A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » forget the horror here


forget the horror here

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

http://funkyimg.com/i/2S8vR.png
forget the horror here, leave it all down here
Summer O'Leary & Ethan Hollick
Август 2003 года по февраль 2004 года.
Год долгих переписок и коротких встреч, за которые человек, говорящий через выведенные чернилами буквы, становится ближе, чем те, кто находятся рядом.

21


2 0   Д Е К А Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д


[indent]Несколько закутанных в широкие шарфы фигур толпятся перед входом в здание, запуская клубы дыма в ледяной зимний воздух, периодично нарушая тихое вечернее спокойствие улиц расходящимся в разные стороны смехом. Пряча замерзшие пальцы в карманы куртки, Итан то подхватывает оживлённый гогот, то затихает, бросая затяжные взгляды к горизонту, выжидая, когда знакомая фигура появится из-за поворота.
[indent]Знакомая. Закрыть глаза, перенестись на несколько месяцев раньше, и он не уверен, что не ошибётся, взявшись называть маленькие детали образа Саммер О'Лири, потерпевшим правки самого безжалостного редактора – времени. Казалось бы, прошло совсем немного с их последней встречи, но стоит Холлику попробовать отмотать стрелки часов на сентябрь, он не может избавиться от стойкого ощущения, что между двумя точками лежит одна маленькая жизнь. Столько всего произошло. Его маленькое повышение, знакомство с первой девушкой младшего брата, решение матери вернуться к учёбе,.. Рози. На последней мысли Холлик чувствует поднимающийся к горлу нервозный ком, встречающийся с сопротивлением из непроизвольно дергающихся вверх губ. До звонка О'Лири он не позволял вине и стыду душить его так очевидно, однако чем дальше уходят стрелки часов сейчас, тем ясней Холлик ощущает стянутые на шее силки. Он хотел бы думать, что тихий голос совести – преувеличение, и Саммер уже не вспомнит на какой ноте они расстались, переключившись на какого-нибудь харизматичного коллегу, напоминающего Индиану Джонса куда сильней, чем когда-либо мог Итан. Только здравый смысл подсказывает – Саммер помнит, иначе вряд ли археолог торопилась увидеться с ним так скоро, как оказалась в Нью-Йорке; не подумайте, он хотел её видеть. Он скучал по ней так сильно, как мог скучать по человеку, постепенно продолжившему путь в его жизнь и мысли. Но теперь, когда всё изменилось, он не знал где была та допустимая черта, на которую он мог подпустить Саммер, и, главное, согласилась бы сама Саммер сделать пару широких шагов назад?
[indent]— Земля вызывает Итана, я надеюсь, ты не планируешь делать то же самое в комнате? — он не обращает внимание на голос, пока в него не летит наскоро скомканный снежок, — Итан!
[indent]— Господи! — не успевая увернуться, Холлик сжимается от прохладных комьев, проваливающихся сквозь шарф, — С каких пор людям запрещено задумываться? — морщась, мужчина сгибается, подпрыгивает несколько раз и сдаётся вытрясти уже начавший таять снег.
[indent]— Мы тут стратегию разрабатываем, между прочим!
[indent]— Вы ведь даже не знаете какие задания будут. Дейзи! Ты вообще в первый раз, — смеясь, он отмахивается ладонью от девушки, кривляющейся в такт его речи, — Вау. Как взросло. Вау, я в восторге. Пожалуйста, продолжай, — дожидаясь, когда неугомонная коллега оказывается слишком близко, Итан громко цокает и ловит последнюю за высунутый язык, тут же отпуская.
[indent]— Ты! Демон! Вы видели? Он схватил меня за язык! Я надеюсь эти руки не бывали в неположенных местах! — пожимая плечами, Холлик задирает ладони в воздух и ехидно улыбается.
[indent]— Да ладно тебе, Дейзи. Мы фактически родственники. Подумаешь, переваришь свой же генетический материал, — подхватывает высокий мужчина.
[indent]— О, боже. Хантер! Кто тебя в детстве обидел? — возвращая ладони в карманы, мужчина корчится в искреннем омерзении, — Ещё раз, кто ему сказал куда мы пойдём? — обращаясь к собравшейся группе, Итан отвлекается от выслеживания рыжего пятна и продолжает громко ругаться, жестикулируя. Спустя несколько секунд он чувствует уверенный толчок в бок, тут же поворачиваясь к атакующему.
[indent]— Эй, это случаем не наш археолог приближается? — моментально поворачиваясь в сторону, в которую кивает Дейзи, Холлик щурится и узнает О'Лири под звонкое падение сердца в пятки.
[indent]— Саммер! — уверенно шагая навстречу, Итан двигается на автопилоте и улыбаясь широкой улыбкой, чувствует себя самым главным лжецом в этой Вселенной.


17   С Е Н Т Я Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д


[indent]Прошло больше года с тех пор, как Итан Холлик был с кем-то по-настоящему. Впрочем, как быть с кем-то понарошку он никогда не знал, что сводило счёт его свиданий в спальне к нулю. Не сказать, что Холлика сильно волновал его короткий послужной список, однако задумываться о наступавших на пятки одиноких тридцати – задумывался. Он мусолил мысль о готовности к чему-то новому достаточно долго, чтобы забеспокоиться о любви мужчины к подвешенному состоянию без ответа на главный вопрос. Суждено ли ему умереть в окружении сорока кошек? До сих пор чаша весов склонялась к печальному «да». Он полагал, что рано или поздно, обязательно испортит даже самые светлые, самые беспроблемные отношения, потому что что бы Итан ни делал, он всегда возвращался в прошлое, всегда вспоминал себя шестнадцатилетним мальчишкой и сталкивался с неприятной правдой: он никогда не испытывал ничего сравнимого с тем, что делала с ним Розамунд Льюитт одной короткой улыбкой. И сколько бы Холлик ни твердил себе об уловках памяти, здравом смысле и подростковом максимализме, внесшим лепту в палитру тех ощущений, сердце всегда побеждало над разумом, обрекая его повторять одну и ту же ошибку. Попрощавшись с Нью-Йорком, он так и не поставил точку на главе своей юности, вынуждая себя раз за разом оказываться там, откуда начал.
[indent]Был ли он готов сейчас? Ответ оставался таким же туманным и бесформенным, как и множество раз до сегодняшнего, но рядом с Саммер вероятность узнать наверняка не пугала его так очевидно. Сама того не осознавая, О'Лири вдохновляла его быть храбрее, рисковать там, где наедине со своими мыслями Холлик бы никогда не сделал шаг вперёд. Глупо отрицать, в сравнении с рыжеволосой девушкой в нём не было и половины того бесстрашного запала, с которым она, казалось бы, встречала любые подводные камни. Итан постоянно боялся оступиться, ощупывал почву даже тогда, когда знал, что под ним твёрдый бетон. Что уж говорить, именно О'Лири поцеловала его первой, и вовсе не потому что Холлик не думал о последнем, когда жалкие десять сантиметров разделяли их в вагоне подземки. Рядом с Саммер он чувствовал, что хотел попробовать. Без единого вещественного доказательства он видел в ней человека, способного подхватить Холлика, оступись он в темноте. И впервые за долгие «что если получится» звучало достаточно громко, чтобы заглушить «а что если нет».
[indent]Ему требуется время, чтобы сосредоточиться на чем-то, кроме отдалённого гула в ушах и сбитого дыхания. Не имея возможности говорить внятно, Холлик негромко хмыкает от обращения к родному городу О'Лири и, не убирая приложенного к переносице кулака, делает глубокий вдох. Пожалуй, несмотря на то, что им ещё предстояло узнать друг друга, некоторые тенденции Саммер уже перестали его сбивать с толку. Например, способность девушки общаться в данную секунду показалась бы Итану примечательной, если бы он забыл, кто оказался в его постели. Он не забывал.
[indent]— Я не знаю как, — усилием придавая форму мыслям, медленно начинает Итан и ненадолго останавливается, — Саммер Пандора О'Лири вообще разговаривает, но почему-то, — вдох, кашель, — Почему-то я не сильно удивлён, — чувствуя прилетающий в щёку палец, он не сдерживает звучного смешка, хватает девушку за него и наконец открывает глаза, поворачиваясь к нарушителю и без того шаткого душевного равновесия.
[indent]— Ты ведь знаешь, что ты делаешь, — если бы его щёки могли гореть ярче, они бы обязательно это сделали в ту секунду, когда Итана наградили достойным его собеседницы комплиментом. Услышанное одновременно льстило и убивало Холлика изнутри; и если бы его спросили хотел ли он развернутый отзыв, он бы дважды подумал насколько молодым хотел умереть.
[indent]— Я рад, — продирая горло, он не отпускает пойманной в плен руки Саммер и проталкивает свои пальцы в промежутки между её пальцами, принимаясь рассматривать то, как их ладони переплетались друг с другом, — Что не потратил твоё время зря, — Итан тушуется, дергает бровью вверх и пытается «съесть» не дающую ему покоя улыбку.
[indent]Наивно полагая, что хуже уже не станет, он отворачивается от О'Лири, поднимая глаза к потолку, только чтобы обнаружить Саммер в поле своего зрения спустя несколько подозрительных копошений под боком. Ненарочно он задерживает дыхание и, поджимая губы, коротко качает головой. Она знает, что делает, и продолжает это делать с одним из самых бессовестных лиц, которые Холлику приходилось наблюдать за всю его жизнь. Вспоминая о том, что он не может обходиться без кислорода, Итан вздыхает громче запланированного. Хотя, если подумать, наблюдать его потуги сохранять беспристрастную физиономию явно входили в планы Саммер. Иначе как объяснить все ухмылки, направленные в него за короткий промежуток?
[indent]— Ага, — кивая святому лику стесняющейся О'Лири, которой всё равно никто не поверит, тихо отзывается мужчина, — Ты, — он забывает, что собирался сказать, отвлечённый такими же «невинными» тычками в грудь, как и всё, что девушка изображала. Прикрывая глаза, Итан пораженно смеётся и вновь ловит её за руку, тянет на себя и вынуждает Саммер оказаться в доступной близости.
[indent]— В таком случае, — бормочет Холлик и, открывая глаза, наскоро пробегается по лицу девушки взглядом, — Пугай сколько хочешь, Саммер О'Лири, — изображая короткий приступ бесстрашия, улыбается мужчина.
[indent]Сейчас он точно не думает ни о завтрашнем дне, ни о скором отъезде Саммер. Всё, что ему действительно важно в данную секунду – находится прямо напротив, и Итан Холлик не собирается позволять своей голове портить полный надежды на лучшее будущее момент.


В Н О В Ь   2 0   Д Е К А Б Р Я ,  2 0 0 3   Г О Д
https://funkyimg.com/i/31mi4.gif https://funkyimg.com/i/31mi5.gif

Sometimes it's good to be scared. It means you still have something to lose.


[indent]Он бы подумал, что проведённый вместе вечер семнадцатого сентября был ничем иным, как слишком реалистичным сном, если бы не имел доказательства присутствия Саммер из короткой записки и оставленных подарков. В последний раз, когда он видел идущую ему навстречу О'Лири, он смотрел на неё так, будто девушка заключала в себе его настоящее и будущее; сейчас этот вечер казался чем-то недостижимо далёким, словно он случился в другой жизни, Вселенной. И, может быть, Итан бы позволил себе думать, что во всём стоило винить запутанную паутину судьбы, но искать вину в высших силах, когда причина его внутренней паники крылась в отражении в зеркале – худшее из проявлений его трусости, которому он не давал кислорода.
[indent]— Привет, — стопорясь на пару мгновений, он позволяет себе увидеть лицо девушки и шагает навстречу, заключая хрупкую даже под слоем зимней одежды Саммер в объятья, — Я не верю! — поглаживая её по спине, он возвращает О'Лири личное пространство и, опуская ладони на её плечи, продолжает говорить, — Ты жива. И снова в Нью-Йорке! Я рад тебя видеть, Саммер, — его голос скачет, выдавая фальшивые ноты. Он и сам кажется себе фальшивым, пускай, ни одно из слов Холлика не является ложью.
[indent]Он врёт Саммер. Он врёт Розамунд. Ему кажется, что он врёт самому себе. Любое прикосновение, любое движение навстречу становятся доказательством возведённого против самого себя дела: сто и одна причина, почему Итан Холлик в конец заврался и заслуживает умереть в окружении тех самых сорока котов. И вместо того, чтобы принять достойное и храброе решение, он оправдывает себя толпой из друзей, неудобством писем и невозможностью встретиться раньше, чтобы не подписывать себя на аттракцион притворства, что всё в полном порядке, что они всё те же Саммер и Итан из ранней осени.
[indent]— Эй, Холлик, ты не забыл, что у тебя есть другие друзья?
[indent]— А нас ты так не обнимаешь!
[indent]— Может, нам тоже нацепить рыжий парик и очаровательно улыбаться, чтобы получить от тебя хоть каплю тепла?
[indent]— Всё, что ты можешь получить, это, — отпуская О'Лири, он поворачивается в сторону голосов и громко кашляет, оставляя пропущенное слово на интерпретацию прыткой фантазии, — По лбу, — возвращая всё своё внимание к Саммер, он виновато снимает с себя лицо ладонью, — Саммер, детский садик, детский садик, Саммер. Хотя... какой Итан, такие друзья, — представляя одного за другим, он заканчивает торжественным кивком.
[indent]— Ну что? Мы можем наконец-то зайти? Он заставил нас отмораживать себе наши нежные части на холоде, Саммер!
[indent]— Хантер. Самое-то. Для твоих-то нежных частей, — стараясь игнорировать продолжение обсуждения «нежных частей Хантера», Холлик чуть наклоняется в сторону О'Лири, — Я очень хочу послушать, как ты добралась, но нас распнут на праведном кресте, если они подождут ещё хотя бы секунду, — пропуская девушку внутрь помещения, спешно проговаривает мужчина, — Я хотел добавить, чтобы ты не пугалась их, но, — направляя её ладонью за группой, он ловит взгляд Саммер и заканчивает, — Я вспомнил с кем имею дело. Бояться тут надо им, — Итан дёргает уголками губ вверх и отвлекается на гундёж Хантера, отвечая ему очередной колкостью.
[indent]По крайней мере, это отвлекает его от собственных мыслей, позволяя забыть о трёх месяцах разлуки и всём произошедшем за этот период. В это мгновение они просто-напросто две связанные друг с другом единицы, радующиеся долгожданному воссоединению. И он бы очень хотел, чтобы это мгновение не прерывалось ледяным душем реальности.

22

20 ДЕКАБРЯ, ДЕНЬ


[indent] Саммер соврала бы, сказав, что не заметила как карета превратилась в тыкву, а две недели – в трёхмесячное отсутствие О'Лири в Нью-Йорке. Одно навалилось на другое, и вот, быстрая трансгрессия и исследование в Гватемале закончилось срочным вылетом в Западную Европу. Всё, что она может делать, это писать письма с извинениями о том, что задерживается, сетовать на свой рабочий график, и да бы не вызвать подозрений, несколько приукрашивать количество затраченного на путь туда-сюда времени. В прочем, Пандора не слишком преувеличивает; смена расположения собственного тела с материка на материк было не самым лучшим событием в её жизни, особенно, когда приходилось передвигаться немагическим транспортом. Любопытство стиралось с её лица в тот же момент, когда шасси огромной металлической птицы скрывалось в корпусе, а нос самолёта пробивал облака, и никогда не страдавшая страхом полётов, Саммер старалась отвлечь себя разговорами с Гизом, которому каждый раз приходилось пить оборотное зелье, превращая себя в не самого симпатичного карлика. С другой стороны, думала она об этом так, словно каждый раз команда приключенцев пользовалась изобретениями магглов; на деле, это было редкое событие, и чаще они отдавали предпочтения набирающим популярность магическим кораблям.
[indent] — Ну всё, мне пора собираться, — хлопая металлическим кубком по столу, предварительно вытащив карманные часы из тяжелых тканей юбки, она поднимается с места, взглянув на подругу с широкой улыбкой. Имея в виду свои вечерние планы, прибыв в Нью-Йорк после обеда, спустя час Саммер поняла, что не может спокойно даже сидеть на своём месте. Несколько раз ткнув пальцем Рича под крыло, раскидав вещи из чемодана по кровати, и выбрав, в чём пойдёт на встречу с Итаном и его друзьями позднее, она решает отправиться к Дженис, как минимум для того, чтобы скоротать время, а максимум – это ведь её близкая подруга, которую все последние разы Саммер ставила ниже, чем других людей.
[indent] — Ну конечно, ведь всегда есть кто-то важнее той, которая ждёт тебя каждый раз после отъездов, — по-матерински бурчит себе под нос ведьма, попутно отправляя грязную посуду омываться нагретой водой.
[indent] — Брось, мы ведь только что говорили об этом! — смеясь, произносит рыжеволосая, — Мне нужно сказ...
[indent] — Не утруждайся, «...азать немагу о том, что ты его любишь.» Немагу, Саммер! — дёрнув бровью, Джен пронзительно смотрит на неё несколько секунд, но вскидывая ладони в воздух, понимая, что эта битва была заранее проиграна, со вздохом добавляет, — Хотя, почему я удивляюсь, словно вижу тебя в первые. Хорошо, хоть не упала чувствами в какого-нибудь вампира. Вечно ты выбираешь что-то необычное.
[indent] — Он вовсе не... — О'Лири замолкает, тут же начиная говорить, подтягивая к себе сумку, двигаясь по направлению к своей комнате, она отводит пальцами в сторону тонкие плетённые шнуры, заменяющие двери во всей квартире, и ищет взглядом свободные полки, выставляя на пустое пространство ново-привезённые фигурки и сувениры, — Да, он необычный по нашим меркам, но причина то не в этом, — мягко улыбнувшись, негромко произносит Саммер, опуская взгляд.
[indent] В точности, она не знала, что должна была сказать. Возможно, ещё не громкие слова о любви и клятв быть вместе всю жизнь, однако, не обсудить то, что она чувствует? С момента, как она покинула Нью-Йорк казалось бы, должно было утечь много воды; но Саммер словно смогла остановить время для себя, застрять в одном положении, и не двигаться с места. А судя по письмам Итана, которые она за эти месяца успела перечитать не один раз, и сам мужчина скакнул не слишком далеко по лестнице личной жизни. Мысль о том, что случись что на фронте, Холлик бы, возможно, об этом не стал упоминать, у неё даже не возникло; в конце концов, они были знакомыми не первого дня, не говоря уже о произошедшем между ними события в сентябре.
[indent] — Напиши мне потом, ладно? О том, как всё прошло, — наблюдая за передвижениями подруги по комнате, скрывая ноты волнения за судьбу О'Лири, произносит темноволосая, — А лучше заходи, — пауза, и постучав по стенке у места, где на длинном гвозде скопилось десяток листов, добавляет, — И лучше с деньгами! Я благодарна тебе за всё, что ты привозишь, но сама понимаешь, — однако, вместо серьёзного лика карателя, ведьма лишь посмеивается, качая головой из стороны в сторону.
[indent] — Кто знает, может, в ближайшем будущем, ты уже и сама познакомишься с Итаном? — пропуская коллекторские замечания, весело чеканит девушка, останавливаясь около Дженис, и целуя ту в щёку на выходе, машет ладонью. Ей нравился Нью-Йорк, но он всё ещё не вселял такого чувства уюта и дома, как квартира в Салэме. Оглянув взглядом пару чучел, пучков с сушенными растениям, развешенными по коридору и глубоко втянув воздух различных запахов, она прощается, направляясь, пожалуй, на одну из самых «опасных» миссий. Или кто-то решил, что раз американка справилась с одним немагом, с толпой будет справиться не менее легко?


20 ДЕКАБРЯ, ВЕЧЕР


and I don't move like them
but I ain't worried about it
I know I'm a
                        gem


[indent] О'Лири выныривает из-за угла, тут же ловя ориентир, семеня в сторону небольшой группы людей в свете фонаря. Да бы не пугать никого широкими полями шерстяных юбок и тёплыми мантиями, оставляя ярлыки о ролевой жизни позади себя, Саммер забегает домой, успевая поменять одежду на подготовленную и напоследок выпустить ночного хищника на свободу – не хватало бы, если задержись она вновь, как после встречи с Холликом в прошлый раз, он сделает попытку прогрызть ей клетку.
[indent] От мысли о встрече сердце Саммер пропускает удар, и улыбаясь своим мыслям, уткнувшись лицом в светлый шарф. Наверное, она бы переживала куда больше, думая про друзей Итана как о потенциально хороших детективах, способных выявить в О'Лири признаки человека из другого мира, однако, сконцентрированная на его образе перед своими глазами, она совсем не замечает, как без страха перешагивает порог немагического сообщества, а под громкий вскрик Итана, наоборот, ускоряет шаг, чуть ли не влетая в мужчину, оказываясь напротив.
[indent] — Настоящая и живая! — радостно смеясь, звучно говорит Саммер, не подмечая секундного стопорения перед ней Итаном. Ей приходится немного приподняться на носочки, чтобы продолжать иметь возможность внятного диалога, а не мычания в грудь мужчины. На мгновение она думает оставить лёгкий поцелуй на его щеке, но останавливает себя, краем глаза наблюдая за заинтересованными взглядами его коллег. Пожалуй, она любила привлекать к себе лишнее внимание; но не пожелала бы такой судьбы Холлику, зная его дольше пяти минут, — Как никогда рада вернуться домой! — и не нужно быть мыслителем, чтобы понимать, по какой причине. Подсказка: она стояла прямо перед ним. Ненадолго она стягивает ладони за его спиной в замок, — А я то как рада тебя, — выпуская Холлика, вторит ему ведьма, наклонив немного голову в бок и не удерживаясь, выуживает не успевшую остыть после квартиры ладонь, ткнув его несколько раз в щёку, хоть и без плана стереть с его лица улыбку.
[indent] Она настолько фокусируется на мужчине, что на время забывает о его друзьях; а зря, ведь они довольно громко напоминают о своём существовании, заставляя О'Лири широко улыбнуться, выныривая из-за спины Итана, задирая ладонь:
[indent] — Спасибо за «очаровательную улыбку», и запомню в случае кардинальной смены длины, кому высылать волосы на [float=right]https://funkyimg.com/i/31nSU.gif[/float]парик, — рассмеявшись, замечает ведьма, то оглядывая каждого друга Итана по отдельности, то кидая любопытный взгляд на Холлика, подмечая, как совсем иначе он общается с ними, нежели с самой Саммер. Вновь она смеётся, качая головой из стороны в сторону – отличный детский сад, ничего не скажешь, – и протягивая ладонь каждому, кто дожидался её присутствия в этот морозный вечер на улице, широко улыбается, радуясь встречи. И вот, в кругу шутливых людей, она совсем не чувствует себя белой совой; может, до поры, пока они не начнут задавать вопросы?
[indent] — Каков негодяй! Могу только пообещать, что если мы зайдём куда-то после, я постараюсь загладить вину за своё опоздание и замёрзшие части перед всеми, — быстро кинув взгляд на Итана с нотками возмущения пропавшей актрисы, обращаясь к спинам заходящих гуськом в здание людей, она не переставая говорить, поворачивает на мужчину голову, — Могу заинтриговать только тем, что нам не хватило кают, и пришлось устраивать драку, кто где будет спать, — казалось бы, Саммер была готова даже закатать рукава своего пальто прежде, чем снять его со своих плеч, стоило им оказаться внутри, доказывая, что это всё не шутки, однако, вместо этого с хитрым прищуром, добавляет, — И я выспалась, в отличие от остальных, — и дёрнув бровью, лишь увереннее задирает нос от его слов. Хотя, вряд ли ей поможет кулак, спроси её кто о вещах, очевидных для немагов; с другой стороны, она даже не подозревала, что и спрашивать её не нужно будет – Саммер не имела абсолютного понятия, что такое эти «комнаты побега,» соглашаясь на них раньше, чем успеет услышать объяснение. С другой стороны, не отходя от Холлика ни на шаг, пока ребята сообщали о бронировании, получали инструкции, и предысторию, она то и дело бросала на него взгляд, чувствуя, как медленно отпускает мысль и испуг о том, что что-то могло измениться в худшую сторону за три долгих месяца. Кажется, всё на своих местах, они всё те же самые Итан и Саммер, и от этой мысли, её лицо трогает мягкая улыбка.

Becoming fearless isn't the point. That's impossible. It's learning how to control your fear, and how to be free from it.

[indent] Это оказалось сложнее, чем она думала, несмотря на знакомую атмосферу. Они следовали друг за другом из помещения в помещение, стоило команде собрать очередной паззл, то задерживаясь, то решая всё в темпе. Пока один искал, крутя в руке очередную фигурку, голову мёртвого животного, склянки и колбы, свечи и сушенные руки на объект чего-то необычного, – помимо того, чем это уже являлось, – другой вырисовывал и совмещал карты с разных стен, собирая кусочки за часами, под ножками стульев, в негромко журчащем фонтанчике, якобы имитирующем протекающий сквозь помещение источник. О'Лири чувствовала, как ей повезло, потому что выслушивая обсуждение от «бывалых», она представляла, что столкнется с механическими конечностями, неизвестными её разуму формулами или другими элементами, в которых она не смыслила. Там, где люди хмурились и кривили лицо, она с любопытством заглядывала в банку с плавающими глазами, про себя думая, что точно такую же может вытащить с чердака Дженис, если хорошо поищет. Рыжеволосая старалась быть полезной, подавала одну идею за другой, какой бы глупой она не казалась, то и дело смотрела на то, что делают остальные, учась, и стараясь параллельно крутить не выходящие из её головы мыслей о Холлике, то и дело оказывающемся рядом – или она намерено делала это сама?
[indent] Очередная комната, и они, тыкаются в стены, азартно сообщая, что осталось не так уж много времени, чтобы выбраться отсюда. Подхватив настроение, Саммер следует за ними в помещение, замедляясь в тот момент, когда оказывается перед явно прикрученным деревянным столом с еле заметными в темноте следами. Она щурится, проводя пальцами по поверхности, и уже делает шаг в сторону, как спотыкаясь, наоборот, падает вперёд, останавливая себя только выставленными вперёд руками.
[indent] — Саммер! Мне кажется, тебе надо сесть на это, — говорит сбоку голос, и она на не задумываясь, разворачивается и усаживается, немного подскочив, однако, ничего не происходит.
[indent] — А если лечь?
[indent] — Может, надо кому по-тяжелее?
[indent] Обернувшись назад, она хмурится, и откидывая волосы в сторону, О'Лири ложиться на поверхность, несмотря на предположение о большем весе – вот и проверят.
[indent] — Ничего? — говорит рыжеволосая одновременно, в тот же момент, прощупывая ладонями по краю, находит кожаную ленту. На секунду Пандора стопорится, складывая в голове два плюс два, а затем произносит вслух, — Вот... тут надо, — и уже подоспевшая на помощь Дейзи, помогает ей просунуть ладони сквозь петлю.
[indent] Кажется, ничего не происходит, однако, в тот же момент, когда волшебница готова разочаровано вздохнуть и подумать, что и это является частью антуража, как некоторые банки с остатками пепла костей, а главное – лишить себя удовольствия лежать на столе, поодаль звучит скрежет, а над её головой загорается лампочка, заставляя её резко зажмуриться.
[indent] Нет.
[indent] Воспоминание в несколько лет уносит её, тут же заставляя тяжело хватать ртом воздух. В прошлый раз после яркого света, она почувствовала сильную боль, заставляющую рыжеволосую извернуться, моля о том, чтобы это прекратилось. Она не слышит голосов вокруг себя, все они складываются в шепот непростительного заклинания где-то над ухом; и Саммер, безоружная, вновь лежащая на твёрдом столе, не в силах бороться с сильно стянутыми верёвками на руках, тёмной магией, которую на неё накладывали снова и снова. Бешено бьётся её сердце, широко раскрываются глаза, и почти в тот же момент, когда на другом конце комнаты звучат победные крики, а дверь из финальной комнаты их приключения со скрипом открывается, Саммер О'Лири резко выделяется на общем фоне своим воплем. Ведьма с силой дёргает руки, как когда-то давно, мысленно потеряв надежду на высвобождение, не слыша слов о помощи, и немного срезая верхний слой кожи, выпутывается из кожаного ремешка, слетая со стола. Девушка не чувствует, что больно ударяется о плиты на полу, и вместо этого, резким движением подтягивает ноги к груди, и с силой вжимает ладони к своим ушам, жмурясь, лишь приговаривая еле слышное «Перестань, перестань, перестань.»
[indent] Пандора всегда гордо вышагивала на встречу любой опасности. Её не пугала ни темнота, ни фантастические твари, скрывающиеся в тени, звуки или рокот, идущие следом люди, от которых веяло угрозой. Гордо вздёргивая подбородок выше, она вытягивала волшебную палочку или хваталась за первый попавшийся инструмент под рукой, грозно задирая его над головой. Она была поистине бесстрашной; и всё же, заперев в своей голове эпизод, хранившийся в её сознании уже третий год, О'Лири не отдавала себе отчёт, что игнорируя страх, ты не сможешь от него избавиться. И рано или поздно, он всё равно выйдет наружу тогда, когда ты этого совсем не ждёшь.

23

[indent]Не думать о Саммер, находившейся за тысячи километров от Нью-Йорка было куда проще, чем сейчас, когда всё, что требовалось, чтобы добиться её ответа, это протянуть руку и аккуратно коснуться предплечья. Конечно, не думать о Саммер совсем было невозможно. Первые недели всё, что Итан Холлик мог делать, это раз за разом возвращаться к вечеру, проведённому в компании археолога, нервно проверяя почтовый ящик несколько раз на дню. Но чем больше времени проходило, тем успешней становились попытки направить идеи в другое русло, продуктивное и не изнуряющее своей бесполезностью. Чем чаще Итан хлопал дверкой ящика с номерком его квартиры, тем медленней шли письма. Ненарочно Холлик искал встреч с друзьями, находил неразобранные шкафы на работе, старые результаты анализов, пылившиеся на чужих столах и ждавшие, когда от них избавится заботливый коллега-аккуратист.
[indent]Главное, это работало! Постепенно промежутки между ответами Саммер становились короче, и, пускай, дата её возращения оттягивалась всё дальше в будущее, погружённый с головой в происходившее вокруг Итан не заметил, как пришли осенние праздники, сменившиеся предрождественской лихорадкой поисков идеальных подарков. Он не заметил, как Саммер стала далёкой, недосягаемой фигурой, покорявшей мир, пока Холлик едва справлялся со скучной обыденностью. Он понимал почему О'Лири любила свою работу, несмотря на очевидные недостатки жизни на чемоданах. Будь он закалён под такое существование, Итан бы не стал раздумывать между одним городом, каким бы оживлённым последний ни был, и целой планетой.
[indent]Раньше, чем мужчина успел признаться себе в полной мере, он поверил в то, что тот-самый-вечер был ни судьбоносным, ни предвещающим нечто большее. Вся его жизнь была здесь, заключенная в двадцати квадратных метрах лаборатории и зазубренном пути от подъезда дома до офиса, когда Саммер О'Лири ходила по земле с широкого шага. Они были разные. Полярные. И какие бы тёплые чувства он к ней ни испытывал, иногда их было недостаточно, чтобы свести параллельные прямые в одной точке, и, уж тем более, изменить то, что незаметно задавало путь Холлика обратно в родной город все эти годы.
[indent]Только стоя напротив Саммер сейчас, он уже не видел картину ушедших месяцев так ясно. Он не мог уцепиться ни за ход своих мыслей тогда, ни объяснить себе как так вышло, что Итан убедил себя, что, увидев О'Лири спустя столько времени, увидит вместо Саммер другого незнакомого ему человека. Саммер осталась Саммер. Такой же тёплой, такой же жизнелюбивой, и, смотря на неё сейчас, Холлик чувствовал всё то же самое. Совсем не удивительно, ведь люди не менялись до неузнаваемости за несколько месяцев. Менялись обстоятельства; и, честное слово, если бы ему дали выбор, он бы предпочёл увидеть О'Лири, оставившую от привычной себя одно лишь лицо, чем оказаться в ситуации, в которой мог винить и винил только себя.
[indent]— Что же, ты не удивишься, я уже заинтригован, — кивая ей в зеркальном энтузиазме, отзывается мужчина.
[indent]Они улыбаются, смеются, за какие-то жалкие пару минут они возвращаются в сентябрьский вечер, казавшийся навсегда утерянным в прошлом ещё час назад, и это не может не пугать. Она всё ещё способна заставить его кончики губ дернуться наверх парочкой слов, и, говоря о своём интересе, Холлик предельно искренен. Если бы не толпа зрителей, обязательно бы расспросил девушку о битве за матрасы, выслушал бы все накопленные за долгое путешествие истории. Только зрители не испаряются по щелчку пальцев, а дата на календаре не спешит становиться сентябрём. Они всё те же люди, с той же неподдельной химией, сделавшей их общение возможным. Итан пугается того, чего стоило ожидать. Дело не в ощущениях, дело не в хитром плане Вселенной, соединяющей нужных друг другу единиц и разводящей ненужных. Дело в выборе, и он свой сделал, не найдя храбрости и слов сказать об этом О'Лири до того, как девушка окажется в досягаемости вытянутой руки.
[indent]Такие вещи не сообщают в письмах? О таком стоит говорить с глазу на глаз? Когда-то незыблемая уверенность в правильности своего решения выглядит как удачное оправдание трусости и страха. Страха, что если Холлик скажет ей правду, это будет последний их разговор. Так зачем отказывать себе в удовольствии увидеться с Саммер ещё один раз? И от этой мысли Итан чувствует, как стянувший солнечное сплетение узел становится ещё туже. Ему хочется верить, что это не та причина, по которой он молчал до сих пор, но когда-то Холлик был убеждён, что не сможет оказаться в подобной ситуации. Никогда не поздно увидеть скрытые уродства своей личности?
[indent]Попадая внутрь комнаты с задачками, Итан отвлекается от мучивших его переживаний и позволяет себе погрузиться в процесс. Большую часть времени Холлик молчит, игнорируя громкие возгласы со всех сторон, и подаёт голос, будучи уверенным в работоспособности своей идеи. Впрочем, думать, не отвлекаясь на идиотские шутки Хантера и печальные попытки Дейзи решить задачки грубой силой, не выходит. То и дело Итан ловит себя на громких смешках и летящей в собственный лоб ладони от очередной выходки Хантера, до которой он бы не додумался, даже если бы очень старался.
[indent]— Я слышу, как ты думаешь: «И эти люди защищают мирный народ, раскрывая преступления», — шутит мужчина, в который раз натыкаясь на О'Лири, органично вписавшуюся в громкую компанию и, как ему казалось, не чувствовавшую себя лишней.
[indent]Если бы они только могли вернуть всё до того, как Холлик привёл её в свою квартиру на допрос с пристрастием. Если бы он не позвал её, позволив им провести остаток дня в ресторане, всё бы могло оставаться так, как есть. Ему бы не пришлось искать правильного момента и нужных слов, чтобы не потерять О'Лири. Они могли бы продолжать общение без эмоционального груза, который, даже если Саммер окажется исключительно понимающей и не пошлёт его в далёкое путешествие, останется с ними навсегда. Если бы он мог видеть будущее...
[indent]— В таком случае, у нас будут определённые проблемы, — выдёргивая себя из короткой прострации, Холлик ненарочно намекает на компактность большинства присутствовавших.
[indent]— Зришь в корень проблемы. Кому-то определённо стоит помочь Саммер с набором нужного веса, — не сдерживая прищура, Холлик встречается взглядом с Хантером и останавливает полёт идей коллеги раньше, чем тот улетит слишком далеко.
[indent]— У нас тут жертвоприношение. С каких пор Боги предпочитают пожирней? — наблюдая за тем, как девушка ложится на своеобразный алтарь, посмеивается Итан, — Вроде же за качество души топят, — резко кривясь, он смотрит Саммер в глаза и, качая головой, вздыхает, — Мы в дерьме, женщина из Салема, — тихий смешок. Улыбка. Отвлекаясь на странный скрежет за спиной, Холлик не замечает как О'Лири меняется в лице.
[indent]Сбитый с толку мигающим светом и резким оживлением всех присутствовавших, он не слышит ни шорохов, ни громкого дыхания, теряющихся на фоне окружающего их шума. Он возвращает всё своё внимание к Саммер лишь тогда, когда подскакивает от пронзительного крика знакомого голоса.
[indent]— Саммер! — инстинктивно вытягивая руки к девушке, Холлик не успевает поймать её до того, как О'Лири скатывается на пол, наверняка ударяясь о ледяную поверхность пола. Бегая глазами по столу, по декорациям, Итан не находит ничего, что могло бы так сильно напугать Саммер. Проходит несколько секунд, прежде чем поиски причины, по которой девушка начала спасаться от пропущенной всеми угрозы натыкаются на единственное логическое объяснение. Дело далеко не в том, что находится в комнате. Дело вообще не в комнате. И наконец-то собираясь с мыслями, Холлик чётко командует сбитым с толку и перепуганным друзьям.


https://funkyimg.com/i/31HQ4.gif https://funkyimg.com/i/31HPc.gif
The body doesn't know the difference between nerves and excitement, panic and doubt, the beginning and the end. The body just tells you to get the hell out. Sometimes you ignore it… That's the reasonable thing to do. But sometimes you listen; you're supposed to trust your gut. Right? When the body says run… Run!


[indent]— Пусть откроют дверь и включат весь свет, — приседая на корточки, он быстро осматривает О'Лири на предмет очевидных симптомов инсульта или приступа эпилепсии и, вычёркивая обе вероятности, настойчиво ищет её взгляд.
[indent]— Саммер! Саммер! — повторяя её имя ещё пару раз, мужчина одновременно аккуратно и крепко кладёт руки ей на плечи, взывая ко вниманию девушки.
[indent]— Саммер, ты в порядке. Посмотри на меня. Я здесь, прямо напротив тебя, — не задумываясь, он перекладывает ладони к щекам О'Лири, чтобы помочь ей сориентироваться во вспыхивающим ярким светом пространстве и лишить её возможности заглушать окружающие звуки.
[indent]— Ты в полной безопасности. Я здесь. Попробуй сконцентрироваться на моём голосе и лице, — он старается говорить разборчиво и негромко, нарочно оказываясь на пути взгляда Саммер.
[indent]— Отлично, — кивая и коротко дергая уголками губ наверх, стоит ей наконец-то увидеть его, негромко продолжает Холлик. Высвобождая её из плена рук, он оставляет одну ладонь на предплечье О'Лири и неспешно поглаживает его, нарочно не давая её изолировать себя обратно.
[indent]— Принесешь воды? — обращаясь к Дейзи, почти беззвучно просит мужчина и вновь поворачивается к Саммер.
[indent]— А теперь попробуй делать глубокие выдохи и глубокие вдохи. Не спеши, всё в порядке, — перекладывая ладонь поверх сердца О'Лири, он старается дышать с ней в один такт. Замечая вернувшуюся подругу краем глаза, он кивает в сторону стола, с которого свалилась девушка, и возвращается к Саммер. Итан не может не заметить с какой скоростью бьётся её сердце, отдающее импульсы к его подушечкам пальцев, несмотря на слой одежды. Непроизвольно хмурясь, он гонит прочь мысли о том, что могло привести О'Лири в такое состояние.
[indent]Замечая, что она снова способна ориентироваться в пространстве, Холлик приостанавливает Саммер прежде, чем та попробует резко двинуться.
[indent]— Не торопись, пожалуйста. Мы никуда не опаздываем. Продолжай дышать, а я сяду рядом с тобой, — неспешно опускаясь сбоку от неё, он находит ладонь О'Лири и, беря её в обе руки, ненадолго замолкает. Итан улыбается взволнованным лицам, собравшимся вокруг, и не двигается до тех пор, пока Саммер не начинает приходить в себя, бездумно поглаживая её изрядно похолодевшие пальцы.
[indent]— Как думаешь, ты в силах подняться и перейти в главный зал? Там можно открыть окно и будет не так душно. Давай, я помогу, — медленно отталкиваясь от земли, Холлик тянет девушку за руки на себя и, подхватывая её за спину, осторожно ведёт её прочь из комнаты. Усаживая Саммер на диван, он дергается в сторону форточки и, возвращаясь, благодарит Дейзи за принесённую обратно забытую в комнате воду.
[indent]— Хочешь пить? — садясь перед ней на корточки, мужчина протягивает ей воды и аккуратно улыбается, беспокойно смотря ей в глаза. Он прекрасно понимал, что случившееся ни капли не угрожало жизни Саммер, но не мог прогнать навязчивое волнение, словно он был в ответе за то, что произошло с десяток минут назад, словно каким-то образом Итан Холлик должен был догадаться и остановить непредвиденную реакцию до её начала.
[indent]— Я же говорил, что ни одна женщина не может находиться в моём присутствии спокойно. Вот вам результат, — впервые за последние минуты по помещению расходится приглушенный смех, на который Холлик лишь с добрым неодобрением качает головой.
[indent]— Скажи мне, я могу что-нибудь для тебя сделать? — оставаясь в полусидящем положении, он смотрит на неё сверху вниз и опирается рукой о кушетку дивана. Если бы он только знал, никогда бы не подверг Саммер такому стрессу. И, пускай, логика твердит, что Итан не мог знать, мужчина не может избавиться от чувства вины перед девушкой, будто привёл её сюда нарочно. Она ведь говорила ему про риски своей «нетрадиционной» профессии. Он мог бы догадаться, что за скрытностью и туманностью рассказов О'Лири, могло крыться что-то пострашней нелегально провезённых реликвий.
[indent]— Прости, что, — невнятно мотая головой, Холлик хмурится, — Я не думал, когда звал тебя сюда, что... что-то может пойти не так, — а стоило. Но думать и Итан Холлик, кажется, давно уже не шли нога в ногу.

24

[indent] А ведь она никогда не думала, что это вернется к ней когда-нибудь, накроет высокой волной, полностью сбивая с ног за долю секунды. Хотелось задать очевидный вопрос – это Судьба решила сыграть с ней злую шутку, показывая Саммер перед друзьями Итана и самим мужчиной не с лучшего света? Если не сегодня, то что могло бы послужить причиной, тем самым импульсом, который заставил бесстрашную О'Лири накрывать себя ладонями, жмуря глаза, сжимаясь в комок?
[indent] Если подумать, рано или поздно, это должно было произойти. Она всегда отмахивалась рукой: «Это в прошлом, давно отпустило, его больше нет,» — делая это настолько уверено, что у людей вокруг даже не возникало вопросов, мотива не верить ей. Да и тем более, разве у кого-то было на это время? Дело было не в эгоизме людей, – здесь волшебница не была в силах обвинять хоть кого-нибудь, не видя, как кто-нибудь трепетно пытается донять её проблемой, – а в том, что у каждого была своя жизнь, и по какой причине она должна была занимать большую её часть? Кто она такая?
[indent] Сколько лет она чувствовала себя одинокой, Мерлин, хотя, по сути, разве была причина? У неё была и близкая подруга, всегда ждущая её писем. У неё были друзья с южных берегов Америки, готовые протянуть руку. В конце концов, у неё была её команда, был целый ковен! Так почему Саммер О'Лири не была готова признать, что всего этого должно быть достаточно, что она не сирота, – коей являлась на самом деле, пусть и обретя своеобразную семью, – и не только снаружи, но и внутри себя исцелиться от чувства покинутости? А ведь она до сих пор не могла поверить, что вложенное хрупкое сердце в ладони Стивенса было так легко раздавлено. Прошло три года, но анализируя своё прошлое, она так и не могла определить, как могла так просчитаться, не заметить, что её водили вокруг пальца. В конце концов, ведь и не только она – целое отделение считало Остина квалифицированным специалистом, стоящим на одной стороне баррикад вместе с ними. Конечно, пусть американцы, в целом, не сильно вмешивались в дела Великобритании, но последствия от Второй Магической Войны задели многих; включая и департамент самой О'Лири. И они прошли через всё это вместе, рука об руку.
[indent] Саммер затрясло от очередной вспышки красного света перед глазами, смыкая глаза, издав негромкий нечленораздельный звук. Она просто оказалась в нужное время, в нужном месте. Лучше бы этой проклятой шкатулки, как и Остина Стивенса, всего отделения, её работы не было в этом мире; и в момент, когда О'Лири чувствует, как эмоционально она готова сделать очередной рывок, сквозь шум сознания она слышит совсем другой голос.
[indent] «Итан.»
[indent] Она дрогнула от прикосновения мужчины к её щеке, но в сторону не отдёрнулась. На мгновение прижимая свои ладони к ушам сильнее прежде, по-детски, совсем коротко, качая головой из стороны в сторону, волшебница позволяет сделать и это, – гул, её собственный крик, звенящий в голове ведьмы медленно отступает, как и отголоски того, о ком в данную секунду она хотела забыть больше всего на свете. Саммер всегда выбрасывала из головы этот вопрос – почему ты не стёрла воспоминания о нём, пока была возможность? Она есть и сейчас, так почему бы ей не воспользоваться?
[indent] — Итан, — шепчет она имя мужчины уже вслух, а не просто произносит его в своей голове, то ли для того, чтобы дать понять, что она его слышит, но не без отголоска удивления. Он здесь? Она снова жмурится, но с испугом тут же открывает веки, тем самым, перекрывая ход воспоминаниям и живым картинам перед глазами.
[indent] Касания Холлика работают. Его слова успокаивают. Рыжеволосая чувствует, как реальность возвращается до того момента, пока она не отводит взгляд от мужчины. Яркий свет перестаёт рябить – его стало больше, освещая самые тёмные углы помещения, из которых до этого мог бы появиться кончик волшебной палочки с красной искрой. Сердце Саммер бешено бьётся, и несмотря на все попытки не отворачиваться от Итана, она то и дело краем бегает взглядом по помещению, страшась того, чего до сих пор не заметила. Она испугалась... ничего? Внезапное осознание происходящего накатывает на неё новой волной – не может такого быть, он где-то здесь, и они все находятся в опасности! И понемногу пришедшая в себя Саммер хочет резко дёрнуться вперёд, облокотившись о каменный пол, однако, негромкий голос Холлика вновь останавливает её от резких телодвижений. Волшебница вновь широко раскрывает глаза, стоит ему взять её за ладонь. А затем спрашивает сама себя – почему она так удивлена?
[indent] Ведь ещё часом ранее О'Лири торопливо собиралась на встречу к человеку, к которому испытывала далеко не дружеские чувства. Та нота, на которой они расстались, конечно, не была одной из лучших, и нельзя было винить никого, кроме самой волшебницы. В конце концов, Холлик остался константой, находясь в Нью-Йорке, всё это время дожидаясь её, в то время, как переменная никак не могла остановиться. Вернуть себя к точке, в которой всё началось, и, из которой, должно было продолжаться.
[indent] В глубине души она боялась, что за эти несколько месяцев всё могло поменяться, и всё же, встретившись с Итаном, осознала, что они остались теми же: тот же смех и улыбки, заинтересованные взгляды, вещи, которые другим могли показаться ерундой, но не для них. Да, возможно, чтобы это работало в лучшем виде, ей нужно несколько пересмотреть свой образ жизни, – и она хотела бы думать, что смогла бы что-нибудь с этим сделать, – но разве то, что происходит сейчас не должно показывать, что они не стоят на месте?
[indent] Он не должен был. Ей никто ничего не был должен; и всё же, он был рядом с ней. Осторожно она кладёт голову на его плечо, стоит мужчине оказаться рядом, пододвигаясь поближе, в попытках остановить собственную дрожь, то ли от холода, то ли от не до конца прошедшего испуга. Её дыхание приходило в норму, и концентрируясь на своих стараниях всё меньше, Саммер старается концентрироваться на тех вещах, которые окружают её. О'Лири полностью концентрируется на Итане.
[indent] — Да, я... — рыжеволосая делает паузу, заслышав малую хрипоту, почувствовав пересушенное горло, — Я могу, — наконец, увереннее, но всё ещё тихо, произносит девушка, вкладывая ладони в его. Выходя из помещения О'Лири не без тревожного чувства краем глаза успевает посмотреть на стол, над которым совсем недавно они шутили вместе с ней; при полном освещении он выглядит таким обычным, и волшебница чувствует то, что пыталась отогнать от себя несколько раз – стыд.
[indent] Это был не просто первый поход с друзьями во главе с Холликом куда-то; это было их первое знакомство. Друзья, зачастую, могут сказать много слов о «новеньком,» пытающемся вписаться в узкий круг. Отсутствие любой лупы позволит заметить, что она провалилась. И усаживаясь на диван, всё, что чувствует Саммер – это взгляды, устремленные на неё. Ей не нужно читать их мысли, чтобы знать, о чём они думают. И от мыслей, что Вселенная даже не дала ей шансов понравиться важным друзьям Итана, что по наклонной было способно испортить и его мнение о ней тоже, О'Лири вжимает голову в плечи, понуро опуская голову.

«Being asked to help can sometimes be as difficult as asking for, because it can feel awkward, uncomfortable, aggravating and inconvenient.
Yet we are called to open the door to inconvenience


[indent] — Что? — переводя взгляд на внезапно появившийся перед ней стакан, она пытается вырвать и повторить вопрос ещё раз, — Спасибо, — его принесла Дейзи? Поднимая глаза ещё выше, ища девушку, Саммер поджав губы, старается приподнять уголки губ в немой благодарности, но быстро теряет запал увидеть отсутствие реакции, – или куда хуже, неподходящей ей реакции, – концентрируясь на стакане с прохладной водой. Делая несколько глотков, волшебница растеряно вертит головой, в попытке отставить стакан куда-то в сторону, но так и оставляет его в ладонях.
[indent] Она слышит шутку, и пытается вновь поднять голову. Рассмеяться, отмахнуться, как делала это всегда или даже отвесить шутливый комментарий. Вместо этого выходит лишь невнятное: «Хорошо, что нас не оставили там дольше, верно?» — утопающий в её негромком вздохе, и нервном постукивании ногтем по стеклу. Они больше никогда не захотят её видеть. Она – Саммер О'Лири, имеющая столько историй в своём запасе, делающая невероятные вещи, проклятье, она буквально на той неделе отвлекала на себя внимание горных троллей, пока Гиз пытался перелопатить их сокровищницу, и девушка сделала что?
[indent] Взгляд её падает на растёртую до крови кожи на запястьях, и быстрым движением руки она пытается натянуть длинные рукава свитера практически до своих пальцев. Не хватало бы ещё больше заставить людей волноваться без причины; хотя, стоит ворсистому краю коснуться открытых ран, как она тут же хмурит брови от неприятного ощущения. Вместе с этим, О'Лири только сейчас замечает и пульсирующую боль в тех местах, которыми ударилась, при падении со стола. Что она там говорила? Удача её второе имя?
[indent] — Ты уже.., — она вновь обрывает себя, торопливо меняя направление, и впервые за всё это время говоря громче привычного, — Нет! Итан, брось! — он винил себя! Себя, хотя никого виноватого, кроме самой рыжеволосой здесь не было! Ведьма настолько резко дёргается вперёд, что чуть не сбивает его с ног, но вовремя останавливается в том же положении, попутно дёрнув руку к Холлику и его свободной ладони на случай отсутствия возможности удержать равновесие, — И вы, — наконец, поднимая голову на всех, кто столпился вокруг, Саммер на секунду поджимает нижнюю губу, но затем уверено проговаривает, [float=right]https://funkyimg.com/i/321bE.gif[/float]приложив ладонь к своей груди, — Простите. Честное слово, в мои планы не входило устраивать никаких сцен, и обычно, — неосознанно она сжимает пальцами пальцы мужчины перед собой, вновь делая сложный невидимый шаг для себя, в попытках подобрать слова там, где ранее всегда бежала от таких ситуаций, — Обычно я себя так не веду, даже когда в обществе появляются люди, от которых нужно падать, — ещё одна попытка сложить губы в улыбку, окончившаяся неудачей, отчего она тут же продолжает, — Я надеюсь, что не слишком сильно испортила вам впечатление от сегодняшнего вечера. И я пойму, если всё же при следующей попытке Итана навесить меня в вашу компанию, вы напомните ему, что зарезервировали место только на свою команду, — заканчивая говорить, виновато щурится волшебница, пожимая плечами. Конечно, она бы поняла. И без того Саммер решила сделать слишком большой для себя шаг или не так можно было сказать её попытку подружиться с немагами, о мире котором она почти ничего не знала?
[indent] — Прости меня и ты, Итан, — обращаясь к нему отдельно, волшебница устало перестаёт бороться со стаканом, отставляя его на пол, дотрагиваясь до его ладони и второй рукой, — Ты ни в чём не виноват. Произошедшее – это чистая случайность, вызванная... — она замолкает, быстро дёрнув взглядом на компанию за спиной Холлика, — Стрессом и перенапряжением на работе, не более, — но ведь нет, и чем дольше волшебница пытается объяснить что-то, тем сильнее сжимает его ладонь. Ей хочется произнести: «Всё в порядке,» — и у неё почти получается, но О'Лири осторожно наклоняется чуть ближе, тихо, чтобы не услышали остальные, произнося, — Ты не мог бы... Я не могу просить тебя об этом, — пауза, — Но мы не могли бы отсюда уйти? В смысле, — ещё одна пауза и она мгновенно меняется в лице, переходя на шепот, — Ты можешь остаться, я... но я не думаю, что хорошая идея мне оставаться здесь, — пусть зная Итана, ей кажется, что он может попытаться отговорить её. Сделать то, что делала всегда для друзей Саммер: хлопнуть по плечу, попытаться стереть неловкость, побороть чувство страха, как раз таки, окружением, которое совсем не против провести время с зачинщиком; и поэтому одними губами добавляет, — Пожалуйста.

25


There were things I wanted to tell her. But I knew they would hurt her. So I buried them, and let them hurt me.


[indent]Итан должен был понимать, как мало он знал о Саммер О'Лири, но странное чувство единства сознаний играло с мужчиной злую шутку. Он должен был вспомнить своё удивление после того, как она приоткрыла занавес над своей деятельностью, должен был задуматься о том, что заставило Холлика обрушить незаслуженные подозрения на новую знакомую, перекочевавшую в статус родной души за три недолгие встречи. В очередной раз он доверился интуиции, и слепое доверие не привело ни к чему хорошему. Думаете, Холлик не знал, что в глазах О'Лири он останется невиновным? Что вовсе не мешало ему чувствовать вину в полной мере. Не осознавая до конца, он хотел видеть себя виноватым. Чем виновней, тем лучше; в приступе нервного мазохизма он заострял внимание на тех словах, что вызывали вяжущее чувство в области солнечного сплетения. Не так Холлик представлял их запоздавшее воссоединение, и дело было не в приступе Саммер. Точнее, не только в приступе Саммер.
[indent]Ещё несколько недель назад он бы радовался тому, что всё осталось на своих местах. Они бы начали с того, на чём остановились, и ему бы не пришлось бороться с ощущением, словно он совершал преступление, держа дрожащие ладони Саммер в своих. Но на дворе был декабрь, а в его входящих сообщениях наверняка хранилась парочка смс-ок о невыносимых коллегах и наконец-то окончившейся рабочей смене от его девушки. Той, которую он любил. Той, о которой обещал заботиться так, как не заботился никто. Он не жалел и не сомневался в изменениях, произошедших с ним и Рози за прошедшие месяцы. Кто бы его предупредил, что люди не излечивались от всех остальных просто потому что сделали свой выбор. Конечно, они были всё теми же Саммер и Итаном; никто не менялся до неузнаваемости за такой короткий срок. Всё осталось на своих местах, кроме стрелки часов, разделившей их пропастью упущенного момента. Он не винил себя за случившееся, Итан Холлик винил себя за то, что не нашёл в себе сил рассказать, и теперь, находясь напротив Саммер, не мог избавиться от ностальгического ощущения, забытого в сентябре.
[indent]— Саммер, ты чего! — не ожидая, что его извинение вызовет настолько яркий спектр эмоций, Итан ненарочно подхватывает её за локти и ослабляет хватку, когда убеждается, что О'Лири стоит на твердых ногах, — Всё в порядке, — хмурясь, продолжает отнекиваться Холлик.
[indent]Вынужденный замолчать, он отрицательно вертит головой на все попытки девушки извиниться за своё «поведение». Он понимал, что эмоциональный выпад ни в коей мере не входил в планы Саммер. Они все понимали. Вовсе не из-за того, что приятели мужчины обладали исключительными талантами к эмпатии. Они знали, что такое страх, травма, необъяснимая паника, будившая по ночам и не дающая уснуть до самого утра. Так или иначе каждый из них касался оборотной стороны бравого дела: помогать людям. Они видели подобное ни один раз и, вероятно, поэтому не придавали ситуации большего значения. С кем ни бывает, — наверняка, эта мысль поочерёдно промелькнула в сознаниях всех присутствовавших. И, кажется, один лишь Холлик не мог избавиться от появившегося следом вопроса: «Что такого случилось с Саммер О'Лири, что воспоминание о случившемся преследовало археолога по сей день?»
[indent]— Боже, Саммер, конечно же нет, — отвлекаясь от девушки, Холлик оглядывает остальных и, дергая бровью, ненавязчиво предлагает последовать его примеру и разогнать беспокойства Саммер, — Я ведь за всех говорю? — на случай, если задранной брови и прожигающего взгляда было недостаточно.
[indent]— Абсолютно.
[indent]— Я бы сказал это было прекрасное дополнение к антуражу. Я почти поверил, что мы все падём жертвами разгневанного божества, — отворачиваясь от Хантера, Итан еле сдерживает шутливого вздоха разочарования.
[indent]Он не сомневался в том, что его друзьям не придёт в голову открещиваться от Саммер из-за подобной глупости, но предпочёл бы, чтобы они вели себя хоть немного чувствительней к её состоянию. Пускай, О'Лири стремительно возвращалась к своей шутливо-саркастичной натуре, он видел остатки ужаса, завладевшего девушкой в считанные секунды, и не обманывался её манерой храбриться, понимая, сколько бы Саммер ни говорила, что она в полном порядке, в порядке она не была.
[indent]— Ещё одно прости, и я начну их считать, — он не хочет ни на что намекать, но прошлое недовольство Саммер его манерой извиняться за всё и больше напоминает о себе самостоятельно. Впрочем, если в случае Холлика, мужчина мог подкрепить свои «прости» развернутыми объяснениями о том, где он провинился, то в ситуации Саммер... с таким же успехом она могла извиниться за прошлогодний насморк и получить самый непонимающий хмурый вид, на который Итан был только способен. [float=left]https://funkyimg.com/i/327EL.gif[/float]
[indent]— Тебе не за что извиняться. Тем более, передо мной, — слегка встряхивая их ладони, по-тёплому улыбается Холлик.
[indent]Он изо всех сил старается игнорировать свою голову, но каждое «прости» Саммер подобно удару в гонг прямо над ухом. Стала бы она просить прощения так настойчиво, если бы знала насколько незаслуженными были её извинения? Если бы услышала всё, что он откладывал до момента их встречи? Итан опускает глаза к их переплетённым рукам и чувствует очередной укол под рёбра. Он хочет думать, что реагировал бы так на любого здесь, но не позволяет себе соврать. Они с Саммер делили те воспоминания, которыми Холлик не собирался обзаводиться с остальными его друзьями; и именно эти воспоминания всё путали и усложняли.
[indent]— Конечно, — сводя брови на переносице, Итан продолжает не сразу и выдерживает недолгую паузу, отыскивая баланс между нахождением в моменте и стучащим по вискам внутренним голосом, — Я понимаю, — кивая несколько раз, он смотрит на отошедшую от них группу приятелей, — Я сейчас, — обращаясь к О'Лири, он отпускает её ладони и, поднимаясь, подходит к остальной компании.
[indent]Встречаясь с неожиданным холодом на кончиках пальцев, Холлик инстинктивно прячет руки по карманам. Выжидая, когда размеренный гул голосов утихнет, он прокашливается несколько раз и, коротко улыбаясь, перебивает разговор:
[indent]— Саммер сказала, что устала. Думаю, что не тащиться с нами в бар – хорошая идея. Там шумно и душно. Я, — тихий вздох, — Я останусь с ней. Не хочу, чтобы она возвращалась домой одна, — говоря куда тише, продолжает Итан, — Без обид, хорошо? — спрашивая последнее скорее из привычки, чем из искреннего беспокойства, оживляется Холлик.
[indent]— И где нам теперь взять трезвого водителя, убийца веселья?
[indent]— Хантер, ты хоть о ком-то кроме себя думать умеешь? — шлепая мужчину по плечу, смеётся Дэйзи.
[indent]— Нет, никто ведь не думает обо мне! — подхватывает Хантер, успокаивая Итана весёлыми интонациями. Всё было в порядке, они всё понимали; от этой мысли Холлик облегчённо вздыхает и, возвращаясь к Саммер, бросает:
[indent]— Такси, друг мой. В этом городе их предостаточно, — осведомляясь о самочувствии девушки ещё раз, он кивает в сторону шкафчиков с одеждой и нагоняет заворачивающихся в теплую одежду друзей.
[indent]Попрощавшись с группой, Итан нарочно не торопится со сборами и позволяет им одеться в комфортном для Саммер темпе. То и дело мужчина бросает короткие взгляды в сторону О'Лири, чтобы убедиться, что она не теряет равновесие и не требует от себя больше, чем необходимо. И пускай, логика говорит: от панических атак ещё никто не умирал, неизменное желание защитить девушку от невидимой напасти вынуждает Итана волноваться. Поправляя шарф, он звякает связкой ключей и впервые перебивает затянувшуюся за сборами тишину:
[indent]— Хорошие новости: никаких лестниц-убийц. Сегодня эскалатору тебя не съесть, — пропуская Саммер на улицу, он инстинктивно кладёт ладонь на её спину, улыбается, поглаживает её несколько раз и шагает в сторону парковки, на которой оставил свою машину, — И вожу я тоже нормально, — наскоро оборачиваясь, хмурится и бормочет мужчина, оправдываясь за несуществующий грех.
[indent]Итан старается не замечать дискомфорта в солнечном сплетении, но терпит поражение. Он не может просто взять и сделать вид, словно не продолжает молчать, когда больше никто и ничто не мешает ему рассказать. Найдя новое оправдание, Холлик мёртвой хваткой цепляется за идею, что сейчас не время. Не сразу после того, как Саммер пережила эмоциональную встряску, вызванную чем-то, о чём Итан не имеет ни малейшего понятия. Он ведь не хочет сделать хуже. Расстроить её сейчас, не попытавшись сгладить пережитое. Делая глубокий вдох, мужчина выбирает терпеть уколы совести до тех пор, пока не О'Лири не успокоится совсем. И кто знает, что это «совсем» значит.
[indent]Открывая пассажирскую дверь, Итан помогает ей усесться и следует на водительское место. Вынужденный молчать, пока не подберёт правильные слова, Холлик старается выиграть время занятостью за рулём: с хирургической аккуратностью он заводит мотор и неспешно выезжает с парковки. Вертя головой по сторонам, он съезжает на главную дорогу и сталкивается с осознанием: продолжи Холлик беззвучное существование, и Саммер обязательно свяжет его несвойственную молчаливость с произошедшим получасом раньше.
[indent]— Саммер, — он не успевает сформировать чёткой мысли, как паникует, ретируется и выдаёт совершенно неожиданное предложение, — ты голодная? — кидая короткий взор на пассажирское сиденье, непринуждённо улыбается Холлик, — Если хочешь, мы можем проехать мимо какой-нибудь забегаловки и заказать еды с собой? Или я могу отвезти тебя сразу домой, — то замедляя речь, то вновь ускоряясь мечется Итан, — Или... Прости, я не даю тебе ответить, — хмыкая себе под нос, в который раз мужчина сдвигает брови и мрачнеет в лице.
[indent]Он вёл себя странно. Или Итану казалось, что он вёл себя странно. Он одновременно не находил себе места, чувствуя вес правды, которой Саммер заслуживала, и возвращался к тому, что случилось в центре, снова и снова представляя лицо девушки перед собой и гоня прочь необходимость рассказать. Пытаясь отвлечь О'Лири и себя в том числе, он решает дать себе время до забегаловки и принимается расспрашивать её о несвязанных с последним часом и последними месяцами вещах. Что она хочет поесть? Не холодно ли ей? Проезжая мимо Таймс-сквера, Холлик отпускает бессмысленный комментарий про рождественские украшения и пускается в короткое путешествие по своим воспоминаниям детства, когда родители водили их с братом на праздничные парады. Болтая, он не замечает, как добирается до нужного места, оставляет их заказ и паркуется с горячими пакетами неподалёку от уличных фонарей.
[indent]— Утончённым этот ужин назвать нельзя, — помогая девушке распаковать пахнущую на весь салон еду, смеётся Холлик, — Но здесь вкусно, обещаю, — перегибаясь вперёд, он находит рычаг, отодвигающий сиденье, и слегка отодвигает кресло Саммер, чтобы ей было удобней сидеть, — Так лучше? — перекидываясь обратно, чуть кряхтит мужчина и валится на спинку своего сиденья. У него практически выходит забыть о гудящей голове ровно до тех пор, пока импровизированный ужин не подходит к концу и тишина не принимается нажимать по больным местам с новым запалом.
[indent]Холлик снова улыбается ей, прокашливается и, смотря в сторону, хмыкает под нос. Как бы ему ни хотелось, он не может закрывать глаза на «слона в комнате» вечно. Он должен поговорить с ней.
[indent]— Саммер, — но вместо того, чтобы выполнить данное себе обещание, Холлик хватается за новый спасительный канат, — Я знаю, что это совсем не моё дело, — качая головой, негромко говорит мужчина, — Но я волнуюсь за тебя и не могу не спросить, — разворачиваясь, он смотрит девушке прямо в глаза, — То, что произошло... Ты уверена, что это случайность из-за стресса? Я не говорю, что не ошибаюсь, но это не походило... на простое переутомление. Скорее... — Итан пожимает плечами, делая физическое усилие, чтобы выдавить из себя последующие слова, — Саммер, что-то случилось во время твоей поездки? Я... я могу чем-то помочь? — переключаясь на беспокойство за благосостояние О'Лири, Итан виртуозно отмахивается от замолчанных деталей в который раз за сегодняшний вечер. Да так удачно, что голос разума не пробивается через плотную стену сосредоточенного на Саммер взгляда. Или он просто понимает, что когда заговорит о трёх пропущенных ей месяцах, то попрощается с шансами убедиться, что с ней всё в порядке.

26

[indent] А ведь прикрывая лицо ладонями от стыда и извиняясь, Саммер даже не сразу отдала себе отчёт о том, какие люди перед ней стояли. Смотря на реакцию немагов, их спокойствие, и заставляющие дёрнуть губы в улыбке шутки Хантера, напоминают ей об этом. О'Лири так беспокоилась о том, что они не смогут понять её, – хотя, если подумать, ничего смертельного или того, с чем люди никогда не сталкиваются, не произошло, – как и отчасти поставила сложность своей профессии, если закрывать глаза на различия даже миров, что... Несколько раз волшебница быстро моргает, застывая взглядом на лицах, останавливаясь на Итане. С первого дня он уже шутил про трупов, что не было шуткой. С их писем она получила достаточно историй о многообразии, с которыми ему приходилось сталкиваться каждый день. И это ведь не говоря о расследовании сентябрьской давности! Очевидно, что если мужчине было что рассказать, можно предположить, сколько историй прячут за собой и его коллеги.
[indent] Её всегда поражало, насколько иногда волшебники были готовы возвысить собственные способности и возможности выше всего остального, забывая, что вокруг них есть и множество других вещей, которые были созданы неволшебным сообществом. Даже сейчас – оглянуться вокруг, и можно увидеть стоящие автоматы с напитками и закусками, работающие только на внутренних механизмах, питающиеся от чего? Совсем не от магии. Множество профессий, от преподавателей до врачей, от инженеров до, – О'Лири осторожно улыбается мужчине, качая головой из стороны в сторону, стоит ему выдать предложение, которое больше подходило девушке, нежели Итану, – работников федеральных служб. Они были знакомы со сложностями мира ничуть не хуже остальных.
[indent] — Ладно, — она делает короткую паузу, прикрывая глаза, — Но мне явно понадобится время для того, чтобы не чувствовать себя виноватой, — да, такое случается, и Саммер прекрасно это понимала. Более того, случись такое с кем-то из них, любым человеком, первое, что сделала бы О'Лири – это попыталась вернуть человека в строй, дав ему столько времени, сколько необходимо, находясь рядом, чтобы он почувствовал её поддержку, присутствие! Как делал это Итан. Итан Холлик, не просто держащий её за руку тогда, дыша с ней в такт, беспокоясь за каждое телодвижение, но и готовый отправиться за пределы центра вместе с ней, несмотря на возможности куда веселее провести остаток вечера. На его вопрос о самочувствии, она вторит вопросом – «Ты точно не останешься?», звучащее с несильными нотами беспокойства, нежели проверки на дружбу. Люди, которых рыжеволосая встречала на своём пути, вели себя по разному. И привычная к разным реакциям, девушка, действительно, приняла и поняла бы, если бы Холлик почувствовал отданный долг с уезжающей в такси О'Лири, в которое он её посадил.
[indent] И всё же он здесь, отчего девушка обхватывает себя руками, вжимая голову в плечи от растекающегося по телу тёплому ощущению.
[indent] — Желаю не пропустить встречу со мной в следующий раз. Обещаю расквитаться за все свои промахи, произошедшие сегодняшним вечером,  — складывая ладони в извинительном положении перед собой, девушка осторожно улыбается компании, намекая как на собственное опоздание, так и на забирание их не единственной, но всё ещё одной из самых комфортных, возможностей добраться домой. И отзеркалив кивок Итана в сторону шкафчиков, направляется в ту сторону, выуживая с полки теплое пальто. Рыжеволосая на мгновение приоткрывает край сумки, с волнительным взглядом ища волшебную палочку, и негромко выдыхает, стоит найти тонкий деревянный предмет глазами. Хорошо, что она не взяла её с собой; сомнения не было, она бы обязательно воспользовалась ей там, где этого не требовалось, что, возможно, сделало сегодняшним день последним, когда девушка бы видела не только ребят, но и Холлика.
[indent] — И правда отличные новости. Есть ли статистика смертности людей в... машинах? — не без опаски произносит О'Лири, но затем быстро добавляет, — Не в смысле я сомневаюсь в твоих способностях вождения – даже не думай об этом, — она оборачивается, немного задирая голову, стараясь улыбнуться как можно убедительнее. А затем повернувшись прямо, наклоняясь к двери машины, чуть тише добавляет, — С тобой я, в принципе, всегда чувствую себя в безопасности.
[indent] А ведь у неё было не так много людей, которым она доверяла также, как и Холлику, особенно, учитывая короткие сроки их общения. Для кого-то короткие, конечно; с другой стороны, время понятие растяжимое, как и люди, окутанные им. Некоторым хватает и пары месяцев, чтобы стать близкими друзьями, другим нужны долгие годы опыта, как и череда ошибок, пройденных вместе. Девушка краем глаза смотрит на Итана, явно волнующегося за неё больше необходимого, – настороженные взгляды она заметила ещё у шкафчиков с одеждой, но виду не поняла, – стараясь отпустить чувство дискомфорта, который доставляет ему. И ведь нельзя винить и себя за то, что «вспомнилось» было. Конечно, она не стёрла себе воспоминания, но это не означало, что возвращалась она к этому с улыбкой на лице.
[indent] Ей одновременно и хочется, и не хочется первой заговорить с мужчиной. Наблюдая за его действиями, девушка старается повторить то, что позволяет ей собственное место – недоверчиво перехватить пальцами ремень безопасности, затягивая его на груди, и после нескольких безуспешных попыток застегнуться, справится с поставленной задачей. Сесть ровно, то выпрямить, то согнуть ноги в колене сильнее, стягивая пальцами свою сумку на ногах. Ей хочется спросить помнит ли он её адрес, куда ехать, а вместо этого крутит головой в окно, пытаясь понять, смогла ли она и сама добраться до собственного дома, пойди она отсюда пешком. В какой-то момент О'Лири понимает, по какой причине боится – что если ему неловко и самому? Что если постоянно расслабленное и веселое настроение, которое передавалось им через общение друг с другом на протяжении всего этого времени, не сможет быть таковым после случившегося? Она негромко хмыкает, подумав о том, что у них уже был один момент, способный перевернуть их отношения с ног на головы; что же, с другой стороны, не удивительно. Различия между вечерами и того, что происходило во время них, были колоссальными.
[indent] — М? — девушка неосознанно даже выдыхает с благодарностью, и уже готова ответить ему, как попытки Холлика предложить тысячу и один вариант лишь позволяют ей потянуть уголки губ выше, качнув головой из стороны в сторону, когда тот понимает, что делает. Забавно, как вместе с быстрой речью смешивается и его шотландский акцент. Страшно представить, что происходит с людьми, мало-знакомыми с разными вариациями английского языка, ведь и О'Лири на некоторых моментах нужно пару лишних секунд на осознание сказанного.
[indent] — Немного. Мы можем, но только если ты и сам перекусишь со мной вместе, — наконец, произносит девушка. Ей хватает небольшой паузы для того, чтобы, окинуть взглядом мужчину, задорнее предыдущего добавить, — Смотрю, ты решил вновь перетянуть на себя одеяло извинений? Не жадничай, я ещё недостаточно погрелась под ним, — в прочем, несмотря на это, у неё, кажется, ещё надолго останется совсем другое покрывало, или кто-то подумал, что она избавилась от вины недосказанности?
[indent] Стараясь пропустить мимо нервозность от передвижение не на своих ногах, волшебница в который раз возвращает себя к мысли, что, возможно, знай Холлик секрет магического мира, жить было бы проще. Однако, стоит этой мысли проскочить в голове, как волшебница тут же хмурит брови, незаметно благодаря плотному шарфу, качнув отрицательно головой. Размышлять так было эгоистично, ведь раскрывать правду только для того, чтобы, в первую очередь, облегчить задачу в разговоре себе? Она не могла сказать, что с легкостью была способна поставить себя на место Итана – о существовании немагического мира, пусть и без подробностей, она-то знала с самого детства! Что это значит для человека, живущего привычным всю жизнь? От собственных размышлений рыжеволосую отвлекает спокойный голос мужчины, истории о его жизни, и откидывая голову на подголовник, О'Лири предпочитает куда больше отправить себя в представление, какая была его семья и праздники в ней, чем персональных переживаний.
[indent] Оказываясь у забегаловки, она с любопытством смотрит на аппарат, принимающий у них заказ, наблюдая за процессом, стараясь быстро сформулировать желания, когда перед глазами оказывается яркое, и может для кого-то привычное, но явно не для Саммер, меню. Стоит им подъехать на следующий пункт, как девушка тут же начинает рыться в сумке, в попытках заплатить хотя бы за их ужин здесь, раз уж её лишили оплатить одну-другую пинту в баре, однако, отмахивающийся от неё Холлик, уверено сообщающий что с головой у О'Лири всё плохо, даже заставляет её широко раскрыть глаза и возмутиться, пропуская свой шанс сунуть доллары.
[indent] — Итан Холлик, как вам не стыдно! — в прочем, вместо негодования, Саммер заливается смехом впервые за последний час, тряхнув рыжей гривой, тут же перекладывая ладони на тёплые пакеты с едой, — Не сомневаюсь, — улыбнувшись, добавляет она, стоит ей сунуть нос в пахнущий мешок. Быстрая смена обстановки, а точнее приближение мужчины для того, чтобы помочь ей усесться ещё более удобно, – хотя казалось, куда ещё? – не остаётся незамеченной, но всё же в этот раз О'Лири оставляет комментарии при себе, лишь утвердительно кивая головой на его вопрос прежде, чем оттянуть с шеи шарф, и осторожным движением пальцев перехватить бумагу с гамбургером внутри. Первый укус, и удовлетворительный восклик, подтверждающий, что американец её не обманул.
[indent] На мгновение можно даже подумать, что ничего экстраординарного за вечер не произошло. Словно они встретились после длинного дня, отправившись кататься по городу, заглянув в ближайшую закусочную. Мало-помалу она начинала возвращаться в себя, со здоровым румянцем на щеках, а не бледными чертами лица. Вытаскивая по одной картошку из пакетика, она делится подмеченными традициями ужинов в разных странах или придумывая короткие диалоги для редких людей, сидящих в своих машинах по соседству с ними. Однако, ощущение пусть не испаряется полностью, но становится куда более осязаемым. Тем более, когда Холлик озвучивает то, к чему О'Лири думала, что была готова.
[indent] — Рано или поздно пришлось бы, правда? — не без печальной улыбки, задаёт она риторический вопрос, опуская взгляд вниз, хрустя в руках бумажными пакетами с убранными вовнутрь остатками еды, — Я знаю, что ты волнуешься. Как ты там говорил? «Буду самую малость волноваться» – вряд ли сегодняшний случай хуже моих других приключений, — вновь упираясь головой назад, она разворачивает на него голову, сперва смотря ему в глаза несколько секунд, и потом вздохнув, продолжая, вернув взгляд обратно прямо на тёмную улицу, освещённую неяркими столбами фонарей, по которой проходила большая компания людей, — Вряд ли, — она осекается, — В смысле, не потому что... — пытаясь подобрать слова, доказывающие, что она понимает его желание, она усмехается, вдохнув снова, — Это случилось пару лет назад, не сейчас. Давай я расскажу тебе по пути к моему дому? — девушка вновь оборачивается на него, — Так мне будет легче. Это довольно длинная история, если рассказывать её с самого начала, — чуть тише добавляет рыжеволосая, поджав губы.

I'm still a victim in my own right
but I'm the villain in my own eyes,
                                                              yeah

[indent] Как рассказать ему об этом? Ведь вопрос был далеко не в интересе или, как выразился Итан, «не его деле», в которое он, по видимому считал, что совал свой нос. Было так много факторов, о которых ей придётся умолчать – вновь умолчать! – и логика без которых может просто не сработать. И всё же, обещанного не вернуть? Отчего неторопливым тоном, откинувшись на спинку сидения, – она даже негромко хрюкает от мысли, что это похоже на работу со мозгоправами в их кабинетах, – начинает свой рассказ длинной в несколько лет. Так она немного обрисовывает, каким был Остин, когда они познакомились, совместной работе в качестве напарников ещё до того времени, когда девушка присоединилась к текущей команде. Он был опытным, в то время как Саммер – рвущаяся в бой, не знающая жизни стажерка.
[indent] — В начале девяносто девятого нам дали указания найти одну потерянную вещь, о нахождении которой давно никто не знал. Мы работали над этим проектом чуть больше двух лет, как в один момент, — девушка издаёт воздушный звук, — Знаешь, я так хорошо помню, как меня спускали в темное ущелье на веревке. В руке – фонарик, а внизу кромешная бесконечная тьма, и только несколько подёргиваний могли спасти меня от того, что было внизу, — она усмехается, подтягиваясь поближе и кинув на [float=right]https://funkyimg.com/i/32qe7.gif[/float]Холлика короткий взгляд, облокачивается о дверную ручку, прижимая разгоряченный лоб от нахлынувших воспоминаний к прохладному окну. От близкого дыхания стекло запотевает, и О'Лири замолкает, формируя в голове предложения, задумчиво водя пальцем по стеклу, рисуя маленькую фигурку между двумя длинными полосками, имитирующие ущелье, на длинной верёвке.
[indent] — Я плохо помню, что случилось, когда меня подняли обратно. Знаю, что был уже следующий день, когда я очнулась привязанная к столу при свете ярких ламп над своей головой, уходящие в высокие потолки, — она прикрывает глаза, жмурясь, тратя время, чтобы стереть появившуюся картинку перед глазами, — Он без труда забрал шкатулку, и после мучил меня без причины Физически, морально... В моём сознании отпечаталось, как он сказал: «ты просто оказалась не в том месте, не в то время,» — повернув голову к Итану, она поджимая губы, дёргает их в полу-улыбке, пожав плечами, — Если бы не Гиз и остальные, возможно, меня не было бы в живых, по крайней мере, это было то, что я поняла с его слов, он хотел сделать – убить меня. Он исчез, как только они ворвались, — Экспелиармус, скорее всего, отбросил её в сторону, выбив палочку из рук. Он терзал её Круцио. И не успел занести палочку для самого страшного непростительного заклинания, тут же трансгрессировав. Саммер сжимает сумку на коленях сильнее, словно находя в ней своё успокоение, — Скорее всего, он работал сообща или на кого-то, но если честно, у нас осталось мало информации, которую можно использовать, или по которой его можно попытаться найти. В любом случае, прошло уже два года, и я... я в порядке. Пусть шкатулка была бесконечно потеряна, как и моё время, но раны затянулись, я продолжаю работать в департаменте, у меня отличная команда, —  перечисляя, негромко произносит О'Лири, понимая, что это звучало как будто она пытается оправдать себя, доказать, что «в порядке» было не просто звоном, и внезапно усмехается, понимая, что вряд ли сможет доказать ему обратное.
[indent] За своим рассказом она смотрела на Нью-Йорк, но смотрела сквозь него, не замечая, как они свернули на знакомые улицы, пробегающие мимоходом магазинчики, в которых, живя она здесь на постоянной основе, О'Лири могла бы считаться постоянным клиентом. Саммер заметно нервничала при рассказе, теребя то ткань сумки, то скручивая кончики своего шарфа, хотя и пыталась вести себя, как будто просто рассказывала не самую приятную сказку на ночь. Остин Стивенс остался неприятным воспоминанием, плохим сном, неудавшимися отношениями: она могла подобрать много синонимов своему прошлому. Однако, чего она точно не ожидала, что сможет рассказать об этом Итану. Не потому, что он не был ей близок, совсем наоборот. Но в голове продолжал навязчиво крутиться вопрос – что он подумает о ней теперь?
[indent] — То, что произошло сегодня со мной никогда не случалось, и самое худшее, что со мной происходило – пару плохих снов в год. Не думаю, что из-за одного события за сегодня можно думать, что это... «Big deal,» понимаешь? — махнув ладонью, спрашивает Саммер, стоит машине остановиться. Наконец, более не отвлекающая его от вождения машины, волшебница разворачивается к нему всем корпусом, волнительно смотря на мужчину, — Я не хочу, чтобы это событие изменило твоё отношения ко мне, как и не хочу, чтобы ты смотрел на меня... иначе, — опуская взгляд вниз на свои ладони, сцепленные вместе, тихо она добавляет лишь одно слово: «Хуже.»
[indent] Ведь это то, чего боялась Саммер О'Лири. Ей нравится Итан, и последнее, что она хотела – это испортить светлое чувство, зависшее между ними с сентября месяца, своим прошлым.

27

[indent]Бостонский учебный центр ФБР не шёл ни в какое сравнение с тем, что происходило за стенами нью-йоркского офиса. Впрочем, сравнивать Бостон с Нью-Йорком было добровольным стремлением разочароваться. Кишащее разношерстными представителями человеческой расы Большое Яблоко сильно контрастировало на фоне вылизанного европейского городка, далёкого от звания эпицентра жестокости. Из всех присутствовавших в помещении, Итан Холлик оставался нетронутой наивной душой, совавшей свой нос в запертые на десять замков комнаты из детского любопытства, нежели из необходимости. Никто не просил его запираться в лабораторном подвале, никто не заставлял нырять по локоть в грязь, изобилующую в мрачных переулках родного города; он мог бы остаться в Бостоне. Податься в исследовательский центр на верхнем этаже с высокими окнами и слепящим по утрам восходом. Забыть о картинках, достойных фильмов ужасов, и получить достойную проделанных усилий награду, сверкая со сцены смущенной улыбкой, но награды его мало интересовали.
[indent]Конечно, всегда можно было убедить себя, что увесистая статуэтка в ладонях – прямое доказательство сотни спасённых жизней, что улучшенная формула – уверенный шаг миру во всём мире, только Итан не был склонен к самодурству. По крайней мере, не в вопросах и без того хрупкого эго. Он должен был видеть результаты, потрогать их собственными пальцами, увидеть, как очередное дело спускалось в архив, чтобы оказаться навсегда забытым. И чем больше Холлик встречал «раненых» людей, людей, как Саммер О'Лири, тем яростней ему хотелось остановить то, чему, если подумать, конца не было, и тем бессильней он себя чувствовал.
[indent]О том, что могло поспособствовать реакции Саммер, он думал всю дорогу. Сколько бы Холлик ни нервничал о недосказанности, сколько бы ни гонял мысли из угла в угол без шанса успокоить бурную голову, возможные сценарии, ставшие результатом увиденного, шумели задним планом, выжидая мгновения, когда смогут загрохотать в полную силу. Он надумывал? Пускай, Холлик не бросался грудью на пули и не мог похвалиться десятилетним стажем в бюро, испуганный взгляд О'Лири был ему знаком. Нет, люди с таким взглядом не боялись темноты под кроватью, узких помещений или ярких бликов в дальнем углу подвала. Они бы предпочли любого монстра тому, что действительно их пугало; и от мысли, что он не ошибался в своих предположениях, Итан то и дело замечал холодные дорожки мурашек, бегавшие от шеи к пояснице.
[indent]Остановка в забегаловке была своеобразной попыткой отвлечь и себя, и Саммер от настойчивых попыток сознания решить задачку без правильного ответа. На мгновение у него даже получилось. Гордясь бестолковой шуткой о «стукнувшихся головой», Итан рассмеялся со всей искренностью и на короткие несколько минут почти забыл о мире за пределом передних сидений его машины. Он не был голодным, но предпочёл не спорить с выданным О'Лири ультиматумом; встречать остаток вечера на голодный желудок не казалось мужчине хорошей идеей. Откуда он знал, что последний кончится плохо? Называйте это интуицией или третьим глазом, Холлик не видел света в конце тоннеля из того, о чём должен был с ней поговорить. Эгоистично и низкодушно Итан захотел законсервировать тёплое воспоминание, не тронутое ни изменениями недавних недель, ни этим вечером, и позволил себе урвать ещё немного бессмысленных разговоров под шелест упаковочной бумаги и ненавязчивый шёпот работающего радио.
[indent]Он пожалел о заданном вопросе так скоро, как произнёс его, но, как и стоило ожидать, слишком поздно. Итан попытался «отменить» сказанное, открыл рот и даже успел выдавить из себя пару звуков, напоминавших слова:
[indent]— Нет, я не... я просто, — всё ещё поздно. Безмолвно дослушав то, что хотела донести до него Саммер, он быстро кивнул и, закинув обертки от скорого ужина на заднее сиденье, завёл заглушённый мотор. Лучше бы он наконец набрался смелости и рассказал ей о том, с чего должен был начать их встречу, однако Саммер начала говорить, и Холлик мгновенно переключился с собственных переживаний на рассказ девушки.
[indent]Поначалу история О'Лири кажется безобидной, что Холлику не требуется делать усилий, чтобы не меняться в лице. Но чем больше Саммер разговаривает, тем отчётливей Итан чувствует нарастающее давление в грудной клетке, словно ещё чуть-чуть и развязка её рассказа выскочит ему под колёса. Обсессивно мужчина цепляется за имя напарника, за любую невзрачную деталь, вырванную из ёмкого пересказа событий нескольких лет, будто это поможет ему найти человека без фамилии и лица, исцелив девушку от страшного воспоминания. Стискивая зубы, Холлик останавливает себя от того, чтобы не устроить допрос с пристрастием в лучших традициях федеральных агентов. Она ведь наверняка знала его дату рождения. Может, виделась с ближайшими родственниками, знакомилась с близкими друзьями. Люди не растворяются в воздухе, и если этот мужчина жив, то у них есть все шансы его отыскать.
[indent]Инстинктивно Холлик сжимает руки на руле, пытаясь утихомирить свою голову. Вдох за вдохом Итан задерживает встающие посреди горла вопросы, понимая, что охота на кошмар из прошлого совсем не то, что Саммер нужно в данную секунду, если нужно вообще. Бросая редкие взгляды в её сторону, он убеждается ещё сильней – последнее, что О'Лири сейчас требуется, это подробное погружение в личность человека, о котором она, наверняка, мечтала забыть.
[indent]— Саммер, я, — нарушая короткую тишину, голос Холлика звучит совсем не похоже на тех, кто знают, что говорить в подобных ситуациях. Делая беззвучный вдох, он нервозно ищет волшебный набор слов, способный стереть всё плохое из архивов памяти О'Лири, излечить её от страха, но сталкивается с печальной истиной: нет такого набора, — не знаю, что я должен, что я могу сказать. Ты... сильная девушка, я не сомневаюсь, что ты прекрасно это знаешь и без меня. Я просто хочу сказать... Мне очень жаль, что это произошло с тобой. Хотел бы иметь возможность возвращаться в прошлое, — едва дергая уголками губ, он смотрит на неё пару мгновений и возвращает своё внимание на дорогу, — Я бы сделал всё возможное, чтобы тебе никогда не пришлось переживать то, что ты пережила. И я понимаю, что мы такие, какие есть из-за нашего опыта и бла-бла-бла, но не думаю, что обязательно проходить подобные испытания, чтобы убедиться в твёрдости духа, — чуть хмурясь, Холлик спешно добавляет, — Извини, если я говорю что-то не так. Я хочу сказать... я знаю, что не могу ничего исправить и тебе не нужна моя помощь, но я бы очень хотел, — замечая боковым взглядом поворот на нужную улицу, Итан дергает рулём в её направлении и благодарит небеса за спасение от ещё парочки неловких фраз.


https://funkyimg.com/i/32Nek.gif https://funkyimg.com/i/32Nem.gif
#np: sufjan stevens – visions of gideon


[indent]Итан считал, что слушал куда лучше, чем говорил. Слова редко казались Холлику достаточными, чтобы выразить его ощущения, или, наверное, он просто-напросто не умел их подбирать, а ведь судьба О'Лири была ему далеко не безразлична. Он чувствовал и чувствовал так много, что не смог бы с уверенностью сказать была ли это злость за случившееся или необъяснимое желание стать непробиваемой защитной стеной между Саммер и окружающим миром. Он вдруг вспомнил их первую встречу. Одна! Как нарочно, О'Лири постоянно оказывалась одна, и от внезапного открытия Холлику захотелось ударить кулаком по передней панели, раздражаясь то ли на мир, то ли просто так, на всё и сразу. Что если бы он пошёл через другой выход? Вышел чуть позже или не вышел вовсе? А Саммер? Почему она продолжала работать на своей странной «нестандартной» работе? Рисковать жизнью, словно ей было недостаточно? Чем больше Итан об этом думал, тем беспомощней мужчина себя чувствовал. И сколько бы логика ни твердила, что он не был ответственен за едва знакомую ему девушку, он не мог отрицать очевидного: Саммер оставила на нём отпечаток, который было не смыть временем и расстоянием. Он не мог перестать беспокоиться за неё и, главное, не собирался пытаться.
[indent]— Я понимаю, о чём ты, — начиная издалека, нехотя отзывается Холлик. Грузно вздыхая, мужчина старается дать своим мыслям ту форму, которая не заставит Саммер подумать, будто он поучал её или не доверял её словам. Но Итан видел, что с ней было, он знал, как выглядела травма, и без единого сомнения мог сказать: пустяковая проблема О'Лири только казалась таковой. Такие вещи не проходили бесследно и всегда находили способ ударить под дых, когда меньше всего ожидаешь; и её приступ этим вечером был тому доказательством.
[indent]Итан почти решается возразить ей, но Саммер находит единственный путь сбить Холлика с толку. К их большой удаче мужчина успевает припарковаться до того, как переваривает услышанное. Сводя брови на переносице, он отпускает руль и поворачивается всем корпусом к девушке, стараясь разглядеть в её лице признаки безумия. Может, шутка про сильно ударилась не далека от действительности?
[indent]— Хуже? — не сдерживая искреннего недоумения, переспрашивает Холлик, — Это твоё финальное заключение того, что может произойти? Я возьму и подумаю о тебе, — даже его мимика сопротивляется идее о том, чтобы посмотреть на Саммер О'Лири хуже из-за ситуации, которая не была подвластна её контролю, — плохо? Саммер, — нервный смешок, резкие отрицательные мотки головой, — Ты пережила нечто ужасное и вместо того, чтобы испугаться и бросить своё дело жизни, что, хочу заметить, было бы вполне валидной реакцией, ты продолжила заниматься тем, чем любишь. Как я могу думать о тебе хуже, когда ты один из самых храбрых и стойких людей, с которыми мне довелось быть знакомым? — дергая уголками губ в верх, он берет её за прохладные руки и говорит от всего сердца, — Поверь мне, Саммер О'Лири, тебе понадобится что-нибудь похуже, чем багаж из плохих воспоминаний и приступ паники в комнате страха, — прожигая её упрямым взглядом, он старается договорить лицом то, что не способен сформулировать вслух, и прежде чем Холлик осознаёт, что повторяет уже знакомую им обоим ситуацию, мужчина чувствует боль в лопатках, вписавшихся в дверную ручку от резкого движения назад.
[indent]Он застывает на каких-то пару секунд, кажущимися целыми минутами, задерживает дыхание и спешно моргает. В быстрой перемотке Итан видит всё, что привело их в эту точку и заставило О'Лири подумать, что сейчас самое время начать с того, на чём они остановились. Ему хочется думать, что он не давал поводов, но Холлик не находит в себе сил поверить в наглую ложь перепуганного сознания. Он вёл себя так, словно Розамунд Льюитт не существовало, и делал это вполне намеренно. Не разу за вечер он не попытался сказать о событиях двухнедельной давности и, наверное, не попробуй О'Лири его поцеловать, молчал бы о них до самого конца. От мысли о своей беспробудной трусости Холлику становится тошно, и внезапное давление в горле вынуждает мужчину прийти в себя.
[indent]— Саммер, я, — задирая ладони, будто пойманый с поличным преступник, Итан глотает воздух губами и выпаливает на одном дыхании, — Саммер, у меня есть девушка, — тихий выдох. Холлик борется с самим собой, чтобы заставить себя поднять глаза и встретиться взглядами с О'Лири, — Я хотел рассказать тебе, но, — он повторяет последнее слово несколько раз, с каждым разом произнося его всё тише и тише, — не находил подходящего момента, — он звучит так, будто не верит самому себе, и прежде, чем «плохо» станет «ещё хуже», Холлик прикусывает свой язык, слыша громкие удары сердца в ушах.
[indent]Пожалуй, если и был худший способ рассказать об этом, Итан его нашёл; он не ищет себе оправданий. Он только задерживает дыхание и готовится встретить худшие последствия.

28

[indent] Уходя от Дженис, Саммер О'Лири вовсе не планировала, что вечер, во-первых, закончится не начавшись, если рассматривать покинутую компанию друзей Итана, а во-вторых, перетечет в её рассказ о прошлом. Дело было не в том, что она не никогда не думала, что «приключение», которое вызывало мурашки на коже скорее от ужаса, чем от приятного ощущения, будет когда-нибудь рассказано вообще. Если бы они к этому никогда не пришли, что же, одним волнением для Итана Холлика меньше, не правда ли? Однако, это никогда не было запечатано за семью замками, как страшная тайна. В конце концов, чем больше они поддерживали контакт, тем, наоборот, меньше и меньше хотелось оставлять этих серых пятен между ними. По крайней мере, самой О'Лири.
[indent] Пусть изначально в ней зародилась нерешительность о необходимости поделиться историей, а не отмахнуться от всех проблем рукой, Саммер, несмотря на страх оказаться непонятной, или, что хуже – отвергнутой, всё равно делает шаг вперёд, стараясь жонглировать: не упускать важные детали, но, при этом, стараться растерять по пути упоминание о магическом сообществе. Слово за слово, и волшебница удивляется совсем другому. Ведь начиная, она думала о том, насколько сложным дастся ей этот монолог; но вместо этого, рыжеволосая полностью отдаётся внутреннему чувству доверия, лишь изредка поднимая голову на Холлика. Отбрасывая количество людей, которые знали об этой ситуации постфактум, например, благодаря работе, тех, с кем всем поделилась Саммер самолично можно было пересчитать по пальцам руки. И то, чем больше времени проходило, тем менее детальным становился рассказ. Пожалуй, сам того не подозревая, Итан заставил девушку раскрыться там, где она сама не ожидала, что будет это делать.
[indent] Хотя, стоит ли тут чему-то удивляться? За срок их общения, люди смогли пережить и без того много; и закрепили при помощи своих посылок и писем. О'Лири бережно хранила каждое из них, закрепляя очередную весточке в стопке холщовой верёвкой, ловя на себе непонимающие взгляды коллег – оставляла бы дома, зачем носить каждое из них с собой? И как объяснить, что находясь далеко, письма от Итана были единственной возможностью затолкнуть чувство одиночества и тоски по нему подальше, представляя его лицо и голос, читая строку за строкой?
[indent] — Возвращение в прошлое бы вряд ли помогло, — задумчиво произносит О'Лири, представляя крутящийся маховик времени, зажатый пальцами ладони, но затем спешно дёргает уголки губ, понимающе кивая головой, — Хотя, кажется, начинаю задумываться, что возможность стирать воспоминания была бы очень кстати, — волшебница замирает лишь на секунду, поджав губы. Пожалуй, дело было уже даже не в  том, что у неё не было возможности что-то кому-то дорассказать; а в том, что всё, что она говорила воспринималось совсем в другом ключе, как это было для неё. Абстрактно. Нереально. И скорее сожаление, детское нетерпение зарождалось в ней в такие моменты – её шутка была бы куда лучше, знай он об обоих сторонах монеты, — Спасибо. Ты... Думаю, ты даже не подозреваешь, как много делаешь для меня, Итан Холлик, — улыбаясь ещё шире, мягко произносит девушка. Он всегда извинялся, думал, что от его помощи она бы отказалась, видимо, в первую очередь, или даже не стала ни о чём просить, и обязательно «делал что-то не так.» На свои мысли О'Лири лишь еле слышно усмехается, запуская в волосы пальцы, вороша рыжие пряди, — Я невероятно это ценю.


AND I, I GOTTA SET MY, MY SOUL ON FIRE
https://funkyimg.com/i/32UHk.gif https://funkyimg.com/i/32UHj.gif
BUT I AM SO DOWN RIGHT NOW


[indent] Мужчина обладал качествами, которых не хватало самой ведьме. Спокойствие было редким гостем, как и умение быть внимательным к сказанному собеседником. В конце концов, она была уверена, что начни они каждый вспоминать факт за фактом, спасением для самой Саммер будет только перечитывание писем до дыр, да и возможность вытягивать свои воспоминания тонкой яркой нитью из своего виска. Что же до Холлика, он в принципе не оставлял впечатление человека забывчивого или невнимательного – в каждом действии или слове прослеживалась невероятная забота, которой ей не так не хватало по жизни. Сейчас?
[indent] Как было бы хорошо, окажись такой человек, как Итан, рядом с ней на расстоянии вытянутой руки. Краем глаза наблюдая за тем, как мужчина сосредоточено ведёт себя на дороге, поворачивая руль, то и дело прикасаясь и к странной ручке между впереди сидящими, О'Лири, конечно, задумывается об отданному предпочтению не только из-за умения водить автомобиль. Она уважала Холлика за то, что он делал на работе, и пусть его рассказы не могли передать ощущению существованию рядом в одной лаборатории, но общую картину давали. Видела, как он общался со своими друзьями, понимая, как сильно им повезло с мужчиной, – вообще-то, она понимала, что это такое, когда приходилось развозить нетрезвые души по их местам жительству; пусть, используя несколько другой транспорт.
[indent] Может, к гриндилоу это всё? Стоит машине остановиться, а озвученным переживаниям вырваться из самого сердца О'Лири, как успокоение, вместе с желанием поделиться всем остальным находит Саммер в этой самой точке. Почему она вообще ожидала, что он отречется от их дружбы, повернется к ней спиной только из-за того, что случилось несколько лет назад? Да и даже если это было бы в недалеком прошлом? Ей хочется забрать собственные слова, но вместо этого, расстроенному внешнему виду на смену приходит радостное лицо, и без попыток задавить мягкую улыбку, волшебница сильнее сжимает ладонь Итана Холлика, чьи пальцы оказались вновь так близко. Она думала, что вечер был уничтожен благодаря ей? Что же, только что одним лёгким движением руки, мужчина, сидящий около неё, смыл все страхи и нерешимость в завтрашнем дне их отношений.
[indent] Ей не нужно долго думать – Саммер О'Лири знает, что хотела сделать это ещё несколько часов назад, стоило силуэту Итана появиться в поле зрения, и только незнание статуса их отношений, как и, пожалуй, компания, остановила её от этого действия. Высвобождая одну руку из его ладони, она перегибается через подлокотник, и хватаясь за ткань его куртки на предплечье, впервые, не прерывая мгновение словом с лукавым выражением лица, повторяет тоже самое, что сделала сентябрьским вечером, ловя вовсе не дежа вю, а самостоятельно желая повторить картину.
[indent] Правда, не успевает она подумать о том, чтобы перевалиться большим весом, и переместить ладонь поближе к лицу Холлика, как он дёргается от неё, словно вовсе не Саммер, а дементор оказался у него на пути с попыткой оставить последний, опасный для любого живого существа, поцелуй. Она в удивлении быстро моргает, широко раскрывая глаза, словно пародируя самого мужчину. Пожалуй, последнее, в чём бы её подсознание смогло обвинить волшебницу, это в неумении целоваться; может, не то время, не то место? Недостаточно подождала прежде, чем история трагичных будней из жизни О'Лири канут в лето сознания? Девушка открывает даже рот, готовая пошутить про свою резвость, как захлопывает его также быстро, потому что Холлик выдаёт то, что за всё это время не вставало как причина в голове девушки ни на секунду.
[indent] А был ли у неё вообще повод так думать? Формат их писем оставался прежним, его голос по телефону и желание пересечься как можно скорее – она беспокоилась за возможную обиду из-за упущенного времени, но вот он здесь, перед ней! – не говоря уже о сегодняшней встрече. От крепких объятий до держания за руки, от блестящих от любопытства глаз до такого волнительного желания помочь ей, чтобы ни случилось. Означало ли это, что Саммер О'Лири жила в своём мире, придумав идеальную картину ждущего её Итана, также желающего поговорить об их отношениях, как и она?
[indent] — Не нашёл... момента? — отодвигаясь от вжатого в дверь автомобиля мужчины, Саммер хмурит брови, бегая взглядом по всему, что есть вокруг, а затем внезапно начинает смеяться, чувствуя, как бесконечные «но, но» отдаются в голове голосом Холлика эхом, — Будь проклята Доркас, Итан Холлик не нашёл времени! — теряя все шансы держать самообладание за узды, рыжеволосая неожиданно дёргается, вскидывая руки, и от размашистого действия ударяясь ладонью о стекло машины, — Когда мы встретились? Ели? По телефону? Чёрт, одна строчка в письме, а то и... Подожди. Что, может быть, даже прекрасным сентябрьским днём? Кто знает, когда факт существовании девушки в твоей жизни вообще появился! — она пропускает пальцы сквозь волосы у виска, наконец, поднимая на него взгляд полный непонимания, противоположный тому, каким девушка смотрела минутами ранее. Копошение О'Лири не прекращается, а вместе с ним уходит и абсолютно какая-то логичная необходимость выслушать мужчину прямо сейчас. Опуская подбородок, рыжеволосая сначала пытается высвободить себя от ремня безопасности, нервно оттягивая его от себя и дёргая из стороны в сторону, а затем и тратит время на попытку открыть дверь, — Дерьмо! Я думала... Я думала... — ударяя ладонью по дверце машины, она, наконец, подтолкнув себя ногой, практически, вылетает из автомобиля.
[indent] Ей нужно уйти. Нужно уйти прямо сейчас.
  [indent] — Ты был прав! — она усмехается, игнорируя любые попытки Холлика привести её в чувства равновесия, неприятно сверкнув улыбкой, — Твоя фантазия, действительно, умеет делать страшные вещи! — и не делая усилия попрощаться, поблагодарив за проведённый вместе вечер, девушка с силой хлопает дверь машины, торопясь забежать по ступенькам крыльца своего дома. Саммер не готова была останавливаться, не думала и о том, чтобы обернуться назад. О'Лири резво дергает металлическую ручку на себя, пропадая в проёме.
[indent] Пожалуй, вот она ирония – стоит подумать о том, что ваш вечер складывается удачнее, чем вы думали, как Вселенная, отвлекаясь от своей чашечки чая поздним вечером, сделает так, как было запланировано изначально. Пожалуй, в любом другом состоянии волшебница ни секунды бы не думала, что он сделал это специально. Как жаль, что кондиция у неё была то, что надо.


'CAUSE I DON'T WANT THE SAME DISEASE
that everybody's got these days


21 ДЕКАБРЯ, ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ
[indent] Чем выше она ступала по ступенькам и приближалась к своей квартире, тем больше походило на то, что к последним она начнёт оставлять после себя горящие следы, и даже камень не сможет противится её стопе. Не нужно было быть гением, чтобы понимать, почему О'Лири злилась; однако, реакция её всё равно была многим эмоциональнее, чем ведьма могла представить сама. Девушка злилась на собственную слепоту, злилась на Итана, у которого не хватило времени на такой важный факт, как существовании второй половинки в его жизни. В конце концов, даже на неизвестную, так как последнее, о чём хотела знать волшебница здесь и сейчас, так имя дамы, заполняющую сердце мужчины в особенные и бытовые дни.
[indent] А ей говорили. Говорили, что это ошибка, поучали, что общение с Холликом доставит ей неприятности; да только честно говоря, уж лучше бы мужчина растоптал бы её сердце другим методом, отвернувшись от неё из-за случая со Стивенсом, или, пусть даже о знании существования магического сообщества – она была бы не против! И больше всего её злило то, что он даже не подозревал, что сделал! Что, одна случайная ночь должна была изменить мир? Часто ли она сама думала, что это так происходит?
[indent] И всё же, у них ведь было совсем иначе. И на смену злости пришло ощущение покинутости смешанное с чувством подавленности. Она и без того была одинока, – бросая взгляд на пустое место, на котором обычно спал Рич в дневное время, она грузно вздыхает, не находя последнего на сенной подстилке, – что уж говорить о своём состоянии сейчас?
[indent] Волшебница просыпается поздно. Решившая не искать компании среди магов в барах, как и ласки среди своих друзей, недолгое время она злится на невозможность отключить своё сознание, и смахивая всё на своём пути, вытягивает из алхимического уголка маленький пузырек с неразборчивой пометкой «Глоток сна.»
[indent] Прижимая ладони к лицу, после несколько секунд она трясёт головой, разбрасывая рыжие волосы вокруг. Как же ей хотелось, чтобы вчерашний вечер оказался сном. Приподнимаясь на локтях, и находя свою одежду, разбросанную вокруг в более разбросанном варианте кругом чем обычно, как и пустой пузырёк от зелья рядом, О'Лири роняет себя на кровать обратно, рассматривая тонкие линии еле заметных линий за белом потолке.
[indent] Чем больше она думала, тем больше понимала: единственное, в чём она могла винить Итана, это в неумении открывать рот и просовывать ей свою правду в любой момент, а не только тот, который считался в его подходящим. Всё остальное – надуманное и... она осекается, нахмурив брови. Но ведь нет же! Сколько поводов он ей дал? Или ей, как девушке с задурманенным разумом, только казалось, что знаков на их встречах было просто невероятное количество? Она, конечно, объективно не считала себя человеком с невероятным умением читать людей, и всё-таки...
[indent] — Раз Джен хотела всё узнать из первых уст, — бубнит она себе под нос, — Кто я такая, чтобы ей запрещать, — и вторая попытка подняться на локтях, как и оттолкнуться от мягкой перины происходит более удачно. И ставя ноги на пол, не торопливо, О'Лири старается избавиться от зудящих в голове мыслей, пусть и не тратя свои силы на приведения в порядок своего окружения. Более того, просачивающиеся размышления приводят её к ещё более раздутому варианту попытки сбежать из Нью-Йорка. И вот, беря в руки волшебную палочку, брошенную в ночи на одеяло ближе к ногам, рыжеволосая методично начинает закидывать в свою сумку всё необходимое. В конце концов, Рождество было совсем на носу, а тухнуть в полном одиночестве в квартире в городе, в котором у неё толком никого и нет? Увольте. Один из единственных вариантов самоликвидировался вчерашним вечером, и от этой мысли Саммер случайно дёргает кистью в бок, чуть ли не отправляя одну из своих юбок в сторону открытого окна, накрывая ни в чём не подозревающегося Рича с головой.
[indent] — Ох, извини, — спешно подбегая к птице, усмехаясь себе под нос, она гладит его сквозь перья, качнув головой из стороны в сторону, в этот момент оборачиваясь на стук двери. Дёргая бровью, пересекая помещение и открывая дверь с широкого размаха, волшебница старается улыбнуться, как ни в чём не бывало, — О, привет, Джезайя, — опираясь об дверь, произносит девушка смотря на низкорослого мужчину средних лет с криво наброшенной на плечи мантией. Правда, стоит она так совсем недолго, добавляя, — Ты за кровью?
[indent] — Извини, я заходил ещё вчера, но тебя, видимо, не было дома, — виновато пряча глаза, он кивает на её вопрос, и кидая быстрое «Секунду!», девушка возвращается с небольшим пузырьком, жидкость в котором была наполнена до самой пробки, — Поблагодари Дэйва за меня!
[indent] — Обязательно, — мягко произносит она, — Удачной смены! — кивнув ему головой, волшебница закрывает дверь, возвращаясь к своему занятию. Правда, всё, что успевает сделать волшебница – это зашнуровать высокие сапоги на ногах, да завернуть низ темно-бордовой льняной рубахи за пояс тяжёлой шерстяной юбки. Уже замахиваясь волшебной палочкой над головой, шепча заклинание, и стягивая на волосах косы, она вновь слышит шебуршание около собственной двери, и раскрывает её прежде, чем услышит стук вечно забывчивого Джеза. Что, опять придётся напоминать ему, что Гиз был не эльфом, а гоблином?
[indent] — Итан!
[indent] «Саммер, палочка!» — спешно указывает ей мозг, отчего вместо того, чтобы открыть дверь шире, О'Лири хлопает ей перед лицом мужчины, параллельно нервно шлёпает ладонью по своему боку, отчего и волшебный инструмент издаёт гулкий треск; стоит ему оказаться в подоле юбки О'Лири, она успевает оглянуть себя сверху вниз, чертыхнувшись под нос ещё раз, и уже дёргает ручку двери на себя вновь. Кажется, сегодняшний день в принципе заставляет повторять все её действия дважды?
[indent] — Как ты сюда попал? — немного нахмурившись, произносит волшебница, — И что ты здесь делаешь? — добавляет она, хмурясь ещё больше; до сознания медленно начинает доходить, кто перед ней стоял, и по каким причинам он мог здесь оказаться. Тем более, что и конверт, бросившийся ей в глаза при короткой оглядке, мог ответить на озвученный вопрос.
[indent] Правда, не успевает девушка подумать о чём-то ещё, как очередной страх и напоминание, в каком доме она живёт, заставляет её сделать пол-шага вперёд, стоит услышать не принадлежащий ни ей, ни Холлику, звук явно открывающейся двери на этаже. Этого только не хватало; и в коротком приступе испуга, она протягивает ладонь вперёд, ухватываясь за Итана, спешно добавляя, — Не стой же на пороге! — её поведение кажется кому-то странным? Что же, уж точно можно сказать одно – Саммер О'Лири чувствовала, как за секунду всё пошло по наклонной, ещё больше, чем было до этого.

29

[indent]Всё кажется неудачным моментом, пока этих моментов не остаётся, и неожиданное «слишком поздно» становится печальной реальностью. Итан Холлик не думал, что взял уверенный курс на вечные грабли человечества, оттягивая мгновение истины, как не думали те, кто получал рукояткой по лбу до него и не подумают после. Он не заметил, как стал жертвой страшащейся худшего исхода головы, виртуозно выдававшей затягивание новостей за здравомыслие. Он должен был предвидеть, должен был предположить, какую картинку видела Саммер О'Лири, не имевшая ни малейшего понятия об изменениях в его жизни, но вместо этого положился на шёпот трусливого внутреннего голоса. Стоило ли оно того? Едва ли. Поступил бы Холлик иначе? Как бы мужчине ни хотелось верить, что будь у него лишний десяток минут, он бы не повторил ошибочный сценарий, в глубине души Итан знал: сколько бы времени у него ни оказалось, он бы всегда находил причину подождать ещё немного, обсудить что-нибудь кроме того, что было необходимо, и всегда бы приходил к одному и тому же финалу.
[indent]Итан не осознаёт с какой резкостью дёргается в автомобильную дверь, пока не встречается с Саммер взглядами, наблюдая искреннее замешательство девушки. Или это её реакция на бессвязный поток выплюнутых слов, должных объяснить поведение мужчины? Холлик замолкает и на мгновение ему кажется, словно у этого разговора есть шанс на существование; ему кажется, что О'Лири отнесётся к нему достаточно равнодушно и с привычной ей бодростью духа переключится на что-нибудь менее проблемное, чем её нью-йоркский приятель. Увы, не изменяя тенденции вечера ошибаться во всём, он недооценивает реакцию Саммер... совсем.
[indent]Непроизвольно мужчина повторяет «побег» в дверную ручку, широко распахивая глаза от заполняющего всё пространство голоса О'Лири. Каждый вопрос громыхает в воздухе, не хуже удара в гонг над ухом, вынуждая Холлика вздрагивать. Итан даже не пытается заговорить; знает, что зависнет с открытым ртом в неудачной попытке издать звук, и оттого безмолвно трясёт головой в отрицании. Единственный раз, когда у него выходит выдавить из себя слова, приходится на пугающую гипотезу о том насколько долго Холлик мог утаивать существование второй половинки.
[indent]— Нет! — мотая головой в разы оживлённей, вскрикивает Итан, — Саммер, нет, я бы никогда не поступил так с тобой, — а разве не поступил?
[indent]Его стремление спасти их вечер умалчиванием событий последних двух недель уже не выглядит хорошей идеей. Пожалуй, умолчать об этом – худшее, что проходило в голову Итана, и реакция Саммер тому подтверждение. Он врал и делал это намерено. Какая разница как долго. С таким же успехом Итан мог прикусывать себе язык с самого сентября, отчего вопрос О'Лири перестаёт быть таким удивительным. Он заслужил и криков, и этого вопроса, и всего, что последует за ними. Однако отпустить Саммер, не попытавшись собрать разбитое обратно? Его бы не звали Итан Холлик, если бы в мазохистском припадке он не попробовал получить граблями по лбу ещё раз.
[indent]— Саммер, пожалуйста, я знаю, — вдох, — Я знаю, что этому нет оправдания! Мне нет оправдания, но это не значит, — тараторит Холлик в надежде остановить настойчивое стремление девушки попрощаться с ним как можно скорей, но когда понимает, что не может сказать ничего, способного задержать О'Лири, тут же замолкает.
[indent]Подскакивая в последний раз от громкого хлопка двери, мужчина застывает в одном положении до тех пор, пока фигура Саммер не скрывается за дверью.
[indent]— И тебе, — беззвучно шевеля губами, благодарит её Холлик, однако вовсе не в саркастичной манере.
[indent]Вслушиваясь в звенящую тишину, ярко контрастирующую с голосом О'Лири, он не покидает парковки ещё несколько минут то ли в оцепенении, то ли надеясь на то, что Саммер передумает и вернётся выслушать его. К сожалению, ничего не происходит, и в загоревшемся светом окне не появляется знакомой фигуры, проверяющей наличие провинившихся под окном. Вряд ли она заговорит с ним сегодня. Вряд ли Саммер О'Лири вообще заговорит с ним после такого, отчего Холлик цепляется за крупицы закончившегося вечера, не заводя мотор, пока произошедшее не оседает в сознании. [float=right]https://funkyimg.com/i/33emq.gif[/float]
[indent]Он знал, чем рисковал, поступив так, как поступил, и смиряясь с тем, что ему не исправить своей ошибки сегодня, а, может, и никогда, Итан наконец дергает ключ в зажигании. Бросая затяжной взгляд на дверь, за которой скрылась Саммер, он высчитывает тридцать секунд, громко вздыхает и аккуратно нажимает на педаль газа.
[indent]Впервые за последний час Холлик замечает ненавязчивую вибрацию телефона и, изворачиваясь с одной рукой на руле, вытягивает мобильник из внутреннего кармана куртки. Смотря мимо пропущенных вызовов, он спешно проговаривает:
[indent]— Итан Холлик, чем могу помочь?
[indent]— Да ты больно шутишь! Мало того, что ты не отвечаешь на мои звонки, так ещё и не записал мой номер? С тобой всё в порядке? Вы едете в бар или закончили? Я слышу мотор машины.
[indent]— Что? Нет, нет! Рози, я не слышал, прости. У меня записан твой номер. Клянусь коллекционным выпуском Человека-паука, — замедляя речь к концу, негромко бормочет Итан.
[indent]— Хорошая попытка. Ты ответишь на мой вопрос, или мне начинать беспокоиться за женские волосы на пиджаках? — безобидная в любой другой момент шутка заставляет сердце Холлика сжаться. Да, их прерванный поцелуй был вовсе не его инициативной, но разве это достаточное оправдание? Итан ловит себя на мысли, что не хочет рассказывать обо всём сейчас. Завтра утром. В подходящий момент. Но стоит идее обрести уже знакомые очертания, он обрубает её под корень.
[indent]Глубокий вдох.
[indent]— Нет, за женские волосы беспокоиться не стоит, — мужчина выдерживает короткую паузу, — Я завозил Саммер домой. Ей стало плохо, и я ушёл пораньше, чтобы не оставлять её одну, — негромкий кашель.
[indent]— Саммер это? Это не тот археолог, о котором ты рассказывал? — вместе с переменой в тоне Розамунд, Итан чувствует, как давление в сердце перебирается к солнечному сплетению.
[indent]— Да, это она.
[indent]Молчание на противоположной стороне затягивается достаточно, чтобы забеспокоиться за качество связи.
[indent]— Рози? Ты со мной?
[indent]— Да, — очередная пауза, — Спокойной ночи, Итан.
[indent]Прежде чем Холлик успевает остановить девушку, в трубке слышатся гудки. Торопливо перехватывая мобильник в руку, он пытается перезвонить, но сталкивается с раздражающим женским голосом автоответчика, оповещающим, что абонент недоступен. Скорее, послал вас к чёртовой матери, но это детали.
[indent]Холлик цедит разборчивое: «Fuck», — в воздухе. Интересно, что он ожидал? Что Розамунд порадуется за воссоединение «теперь уже друзей»? Или забудет о том, кто такая археолог Саммер? Увы, ответить себе на этот вопрос Итан не способен. Впрочем, единственное, на что способен Холлик, это на резкий поворот в направлении квартиры своей девушки. Пережить две потери за один вечер он точно не сможет.


i've been upside down
i   d o n ' t   w a n n a   b e   t h e   r i g h t   w a y   r o u n d
CAN'T FIND PARADISE ON THE GROUND


[indent]Стискивая в руках помятый конверт, Холлик задирает голову на здание, перед которым оказывается уже второй раз за одни сутки. Он бы обязательно отчитал себя за неаккуратное обращение с письмом, но, не находя иного способа бороться с нервозностью, мужчина даже не замечает, как продолжает теребить бумажку, с трудом пережившую путь от квартиры Розамунд до места жительства Саммер. На фоне произошедшего, помятый конверт – меньшая из его проблем и последнее, о чём Холлик способен беспокоиться.
[indent]Он бы предпочёл сделать всё иначе. Поговорить, не прячась за выведенными на белой бумаге словами, только вот надежды на разговор тет-а-тет в нём нет. Откуда такая уверенность? Итану достаточно вспомнить лицо Саммер, «благодарившей» его за чудесный вечер, и любая вера в то, что девушка будет готова его выслушать хоть когда-нибудь умирает, так и не появившись; и, что хуже, он понимает её. Окажись Холлик на месте О'Лири или спроси она дружеского совета, он бы посоветовал Саммер хлопнуть дверью, развернуться пятой точкой и больше никогда не тратить время на человека, неспособного на правду, которую она заслуживала.Только Итан Холлик на своём месте, и с колокольни провинившегося всё, о чём он может думать – это попытаться объясниться, сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти их отношения, даже если это помятое письмо в почтовом ящике.
[indent]Потирая усталые от бессонной ночи глаза, он делает глубокий вдох и медленным шагом подходит к двери, за которой скрылась спина Саммер прошлым вечером. Холлик дергает ручку на себя – заперто, как и стоило ожидать. Тихий вздох. Замечая список жильцов на боковой стене, он пробегается взглядом по списку и на мгновение ловит себя на желании оставить всё как есть.
[indent]Это было логичным и финальным шагом в дружбе, испорченной одной опрометчивой ночью, проведённой вместе. По крайней мере, об этом говорила Розамунд, раскладывая по полочкам ситуацию, устроившую первую зону турбулентности в их новых отношениях. И если ещё с утра эта мысль казалась Холлику единственным верным решением, то к обеду его рука потянулась к ручке и чистому листу. Может быть, он делал ещё одну ошибку, но, кажется, Итан не мог успокоиться, не разбив весь лоб об излюбленное со вчерашнего вечера орудие пытки. Он не позволил бы себе оставить всё, как есть. Он должен был убедиться, что спасать в их дружбе нечего. Только так Холлик смог бы поставить точку в главе, посвящённой Саммер О'Лири.
[indent]Собираясь с духом, он тянется к кнопке напротив нужного номера квартиры, но в последний момент меняет траекторию на соседнюю. Пожалуй, Итан не готов проверять насколько сильно Саммер не хочет его видеть. К его везению слух улавливает щелчок входной двери, и мужчина оживлённо дергает ручку, оказываясь внутри. Куда медленней Холлик вышагивает к почтовым ящикам, оглядываясь по сторонам и подмечая необычный для Нью-Йорка запах в парадной зоне. Тряся головой, Холлик сосредотачивается на причине, по которой оказался в подъезде О'Лири. Он было начинает засовывать конверт внутрь, как вдруг останавливается и дергает его обратно. Итан оборачивается вокруг себя в поисках лестницы и решает оставить весточку под дверью – кто знает, может быть, Саммер имела привычку проверять свои письма раз в месяц.Так она хотя бы точно не пропустит его и, если уж не станет читать, то точно по-собственной воле.
[indent]Выискивая номер квартиры на каждом лестничном пролёте, Холлик уверенным шагом пробегает несколько этажей и, оказываясь на нужном, дышит прерывисто и быстро. Не планируя испытывать судьбу, он смотрит на измученное письмо в последний раз и уже тянется к коврику, когда дверь внезапно открывается прямо перед его носом.
[indent]— Извини! — дергая руки в воздух, словно преступник, бездумно выпаливает Итан. Испугавшись не меньше О'Лири, он отрывает рот, чтобы обрушить на неё поток слов, но лишь встречает поток воздуха от закрывшейся перед его носом двери. Кто-то сомневался, что девушка поведёт себя иначе?
[indent]Холлик не успевает переварить случившееся за несколько секунд в полной мере, как закрытая дверь вновь... открывается? Вместо испуганных глаз О'Лири встречает явное недоумение. Она всё-таки передумала? Судя по тону – нет. Паникуя, мужчина ищет адекватное объяснение своего присутствия перед квартирой, где его точно не ждали, и, не находя ничего достойней правды, выплёвывает как есть.
[indent]— Я позвонил твоим соседям. Они открыли мне дверь, — складывая голову на плаху, негромко объясняет Холлик, — Саммер, я просто хотел, — не успевая договорить, он чувствует, как его тянут внутрь и, поддаваясь движению, перестаёт что-либо понимать.
[indent]Холлик думал, что оказавшись напротив девушки, не станет терять дара речи и воспользуется шансом, чтобы объясниться. Увы, в реальности всё обстоит куда плачевней. Вместо того, чтобы начать говорить с порога, он хлопает на Саммер глазами, будто увидел восьмое чудо света. Впрочем, стоит отдать ей должное, если О'Лири хотела, чтобы мужчина прочувствовал двойственные сигналы на собственной шкуре, у неё это получилось. Между прилетевшей в лицо дверью и утянувшей его внутрь квартиры рукой Холлик боится делать какие-либо выводы. Она хочет его выслушать? Не хочет? Может, она пустила его сюда, чтобы закончить страдания заблудшей души раз и навсегда? Прикусывая губу, Итан вновь стискивает пальцы на шершавой бумаге.
[indent]— Я знаю, как это выглядит, но я не какой-то сталкер и не планировал караулить тебя под дверью, — собираясь с силами, быстро говорит Холлик, — Я... Я не знал захочешь ли ты говорить со мной и, — шлёпая конвертом по бедру, куда медленней продолжает мужчина, — собирался оставить тебе его, если всё же захочешь, — заканчивает он ещё тише.
[indent]Несмотря на то, что пропуск внутрь должен быть хорошим знаком, Итану совсем так не кажется. Смотря на Саммер сейчас, он не может избавиться от ощущения огромной, доселе несуществовавшей пропасти между ними, и единственный, кого Холлик может винить в её существовании, это он сам. И там, где логика твердит, что он не должен быть здесь, его сердце отказывается верить, что из их ситуации есть только один выход.
[indent]— Ты не подумай, там не попытка оправдаться. Я, — роняя взгляд в пол на пару секунд, Итан заставляет себя посмотреть девушке в лицо, — Я хотел извиниться. Хотел, чтобы ты знала, что несмотря ни на что, я никогда не хотел причинять тебе боль. Я должен был рассказать тебе всё сразу, не дожидаясь твоего возвращения. Я должен был написать тебе, а не откладывать. Я повёл себя худшим образом и понимаю, если после всего, это последний раз, когда ты заговоришь со мной, — замолкая, чтобы проглотить ком в горле, он вновь теребит край конверта и прокашливается, — Я сделал ужасную ошибку, Саммер, но я никогда не врал тебе. Я не заслуживаю ни твоего прощения, ни тебя, я всё понимаю. И всё же я хочу, чтобы ты знала: я не хотел тебя терять. Я не хочу тебя терять, — вздох.
[indent]Итан не знает должен ли он чувствовать то, что чувствует. Имеет ли право говорить то, что говорит. Он думал, что любовь к другой девушке должна была затмевать всё остальное, ставить всех людей на второй план, но едва ли реальность походила на сказочный мирок, в котором Холлик существовал до сих пор. Настоящий мир был сложней, запутанней, и одно не исключало второе. Он не жалел ни о чём, случившимся между ними, не жалел о том, что испытывал к О'Лири, и испытывал до сих пор. Да, он любил Розамунд Льюитт. Да, он всегда выбирал Розамунд Льюитт. Но, к сожалению или счастью, это не отменяло остальной жизни, случавшейся с ним без её участия.
[indent]— Если я могу что-то сделать, чтобы избежать этого, я сделаю, — спешно бормочет мужчина, — А если нет, — впервые за всё время он поджимает губы в подобие улыбки, — Я понимаю, Саммер, и мне очень жаль, — делал ли он ошибку, цепляясь за О'Лири? Предавал ли высшую мораль или негласные правила отношений между людьми? Возможно, но чувствовал он совсем по-другому. Не имея весомой причины для чужих глаз, он отчаянно не хотел расставаться с Саммер навсегда. Что же до самого Итана? Ему было достаточно одного желания, чтобы быть уверенным – ему нужна Саммер О'Лири. С первой секунды их знакомства и по сей день.

30

[indent] Конечно, за оттягивание жмыра за хвост сказать спасибо Итану Холлику было сложно. Каким бы хорошим мужчина не казался со стороны, закрадывающиеся мысли о том, что всё это было задумано специально, и перед ней – очередной Казанова, становились не такими уже ненавязчивыми, всё сильнее отдавая в виски. Конечно, он всё ещё не был на такого похож, с другой стороны, чем чёрт не шутит. Саммер сталкивалась с разными людьми на своём пути; и такого можно было ожидать увидеть.
[indent] И всё же, уравнение не складывалось, и в который раз возвращаясь к этой мысли за последние часы, ей приходилось тяжело вздыхать, но отказываться от безумных теорий, которые строила ей её голова. В собственных воспоминаниях она находила кусочки реальности, с которой сталкивался, скорее всего, каждый человек. Правда, которую необходимо рассказать сразу, но скрытая по определённым причинам, – важным, разумеется, без этого не так, – раскрывается намного тяжелее из-за растянутого до без предела времени. При этом, О'Лири была готова поставить несколько драготов, на то, что кто-то вообще мог об этом умолчать. Например, случись так, что она бы не тронулась с места вчера, перенеся это на более романтическую атмосферу, узнала бы она об этом до этого момента? Когда Итан Холлик решил бы сообщить об этом маленьком факте?
[indent] И ведь проблема была... проблема была не в том, что у него была девушка. Хотя, конечно, не почувствовать себя с разбитым сердцем даже без драматизирования она точно не смогла бы. Малый срок общения – этим можно было объяснить многое, и даже это, откидывая бесконечные «не время.» Однако, пролитые на пергамент слова о доверии, шутки о самой Судьбе, что свела две личности, всю жизнь блуждающие около друг друга по улицам Манхэттэна. Ей казалось, что она была достаточно открыта для Холлика всё это время, и радовалась как никогда, что и он не отставал от неё. Получается, так казалось только ей? Очередной придуманный мир, помимо того, что он испытывал к ней симпатию большую, чем дружественную?
[indent] В таком случае, насущный вопрос – что она не придумала?
[indent] Не успевая отреагировать на его извинение, и открывая перед ним дверь повторно, О'Лири и сама понимает, что за короткий срок проделывает слишком большое количество действий, сбивая не только мужчину, но и себя. Зачем она это сделала? Конечно, было бы неправильным оставлять его в коридоре – кто знает, решит ли в этот раз Белла убрать свою шишугу в сумку в квартире, или только на лестничной площадке. Она могла бы следовать по тропе типичного волшебника, отмахиваясь, и говоря, что Итан Холлик такой же обычный немаг, как и все остальные: не заметит. Однако, опыт подсказывал, ещё как. Или не мужчина перед ней выдал ей абсолютно сумасшедшую, на взгляд обычного обывателя, теорию, которая по слухам, оказалась не такой уж невозможной?
[indent] — Ещё бы они не открыли, — бурчит под нос рыжеволосая, выпуская ткань его верхней одежды из пальцев, звучно хлопнув дверью. Всем было известно, что несмотря на бесконечное количество просьб не открывать каждому встречному, многие волшебники игнорировали это правило, даже не задумываясь о последствиях. А что может случиться? Скорее всего почтальон ошибся домом или случайный проходящий решил раскидать немагические брошюры по редко используемым магами почтовым ящикам. Не жилец вряд ли задержится в доме надолго, а гость знает, куда идти. Случай Итана Холлика скорее исключение, чем привычный уклад; Саммер сколько угодно могла бухтеть на своих соседей по лестничной клетке, однако, нередко и сама занималась тем же самым.
[indent] Отшатнувшись от мужчины на добрый шаг, она стягивает ладони на своих локтях, осознанно закрываясь от него. Притупленная за ночь обида с появлением Итана перед глазами просыпается с новой силой. Ей хочется язвить и острить, как можно сильнее уколоть мужчину в бок, но здравый смысл, как и... она хмурит брови, качнув рыжеволосой головой и снова бросая взгляд на конверт. Она не может выставить его туда же, откуда он пришёл не ради отдания дани их дружбе за последние пару месяцев; Саммер О'Лири, действительно, хотела знать правду, получая ответы на заданные в голове вопросы.
[indent] И казалось бы, какой смысл? Этот поезд уже ушёл, и протесты вряд ли принимаются. Спроси об этом волшебницу сейчас, и она бы вряд ли сама смогла ответить на этот вопрос. Разве что отшучиваясь, параллельно спрашивая волосок той самой; так, на всякий случай.
[indent] — Хорошая мысль, — но совсем без замечаний не звучит, как и нагнетающее чувство, порождаемое самой ведьмой.
[indent] На его слова Саммер сначала дёргает бровью, а затем на короткие моменты между прячет взгляд в полу, стягивая руки на груди только сильнее. То качая головой в отрицании, то хмуря брови, смотря на мужчину исподлобья, практически считая повторяющиеся в его монологе повторяющиеся слова. И одна сторона О'Лири подсказывала, что извинения были не только на слова, но и на лицо; а другая продолжала не верить случившемуся, желая строить обиженную до конца жизни.
[indent] Но как ему не поверить? В его взгляде нет и секунды сомнения за свою речь, действия выдают волнение в сердце и страх не прощения, и вряд ли только для того, чтобы уйти отсюда с чистой кармой, не оборачиваясь назад. И вряд ли громкая фраза о том, что девушка может с ним больше никогда не заговорить, является чем-то обычным, – пусть она и слышит её не первый раз.
[indent] Хотел этого мужчина или нет, но финальная точка влияет на неё больше всего, заставляя вновь удивлёно вскинуть брови, раскрывая широко глаза. Она не понимала. Её чувства были ей понятны: симпатия к Итану Холлику пусть ещё не превратилась в светлое и громкое «любовь», но на таковую с лёгким шармом влюбленности очень даже походила. У неё было достаточно времени времени прислушаться к своему сердцу, давно поняв, что это не было просто влечение для галочки. Итан зацепил её с первого дня встречи, и как ей казалось всё это время, это было взаимно. Сейчас, с имеющейся информацией на руках, она знала другую правду.
[indent] — Ох, это мне решать заслуживаешь ты прощения или гореть тебе на верном огне, — бесшумно вздохнув, она отмахнулась рукой, приложив ладонь к своей щеке, в прочем, всё равно оставляя его без ответа. Может, и правда стоит пойти начать заготавливать брёвна и верёвку?
[indent] По его словам он должен был так много всего, но если разобраться... должен ли был? Конечно, их можно было считать более близкими людьми, чем знакомыми с улицы, и они оба в своё время признали факт, что письма удивительным образом сблизили их куда быстрее, чем общайся они лицом к лицу. Их случай был особенным. И почему это должно испортиться только из-за того, что Саммер О'Лири не знала, что у него была девушка, о которой он умолчал?
[indent] — Зная, как ты пишешь письма, могу предположить, что сыграй я в игру «Выпей каждый раз, когда Итан сказал, что он виноват» – до конца я бы не дожила, да? — она кивает головой в сторону письма, а затем делает полшага вперёд, чтобы вытянуть его из пальцев Холлика, — Пожалуй, проверю во время рождественских праздников, будет чем себя занять, — нет, это не была попытка уколоть его совесть. По крайней мере, намеренная. Тут же делая несколько шагов назад, она оставляет конверт на одной из стоящих со стороны кухни тумбочек, и шурша юбкой возвращается обратно, где стояла, пусть и переминувшись с ноги на ногу.
[indent] — Итан, ты... — рыжеволосая набирает воздуха в рот только для того, чтобы снова шумно выдохнуть, качнув головой, [float=left]https://funkyimg.com/i/33mM4.gif[/float]— Лучше не разбрасывайся такими громкими высказываниями, боюсь, иначе не сможешь выполнить всё, что задолжал мне. Или ты думал я забыла про «что угодно» после твоего опоздания? — она болтает не просто так. Саммер всегда было проще среагировать словом тут же, забивая неловкую паузу прежде, чем та придёт. Тем более, что эта активно стучалась в дверь, готовая просунуть свою голову и пожелать доброго дня.
[indent] О'Лири оглядывается по сторонам, засовывая руки во внутренние карманы юбки, прикусив край губы. Нащупав волшебную палочку одной, второй ладонью она медленно находит тонкую недоделанную косу, заправляя ту за ухо. Что-что, а думать об увиденном Холликом уже было поздно. Из двух зол, оставить его в квартире было более верным решением, и всё же, знай она, что придётся принимать гостей несведущих в магии, она бы подготовилась. Взгляд девушки хватается за мелочи в квартире: на разбросанные по столику в гостиной амулеты необычного происхождения, пару статуэток, совмещающиеся в себе задачу поддерживать и сувенирный вид, и хранить толчёные ингредиенты, не говоря уже о другой стороне квартиры с разбросанными по полу вещами как от сборов, так и от привычной жизни О'Лири. И конечно же, вишенкой всему этому был Рич, достаточно незаметный для человека привыкшего к нему, и недостаточно... наконец, после размышлений, бросая взгляд на Итана, она негромко спрашивает, наклонив голову в сторону открывающейся, сразу из маленькой прихожей очерченной лишь невидимыми границами, гостиной:
[indent] — Зайдёшь, или так и будем стоять на пороге? — вместо гонения прочь короткая пауза, — Можешь не разуваться. Чай? — вместо громкого, в третий раз, закрытия двери. Формируя от его ответа собственные действия, О'Лири пошатнувшись, меняет траекторию, и бросив осторожное «проходи», пересекает коридор, всё же прикрывая дверь в свою спальню. Не то, чтобы она беспокоилась за заинтересованные взгляды, однако, разбросанные тут и там магические элементы по всему дому заставляли пробегать мурашкам по её коже, в то время, как спальня, в общем-то, была наполнена ими от и до.
[indent] Возвращаясь, она оглядывает комнату, надеясь, что запах смешанных магических трав мужчина перепутает с привычными людскому миру благовониями, осторожно поджимая губы:
[indent] — Извини за бардак, я не ждала гостей. Я... честно говоря, ещё несколько минут, и я бы уже была на пути в Салэм. Так что, отчасти, тебе повезло. Если, конечно, ты считаешь наше столкновение везением, — кашлянув, добавляет О'Лири, присаживаясь  напротив Холлика.
[indent] Говорить острые на язык фразы было куда легче, чем столкнуться с реальным подбором правильных слов, особенно, смотря Итану в глаза. Длившаяся всего мгновение пауза показалась ей вечностью, толкая её на открытие рта и попытке сказать хотя бы что-нибудь, позже не имея шансов остановить себя:
[indent] — Ты нравишься мне Итан. В смысле, очень нравишься, — перечеркивая своим видом все возможности заявить о платонических отношениях, она цепляет ладони перед собой в замок, продолжая, — И я думала написать тебе об этом, как и сказать по телефону, в итоге, дотянув до последнего – нашей встречи вчера. Как ты понимаешь, всё пошло не по плану, и от этого я разозлилась ещё сильнее. Проблема не в том, что у тебя есть девушка и ты ничего не сказал, — Саммер усмехается себе под нос, — Хотя, кого я обманываю. И в этом тоже, но это ты уже и сам понял, — краем пальцев она перехватывает край от одного из браслетов, начиная вертеть бусинки оного в руке, стараясь утихомирить свою нервозность, — я говорю тебе это не для того, чтобы... как-то показать, что ты упускаешь что-то лучшее. Я просто хочу, чтобы ты знал, также, как ты говоришь, что я важна тебе, — рыжеволосая поджимает губы, пожав плечами, подняв на него взгляд, — Ты далеко не безразличен мне. И я сделала большую ошибку вовремя об этом не заявив громче необходимого, придумывая идеальное... чтобы-то ни было параллельно закрывая глаза на оставленные тебе здесь возможности.
[indent] Опуская взгляд на юбку и пропуская ткань сквозь пальцы, Саммер немного грустно дёргает уголками губ. Думать о том, что такой человек, как Итан Холлик при желании не найдёт для себя никого было бы глупо, как и, возможно то, что после прошедших месяцев, оставит в голове что-то большее, чем дружбу между собой и ей. Правда, на этом она хмурит брови, стараясь не обращать внимание на зудящую мысль о желании мужчины не терять её – всё ещё, и друзей терять не хочется.
[indent]— Тебе не нужно ничего делать, — чуть тише добавляет девушка, — Всё... будет хорошо, — пожалуй, это был её метод сказать ему слова прощения.
[indent] В конце концов, как она, действительно, смеет говорить ему про недосказанности между ними? Наверняка, Итан рассказал бы обо всём, как только у него появилась бы возможность, и чем больше она думает об этом, находясь напротив него, тем больше видит логику в желании сказать это лично. Что же до неё, О'Лири можно было не только обвинить в умалчивании собственных чувств, что же говорить до мира, в котором она жила? Даже сейчас вместо того, чтобы сказать одну простую фразу, она скорее сцепит пальцы замком за спиной в надежде, что Холлик не заметит ничего необычного или скинет это на путешествующий образ девушки напротив. Саммер О'Лири была самой большой лгуньей; это не позволяло другим обводить её вокруг пальца, но кое-что говорило о этике, которую не стоило так рьяно требовать от остальных.

Even fairy tales have limits. Three people can't have an Ever After. Not without me being alone.


[indent] — Твоя девушка... — не торопясь произносит рыжеволосая, поднимая голову в сторону Итана, — Она знает о том, что произошло? Вчера, тогда? — внезапно О'Лири широко раскрывает глаза. Мало того, что она была слепа к скрываемым Холликом отношений, так и к написанному. Он никогда не указывал, и всё же, в письмах к ней одно женское имя упоминалось чаще остальных, — Это та самая Рози, верно? — подруга детства. Ну конечно. Усиленно Саммер складывает губы в улыбку, смотря на человека напротив, стараясь найти в сознании те слова, которые стоит сказать в такие моменты. Она была рада? Сама Судьба свела их снова спустя столько лет? Сквозь года они нашли друг друга!
[indent] В обычной ситуации Саммер Пандора О'Лири не была лишена эмоциональной громкости, радуясь за обретение вторыми половинками своих близких. Сейчас же... почему только эхо одиночества проскакивает мимо, и пусть ещё не зная ответа, она заранее думает, что окажется права?


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » forget the horror here