких ламп над своей головой, уходящие в высокие потолки, — она прикрывает глаза, жмурясь, тратя время, чтобы стереть появившуюся картинку перед глазами, — Он без труда забрал шкатулку, и после мучил меня без причины Физически, морально... В моём сознании отпечаталось, как он сказал: «ты просто оказалась не в том месте, не в то время,» — повернув голову к Итану, она поджимая губы, дёргает их в полу-улыбке, пожав плечами, — Если бы не Гиз и остальные, возможно, меня не было бы в живых, по крайней мере, это было то, что я поняла с его слов, он хотел сделать – убить меня. Он исчез, как только они ворвались, — Экспелиармус, скорее всего, отбросил её в сторону, выбив палочку из рук. Он терзал её Круцио. И не успел занести палочку для самого страшного непростительного заклинания, тут же трансгрессировав. Саммер сжимает сумку на коленях сильнее, словно находя в ней своё успокоение, — Скорее всего, он работал сообща или на кого-то, но если честно, у нас осталось мало информации, которую можно использовать, или по которой его можно попытаться найти. В любом случае, прошло уже два года, и я... я в порядке. Пусть шкатулка была бесконечно потеряна, как и моё время, но раны затянулись, я продолжаю работать в департаменте, у меня отличная команда, —  перечисляя, негромко произносит О'Лири, понимая, что это звучало как будто она пытается оправдать себя, доказать, что «в порядке» было не просто звоном, и внезапно усмехается, понимая, что вряд ли сможет доказать ему обратное.
[indent] За своим рассказом она смотрела на Нью-Йорк, но смотрела сквозь него, не замечая, как они свернули на знакомые улицы, пробегающие мимоходом магазинчики, в которых, живя она здесь на постоянной основе, О'Лири могла бы считаться постоянным клиентом. Саммер заметно нервничала при рассказе, теребя то ткань сумки, то скручивая кончики своего шарфа, хотя и пыталась вести себя, как будто просто рассказывала не самую приятную сказку на ночь. Остин Стивенс остался неприятным воспоминанием, плохим сном, неудавшимися отношениями: она могла подобрать много синонимов своему прошлому. Однако, чего она точно не ожидала, что сможет рассказать об этом Итану. Не потому, что он не был ей близок, совсем наоборот. Но в голове продолжал навязчиво крутиться вопрос – что он подумает о ней теперь?
[indent] — То, что произошло сегодня со мной никогда не случалось, и самое худшее, что со мной происходило – пару плохих снов в год. Не думаю, что из-за одного события за сегодня можно думать, что это... «Big deal,» понимаешь? — махнув ладонью, спрашивает Саммер, стоит машине остановиться. Наконец, более не отвлекающая его от вождения машины, волшебница разворачивается к нему всем корпусом, волнительно смотря на мужчину, — Я не хочу, чтобы это событие изменило твоё отношения ко мне, как и не хочу, чтобы ты смотрел на меня... иначе, — опуская взгляд вниз на свои ладони, сцепленные вместе, тихо она добавляет лишь одно слово: «Хуже.»
[indent] Ведь это то, чего боялась Саммер О'Лири. Ей нравится Итан, и последнее, что она хотела – это испортить светлое чувство, зависшее между ними с сентября месяца, своим прошлым.

27

[indent]Бостонский учебный центр ФБР не шёл ни в какое сравнение с тем, что происходило за стенами нью-йоркского офиса. Впрочем, сравнивать Бостон с Нью-Йорком было добровольным стремлением разочароваться. Кишащее разношерстными представителями человеческой расы Большое Яблоко сильно контрастировало на фоне вылизанного европейского городка, далёкого от звания эпицентра жестокости. Из всех присутствовавших в помещении, Итан Холлик оставался нетронутой наивной душой, совавшей свой нос в запертые на десять замков комнаты из детского любопытства, нежели из необходимости. Никто не просил его запираться в лабораторном подвале, никто не заставлял нырять по локоть в грязь, изобилующую в мрачных переулках родного города; он мог бы остаться в Бостоне. Податься в исследовательский центр на верхнем этаже с высокими окнами и слепящим по утрам восходом. Забыть о картинках, достойных фильмов ужасов, и получить достойную проделанных усилий награду, сверкая со сцены смущенной улыбкой, но награды его мало интересовали.
[indent]Конечно, всегда можно было убедить себя, что увесистая статуэтка в ладонях – прямое доказательство сотни спасённых жизней, что улучшенная формула – уверенный шаг миру во всём мире, только Итан не был склонен к самодурству. По крайней мере, не в вопросах и без того хрупкого эго. Он должен был видеть результаты, потрогать их собственными пальцами, увидеть, как очередное дело спускалось в архив, чтобы оказаться навсегда забытым. И чем больше Холлик встречал «раненых» людей, людей, как Саммер О'Лири, тем яростней ему хотелось остановить то, чему, если подумать, конца не было, и тем бессильней он себя чувствовал.
[indent]О том, что могло поспособствовать реакции Саммер, он думал всю дорогу. Сколько бы Холлик ни нервничал о недосказанности, сколько бы ни гонял мысли из угла в угол без шанса успокоить бурную голову, возможные сценарии, ставшие результатом увиденного, шумели задним планом, выжидая мгновения, когда смогут загрохотать в полную силу. Он надумывал? Пускай, Холлик не бросался грудью на пули и не мог похвалиться десятилетним стажем в бюро, испуганный взгляд О'Лири был ему знаком. Нет, люди с таким взглядом не боялись темноты под кроватью, узких помещений или ярких бликов в дальнем углу подвала. Они бы предпочли любого монстра тому, что действительно их пугало; и от мысли, что он не ошибался в своих предположениях, Итан то и дело замечал холодные дорожки мурашек, бегавшие от шеи к пояснице.
[indent]Остановка в забегаловке была своеобразной попыткой отвлечь и себя, и Саммер от настойчивых попыток сознания решить задачку без правильного ответа. На мгновение у него даже получилось. Гордясь бестолковой шуткой о «стукнувшихся головой», Итан рассмеялся со всей искренностью и на короткие несколько минут почти забыл о мире за пределом передних сидений его машины. Он не был голодным, но предпочёл не спорить с выданным О'Лири ультиматумом; встречать остаток вечера на голодный желудок не казалось мужчине хорошей идеей. Откуда он знал, что последний кончится плохо? Называйте это интуицией или третьим глазом, Холлик не видел света в конце тоннеля из того, о чём должен был с ней поговорить. Эгоистично и низкодушно Итан захотел законсервировать тёплое воспоминание, не тронутое ни изменениями недавних недель, ни этим вечером, и позволил себе урвать ещё немного бессмысленных разговоров под шелест упаковочной бумаги и ненавязчивый шёпот работающего радио.
[indent]Он пожалел о заданном вопросе так скоро, как произнёс его, но, как и стоило ожидать, слишком поздно. Итан попытался «отменить» сказанное, открыл рот и даже успел выдавить из себя пару звуков, напоминавших слова:
[indent]— Нет, я не... я просто, — всё ещё поздно. Безмолвно дослушав то, что хотела донести до него Саммер, он быстро кивнул и, закинув обертки от скорого ужина на заднее сиденье, завёл заглушённый мотор. Лучше бы он наконец набрался смелости и рассказал ей о том, с чего должен был начать их встречу, однако Саммер начала говорить, и Холлик мгновенно переключился с собственных переживаний на рассказ девушки.
[indent]Поначалу история О'Лири кажется безобидной, что Холлику не требуется делать усилий, чтобы не меняться в лице. Но чем больше Саммер разговаривает, тем отчётливей Итан чувствует нарастающее давление в грудной клетке, словно ещё чуть-чуть и развязка её рассказа выскочит ему под колёса. Обсессивно мужчина цепляется за имя напарника, за любую невзрачную деталь, вырванную из ёмкого пересказа событий нескольких лет, будто это поможет ему найти человека без фамилии и лица, исцелив девушку от страшного воспоминания. Стискивая зубы, Холлик останавливает себя от того, чтобы не устроить допрос с пристрастием в лучших традициях федеральных агентов. Она ведь наверняка знала его дату рождения. Может, виделась с ближайшими родственниками, знакомилась с близкими друзьями. Люди не растворяются в воздухе, и если этот мужчина жив, то у них есть все шансы его отыскать.
[indent]Инстинктивно Холлик сжимает руки на руле, пытаясь утихомирить свою голову. Вдох за вдохом Итан задерживает встающие посреди горла вопросы, понимая, что охота на кошмар из прошлого совсем не то, что Саммер нужно в данную секунду, если нужно вообще. Бросая редкие взгляды в её сторону, он убеждается ещё сильней – последнее, что О'Лири сейчас требуется, это подробное погружение в личность человека, о котором она, наверняка, мечтала забыть.
[indent]— Саммер, я, — нарушая короткую тишину, голос Холлика звучит совсем не похоже на тех, кто знают, что говорить в подобных ситуациях. Делая беззвучный вдох, он нервозно ищет волшебный набор слов, способный стереть всё плохое из архивов памяти О'Лири, излечить её от страха, но сталкивается с печальной истиной: нет такого набора, — не знаю, что я должен, что я могу сказать. Ты... сильная девушка, я не сомневаюсь, что ты прекрасно это знаешь и без меня. Я просто хочу сказать... Мне очень жаль, что это произошло с тобой. Хотел бы иметь возможность возвращаться в прошлое, — едва дергая уголками губ, он смотрит на неё пару мгновений и возвращает своё внимание на дорогу, — Я бы сделал всё возможное, чтобы тебе никогда не пришлось переживать то, что ты пережила. И я понимаю, что мы такие, какие есть из-за нашего опыта и бла-бла-бла, но не думаю, что обязательно проходить подобные испытания, чтобы убедиться в твёрдости духа, — чуть хмурясь, Холлик спешно добавляет, — Извини, если я говорю что-то не так. Я хочу сказать... я знаю, что не могу ничего исправить и тебе не нужна моя помощь, но я бы очень хотел, — замечая боковым взглядом поворот на нужную улицу, Итан дергает рулём в её направлении и благодарит небеса за спасение от ещё парочки неловких фраз.


https://funkyimg.com/i/32Nek.gif https://funkyimg.com/i/32Nem.gif
#np: sufjan stevens – visions of gideon


[indent]Итан считал, что слушал куда лучше, чем говорил. Слова редко казались Холлику достаточными, чтобы выразить его ощущения, или, наверное, он просто-напросто не умел их подбирать, а ведь судьба О'Лири была ему далеко не безразлична. Он чувствовал и чувствовал так много, что не смог бы с уверенностью сказать была ли это злость за случившееся или необъяснимое желание стать непробиваемой защитной стеной между Саммер и окружающим миром. Он вдруг вспомнил их первую встречу. Одна! Как нарочно, О'Лири постоянно оказывалась одна, и от внезапного открытия Холлику захотелось ударить кулаком по передней панели, раздражаясь то ли на мир, то ли просто так, на всё и сразу. Что если бы он пошёл через другой выход? Вышел чуть позже или не вышел вовсе? А Саммер? Почему она продолжала работать на своей странной «нестандартной» работе? Рисковать жизнью, словно ей было недостаточно? Чем больше Итан об этом думал, тем беспомощней мужчина себя чувствовал. И сколько бы логика ни твердила, что он не был ответственен за едва знакомую ему девушку, он не мог отрицать очевидного: Саммер оставила на нём отпечаток, который было не смыть временем и расстоянием. Он не мог перестать беспокоиться за неё и, главное, не собирался пытаться.
[indent]— Я понимаю, о чём ты, — начиная издалека, нехотя отзывается Холлик. Грузно вздыхая, мужчина старается дать своим мыслям ту форму, которая не заставит Саммер подумать, будто он поучал её или не доверял её словам. Но Итан видел, что с ней было, он знал, как выглядела травма, и без единого сомнения мог сказать: пустяковая проблема О'Лири только казалась таковой. Такие вещи не проходили бесследно и всегда находили способ ударить под дых, когда меньше всего ожидаешь; и её приступ этим вечером был тому доказательством.
[indent]Итан почти решается возразить ей, но Саммер находит единственный путь сбить Холлика с толку. К их большой удаче мужчина успевает припарковаться до того, как переваривает услышанное. Сводя брови на переносице, он отпускает руль и поворачивается всем корпусом к девушке, стараясь разглядеть в её лице признаки безумия. Может, шутка про сильно ударилась не далека от действительности?
[indent]— Хуже? — не сдерживая искреннего недоумения, переспрашивает Холлик, — Это твоё финальное заключение того, что может произойти? Я возьму и подумаю о тебе, — даже его мимика сопротивляется идее о том, чтобы посмотреть на Саммер О'Лири хуже из-за ситуации, которая не была подвластна её контролю, — плохо? Саммер, — нервный смешок, резкие отрицательные мотки головой, — Ты пережила нечто ужасное и вместо того, чтобы испугаться и бросить своё дело жизни, что, хочу заметить, было бы вполне валидной реакцией, ты продолжила заниматься тем, чем любишь. Как я могу думать о тебе хуже, когда ты один из самых храбрых и стойких людей, с которыми мне довелось быть знакомым? — дергая уголками губ в верх, он берет её за прохладные руки и говорит от всего сердца, — Поверь мне, Саммер О'Лири, тебе понадобится что-нибудь похуже, чем багаж из плохих воспоминаний и приступ паники в комнате страха, — прожигая её упрямым взглядом, он старается договорить лицом то, что не способен сформулировать вслух, и прежде чем Холлик осознаёт, что повторяет уже знакомую им обоим ситуацию, мужчина чувствует боль в лопатках, вписавшихся в дверную ручку от резкого движения назад.
[indent]Он застывает на каких-то пару секунд, кажущимися целыми минутами, задерживает дыхание и спешно моргает. В быстрой перемотке Итан видит всё, что привело их в эту точку и заставило О'Лири подумать, что сейчас самое время начать с того, на чём они остановились. Ему хочется думать, что он не давал поводов, но Холлик не находит в себе сил поверить в наглую ложь перепуганного сознания. Он вёл себя так, словно Розамунд Льюитт не существовало, и делал это вполне намеренно. Не разу за вечер он не попытался сказать о событиях двухнедельной давности и, наверное, не попробуй О'Лири его поцеловать, молчал бы о них до самого конца. От мысли о своей беспробудной трусости Холлику становится тошно, и внезапное давление в горле вынуждает мужчину прийти в себя.
[indent]— Саммер, я, — задирая ладони, будто пойманый с поличным преступник, Итан глотает воздух губами и выпаливает на одном дыхании, — Саммер, у меня есть девушка, — тихий выдох. Холлик борется с самим собой, чтобы заставить себя поднять глаза и встретиться взглядами с О'Лири, — Я хотел рассказать тебе, но, — он повторяет последнее слово несколько раз, с каждым разом произнося его всё тише и тише, — не находил подходящего момента, — он звучит так, будто не верит самому себе, и прежде, чем «плохо» станет «ещё хуже», Холлик прикусывает свой язык, слыша громкие удары сердца в ушах.
[indent]Пожалуй, если и был худший способ рассказать об этом, Итан его нашёл; он не ищет себе оправданий. Он только задерживает дыхание и готовится встретить худшие последствия.

28

[indent] Уходя от Дженис, Саммер О'Лири вовсе не планировала, что вечер, во-первых, закончится не начавшись, если рассматривать покинутую компанию друзей Итана, а во-вторых, перетечет в её рассказ о прошлом. Дело было не в том, что она не никогда не думала, что «приключение», которое вызывало мурашки на коже скорее от ужаса, чем от приятного ощущения, будет когда-нибудь рассказано вообще. Если бы они к этому никогда не пришли, что же, одним волнением для Итана Холлика меньше, не правда ли? Однако, это никогда не было запечатано за семью замками, как страшная тайна. В конце концов, чем больше они поддерживали контакт, тем, наоборот, меньше и меньше хотелось оставлять этих серых пятен между ними. По крайней мере, самой О'Лири.
[indent] Пусть изначально в ней зародилась нерешительность о необходимости поделиться историей, а не отмахнуться от всех проблем рукой, Саммер, несмотря на страх оказаться непонятной, или, что хуже – отвергнутой, всё равно делает шаг вперёд, стараясь жонглировать: не упускать важные детали, но, при этом, стараться растерять по пути упоминание о магическом сообществе. Слово за слово, и волшебница удивляется совсем другому. Ведь начиная, она думала о том, насколько сложным дастся ей этот монолог; но вместо этого, рыжеволосая полностью отдаётся внутреннему чувству доверия, лишь изредка поднимая голову на Холлика. Отбрасывая количество людей, которые знали об этой ситуации постфактум, например, благодаря работе, тех, с кем всем поделилась Саммер самолично можно было пересчитать по пальцам руки. И то, чем больше времени проходило, тем менее детальным становился рассказ. Пожалуй, сам того не подозревая, Итан заставил девушку раскрыться там, где она сама не ожидала, что будет это делать.
[indent] Хотя, стоит ли тут чему-то удивляться? За срок их общения, люди смогли пережить и без того много; и закрепили при помощи своих посылок и писем. О'Лири бережно хранила каждое из них, закрепляя очередную весточке в стопке холщовой верёвкой, ловя на себе непонимающие взгляды коллег – оставляла бы дома, зачем носить каждое из них с собой? И как объяснить, что находясь далеко, письма от Итана были единственной возможностью затолкнуть чувство одиночества и тоски по нему подальше, представляя его лицо и голос, читая строку за строкой?
[indent] — Возвращение в прошлое бы вряд ли помогло, — задумчиво произносит О'Лири, представляя крутящийся маховик времени, зажатый пальцами ладони, но затем спешно дёргает уголки губ, понимающе кивая головой, — Хотя, кажется, начинаю задумываться, что возможность стирать воспоминания была бы очень кстати, — волшебница замирает лишь на секунду, поджав губы. Пожалуй, дело было уже даже не в  том, что у неё не было возможности что-то кому-то дорассказать; а в том, что всё, что она говорила воспринималось совсем в другом ключе, как это было для неё. Абстрактно. Нереально. И скорее сожаление, детское нетерпение зарождалось в ней в такие моменты – её шутка была бы куда лучше, знай он об обоих сторонах монеты, — Спасибо. Ты... Думаю, ты даже не подозреваешь, как много делаешь для меня, Итан Холлик, — улыбаясь ещё шире, мягко произносит девушка. Он всегда извинялся, думал, что от его помощи она бы отказалась, видимо, в первую очередь, или даже не стала ни о чём просить, и обязательно «делал что-то не так.» На свои мысли О'Лири лишь еле слышно усмехается, запуская в волосы пальцы, вороша рыжие пряди, — Я невероятно это ценю.


AND I, I GOTTA SET MY, MY SOUL ON FIRE
https://funkyimg.com/i/32UHk.gif https://funkyimg.com/i/32UHj.gif
BUT I AM SO DOWN RIGHT NOW


[indent] Мужчина обладал качествами, которых не хватало самой ведьме. Спокойствие было редким гостем, как и умение быть внимательным к сказанному собеседником. В конце концов, она была уверена, что начни они каждый вспоминать факт за фактом, спасением для самой Саммер будет только перечитывание писем до дыр, да и возможность вытягивать свои воспоминания тонкой яркой нитью из своего виска. Что же до Холлика, он в принципе не оставлял впечатление человека забывчивого или невнимательного – в каждом действии или слове прослеживалась невероятная забота, которой ей не так не хватало по жизни. Сейчас?
[indent] Как было бы хорошо, окажись такой человек, как Итан, рядом с ней на расстоянии вытянутой руки. Краем глаза наблюдая за тем, как мужчина сосредоточено ведёт себя на дороге, поворачивая руль, то и дело прикасаясь и к странной ручке между впереди сидящими, О'Лири, конечно, задумывается об отданному предпочтению не только из-за умения водить автомобиль. Она уважала Холлика за то, что он делал на работе, и пусть его рассказы не могли передать ощущению существованию рядом в одной лаборатории, но общую картину давали. Видела, как он общался со своими друзьями, понимая, как сильно им повезло с мужчиной, – вообще-то, она понимала, что это такое, когда приходилось развозить нетрезвые души по их местам жительству; пусть, используя несколько другой транспорт.
[indent] Может, к гриндилоу это всё? Стоит машине остановиться, а озвученным переживаниям вырваться из самого сердца О'Лири, как успокоение, вместе с желанием поделиться всем остальным находит Саммер в этой самой точке. Почему она вообще ожидала, что он отречется от их дружбы, повернется к ней спиной только из-за того, что случилось несколько лет назад? Да и даже если это было бы в недалеком прошлом? Ей хочется забрать собственные слова, но вместо этого, расстроенному внешнему виду на смену приходит радостное лицо, и без попыток задавить мягкую улыбку, волшебница сильнее сжимает ладонь Итана Холлика, чьи пальцы оказались вновь так близко. Она думала, что вечер был уничтожен благодаря ей? Что же, только что одним лёгким движением руки, мужчина, сидящий около неё, смыл все страхи и нерешимость в завтрашнем дне их отношений.
[indent] Ей не нужно долго думать – Саммер О'Лири знает, что хотела сделать это ещё несколько часов назад, стоило силуэту Итана появиться в поле зрения, и только незнание статуса их отношений, как и, пожалуй, компания, остановила её от этого действия. Высвобождая одну руку из его ладони, она перегибается через подлокотник, и хватаясь за ткань его куртки на предплечье, впервые, не прерывая мгновение словом с лукавым выражением лица, повторяет тоже самое, что сделала сентябрьским вечером, ловя вовсе не дежа вю, а самостоятельно желая повторить картину.
[indent] Правда, не успевает она подумать о том, чтобы перевалиться большим весом, и переместить ладонь поближе к лицу Холлика, как он дёргается от неё, словно вовсе не Саммер, а дементор оказался у него на пути с попыткой оставить последний, опасный для любого живого существа, поцелуй. Она в удивлении быстро моргает, широко раскрывая глаза, словно пародируя самого мужчину. Пожалуй, последнее, в чём бы её подсознание смогло обвинить волшебницу, это в неумении целоваться; может, не то время, не то место? Недостаточно подождала прежде, чем история трагичных будней из жизни О'Лири канут в лето сознания? Девушка открывает даже рот, готовая пошутить про свою резвость, как захлопывает его также быстро, потому что Холлик выдаёт то, что за всё это время не вставало как причина в голове девушки ни на секунду.
[indent] А был ли у неё вообще повод так думать? Формат их писем оставался прежним, его голос по телефону и желание пересечься как можно скорее – она беспокоилась за возможную обиду из-за упущенного времени, но вот он здесь, перед ней! – не говоря уже о сегодняшней встрече. От крепких объятий до держания за руки, от блестящих от любопытства глаз до такого волнительного желания помочь ей, чтобы ни случилось. Означало ли это, что Саммер О'Лири жила в своём мире, придумав идеальную картину ждущего её Итана, также желающего поговорить об их отношениях, как и она?
[indent] — Не нашёл... момента? — отодвигаясь от вжатого в дверь автомобиля мужчины, Саммер хмурит брови, бегая взглядом по всему, что есть вокруг, а затем внезапно начинает смеяться, чувствуя, как бесконечные «но, но» отдаются в голове голосом Холлика эхом, — Будь проклята Доркас, Итан Холлик не нашёл времени! — теряя все шансы держать самообладание за узды, рыжеволосая неожиданно дёргается, вскидывая руки, и от размашистого действия ударяясь ладонью о стекло машины, — Когда мы встретились? Ели? По телефону? Чёрт, одна строчка в письме, а то и... Подожди. Что, может быть, даже прекрасным сентябрьским днём? Кто знает, когда факт существовании девушки в твоей жизни вообще появился! — она пропускает пальцы сквозь волосы у виска, наконец, поднимая на него взгляд полный непонимания, противоположный тому, каким девушка смотрела минутами ранее. Копошение О'Лири не прекращается, а вместе с ним уходит и абсолютно какая-то логичная необходимость выслушать мужчину прямо сейчас. Опуская подбородок, рыжеволосая сначала пытается высвободить себя от ремня безопасности, нервно оттягивая его от себя и дёргая из стороны в сторону, а затем и тратит время на попытку открыть дверь, — Дерьмо! Я думала... Я думала... — ударяя ладонью по дверце машины, она, наконец, подтолкнув себя ногой, практически, вылетает из автомобиля.
[indent] Ей нужно уйти. Нужно уйти прямо сейчас.
  [indent] — Ты был прав! — она усмехается, игнорируя любые попытки Холлика привести её в чувства равновесия, неприятно сверкнув улыбкой, — Твоя фантазия, действительно, умеет делать страшные вещи! — и не делая усилия попрощаться, поблагодарив за проведённый вместе вечер, девушка с силой хлопает дверь машины, торопясь забежать по ступенькам крыльца своего дома. Саммер не готова была останавливаться, не думала и о том, чтобы обернуться назад. О'Лири резво дергает металлическую ручку на себя, пропадая в проёме.
[indent] Пожалуй, вот она ирония – стоит подумать о том, что ваш вечер складывается удачнее, чем вы думали, как Вселенная, отвлекаясь от своей чашечки чая поздним вечером, сделает так, как было запланировано изначально. Пожалуй, в любом другом состоянии волшебница ни секунды бы не думала, что он сделал это специально. Как жаль, что кондиция у неё была то, что надо.


'CAUSE I DON'T WANT THE SAME DISEASE
that everybody's got these days


21 ДЕКАБРЯ, ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ
[indent] Чем выше она ступала по ступенькам и приближалась к своей квартире, тем больше походило на то, что к последним она начнёт оставлять после себя горящие следы, и даже камень не сможет противится её стопе. Не нужно было быть гением, чтобы понимать, почему О'Лири злилась; однако, реакция её всё равно была многим эмоциональнее, чем ведьма могла представить сама. Девушка злилась на собственную слепоту, злилась на Итана, у которого не хватило времени на такой важный факт, как существовании второй половинки в его жизни. В конце концов, даже на неизвестную, так как последнее, о чём хотела знать волшебница здесь и сейчас, так имя дамы, заполняющую сердце мужчины в особенные и бытовые дни.
[indent] А ей говорили. Говорили, что это ошибка, поучали, что общение с Холликом доставит ей неприятности; да только честно говоря, уж лучше бы мужчина растоптал бы её сердце другим методом, отвернувшись от неё из-за случая со Стивенсом, или, пусть даже о знании существования магического сообщества – она была бы не против! И больше всего её злило то, что он даже не подозревал, что сделал! Что, одна случайная ночь должна была изменить мир? Часто ли она сама думала, что это так происходит?
[indent] И всё же, у них ведь было совсем иначе. И на смену злости пришло ощущение покинутости смешанное с чувством подавленности. Она и без того была одинока, – бросая взгляд на пустое место, на котором обычно спал Рич в дневное время, она грузно вздыхает, не находя последнего на сенной подстилке, – что уж говорить о своём состоянии сейчас?
[indent] Волшебница просыпается поздно. Решившая не искать компании среди магов в барах, как и ласки среди своих друзей, недолгое время она злится на невозможность отключить своё сознание, и смахивая всё на своём пути, вытягивает из алхимического уголка маленький пузырек с неразборчивой пометкой «Глоток сна.»
[indent] Прижимая ладони к лицу, после несколько секунд она трясёт головой, разбрасывая рыжие волосы вокруг. Как же ей хотелось, чтобы вчерашний вечер оказался сном. Приподнимаясь на локтях, и находя свою одежду, разбросанную вокруг в более разбросанном варианте кругом чем обычно, как и пустой пузырёк от зелья рядом, О'Лири роняет себя на кровать обратно, рассматривая тонкие линии еле заметных линий за белом потолке.
[indent] Чем больше она думала, тем больше понимала: единственное, в чём она могла винить Итана, это в неумении открывать рот и просовывать ей свою правду в любой момент, а не только тот, который считался в его подходящим. Всё остальное – надуманное и... она осекается, нахмурив брови. Но ведь нет же! Сколько поводов он ей дал? Или ей, как девушке с задурманенным разумом, только казалось, что знаков на их встречах было просто невероятное количество? Она, конечно, объективно не считала себя человеком с невероятным умением читать людей, и всё-таки...
[indent] — Раз Джен хотела всё узнать из первых уст, — бубнит она себе под нос, — Кто я такая, чтобы ей запрещать, — и вторая попытка подняться на локтях, как и оттолкнуться от мягкой перины происходит более удачно. И ставя ноги на пол, не торопливо, О'Лири старается избавиться от зудящих в голове мыслей, пусть и не тратя свои силы на приведения в порядок своего окружения. Более того, просачивающиеся размышления приводят её к ещё более раздутому варианту попытки сбежать из Нью-Йорка. И вот, беря в руки волшебную палочку, брошенную в ночи на одеяло ближе к ногам, рыжеволосая методично начинает закидывать в свою сумку всё необходимое. В конце концов, Рождество было совсем на носу, а тухнуть в полном одиночестве в квартире в городе, в котором у неё толком никого и нет? Увольте. Один из единственных вариантов самоликвидировался вчерашним вечером, и от этой мысли Саммер случайно дёргает кистью в бок, чуть ли не отправляя одну из своих юбок в сторону открытого окна, накрывая ни в чём не подозревающегося Рича с головой.
[indent] — Ох, извини, — спешно подбегая к птице, усмехаясь себе под нос, она гладит его сквозь перья, качнув головой из стороны в сторону, в этот момент оборачиваясь на стук двери. Дёргая бровью, пересекая помещение и открывая дверь с широкого размаха, волшебница старается улыбнуться, как ни в чём не бывало, — О, привет, Джезайя, — опираясь об дверь, произносит девушка смотря на низкорослого мужчину средних лет с криво наброшенной на плечи мантией. Правда, стоит она так совсем недолго, добавляя, — Ты за кровью?
[indent] — Извини, я заходил ещё вчера, но тебя, видимо, не было дома, — виновато пряча глаза, он кивает на её вопрос, и кидая быстрое «Секунду!», девушка возвращается с небольшим пузырьком, жидкость в котором была наполнена до самой пробки, — Поблагодари Дэйва за меня!
[indent] — Обязательно, — мягко произносит она, — Удачной смены! — кивнув ему головой, волшебница закрывает дверь, возвращаясь к своему занятию. Правда, всё, что успевает сделать волшебница – это зашнуровать высокие сапоги на ногах, да завернуть низ темно-бордовой льняной рубахи за пояс тяжёлой шерстяной юбки. Уже замахиваясь волшебной палочкой над головой, шепча заклинание, и стягивая на волосах косы, она вновь слышит шебуршание около собственной двери, и раскрывает её прежде, чем услышит стук вечно забывчивого Джеза. Что, опять придётся напоминать ему, что Гиз был не эльфом, а гоблином?
[indent] — Итан!
[indent] «Саммер, палочка!» — спешно указывает ей мозг, отчего вместо того, чтобы открыть дверь шире, О'Лири хлопает ей перед лицом мужчины, параллельно нервно шлёпает ладонью по своему боку, отчего и волшебный инструмент издаёт гулкий треск; стоит ему оказаться в подоле юбки О'Лири, она успевает оглянуть себя сверху вниз, чертыхнувшись под нос ещё раз, и уже дёргает ручку двери на себя вновь. Кажется, сегодняшний день в принципе заставляет повторять все её действия дважды?
[indent] — Как ты сюда попал? — немного нахмурившись, произносит волшебница, — И что ты здесь делаешь? — добавляет она, хмурясь ещё больше; до сознания медленно начинает доходить, кто перед ней стоял, и по каким причинам он мог здесь оказаться. Тем более, что и конверт, бросившийся ей в глаза при короткой оглядке, мог ответить на озвученный вопрос.
[indent] Правда, не успевает девушка подумать о чём-то ещё, как очередной страх и напоминание, в каком доме она живёт, заставляет её сделать пол-шага вперёд, стоит услышать не принадлежащий ни ей, ни Холлику, звук явно открывающейся двери на этаже. Этого только не хватало; и в коротком приступе испуга, она протягивает ладонь вперёд, ухватываясь за Итана, спешно добавляя, — Не стой же на пороге! — её поведение кажется кому-то странным? Что же, уж точно можно сказать одно – Саммер О'Лири чувствовала, как за секунду всё пошло по наклонной, ещё больше, чем было до этого.

29

[indent]Всё кажется неудачным моментом, пока этих моментов не остаётся, и неожиданное «слишком поздно» становится печальной реальностью. Итан Холлик не думал, что взял уверенный курс на вечные грабли человечества, оттягивая мгновение истины, как не думали те, кто получал рукояткой по лбу до него и не подумают после. Он не заметил, как стал жертвой страшащейся худшего исхода головы, виртуозно выдававшей затягивание новостей за здравомыслие. Он должен был предвидеть, должен был предположить, какую картинку видела Саммер О'Лири, не имевшая ни малейшего понятия об изменениях в его жизни, но вместо этого положился на шёпот трусливого внутреннего голоса. Стоило ли оно того? Едва ли. Поступил бы Холлик иначе? Как бы мужчине ни хотелось верить, что будь у него лишний десяток минут, он бы не повторил ошибочный сценарий, в глубине души Итан знал: сколько бы времени у него ни оказалось, он бы всегда находил причину подождать ещё немного, обсудить что-нибудь кроме того, что было необходимо, и всегда бы приходил к одному и тому же финалу.
[indent]Итан не осознаёт с какой резкостью дёргается в автомобильную дверь, пока не встречается с Саммер взглядами, наблюдая искреннее замешательство девушки. Или это её реакция на бессвязный поток выплюнутых слов, должных объяснить поведение мужчины? Холлик замолкает и на мгновение ему кажется, словно у этого разговора есть шанс на существование; ему кажется, что О'Лири отнесётся к нему достаточно равнодушно и с привычной ей бодростью духа переключится на что-нибудь менее проблемное, чем её нью-йоркский приятель. Увы, не изменяя тенденции вечера ошибаться во всём, он недооценивает реакцию Саммер... совсем.
[indent]Непроизвольно мужчина повторяет «побег» в дверную ручку, широко распахивая глаза от заполняющего всё пространство голоса О'Лири. Каждый вопрос громыхает в воздухе, не хуже удара в гонг над ухом, вынуждая Холлика вздрагивать. Итан даже не пытается заговорить; знает, что зависнет с открытым ртом в неудачной попытке издать звук, и оттого безмолвно трясёт головой в отрицании. Единственный раз, когда у него выходит выдавить из себя слова, приходится на пугающую гипотезу о том насколько долго Холлик мог утаивать существование второй половинки.
[indent]— Нет! — мотая головой в разы оживлённей, вскрикивает Итан, — Саммер, нет, я бы никогда не поступил так с тобой, — а разве не поступил?
[indent]Его стремление спасти их вечер умалчиванием событий последних двух недель уже не выглядит хорошей идеей. Пожалуй, умолчать об этом – худшее, что проходило в голову Итана, и реакция Саммер тому подтверждение. Он врал и делал это намерено. Какая разница как долго. С таким же успехом Итан мог прикусывать себе язык с самого сентября, отчего вопрос О'Лири перестаёт быть таким удивительным. Он заслужил и криков, и этого вопроса, и всего, что последует за ними. Однако отпустить Саммер, не попытавшись собрать разбитое обратно? Его бы не звали Итан Холлик, если бы в мазохистском припадке он не попробовал получить граблями по лбу ещё раз.
[indent]— Саммер, пожалуйста, я знаю, — вдох, — Я знаю, что этому нет оправдания! Мне нет оправдания, но это не значит, — тараторит Холлик в надежде остановить настойчивое стремление девушки попрощаться с ним как можно скорей, но когда понимает, что не может сказать ничего, способного задержать О'Лири, тут же замолкает.
[indent]Подскакивая в последний раз от громкого хлопка двери, мужчина застывает в одном положении до тех пор, пока фигура Саммер не скрывается за дверью.
[indent]— И тебе, — беззвучно шевеля губами, благодарит её Холлик, однако вовсе не в саркастичной манере.
[indent]Вслушиваясь в звенящую тишину, ярко контрастирующую с голосом О'Лири, он не покидает парковки ещё несколько минут то ли в оцепенении, то ли надеясь на то, что Саммер передумает и вернётся выслушать его. К сожалению, ничего не происходит, и в загоревшемся светом окне не появляется знакомой фигуры, проверяющей наличие провинившихся под окном. Вряд ли она заговорит с ним сегодня. Вряд ли Саммер О'Лири вообще заговорит с ним после такого, отчего Холлик цепляется за крупицы закончившегося вечера, не заводя мотор, пока произошедшее не оседает в сознании. [float=right]https://funkyimg.com/i/33emq.gif[/float]
[indent]Он знал, чем рисковал, поступив так, как поступил, и смиряясь с тем, что ему не исправить своей ошибки сегодня, а, может, и никогда, Итан наконец дергает ключ в зажигании. Бросая затяжной взгляд на дверь, за которой скрылась Саммер, он высчитывает тридцать секунд, громко вздыхает и аккуратно нажимает на педаль газа.
[indent]Впервые за последний час Холлик замечает ненавязчивую вибрацию телефона и, изворачиваясь с одной рукой на руле, вытягивает мобильник из внутреннего кармана куртки. Смотря мимо пропущенных вызовов, он спешно проговаривает:
[indent]— Итан Холлик, чем могу помочь?
[indent]— Да ты больно шутишь! Мало того, что ты не отвечаешь на мои звонки, так ещё и не записал мой номер? С тобой всё в порядке? Вы едете в бар или закончили? Я слышу мотор машины.
[indent]— Что? Нет, нет! Рози, я не слышал, прости. У меня записан твой номер. Клянусь коллекционным выпуском Человека-паука, — замедляя речь к концу, негромко бормочет Итан.
[indent]— Хорошая попытка. Ты ответишь на мой вопрос, или мне начинать беспокоиться за женские волосы на пиджаках? — безобидная в любой другой момент шутка заставляет сердце Холлика сжаться. Да, их прерванный поцелуй был вовсе не его инициативной, но разве это достаточное оправдание? Итан ловит себя на мысли, что не хочет рассказывать обо всём сейчас. Завтра утром. В подходящий момент. Но стоит идее обрести уже знакомые очертания, он обрубает её под корень.
[indent]Глубокий вдох.
[indent]— Нет, за женские волосы беспокоиться не стоит, — мужчина выдерживает короткую паузу, — Я завозил Саммер домой. Ей стало плохо, и я ушёл пораньше, чтобы не оставлять её одну, — негромкий кашель.
[indent]— Саммер это? Это не тот археолог, о котором ты рассказывал? — вместе с переменой в тоне Розамунд, Итан чувствует, как давление в сердце перебирается к солнечному сплетению.
[indent]— Да, это она.
[indent]Молчание на противоположной стороне затягивается достаточно, чтобы забеспокоиться за качество связи.
[indent]— Рози? Ты со мной?
[indent]— Да, — очередная пауза, — Спокойной ночи, Итан.
[indent]Прежде чем Холлик успевает остановить девушку, в трубке слышатся гудки. Торопливо перехватывая мобильник в руку, он пытается перезвонить, но сталкивается с раздражающим женским голосом автоответчика, оповещающим, что абонент недоступен. Скорее, послал вас к чёртовой матери, но это детали.
[indent]Холлик цедит разборчивое: «Fuck», — в воздухе. Интересно, что он ожидал? Что Розамунд порадуется за воссоединение «теперь уже друзей»? Или забудет о том, кто такая археолог Саммер? Увы, ответить себе на этот вопрос Итан не способен. Впрочем, единственное, на что способен Холлик, это на резкий поворот в направлении квартиры своей девушки. Пережить две потери за один вечер он точно не сможет.


i've been upside down
i   d o n ' t   w a n n a   b e   t h e   r i g h t   w a y   r o u n d
CAN'T FIND PARADISE ON THE GROUND


[indent]Стискивая в руках помятый конверт, Холлик задирает голову на здание, перед которым оказывается уже второй раз за одни сутки. Он бы обязательно отчитал себя за неаккуратное обращение с письмом, но, не находя иного способа бороться с нервозностью, мужчина даже не замечает, как продолжает теребить бумажку, с трудом пережившую путь от квартиры Розамунд до места жительства Саммер. На фоне произошедшего, помятый конверт – меньшая из его проблем и последнее, о чём Холлик способен беспокоиться.
[indent]Он бы предпочёл сделать всё иначе. Поговорить, не прячась за выведенными на белой бумаге словами, только вот надежды на разговор тет-а-тет в нём нет. Откуда такая уверенность? Итану достаточно вспомнить лицо Саммер, «благодарившей» его за чудесный вечер, и любая вера в то, что девушка будет готова его выслушать хоть когда-нибудь умирает, так и не появившись; и, что хуже, он понимает её. Окажись Холлик на месте О'Лири или спроси она дружеского совета, он бы посоветовал Саммер хлопнуть дверью, развернуться пятой точкой и больше никогда не тратить время на человека, неспособного на правду, которую она заслуживала.Только Итан Холлик на своём месте, и с колокольни провинившегося всё, о чём он может думать – это попытаться объясниться, сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти их отношения, даже если это помятое письмо в почтовом ящике.
[indent]Потирая усталые от бессонной ночи глаза, он делает глубокий вдох и медленным шагом подходит к двери, за которой скрылась спина Саммер прошлым вечером. Холлик дергает ручку на себя – заперто, как и стоило ожидать. Тихий вздох. Замечая список жильцов на боковой стене, он пробегается взглядом по списку и на мгновение ловит себя на желании оставить всё как есть.
[indent]Это было логичным и финальным шагом в дружбе, испорченной одной опрометчивой ночью, проведённой вместе. По крайней мере, об этом говорила Розамунд, раскладывая по полочкам ситуацию, устроившую первую зону турбулентности в их новых отношениях. И если ещё с утра эта мысль казалась Холлику единственным верным решением, то к обеду его рука потянулась к ручке и чистому листу. Может быть, он делал ещё одну ошибку, но, кажется, Итан не мог успокоиться, не разбив весь лоб об излюбленное со вчерашнего вечера орудие пытки. Он не позволил бы себе оставить всё, как есть. Он должен был убедиться, что спасать в их дружбе нечего. Только так Холлик смог бы поставить точку в главе, посвящённой Саммер О'Лири.
[indent]Собираясь с духом, он тянется к кнопке напротив нужного номера квартиры, но в последний момент меняет траекторию на соседнюю. Пожалуй, Итан не готов проверять насколько сильно Саммер не хочет его видеть. К его везению слух улавливает щелчок входной двери, и мужчина оживлённо дергает ручку, оказываясь внутри. Куда медленней Холлик вышагивает к почтовым ящикам, оглядываясь по сторонам и подмечая необычный для Нью-Йорка запах в парадной зоне. Тряся головой, Холлик сосредотачивается на причине, по которой оказался в подъезде О'Лири. Он было начинает засовывать конверт внутрь, как вдруг останавливается и дергает его обратно. Итан оборачивается вокруг себя в поисках лестницы и решает оставить весточку под дверью – кто знает, может быть, Саммер имела привычку проверять свои письма раз в месяц.Так она хотя бы точно не пропустит его и, если уж не станет читать, то точно по-собственной воле.
[indent]Выискивая номер квартиры на каждом лестничном пролёте, Холлик уверенным шагом пробегает несколько этажей и, оказываясь на нужном, дышит прерывисто и быстро. Не планируя испытывать судьбу, он смотрит на измученное письмо в последний раз и уже тянется к коврику, когда дверь внезапно открывается прямо перед его носом.
[indent]— Извини! — дергая руки в воздух, словно преступник, бездумно выпаливает Итан. Испугавшись не меньше О'Лири, он отрывает рот, чтобы обрушить на неё поток слов, но лишь встречает поток воздуха от закрывшейся перед его носом двери. Кто-то сомневался, что девушка поведёт себя иначе?
[indent]Холлик не успевает переварить случившееся за несколько секунд в полной мере, как закрытая дверь вновь... открывается? Вместо испуганных глаз О'Лири встречает явное недоумение. Она всё-таки передумала? Судя по тону – нет. Паникуя, мужчина ищет адекватное объяснение своего присутствия перед квартирой, где его точно не ждали, и, не находя ничего достойней правды, выплёвывает как есть.
[indent]— Я позвонил твоим соседям. Они открыли мне дверь, — складывая голову на плаху, негромко объясняет Холлик, — Саммер, я просто хотел, — не успевая договорить, он чувствует, как его тянут внутрь и, поддаваясь движению, перестаёт что-либо понимать.
[indent]Холлик думал, что оказавшись напротив девушки, не станет терять дара речи и воспользуется шансом, чтобы объясниться. Увы, в реальности всё обстоит куда плачевней. Вместо того, чтобы начать говорить с порога, он хлопает на Саммер глазами, будто увидел восьмое чудо света. Впрочем, стоит отдать ей должное, если О'Лири хотела, чтобы мужчина прочувствовал двойственные сигналы на собственной шкуре, у неё это получилось. Между прилетевшей в лицо дверью и утянувшей его внутрь квартиры рукой Холлик боится делать какие-либо выводы. Она хочет его выслушать? Не хочет? Может, она пустила его сюда, чтобы закончить страдания заблудшей души раз и навсегда? Прикусывая губу, Итан вновь стискивает пальцы на шершавой бумаге.
[indent]— Я знаю, как это выглядит, но я не какой-то сталкер и не планировал караулить тебя под дверью, — собираясь с силами, быстро говорит Холлик, — Я... Я не знал захочешь ли ты говорить со мной и, — шлёпая конвертом по бедру, куда медленней продолжает мужчина, — собирался оставить тебе его, если всё же захочешь, — заканчивает он ещё тише.
[indent]Несмотря на то, что пропуск внутрь должен быть хорошим знаком, Итану совсем так не кажется. Смотря на Саммер сейчас, он не может избавиться от ощущения огромной, доселе несуществовавшей пропасти между ними, и единственный, кого Холлик может винить в её существовании, это он сам. И там, где логика твердит, что он не должен быть здесь, его сердце отказывается верить, что из их ситуации есть только один выход.
[indent]— Ты не подумай, там не попытка оправдаться. Я, — роняя взгляд в пол на пару секунд, Итан заставляет себя посмотреть девушке в лицо, — Я хотел извиниться. Хотел, чтобы ты знала, что несмотря ни на что, я никогда не хотел причинять тебе боль. Я должен был рассказать тебе всё сразу, не дожидаясь твоего возвращения. Я должен был написать тебе, а не откладывать. Я повёл себя худшим образом и понимаю, если после всего, это последний раз, когда ты заговоришь со мной, — замолкая, чтобы проглотить ком в горле, он вновь теребит край конверта и прокашливается, — Я сделал ужасную ошибку, Саммер, но я никогда не врал тебе. Я не заслуживаю ни твоего прощения, ни тебя, я всё понимаю. И всё же я хочу, чтобы ты знала: я не хотел тебя терять. Я не хочу тебя терять, — вздох.
[indent]Итан не знает должен ли он чувствовать то, что чувствует. Имеет ли право говорить то, что говорит. Он думал, что любовь к другой девушке должна была затмевать всё остальное, ставить всех людей на второй план, но едва ли реальность походила на сказочный мирок, в котором Холлик существовал до сих пор. Настоящий мир был сложней, запутанней, и одно не исключало второе. Он не жалел ни о чём, случившимся между ними, не жалел о том, что испытывал к О'Лири, и испытывал до сих пор. Да, он любил Розамунд Льюитт. Да, он всегда выбирал Розамунд Льюитт. Но, к сожалению или счастью, это не отменяло остальной жизни, случавшейся с ним без её участия.
[indent]— Если я могу что-то сделать, чтобы избежать этого, я сделаю, — спешно бормочет мужчина, — А если нет, — впервые за всё время он поджимает губы в подобие улыбки, — Я понимаю, Саммер, и мне очень жаль, — делал ли он ошибку, цепляясь за О'Лири? Предавал ли высшую мораль или негласные правила отношений между людьми? Возможно, но чувствовал он совсем по-другому. Не имея весомой причины для чужих глаз, он отчаянно не хотел расставаться с Саммер навсегда. Что же до самого Итана? Ему было достаточно одного желания, чтобы быть уверенным – ему нужна Саммер О'Лири. С первой секунды их знакомства и по сей день.

30

[indent] Конечно, за оттягивание жмыра за хвост сказать спасибо Итану Холлику было сложно. Каким бы хорошим мужчина не казался со стороны, закрадывающиеся мысли о том, что всё это было задумано специально, и перед ней – очередной Казанова, становились не такими уже ненавязчивыми, всё сильнее отдавая в виски. Конечно, он всё ещё не был на такого похож, с другой стороны, чем чёрт не шутит. Саммер сталкивалась с разными людьми на своём пути; и такого можно было ожидать увидеть.
[indent] И всё же, уравнение не складывалось, и в который раз возвращаясь к этой мысли за последние часы, ей приходилось тяжело вздыхать, но отказываться от безумных теорий, которые строила ей её голова. В собственных воспоминаниях она находила кусочки реальности, с которой сталкивался, скорее всего, каждый человек. Правда, которую необходимо рассказать сразу, но скрытая по определённым причинам, – важным, разумеется, без этого не так, – раскрывается намного тяжелее из-за растянутого до без предела времени. При этом, О'Лири была готова поставить несколько драготов, на то, что кто-то вообще мог об этом умолчать. Например, случись так, что она бы не тронулась с места вчера, перенеся это на более романтическую атмосферу, узнала бы она об этом до этого момента? Когда Итан Холлик решил бы сообщить об этом маленьком факте?
[indent] И ведь проблема была... проблема была не в том, что у него была девушка. Хотя, конечно, не почувствовать себя с разбитым сердцем даже без драматизирования она точно не смогла бы. Малый срок общения – этим можно было объяснить многое, и даже это, откидывая бесконечные «не время.» Однако, пролитые на пергамент слова о доверии, шутки о самой Судьбе, что свела две личности, всю жизнь блуждающие около друг друга по улицам Манхэттэна. Ей казалось, что она была достаточно открыта для Холлика всё это время, и радовалась как никогда, что и он не отставал от неё. Получается, так казалось только ей? Очередной придуманный мир, помимо того, что он испытывал к ней симпатию большую, чем дружественную?
[indent] В таком случае, насущный вопрос – что она не придумала?
[indent] Не успевая отреагировать на его извинение, и открывая перед ним дверь повторно, О'Лири и сама понимает, что за короткий срок проделывает слишком большое количество действий, сбивая не только мужчину, но и себя. Зачем она это сделала? Конечно, было бы неправильным оставлять его в коридоре – кто знает, решит ли в этот раз Белла убрать свою шишугу в сумку в квартире, или только на лестничной площадке. Она могла бы следовать по тропе типичного волшебника, отмахиваясь, и говоря, что Итан Холлик такой же обычный немаг, как и все остальные: не заметит. Однако, опыт подсказывал, ещё как. Или не мужчина перед ней выдал ей абсолютно сумасшедшую, на взгляд обычного обывателя, теорию, которая по слухам, оказалась не такой уж невозможной?
[indent] — Ещё бы они не открыли, — бурчит под нос рыжеволосая, выпуская ткань его верхней одежды из пальцев, звучно хлопнув дверью. Всем было известно, что несмотря на бесконечное количество просьб не открывать каждому встречному, многие волшебники игнорировали это правило, даже не задумываясь о последствиях. А что может случиться? Скорее всего почтальон ошибся домом или случайный проходящий решил раскидать немагические брошюры по редко используемым магами почтовым ящикам. Не жилец вряд ли задержится в доме надолго, а гость знает, куда идти. Случай Итана Холлика скорее исключение, чем привычный уклад; Саммер сколько угодно могла бухтеть на своих соседей по лестничной клетке, однако, нередко и сама занималась тем же самым.
[indent] Отшатнувшись от мужчины на добрый шаг, она стягивает ладони на своих локтях, осознанно закрываясь от него. Притупленная за ночь обида с появлением Итана перед глазами просыпается с новой силой. Ей хочется язвить и острить, как можно сильнее уколоть мужчину в бок, но здравый смысл, как и... она хмурит брови, качнув рыжеволосой головой и снова бросая взгляд на конверт. Она не может выставить его туда же, откуда он пришёл не ради отдания дани их дружбе за последние пару месяцев; Саммер О'Лири, действительно, хотела знать правду, получая ответы на заданные в голове вопросы.
[indent] И казалось бы, какой смысл? Этот поезд уже ушёл, и протесты вряд ли принимаются. Спроси об этом волшебницу сейчас, и она бы вряд ли сама смогла ответить на этот вопрос. Разве что отшучиваясь, параллельно спрашивая волосок той самой; так, на всякий случай.
[indent] — Хорошая мысль, — но совсем без замечаний не звучит, как и нагнетающее чувство, порождаемое самой ведьмой.
[indent] На его слова Саммер сначала дёргает бровью, а затем на короткие моменты между прячет взгляд в полу, стягивая руки на груди только сильнее. То качая головой в отрицании, то хмуря брови, смотря на мужчину исподлобья, практически считая повторяющиеся в его монологе повторяющиеся слова. И одна сторона О'Лири подсказывала, что извинения были не только на слова, но и на лицо; а другая продолжала не верить случившемуся, желая строить обиженную до конца жизни.
[indent] Но как ему не поверить? В его взгляде нет и секунды сомнения за свою речь, действия выдают волнение в сердце и страх не прощения, и вряд ли только для того, чтобы уйти отсюда с чистой кармой, не оборачиваясь назад. И вряд ли громкая фраза о том, что девушка может с ним больше никогда не заговорить, является чем-то обычным, – пусть она и слышит её не первый раз.
[indent] Хотел этого мужчина или нет, но финальная точка влияет на неё больше всего, заставляя вновь удивлёно вскинуть брови, раскрывая широко глаза. Она не понимала. Её чувства были ей понятны: симпатия к Итану Холлику пусть ещё не превратилась в светлое и громкое «любовь», но на таковую с лёгким шармом влюбленности очень даже походила. У неё было достаточно времени времени прислушаться к своему сердцу, давно поняв, что это не было просто влечение для галочки. Итан зацепил её с первого дня встречи, и как ей казалось всё это время, это было взаимно. Сейчас, с имеющейся информацией на руках, она знала другую правду.
[indent] — Ох, это мне решать заслуживаешь ты прощения или гореть тебе на верном огне, — бесшумно вздохнув, она отмахнулась рукой, приложив ладонь к своей щеке, в прочем, всё равно оставляя его без ответа. Может, и правда стоит пойти начать заготавливать брёвна и верёвку?
[indent] По его словам он должен был так много всего, но если разобраться... должен ли был? Конечно, их можно было считать более близкими людьми, чем знакомыми с улицы, и они оба в своё время признали факт, что письма удивительным образом сблизили их куда быстрее, чем общайся они лицом к лицу. Их случай был особенным. И почему это должно испортиться только из-за того, что Саммер О'Лири не знала, что у него была девушка, о которой он умолчал?
[indent] — Зная, как ты пишешь письма, могу предположить, что сыграй я в игру «Выпей каждый раз, когда Итан сказал, что он виноват» – до конца я бы не дожила, да? — она кивает головой в сторону письма, а затем делает полшага вперёд, чтобы вытянуть его из пальцев Холлика, — Пожалуй, проверю во время рождественских праздников, будет чем себя занять, — нет, это не была попытка уколоть его совесть. По крайней мере, намеренная. Тут же делая несколько шагов назад, она оставляет конверт на одной из стоящих со стороны кухни тумбочек, и шурша юбкой возвращается обратно, где стояла, пусть и переминувшись с ноги на ногу.
[indent] — Итан, ты... — рыжеволосая набирает воздуха в рот только для того, чтобы снова шумно выдохнуть, качнув головой, [float=left]https://funkyimg.com/i/33mM4.gif[/float]— Лучше не разбрасывайся такими громкими высказываниями, боюсь, иначе не сможешь выполнить всё, что задолжал мне. Или ты думал я забыла про «что угодно» после твоего опоздания? — она болтает не просто так. Саммер всегда было проще среагировать словом тут же, забивая неловкую паузу прежде, чем та придёт. Тем более, что эта активно стучалась в дверь, готовая просунуть свою голову и пожелать доброго дня.
[indent] О'Лири оглядывается по сторонам, засовывая руки во внутренние карманы юбки, прикусив край губы. Нащупав волшебную палочку одной, второй ладонью она медленно находит тонкую недоделанную косу, заправляя ту за ухо. Что-что, а думать об увиденном Холликом уже было поздно. Из двух зол, оставить его в квартире было более верным решением, и всё же, знай она, что придётся принимать гостей несведущих в магии, она бы подготовилась. Взгляд девушки хватается за мелочи в квартире: на разбросанные по столику в гостиной амулеты необычного происхождения, пару статуэток, совмещающиеся в себе задачу поддерживать и сувенирный вид, и хранить толчёные ингредиенты, не говоря уже о другой стороне квартиры с разбросанными по полу вещами как от сборов, так и от привычной жизни О'Лири. И конечно же, вишенкой всему этому был Рич, достаточно незаметный для человека привыкшего к нему, и недостаточно... наконец, после размышлений, бросая взгляд на Итана, она негромко спрашивает, наклонив голову в сторону открывающейся, сразу из маленькой прихожей очерченной лишь невидимыми границами, гостиной:
[indent] — Зайдёшь, или так и будем стоять на пороге? — вместо гонения прочь короткая пауза, — Можешь не разуваться. Чай? — вместо громкого, в третий раз, закрытия двери. Формируя от его ответа собственные действия, О'Лири пошатнувшись, меняет траекторию, и бросив осторожное «проходи», пересекает коридор, всё же прикрывая дверь в свою спальню. Не то, чтобы она беспокоилась за заинтересованные взгляды, однако, разбросанные тут и там магические элементы по всему дому заставляли пробегать мурашкам по её коже, в то время, как спальня, в общем-то, была наполнена ими от и до.
[indent] Возвращаясь, она оглядывает комнату, надеясь, что запах смешанных магических трав мужчина перепутает с привычными людскому миру благовониями, осторожно поджимая губы:
[indent] — Извини за бардак, я не ждала гостей. Я... честно говоря, ещё несколько минут, и я бы уже была на пути в Салэм. Так что, отчасти, тебе повезло. Если, конечно, ты считаешь наше столкновение везением, — кашлянув, добавляет О'Лири, присаживаясь  напротив Холлика.
[indent] Говорить острые на язык фразы было куда легче, чем столкнуться с реальным подбором правильных слов, особенно, смотря Итану в глаза. Длившаяся всего мгновение пауза показалась ей вечностью, толкая её на открытие рта и попытке сказать хотя бы что-нибудь, позже не имея шансов остановить себя:
[indent] — Ты нравишься мне Итан. В смысле, очень нравишься, — перечеркивая своим видом все возможности заявить о платонических отношениях, она цепляет ладони перед собой в замок, продолжая, — И я думала написать тебе об этом, как и сказать по телефону, в итоге, дотянув до последнего – нашей встречи вчера. Как ты понимаешь, всё пошло не по плану, и от этого я разозлилась ещё сильнее. Проблема не в том, что у тебя есть девушка и ты ничего не сказал, — Саммер усмехается себе под нос, — Хотя, кого я обманываю. И в этом тоже, но это ты уже и сам понял, — краем пальцев она перехватывает край от одного из браслетов, начиная вертеть бусинки оного в руке, стараясь утихомирить свою нервозность, — я говорю тебе это не для того, чтобы... как-то показать, что ты упускаешь что-то лучшее. Я просто хочу, чтобы ты знал, также, как ты говоришь, что я важна тебе, — рыжеволосая поджимает губы, пожав плечами, подняв на него взгляд, — Ты далеко не безразличен мне. И я сделала большую ошибку вовремя об этом не заявив громче необходимого, придумывая идеальное... чтобы-то ни было параллельно закрывая глаза на оставленные тебе здесь возможности.
[indent] Опуская взгляд на юбку и пропуская ткань сквозь пальцы, Саммер немного грустно дёргает уголками губ. Думать о том, что такой человек, как Итан Холлик при желании не найдёт для себя никого было бы глупо, как и, возможно то, что после прошедших месяцев, оставит в голове что-то большее, чем дружбу между собой и ей. Правда, на этом она хмурит брови, стараясь не обращать внимание на зудящую мысль о желании мужчины не терять её – всё ещё, и друзей терять не хочется.
[indent]— Тебе не нужно ничего делать, — чуть тише добавляет девушка, — Всё... будет хорошо, — пожалуй, это был её метод сказать ему слова прощения.
[indent] В конце концов, как она, действительно, смеет говорить ему про недосказанности между ними? Наверняка, Итан рассказал бы обо всём, как только у него появилась бы возможность, и чем больше она думает об этом, находясь напротив него, тем больше видит логику в желании сказать это лично. Что же до неё, О'Лири можно было не только обвинить в умалчивании собственных чувств, что же говорить до мира, в котором она жила? Даже сейчас вместо того, чтобы сказать одну простую фразу, она скорее сцепит пальцы замком за спиной в надежде, что Холлик не заметит ничего необычного или скинет это на путешествующий образ девушки напротив. Саммер О'Лири была самой большой лгуньей; это не позволяло другим обводить её вокруг пальца, но кое-что говорило о этике, которую не стоило так рьяно требовать от остальных.

Even fairy tales have limits. Three people can't have an Ever After. Not without me being alone.


[indent] — Твоя девушка... — не торопясь произносит рыжеволосая, поднимая голову в сторону Итана, — Она знает о том, что произошло? Вчера, тогда? — внезапно О'Лири широко раскрывает глаза. Мало того, что она была слепа к скрываемым Холликом отношений, так и к написанному. Он никогда не указывал, и всё же, в письмах к ней одно женское имя упоминалось чаще остальных, — Это та самая Рози, верно? — подруга детства. Ну конечно. Усиленно Саммер складывает губы в улыбку, смотря на человека напротив, стараясь найти в сознании те слова, которые стоит сказать в такие моменты. Она была рада? Сама Судьба свела их снова спустя столько лет? Сквозь года они нашли друг друга!
[indent] В обычной ситуации Саммер Пандора О'Лири не была лишена эмоциональной громкости, радуясь за обретение вторыми половинками своих близких. Сейчас же... почему только эхо одиночества проскакивает мимо, и пусть ещё не зная ответа, она заранее думает, что окажется права?

31

w a s   i t   t h e   l i g h t   w a y s ,  s o   f r i g h t e n i n g ?
W A S   I T   A   T W O  W I L L S ?
https://funkyimg.com/i/33HvY.gif https://funkyimg.com/i/33HvX.gif
one mirror holding us DEARER NOW


[indent]Даже в самых своих искажённых фантазиях Итан Холлик не думал, что когда-нибудь окажется в сюжете, достойным экранизации. Такое происходило в фильмах; на худой конец, с теми, кто сверкал улыбками с ежегодной фотографии школьной команды по футболу, но никак не с людьми, привыкшими сидеть на скамейке болельщиков.
[indent]Не подумайте, это вовсе не попытка вызвать жалость. Итан никогда не чувствовал необходимость услышать своё имя среди выигравших лотерею общественного признания. Он не искал ни популярности, ни «привилегий», идущих следом. Ещё в далёком подростковом возрасте Холлик смирился с правдой своего положения и не ждал, что судьба подкинет ему историй в коробку «весёлой романтической юности». Всё, что он хотел – найти кого-нибудь, с кем он сможет состариться и не помрёт со скуки в процессе; и теперь, когда такой человек ждал его дома, Холлик не понимал, как оказался тем самым героем мелодрамы, разбившим парочку сердец в процессе.
[indent]Он ведь никогда не собирался разбивать сердце Саммер, ничьё сердце. Он бы и не поверил, что мог, но, стоя напротив девушки сейчас, Итан не был слеп к очевидному. Ему не показалось, и прошедшая ночь не исправила всё магической силой сна. Саммер всё ещё злилась на него, и Холлик всё ещё этого заслуживал.
[indent]— Я... бы советовал не рисковать, — боязливо задирая палец в воздух, бормочет мужчина, — Там... действительно можно не дожить до конца, — морщась, он стискивает в тонкую полосу и неловко качает головой в отрицании.
[indent]Переминаясь с ноги на ногу, мужчина не может избавиться от яркого ощущения, словно идёт по канату над пропастью. Одна лишняя шутка, одна неуместная улыбка, и Саммер О'Лири попросит его вернуться за дверь так же неожиданно, как затащила его внутрь. Быть может, будь на его месте кто-нибудь, сведущий в хитросплетениях человеческих душ, и Итан бы не волновался так очевидно, но в его арсенале только двадцать девять неполных лет социальной неловкости и абсолютной неприспособленности к выяснению отношений – так себе набор успешного выживания в неблагоприятных условиях.
[indent]— Я не, — спотыкаясь через слово, он хмурится и вновь качает головой, — разбрасываюсь, — договаривая многим тише, Итан поднимает взгляд на О'Лири и ненарочно застывает на её лице, пытаясь понять зачем девушка впустила его в квартиру.
[indent]Холлик не понимал полутонов. Он знал, что последние существовали, знал, что большинство в его окружении с лёгкостью существовали в оттенках серого, но так и не научился различать их самостоятельно. Итан не умел злиться и не злиться одновременно, он не мог искать перемирия и запускать дротики в спину, ему бы не пришло в голову сказать «я тебе верю», не имей мужчина последнее в виду; и именно поэтому разговор Саммер становился сложней с секунды на секунду. От закрытой и вновь открытой двери до нервозного ощущения, словно его суд разворачивался прямо на глазах, Итан чувствовал, что ещё немного и его способности к восприятию окружающего мира встретят свой ожидаемый финал, оставив их с помехами связи на одной из сторон диалога.
[indent]Мужчина не замечает затянувшейся паузы, слишком увлечённый расшифровкой противоположных интонаций Саммер, сменяющих друг друга, отчего непроизвольно вздрагивает, стоит О'Лири пригласить его внутрь. Честное слово, если его наказание заключалось в выкипании серого вещества через уши, то девушка находилась на правильном пути. Оно кипело. Кипело громко, отпечатавшись красными пятнами на щеках Холлика; и если в привычной обстановке можно было решить, что Итан стеснялся, то при нынешнем положении вещей скорее насорить в квартире Саммер трупом.
[indent]— Нет, спасибо, — шагая следом за девушкой, спешно отзывается Итан. Мужчина решает оставить информацию о количестве кофеина в его крови для себя. Он вовсе не стремился вызвать в Саммер сочувствие к провинившимся, вынужденным пережить бессонную ночь. Если бы он знак как, обязательно бы высек свою надоедливую привычку просить прощения по поводу и без, сократив виновность во всех человеческих грехах до необходимого минимума.
[indent]Впрочем, сегодня он был по-настоящему виноват, и оттого количество извинений на квадратный миллиметр бумажного листа взлетело до пугающих высот. Холлик одновременно хотел, чтобы Саммер не постеснялась в попытках отбиться от обидчика, и в то же самое время надеялся, что этот разговор не станет последним. Он имел и не имел права быть здесь. Должен и не должен ожидать положительного для себя исхода. Сказать по правде, ему не нужен был противоречивый тон О'Лири, Холлик и сам чувствовал себя сплошным противоречием с разворотами на сто восемьдесят каждые полсекунды.
[indent]Застывая на полпути к стулу, мужчина мгновенно выпрямляется, когда слышит о планах Саммер.
[indent]— Это не к спеху. Я... я могу подождать, если ты опаздываешь. Не в твоей квартире, разумеется, — но, кажется, ждать придётся поезду О'Лири.
[indent]Прожёвывая нервный смешок, Итан приземляется на стул и непроизвольно складывает руки на стол, будто провинившийся школьник, оказавшийся в кабинете директора. Однако вместо гневной тирады, он вдруг слышит чистосердечное признание и мгновенно поднимает глаза, проверяя не сошёл ли он с ума, наложив дорожку сознания на слова Саммер. Он приоткрывает рот, будто собирается что-нибудь сказать или попробовать остановить О'Лири, но не издаёт не звука, лишь своевременно кивая головой в напоминании: нет, он всё ещё здесь и слушает её, и его потерянный взгляд – это проходящее.
[indent]Что говорят в такие моменты? Ты тоже мне нравишься? И он бы соврал, если бы сказал, что нет. Однако Холлик понимает, поддерживать эту идею сейчас, поиздеваться над всем, что случилось за последние недели и, в особенности, за эти сутки. С таким же успехом он мог бы признаться в любви и, трагично вздохнув, добавить, что они не могут быть вместе. Это нечестно, жестоко, и вопреки всему случившемуся, Итан совсем не хотел быть нечестным и жестоким. Тем более, с Саммер.
[indent]Вслушиваясь в короткую паузу, мужчина качает головой в отрицании и негромко хмыкает, ругая себя за бестолковость.
[indent]— Я и подумать не мог, что, — хмурясь, он ловит себя на мысли, что не уверен ни в одной фразе, вертящейся на языке. Не мог подумать, что тоже нравится ей? Словно у него не было доказательства из писем и сентябрьского вечера. Не верил, что она вернётся? Что захочет быть с ним несмотря на ушедшее время, несмотря на препятствия из расстояния и временных промежутков? Любая попытка объяснить свою уверенность в безразличии Саммер О'Лири ломается об очевидные аргументы, указывающие на обратное.
[indent]Возможно, ему было удобней думать, что он безразличен Саммер О'Лири. Может быть, так он пытался избежать съедающего изнутри чувства вины, с которым боролся сейчас. А, может быть, Итан Холлик уже просто не знает в чём себя обвинить, хлестая себя метафоричными розгами совести.
[indent]— Наверное, это прозвучит глупо, — облизывая губы, отрывисто говорит мужчина, — Может быть, это способ Вселенной спасти тебя от лишних проблем? Я тот ещё... подарок, Саммер, — Итан дёргает бровью и отводит взгляд в сторону, — как ты могла наблюдать вчера, — и это не попытка успокоить разбитое сердце О'Лири.
[indent]Он сделал ошибку, связав себя с Дэлайлой, и повторил её с Саммер. Итан не хотел в это верить, однако мир упрямо доказывал мужчине обратное: наверное, он был создан, чтобы любить Розамунд Льюитт всю свою жизнь и причинять людям боль попытками заявить, что чувствовал иначе. Он должен был изъять хоть какой-то урок из истории со своей первой девушкой, но вместо этого шлёпнулся о те же грабли, покалечив О'Лири в процессе. Пускай, не насмерть, и всё же Итан бы предпочёл избежать любых травм по его вине. Он не хотел причинять боль никому, и, кажется, чем больше Холлик повторял в своём сознании проклятую мантру, тем меньше он ей следовал.
[indent]И всё равно получал прощение там, где не заслуживал.
[indent]Саммер говорит «всё будет хорошо», но вместо вздоха облегчения Итан чувствует свинцовую тяжесть на сердце то ли потому что не верит её словам, то ли потому что не находит сил простить самого себя. Впрочем, с каких пор он умел отпускать свои грехи? А «всё будет хорошо» скорее похоже на конфету с горькой начинкой – когда поймёшь, что повёлся на красивую обертку, будет слишком поздно.
[indent]Однако он не подаёт виду, неловко дёргая уголками губ в улыбку и кивая такое же безмолвное спасибо. Хуже, чем прекратить извиняться, Итану давалось смирение с тем, что извиняться больше не требовалось. Каждый раз Холлик не мог избавиться от ощущения, словно ещё одно произнесённое вслух «прости» убедит в его искренних намерениях, и вот тогда «всё хорошо» будет действительно всё хорошо.
[indent]— Это так очевидно, да? — пускай, разговор о Рози не кажется ему лучшей идеей в этих обстоятельствах, Итан смотрит на неё с благодарностью за спасение от неловкой паузы, которую он был неспособен прервать.
[indent]— Да, она знает, — на выдохе выплёвывает мужчина, — Она знала про нашу встречу, про письма, про, — он дёргает плечами, поднимая глаза к потолку, — Про всё, и даже про вчера. Я говорил о тебе задолго до того, — дергая себя за прядку волос, усилием Холлик заставляет себя продолжать говорить, — как мы начали встречаться. Я не знаю хочешь ли ты это знать или нет, должен ли я это говорить, но это произошло две недели назад, — делая глубокий вдох, он собирает остатки своей храбрости и смотрит Саммер в глаза, — Мы были друзьями, и я делился с ней, как с другом. Я не думал, что, — очередной вздох, за которым Итан роняет лицо в ладони, взъерошивает свои волосы и трясёт головой в отрицании. Пожалуй, история о том, что никто не планировал поскальзываться в губы подруги детства могла остаться неозвученной.
[indent]— Я действительно верил в это, когда говорил, что прошлое осталось в прошлом, и мы с Рози просто друзья. Если бы я знал... Саммер, я никогда не хотел становиться причиной чьей-либо боли. Будь я смышлёней, наверное, я бы... я не знаю, потому что смышлёней – это не про мой случай. Думаю, я пытаюсь сказать, что всё, что я делал и говорил, было искренне. Я испугался потерять тебя и вовремя не сказал правды – в этом моя вина и ошибка, но всё остальное? Я был честен с тобой, — бегая глазами по веснушчатому лицу О'Лири, он не может не думать о том, что всё это может быть бестолку, что она всё равно не простит его, и озвученный страх обязательно воплотится в реальность. Казалось бы, у Итана нет повода не верить девушке. Как и Холлик, она всегда была предельно прозрачна с ним. Но попробуйте поспорить с надоедливым шёпотом предчувствия, когда то стучит паническими ударами в висках.
[indent]Тишина вновь повисает на кухне квартирки Саммер, однако на этот раз последнюю прерывает далеко не чей-то голос. От неожиданного шума в стороне Итан непроизвольно подскакивает на стуле, крутит головой в направлении звука и тотчас застывает. Непроизвольно мужчина хватается за края стола, будто тот спасёт его от существа, нарушившего мертвое молчание, воцарившееся на несколько мгновений.
[indent]— Господь Всемогущий, — инстинктивно вжимаясь в спинку стула, бормочет Итан, — Ты не шутила, — не то, что бы он не поверил ей в первый раз, но некоторые вещи надо было увидеть вживую, чтобы осознать их в полной мере. В нескольких метрах от мужчины сидел настоящий ястреб, и, пускай, Холлик не находился в моментальной опасности, чувствовать себя защищённей от этой мысли он не стал.
[indent]— Какой милый... Рич, — улыбаясь шумному чудовищу, Итан неловко встряхивает рукой в воздухе и вновь вздрагивает. До этого момента он не удосужился посмотреть вокруг себя, и, возвращаясь в нормальное положение, Холлик впервые смотрит не только на Саммер, но тут же возвращает своё внимание к ней.
[indent]— Это не была самая неудачная попытка сменить тему, если что. Просто... я не заметил, что он здесь, — спешно моргая, бормочет мужчина, — Я говорил... — хмурясь, он вспоминает течение внутреннего диалога и резко хмыкает, не справляясь, — Я не знаю, как долго ты пробудешь в Нью-Йорке... В исторический музей приехала выставка из Древнего Египта и пробудет тут целый месяц. Я подумал, что тебе бы понравилась возможность поиздеваться над главным историческим неучем, — в который раз губы Холлика дергаются вверх в попытке сгладить повисшее в воздухе напряжение, — а мне – возможность полюбоваться маэстро в действии. Не обязательно отвечать мне сейчас. Я понимаю, что, возможно, тебе понадобиться время, много времени, — он почти прикусывает язык, останавливаясь на этом, но не успевает среагировать вовремя, выплёвывая остаточную мысль, — В худшем случае, я схожу туда сам и принесу оттуда буклет, чтобы ты не упустила шанса на профессиональную снисходительность к плебеям, — лучше бы он прокусил свой язык. Увы, не строить из себя побитую собаку уже слишком поздно, и Холлику остаётся только неловко улыбнуться в очередной раз, понадеявшись, что неочаровательная улыбка сотрёт О'Лири память. Или хотя бы собьёт с толку.
[indent]— Саммер, ты точно не опаздываешь? — кто-нибудь остановите его, — Я не хочу стать причиной ещё и твоего пропущенного... — секундное замешательство, — На чём, ты сказала, едешь? — и чтобы не выплюнуть ещё пару десятков фраз, Холлик шлепает ладонью по губам и больше не убирает её.

32

[indent] Могла ли она не вываливать на Итана Холлика свои чувства? Однозначно. Это не приведёт ни к чему хорошему, если не сделает хуже. Итан не был похож на человека, который получал удовольствие от знания, что есть ещё один человек, помимо Рози, испытывающий к нему симпатию. Это может польстить, но скорее принесёт больший дискомфорт, беря «вину» за происходящее на себя. Саммер не хотела сделать хуже, а просто посчитала нужным дать ему понять: творящееся между ними не было чем-то типичным для О'Лири, привыкшей к жизни в вечном путешествии без мысли остановиться.
[indent] Она могла бы. Ведьма хорошо помнила свои мысли десять лет назад, только попав в МАКУС'у. Перед ней были открыты все двери, и как маленький ребёнок она прыгнула в огромный бассейн с бесчисленным количество неведомого ей опыта. Пандора думала, что всю жизнь проведёт в поисках неизвестного, ловле недосягаемого, вечном пути; и была от этого в полном восторге. Сейчас? Искренне рыжеволосая любила свою работу, позволившей увидеть ей мир: необузданную природу, разнообразные культуры, тайные традиции и ритуалы, людей! Правда, чем больше времени проходило, тем чаще она думала о более спокойном укладе жизни. Оседлом.
[indent] Не удивительно, что закравшиеся в голову мысли лишь обрадовались внезапному появлению Итана Холлика в её жизни, рассмотрев в нём счастливый случай. Саммер невесело хмыкнула.
[indent] О'Лири застревает на нём взглядом всего на мгновение, прежде, чем молчаливо машет перед собой ладонью, мол, успеет. Честно говоря, единственное, что она знала, откуда отходили автобусы, да поезда – держать не нужную информацию в голове было её коньком. Она не знала ни расписаний, ни частоты отправления, ни стоимости билетов. Надеяться ей приходится только на то, что Итан более не поднимет эту тему. К тому же она смогла отвлечь мужчину от этой мысли.
[indent] Должна ли она была отреагировать... иначе? Как бы то ни было, она выдаёт то, к чему, судя по всему, Холлик не был готов. Часть её сознания говорит, что она сделала большую ошибку, и если до этого у них была надежда на общение без кусочка правды, которую бы она унесла с собой, то теперь? Итану Холлику понадобится выглядеть дружелюбно до момента, пока он не перешагнет порог её квартиры, открещиваясь от их отношений.
[indent] — Понравишься мне, ведь ты такой не харизматичный, озлобленный, скучный, и, видимо, с плохими внешними показателями? — не удержавшись, она прыснула себе под нос, подгибая пальцы, — Потому что тогда у меня плохие новости, Итан, — и если он не прекратит, то она продолжит. Как мужчина должен был понять, в игру «переубеди друг в том, что он говорит чушь, или посмотри, как он сойдёт с тобой с ума» она могла играть очень долго.
[indent] И стоит только мысли проскочить в голове, как американец делает то, что вынуждает Саммер засунуть руки под стол, лишь бы не хлопнуть ими поверх.
[indent] — В таком случае, может быть Вселенной стоит засунуть своё мнение в задницу? — выгибая бровь, шумно спрашивает его девушка, сильнее выпрямляя спину и даже немного приподнимаясь над стулом со своим вопросом. — Мне не было приятно, но и сказать, что за сокрытие правды стоит отправлять людей на костёр – не могу. В таком случае, меня давно пора сжечь, — она пожала плечами, — Ведь я тот ещё подарок. — Да. Единственное, что поможет – если он сдастся.
[indent] Конечно она считала, что была хороша. Девушка о своей привлекательности, прекрасно понимала, чем захватывала внимание большинства людей. В меру внимательная к окружению, не толкающая людей под мётлы и способная поддержать множество тем: Саммер О'Лири знала свои сильные стороны. Однако в балансе было много того, что беспокоило людей при сближении. Волшебница была себе на уме, говорила что думала, лезла на рожон, когда не просили, игнорировала указания, а то и вовсе делала всё назло. К тому же, она была ведьмой из Салэма – кому как не ей гореть на кострах?
[indent] Заговорить о Рози не было лучшей идеей, более того, О'Лири была готова забыть обо всех фактах, о которых помнила. Теперь, когда волшебница знала, кто стоял рядом с Итаном, было сложнее увидеть в образе подружки из дальнего детства хорошее. Бросила на выпуском, а спустя года дружбы, не решилась узнать о своём друге и причинах его отъезда из Бостона. Поэтому на вопрос очевидности она лишь уклончиво качает головой, собираясь с мыслями. Не за чем было Холлику знать, о чём думает Саммер.
[indent] Ведь правда бы могла ему совсем не понравиться. По ощущениям волшебница одновременно радовалась за мужчину, нашедшего в Розамунд «своего человека» и думала, насколько неприятной должна была быть горечь на языке молодой девушки от знания, что кто-то смел оказаться рядом с Итаном на расстоянии ближе приличного. Возможно, она думает так потому, что негодовала бы сама? Ей не нужно представлять себя в отношениях с мужчиной: она делала это последние пару месяцев, и даже сейчас, не имея возможности связать себя с ним, чувствовала поднимающееся к горлу раздражение.
[indent] Саммер поджимает губы и усмехается, посмотрев в сторону. Две недели. Время всегда останавливалось для неё во время путешествий, но никогда не стояло на месте вокруг. Четырнадцать дней для Саммер временами занимало разглядывание одной и той же стены, в попытках понять, где запечатан вход в очередную пещеру; она не продолжает эту мысль, да бы не представлять, на что могло тратиться двух людей за этот промежуток времени. Одно рыжеволосая в голове удержала ясно: ещё две недели назад всё могло бы быть совершенно по-другому.
[indent] — Кажется, — проиграв пальцами по поверхности стола, она качает головой. Её не слишком удивил тот факт, что Итан делился с кем-то о её существовании. В конце концов, поверхностно о самом Холлике знает вся её команда, что до более деликатной информации, то и на это у неё были люди,  — Я оставила о себе лучшее впечатление, не успев познакомиться с ней в жизни? — и как бы вопросительно не звучало её предложение, оно было скорее риторическим. Даже если Холлик попытается убедить её в том, что Розамунд не была ревностной, женское подсознание уже придумало себе ответ на этот вопрос самостоятельно.
[indent]Волшебница вновь хмурит брови, стоит мужчине усомниться в своих умственных способностях, качая головой в отрицании – он неисправим. Как ему можно было не довериться? Посмотрев на него исподлобья она знает, что останься она вчера в машине на пару других минут, и им не пришлось устраивать перемирие за столом сегодня – с честностью Итана и его щенячьим взглядом. «Я знаю. Я верю тебе,» — понимающе произносит Саммер, пытаясь заткнуть в своём сознании неутолимое желание добавить о том, что друзьями им с Рози тоже было неплохо; она совсем не против. Больно она щипает себя за ногу, когда американец понимает, что они находятся в квартире не одни.
[indent]Растеряно волшебница поднимает взгляд в попытках найти причину его резких телодвижений, произнося короткое «А?» Пусть она и предупреждала его о существовании птицы в её квартире, она не знала, как не-волшебники на самом деле держали у себя пернатых.
[indent] — Не обращай внимание, он довольно безобидный... Милый! Да, ты правильно сказал, — улыбнувшись, радостно добавляет Пандора, не заприметив в его фразе ничего подозрительного, считая своего друга обворожительным.
[indent] Отвлеченная на ястреба, вытягивая шею, она не сразу возвращает свой взгляд к мужчине, застывая в таком положении. И дело было вовсе не в том, что от Рича нельзя было оторвать взгляда, а в том, что Итан Холлик только что пригласил её посетить вместе с ним выставку в историческом музее. И если для кого-то может показаться, что никакой проблемы здесь нет – Саммер Пандора О'Лири всё ещё не числилась в рядах археологов, скорее относя себя к кладоискателям, если такая профессия существовала в мире не-магов в этом веке. Медленно она усаживается ровно перед ним обратно. Нужно ответить. Сейчас же. Давай!

won't you tell us a story?
https://funkyimg.com/i/33TG4.gif https://funkyimg.com/i/33TG3.gif
doesn't even matter what you say

[indent] — Ну, я не то, чтобы очень хороша в истории, — выпаливает волшебница, ещё быстрее начиная размышлять о сказанном, — Хотя кого я обманываю, верно? — уже лучше, но ещё недостаточно. И уже готовая согласиться, вернуть в свой голос уверенности, Холлик продолжает нажимать там, где не надо, вынуждая О'Лири выкрутить и без того на максимуме работающие мозги. Кто там говорил про вытекающее серое вещество?
[indent] — Я... Да. Опаздываю? — проклиная Саммер из прошлого, О'Лири задирает руки, чтобы поднять копну волос, скручивая непонятным движением, а выпуская, резко роняет ладони на стол, — Поезде. Мне нужен, — она прикрывает глаза, судорожно вспоминая, откуда отходили поезда в Салэм, — Пенсильванский вокзал? Я хотела выйти заранее и дойти пешком, поэтому у меня было время, но теперь, кажется, придётся... бежать, — рыжеволосая смеётся, расслабляя плечи, и отталкивает себя от стула. Пандора была готова посидеть с Итаном ещё, – честно говоря, она была готова пропустить любые поезда в таком случае, на которые не собиралась, – однако боясь, что её неуверенность может оказаться первым шагом к разоблачению, ей приходится выбирать не самый лучший вариант для себя. К тому же, она не была уверена в том, что и Холлик имеет в своём запасе достаточно времени, с учётом того, что он даже не планировал встречаться с ней лично. Она замирает, хмурится, и собирает кусочки мыслей в ответ:
[indent] — Конечно. Конечно, да, давай сходим. Хотя бы за буклетом, — она улыбается, а затем и вовсе не сдерживает более громкого и уверенного смешка. В отличие от Итана, Саммер О'Лири понимает, что, кажется, должна будет заручиться брошюрой многим раньше мужчины, чтобы быть подготовленной. Скорее всего, он был прав – она сможет удивить их необычными фактами, но правда скорее из своей жизни и путешествий по Египту; согласилась переступить порог не волшебного мира, будь добра, подготовься. Или не ей было только что предрешено гореть яркой звёздочкой на этой встрече? Как она может упасть носом в грязь?
[indent] — Наверняка у тебя уже есть планы на праздники, — аккуратно произносит она, прикусывая язык на свои собственные, — Так что, если ты не будешь работать, то сразу после? Ты сейчас, — ещё одна пауза, и рыжеволосая выходит из-за стола, — На работу или домой... к себе? Мы можем выйти вместе, и, — О'Лири торопливо создаёт вокруг себя бурную деятельность, то быстрым движением пальцев подплетая косу, то хватаясь за юбку, брошенную на балконе у Рича и складывая её на весу, подпихивая её в саквояж — Или, если у тебя есть время, мы можем хотя бы сесть на полчаса где-нибудь по пути? Мы ведь так толком и не пообщались вчера, — пауза, — И тогда я просто долечу на поезд, вместо изначального плана, — и бросив на него короткий взгляд, она дёргает уголки губ вверх, дожидаясь ответа, и стукнув каблуком сапог об пол. Саммер О'Лири точно будет гореть в Геенне; но рыжеволосая ничего не могла с собой поделать, готовая придумывать тысячу и одну причину, как доберется на несуществующий поезд без опозданий.

33

[indent]Он не ждёт, что Саммер примется с ним спорить, доказывая Холлику его собственную привлекательность, и чувствует, как неловкость отзывается давлением в солнечном сплетении. Не этой реакции он добивался, и последнее, что мужчине хочется слышать, это речитатив о его недюжинных качествах. Знаете, этих людей, хныкающих, что они растолстели в ожидании вдохновлённого потока, что ни капли, в ответ? Так вот, Итан Холлик – их прямая противоположность. Говоря, я потолстел, он бы имел в виду, что, действительно, потолстел, и сейчас, утверждая, что он далёк от предела мечтаний, Холлик искренне верит в правдивость своих слов. Тот факт, что Саммер бросается защищать Итана от его же головы, лишний раз доказывает, как мало девушка о нём знает.
[indent]Что бы она сказала, узнай, как долго он помнил домашний телефон Рози? Что помнит его до сих пор? Что бы подумала, если вместо Дэлайлы, это ей бы пришлось наблюдать, как из года в год, каждое тринадцатое июня Холлик напоминал опустошённый сосуд? Спустя столько лет он расстался со своей девушкой, только потому что Итану казалось: он не сможет полюбить Лайлу, как любил Рози. Прошло десять лет, а человек из прошлого так и остался важней любого, кто стоял напротив мужчины. Вы думаете, Итан не понимал, что это было нездорово? Что долгие годы он «избавлялся» от своего помешательства, тайком подпитывая последнее, чтобы то выстояло до сегодняшнего дня? Конечно, у этой истории счастливый конец, и теперь его диагноз уже не имеет никакого значения. Но достаточно представить один единственный сценарий, где Итан пробует начать всё сначала ещё раз, и финал этой истории подозрительно напоминает то, что случилось между ним и Дэлайлой.
[indent]Он с лёгкостью мог стать худшим, что случилось с Саммер О'Лири. Итан верил в это. Наверное, он даже был в этом уверен, как был уверен в везении Саммер. Друзьями им было лучше. Безопасней.
[indent]— Стой-стой, мне кажется, что ты упускаешь невероятную возможность, — останавливая девушку движением руки, неожиданно оживляется Холлик, — Сжечь, потому что ты... ведьма? — прищуриваясь, он замолкает и тут же смеётся, — Прости, наверное, ты слышала эту шутку столько же раз, сколько меня спрашивали, что со мной не так, раз я работаю в «морге», — изображая кавычки в воздухе, вздыхает мужчина, — Но ты ведь понимаешь. Салем. Сжечь на костре. Ты практически положила мне слова в рот, — Итан поджимает губы и вздергивает плечами.
[indent]Что угодно, лишь бы перевести разговор подальше от его харизмы, добросердечности и веселости. Он не отрицал, что, пускай, не обладал задатками будущего лица с афиши на Таймс-сквер, всё же умудрялся привлечь внимание противоположного пола. Симпатия к нему Саммер О'Лири и наличие скромной романтической судьбы в прошлом было тому доказательством. Но вместе с рядовой внешностью и якобы лёгким характером люди получали коробку с сюрпризом, и сюрприз был далёк от понятий приятного. Не надо быть гением, чтобы догадаться – у Итана было много тараканов. Большинство вылезали наружу на первых порах, и они-то не представляли опасности. Худшие из заморочек мужчины вылезали со временем, когда этого ждали меньше всего. Это случилось с Дэлайлой. Это бы повторилось с Саммер. Итан был бы полным глупцом, если бы позволил себе верить в обратное.
[indent]Впрочем, спорить с Саммер мужчина не продолжает. Он вовсе не считает, что О'Лири «подарок», – близко нет, –  как она заявила минутой ранее, но предпочитает оставить болезненную тему в покое. Нечего пытаться выяснить, кто здесь хуже, если это ни к чему не приведет. Лучшее, что Саммер могла сделать для них, это раскрыть глаза пошире и порадоваться, что теперь на её горизонте не маячил потенциально провальный кандидат в отношения. Как бы банально это ни звучало, Итан хотел, чтобы девушка была счастлива, и, желательно, с тем, кто был по-настоящему её достоин.
[indent]— Нет, брось, — хмурясь, Холлик настойчиво качает головой, — Она говорила, что хотела с тобой познакомиться, когда я о тебе рассказывал. Честное слово, нет ни одного человека, с которым я знаком, который бы не заинтересовался тобой. Саммер, я понимаю, что в ваших кругах археолог – это не новость, но люди с твоим взглядом на мир редкость в наше время. И это меньшее, что в тебе есть интересного, и малая часть того, о чём я говорил, — осторожно улыбаясь, дергает плечами Итан.
[indent]Пожалуй, профессия О'Лири была интересным аспектом её персоны первые минуты, потому что под конец их разговора вовсе не статус искательницы приключений задержал внимание Холлика. Она была яркой, заразительной. Мужчине было тяжело представить человека, способного противостоять настроению Саммер, распространявшемуся и вынуждавшему её окружение проникаться жизнелюбием и лёгкостью, которыми веяло от девушки за версту. Кто ещё бы согласился на сомнительную авантюру живого квеста с незнакомыми ей людьми? Кто сорвался бы в неизвестном направлении с едва знакомым парнем, протянувшим ей руку помощи? Благодаря Саммер он задумался о многих своих решениях. В особенности о тех, которые Холлик откладывал до лучших времён. И это была лишь верхушка айсберга хорошего в Саммер О'Лири.
[indent]Итан был уверен, что девушки поладят, если отбросят предубеждения друг против друга, имевшим место быть лишь по его вине. Да и откуда последним взяться? Он не вдавался в подробности о Розамунд Льюитт, кроме связывавшего их прошлого, и не видел поводов для Саммер думать о девушке плохо. Что же до самой О'Лири? Итан не мог представить тот сценарий, где его девушка чувствовала себя уязвимой на фоне Саммер. Разве можно было ревновать человека, узнав, что тот любил тебя едва ли не с первой встречи? Разве можно было ревновать... Итана? Какой бы привлекательной ни была Саммер, Холлик не видел причин для плохого старта. В мире много привлекательных людей, и до сих пор Рози не низвергалась желчью на проходивших мимо Итана девушек. Вряд ли она собиралась начать сейчас.


. . .  all my bad ideas  . . .
came from slightly over-thinking
https://funkyimg.com/i/348Be.gif https://funkyimg.com/i/348Bd.gif
THE FIRE BURNS MY HOUSE


[indent]Холлик тихо вздыхает и роняет голову, чувствуя, как впервые за разговор тяжесть в груди пропадает. Не проходит и секунды, укол вины заставляет мужчину встрепенуться и расправить плечи. Да, возможно, слова Саммер о её вере в слова Итана позволили ему дышать свободней, это вовсе не означало, что он должен был забыть всё, словно страшный сон. Просила О'Лири или нет, Итан Холлик уже вынес вердикт и собирался «отбывать» наказание в тюрьме собственной головы. Он не только не перелистнёт эту страницу. Он позаботится о том, чтобы просыпаться и засыпать с мыслью о своей ошибке, и, может быть, тогда Холлик не станет повторять её в будущем.
[indent]— И в археологии, — недоверчиво смотря на Саммер, сражённую приступом внезапной скромности, многозначительно произносит мужчина, — Так-то лучше, — потому что, кажется, девушка решила обмануть саму себя. Рассказать о том, что она несведуща в истории человечества Холлику у неё выйдет точно так же, как у него про нулевые знания в химии и биологии.
[indent]Будто нарочно, стоит сознанию Холлика вернуться к их первоначальной проблеме, Саммер произносит заветное: «Да, я опаздываю», — и Итан больше не может думать ни о чём, кроме того, что станет причиной пропущенного поезда. Он даже встаёт в полный рост, бросая косой взгляд на птицу, и возвращая своё внимание обратно к О'Лири. Попытка открыть рот номер раз. Два. Три. Как ни в чём не бывало девушка продолжает болтать с ним с неизменным спокойствием человека, который обязательно придёт вовремя. Она даже умудряется согласиться на музей, чем сбивает Итана ещё больше с толку.
[indent]— Что ж, теперь я просто не позволю нам выйти оттуда без него, — вторя ей более неловким смешком, отзывается мужчина, — Саммер, ты, — очередная попытка намекнуть, что он не хочет стать причиной её спринта в другой конец города, не венчается успехом.
[indent]Прикусывая язык, Холлик выбирает сохранить предложение сесть на метро до лучших времён, когда воспоминание о её поездке верхом на спине будет не таким ярким. Он бы с радостью понёс её и сейчас, но в свете последних событий Итан полагал, что им нужно будет свыкнуться с их новыми отношениями и не искать поводов для неловкости лишний раз.
[indent]— Сейчас? — дергая рукой, он сверяется со стрелкой часов и оживлённо тараторит, — На работу, но я вышел с запасом, так что я никуда не опаздываю, в отличие от, — наблюдая за активными сборами Саммер, он и сам невольно суетится. Неподвижно. В душе. И, судя по всему, по-настоящему опаздывал здесь только Итан Холлик, потому что звучащее от девушки предложение заставляет его брови сойтись на переносице.
[indent]— Саммер, поверь мне, я очень хочу поговорить с тобой, но ещё больше я не хочу заставлять тебя бежать на поезд. Ещё и с сумками, — то открывая, то закрывая рот в растерянности, Итан издаёт тихий смешок, — Давай так. Раз уж я и без того нарушил все твои планы, ты не будешь бежать на поезд, а я просто возмещу тебе билет и оплачу такси до вокзала? Правда, я не знаю расписаний. Следующий тебе подойдёт? — он бы согласился на что угодно, если бы это гарантировало, что их перемирие с Саммер было настоящим. В обычное время Холлик делал всё возможное, чтобы угодить людям вокруг себя. Будучи виноватым? Если бы О'Лири спросила сможет ли он прогулять работу, чтобы посидеть с ней в кафе, он бы бросился брать больничный. Так что если девушка хотела присесть где-нибудь за чашкой кофе, так оно и будет.
[indent]Следуя за Саммер к выходу, он вдруг останавливается и зовёт её по имени.
[indent]— Прежде, чем мы выйдем, и я задам тебе действительно животрепещущий вопрос, который беспокоит меня последние минуты, я хочу чтобы ты знала, — жестикулируя в воздухе, он делает недолгую паузу, вздыхает и говорит многим медленней, — Я не жду, что всё станет, как раньше, и мы просто забудем эту ситуацию. Если ты будешь злиться или... не знаю, почувствуешь что-нибудь, любой дискомфорт, пожалуйста, скажи мне. Думаю, ты не удивишься, узнав, что я... явно никогда не попадал в такие ситуации, — Холлик морщит нос и качает головой, ловя себя на мысли, что звучит совсем не так, как хотел, — Я не имею в виду что-то она... какая-то особенная. Или странная. Нет, точно не странная, — громкий вздох, — Я просто хочу, — поджимая губы, мужчина взмахивает ладонями в воздухе, будто надеясь, что его слова материализуются, и ему не придётся выглядеть глупо в попытке их подобрать, — научиться говорить, — красноречивый кивок, — и быть твоим другом. Итан. Пять лет. Группа «звездочка». Но ты ведь поняла? — страдальческая улыбка. Он прикрывает глаза, сочувственно вздыхая. И всё же ему кажется, что Саммер его поняла. У неё всегда получалось находить правильный смысл в его словах быстрее, чем Холлик успевал собрать их в нужные предложения.
[indent]— А мой вопрос... Как, чёрт возьми, ты смогла выдрессировать ястреба? Ты делала это сама? Сдала его тренеру? Я только что понял, что совсем не уделил внимание этой детали в твоём письме. Я просто, — Холлик дергает шеей, взмахивает ладонями и всем своим видом изображает искреннее недоумение, — Не знаю, видимо, не осознавал, что у тебя ястреб, пока не увидел его своими глазами. Это невероятно, — он смотрит на неё и, улыбаясь, вновь качает головой. И это совсем не похоже на робкие ужимки, которыми Итан кормил её всё это время. Конечно, они обязательно вернутся, как вернется и неловкость, но впервые Холлик видит проблеск надежды, что когда-нибудь всё это станет по-настоящему прошлым, и они окажутся там, откуда начинали: двумя потерянными частичками одной души, не обременёнными сложностями физической близости. По крайней мере, он очень хотел в это верить.

34

[indent] В кругу ковена они часто подтрунивали друг друга по поводу прошлого: неволшебников, и их желания сжечь каждую из них только потому, что они носят шляпы с широкими полями, летают на мётлах, а некоторые ещё и имеют рыжие волосы. Благо, начало двадцать первого века, как и несколько предыдущих, говорило о том, что эти времена прошли, но кто знает? В каждой шутке была доля правды. Не по этой причине волшебное сообщество решило не сообщать никому о своём существовании? Никто не отправит тебя становиться углями; с годами растут и технологии, отчего то, что раньше считалось необходимым уничтожить... сейчас? Звучало вполне как реальный эксперимент с полезным итогом. Или не об этом говорил с ней даже Холлик?
[indent] Поэтому, одно дело шутить самой, а другое – слышать такие вещи от Итана. Ей нужно мгновение для того, чтобы в который раз напомнить себе, что он ни о чём не знает, прежде, чем рассмеяться. Для него это всё ещё оставалось стереотипом, и снова там, где её сердце должно было продолжать биться спокойно, О'Лири получает укол тонкой иглой себе под ребро, сдерживаясь от того, чтобы нахмурить брови. Теперь, когда о сближении на более близкое расстояние между ними не шло никакой речи, у неё стало меньше поводов рассказать ему обо всём. Саммер продолжает смеяться, качая головой, и поддакивая, – в конце концов он прав, волшебница сама помогла ему, – а про себя думает, что не получает никакого облегчения от этой мысли. И там, где Дженис скажет о плюсах несостоявшихся отношений, ведьма, кивая головой, про себя будет отрицать её слова.
[indent] Чем больше мужчина говорит, тем больше она понимает – он абсолютно не знает, как работает женская натура. Саммер знала людей, похожих на неё, и несмотря на то, что себя ведьма любила, собственных «отражений в зеркале» терпеть рядом с собой не могла. Шумные и перетягивающие одеяло на себя, требовательные и эгоистичные: такие люди полностью занимали твоё внимание, и если Холлика это вдохновляло, что же, девушка совсем не была против. Скажет ли спасибо ей за это Розамунд? Есть сомнения.
[indent] И всё же, не сложить довольную собой улыбку на лице она не могла.
[indent] — Судя по твоим словам, обо мне знает весь Нью-Йорк, Итан, — смешок, — Но кажется, разговор о том, чем ты делился с ними всеми обо мне заслуживает отдельного вечера, — невзначай добавляет волшебница. Ей куда проще согласиться, – или не сказать ничего вовсе в знак, якобы, согласия, – с Холликом по поводу его мнения по поводу девушки... однако, что-то она была скептически на это настроена. Хотя, конечно, будет рада, если ошиблась.
[indent] Ей не требовалось получить извинения от Итана, и всё же, его слова повлияли на неё, «разбудив.» Движения Саммер изменились; она по-быстрому завершает свои дела не потому, что не думает о том, что поезд никуда без неё не уедет, – ведь нет никого поезда, – а потому, что чувствует разливающееся по телу ощущение спокойствия, того потерянного, которое находилось с ней всё то время, пока она была на расстоянии зная, что между ними всё хорошо. Да, ей всё ещё необходимо время для осознания, что им не быть вместе, – ради тактичности она старается прогнать про себя мысль «сейчас», – с другой стороны, эта история могла закончиться многим хуже. Он здесь, Итан Холлик не бежит от неё от знания, что нравится ей, и это не уходит за одно мгновение, предлагая продолжать общаться. Ей искренне не хотелось терять его, хотя бы, в качестве друга.
[indent] — Зачем? — сначала она хмурит брови, — Всё в порядке, Итан, я не... — что, купила билет? Не едешь на поезде? Волшебница стопорится, прикусывая губу, — Подойдёт-подойдёт, но в этом нет никакой необходимости! — продолжает упрямиться ведьма, вздыхая, натыкаясь на лицо мужчины. Он ведь даже не понимает, за что платит, и то, насколько это было бесполезно, а его взгляд позволял понять, что всё ещё никто не планировал взять и оставить её без билетной. На секунду она даже рассматривает вариант, где садиться на железнодорожный транспорт, лишь бы показаться неблагодарной; повторный вздох, и понимание, что никому, кроме себя, неудобств она от этого не доставит, — В таком случае, раз я зову тебя на кофе, тогда я его и оплачу. И это моё условие, — стараясь вложить в тон своего голоса как можно больше уверенности и строгости, произносит Саммер. План был не из лучших, но одна мысль, что она сможет отдать «долг» Холлика сразу, и он ничего не поймёт, несколько греет её душу.
[indent] Волшебница, наконец, кивает ему головой, и последний раз кидая взгляд на себя в зеркале, поправляя копну, подхватывает резво саквояж, нащупав волшебную палочку в кармане, и собираясь с последними мыслями о забытых вещах, – благо вернуться ей будет проще, – оборачивается на Холлика с вопросительным взглядом. Выслушав его, девушка разворачивается к нему корпусом, и выпрямив спину, кладёт ладонь на сердце, произнося:
[indent] — Если мне станет плохо от твоего отношения ко мне, ты узнаешь об этом первый, — она кашлянула, — Будешь плохо себя чувствовать, тоже мне скажи. Мало ли, наведу на тебя проклятие, — ещё одна пауза, — Я же ведьма, ещё пожалеешь, что не устроил костёр здесь и сейчас, — он сам пошутил; ей ничего не оставалось, как подхватить эту идею. И если ещё мгновение назад ей было стыдно, одна мысль, что это может показаться смешным, вынуждает её открыть рот и проговорить это вслух. Саммер расплывается в улыбке, сметая с себя серьёзное, даже пугающее выражение лица, — Я поняла тебя, — и она уже открывая рот, чтобы спросить по поводу неизвестной ей группы, но тут же прикусывает язык от встречного вопроса.
[indent] Быстрым движением О'Лири хлопает себя по юбке, топчется, рывком открывает дверь, пропуская мужчину вперёд, — Ну, послушай, ты будто не знаешь, как птиц дрессируют! Как собак, только... — она внезапно замолкает, оглянувшись вдаль по коридору, а затем осторожно прикрывает дверь, — Как ястребов, — посмеиваясь, тише произносит волшебница, протискиваясь по узкому коридору вперёд, и торопливо спускаясь по лестнице. С загадочным выражением лица она выскальзывает на улицу, вздохнув полной грудью, поскорее закутываясь в платок. Взглянув на Итана, и рассмеявшись, девушка толкает его в плечо, приговаривая: «Ладно, я расскажу,» – заводя историю как раз нужной длины до кофейни о найденной в американских лесах Рича, попутно пожимая плечами на все вопросы о весе её сумке – а что не так, одно исподнее! Уверенность Холлика возвращает уверенность и ей; и умалчивая, ведьма думает о том, что впервые за много лет кто-то пришёл бороться за отношения с ней после того, как она очевидно заперла перед лицом дверь.


I LAY IN MY ARMS DYING
as you dance inside my heart
I know I should be trying, but every time I fall apart


[indent] С разлетающимися в сторону прядями распущенных волос, О'Лири, как всегда, торопливо перебирая ногами на каблуках в тон платья, в последний раз всматривается в адрес места встречи для вечеринки в честь дня рождения Итана. Волшебнице не хотелось бы признаваться, но она волновалась; в конце концов, первое знакомство с его друзьями было далеко от идеала, и несмотря на то, что между этими двумя событиями прошло несколько месяцев, трудно поверить в то, что о ней забудут. К тому же, Итан Холлик, кажется, значительно постарался в том, чтобы образ Саммер О'Лири не был стёрт из сознания людей, раз так активно рекламировал волшебницу с периода их знакомства.
[indent] Подходя ближе, ведьма на мгновение юркает за угол необходимого здания, быстро вытаскивая массивный подарок из своей сумки, хмурясь на примятый край. Мотнув головой, и не находя ничьих взглядов, она опускает ладонь на место, и фокусируясь, убирает её через мгновение, довольно кивнув головой. Постояв ещё пару секунд, она с тяжестью убирает в сумочку и волшебную палочку, умещенную в кармане пальто на время трансгрессии, и только затем выныривает обратно под свет фонарей.
[indent] Пожалуй, если что-то и могло доставить девушке дискомфорт, так эти первые секунды существования в полном одиночестве в месте, где не было знакомых лиц. Оказываясь в огромном помещении, она то хмурит брови, то вздёргивает их и округляет глаза, пытаясь улыбаться как можно естественнее, выхватывая развлечения немагов, которые она пусть, видела или о которых могла прочесть, но самолично редко посещала такие места, – никогда? – что можно было определить ещё по её опыту похода в тир вместе с Холликом. Получив первую подсказку о том, в какую сторону ей идти, Саммер находит гардероб, и избавляется от своего пальто, мотнув копной рыжей волос, выискивая первую жертву вместе с местом жертвоприношений; она хмыкает себе под нос – Итан бы точно посмеялся, услышь он эту шутку вслух. Ставя осторожно свой подарок среди остальных, поправляя этикетку с поздравлением, – от кого сюрприз мужчина сможет узнать, только когда он откроет его, – рыжеволосая выглядит растеряно, пока не находит знакомое [float=left]https://funkyimg.com/i/34fHE.gif[/float]лицо, тут же приветствуя её:
[indent] — Дейзи! — на выдохе произносит О'Лири, подходя ближе, широко улыбаясь. Тут же она видит и других, кто уже однажды видел её таланты, и делает то, что нужно, да бы лишить своё собственное воображение возможностей поиздеваться над собой, — Что же, кажется, это мой второй шанс не совершать ошибок? — она искренне смеётся, — Я так понимаю, виновник торжества только в пути? — тут же переключаясь на другую тему, заинтересовано уточняет волшебница, даже оглянувшись вокруг себя.
[indent] Чувство боязливости неизвестной компании начинает пропадать, когда она понимает, что Холлик и, правда, подготовил ей своеобразную подушку безопасности; и так она обнаружила, что её знают куда больше людей, нежели она предполагала. По итогу она находит себя общающейся с лучшим другом Итана, успевая припомнить и факт о записи крика мужчины на звонке телефона, и о уже известных ей путешествиях, щедро отвечая на любые заданные вопросы. Встрепенулась она только в тот момент, когда все засуетились в попытках спрятать себя, и усаживается на корточки практически тут же, где стояла, прячась за ближайшим препятствием. Её сердце пропускает удар, когда она слышит знакомый голос, а уже в следующий момент всё вспыхивает яркой вспышкой громких криков, поздравлений и звуков взрывающихся хлопушек у тех, у кого они были в руках, заставляя О'Лири дёрнуться в сторону, но хотя бы удержать себя от того, чтобы ухватиться за сумочку на плече. Она хлопала в ладони, стоя достаточно близко для того, чтобы видеть Холлика, но не оказаться первой для поздравления; пожалуй дольше, чем на мужчине, её взгляд задерживается на девушке, стоящей рядом с ним. И как бы её губы не складывались в широкую улыбку, сама она делает шаг назад, решив дождаться, когда шум вокруг именинника поутихнет. В этот момент ведьма поняла – больше всего на свете ей хотелось быть сейчас не здесь; а где-то подальше, оставшись с Итаном наедине.
[indent] Как так вышло? Редко когда люди застревали в её сознании, а у Саммер не то, чтобы не было возможности выгнать его вон, куда больше влияло её желание. И как бы она не твердила себе, что мужчина был в отношениях, кажется, – О'Лири наблюдает за Рози, окликнувшую, и отходящую от мужчины, – это не слишком помогало тому, чтобы сбавить обороты. И она думала, что путешествия могли бы сгладить этот момент, облегчить её «ношу», но по какой причине каждый раз её сердце трепетало, стоило ей получить письмо от Итана из Нью-Йорка? Иметь возможность встречи?
[indent] — Итан Холлик! — торжественно произносит рыжеволосая, шагнув вперёд, стоит очередному поздравителю освободить место, — Помниться, кто-то, якобы, ненамеренно спросил меня о возрасте, чтобы назвать собственную дату рождения, намереваясь получить подарок? Я ведь раскусила тебя, Итан? Надеюсь ты не думал, что я не поздравлю тебя, иначе я расстроюсь, что не поспорила с тобой, — она усмехается, протянув ладонь, и несильно ткнув его пальцем в бок. Саммер хорошо помнила их разговор во время первой встречи после спасения. Тогда она пообещала запомнить и подарить подарок, – и она кидает взгляд на существенно подросшую гору, – и вот она здесь, и вовсе не из-за страха быть магически подорванной из-за собственных клятв. — Ради такого события все мои исследования могут подождать. С днём рождения! Я могу шутить, что теперь ты совсем взрослый, и не важно, что ты, в принципе, старше меня? — она не мешкает, делает уверенный шаг вперёд, и просовывая руки, крепко обнимает мужчину, оставляя ненавязчивый и быстрый поцелуй на его щеке – новый парфюм? – приговаривая, — Мне кажется, или ты даже стал выше? — да, ведьма ведёт себя так, словно ей три года, но помните, что О'Лири просто не может без издевательств. Смеясь, она выпускает Холлика, задирая подбородок, и широко улыбаясь, — Пожалуй, о моих пожеланиях ты узнаешь, по традиции, в письменном виде. Или, — девушка вновь оглядывается, театрально прищуриваясь, — Если здесь обязывают говорить тосты, то тоже подойдёт, — наконец, переставая тараторить, она проговаривает то, что будет говорить каждый раз, когда они встречаются спустя несколько недель, а временами месяцев разлуки. То, что не должно было делать её в душе уязвимой, но делало:
[indent] — Я очень рада видеть тебя Итан. Я очень соскучилась, — и расплывается в мягкой улыбке.

35


9   Ф Е В Р А Л Я   2 0 0 4   Г О Д А


[indent]Если бы Итан Холлик мог исключить одно торжество из списка обязательных ежегодных ритуалов, то, нет, это был бы далеко не День святого Валентина или любая другая сентиментальная традиция, далёкая от первоначального замысла. Он бы раз и навсегда перестал праздновать свой день рожденья, и прежде чем все примутся хвататься за сердце, дайте объяснить.
[indent]Итан любил идею дней рожденья. Он любил получать и дарить подарки и не видел ничего зазорного в том, чтобы отметить прожитый год в кругу близких и друзей. В теории этот праздник был чудесным поводом напомнить любимым об их важности и прочувствовать свою важность самостоятельно. На практике – Холлик не помнил ни единого раза, когда «особенный» день не заканчивался его испорченным настроением; и это если очень повезёт. Лучшие его дни рождения были забытыми или не отпразднованными. Остальные варьировались своей успешностью от напившегося отца, решавшего доказать кто настоящий «альфа» в семье, до бэд-трипов Алекса, сопротивлявшегося ехать в больницу до тех пор, пока сопротивляться было нечем. И, наверное, он бы смирился с недосыпами после ночи, проведённой в зале ожидания травм-пункта, и с домашними ссорами, забытыми в далеком подростковом возрасте, если бы они оказались главной претензией Холлика.
[indent]Больше плохих воспоминаний Холлик не терпел притворство вокруг «главного» торжества. Все ссоры уходили на задний план, проблемы оставались за порогом принимающего дома, в одно мгновение все составляющие жизни выстраивались в одну идеальную линию. К сожалению, ровно до тех пор, пока кто-нибудь не переберёт лишнего и не забудет о том, что спектакль ещё не закончился.
[indent]Стоило ли говорить, что, проснувшись к праздничным блинчикам в постель, Итан Холлик не проникся торжественной эйфорией? Его улыбка и благодарность были искренними. Настроение? Как у человека, чья девушка ещё на прошлых выходных не могла встать с постели, огрызавшись на любое предположение, что происходившее было не «обычной усталостью».
[indent]— Я могу хотя бы снять с себя наушники? — смеясь, он оттягивает каску и поворачивается к водительскому месту, несмотря на преграду из ночной маски на глазах.
[indent]— Итан Холлик, немедленно верни свои наушники на место! Ты можешь не портить себе сюрприз? — в его плечо прилетает аккуратный шлепок, и Холлик издаёт громкий вздох смирения. По крайней мере, происходящее действовало на Рози в положительном ключе, и он не хотел становиться причиной отката на неделю назад. С тех пор, как они жили в его квартире вместе, настроение Итана напрямую зависело от настроения Льюитт. Подхватывая её вдохновлённый настрой, он делал одолжение им обоим.
[indent]И тем не менее избавиться от плохого предчувствия совсем у мужчины не вышло.
[indent]Пускай, на фоне Розамунд его проблемы казались результатом чрезмерной рефлексии, он так и не отошёл с их предновогодней ссоры. Да и как, когда её последствия были очевидны Холлику по сей день? Всё было идеально, пока в одночасье одно его решение не задало направление их отношениям туда, где они сейчас находились. Было ли это что-то, что Итан сказал? Сделал? Он не раз спрашивал её о причинах, по которым Розамунд пошла на «судьбоносную» встречу, но так и не получил ничего, кроме раздражения. Он пытался объяснить, что не винил её. Он просто хотел знать ответ. Увы, всё, что Итану было доступно, это горстка догадок без всякого подтверждения с противоположной стороны.
[indent]Совсем не об этом мужчина хотел думать в свой день рожденья, но он делал это каждый день и не понимал почему заветная дата ставила на паузу всякий обыденный ритуал, если тот не подходил под описание положительного.
[indent]Итан чувствует, как машина останавливается, и следом аккуратным движением Розамунд снимает с него наушники.
[indent]— Мы на месте. Я разрешу тебе снять повязку, если ты обещаешь не открывать глаза, — как будто его не лишат зрения, если он попробует не повиноваться.
[indent]— Полка с коллекционными выпусками всё ещё на весах моей честности, — избавляя себя от мешающейся маски, он дожидается, когда Льюитт встретит его на выходе из машины, и, крепко держась за её ладонь, двигается в непонятном направлении под громкие указания не шлёпнуть ногой в лужу и не споткнуться о бордюр.
[indent]Боязливо мужчина проходит внутрь огромного по ощущениям помещения, замечая подозрительную тишину, перебиваемую гудящим звуком машин. Он спотыкается, смеётся и нарочно интересуется не решила ли Розамунд избавиться от него в лучших традициях фильмов ужасов. В следующее мгновение в зале загорается свет, изо всех углов на него выскакивают знакомые лица, и летят конфетти из ручных петард.
[indent]— О господи! — прикладывая ладонь к груди, он отскакивает на полметра и принимается смеяться в такт визгам и пискам приглашённых, — Вы сошли с ума! Ты сошла с ума! — оборачиваясь к Рози, сгибающейся пополам от реакции мужчины, он игнорирует громкий смех девушки и берёт её лицо в ладони, целуя её туда, куда попадает.
[indent]Он старается ухватить взглядом всех участников массового заговора, но количество кидающихся на Холлика людей с объятиями, шутками и попытками оттянуть его уши двадцать девять раз сбивает мужчину с толку. [float=right]https://funkyimg.com/i/34jzu.gif[/float] Во всей суматохе Итану кажется, что он выцепляет рыжую макушку Саммер, но прежде чем увиденное оседает в сознании, очередной поздравитель стискивает его в душащее кольцо и стремится зацеловать в щеки, вызывая явный приступ негодования. Пожалуй, беспардонное вмешательство в личное пространство можно закинуть в копилку причин «почему не стоит праздновать свою старость», но на деле ему не настолько противно, насколько Итан корчит комедию.
[indent]Лицо Холлика загорается улыбкой в ту секунду, когда призрак Саммер О'Лири становится реальным человеком. Словно не веря собственным глазам, он разводит руками в сторону, качает головой в недоумении и только потом подаёт голос:
[indent]— Саммер О'Лири! — зеркаля возглас девушки, отзывается мужчина, — Я даже не могу придумать достойного ответа настолько я не позволял себе надеяться, что ты сможешь вырваться в Нью-Йорк! — неловко смеясь, он дергает себя за прядку волос и продолжает тянуть уголки губ в разные стороны, — Конечно, не думал. Я же не забыл с кем общаюсь, — поджимая губы, он тихо вздыхает и замолкает, не в силах подобрать слов от радости встречи.
[indent]Быстро оглядываясь по сторонам, Итан чувствует укол совести за свой скептицизм. Возможно, зря он похоронил этот праздник раньше времени, и сегодняшний день рожденья станет счастливым исключением из правил. Здесь собрались его самые близкие друзья, приятели, приехавшие из самого Бостона, даже Саммер смогла вырваться из бесконечного цикла путешествий! Он задерживает своё внимание на искрящейся напротив него О'Лири и понимает, что больше не может готовиться к худшему. Это будет самым настоящим неуважением к заботе и вниманию от его любимых людей.
[indent]— Я думаю тебе стоит подождать следующего года и оторваться на кому-то пошёл четвёртый десяток, — от внезапного осознания Холлик шлёпает ладонями по щекам и оттягивает кожу вниз, — Чёрт, ещё один год, и я точно не жилец, — мужчина помнил то время, когда тридцатилетние взрослые были сродни старикам в его глазах. Что же, скоро и он присоединится к клубу ветхих и покрывшихся пылью?
[indent]Девушка делает шаг навстречу, и Холлик стискивает её в объятьях в ответ.
[indent]— Если рост считается в ширину, то непременно, — оставляя ладони на её предплечьях, смеётся Итан. Пожалуй, что-что, а не замечать какой маленькой и хрупкой была Саммер в сравнении с ним – да вообще с кем угодно – он не сможет никогда.
[indent]— Не беспокойся. Большинство моих друзей – социальные кретины, так что негласное правило не заставлять произносить тосты здесь в силе, — он уже открывает рот, чтобы сказать девушке, что тоже скучал, как ловит движение в их сторону и инстинктивно оборачивается в её направлении, роняя руки по швам.
[indent]— Я в отчаянных попытках запомнить имена всех твоих приятелей из Бостона и пока что у меня выходит ужасно. Розамунд, а ты? — протягивая свободную от бокала шампанского руку девушке, оживлённо представляется Льюитт.
[indent]— Саммер. Я давно хотел вас представить, и, кажется, чудо свершилось, — взмахивая руками в воздухе, Итан настойчиво игнорирует тень удивления на лице Рози и аккуратно улыбается.
[indent]— А! Саммер. Я слышала о тебе очень много... интересных историй. Чудо, действительно, свершилось. Рада знакомству. Не хочу показаться преследовательницей с ножом, но нам всем стоит перебраться поближе к столам. Пойдёмте, сначала все сядут, а потом уже будем разбредаться, — настойчиво кивая в сторону главного зала, девушка тянет Холлика за ладонь.
[indent]— Идём, заодно представлю тебя всем, — зазывая О'Лири пригласительным жестом, Итан бросает короткий взгляд на Льюитт и отгоняет прочь странное ощущение, будто совершил непростительное преступление.
[indent]Они говорили о том, что произошло после их неудачного разговора с Саммер, и, пускай, Розамунд осталась при своём мнении, Холлику казалось, что это не было смертельным разногласием. К тому же, Льюитт самолично подтвердила, что общение с «бывшими» не было табу в их отношениях. Конечно, её история закончилась последствиями, которые пара расхлёбывала до сих пор, но мужчина отказывался верить в то, что за поведением Льюитт крылся молчаливый протест. Он спрашивал; по словам Рози, её встреча не была связана с его решением сохранить дружбу с Саммер, и Холлик не видел поводов не верить своей девушке.
[indent]Он старается посадить Саммер между собой и знакомыми ей лицами, чтобы на случай пропажи виновника торжества, О'Лири не чувствовала себя брошенной на произвол судьбы. Итан не сомневается, девушка найдёт о чём поговорить и с абсолютными незнакомцами, и всё же хочет облегчить ей жизнь насколько это возможно. Тем более, что спустя несколько минут, он и впрямь пропадает в направлении очередных приятелей, жаждущих поднять его над землёй.
[indent]— О Боже, мне кажется, это самый людный праздник за всю мою жизнь. Такое чувство, что мне исполнилось не двадцать девять, а сто. Как ты? Держишься? — падая рядом с О'Лири, выдыхает мужчина. Он не хотел показаться неблагодарным, но количество приглашённого народу превышало все возможные лимиты его общительности. Холлик любил большие компании. Правда, в мире Итана они ограничивались десятью фигурами, а здесь, по ощущениям, собралась добрая половина Нью-Йорка.
[indent]Он тянется к позабытому пять поздравлений назад стакану, делая маленький глоток и давясь в процессе.
[indent]— Что ещё? — забываясь, что ноют только слабаки, он пугается активно зазывающего на улицу Алекса и мотает головой в отрицании. Нет. Он не пойдёт. Он будет сидеть здесь и врастать в диван.
[indent]— Саммер, а ну помогай мне! — ему не приходится делать много усилий, чтобы поднять Итана с не успевшего нагреться места, — Пойдём с нами. Куртку только возьмите. Быстрее! — сколько бы Холлик ни старался, Алекс не раскалывается и продолжает повторять, что они увидят всё сами.
[indent]Перед тем как выйти наружу, Итан делает попытку найти Рози и позвать её с ними, но не успевает выцепить нужный силуэт за активными толчками в спину. Не застёгивая куртку, он выскакивает на парковку перед центром и вглядывается в темноту в поисках причины такой спешки.
[indent]— Честное слово, если на меня выпрыгнет какая-нибудь лажа из-за угла, я официально разведусь с тобой, — зыркая на друга, Итан скрещивает руки на груди.
[indent]— Саммер, ты слышала когда-нибудь как Итан орёт?
[indent]— Она знает, — прожигая его прищуром во второй раз, буркает Холлик.
[indent]Он собирается возмутиться, что Алекс опять придумал способ поиздеваться над ним даже в его день рожденья, открывает рот и не издаёт не звука, наконец-то находя повод, по которому они оказались снаружи. Из машины, припаркованной от них в нескольких метрах, вырастает невысокий женский силуэт, и, прежде чем тот оборачивается, Итан узнаёт кто это. Мужчина застывает на месте, дожидаясь, когда девушка обернётся в их сторону. В который раз за этот вечер Холлик разводит руками, спрашивая у Вселенной, что происходит.
[indent]— Сюприз, — задирая ладошки к лицу, наконец нарушает тишину Дэлайла.
[indent]— Что ты... Это твоих рук дело! — тыкая пальцем в смеющегося Алекса, он неодобрительно качает головой и спешным шагом идёт навстречу нежданной гостье, — Лили! Поверить не могу. Ты ведь сказала, что будешь в Калифорнии до марта. Это что интервенция по восстановлению моей веры в дни рожденья? — не дожидаясь ответа, Холлик поднимает девушку над полом и вторит тихому смешку собственным.
[indent]— Я могла сочинить, что застряла Нью-Хейвене у бабули, ты бы всё равно мне поверил. Прости, я официально худший гость, но, честное слово, у меня есть причина такому непристойному опозданию, — убирая ладони с плечей Итана, она смотрит за его спину и, замечая незнакомое лицо, спешно идёт к Саммер, — Кажется, я вижу новое лицо! Дэлайла. Лайла. Лили. Благодаря этим двум я слышала всё, — неловко потоптавшись на месте, девушка смеётся и заключает О'Лири в короткие объятья, — К чему всякое приличие, — продолжает щебетать Дэлайла.
[indent]Улыбаясь развернувшейся сценке, Итан слышит, как за его спиной что-то скребётся, оборачивается и подходит поближе к окну машины, чтобы убедиться, что ему не померещилось.
[indent]— Лил, почему... Ты что? Завела собаку? — оборачиваясь в сторону девушек, недоверчиво спрашивает Холлик.
[indent]— Чёрт! Нет! Опять он, — сотрясая воздух кулачками, по-доброму сокрушается Дэлайла, — Это моя причина опоздания, Итан. И... нет. Я не заводила собаку, — пряча руки за спиной, девушка покачивается из стороны в сторону в надежде, что всё станет и так понятно.
[indent]— Нет... нет! Ты? — его лицо проходит все степени отрицания от мотаний головой до поворотов от Лили к щенку и обратно к Лили, — Это? Это то, что я думаю? Ты серьёзно? Я... могу открыть дверь? — хватаясь за ручку, он всё же дожидается зелёного света.
[indent]— Да, Итан! Конечно! С днём рождения! — шлёпая ладонями впереди себя, улыбается девушка, — Ты же всегда хотел собаку, — правда, её уже никто не слышит.
[indent]Аккуратно мужчина тянет дверную ручку на себя, прикусывая губу, чтобы не запищать, как девчонка, как сказал бы Алекс. Впрочем, сохранить спокойствие у него получается ровно до тех пор, пока кудрявое существо не начинает активно вилять хвостом. Скатываясь к причитаниям мамочки-курицы, Холлик осторожно поднимает крохотное животное себе в руки и даже не замечает, как его глаза начинают слезиться.
[indent]— О боже, я, — взгляд на друзей, на собаку, опять на друзей, — Он такой чудесный! У него есть имя? Нам срочно надо придумать ему имя! Нет, вы посмотрите на него, — подходя к Саммер и Алексу, он чувствует, как щенок принимается облизывать ему руки и моментально смеётся, — Можно вы продолжите праздник без меня, а я поехал? — пересекаясь взглядами с О'Лири, он подносит животное поближе к ней, — Он такой мягкий и кудрявый. Да, сэр, вы весьма мягкий, и весьма кудрявый. Хватит облизывать мои пальцы. А! Ладно, продолжай облизывать, только не кусай, — понимая под издевательский комментарий Алекса, насколько комичен его голос, Итан громко вздыхает, — И мне даже не стыдно, — он оборачивается к Дэлайле и несколько раз благодарит девушку, стараясь приобнять её с собакой в руках.
[indent]Он забывает обо людях в здании, о том, что его, наверняка, потеряла половина приглашённых. Итан не задумывается об этом осознанно, однако ему достаточно трёх людей, столпившихся вокруг него и щенка, чтобы почувствовать, будто его день рожденья впервые удался. Рядом с ними он не замечает ни накопленной за последний месяц усталости, ни искреннего нежелания находиться в центре внимания. Он там, где должен быть, и не променял бы это мгновение ни на что другое.
[indent]Вновь смотря Саммер в глаза, он замечает, как щенок заинтересовался её персоной.
[indent]— Ну, конечно же, она лучше, чем я, и намного привлекательней, — не успокаиваясь вести диалог с собакой, поджимает губы Холлик, — Хочешь подержать? — как же он ошибался, полагая, что праздник будет катастрофой.

36

[indent]Наблюдая за своеобразным «конвейером» из людей, подходящих к Итану по мере освобождения очереди, она видит живую разницу реакций на всех остальных и на неё. И почему он, пусть и неосознанно, заставляет её мысленно вздёрнуть свой нос от гордости? Ей не хотелось переживать о том, что она могла бы быть лишней на этом вечере, тем более, прекрасно понимая – Итан Холлик был один, и точно также, как и рыжеволосая, ей захочется провести с ним максимум времени. Оглядываясь вокруг себя, и понимая, что единственный выход мужчины, был бы найти с десяток людей, да дать им оборотное зелье, как единственный шанс справиться со временем и количеством желающих поболтать с ним в одном месте.
[indent]— Я не могла не приехать, — качая головой из стороны в сторону, мягко добавляет волшебница на его очевидный восторг. На самом деле, читая текст на открытке, в первые секунды в сердце девушки закралось сомнение. Точно ли она должна быть там? Да, конечно, она уверено может назвать мужчину своим другом, несмотря на то, что происходило между ними ранее, – сдерживать свои чувства к нему было многим проще на расстоянии, – и знала, что он был бы счастлив видеть её на своем дне рождения, с другой стороны, будет ли это правильно? Там, где ей мог радоваться Холлик, другие могли заскрежетать зубами. И она думала не только о Розамунд, но даже успела поставить под сомнение желание его коллег встретиться с О'Лири повторно.
[indent]И всё же, легко догадаться, что ведьма смогла утихомирить свои буйные мысли, определить, что всегда может уйти раньше времени, если будет чувствовать себя дискомфортно под предлогом нового путешествия, должного начаться засветло; а то и вовсе выскользнуть незамеченной, тем более, когда здесь такая толпа людей.
[indent]— Не волнуйся, жили бы мы в средневековье – тогда твой возраст через год был бы проблемой, — О'Лири усмехается, —  Но только скажи, если почувствуешь себя старым, у меня есть пара решений, — начала бы она с мягких попыток намекнуть и напомнить о достоинствах мужчины, а закончила может быть тем, что капнула Холлику в кружку кофе немного омолаживающего зелья, чтобы ему было легче переживать четвертый десяток. Хотя, конечно, и сама Саммер понимала, о чём сейчас с прижатыми к лицу ладонями заявил Итан. В конце концов, несмотря на то, что возраст волшебников относительно немагов был «продлён», это не означало, что даже ведьма не думала о поезде, который вёз её слишком быстро.
[indent]Она осторожно стучит его по спине, стоит сказать про ширину – он совсем не менялся! Не успевает она и ответить, что кажется, придётся вставать на сторону кретинов, потому что отказываться от возможности воспользоваться своими талантами говорить одними комплиментами за короткий промежуток времени, как рядом оказывается та, которой представляться не нужно. О'Лири не меняется в дружелюбном лице, пусть и замолкает на момент, пока Розамунд говорит, а затем и вовсе обращает внимание на Саммер. Протянутая рука, и открытый рот, и она дёргает уголками губ, стоит не ей озвучит собственное имя.
[indent]— Не сомневаюсь, что ещё много я смогу рассказать и сама, — она то, как никто другой знала, о каких историй темноволосая девушка говорила, и честно говоря, О'Лири бы с радостью помогла ей о них забыть. Дело было не в том, что «забавные факты» о Саммер в чьих-то головах пугали и настораживали, однако, когда таковым человеком являлась девушка Итана? Ей повезло, что в О'Лири не было безумия, а то кто знает, что случилось бы, столкнись они в уборной, — Взаимно, Розамунд! Я тоже очень рада знакомству, — она звучит искренне, уверено пожимает её ладонь, ведёт себя как никогда мило; правда, это был один и тех моментов, когда происходящее на лице абсолютно не совпадает с ходом мысли. Она была бы рада. Ей ничего не стоило радоваться за чужое счастье.
[indent]Жаль, что не в их случае.
[indent]В прочем, кажется «взаимно» духовно отображалось не только на сердце самой Саммер – как бы ей не хотелось подумать, что ей показалось, но наблюдение со стороны давали ей понять многое. И всё же, не почувствовать себя третьей лишней? Пусть Розамунд предлагает пройти им в зал обоим, но почему-то Саммер кажется, что к ней она с этой просьбой обращается с чистой вежливостью, не более. Улыбка на лице О'Лири успевает поблекнуть, однако, тут же она тепло тянет уголки губ вверх обратно, кивая головой на слова мужчины. Она была рада, что несмотря на наличие отношений, и девушки, идущей по другую сторону от него, он всё равно не бросал ведьму на произвол судьбы. И даже тогда, когда ему пришлось оставить её в одиночестве, рыжеволосая всё равно не могла не заметить, как трепетно он пытался уберечь её от чувства брошенности тогда, когда знал лучше любого из присутствующих – нужно очень постараться, чтобы она почувствовала себя одинокой. Оказываясь познакомленной с людьми рядом, волшебница начала разгоняться от осторожного общения до более раскрытого, с достоинством замечая, как завладела вниманием несколько людей достаточно, чтобы те позабыли даже налить себе по новому бокалу шампанского; значит, оказалась не такой уж скучной.

let's talk about it over one more drink
- I think you should be alone with me -
'cause we don't have to be
                                                          lonely

[indent]В конце концов, всё же оказавшись наедине с собой на короткий промежуток времени, она не подавляет смешка, стоит рядом опуститься Холлику, явно уставшему от бесконечной череды людей вокруг себя. На озвученную мысль О'Лири с секунду смотрит на него не мигающим взглядом, а затем оживая, театрально оглядывает свои руки, и хлопает ладонями по коленкам:
[indent]— Извини, Бильбо, мне пришлось уничтожить твоё кольцо Всевластия, а вместе с ним и твою возможность исчезать с праздников дня рождения, когда тебе захочется. Может, успею выковать его заново как раз к твоим тридцати? — подмигнув Итану, она смеётся. Что она точно успела понять за время знакомства с ним – если ты хочешь поднять настроение мужчине, начни говорить на его «языке.» И пусть она только встала на путь изучения комиксов и популярных в мире немагов книг, ей хочется заметить, что ведьма делала кое-какие успехи.
[indent]Также, как и Итана, множество лишних телодвижений со стороны выхода привлекают её внимание. Она улыбается, смотря на Алекса, – честное слово, этот парень с самого начала вечера не мог вызвать на её лице ничего другого, – и стоит ему дать команду поднять Холлика, как она тут же проговаривает:
[indent]— Извини, но нам придётся. В свою защиту – магия социальных кретинов слишком хороша, ещё немного, и я кажется, превращусь в одну из них. Или уже? — кто знает, может среди них на самом деле, действительно, есть ещё один волшебник, о котором О'Лири не знает? Она знает как это работает – пару взмахов палочки вряд ли будут замечены кем-то здесь с верой в отсутствие магии в мире, а вот удивиться потом тому, что ты слишком расположен к людям, или, наоборот, они к тебе очень даже запросто, зная, откуда ноги растут.
[indent]В отличие от мужчины, в её голове не всплывает ничье имя в памяти, кто должен оказаться с ними во чтобы то ни стало на улице; она не решает идти против шансов получить простуду, и как и Итан, перехватывает своё пальто из гардероба, и быстро накидывая его на плечи, выскальзывает вслед за ним на улицу, где уже изрядно потемнело. Она вздыхает свежий воздух, почувствовав разницу шума, стоит двери за ними негромко хлопнуть. Пожалуй, несмотря не умение держаться в больших компаниях, и более того, чувствовать себя в них увереннее, она была бы совсем не против остаться здесь на подольше. Взгляд она кидает на Холлика, попутно начинающего возмущаться на друга, отчего Саммер лишь качает головой, усмехаясь. Именно так, и никак иначе.
[indent]— Но я никогда не прочь любого опыта, — кивая головой, рыжеволосая дёргает губы в полуулыбку, вроде как явно говоря  именно про вопли их общего друга; однако, лучше бы Итану не сталкиваться с ней взглядами.
[indent]Пандора, имея возможности общаться с большим количеством людей по всему свету разных возрастов, культур и сообществ, наловчилась знакомиться, меняя и себя. Свой тон, позы, как поклон или протянутая рука, манеру общения, подбираемые слова. В свою очередь, ей было нетрудно определить, что и сама она на первый взгляд могла вызывать у людей, – если они, конечно, не задумывали обмануть её с самого начала, – как и понять, подходит она им или нет. Намерено набиваться в друзья она не была готова к тем, кому она не сдалась, точно также, как и отбивать заинтересованных. Во многом всё сильно изменилось с возрастом, ведь ещё несколько лет назад О'Лири могла пользоваться своим положением и знанием, специально подбирая подходящих людей в своё окружение.
[indent]Дэлайла сильно отличалась от, возможно, не многих, но точно той, с кем Саммер сравнивала людей на протяжении всего вечера. Хватает одной реакции Итана на девушку, и заканчивая тем, как приветливо и доброжелательно она обращается к самой ведьме, а то и больше, вишенкой сжимая её в коротких, но добрых объятиях:
[indent]— Нечестно, меня все знают? Саммер! Сэм? И любые вариации, которые придут к тебе в голову. Я рада знакомству, Дэлайла! — она выдерживает паузу, пытаясь высмотреть за спиной девушки, лица мужчин, — Честное слово, я беспокоюсь за расходящиеся истории вокруг меня. Надеюсь, ничего криминального, пусть это и моя лучшая часть, — потому что кто, как не Итан несколько раз намекал ей на то, что чем она занимается, является не слишком законным? А птица на её балконе? Не стоит думать о том, что волшебница упустила из виду настороженность Холлика; если ему наличие ястреба показалось странным, то вряд ли только ему одному. С Лайлой она почувствовала ту теплоту, которая отсутствовала при знакомстве с Розамунд; пожалуй, таких друзей ей бы куда больше хотелось видеть рядом с мужчиной.
[indent]Тем более, когда происходит то, что происходит. С удивлением она тянет шею, чуть ли не готовясь приподняться на носочках, чтобы проследить за ходом мысли людей; собака! Она подарила ему собаку? О'Лири складывает ладони вместе, посмеиваясь себе под нос, несколько раз повторяя лучезарные слова, как «чудесно» и «это так прекрасно», прекрасно понимая, что такое обзавестись долгожданным другом. Она любила собак, и видела, как сильно они могли повлиять на человеческую натуру; правда, сама бы скорее завела себе шишугу, как это сделали одни её близкие друзья несколько лет назад. Да ещё и один из них поднял шумиху об отрезанных хвостах.
[indent]— Я что сплю и это лучший сон? — наклоняясь к Алексу, негромко произносит волшебница, наблюдая за картиной разговаривающего с псом Холлика, — Я бы очень хотела помочь с выбором имени, но кроме очевидного, ничего не приходит на ум, — она смеётся над прилетающим следом «Curly», а затем качает головой, — Ну-ка, вопрос на знание любимых комиксов – есть ли там кто-то такой же кудрявый, и хороший? — она осторожно ткнула щенка пальцем сначала в бок, а потом сжала пальцами его лапку несколько раз, пытаясь словить реакцию, — Итан не обманывает – это самое мягкое, что я когда-нибудь трогала в своей жизни, — подтверждая факт с серьёзным выражением лица, она стягивает руки на груди, и чуть наклоняет голову в бок, наблюдая за продолжением чудесной картины. Всё это время она видела улыбку на лице Холлика: в общении с друзьями и своей девушкой, отвлекаясь на все придуманные для него вещи в помещении позади них, горы подарков, и всё же, не подумать, что сейчас она была самой искренней? О'Лири бы хотела, чтобы именно таких моментов в его жизни было больше.
[indent]— Сомневаюсь, от меня просто пахнет курицей, — правда, несмотря на лёгкое отмахивание от комплимента словами, не почувствовать приятный трепет? — Что? Конечно! — она делает шаг вперёд, и раскрывая ладони, осторожно перенимает на себя маленькую плюшевую собачку, Пандора и сама не сдерживает короткого писка, наклоняясь лицом к щенку, — Как называется это порода? — стараясь одновременно и погладить, и почесать, и устроить небольшой интерактив с кудрявым чудом на руках, она восторженно смеётся, — Он чудесный! И смотри, такой же кудрявый как и ты! Уверена, это не спроста, — она кидает взгляд на Лайлу, продолжая смеяться; кажется, какой хозяин, такое и животное, теперь точно можно считать подтвержденным?
[indent]— Эй, Итан, а где твой фотоаппарат? — продолжая играть с псом, отводя от него глаза на короткое мгновение, [float=right]https://funkyimg.com/i/34AyG.gif https://funkyimg.com/i/34AyH.gif[/float]спрашивает Саммер, — Уверена, для полноты картины тебе нужна фотокарточка с «подарком» и дарителем! — она делает паузу, — И Алексом, — а то негоже, он ведь тоже причастен к появлению девушки здесь, что немало значит, пусть волшебница говорит это вовсе не с этими мыслями.
[indent]Уже готовая развернуться вокруг своей оси, она ровняется с Холликом, и наклоняясь к щенку поближе, но так, чтобы слышал и мужчина, проговаривает:
[indent]— Ты отличных размеров, мой дружок. Рич был бы рад с тобой познакомиться, — и прежде, чем её обвинят в том, что она не собрала и не прыгнула на костер поблизости, громко добавляет, — Я шучу! Шучу, честное слово! — и вновь сбавляя тон, хихикая, продолжает, — Он уже таких пробовал. Ему не понравилось, — и если кто-то подумал, что у неё нет души – она даже не будет отнекиваться; всё равно ведь не поверят.

37

[indent]Для исключительно положительного героя, Итан Холлик частенько воображал худшие сценарии. Впрочем, спросите его самого, мужчина бы никогда не обозвал себя «хорошим» и, уж тем более, «героем». В лучшем случае, Итан виделся себе серой массой, персонажем второго плана, существовавшим в обесцвеченном коридоре между светлым и тёмным. Да, он стремился поступать от доброго сердца, но сколько раз это доброе сердце играло с ним злую шутку? А Холлик никогда не верил, что хорошие намерения пересиливали отрицательный результат.
[indent]Ему стоило довериться своим друзьям, а вместо этого мужчина трубил панику всю дорогу от квартиры до неизвестной локации, и пускай, он не произносил о своих подозрениях будущей катастрофы вслух, Итан постепенно понимал отчего настроение Розамунд качалось от плохого к ужасному. Прошёл месяц, а Холлик так и не оставил случившееся в прошлом. Что уж говорить, даже ситуация с Саммер О'Лири была «жива», будто только вчера девушка хлопнула дверью его машины, перечеркнув возможность их общения в будущем. Она могла стоять напротив него сейчас, улыбаясь широкой улыбкой, но Итан не переставал бороться с навязчивым предчувствием, что они ещё вернуться к этому разговору.
[indent]Нет, он был кем угодно, но не положительным героем. Он просто хорошо прикидывался таковым.
[indent]— У меня есть идея, только если я произнесу её вслух, кое-кто отберёт у меня подарок, — прижимая щенка к себе, Итан невзначай косится в сторону Дэлайлы и шепчет тише, — Альф, — реакции со стороны не приходится ждать долго.
[indent]— Итан! Ты хочешь чтобы он был милым псом или чтобы он ел ножки от диванов? И котов! У имени есть энергия, — сотрясая воздух в бесполезной попытке остановить неостановимое, девушка заведомо вздыхает и качает головой.
[indent]— Может быть, мне назвать его Марвин Гэй? — язвительно щурясь, отзывается мужчина.
[indent]— О господи. Альф. Пожалуйста, назови его Альф, пока твоя прыткая фантазия не придумала что-нибудь ещё лучше, — смеясь, Дэлайла шлёпает ладонями по голове и встряхивает ими в воздухе, изображая безмолвный разговор с небесами.
[indent]Да-да, Итан Холлик всё ещё неисправим. За год ничего не изменилось. Смеясь от сокрушающейся гримасы девушки, мужчина чувствует очередной укол совести за то, что с ними нет главного организатора торжества. Конечно, всегда можно оправдаться – он пытался её найти, но Итан понимает, что недостаточно. А, может, в глубине души он хотел, чтобы Розамунд не нашлась. Так он мог не думать в каком свете девушка посмотрит на «забавную» компанию, собравшуюся на парковке, а ему не придётся делить свои эмоции напополам, чтобы не вызвать сейсмической активности по возвращение домой.
[indent]Ловя себя на этой мысли, Итан инстинктивно хмурится и трясёт головой, лишь ухудшая угрызения совести.
[indent]— Значит, Альф. Не могу же я спорить с дарящей стороной, — морща нос, Холлик пожимает плечами, улыбается и громко смеётся от повторяющей его кривляния Дэлайлы. Странное балансирование между собственной головой, упрекающей его за каждую улыбку, и искренней радостью становится практически терпимым.
[indent]К тому же, окружающие не дают Итану расслышать внутренний голос слишком чётко. С энтузиазмом Холлик вручает щенка в ладони О'Лири и улыбается шире прежнего. Он подозревал, что девушка испытывала тёплые чувства к животным, учитывая, что она умудрилась приручить хищную птицу; и всё же видеть подтверждение в настоящем было многим приятней. Итан искренне верил, что ненавистники животных – тайные маньяки и социопаты. Теперь Саммер О'Лири можно было раз и навсегда вычеркнуть из списка подозреваемых.
[indent]— Если я не ошибаюсь, это... лабрадудель, — поворачиваясь к Дэлайле, чтобы получить подтверждение, отзывается мужчина, — Помесь лабрадора и пуделя. Судя по тому, как зловеще улыбается Лайла, подозреваю, что в его внешнем виде кроется очень жирный намёк, — хмыкая, качает головой Итан. Он не собирался отрицать. К тому же, в отличие от Саммер, большинство собравшихся видели что творилось с его головой, когда волосы Холлика высыхали без его своевременного вмешательства; он ещё посоревнуется с Альфом в звании самого кудрявого.
[indent]Итан не успевает отреагировать на вопрос о фотоаппарате, как Алекс вскрикивает и бежит в сторону входа в развлекательный комплекс. Всё, что Холлик успевает, это крикнуть местоположение камеры и обернуться к девушкам, пожимая плечами. Что-что, а кому-то среди них всех точно не требовался алкоголь, чтобы вести себя так, будто у него зудело шило в заднем проходе.
[indent]Задерживая внимание на углу здания, за которым скрылся Александр, Итан аккуратно улыбается. Он гордился тем, как сильно изменился друг за прошедшие месяцы, и стыдился как много ему потребовалось времени, чтобы в это поверить. Ещё пару лет назад день рожденья бы закончился очередным срывом, а теперь Фитцджеральд держался, как бы сложно это ни было. Почему Итан постоянно ждал от людей худшего? Почему вечно красил их главными злодеями его жизни? Срыв от Алекса. Гневная тирада от Саммер. Плохое настроение Рози. Никто из них не давал поводов, что сегодня всё пойдёт не так, а он продолжал подозревать их.
[indent]К счастью, Саммер отвлекает его от очередного путешествия в страну самокопания.
[indent]— Так! Кажется, Альф очень соскучился по своему хозяину, — театрально округляя глаза на девушку, гневается Холлик и аккуратно выуживает щенка обратно себе, — Я не удивлюсь, если твой Рич способен сожрать тебя, — раздувая ноздри, кривляется мужчина, — или скорей меня. Я видел, как он смотрел в мою сторону. Это было недобро! — он шутит. Или нет. Так или иначе, птица-демон оставила на нём неизгладимое впечатление.
[indent]— Рич? — тактично вмешивается Дэйлайла, любопытно щурясь.
[indent]— О, я в этом разговоре не участвую, — задирая одну ладонь в воздух, отнекивается Итан, — Вам найдётся о чём поговорить. Чтобы ты знала, кто перед тобой находится, Саммер: эта дама заставила нас с Алексом вытаскивать застрявшего в ущелье горного козла! Потому что: «Как же так, он же умрёт там!» — громкий вздох, — Козёл был спасён. После того, как мы спустились туда, он гордо выпрыгнул из ущелья самостоятельно, — красноречивый кивок.
[indent]Беспокоясь за щенка, Итан расстёгивает куртку не до конца и делает из неё своеобразную сумку. Проходит несколько минут, прежде чем отсутствие Алекса в периметре становится ощутимым, отчего Дэлайла предлагает отправится на его поиски. Они ждут ещё немного, и в момент, когда девушка собирается уйти, мужская фигура бежит в их сторону с высоко задранной камерой.
[indent]— Я обыскался его! Кто-то решил стать фотографом вечера, — объясняется Алекс, принимаясь громко причитать, — Так! Давайте я вас быстро сфоткаю, и пойдём обратно. Тусовка в самом разгаре, а мы тухнем на улице, — Итан пытается предложить сняться по-очереди, но Фитцджеральд настойчиво отнекивается.
[indent]Сдаваясь переубедить друга, он подзывает Дэйлайлу к ним с Саммер и осторожно приобнимает обеих за плечи, игнорируя пугающие звоночки в лице человека напротив. Он ведь только что ругал себя за воображение худшего, читал самому себе нотации о том, как надо верить в людей и в лучшие исходы. Итан повторяет себе, что предчувствие – всего лишь его личная паранойя.
[indent]По парковке разносится команда улыбаться, и за секунду до вспышки Холлик дергается от летящего в него пальца, издавая что-то между смешком и писком.
[indent]— А потом мне говорят: Итан, почему у тебя нет нормальных снимков? Потому что у меня нет нормальных друзей, — смеясь, он оглядывает двух девушек в поисках виновника и на всякий случай качает головой на обеих.
[indent]Итан вновь смотрит на Алекса и уже не может прогнать «паранойю» прочь. Он знает это лицо. Он видел его слишком много раз, чтобы не узнать, но в попытке законсервировать короткое ощущение счастья в стеклянной банке, Холлик врёт самому себе, что не узнал. Как бы упрямо он не поджидал катастрофы за ближайшим поворотом, в глубине души Итан всегда ждал, что Вселенная докажет ему обратное. Он почти поверил, что сегодня так и будет.


IT'S CRAZY WHEN
t h e   t h i n g
you love the most i s   t h e   d e t r i m e n t
let that sink in


[indent]К сожалению, зря.
[indent]И каждый новый раз Итан Холлик находит себя посреди шторма с единственным вопросом: «Что он упустил?» Кажется, ещё мгновением раньше они стоят на улице, заливаются смехом и вспоминают о забавных животных историях, а в следующую секунду первый красный флаг мелькает на горизонте, и всё стремительно идёт под откос до тех пор, пока всё, что Холлику остаётся – это удивляться каким образом можно упасть с высоты лучшего дня до очередного дурного воспоминания за такой маленький отрезок времени.
[indent]Первое время у него получается поддерживать иллюзию нормальности. Он не обращает внимания на Алекса, то и дело пропадающего с горизонта. Извиняется перед Розамунд, не нашедшей своего молодого человека для выдуманного конкурса. Итан даже успевает задуть свечки на праздничном торте, уворачиваясь от роковой руки Хантера и отвечая приятелю той же монетой воткнутого в торт лица. Это почти спасает ситуацию, правда, лицо обычно поддерживающей детские начинания Льюитт складывается в поджатую улыбку, и тяжесть на душе возвращается так быстро, словно никуда и не пропадала. После этого поддерживать иллюзию нормальности становится непосильной задачей.
[indent]Ненавязчиво Итан прячется от конкурсов, а затем и от людей, которые пытаются выяснить, почему Итан прячется от конкурсов. Настойчиво мужчина избегает Алекса, надеясь, что просто не увидит того с припрятанным стаканом шампанского или фляжкой «на чёрный день», но в какой-то момент Фитцджеральд забывает о том, что должен прятаться, и избегать его также легко, как притворяться, что всё в порядке. Изредка мужчина выискивает Саммер, коллег с работы и Дэлайлу в толпе совсем не близких ему лиц, и позволяет себе порадоваться хотя бы за них. В какой-то момент Холлик обещает себе просто пережить этот вечер пассивным зрителем и забыть его, как страшный сон. Увы, пассивным зрителем он перестаёт быть в момент, когда открывшая в себе жилу тамады Розамунд чуть не валится с барной стойки, с которой вещала.
[indent]Спешным рывком Итан находит себя у девушки, уводя её в сторону вопреки короткому сопротивлению.
[indent]— Рози, Роуз, посмотри на меня, — подзывая её за щеку, Холлик пытается поймать её полу-плывущий взгляд, — Тебе не кажется, что самое время притормозить? — стараясь смягчить свои интонации со всех углов, шепчет Итан.
[indent]— Потому что... я разогналась?
[indent]— Ты только что чуть не упала с барной стойки. И, вообще, с каких пор ты покоряешь барные стойки? — хмурясь, с недоверием интересуется мужчина.
[indent]— Теперь это приступление? Итан, я поняла, ты не хочешь быть здесь. Мой праздник – дерьмо. Мои таланты организатора – тоже. Можно я проведу хорошо время без твоих замечаний? — её голос становится громче, отчего голос Холлика становится ещё тише.
[indent]— Роуз, господи, я просто не хочу, чтобы ты сломала себе ногу! Я хочу быть здесь. Ты... Просто... Ты ведь знаешь, что я теряюсь от огромных компаний, что вовсе не значит, что мне что-то не нравится. Я всё ещё прекрасно провожу время, — нервно улыбаясь, он делает шаг навстречу, но получает движение назад в ответ.
[indent]— О да, это я заметила. С избранными тебе, разумеется, весело, — от неожиданности Холлик даже теряет дар речи, а когда находит, человеческое тело врезается в него, перерезая все шансы закончить этот диалог без всеобщего внимательного участия.
[indent]— Ита-а-а-ан! Не ссорьтесь! Ведь такой прекрасный праздник. Твоя девушка такая молодец! — посторонние пальцы стараются поймать его за щёки, сдавливая их.
[indent]— Алекс, прекрати, — он его не слышит. Итан дергается прочь, Александр продолжает напирать. Итан повторяет просьбу, кажется, ещё сильней подначивая парня.
[indent]— Господи, Итан, прекрати корчить из себя страдальца, он всего-лишь выпил с нами пару стопок, а не убил кого-то, — Холлик перестаёт сопротивляться, замирая в ошарашенной позе. Пользуясь моментом Алекс наконец-то хватает его за щёки и громко кричит:
[indent]— Какие мы недовольные! Бу-бу-бу! — всё происходит так быстро, что Итан осознаёт события уже после того, как они вызывают белеющие лица у гостей. Не справившийся с равновесием Фитцджеральд бормочет что-то с пола, но едва ли кто-то может его расслышать за резкой сменой громкости голоса самого Холлика.
[indent]— Он с вами что?! И тебе не вспомнилось, о чём мы говорили? Рози, какого?! — всплескивая руками в воздухе, он трясёт головой в непонимании.
[indent]— Я не подумала, Итан! Сделай меня виноватой ещё и в этом! — то ли раздражаясь, то ли пугаясь, реагирует в той же громкой манере Льюитт.
[indent]— Роуз, что? Я не... Я не говорю, что ты виновата, но ты могла хотя бы остановить его. Сказать мне. Сделать хоть что-нибудь, а не стоять рядом, — чувствуя взгляды со стороны, Итан значительно убавляет децибелы. Лежащее на полу тело старается подползти к ним, отчего он дёргается прочь, чеканя что-то сквозь зубы.
[indent]— Знаешь что? Я поняла. Всё было хорошо, пока меня здесь не было. Пойду, избавлю тебя от главной проблемы, — толкая мужчину в грудь, она разворачивается на сто восемьдесят и нервно вышагивает к выходу.
[indent]Итан мгновенно дёргается следом, замечает внезапное сопротивление в плече и выдергивает его с силой, предлагая вставшему на ноги Фитцджеральду гореть в аду. Он тратит несколько драгоценных секунд на то, чтобы одарить Алекса красноречивым взглядом, отчего, оказываясь снаружи в одной рубашке, успевает лишь проводить такси Розамунд, уезжающей в закат.
[indent]Громко выдыхая, Холлик прикладывает ладонь ко лбу и стоит обездвижено пару мгновений, прежде чем внутренний голос напоминает о себе. Он даже не может сказать, что из всего – по-настоящему худшее. Оборачиваясь на развлекательный комплекс, Итан понимает, что, так или иначе, ему придётся вернуться в него за собакой и кошельком; и, наверное, чем раньше, тем лучше, пока он не осознал охват катастрофы в полном размере. Холлик пытается заставить себя пойти, но сталкивается с парализующим сопротивлением во всём теле.
[indent]Самое время подумать, что ещё пару часов назад они делали фотографии и искали имя Альфу на этом же месте. Зря он придумывал худшие сценарии? Лучше бы не прекращал. Может быть, катаклизм был бы не таких масштабов.

38

[indent]Когда-нибудь она тоже хотела бы завести собаку. Кого угодно! Стоя на улице, среди ребят, и поглядывая на живую плюшевую игрушку, О'Лири не могла сдерживать широкую улыбку, как и уходящие в сторону домашних животных мыслей. Волшебница понимала, что она уже не в том возрасте, чтобы спрашивать совета у взрослых – а надо, а можно? И всё же, была достаточно ответственной, чтобы осознавать, что на данном этапе жизни, с непрекращающимися переездами с места на место, и неизвестности, где ведьма будет завтрашним днём, сложно предполагать, какой зверь, кроме как уже имеющегося, выживет в таких условиях. Представить только шишугу в её руках, и вроде бы, пока вы располагаетесь в лагерях, да сидите на ровном месте – это сработает. Однако, что делать в те моменты, когда тебя вот-вот готов раздавить своей дубиной не слишком жалующий гостей в доме огр? Пёс был бы только помехой, и там, где О'Лири могла бы отмахнуться и сказать, что всё будет в порядке, знавала она нескольких человек, кто был бы против. И, к сожалению, все они путешествовали вместе с ней.
[indent]От этих мыслей лишь оставалось поджать губы, и слушать о выборе имени, тем более, что дебаты перед её глазами разворачивались нешуточные. Пытаясь вспомнить и определить, чьи имена они называли и с кем сравнивали, О'Лири лишь смогла усмехнуться на американском певце, активно популярном и в доме на юге. Хотя, ещё больше её позабавила вера Дэлайлы в энергию, вложенную в имена; в такие моменты Саммер особенно сильно жалела, что люди вокруг неё знают только верхушку айсберга. Она даже подумала, что была бы совсем не прочь поднять эту тему с девушкой позднее ещё раз.
[indent]Не успевает она нежно прошептать комочку шерсти на ушко, каким соусом она бы его приправила, Итан тут как тут оказывается совсем близко, выуживая щенка из её рук. О'Лири даже на мгновение выглядит оскорбленной – а она думала, что между ними было заложено доверие, но тут же перестаёт строить из себя жертву, не сдерживая смешок себе под нос:
[indent]— Конечно, тебя. После вашей с ним встречи щелкал клювом, и я готова поклясться, что смогла различить «Я бы съел его ноги», — продолжает она ещё более заговорщически, с прищуром смотря на Холлика. Волшебница-то видела, как птица с радостью расклёвывала остатки прожаренных кроликов, которых команда приключенцев ловила в качестве обеда, когда особого выбора не оставалось. Однако, как только в разговор невзначай вписывается Дэлайла, Саммер вспоминает, что сам Итан упоминал, что не для всех наличие ястреба на балконе является нормальной практикой. Ведьма прокашливается, мнется с мгновение, и с большим удовольствием выслушивает историю о спасательной операции копытного, которому помощь не нужна, чем озвучивает, кто такой Рич.
[indent]— Я бы посмотрела на ваши лица, когда вильнув пятой точкой, от вас ускакал козёл, — девушка смеётся, качнув головой из стороны в сторону, — Я тебе потом расскажу, — всё же не оставляя без внимание её вопрос, неловко произносит О'Лири, в какой-то мере понадеявшись, что Лайла забудет об этом диалоге.
[indent]В отличие от Холлика, за разговорами она не слишком замечает, как проходит время, как и отсутствие Алекса. Разве что делает попытку согреть свои ладони быстрым растирающим движением, даже немного пожалев о том, что пугала мужчину желанием съесть его нового пса; тот был не только мягким, но и тёплым. Отличная грелка.
[indent] — Алекс, давай я, — успевает только проговорить волшебница, предполагая, что камеры немагов ничуть не отличались от того, какие колдографии делали по итогу и в магическом мире, однако, её желание прерывают также быстро, как она вообще об этом заговаривают. Не возмущавшись более – себе может быть дороже, если фотоаппараты, всё-таки, другие, – и тепло улыбаясь, она встаёт рядом с Итаном, лишь делая немного качнувшись, оказываясь ещё ближе, стоит его ладони лечь на плечо девушки. Широко она улыбается, смотря в камеру, а в глазах её блестит недобрый огонек. Сначала медленно, а затем одним резким тычком вкалывает щеку Холлика, тут же роняя свою ладонь по шву, слыша необходимый щелчок, так и не переставая улыбаться до последнего, довольствуясь звуковым результатом. Подумать о том, что мужчина не прокомментирует это было бы глупо, однако, на лице О'Лири не проскальзывает ни единой виноватой эмоции, и даже больше – она дёргает головой из стороны в сторону, раскидывая волосы по своим плечам, и смотрит то за друга, то широко раскрыв глаза на Дэлайлу, приговаривая:
[indent]— Не понимаю, о чем ты! Может... полтергейст? — строя из себя самого невиновного человека на свете, О'Лири шумно смеется, начиная двигаться в сторону входа, неспешно толкнув мужчину в плечо, и подмигнув ему. Чуть тише она лишь добавляет:
[indent]— Тем более, никто ведь не смог стереть улыбчивое выражение твоего лица, так что, — пауза, — Все в плюсе, — улыбка ещё шире; и О'Лири думает о том, что эти минуты нахождения на улице маленькой группой людей, как раз то, что ей было нужно изначально.


It's not like I wanted to be the one holding your hand or anything [I do], I just didn't want her holding it.


[indent]Жаль, что всему наступает конец?
[indent]Саммер О'Лири хорошо умела держаться на людях, отчего большинству незнакомцев было легко вложить в голову мысль о лёгкости характера, безграничной возможности общения и искренней улыбки на губах. Не сказать, что всё увиденное кем-либо было ложью; вовсе нет, в конце концов, рыжеволосая ведьма всё ещё ценила своё окружение, и их круги общения. Здесь собрались люди, так или иначе, знающие и видевшие Итана многим чаще самой американки, и ей было не всё равно знать, что они о ней подумают, и какое впечатление она оставит о себе в будущем в их головах. К тому же, чем дальше шёл вечер, тем проще становилось подобраться к тем, для кого он значил очень много.
[indent]Ей не слишком давали скучать тогда, когда она оставалась одна. Саммер была благодарна Дэлайле, продолжавшей находиться рядом на протяжении вечера. Первое впечатление о человеке было важным, и ей было приятно думать, что ведьма не казалась ей «слишком» в каком-либо из смыслов, которые успевали увидеть в самой О'Лири люди, отвечая ей обратным, и широко широко улыбаясь, не без любопытства интересуясь мнением Лайлы, – она ведь обещала поднять тему энергии в именах, – и делясь своим собственным. С ней также, как и с Итаном, было просто общаться. Про себя же волшебница отмечала, что прекрасно понимала по какой причине они были близкими друзьями.
[indent]Куда больше вопросов в ней вызывала Розамунд.
[indent]Ведь рыжеволосая пыталась найти в девушке плюсы, несмотря на субъективное мнение благодаря чувствам, которые она испытывала к мужчине. Только она хваталась за одно, как ей тут же хотелось потрясти головой из стороны в сторону, думая «Ну нет же, это совсем не для Итана!» За примером, – оставшись одной, давно проводив спину Дэлайлы тоскливым взглядом, она оглядывает зал, наполненный шумом и людьми, выяснив немного информации о которых, Саммер могла отдать зуб за то, что часть из них приходились Итану абсолютно... никем, – далеко ходить не пришлось. Пусть рыжеволосая не могла похвастаться годами знакомства с мужчиной, и всё же, даже за сегодня она услышала достаточно звоночков, говорящих о том, что Холлик был не рьяным фанатом бесконечного общения, и предпочитал праздники в более меньшем кругу людей. Риторический вопрос, служащий и ответом – на скольких днях рождения присутствовала Розамунд, чтобы узнать об этом?
[indent]И таких деталей было с десяток, и всё, что оставалось делать Саммер – ненавязчиво наблюдать за ней, чтобы выявить ещё большее количество недостатков. О'Лири хмурит брови, тихо вздыхая, глуша возникший в голове вопрос, преследующий её с декабря прошлого года. Не ей судить, по какой причине Холлик выбрал именно её; и всё-таки, она не могла не возвращаться к этой мысли из раза в раз, особенно, сегодня.
[indent]После вопроса Дэлайлы, волшебница не могла отделаться от чувства, что не видит корня проблемы, отчего ещё чаще старается ухватиться взглядом за Итана, то и дело пропадающего из поля зрения. Ей хочется верить, что он всё равно хорошо проводит время, но как долго можно верить в это, особенно, при неожиданно разворачивающейся сцены прямо на глазах у всех гостей?
[indent]Она стояла совсем рядом. Достаточно близко, чтобы потенциально видеть переживание на лице Итана и его попытки не разжигать конфликт там, где его никто не ждал, видеть явно нетрезвый взгляд собеседни... ков. Бессознательно она дёргается вперёд на полшага, стоило Алексу оказаться на земле, и всё же, остаётся стоять на месте до окончания всего разговора, и финальной сцены вылетающей из здания Розамунд. Торопливо она подходит к Алексу, уточняя, в порядке ли он, и только затем ловит сдавливающее сердце чувство несправедливости по отношению к Итану.
[indent]Конфликты преследовали людей и это было нормально; другое дело, что не всегда было легко смотреть со стороны на то, когда близкий тебе человек начинает тонуть там, где даже не боялся глубины. Прокручивая в голове чужой диалог так, словно сама была его частью, неожиданно для себя она с печалью вздыхает, но только потому, что понимает – праздник для Итана Холлика на сегодня закончился. По крайней мере, даже ей было сложно поверить в то, что мужчина вернется, и как ни в чём не бывало, продолжит веселиться. Ведь как сказала Розамунд? Избавила его от проблем.
[indent]«Или осталась эпицентром, даже уехав,» — прыснув, думает про себя Саммер, сжав неосознанно свои кулачки, и уверено кивнув головой. За одно мгновение Пандора в своей голове приходит к логической цепочке, принимаясь к исполнению плана. Оборачиваясь вокруг своей оси, О'Лири перекидывает через локоть куртку мужчины, и тратит ещё немного времени, вылавливая Альфа, и мягко улыбнувшись собаке, со всей осторожностью прижимает его к себе. Саммер проскакивает мимо людей, торопливо улыбаясь каждому, с кем сталкивается взглядом; ей не нужно никому ничего объяснять, эти люди возможно видят её первый и последний раз в жизни. На мгновение она задерживает дыхание – что если он уехал? Однако, стоит ей увидеть стоящего на улице мужчину, она тут же ускоряет шаг, толкая боком дверь центра.
[indent]— Итан, —негромко Саммер зовёт его, теряя всю торопливость, стоит ей оказаться на улице. Она задирает голову вверх, и приподнимает плечи, стоит прохладному ветру пройтись по её спине, — Я подумала, ты... — голос О'Лири смягчается, — Я принесла твою куртку, — пауза, и она немного приподнимает щенка на руках, — И Альфа. Не пойми меня неправильно, мне показалось, ты вряд ли захотел бы вернуться назад, — она мешкает, ещё тише добавляя, — Я бы вряд ли захотела, — и придерживая Альфа, она протягивает его мужчине, прежде, чем это место вновь охватит чёрный юмор, которого никто не ждёт. Вслед идёт и куртка, и Саммер складывает губы в поддерживающую улыбку, стараясь заглянуть мужчине в глаза. Ей было важно, чтобы он понимал – она здесь, она хочет помочь ему. Правда, О'Лири никто не учил, как правильно это делать.
[indent]— Итан, мне так жаль. Жаль, что твой день рождения заканчивается... так, — она осторожно касается его плеча. Ей не нужно задавать прямой вопрос о том, куда делась Розамунд, чтобы понять. Она хмурится, смотря в даль по дороге, словно вслед невидимому уехавшему автомобилю с девушкой внутри, — Тебе не кажется... Что это было слишком? — О'Лири почти не делает паузу, объясняя, к чему был её вопрос, — В смысле, я понимаю, что никто не защищен от конфликтов, и все мы перебарщивали с вином, и всё же, то, как она с тобой разговаривала, и что именно говорила, я... я думаю, она не права, Итан. Возможно, это и не такая плохая идея была ей уехать и выдохнуть от своих мыслей, — О'Лири смотрит на него серьёзно, дёргая плечами и выпрямляя спину. Иногда ведь людям не хватало этого – так казалось Саммер. Ведь за светлой пеленой ты можешь совсем не заметить острых углов; она просто хотела, чтобы он на них не наткнулся.
[indent]И всё же, должна была сказать, что между ними всё наладиться.
[indent]Святой Салем, как же она хотела его защитить, оказаться так близко, как только было возможно, окутав его своим теплом; хотела, чтобы он увидел это в ней.
[indent]— Слушай! А может к Дьяволу всё это? — внезапно чеканит О'Лири, тряхнув рыжей гривой, и отмахнувшись от центра развлечений, — Этот праздник ещё можно спасти, и кто, как не я могу помочь тебе? Давай уйдём отсюда вместе, прогуляемся по Нью-Йорку, а то и вовсе, найдём где перекусить гамбургеров? — широко она улыбается, делая шаг вперёд, говоря это со всем энтузиазмом, который у неё был.
[indent]У неё ведь всегда было впечатление, что они были подкинуты друг другу судьбой. А происходящее сейчас, очень даже походило на один из моментов, когда нужно было сделать шаг вперёд. Она и сделала.

39

I think that we're all mentally ill. Those of us outside the asylums only hide it a little better – and maybe not all that much better after all.
[indent]Когда-то Итан Холлик был уверен, что вместе с Нью-Йорком он оставит позади себя худшие из дней. Как показывал опыт, не имело значения где и с кем он находился, привет из прошлого всегда находил способ ударить под дых, стоит только отвлечься. Был то отец, Алекс или Розамунд, кто-нибудь обязательно возвращал его туда, откуда Итан так отчаянно пытался выбраться. И он бы хотел сказать, что искал виноватого за пределами отражения в зеркале, только единичной константой в жизни Холлика оставался он сам.
[indent]Может быть, он подсознательно стремился окружать тикающими бомбами замедленного действия, а, может, Итан Холлик обладал исключительной аурой, способной довести кого угодно. Сказать по правде, он никогда не задумывался почему это происходило именно с ним. Надеялся, что не произойдёт. Делал всё, что в его силах, чтобы избежать этого. Но ответить себе на простой вопрос почему? В какой-то момент он привык, зная, что по его или нет вине, рано или поздно всё обязательно пойдёт под откос, и более не пытался найти решение уравнению «смысла жизни».
[indent]Обнимая себя за локти, Холлик бросает несколько обрывистых взглядов за спину и принимается отбивать хаотичный ритм носком ботинка то ли от холода, то ли от нервов. Он старается не думать «о слоне», но лица недоумевающих гостей вырисовываются перед его глазами вне его усилий. Его новые коллеги, друзья Розамунд, Саммер! На последнем имени Итан ежится от нервозного парада мурашек, поднимающегося вдоль шеи. Он не знал, что эти люди подумают о развернутой на ровном месте ссоре, не представлял с какими выводами вернутся домой и вспомнят ли об этом на следующий день, но одной мысли, что они будут его судить достаточно, чтобы погрузить мужчину в состояние транса. Для человека, отчаянно стремящегося слиться с серой массой, он переживал свой худший кошмар, оказавшись в центре внимания. И причина, по которой это случилось, не делала ему легче.
[indent]— А? — он просыпается от короткой «спячки» неожиданно, спешно разворачиваясь к источнику постороннего звука и впервые замечая неприятное покалывание от холода во всём теле.
[indent]— Как ты догадалась, — тихо смеясь, Итан неосознанно избегает прямого взгляда в глаза.
[indent]Послушно мужчина принимает в руки куртку, спешно накидывая её на плечи, проверяет бумажник в карманах и наконец-то забирает щенка в импровизированную переноску из не застёгнутой до конца молнии. Наивно он надеется, что Саммер не станет затрагивать последние полчаса праздника, но в глубине души Холлик понимает: с таким же успехом он может верить, что дома его встретит изрядно успокоившаяся Розамунд, а не громкие сборы и летящая во все стороны одежда из шкафов.
[indent]— Спасибо, — негромко отзывается Итан, аккуратно теребя непонимающего щенка за ухо, — Не уверен, что я готов объяснить хоть кому-то из приглашённых, что только что произошло. Извини. Некрасиво получилось, — поджимая губы, он так и не смотрит на неё, полностью концентрируясь на собаке.
[indent]Он не знает, что именно боится увидеть в лице Саммер. Разочарование? Осуждение? Сожаление? Всё сразу? В одном Холлик уверен: он совершенно не готов слышать мнение О'Лири ни о ссоре с Алексом, ни о его отношениях. Подозревая, что так или иначе, она его озвучит, Итан заведомо напрягается. Он ждёт худшего, но не имеет ни малейшего понятия о том, что для него худшее. Даже возможные слова поддержки вызывают в мужчине волну отторжения. Ему не нужна поддержка. Он просто хочет, чтобы этот проклятый вечер закончился и канул в лету, словно его никогда и не случалось.
[indent]— Не думай об этом, Саммер, — бросая взгляд в сторону, он всматривается в горизонт и сводит брови на переносице, — Я бы сказал: ничего нового. Разве что декорации поменялись, — Холлик поджимает губы.
[indent]Часть он всё же умалчивает. До сих пор Розамунд Льюитт никогда не становилась эпицентром землетрясения, но едва ли Холлик в состоянии обвинить девушку в неуместной истерике. Он понимает, что не сделал ничего заслуживающего эмоционального взрыва сегодня, и всё же чувствует себя виновным. В том, что подорвал её доверие зимой. В том, как повёл себя в январской ситуации. В том, что стал катализатором её депрессивного эпизода. Холлик способен найти тысячи причин, чтобы объяснить поведение своей девушки на празднике, и все эти причины упираются в одну персону – в него.
[indent]Первый вопрос Саммер вынуждает мужчину поднять на неё глаза, недоумевающе вскидывая брови. На мгновение ему кажется, что она говорит о Фитцджеральде, отчего Итан машинально дергает плечами и качает головой. Ничего такого, что Холлику не доводилось видеть десятки разов до этого. К сожалению, мысль О'Лири не останавливается на простом сожалении, и связывая её непрошеные размышления с Розамунд, мужчина резко меняется в лице.
[indent]— Не думаю, что это так, — тихо буркая, Холлик неосознанно расправляет плечи и врастает в землю, будто собираясь отстаивать свою позицию в буквальном смысле.
[indent]Где-то в глубинах сознания Итан помнит: девушка напротив не знает ничего о Розамунд Льюитт и судит по увиденному. Где-то в висках Итан слышит раздражённый внутренний голос: какими бы лимитированными представлениями Саммер ни обладала, никто не спрашивает её ценного мнения. Она не знает Рози, не знает Алекса. Если подумать, она толком не знает даже самого Холлика, и всё равно позволяет себе давать оценку происходящего, словно Саммер О'Лири стала экспертом в жизни мужчины за пару встреч и десяток переброшенных между континентами писем.
[indent]— Что именно? — без энтузиазма интересуется Итан, храня бестолковую надежду, что его интонации вынудят девушку напротив опомниться раньше, чем она скажет что-то, что он не сможет пропустить мимо ушей.
[indent]Судя по всему, совсем неубедительно. Саммер оживлённо представляется решением всех его проблем, и Холлик не успевает остановить искреннее удивление, отпечатывающееся на его лице. Пожалуй, за всю свою жизнь мужчина крайне редко ловил себя на удушающем гневе, подступающем к горлу; и сегодня тот исключительный день, когда это ощущение расходится по всему телу, грея его лучше, чем заботливо вынесенная куртка.
[indent]— Итан! Парень, — прежде чем Холлик успевает издать хоть звук, голос Александра заполняет всю парковочную зону, застревая звоном в ушах мужчины.
[indent]— Твою мать, тебя-то здесь не хватало, — шипит Итан, отворачиваясь от Саммер в сторону звука, — Иди внутрь, Алекс. Иди, пока я тебе не врезал намеренно, — не замечая, как к его щекам приливает багровая краска, кричит Холлик. [float=left]https://funkyimg.com/i/35iLq.gif[/float]
[indent]Он не шутит, и не надо быть гением проницательности, чтобы увидеть насколько не. Только его друзьям, кажется, нет никакого дела до намёков и желаний Холлика. Он видит странный взгляд Саммер, улавливает упрямое движение Александра в их направлении боковым зрением. Итан чувствует, как душащие его всё это время тиски сжимают шею сильней и сильней. Пожалуй, одиночество – единственный подарок, в котором он по-настоящему нуждался в этот день рождения, но ни одному из присутствующих невдомёк, что он не в состоянии разбираться кто испортил праздник и, уж тем более, как его починить.
[indent]— Итан, ну, извини меня! Я возьму себя в руки, клянусь. Что будет от одного вечера-то? — вопит Фитцджеральд.
[indent]Итан закрывает глаза, делает глубокий вдох и бесполезно пытается вспомнить до скольки надо досчитать, чтобы найти потерянный за этот праздник душевный покой. К сожалению, никакое количество Миссиссипи не способно распустить стремительно стягивающиеся у горла узелки нервов и раздражения. Он должен быть дома. Должен остановить Розамунд Льюитт прежде чем она сделает что-нибудь глупое или сбежит из его квартиры, оборвав все средства связи. А вместо этого он стоит здесь и слушает невнятные комментарии гуру отношений и пьяное подобие лучшего друга, лепящего подорожник на оторванную ногу.
[indent]В следующую секунду Итан понимает, что больше не может прикусывать язык и, открывая рот, уже не останавливается:
[indent]— Мне посрать, что будет. Это уже не моя проблема, — всплескивая руками, огрызается мужчина, — Алекс, честное слово, можешь искать канаву, в которой валяться, я тебя оттуда вытаскивать больше не собираюсь, — и если кто-то решил, что тактичное предложение Саммер забыли, о нет.
[indent]Итан делает шаг назад, громко хмыкает и качает головой какой-то своей мысли.
[indent]— Да, этот Титаник определённо можно спасти, — дергая ладонью к косому Александру, он обращается к Саммер, глядя ей в глаза, — Уйти от проблемы – решение всех проблем. Это я понял ещё в декабре. Плохие новости, Саммер. Я не хлопаю дверьми и не забиваю на людей из-за одного неудачного воспоминания. Люди не заслуживают, чтобы их «выбрасывали» на помойку или находили им замену из-за случайного плохого дня. Ты ничего о ней не знаешь, — разводя руками в стороны, сокрушается Холлик, — Господи, ты, — он поднимает ладонь в воздух, видит стремительное приближение Фитцджеральда и понимает, что больше не может находиться на этом празднике жизни, — Знаешь, думаю, вы найдёте общий язык. Выбирать простейший из путей, не борясь ни за что, – это по части Алекса, а я, пожалуй, поеду домой, убедиться, что моя девушка не вышла из окна, — не собираясь останавливаться, Холлик разворачивается на сто восемьдесят градусов и уверенным шагом идёт в сторону стоящих на другой стороне такси.
[indent]Он обязательно пожалеет о том, как говорил с ней, но сейчас всё, о чём Итан может думать вертится вокруг назойливого предчувствия, что с Розамунд может произойти что-то плохое. Холлик и без того потерял слишком много времени, переминаясь на холоде, и, поддерживая щенка в куртке, мужчина ускоряет и без того моросящий шаг. Алекс не виноват в том, что его не долюбили в детстве, но виноват в том, как он с этим справляется, как и Саммер не виновата в своём неведении, но виновата в том, что она даже не попыталась узнать. В любой другой день Итан Холлик обязательно бы понял и простил их. Увы, сегодня он не готов ставить себя на чужое место. Пожалуй, сегодня он готов оставаться только на своём, и если его друзья не способны посмотреть через призму его положения, что ж, они вполне могут катиться к чёрту.
[indent]Итан громко хлопает дверью такси, выплёвывает адрес и не оборачивается назад, более не желая наблюдать продолжение спектакля.

40

[indent]— Без проблем! И... тебе не за что извиняться, Итан, уж точно передо мной, — мягко улыбаясь, она отмахивается ладонью, качая головой. Важнее было то, что сама Саммер понимала его, и знала, что ему было нужно сейчас.
[indent]Оказавшись в Салэмском университете, пусть воспитываясь с пониманием, что у неё всегда будет семья здесь, и они готовы поддержать её в любой трудный для рыжеволосой ведьмы час, она никогда не чувствовала себя... нужной. О'Лири не пыталась быть затычкой в каждой заднице, и всё равно объявлялась там, где её могли и не ожидать, среди тех, с кем она не слишком ладила. Конечно, даже в «семье» были свои ссоры, и не удивительно, что со многими, после окончания университета, она рассталась и даже не оборачивалась назад. Таких, как Дженис, например, было крайне мало, тем более, что чаще она ладила с выпускницами и теми, кто уже работал в учреждении, чем своими погодками. Саммер вовремя умела перекидывать от себя квод, убеждая себя в том, что она вовсе не чувствовала расходящееся по телу одиночество; а вот независимость и самостоятельность: качества, с которыми она была рождена, и воспитывать их в себе не было никакой необходимости.
[indent]А ведь ей говорили, что Саммер была невнимательна к людям, а она вечно складывала руки под грудью, видя всех вокруг. Это не они, это она! Она ведь пыталась, и они все врали ей, что волшебница думала только о себе, да придумывала решение проблем всем, которые не слишком сходились с их мнением; ведьма знала, как поступать во многих ситуациях не потому, что ей было необходимо оказываться затычкой в каждой заднице. Саммер О'Лири помогала не всем, а только тех, кого ценила, и советами не разбрасывалась направо и налево.
[indent]Только почему этого никто не понимал?
[indent]Доверять людям было тяжело, но и закрыться от них навсегда ей не представлялось возможным. Иногда она думала об этом: сидя где-нибудь меж дюнями в песках Сахары, закапывая свои ноги в золотистых песчинках, или же оказываясь на необитаемом острове, срывая спелые фрукты, никем не тронутые, в моменты, когда у неё не было другого варианта, кроме как остаться наедине с собой. А это она не любила больше всего, ведь в таком случае, часто ей приходилось ставить под сомнения собственные решения. Ведь даже если вспоминать случай с Холликом декабрьским вечером, и её мысли о «сам виноват, уеду к Дженис, и всё ей расскажу,» не надо было копать глубоко вовнутрь Пандоры, чтобы увидеть, как страшно ей было.
[indent]Одновременно она и боялась, и хотела залезть в это приключение, протянув руку Итану Холлику. Ну и что, что у него была девушка? На этом не могли ставиться кресты. Ну и что, что они не часто виделись? Они нашли своё спасение в виде писем и коротких разговоров. Её волнами накрывали мысли о разном «менталитете», если принадлежность к разным сообществам можно было таковым назвать, и не сказать, что сейчас, пережив целый вечер среди немагов, она не чувствовала себя вне безопасной зоны. Кажется, наоборот, могло показаться, что она смогла слиться среди них. Ей было важно не оставлять его рядом с собой, а найти возможность, чтобы сам Итан её принял и оставил.
[indent]А ведь это была редкость. Куда проще было топнуть ногой, крикнуть, чтобы все катились к чёртовой матери, и в глаза бы она никого не видела. Она сделала это уже однажды и с ним, и спустя эти несколько месяцев всё равно чувствовала свою вину, как бы не кивала уверено головой, отмахиваясь, мол всё в порядке. Конечно, она будет так делать – а какой у неё был вариант?
[indent]Чувствуя их отношения на каком-то совершенно другом уровне, американка так и не заметила, как упала в них головой. Сначала решив, что находилась в приоритете у мужчины также, как и он у неё, а теперь думая, что Итан Холлик согласится на не то, чтобы просьбу, а увеселительное приключение на двоих, – троих, не стоит забывать об Альфе, – слепо смотрела не на него, а словно сквозь, пропуская изменения на его лице.
[indent]Да что там, мимика! Слушай, да смотри она внимательнее, разве не обратила бы внимание, как прохладно и коротко отвечал он ей? Итан находился совсем не здесь, и не стоило долго хвалиться знаниями о мужчине, чтобы подумать и сейчас, что говорить и делать. Однако, всё, что может делать сейчас О'Лири – необдуманно, – а точнее, не попытавшись уловить больше кричащих деталей, – вкидывать сумасшедшие вещи. И не останавливаться, боясь, что её предложение не примут.
[indent]А ведь глубоко внутри себя американка понимала, что должна была сделать изначально. Её первые действия были правильными – отдать куртку и пса, чтобы тот не тратил время на возвращение и разъяснение того, что произошло. Дальше? Махни ладонью в сторону такси, хлопая мужчину по плечу, чтобы тот не оборачивался на всё происходящее здесь, концентрируясь на том, что происходило в его отношениях. Да, она не знала Розамунд, но разве это было необходимо для того, чтобы подумать – хотела бы я, чтобы вместо того, чтобы мой парень пошёл следом, он отправился гулять с другой девушкой? Как [float=right]https://funkyimg.com/i/35qy5.gif[/float]бы ей не нравилась Льюитт, не подумать об этом она не могла; в конце концов, Холлик выбрал её не просто так.
[indent]Вместо этого, О'Лири последовала за своим эгоизмом. И она обязательно обожжется, так, как давно не обжигалась.
[indent]Женщина не сразу понимает, чей голос обращается в их сторону со спины, и поворачивает голову вместе с Итаном, удивлено вскидывая брови. И там, где порыв Алекса был ей понятен – извиниться перед другом за своё поведение, реакция его лучшего друга была совершенно необъяснима. Его грубость была чем-то новым; и это было совсем не то ощущение, когда узнаёшь, что у вас совпадает любимый автор книги. О'Лири не замечает, как стягивает руки под грудью, – может показаться, что дело было в совсем не летнем ветерке, – кидая на Холлика пусть не испуганный, но обескураженный взгляд. Стоит мужчине поднять голос до крика, и точно таким же вторить Фитцджеральду, волшебница и вовсе делает полшага назад, оглядываясь по сторонам, то ли в попытке найти какую-то помощь, то ли, наоборот, не желая, чтобы лишние глаза, да уши увидели расходящуюся между двумя мужчинами ссору. Что она точно пропускает, это что на самом деле, является третьим неотъемлемым звеном этого разговора, и стояла она вовсе не рядом с Итаном, а напротив него.
[indent]Как так получилось? Это была её очередь удивлённо вскидывать брови, не отводя от мужчины и взгляда. О'Лири даже приоткрывает рот, чтобы тут же начать защищаться, но слова Итана так сильно ударяют по ней, что ей только и остаётся, как то сомкнуть, то раскрыть губы, словно рыбе. Правда, изумление остаётся вместе с ней недолго.
[indent]Что он знает о том, как волшебница ведет себя в ситуациях с различными людьми, да что он вообще понимал в том, кем она являлась? Как может говорить ей это всё, судить её сейчас, когда она просто пыталась ему помочь? Быть другом?
[indent]— Что? Как ты... как ты можешь так.., — о, он точно не планировал оставаться здесь... — Итан! — ...и вести дискуссии, отчего Саммер чувствует разрастающийся гнев ещё сильнее, выпаливая гневное «Ой, катись к чёрту!» которое вряд ли кем-то будет уже услышано.
[indent]Это она выкидывает людей из своей жизни при неудачном дне? Находит им замену? Ненамеренно она повторяет в голове слова мужчины, отчего сама же всаживает себе в сердце лезвия одно за другим; и вовсе не мысль о том, что Холлику было позволительно говорить такое, ведь его девушка что, планировала выйти из окна, крутилась в её голове. Саммер уже даже делает несколько шагов вперёд, хмурясь и кажется не желая дать мужчине возможность скрыться из виду на такой ноте, но она просто не успевает из-за вырастающего человека рядом.
[indent]— Мерлин, — закатывая глаза, и хватаясь за сердце, тяжело выдыхает волшебница, бросая взгляд на хлопающую дверь и уезжающий в закат автомобиль, а затем переводя глаза на качающегося друга Итана, — Да ты еле на ногах стоишь! — можно и без очевидного? — Ты... ты ведь и правда скорее найдёшь канаву, чем свой дом, — она не могла злиться на него только из-за того, что он был другом Холлика. Она хмурится, щурится, а затем восклицает, дёрнувшись вперёд, когда покачивания становятся уж слишком опасными. И почему на его шее не написано местожительство?! Саммер была готова поклясться, что на шее Альфа в скором времени окажется такой, или немаги не пытались везде вписать свой адрес, чтобы любая вещь нашлась без их особой помощи?
[indent]О'Лири тряхнула головой, пытаясь собраться. И что с того, даже наличие нескольких строк в уме не помогли бы ей. Посадить Александра в такси и забыть о нём как страшный сон ей не позволяла совесть, и ещё раз окинув его взглядом, прикусив губу, волшебница понимает, что ей ничего не остаётся, как взять его с собой. Другое дело, как доставить это тело к себе на дом без попытки сломать и себя, и его?
[indent]— Алекс. Алекс! — она пытается обратить его внимание на себя, и даже несколько раз щёлкает пальцами перед собой, — Стой здесь. Я схожу за пальто, и вернусь. Переночуешь у меня, я понятия не имею, где ты живёшь, — и прежде, чем мужчина постарается ей что-то ответить, волшебница срывается с места, засеменив на каблуках в сторону входа в несчастный центр. О'Лири, однако, даже не пытается проникнуть вглубь тусовки, как и в первый раз, выхватывая свои вещи без мыслей, что ей необходимо с кем-то попрощаться. Пожалуй, пусть простят её коллеги и друзья Итана, но вряд ли кто-нибудь вообще вспомнит о том, что она здесь сегодня была. Выходя обратно, она с опаской возвращается к Александру, и прежде, чем тот качнётся слишком сильно вперёд или назад, подсовывает свою голову под его руку, перехватывая другой. Закрепившись, Саммер вздыхает. А что теперь?
[indent]Спутанность мыслей в голове не даёт ей рассуждать здраво. О'Лири какое-то время вынуждает и себя, и Фитцджеральда идти прямо по курсу, словно родной район окажется прямо за углом. Итан Холлик, что, действительно считал, что она сменяла людей, как перчатки? Ведьма прыснула себе под нос – о да, в таком случае, что Дженис, что её команда, заменившая в последние года семью, машет ему рукой с вопросительным взглядом, желая уточнить пару вопросов. Да, возможно, она не слишком задерживалась в общении с кем-либо, но точно не потому, что это происходило как общение ради общения. Люди были сложны и нетерпимы к тем, кто не всегда был готов идти у них на поводу! И что, чёрт побери, значит решение проблем посредством ухода от проблем?
[indent]— Скажи это тем папуасам, пытающимся сожрать Гиза, и моего решения вернуться за ним. Как тебе такой побег от проблем, — бубнит себе под нос еле различимо Саммер, наконец чувствуя, насколько идиотским занятием она здесь занимается. Ведьма останавливается, а затем резко пихает Александра, – ошибка номер один: никогда не толкай человека сильнее и пьянее себя, – в узкий проулок, и по инерции чуть не отправляет себя в полёт перед настоящей трансгрессией, — Проклятье. Тяжёлый. Эй, Алекс! Алекс, закрой глаза, дай им отдохнуть, — это глупо, и она знает. Глупость делать это, вместо того, чтобы попытаться сесть в такси, и наскрести немагических денег в неизвестном количестве из своего, а возможно и кошелька темноволосого; однако, О'Лири кажется, что никакого варианта, кроме этого у неё не остаётся. Последнее, что ей хотелось – это вообще быть здесь, однако, кажется, её никто не спрашивал?
[indent]Саммер и сама закрывает глаза, и чуть крепче сжав Фитцджеральда, представляет свой дом. Хватит с неё сегодня приключений, как и попыток подружиться с теми, кому эта дружба была вовсе не нужна.


#np mother mother - sleep awake[indent]Со всей вселенской усталостью Саммер О'Лири падает на свою кровать, отбрасывая в сторону подушки свою волшебную палочку. Пожалуй, сказать, что Александр не доставил ей хлопот – было бы ошибкой, и лишь на секунду она приподнимается на своих локтях, пытаясь различить ноги мужчины, представляя перед своим лицом и всевозможные средства, оставленные перед диваном с желанием оставить в своём доме всё так, как было до его прихода. Пожалуй, всё могло закончиться многим хуже, – Саммер хмыкает, качнув головой – куда уж? – и всё же она чувствует хотя бы небольшой отголосок теплоты в своём сердце от мысли, что она поступила правильно. Вновь роняя себя, она закрывает глаза, и лежит без особого движения сначала секунды, превращая это в минуты. Переворачиваясь, волшебница подтягивается поближе к окну, с тоской оглядывая ещё не потухшие огни в квартирах и вывесках Нью-Йорка.
[indent]Оказывается, не так хорошо она знала Итана Холлика, и уж тем более, его девушку. Она грустно хмыкает, смотря на проезжающее мимо такси, – в таком же мужчина бежал прочь, бросив ей в лицо истину, от которой Пандора бежит всю свою жизнь, – переворачиваясь, и не находя сил даже на то, чтобы переодеться. Всё, о чём она могла думать – это снова и снова повторять его слова про себя, и теперь уже более внимательно вспоминая его мимику, его тон, его взгляд.
[indent]Всё шло к этому с самого начала, и если в первые минуты она злилась на него, то теперь, спустя несколько часов? Эту ситуацию даже нельзя было сравнить с декабрем; сюрприз-сюрприз, в который тоже был устроен побег с корабля, о котором она не знала. А ведь думала, что всё решилось, к тому же, и сама не планировала вычеркивать Холлика со всей яростью давя на кончик птичьего пера.
[indent]— Предложила пойти прогулять, — О'Лири говорит себе под нос шепотом, грузно вздыхая, и последним говоря самой себе одно: — Дура.
[indent]О'Лири засыпает с печальной мыслью, что возможно это была её последняя встреча с Итаном Холликом. И ей жаль действительно, что она закончилась именно так.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » closed » forget the horror here