A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » paused » wait for a slow song to come on


wait for a slow song to come on

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://funkyimg.com/i/2XeRC.png
wait for a slow song to come on
Skylar van der Reijden & Noah Müller
с 1го по 3е марта 2030 года, Братхэйм, Шотландия.
По негласному закону хороших праздников, никакая вечеринка не может считаться успешной, если никто не плакал, все гостей звали, и посуда осталась цела; а семья Маккензи плохих праздников не устраивает. Особенно, когда это день рождения одной из внучек Роя.

2

[indent]Прошлое лето казалось ей чем-то из другой жизни. Каких-то полгода и, вернувшись в стены Братхэйма в полдень пятницы, Елена чувствовала себя совершенно другой девушкой: уверенной, окрепшей. Ещё несколько месяцев, и в её руках красовался бы диплом из французской магической школы. Она словно проживала день за три всё это время, и стоя в фамильном замке, в который она впервые шагнула по собственной воле в прошлом году, ван дер Рейден видела произошедшие с ней изменения по-особенному ясно.
[indent]Впрочем, несмотря на общее беспокойство ближайшей семьи – другим человеком Елена не стала. Пожалуй, если она и походила на кого-то, то ещё больше на себя настоящую. Без ненужной шелухи из послушного притворства, которым Елена пыталась успокоить своих родителей и брата. Без лишних людей, которым было тяжело принять её не беспомощным потерянным подростком. Со светлым будущим, в котором ей хотелось оказаться как можно скорей: если не с аттестатом в руках, то хотя бы ближе к сегодняшнему вечеру, когда первые приглашённые начнут появляться на пороге шотландской крепости.
[indent]Своё хвалёное терпение ван дер Рейден потеряла в ту секунду, когда Ноа Мюллер принял приглашение на празднование её восемнадцатилетия. Пускай, Елена отправляла письмо со всей искренностью, девушка совсем не надеялась на согласие с противоположной стороны. В конце концов, если Ноа был достаточно занят, чтобы не выкроить и секунды для визита семьи Уолш, каковы были шансы, что мужчина отмёл бы все планы, чтобы приехать к ней на целые выходные? Не просто в Лондон! В фамильное гнездо Маккензи, прекрасно – или хотя бы приближённо – понимая, каких масштабов был праздник прямых наследников двух именитых родов. Однако он согласился, и всё своё свободное от школы и экзаменов время ван дер Рейден тратила на нервное размусоливание их будущей встречи.
[indent]Они не виделись с самых зимних праздников, да и встреча в Германии была настолько быстротечной, что едва могла считаться за полноценный разговор. Конечно, у них были письма. Свои ответы ведьма принималась готовить ещё до того, как встречала ворона из Румынии обратно. Но сравнивать аккуратный почерк немца с живой встречей? Она ждала этих выходных, как ни ждала самого дня рожденья, и, когда число на календаре огласило день приезда, Елена не могла найти себе места.
[indent]Наверное, если бы дело было только в том, что ван дер Рейден скучала по человеку, появившемуся в её жизни на несколько вечеров и исчезнувшего следом, то она бы утихомирила беспокойную голову. Но когда причины для чуткого сна заканчивались на первом пункте? Елена не заметила, как без видимых усилий превратилась в маленькую девочку, хватавшуюся за сердце всякий раз, когда старшекурсник обращал на неё внимание. Она была уверена... думала, что была уверена, что не станет тешить себя надеждой на невозможное, но стоило Ноа Мюллеру вернуться к ней не крохотным воспоминанием, висевшим на шее, и Елена обнаружила себя там, откуда начинала. Разумеется, теперь она не была ограниченным ребёнком, теперь она, как и немец шесть лет назад, числилась в выпускном классе и держала руку на пульсе, мечтая о ждавшей её за школьными дверьми карьере. Она ничем не отличалась от него, а пропасть из семи лет разницы сузилась до размеров маленькой трещинки – надоедливой, если всматриваться вблизи, но совершенно неважной в больших масштабах. Но разве она могла быть уверена, что Ноа видел это так же, как и она?
[indent]Она бы не стала корить немца, окажись её предположение о непоправимой разнице положений правдой. К тому же, никто не отменял: за утёкшие сквозь пальцы месяцы Ноа Мюллер вполне мог найти себе девушку, даже невесту! Елена стояла далеко не первой в списке тех, кого требовалось уведомить об этом в первую очередь. И если бы не назойливая голова, она бы и вовсе не мучала себя «предсказаниями» о более чем разумном ходе событий. В конечном итоге, Елена ван дер Рейден просто скучала по дорогому ей человеку. А кем они друг другу являлись? Ей не требовалось однозначного ответа, чтобы не менять своего тёплого отношения к Ноа.
[indent]Чтобы хоть как-то скоротать ожидание и отвлечься, девушка надоумила двух шотландских кузенов «выкрасть» лошадей из их тёплых загонов и устроить скачки на запорошенном снегом поле за главным зданием Братхэйма. Взяв с Эвана обещание оповестить её «как только, так сразу», под громкие подстрекательства Чарли и Бонни она выскочила наружу в полурасстёгнутом овечьем тулупе и принялась догонять две мужские фигуры, скрещивая пальцы, чтобы никто из старшего поколения их не заметил.


https://funkyimg.com/i/2Z3eX.gif https://funkyimg.com/i/2Z3eY.gif
The future is the home of our deepest fears and our wildest hopes.


[indent]Елена действительно забывает об окружающем мире, смеясь над забавными попытками кузенов доказать друг другу и их единственной свидетельнице за компанию, в ком текла настоящая кровь могучих шотландцев. Правда, стоит светлой дымке, напоминающей охотничью собаку, появиться на другом конце поля, ван дер Рейден громко вскрикивает.
[indent]— Они вернулись! — датчанка резво вздёргивает поводьями и кричит ещё громче: — Кто последний, тот покрывшийся мхом глизень! — не обращая внимания на недовольные возгласы о нечестной игре за спиной, она мгновенно поднимает лошадь в галоп и уже не останавливается. Она знала за кем Эван отправлялся в Лондон и не могла представить иной причины, по которой волшебник вызвал её патронусом. И те полторы минуты, которые ван дер Рейден тратит, чтобы вернуться обратно к замку, куда тягучей и бесконечней, чем последние несколько месяцев.
[indent]Выглядывая двух мужчин, стоящих у входа в семейный особняк, девушка не сбавляет скорость, разве что не подгоняя лошадь ещё сильней. Взмахивая рукой в воздухе, она чуть не переваливается вперед, но, к счастью, вовремя находит равновесие. Елена останавливает коня позже, чем требовалось, отчего запыхавшееся животное недовольно встряхивает головой и фыркает, вынуждая волшебницу рассмеяться. Бубня короткие извинения сквозь сбившееся дыхание, она спрыгивает на землю и наконец может как следует рассмотреть Ноа Мюллера, не скрывая широкой улыбки до боли в щеках.
[indent]— Добро пожаловать в Братхэйм! Я так рада тебя видеть! — сквозь обрывистое дыхание выплёвывает девушка. Елена делает спешный шаг навстречу и тут же останавливается, вспомнив о своём внешнем виде, — Я бы хотела тебя обнять, но боюсь что, — кивая вниз на овечью шкуру, в которой ведьма каталась в зимний сезон, она выглядит почти как ребёнок, которому запретили вход на аттракцион из-за недостающей парочки сантиметров. Однако мужчина напротив не кривит лицо в омерзении, и ван дер Рейден не ищет других причин, по которым не может убедиться в реальности происходящего самым достоверным способом. Сокращая оставшееся между ними расстояние, она сцепляет руки в кольцо за плечами Мюллера и крепко обнимает его.
[indent]— Я позабочусь о том, чтобы твоя верхняя одежда не напоминала тебе о моей лошади. Хеймдалль, — кивая в сторону белогривого коня, с лёгким смущением за очевидное предпочтение в именах бормочет Елена, отступает от почти сбитого с ног её льющимися через край эмоциями немца и старается взять себя в руки, — Ты, наверняка, устал после такого путешествия, — краем глаза смотря на мотоцикл, она говорит спокойней и разборчивей, — Давай я отведу тебя в твою комнату, — она предлагает быстрее, чем вспоминает о стоящей рядом лошади. Елена раскрывает рот, пытаясь отыскать решение внезапной проблеме, и, к своей удаче, не успевает ничего придумать.
[indent]— Я отведу его обратно в конюшню, — не без ухмылки спасителя, отзывается Маккензи.
[indent]— Спасибо, — поджимая губы, виновато буркает волшебница, но мгновенно веселеет, — Только осторожно. Возможно, тебя будут поджидать наши кузены, которых я ненарочно нарекла обросшими мхом глизнями, — улыбаясь Эвану кающейся улыбкой, она провожает спину волшебника с несколько секунд и возвращает всё своё внимание к долгожданному гостю.
[indent]— Пойдём, — кивая в сторону высокой двери, девушка уверенно взбирается по лестнице и упрямым толчком, раскрывает вход в парадную зону постройки, — Я позаботилась о том, чтобы твоя комната была поближе к парадной лестнице. Так будет проще ориентироваться в замке, на случай, если ты окажешься тет-а-тет с этими коридорами, — на всякий случай, ван дер Рейден справляется о том не требуется ли Мюллеру помощь с сумками и, получая ожидаемый ответ, замедляет свой шаг в направлении гостевой спальни.
[indent]Она беспокоилась о том, что, оказавшись напротив Ноа, не сможет вести себя с той же лёгкостью, с которой они общались прошлым летом. То волнение, которое вызывал в ней мужчина тогда, было не сравнимо с палитрой эмоций, разрастающейся с каждым новым полученным письмом. Но вот они были здесь, и несмотря на очевидный шторм на территории разума, скрытый копной растрепавшихся волос, Елена не чувствовала себя чересчур неловкой или глубоко несчастной от того, что Ноа Мюллер был всего лишь другом. Он был её другом, он приехал сюда и, главное, только ради неё. От одной этой мысли губы волшебницы кривились в непроизвольную счастливую улыбку.
[indent]Елена старается не забивать голову немца ненужными комнатами, указывая на жизненно важный путь на кухню, в малую гостиную, где собирались младшие жители замка, и в его собственную спальню, находившуюся на самом краю «мужского» крыла, уходящего в противоположную сторону от девичьей части, где спала ван дер Рейден. Останавливаясь у нужной двери, она произносит уверенное: «Здесь!» — и толкает ручку вперёд.
[indent]— Я настояла, чтобы тебе отдали именно её, — останавливаясь посреди просторного помещения, Елена сцепляет руки внизу и оглядывает комнату по сторонам, — Окно здесь выходит на зимний сад, который наш домовой эльф – Нэнни – содержит в исключительном виде... в отличие от той стороны, — она многозначительно кривит лицо и намеренно бормочет под нос, — Там скорее мёртвый сад, если ты понимаешь о чём я, — девушка не была против давней традиции хоронить своих мёртвых по-близости, но предпочитала избавлять близких друзей от зрелища из бродящих в ночи привидений и светящихся могил.
[indent]— Что ж, — прокашливаясь и хмурясь, ведьма отступает в сторону, словно пытаясь дать Мюллеру место вздохнуть, — Я оставлю тебя распаковаться. Ванная у тебя смежная с соседней комнатой, но там никого нет. Правда, двери я бы всё равно закрывала со всех сторон, никогда не знаешь, что придёт в голову моим кузенам, — делая красноречивое движение указательным пальцем в воздухе, предупреждает волшебница, — Свежие полотенца лежат в шкафу. Если тебе что-нибудь потребуется, позвони в колокольчик у тумбочки, он вызовет Нэнни. Либо кричи меня, даже лучше кричать меня... Нэнни помогает с завтрашним праздником и, возможно, будет недовольна, если её отвлекут, — в отличие от большинства волшебных семей, Маккензи умудрились «испортить» своих домовых эльфов, о чём Елена не жалела ни капли. По крайней мере, когда Министерство начало вводить изменения в права домовиков, Нэнни и Тодо предпочли остаться со своими семьями, за которыми присматривали долгие годы.
[indent]— Ужин будет готов через пару часов, но если ты голодный, я придумаю что-нибудь на кухне. Подозреваю, что найдется парочка голодных желудков, готовых к тебе присоединиться. А если нет... я могу накрыть чай в гостиной. Или вынести что-нибудь покрепче из погреба. Что пожелаешь! — она была счастлива его видеть, и это читалось не только в лице ван дер Рейден. Если бы Мюллер попросил, она бы перенесла ужин, праздник, всё, что угодно, ведомая ребяческой радостью от приезда волшебника.
[indent]— Ну, я пойду, — наконец вспоминая о том, как выглядит сама, смущается Елена, — Прежде чем кто-нибудь поймает меня в таком виде и отчитает за пугание гостей раньше времени, — и это даже не преувеличение. Если бы бабушка Аделайн увидела датчанку с взлохмаченными волосами, разгуливающей в старом овечьем тулупе по дому, пожалуй, «замарашка» бы не вышла из ванной до самого вечера – её бы просто-напросто не выпустили!

3

BREATHE CAROLINA – GONE SO LONG
[indent] Ноа Мюллер прорывался сквозь напряжённую неделю, словно охотник, идущий с клинком в руках через лианы. Видимо, сама Вселенная обратила на него свой взор, когда мужчина ответил положительно на приглашение ван дер Рейден посетить семейное поместье в Шотландии, решив, что это будет слишком просто, отпускать его, как есть. Поэтому уже в последний день, волшебник пережил практически несвойственные его отделу практики; хорошо, что хотя бы Янссен не решил как-нибудь отличиться, положив вишенку на макушку начальнику.
[indent] Знающие волшебника коллеги удивились бы его рвению остаться к пятницы живым, и более того, двинуться чередой не самых удобных порталов и долгих поездов в Шотландию. Пожалуй, собственная семья редко когда заставляла сдвинуться немца с места, что говорить о тех же бывших отношениях со стажерками из других стран, рвущихся показать своих родственников и познакомить их с Ноа. А тут, ради подруги?
[indent] Хотя, конечно, он и сам не планировал ничего объяснять неугодным. Да, он, действительно, не был поклонником встреч с огромными толпами незнакомых ему людей; как и многие, с другой стороны. И точно также, перестал этому противиться ещё... с лета?
Вытягивая из бокового кармана чемодана последнее письмо Елены, которое он получил и быстро пробегая по, теперь уже, родному [float=left]https://funkyimg.com/i/2Zzva.gif[/float]почерку, он вновь перепроверяет даты и место своего приезда. Последнее, что ему оставалось, сидя в то ускоряющемся, то вновь замедляющим скорость вагоне поезда, это ждать. И был бы он проклят, скажи, что не чувствовал волнение в своей груди. После того дня, как она вручила ему свой адрес на перроне, а мужчина, в свою очередь, тут же отправил первую весточку с содержанием увлекательного путешествия четырёх друзей с собственным обратным местом жительства, не было ни одного месяца или нескольких недель, когда бы он не ловил письмо принесённое филином ведьмы, как и не отсылал Альберна ей на встречу. Чем он не был занят, какой бы не был трудный день на работе, Мюллер всегда находил время на развёрнутый ответ; с улыбкой снова и снова перечитывая её письма. Ему было не страшно писать о вещах, которые прежде скрывались в сознании мужчины, и в свою очередь, в ответ он также получал то, что заставляло его дёрнуть бровями в удивлении, давно перелистывая страницу за страницей книжки о Скайлер ван дер Рейден, которая всё это время хранилась в столе, и вытаскивалась после окончания школы за получением тех добродушных воспоминаний, которые дарила ему девушка, ходя по коридорам Шармбатона.
[indent] Громкий голос оповещает, что до станции Кингс-Кросса осталось всего ничего, и убирая удостоверение, понадобившееся на границе несколькими часами ранее, обратно в чемодан, Мюллер торопливо начинает собираться, понимая, что больше не может сидеть ни секунды. Поэтому подхватывая под локоть серое пальто и свободной рукой берясь за ручку чемодана, он выходит в тамбур вагона, тут же обращая внимание на повышенный уровень шума, относительно на пассажирском кресле, и опираясь о холодную металлическую стенку, стягивая пальцы на локтях, наблюдает за бегущими мимо него пейзажами Лондона. Он не был здесь как раз с их последней встречи, умудрившись пересечься с волшебницей только в Германии, и точно оттуда же получая несколько снимков в газетах об её отношениях с сыном верховного судьи. Конечно, будь он человеком абсолютно обделённым определённой информации, смог бы тут же найти своё место на дне Марианской впадины, и всё же, успокоив собственный разум, понимал, что переживать было не о чём.
[indent] Только разве что о чувстве тревоги, появляющейся в голове Мюллера каждый раз, стоит ему представить, как волшебница встречается с кем-то другим.
[indent] Глупо было бы спрашивать, «почему тебя это волнует?» с учётом того, что он мог найти ответ на этот вопрос. Ван дер Рейден нравилась ему, и, пожалуй, несмотря на то, что об этом мужчина явно не размышлял не то, чтобы в письмах через раз, а в целом, никогда, всё же, ему не хотелось...
[indent] Поезд дёргается, и звонко звучит гудок, выдувая вместе с собой густой дым, а Ноа хмурит брови – не хотелось, чтобы она была счастлива? Что за чушь. Конечно, он хотел видеть её счастливой, знать, что у неё всё хорошо. Однако, сжимая ладонью холодный поручень, в попытках удержать себя от неожиданных падений, он хмыкает себе под нос, понимая, что кто угодно, на самом деле, стоящий рядом с волшебницей, которого бы звали не Ноа Мюллер, не вызывал бы в нём положительных эмоций; в то время, как представлять собственную фигуру рядом он просто боялся.
[indent] Выскакивая, наконец, на улицу, благодаря высокого и усатого мужчину на выходе из вагона за безопасное путешествие, он глубоко вздыхает, радуясь оказаться на свежем воздухе. Тут же, в прочем, понимает, что в Англии было сильно прохладнее привычных румынских температур, и тут же накидывая на плечи пальто, двигается в сторону места встречи. Следующий шаг пути, он надеялся, пройдёт куда быстрее, и бегая взглядом по лицам, торопящимся или, наоборот, двигающимся в сторону встречающих, Ноа искал кузена Елены.
[indent] — Маккензи! — замечая высокого мужчину, он задирает свою руку, не сдержав улыбки, пусть и тут же попытался выпрямиться, протягивая ему ладонь, — Давно не виделись, — одновременно пытаясь выглядеть и солидно, но при этом, явно чувствуя себя куда более умиротворенно от знакомых лиц после долгого пути, волшебник следует за Эваном, попутно спрашивая о том, каким образом они будут добираться до фамильного поместья, пока ответ сам не появляется перед его взглядом:
[indent] — Да ты... издеваешься, — чуть ли не поперхнувшись, замечая мотоцикл, на котором однажды уже ездил с американцем, задирая на него взгляд, в надежде, что он скажет, что они воспользуются порталом, или камином в ближайшем пабе, или... однако, тут же понимая, что другого правильного ответа не появится, вздыхает, — Ладно, я даже не знаю, почему я ожидал чего-то другого, — смирёно произносит Мюллер, качая головой из стороны в сторону и хмыкнув. И у него даже не было возможности выбора! Маккензи вполне мог оставить его здесь, и добирайся до верхушки Великобритании без карт и всего самостоятельно; и, возможно, через неделю после своего приезда, Ноа бы и правда нашёл Братхэйм.
[indent] А пока, перекидывая ногу через мотоцикл, поджимая губы на шутки Эвана, он всё равно прекрасно понимает, что не сказал бы ван дер Рейден ни слова; вот с чем, с чем, а проблем с механическим транспортом у него уж точно не должно быть в её глазах!


[indent] Смотря вслед убегающему сгустку энергии в качестве предупредительного сигнала для Елены, он, задирая голову на четырёхэтажное поместье и сдерживаясь от того, чтобы присвистнуть; глубоко вздыхает. Это место сильно отличалось от компактного дома, владельцами которого были его родители, и месте, в котором он привык видеть разве что друзей семьи или ближайших родственников, здесь, кажется всё было совсем по-другому. Мюллер понятия не имел, сколько людей должно было собраться, но мог предположить, что день рождения ван дер Рейденов был не последним днём в году, о котором все тактично забывали. Всё ещё чувствуя слабую неловкость от собственного нахождения здесь – кто он такой, чтобы вообще переступать порог дома Маккензи? – он отвлекается на громкий галоп откуда-то со стороны, и дёргается в тот же момент, как в поле зрения появляется нарушитель тишины, вызывая нескрываемую улыбку на лице немца с помесью восторженного выражения лица. Выпуская из руки ручку чемодана, он смеётся, стоит услышать её приветствие:
[indent] — Я думал, ты будешь вся в приготовлениях? — бросая короткий взгляд на её кузена, который и был логичной причиной, почему именно он приехал за Мюллером, а не наоборот. Делая шаг ей на встречу, он зеркалит её действия, стопорясь и удивлёно вскидывая брови на её слова, — Я задержу дыхание, если тебе станет легче, — усмехаясь, добавляет мужчина, видимо, открывая врата в свою сторону. В нос тут же вдарил запах человека, явно знающего, как проводить время перед своим праздником, и крепко обнимая её в ответ, он ненамеренно зарывается в её волосы, усмехнувшись, представляя как на самом деле отпрыгивал, видимо, в сторону, говоря, что ей было необходимо сначала помыться, прежде, чем лезть обниматься.
[indent] — Ничего, я был готов к этому, — тут же после сказанного, он поправляет себя, — Не к запаху коня, конечно, но морально готовился к весёлым выходным в любой их ипостаси, — мягко улыбнувшись ей, он направляет взгляд на лошадь, довольно кивая на подходящее имя, подумав, что с радостью бы уделил животному куда больше времени, чем просто стояния рядом с ним; возможно, если у них будет свободное время, стоит спросить об этом Елену?
[indent] — Брось, — отмахнувшись на слова про усталость, он, в прочем, не отказывается от того, чтобы оказаться в помещениях поместья, уже подхватывая свою сумку. Их встреча, пусть и была запланированной, всё равно оказалась куда более внезапной для него, чем он ожидал. Ван дер Рейден была светлее прежнего, этаким сгустком нескончаемой энергии, и это не могло не радовать; пусть он и не думал, что при встрече, Елена лишь кивнёт головой ему, вызывая кого-то другого для его помощи.
[indent] — Глизнями? — дёргая бровью, усмехается Мюллер, провожая вместе с ней взглядом Эвана, уже двигаясь в сторону дома. Отмахиваясь от того, чтобы передать свой чемодан ведьме, решившей предложить свою помощь, мужчина поднимается вслед по лестнице, — Скажи мне, есть ли точка, в которую рано или поздно приходишь? Я бы сказал, что в таком случае, тебе нужно искать меня там, — он усмехается, задирая голову на высокий потолок пред парадным входом, — Я... ведь не приехал первым? — на всякий случай, осторожно спрашивает Ноа, хотя тут же кривит лицо, в надежде, что у волшебницы нет глаз на затылке; ему казалось правильным, и не правильным перенимать всё внимание девушки на собственную персону. В конце концов, если сейчас в помещениях замках были более близкие ей люди, то он не сомневался, с кем на самом деле нужно проводить ей время. Но ведь логика подсказывала – она не могла кинуть его просто так посреди коридоров, верно?
[indent] Кивая головой на ту или иную комнату, временами оборачиваясь, словно подозревая дом в хищении коридора сзади него, наконец оказываясь пред своим домом на ближайшие пару дней, он заходит за ней вслед, тут же ставя чемодан у входа.
[indent] — Спасибо, — усмехаясь, произносит немец, кинув взгляд в сторону окна, из которого его ожидает прекрасный вид, — Хотя, не то, чтобы я испугался бы в случае другой стороны, но не могу говорить что-то против этой комнаты, — делая пару шагов вперёд, драконолог с любопытством оглядывает помещение. По ходу её слов, Мюллер поворачивает голову то на ручку ванной, то на колокольчик на тумбочке, попутно кивая головой в попытках всё запомнить. Главное, не вызывать Нэнни, хотя ему, конечно, было бы любопытно посмотреть на домового эльфа, полноценно имеющего права жильца этого дома, — Не знаю даже, что страшнее, — на мгновение округляя на  неё глаза, произносит волшебник, усмехнувшись; пожалуй, количество кузенов в его голове всё же побеждает, а представляя, на что был способен Эван Маккензи, он бы не то, чтобы запер ванную на все замки. Он бы засунул себя в сейф.
[indent] — Я потерплю, не переживай, — резче предполагаемого, дёргаясь в её сторону, он отмахивается рукой, — Я перекусил по дороге, поэтому ужин через несколько часов устраивает меня больше, чем полностью, — уверено кивая головой в знак подтверждения своих слов, Ноа оглядывает комнату ещё раз, — Но, с учётом того, что мне не хочется отпускать тебя так легко, то... чай в гостиной? — стягивая с плеч своё пальто и осторожно перекладывая его на стул, волшебник смотрит на девушку исподлобья. Он, конечно, не боялся оставаться в комнате наедине с собой слишком долго, но своей компании куда сильнее предпочитал ту, по которой мужчина успел соскучиться за время их разлуки.
[indent] После трёх дней постоянного существования рядом, первое время он не мог отделаться от чувства, что отпустил что-то, чего ему так долго не хватало. Всё же удивительно, как за короткий срок было легко привыкнуть к кому-либо, кто близок душой ему с самого юношества. Пожалуй, как бы его не пугало большое количество незнакомцев или родственников девушки на одной территории, если этого нужно было «пережить», чтобы провести с ней немного времени, он был не против сделать это. И смотря на волшебницу сейчас, он делает шаг в её сторону, усмехаясь словам о внешнем виде:
[indent] — Как один из гостей могу с уверенностью сказать – страхом в моём сердце и не пахнет, — прежде, чем девушка нажимает на ручку двери, Мюллер добавляет, — Я очень рад снова увидеть тебя, Елена, — и делая паузу, закидывая руку за макушку, смеясь, добавляет, — Я совру себе, если скажу, что не соскучился! — и подмигивая ей, вновь усмехается себе под нос, надеясь, что в помещении было достаточно полумрачное освещение, чтобы не замечать никаких изменений на его лице.
[indent] Ему требуется не слишком много времени; и всё же, замыкая все замки на случай шутников, Ноа быстро приводит себя в порядок, надевая более лёгкую, относительно собственного пути, одежду. Вытаскивая из чемодана вещи, он откладывает в сторону осторожно запакованный подарок для волшебницы и отдельно для её брата, подальше от случайных глаз, и коротко бросая взгляд на пустой пергамент и перо, размышляя, стоит ли писать друзьям о том, что с ним всё в порядке, качает головой. Пожалуй, они даже не заметили бы его отсутствия, не знай, что он намеренно взял выходные на эти дни.
[indent] Выглядывая в общий коридор, Ноа, крепко держа в руках коробку со сладостями, негромко прокашлявшись, выныривает из комнаты, прикрывая за собой дверь, и пытаясь вспомнить всё то, что говорила ему волшебница, заглядывая в открытые помещения, находит гостиную. Пожалуй, не зря она сказала, что здесь возможно заблудиться; и, пожалуй, передвигаться по поместью без гида было тем ещё приключением, особенно представляя, что он не видел его большую часть.
[indent] — Мне кажется, или ты всё же решила ещё и накормить меня и всех, кто к нам присоединится, перед ужином? — смеясь, произносит волшебник, дёрнув бровью, наблюдая за тем, как на столе появляются башни с выпечкой, — Это, — он протягивает ей достаточно крупную и тяжелую коробку с яркой лентой сверху и открыткой, продетой сквозь, — Передали тебе ребята дополнительно к своему подарку. Мы попытались собрать традиционные сладости для нашего региона, но в итоге так вышло, что тут есть что-то и австрийское, и бельгийское... В общем, не удивляйся вафлям и нуге в одном месте, — в конце концов, на корзинку с печеньем можно было бы ожидать чего-то другого? Волшебники до сих пор с удовольствием вспоминали встречу с Еленой; тем более, с тем фактом, что с их отъездом она точно не пропала из разговоров, особенно, стоило Ноа получить письмо от неё на их глазах.
[indent] Усаживаясь на диван, он оглядывается по сторонам, дёрнув уголки губ:
[indent] — Что же, подготовишь меня? Чего мне стоит ждать, как стоит себя вести? Мне можно шутить и делать вид, что я не говорю по-английски? — негромко хохотнув, спрашивает её волшебник, переведя взгляд с украшений на мебели на лицо волшебницы. Пусть они коротко пробегали по дню рождения близнецов, всё же, он решает уточнить ещё раз, да бы, как правильный ученик, усвоить информацию. Пусть это не было особо видно, но волшебник немного волновался. Ему... не хотелось подводить её, тем более, зная её отношение к родным кланам.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » paused » wait for a slow song to come on