A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » when all hope begins to shatter


when all hope begins to shatter

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://funkyimg.com/i/3c2CU.png
sam smith – writing's on the wall
when all hope begins to shatter, know that I won't be afraid
Ethan Hollick & Summer O'Leary
Нью-Йорк и его – а может и нет – округ, июль 2004 года.
_____________________________________________________________________
Люди разными методами узнают о том, что магия существует. Итан Холлик, например, нашёл ответ на незаданный вопрос по чистой случайности: когда несколько волшебников решило пробраться в его квартиру, совсем не ожидая, что у немага будет что им ответить. Правда, никто не дал ему вздохнуть и подумать: «это что за чёрт?» — Саммер О'Лири тут как тут со своей трансгрессией и другими открытиями о новом мире.

Подпись автора

I'm more than a kick, and I'm more than a spark
https://funkyimg.com/i/35o24.gif https://funkyimg.com/i/35o25.gif
I am more than a flash in the dark

2

Саммер,

[indent]Подозреваю, что моё письмо застанет тебя в пути. Я бы хотел сказать тебе всё, здесь написанное, стоя лицом к лицу, но мне потребовалось время, чтобы собраться с храбростью и мыслями. Мне совсем не нравится входящая в привычку тенденция, потому что ты – последний человек, которого бы я хотел разочаровывать. Я пишу, чтобы извиниться перед тобой, Саммер, и, если мне повезёт, не потерять тебя насовсем.
[indent]Я обвинил тебя в том, что ты никогда не делала. Ты не выбирала лёгкие пути. По крайней мере, не со мной. Несмотря на все мои ошибки, совершённые в наших отношениях, ты продолжала давать мне шансы, когда я их не заслуживал, и, пускай, в нашу последнюю встречу казалось совершенно иначе, сейчас я отдаю себе отчёт насколько незаслуженным и жестоким было винить тебя, когда ты просто хотела помочь. Если бы я мог отматывать время вспять, я бы никогда не позволил себе кричать на тебя. Мне следовало объясниться, а не делать из тебя крайнюю. Ты ведь не имела ни малейшего понятия о том, что происходит в моей жизни, и мне очень жаль, что я не осознал это раньше, чем открыл свой рот.
[indent]Я не хочу делать из этого письма рассказ о причинах, по которым я повёл себя так в тот вечер. Я понимаю насколько странным могли показаться мои отношения с Розамунд и с Александром. Я бы предпочёл познакомить вас в лучшее для них и для меня время, но, к сожалению, они не могут контролировать то, как их болезни проявят себя в те или иные периоды. Я видел, что ты осталась с Алексом, когда уезжал. Спасибо, что позаботилась о нём. Несмотря на то, что я сказал в день своего рожденья, я не хочу, чтобы с ним что-то случилось.
[indent]Я надеюсь, что когда-нибудь ты найдёшь в себе силы, чтобы простить меня. Так или иначе, я благодарен тебе за всё то время, что ты присутствовала в моей жизни, и ничто этого не изменит. Хорошей тебе дороги, куда бы тебя не занесла твоя такая же исключительная, как и ты, специальность.

Береги себя,
Итан.


С Е Р Е Д И Н А   М А Р Т А ,  2 0 0 4   Г О Д


[indent]Опираясь о выбеленный новый забор террасы, Итан вслушивается в размеренные ленные гудки, утопающие в милях, разделявших Холлика и Саммер. Поджимая губу, мужчина вздыхает от знакомого голоса оператора, не несущего хороших вестей. Всё ещё недоступна. Громкий пищащий гудок раздаётся в правом ухе, и Итан инстинктивно улыбается, надеясь, что люди не врут, когда говорят, словно это чувствуется на том конце провода.
[indent]— Привет, Саммер, — он отвлекается на мгновение, чтобы кивнуть головой матери, обещая подойти, — Нехороший человек на том проводе сказал мне, что ты всё ещё в непроходимой глуши. Я звонил узнать как твои дела... и поделиться вычеркнутым пунктом из моего списка «пока не сыграл в ящик». И н-н-нет. Я не прыгнул с парашютом. Такое удовольствие только в твоей компании. Я оформил документы на новый дом маме, она... — он смеётся, замечая, как настойчиво женщина мозолит его взглядом, — очевидно не закончила высказываться по этому поводу. Я расскажу всё подробней в письме и пришлю фотокарточку. Я просто... хотел услышать твой голос и понадеялся, что боги телефонной связи будут ко мне благосклонны. Перезвони мне, если сможешь. Я не знаю, как заканчивать голосовые сообщения. Конец связи, — хохотнув, мужчина вешает трубку и спешно сбегает вниз во двор; он обязательно пригласит сюда О'Лири, когда его семья как следует расположится на новом месте.
[indent]Он всё чаще вспоминает о ней, когда в его жизни происходит что-нибудь хорошее. Не сказать, что вокруг Холлика нет ни души, способной выслушать воодушевлённый речитатив, но его мысли пролетают мимо тех, кто находится совсем рядом, не заботясь о пропасти из расстояния и часовых поясов. Он знает, что она поймёт. Выслушает, услышит и, возможно, переймёт каплю его положительных эмоций. На деле, это всё, что он хочет: поднять кому-нибудь настроение. В последнее время у Холлика это выходит прескверно.
[indent]Итан старается не думать о том, что его будет ждать дома, в квартире. Он запрещает себе представлять худшее, оставляя Розамунд шанс пойти на поправку, провести с ним редкий хороший день. Итан чувствует себя эгоистом, когда мечтает о том, чтобы провести хотя бы несколько часов в обществе кого-то, кто не стоит одной ногой в пропасти. Он так устал тянуть их, устал, что всё бестолку.
[indent]Голос матери спасает мужчину от ошибки, которую он обещал себе не делать. Итан переключается, стараясь представить Саммер и очередное место, в котором он никогда не бывал, и идёт на помощь женщине.


Н А Ч А Л О   И Ю Л Я ,  2 0 0 4   Г О Д


[indent]Цветной экран нокии загорается, освещая полумрак тихой квартиры. Итан щурится от единственного источника света во всей комнате и неспешно перебирает список контактов, замирая, когда видит искомое имя. Знакомое чувство стыда и сопротивления подкатывает к горлу мужчины, стоит ему попытаться нажать на зелёную кнопку в надежде дозвониться до... Он даже не знает где находится Саммер. Вполне возможно, что девушка уже как несколько недель в Нью-Йорке; просто Итан Холлик не удосужился следовать данным обещаниям и не забывать справляться о её перемещениях и жизни.
[indent]Так он не хочет терять эти отношения? Мужчина издаёт негромкий смешок, чувствуя, как постепенно сводит себя с ума. Он просит Саммер давать ему шансы, и не использует их. Кричит о важности девушки в его жизни, и появляется только тогда, когда в последней находится на неё время. Но ведь не писать же ей, когда всё вокруг Холлика разваливается на глазах? Он не мог сделать это тогда, когда расстался с Розамунд в марте, не может и сейчас. Она ведь не подушка для слёз, не свободные уши для его проблем. И всё же, продолжи Итан в том же духе, есть шанс, что она забудет его имя прежде, чем окружающий мир даст мужчине поводы для хорошего настроения.
[indent]На мгновение выигрывая у собственной головы, мужчина нажимает зелёную кнопку; он практически выдыхает с облегчением, когда вместо голоса Саммер его встречает старый-добрый диспетчер, предлагающий оставить ей сообщение:
[indent]— Привет, Саммер. Это Итан... Холлик. Не знаю почему я решил сказать свою фамилию, я не сомневаюсь, что ты прекрасно помнишь кто я такой. Давно... не виделись? Не говорили? Я толком не помню, когда я получал от тебя письмо в последний раз. Я знаю: я виноват. Я сам пропал и... В общем, я хотел бы тебя увидеть. Я соскучился. Я хотел написать тебе, но решил попытать счастья так. Не буду покупать лотерейные билетики сегодня, — Итан замолкает, поправляя голову, вдавленную в подушку, — Я напишу, — очередная пауза, нарушенная слабым смехом, — Конец связи.
[indent]Холлик морщится – он записал ей несвязную глупость. Увы, прежде чем мужчина успевает нажать на кнопку отмены, предательские гудки оповещают его: поздно. Теперь ему точно придётся написать ей. По крайней мере, больше у головы Холлика не найдётся аргументов против, и эта мысль вынуждает мужчину дёрнуть уголком губы вверх.


С Е Р Е Д И Н А   И Ю Л Я ,  2 0 0 4   Г О Д
A belief is not merely an idea the mind possesses; it is an idea that possesses the mind.


[indent]Сон Итана тревожный, почти невесомый. Он уже давно не спал по-настоящему, проваливаясь в глубины подсознания, едва досягаемые для неизменно неспокойной реальности. Кто знает, почему. Может, потому что он боится узнать, что скрывается в закоулках собственной головы. Итан Холлик доктор, но совсем не тот, что способен ответить ему на мириады вопросов, мучающих мужчину от ранних лучей солнца до глубокой ночи. Он бодрствует до тех пор, пока не выматывается под конец, и не закрывает глаза на короткие пару часов после рассвета.
[indent]Именно поэтому, когда Холлик слышит схлопывающийся звук, доносящийся от входной двери, преследуемый медленной поступью чужих шагов, он просыпается в ту же секунду. Мужчина застывает на мгновение, сомневаясь в здравии собственного рассудка. Шаги вновь доносятся до спальни – на этот раз ближе. Итан выскакивает из постели.
[indent]Он действует инстинктивно, едва контролируя решения своего тела. Итан вжимается в угол комнаты, крепко стискивая вырванный из розетки ночник. Если это кто-то из его знакомых, решивших сыграть над мужчиной злую шутку, он успеет узнать их лицо. Сердце Холлика принимается колотить у самого горла, а свежий воздух, растекающийся по квартире из открытой форточки, сдавливает лёгкие жаром. Он приходит в себя в ту секунду, когда стиснутый до белизны пальцев торшер летит с грохотом на пол. Незнакомый мужчина падает перед ногами Итана, начиная заливать чистый пол тёплой красной жидкостью. Посторонние голоса вскрикивают – нет, это не чья-то неудачная шутка.
[indent]Его служебное оружие всё ещё висит на ремне – ясная громкая мысль вынуждает мужчину ринуться в гардеробную, хлопнув за собой дверью. Перед его глазами всё ещё стоит замершее лицо незнакомца и лужа крови, стремительно увеличивающаяся в размерах. Итан слышит шорох и, пугаясь, стреляет в распахнувшийся насквозь проход. Ему требуется пару мгновений, чтобы осознать – там никого нет. Неужели он... голос Саммер перекрывает всякую возможность подумать, что Итан Холлик видит слишком правдоподобные сны.
[indent]Стискивая рукоятку пистолета, он спешно пробирается вдоль шкафов, но когда слышит очевидные звуки... выстрелов? Холлик не занимается полемикой, выпрыгивая сначала в спальню, затем в гостиную. Он успевает сделать один шаг, открыть рот в ужасе, и в секунду, когда мужчина вспоминает о пистолете в собственных руках, грохот от спущенного курка пропадает где-то вдалеке. Итан валится на что-то мокрое и склизкое, чувствуя, как его тошнит. [float=left]https://funkyimg.com/i/3c7hH.gif[/float]
[indent]Стучавшее в висках сердце норовит выпрыгнуть. Всё его тело ведёт себя так, будто мужчина пережил симуляцию запуска в космос. Нащупывая под руками совершенно не похожую на пол его квартиры субстанцию, он цепляется за реальность, вспоминая увиденное перед обмороком лицо. Саммер. Господи, она ведь была в его квартире! Итан поднимает голову, ища её безумным взглядом, и...
[indent]Они больше не в его квартире.
[indent]Он принимается ощупывать землю руками, словно последняя – плод его разыгравшегося воображения. Точно. Всё в его голове, и в следующее мгновение Холлик врезается ногтями в ладони в надежде не почувствовать боли. Нет. Нет, он не спит. Итан официально тронулся крышей, так и не доехав до реабилитационного центра в солнечной Калифорнии. Вполне ожидаемо. Кто угодно бы поссорился с головой, прокатись он по тем американским горкам событий, которые пришлось пережить мужчине. Перед глазами Итана вновь встаёт окровавленная башка.
[indent]— Я убил... человека, — шепчет мужчина, замирая взглядом на забившейся под ногти грязи.
[indent]Он не ожидает той прыти, с которой дёргается прочь, стоит Саммер О'Лири сделать шаг в его сторону, обращаясь к мужчине. Ледяным душем картинки увиденного проносятся в сознании Итана. Вспышки яркого света из деревянных палочек. Странные одежды людей, что ворвались в его дом. Тот факт, что они... не в его квартире?
[indent]— Не подходи! — вырывается из него истеричным криком; Итан выставляет ладонь перед собой, отползая от девушки на заднице, — Я не... Я боюсь, что я сделаю что-то с тобой, — тараторит мужчина, задыхаясь, — Я не понимаю. Мы в моей квартире?.. Мы пришли сюда? Саммер, мне кажется у меня психотический приступ, я, — боковым зрением Итан видит упавший в полуметре от него пистолет и яростно пинает его в сторону. Он не верит ни себе, ни увиденному. Он толком не знает, что находящаяся перед ним О'Лири – не плод его больного сознания.
[indent]А что если и лежащее в его спальне тело – совсем не вор, а кто-то... Итан хватается за рот, переставая различать собственные мысли от голоса Саммер.
[indent]— О боже, — что если он напал на кого-то из своих близких?

Подпись автора

fall into the night with you
https://funkyimg.com/i/35o1y.gif https://funkyimg.com/i/35o1A.gif
. . . when I watch the world burn . . .
all I think about is you

3

Итан!
[indent]Я практически вижу перед собой твоё беспокоющееся лицо и от этого мне хочется лишь пожурить тебя: почему последние строки кажутся мне такими... завершающими наше общение? Итан Джошуа Холлик, надеюсь, Вы не планируете избавиться от меня настолько легко?
[indent]Однако издеваться я не буду, соблюдая серьёзный тон твоего письма. Мне одновременно приятно и стыдно от осознания, что это не я извиняюсь перед тобой за своё поведение, а ты находишь аргументы и причины в виде моего незнания истории отношений с твоей девушкой или же лучшим другом. Я понимаю за что ты извиняешься, но вместе с этим считаю, что ты не должен этого делать: это я, как ты верно заметил, знаю мало и это моя вина, а не твоя. Ты не должен брать всю ответственность на свои плечи, Итан.
[indent]А вот я тебе его точно задолжала.
[indent]Мне жаль, что свои личные интересы я эгоистично поставила выше твоих. В конце концов, вместо того, чтобы повести себя как друг, должная с пониманием отнестись к ситуации и поддержать тебя в трудную минуту, я поддалась корыстным мыслям... в общем, я поступила некрасиво и неправильно. Не знаю, возможно ли такое обещать, но я постараюсь сделать всё возможное, чтобы ты, когда мы столкнёмся со сложными ситуациями, больше не оказался без моей поддержки.
[indent]Я надеюсь, что по итогу всё разрешилось в твою пользу. Я рада, что я не оказалась для тебя совсем обузой и, на самом деле, я прекрасно понимаю, что любое твоё высказывание было, скажем, больше на эмоциях, нежели от искреннего желания избавиться от кого-либо из нас. Увы, мне так никогда и не удалось раскусить и узнать мнения Алекса на счёт пользования услугами моих апартаментов, но с какой-то стороны я даже надеюсь, что у него никогда не возникнет желания повторить это приключение. По крайней мере, не под таким кривым углом.
[indent]Ни в коем случае не думай о том, что мы ставим точку. Знай, если ты захочешь, ты всегда можешь написать мне и я отвечу с первой возможностью. К сожалению, не могу точно сказать за телефон... как я правильно тебя поняла, у меня не везде будет возможность получать от тебя сообщения? В любом случае, я держу его к себе как можно ближе на всякий случай, если среди пустынь, тропиков или ледников раздастся сигнал.

Надеюсь на скорейший ответ,
Саммер, держащая палец над зелёной кнопкой.


АПРЕЛЬ, 2004 ГОД


[indent]Дни перетекали в недели, и неудивительно, что для девушки из Салэма всё начинало казаться одинаковым; иронично, учитывая, что пейзажи сменялись один на другой, как и методы, которыми они пользовались. Команда, состоящая из четырёх человек, – а точнее, трёх и гоблина – как казалось самой О'Лири не перемещалась так часто и так много на протяжении долгого времени. И, кажется, учитывая их «успехи», нескоро у них получится остановиться. Сколько себя помнила Саммер, она всегда приходила от этого в восторг: бесконечное путешествие, которое никогда не заканчивалось. Как раз в последний год она зачастила в Нью-Йорк, ранее не посещая его многократно или не задерживаясь дольше пары часов.
[indent]Можно ли сказать, что она повзрослела? Или просто изменилась? О'Лири устало потирает глаза, вздыхая. Ничего не стало другим, кроме одного и имя ему – Итан Холлик, ворвавшийся в её жизнь даже не по собственной воле. О'Лири негромко хмыкает себе под нос. Думал ли он в худшие дни, что лучше бы девушка никогда не сваливалась на дорогу перед его работой? Вспоминал, какой его жизнь была без неё?
[indent]Ведьма старается отбросить неприятные сердцу мысли. Она не пожалела ни секунды проведённого вместе с ним времени. Ей до сих пор казалась их встреча судьбоносной. А то, что сделать сам Итан для магического сообщества... конечно, до сих пор всё было крайне шатко и непонятно для самой О'Лири, особенно, учитывая что то и дело в газетах появлялись страшные заголовки. Не говоря о событиях, которые некоторым пришлось пережить без предупреждений прессы.
[indent]Она приподнимается на кровати, бросив взгляд на свою сумку. Нужно обязательно связаться с ним. С мгновение она борется с желанием сделать это прямо сейчас, но логичное предположение о магическом барьере, позднем времени и усталости останавливает девушку прежде, чем та выскочит в ночи в попытках отойти на достаточное расстояние, чтобы не уничтожить одну из единственных связей с Итаном.
[indent]Она улыбается себе под нос, закрывая глаза, практически слыша его голос в голове. Что-что, а сдаваться она не намерена.


ИЮЛЬ, 2004 ГОД


[indent]О'Лири нервно отбивает каблуками землю возле памятника, сжав ладони на груди, расхаживая туда-сюда последние двадцать минут. Ей не нужно вытягивать из своей головы тонкую нить воспоминаний, спуская ту в Омут Памяти, чтобы знать: она точно указывала и дату, и время и место для Холлика, которому предложила встретиться по своему прибытию в Нью-Йорк. В конце концов, несмотря на крайне скудное общение последние несколько месяцев благодаря бесконечной череде её путешествий без возможности как писать, так и созваниваться с Итаном, она бы сделала всё возможное, чтобы увидеться с ним; сделала! А он не пришёл.
[indent]Разумеется, она искала причины, но отказывалась верить в то, что сделал это Холлик намерено. Ведьма отводит взгляд в сторону, нервно оглядывая площадь в очередной раз на попытку отыскать его кудрявую макушку, Саммер только и остаётся, что нервно цокнуть себе под нос, недовольно тряся рыжей копной волос. Письма обратно он не отослал, как и не постарался созвониться с ней, чтобы всё отменить. Телефон! Она ныряет ладонью в свой рюкзак, выискивая маленький аппарат, а выуживая его наружу, потыкавшись, вскрикивает:
[indent]— Ты вырубился?! Сейчас? Нет. Нет-нет-нет, — она борется с телефоном ещё несколько минут, чтобы до конца понять, что тот не планировал ей уступать. Глаза её раскрываются шире: может... тогда звонил? Теперь О'Лири уже растеряно смотрит по сторонам, прикусывая губу: если он на пути, они могут разминуться, но и стоять здесь всю свою жизнь она не может. От осознания, что мужчина может быть где угодно, ей становится дурно; разумеется, от этой встречи не зависит их дружба, но... стараясь не думать об очередном витке пропущенного их общения времени, она начинает движение в сторону одного из проулков между узкими зданиями.
[indent]Оказываясь перед домом, она не справляется с нахлынувшими на неё воспоминаниями. В особо одинокие дни с возможностью подумать обо всех неудачах и промахах в своей жизни, она вспоминает и этот: всё могло бы быть иначе, если бы не Саммер, оставившая его сентябрьским днём и уехавшая на несколько месяцев. Как и сейчас? Пусть явно без каких-то намёков на возможную романтическую связь. Казалось бы, уже прошло достаточно времени, чтобы вытащить себя из этого уравнения, оставить прошлое – в прошлом, но она возвращается в это снова и снова, с каждым прочитанным письмом, выпавшей из конвертов его фотографиями, прослушанным сообщением автоответчика.
[indent]Решая, что бороться со звонком подъезда – это дело слишком сложное, ведьма, оглянувшись вокруг и не обнаружив ни души немагов, высунула из кармана палочку и с коротким: «Алохомора» — толкнула тяжелую преграду без каких-либо помех.
[indent]А если всё дело в Розамунд? О'Лири тут же морщится, посильнее сжимая волшебную палочку, шурша подолом юбки. Не хватало бы наткнуться на неё здесь и сейчас, как только ведьма поднимется на этаж. Саммер помнила собственное обещание наступить на горло своему энтузиазму, разрастающемуся рядом с Итаном, но сейчас, когда она оказалась в его доме и вот-вот постучится в дверь квартиры Холлика, всё меньше ей казалось, что американка смогла бы. Прежде, чем её мысль уйдёт в далёкие дебри, она переключается на совсем другое: дверь... открыта?
[indent]Она не замечает, как с её губ срывается его имя тихим голосом. Больше она не думает ни об девушке Итана, ни о причинах, почему он не пришёл или о том, что должна была сказать ему спустя время разлуки; заглядывая в квартиру, она уже громче говорит: — Итан? — и делая несколько шагов вперёд, прикрывая за собой дверь, она с ужасом кричит, видя лежащее перед глазами тело человека: — Итан!
[indent]Тело Саммер действует самостоятельно, замечая чересчур отличающиеся от немагического сообщества одежды. Ведьма не успевает сосредоточиться на причинах их присутствия, зная: или мужчина, живущий здесь всё это время скрывал свою связь с волшебниками либо это наличие её в его жизни привело сюда недругов. Одно за другим в воздухе вычерчиваются руны, заклинания вылетают яркими вспышками, пока салэмская ведьма судорожно ищет глазами Холлика. А когда находит, то не стопорится, несмотря на сигнализирующую в голове мысль: он всё узнает.
[indent]И? Он уже узнал.
[indent]— Итан! Дай мне свою руку! — разве у неё были другие варианты? Перед трангрессией она только и успевает, что дёрнуть руку в сторону, чтобы запечатать магией дверь: не хватало, чтобы на шум залезли особо любопытные. Крепко обхватывая мужчину, Саммер представляет первое попавшееся в голове место, схлопываясь вместе с ним в пространстве. Открывая глаза и на мгновение щурясь от солнца над головой, она тут же делает полшага назад, позволяя Холлику пережить неприятное для большинства людей ощущение в теле, озирается по сторонам, предварительно прислушавшись и наглядно проверить, что с ним всё в порядке; расщепной проблемой меньше. Их не должны преследовать, – некому – что не означало, что стоит оставлять произошедшее как есть.
[indent]— Думай, — бубнит она, разворачиваясь на мгновение к Холлику спиной. Она издаёт короткий свистящий звук недовольства: ещё называется искателями! Почему они до сих пор не обзавелись сквозными зеркалами и единственная возможность сейчас всё сделать правильно – это отправить торопящегося мимо пейзажей Нью-Йорка голубо-прозрачного скунса? Смиряясь и исполняя единственный вариант, она возвращает всё своё внимание к Итану. И очень вовремя.
[indent]Саммер много раз представляла этот момент. В барах и ресторанах, в квартирах или на природе, в парке или просто идя по улице. Она продумывала речи, срезая в них острые углы, не торопилась показывать свои способности на практике, она спрашивала советов у тех, кому уже приходилось это делать! Реакция Холлика в её голове всегда была разной; однако никогда Саммер не могла придумать, что всё будет плохо настолько.
[indent]Его пытались убить? Схватить? Он не ранен, но мог бы быть. Чтобы это ни было – плохой вариант для знакомства с магическим миром.
[indent]— Итан, извини! Как ты себя чувс... — девушка обращается к нему с искренним беспокойством в голосе, ранее никогда не выглядящая такой растерянной перед ним. Она делает шаг в его сторону с желанием помочь подняться, но испугано дёргается от его крика назад в следующее мгновение. Чудовище ли Саммер в его глазах? Дальнейшие слова Холлика смазывают это представление, тут же заставляя брови Саммер поползти вверх. Что это значит? Боится не её, а за неё?
[indent]— Мы, — сбитая с толку его вопросами и попытками приписать себе приступ, она морщит нос, — В Нью-Йорке, близ маяка острова Файр, — прежде не до конца осознающая степень безумства, которое может ему представиться, ведьма задирает ладони перед собой, делая небольшие шаги вперёд, произносит, — Я знаю, что происходящее может сбить с толку, но... — она теряется, пытаясь найти концовку предложения. О'Лири топчется на месте, наконец, со всей осторожностью подходит к нему поближе, стараясь игнорировать прихваченное с собой оружие из квартиры; ведьма присаживается перед ним на корточки, аккуратно касаясь его руки, поглаживая пальцем его кожу, — Мы не пришли сюда, по крайней мере, не пешком и ни каким другим простым методом. Я перенесла нас сюда напрямую из твоей квартиры.
[indent]Как ему сказать об этом? «Итан, ты знаешь, я и ещё несколько десятков тысяч людей умеют нащупывать путь в неизвестности пространства и перемещать себя»? Если до этого он считал, что у него – она морщит нос, страшась мысли, благодаря происходящему вызвала в нём такое страшное переживание – приступ, то теперь он его точно заработает! Ведьма [float=right]https://funkyimg.com/i/3caob.gif[/float]ищет его ладонь свободной рукой, глубоко внутри понадеявшись, что не отпугнёт его от себя ещё больше. Практически впервые за время их общения Саммер говорит отчётливо, разделяя каждое слово:
[indent]— Я переживаю, что хочу слишком многого, как только ты поймёшь, что происходит на самом деле, но я прошу тебя довериться мне. Есть вещи, которые я не рассказывала тебе до сегодняшнего момента и, — она глотает резко воздух, опуская взгляд к земле. Она так долго думала об этом, так часто гоняла в своей голове чувство вины, но всегда могла подавить его. Почему? Ведь когда-то она так сильно разозлилась на него за то, что он смолчал за свои отношения, а теперь встаёт на те же самые грабли. Карма? О'Лири требуется всё мужество, чтобы поднять на него взгляд обратно, — Я надеюсь, что ты сможешь простить меня за это и понять, почему всё вышло так, а не иначе.
[indent]Разве это сейчас важно? Её попытка искупить вину перед ним словами? Саммер нервно дёргает губы вверх, тут же сдаваясь – лишь ребяческая попытка взять с него «обещание» что он останется с ней, чтобы ни случилось, когда шансов на это с каждой паузой становилось меньше. Именно поэтому она больше не может ждать волшебных слов. Всё зависит только от неё.
[indent]— Для начала, люди, которые были в твоей квартире – я рассказывала тебе о них. Мне кажется, что за неимением возможности поймать меня, они отправились к тебе и мне очень жаль, Итан, что ты в это всё ввязан, — она продолжает держать его руку, боясь, что он отдёрнется прочь, — Ты можешь не сомневаться, что я не ошибаюсь. Ты мог... заметить их странный вид, одежду и отсутствие оружий, только, — О'Лири стопорится, осторожно отпуская его пальцы и нащупывая волшебную палочку поблёскивающую на солнце красным оттенком, выуживает её из бокового кармана. Она задерживает её перед его взглядом на мгновение, но не оставляет её в руке, перекладывая ту на землю рядом с ними. — Это. Волшебная палочка.
[indent]Саммер останавливается, чувствуя, как её горло сдавливает невидимая сила. Она знает ответ на вопрос: «Почему?»
[indent]— Я – волшебница, Итан. В мире есть, — голос девушки дрогнул, — Магическое сообщество, маги и ведьмы. Мы скрываемся, не имея прав раскрывать тайны немагам, но живём среди вас на протяжении тысячелетий, и часть существующего фольклора, легенды и мифы, которые знаешь ты – это моё настоящее. Ты... понимаешь?
[indent]Первая встреча за практически полгода может стать последней. Ответ прост: потому что она боится, что он никогда не примет её такой, какая она есть на самом деле.

Подпись автора

I'm more than a kick, and I'm more than a spark
https://funkyimg.com/i/35o24.gif https://funkyimg.com/i/35o25.gif
I am more than a flash in the dark

4


«A casual stroll through the lunatic asylum shows that faith does not prove anything
Friedrich Nietzsche


[indent]Никто не просыпается, зная, что его мир перевернётся с ног на голову сегодня. Люди любят говорить о предчувствии, о несуществующем третьем глазе, нашёптывающим не выходить из комнаты – для Итана это ничто иное, как побочный эффект наличия головы на плечах, порой слишком бестолковой, чтобы оставить своего хозяина в покое. В этом «предчувствии» не больше правды, чем в найденном на счастье центе, брошенной за спину горстки соли и осыпанных рисом молодожён. Мир, увы, не даёт предупреждений. Он просто... переворачивается, не оставляя иного выбора, как выстоять или сломаться.
[indent]Хочется уточнить: а что делать тем, у кого земля и без того давным-давно ушла из под ног?
[indent]Итан едва ощущает себя в пространстве, помня, что он ещё жив только благодаря тяжести в пульсирующих висках. Бесполезно он пытается зацепиться за что-нибудь, что объяснит ему происходящее. Вспомнить какой-нибудь прочитанный способ заземляться в приступах ментального делирия. К сожалению, Итан Холлик прожил добрые двадцать девять лет, будучи абсолютно уверенным, что его хвалёная голова не способна подвести его так. Отправить по спирали уныния, заставить чувствовать вину за грехи всего человечества, но никак не отрезать Холлика от связи с реальным миром.
[indent]Всё, что ему остаётся – это надеяться на Саммер О'Лири, толком не зная насколько реальна стоящая перед ним девушка.
[indent]Он перестаёт ворошить землю, падая на задницу и осматриваясь вокруг в поисках того самого маяка. Лицо Холлика белеет, стоит взгляду найти коричнево-белую башню – даже в приступе абсолютного бреда он всё ещё способен отличать знакомые достопримечательности родного города. Саммер не врёт. Они действительно всё ещё в Нью-Йорке. Но как? Когда? Итан сжимает веки, принимаясь растирать виски тыльной частью ладоней, словно это поможет ему очнуться. Очнуться? Он толком не уверен сошёл ли он с ума сейчас или всё произошло без его участия, и происходящее здесь ничто иное, как последствия.
[indent]Итан вздрагивает, чувствуя постороннее прикосновение и раскрывает глаза, чтобы убедиться, что здесь нет подвоха: Саммер О'Лири действительно сидит напротив него и выглядит так, будто его поведение не беспокоит девушку в той мере, в которой должно. Будто реакция Итана Холлика вполне нормальная и обыденная.
[indent]— Саммер, я не шучу, — стараясь отодвинуться от неё ради общего блага, отзывается Итан с мольбой, — Я клянусь тебе, секунду назад я находился в своей квартире. Я не имею ни малейшего понятия как мы здесь оказались! У, — картина его спальни встаёт у мужчины перед глазами, — у меня в квартире мёртвый человек. Мёртвый, из-за меня! — неужели ей не понятно, что приближаться к нему сейчас – худшая из всех идей?
[indent]Итан врезается в неё непонимающим взглядом. Что она хочет доказать? Что не боится его? Что готова подыгрывать его сумасшествию, несмотря на очевидную нестабильность сознания Холлика? Он бы обязательно оценил исключительную преданность О'Лири, если бы это было подходящее время для проявления редких среди людей свойств характера.
[indent]Стоит ли говорить, что когда Саммер – весьма очевидно не подыгрывая его не шутке – начинает говорить с ним с налётом загадки, остатки сознания Холлика перестают функционировать. Он даже не может придумать что вынуждает девушку нести абсолютно несвязную околесицу, извиняясь за... Он не может представить ту Вселенную, где воры в его квартире – и не факт, что воры – вина Саммер О'Лири. Даже если девушка раздавала листовки с его адресом на Таймс Сквер, каковы шансы, что кто-нибудь и впрямь захочет обворовать Итана Холлика? Это же чушь! Безусловная чушь!
[indent]Она в который раз тянется к его руке, и Итан в который раз сопротивляется её настойчивости, но не находит в себе сил отпрыгнуть от Саммер прочь. Его словно вывернули наизнанку и вновь собрали – и если по сей день Холлик не знал, что это за ощущение, он готов поспорить, что сегодня получил свой счастливый билет в «узнать».
[indent]— Что? Они шли за... тобой? — щурясь, словно это поможет мужчине осознать произнесённое, он бестолково трясёт головой в отрицании, — Ты понимаешь насколько безумно сейчас это звучит? Зачем ты им...
[indent]Лицо Холлика замирает в неизменно испуганной экспрессии. Он вспоминает тот день, когда Саммер О'Лири появилась в его жизни, буквально свалившись на него из ниоткуда. Тогда он спросил её не была ли девушка в опасности, и, как и стоило ожидать, Саммер не призналась в причинах, по которым лежала без сознания у порога ФБР. Она более не вспоминала об их странном знакомстве, и Холлик предположил, что это действительно не стоило внимания, раз О'Лири не призналась ему в замолчанных деталях, когда они стали общаться ближе.
[indent]Итан замечает подозрительно движение в карман, но не успевает среагировать раньше, чем Саммер вынет нечто, спрятанное за пазухой. Перед глазами Холлика вырисовывается ироничная сценка, где его жизнь заканчивается здесь и сейчас. В чёртовых пижамных штанах. Сразу после его неуверенного диагноза шизофрении у самого себя. Однако вместо револьвера перед носом мужчины вырастает разукрашенный кусок дерева, и Итан заканчивается, как личность. Волшебная... что? Она серьёзно продолжает издеваться и шутить, когда он в самом что ни на есть буквальном смысле сходит с ума?
[indent]У него не находится слов, чтобы ответить на чистосердечное признание Саммер. Честное слово, если бы его день не начался с попыток спастись от взломщиков, он бы похлопал девушке стоя. Взглянуть в её полные страха глаза, он бы никогда не заподозрил, будто Саммер не верила в собственные слова, как в единственную правду. Волшебница. Ага. А он в таком случае кто? Чёртов ученик чародея? Итан принимается качать головой, стараясь пережить тот факт, что человек напротив не понимает всей серьёзности его слов, продолжая гнать свою фантасмагорическую пургу.
[indent]От желания взвыть во всю глотку Холлик вдруг находит силы, чтобы оттолкнуться от земли и подскочить на ноги. Нервными движениями он отряхивает грязь с ладоней о клетчатую ткань и смотрит на О'Лири с явным неверием во всё, что он сейчас услышал.
[indent]— Как мне, — он издаёт нервный смешок, сжимает пальцы на переносице и резко выдыхая, смотрит на девушку, — Как мне достучаться до тебя? Ради Бога, Саммер, ты можешь отодвинуть свои ролевые фантазии в сторону и наконец-то услышать меня? Какая к чёрту волшебная палочка! — он дергает ладонью на выпиленный кусок дерева в руках О'Лири, — Ну, разумеется. Ты – волшебница, я – не волшебник, так удачно забывший, как мы сюда попали. А люди, которые ворвались ко мне в квартиру, это... кто кстати? Армия Саурона, высадившаяся на космическом корабле прямо на крышу моей квартиры? Да на хуй я им сдался, Саммер! — чем больше они говорят, тем меньше всё, что происходит, вообще имеет какой-то смысл.
[indent]Итан начинает отходить от неё, но останавливается так скоро, как понимает, что он всё ещё в пижамных штанах, испачканный в земле и пугающе напоминающий сбежавших из дурдома. Напоминающий? Он готов заселиться в первый попавшийся, лишь бы ему объяснили, что с ним не так.
[indent]Он сжимает свою голову ладонями, отчаянно воспроизводя все события, вплоть до появления О'Лири в этой фантазии. Нет, он не мог ошибиться – люди, оказавшиеся у него дома, не были доброжелательными актёрами, подыгравшими его подруге в её странном розыгрыше. Они весьма настойчиво пытались его убить, и если бы Холлик не отбился от одного из них лампой, вряд ли дожил до того, чтобы сокрушаться о своей жизни босым в пижамных штанах.
[indent]Итан распахивает глаза, когда видит в своём воспоминании Саммер. Она вырисовывается перед его глазами так же живо, как и недобрые лица абсолютно незнакомых ему людей. В странных одеждах. Со странным оружием. Итан готов поклясться, что помнит, как мимо них пролетает вспышка беззвучного выстрела, издающая совсем не те звуки, к которым привык Холлик. Он косится на Саммер, пытаясь понять вероятность того, что два человека могут испытывать идентичное затмение всякого здравого смысла одновременно. Нет, он точно помнит, как О'Лири берёт его за руку, и следующее, что Холлик чувствует, это тошноту и головокружение.
[indent]— Я стою в пижамных штанах на острове Файр в километрах от здания, где живу, хотя не помню, чтобы я куда-то выходил. В моей квартире лежит труп с проломленным моими стараниями черепом – прикроватной лампой, ничего особенного! — несмотря на ошарашенный вид, голос Холлика звучит неожиданно спокойно, — Две недели назад я простоял больше двух часов на самодельной мине и должен был закончить свою жизнь где-то там. Ты видишь странную тенденцию, Саммер, нет? — дернув бровью, нервно усмехается мужчина, принимаясь тяжело дышать, — Если это какая-то жестокая шутка, пожалуйста, сейчас самое время вытащить скрытую камеру и дать мне время пережить это издевательство, потому что это наидерьмовейший тайминг на свете, — сжимая указательный и большие пальцы в воздухе, выплёвывает Итан.
[indent]Он переживёт. В конце концов, она не знала о том, что происходило в его жизни в прошедшие месяцы и не могла предвидеть, что грандиозный «прикол» обернётся в худший для Итана кошмар. Не зря ведь в его квартире стоит маленький чемоданчик с билетом на рейс от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса. Будет о чём ещё поговорить с добрым дядей по ту сторону кушетки.
[indent]Итан опускает руки, замечая, как его сердцебиение замедляется. Что бы с ним ни происходило, по крайней мере, он в состоянии контролировать себя прямо сейчас и, вероятно, не представляет большой опасности для Саммер.
[indent]— В противном случае, — он смотрит на неё, едва веря собственным словам, — самое время взять свою волшебную палочку, сделать свой вуншпунш и вернуть меня домой, чтобы я смог вызвать полицию и скорую, Саммер. Как тебе такая идея? Потому что, честное слово, «плохие дяди», которым что-то от нас надо, пугают меня куда меньше, чем то, что ты сказала мне сейчас, — не скупясь на жестикуляцию в виде кавычек в воздухе, Холлик отчаянно ищет выброшенный пистолет.
[indent]Не найдя свой баланс в полной мере, он шагает в сторону своей цели и, сгибаясь, чуть шатается, поднимая оружие с земли. В следующую секунду Итан вытаскивает из него магазин с патронами, чтобы проверить свою теорию: он действительно стрелял из него. Всё, что произошло квартире, не приснилось ему.
[indent]— Или твоя магия так не работает? — щурясь на девушку, он по привычке заправляет пистолет в несуществующий ремень, нервно усмехается и, покрутив тот в руках, суёт его в карман, — Так или иначе, не думаю, что моих волшебных гостей не берут пули. Лампа ещё как взяла. — Он почти готов поверить, что Саммер смотрит на него совсем не как человек, чью злую шутку раскусили. Но какие у него варианты? Альтернатива: признать, что телепортация возможна, а Саммер О'Лири – гостья из будущего, готовая раскрыть ему доселе неизведанные тайны Вселенной. Простите его за скептицизм, но Итан Холлик быстрее смирится с тем, что у него провалы в памяти, идущие в купе со слуховыми и визуальными галлюцинациями, чем сделает себя второстепенным героем фэнтези сюжета.

Подпись автора

fall into the night with you
https://funkyimg.com/i/35o1y.gif https://funkyimg.com/i/35o1A.gif
. . . when I watch the world burn . . .
all I think about is you

5

[indent]«Тебе бы терпения» — говорил ей Дэйв, когда вместо того, чтобы осторожно подцеплять края гробницы специальным инструментом, ведьма простукивает более-менее глухие места и долбится туда, куда её не просили. «Ты можешь хотя бы раз поставить себя на наше место?» — слышится по-отцовски волнительный, отчего только сильнее давящий голос Гиза, заводящего очередную шарманку по тому, что у Саммер отсутствует эмпатия. Она знает, что в обычном состоянии друзья и коллеги никогда бы не пытались задеть её и, разумеется, частота таких фраз была крайне редкой. Другое дело, что в состоянии стресса вспоминалось и собиралось всё по крупинкам, превращаясь в единый ком, где у О'Лири не было ни усидчивости, ни сострадания, ни других качеств, которые смогли бы стать помощниками для Итана Холлика в столь трудный час.
[indent]А простым его точно не повернётся назвать язык, только если не захотелось бы звучать издевательски.
[indent]И всё же, Саммер пытается. Она со всей искренностью смотрит на мужчину, качая головой в отрицании, когда он делает очередную попытку избавиться от неё, чтобы не дай Мерлин сделать больно. Она не боялась, потому что знала: ей нечего бояться и речь шла не о том, что у него была «кишка тонка» или сил было маловато. Кому, как не волшебнице знать, на что он был способен, ухватись он за рукоятку пистолета. Одно из доказательств до сих пор хранилось в её квартире в виде чёрного силуэта с пробитыми в его теле дырками.
[indent]Она просто верила внутреннему ощущению и знала, что именно вызывало в Итане это ощущение. А точнее, кто.
[indent]Другое дело, как объяснить ему это?
[indent]— Я понимаю, что ты не шутишь, — стараясь говорить успокаивающим тоном, Саммер остаётся сидеть на месте перед ним. Когда он упоминает про тело, она едва заметно морщит нос, вспоминая очертания человека прежде, чем яркая вспышка отвлекает её внимание на себя. Ей хочется сказать: «и я думала, что это ты!» — но вместо этого, она коротко добавляет, — Да я... видела и уверена, что это была самозащита, — Саммер морщится, — Хотя и понимаю, что проблема далеко не в этом, — оставшуюся же мысль девушка оставляет при себе, отводя взгляд в сторону. К этому моменту её патронус уже должен был настичь кого-то из команды и в худшем случае, вынудить его встать из-за стола, а в лучшем – оказаться на пороге отдела хит-визардов, чтобы выцепить оттуда знакомое лицо. Разумеется, последнее, что ей нужно – это привлекать внимание к самому Холлику, но с этой проблемой они разберутся позднее. А вот труп посреди его комнаты, который могут заметить немаги?
[indent]Она опускает взгляд к своим рукам, негромко вздыхая. Убивала ли она? Точно не намеренно и об этом до сих пор не знает. Несмотря на передряги, в которые время от времени приходилось попадать волшебникам, как и, собственно, знания, переданные салэмским ковеном, она старалась не нарушать баланса жизней и смертей своими руками. Ей всегда было трудно, в какой момент что-то в человеке ломается и ему становится легко рассекать палочкой в воздух, чертя руны гибели. Саммер чуть сильнее сдавливает его пальцы, будто пытается перенять его переживания себе.
[indent]Ведьма столько раз могла избавить его от своего общества. Не отправлять ему благодарственной бутылки. Не прийти на первую встречу близ Гудзона. Не давать ему свой адрес и, тем более, не брать его. Волшебница может перечислить ещё несколько десяткой «не», зная каждый шаг и мгновение, в какой момент могла оборвать общение с Итаном и всё равно продолжала верить в то, что можно общаться, не раскрывая главного секрета её жизни. Саммер думала: «потом», «не сейчас», «это ещё может подождать» и что теперь? Правильно говорят, что чем дальше оттягиваешь, тем сложнее рассказать правду. И становится ли легче в такой момент? Отнюдь нет. Саммер с уверенностью могла подумать так...
[indent]Потому что чуда не происходило. И почему где-то в глубине её души воображение всё равно успело нарисовать чудесную картину, где все принимают и понимают её практически без слов и объяснений?
[indent]Она отдёргивает руки и задирает их в воздух в тот же момент, когда мужчина оказывается на ногах, несясь прочь. О'Лири прикусывает край губы, с сожалением смотря на него снизу вверх, медленно сцепляя ладони на груди замком. Он громко кричит, а она только и думает, что следовало обо всём рассказать раньше и к этому моменту они уже точно были бы готовы принять неожиданных гостей. О'Лири вновь нервно смотрит куда-то прочь, пусть и хмурит брови, когда Итан пытается выцепить из своего сознания сравнения с несуществующими персонажами из книг и комиксов.
[indent]— Я слышу тебя! — она реагирует более резко, чем планирует, тут же широко раскрывая глаза и переводя на него взгляд. О'Лири отчитывает до трёх и уже более спокойным голосом произносит: — Ролевые фантазии это, как раз таки, армия Саурона с космическими кораблями. Впрочем, не сомневаюсь, что и мистер Толкиен был знаком с кем-то из магического мира, учитывая, как хорошо и развёрнуто прописал свою Вселенную. — Саммер практически успевает схватиться за свою руку, чтобы не треснуть себя по лбу. Что ещё хочется обсудить? Книжный клуб прямо и направо, а здесь стоит оставить только объяснения для человека, который первый раз в своей жизни должен воспринять слова девушки, живущей бок о бок с волшебством, серьёзно! О'Лири мысленно ругает себя, и пытается попробовать ещё раз: — И как я говорила тебе прежде, есть люди, — она делает паузу, тут же исправляя себя, — Тёмные маги, пытающиеся помешать моей работе. Я говорила тебе, что я исследователь, но, — О'Лири вновь хватает воздух, чувствуя, как желание всё исправить рушится под гнётом незнания, как объяснить человеку простые вещи, о которых он не имеет ни малейшего понятия! — Никогда не уточняла, что в мою сферу деятельности входит поиск и изучение тёмных магических артефактов. И как я уже сказала, они наверняка... Стой ты, — он в пижаме.
[indent]Отдаляющийся мужчина, пытающийся найти себя в компании хоть кого-то, кроме О'Лири возвращает её к тому, по какой причине она вообще оказалась на пороге его квартиры. Они должны были встретиться и последнее, что она писала – это время и место их встречи; каков шанс, что Итан просто никогда не получил её письма? Разумеется, думать о том, что Холлик не ненавидит её было бы куда проще, если бы не очевидная причина его отрицания реальности с Саммер в том числе не происходила прямо перед её глазами. Девушка поднимает ладонь к переносице, недовольно потирая ту пальцами. Теперь у неё ещё больше причин думать, что маги явно появились на его пороге не просто для того, чтобы помахать ему ручкой и спросить, хорошо ли ему спалось.
[indent]А если были эти... возможно, появятся и другие.
[indent]— Закончить свою жизнь? В каком смысле? — неожиданно Саммер дёргает голову, отвечая вопросом на вопрос, потому что увы, тенденцию, о которой говорит мужчина, проследить ей всё же не удаётся. В её голове абсолютно не вязалось первое со вторым. О'Лири резко подтягивает к себе ногу и отталкивается от холодной земли, тут же отряхивая налипшую на плотную юбку пыль и сухую траву, — Сколько раз я должна повторить тебе, что я не пытаюсь поиздеваться над тобой и говорю правду! Ведьма. Из. Салэма и в этот раз в моих словах нет ни доли шутки! — Саммер даже отбивает мягкую поверхность под своей ногой каблучком, пытаясь донести до него свои слова. Да, она не сомневается, что в них тяжело поверить, но она и не видит ни единой попытки попытаться посмотреть в её глаза не думая о чьём-либо сумасшествии. Девушка коротко бросает взгляд на лежащий пистолет, слегка нахмурив брови, но склоняется только затем, чтобы подхватить в ладонь свою волшебную палочку. О'Лири начинает убирать последнюю в карман, но так и замирает на месте, медленно поворачивая голову к Холлику по мере того, как он начинает говорить так, как никогда не разговаривал с ней прежде.
[indent]Интересно было бы посмотреть на него, окажись она действительно больна и считай себя волшебницей не по-настоящему. Стал бы он так явно издеваться над ней? Саммер, прежде смотрящая на него с волнением, учитывая, что не получила ответы на заданные вопросы, заметно меняется в лице. В ней всё же не пропадает нервозность, как и абсолютное нежелание «драться» с человеком. Итану нужно сделать что-то похуже, чем начать разговаривать с ней, словно с ребёнком у которого разыгралось воображение. Не успевая ответить, ведьма только и успевает что открыть и закрыть свой рот, начиная щурить на него взгляд до момента, пока глаза не превращаются в узкие щелочки.
[indent]Волшебница резко дёргается в сторону, приподнимая руку ко лбу козырьком к небу. Она стоит так с лишние десять секунд, а затем оборачивается к Холлику обратно, наконец, убирая волшебную палочку в свой карман. Саммер может попытаться оттянуть момент ещё, чтобы точно позволить своим коллегам убрать следы взлома и нападения, но судя по всему, никто ей этого сделать не даст. В её голове пролетает секундное: «не вынуждать же его идти пешком?» — и не давая себе возможности ответить, она произносит:
[indent]— Хорошо, — цокнув, она кивает головой и делает несколько шагов в его сторону, повторяясь, но уже продолжает говорить без остановки: — Хорошо. Я думаю, я заслужила быть в твоих глазах безумной, учитывая обстоятельства и время, в которое ты узнал то, что узнал. По моим подсчётам, — О'Лири прикусывает губу и выдерживает ещё одну короткую паузу, будто делая их прямо здесь и сейчас, — Ни полиция, ни скорая тебе не понадобится. Я надеюсь. Если тебе не хочется верить моим словам, что же, — Саммер слегка дёргает подбородком вверх, — Мне не трудно показать тебе, как работает моя магия.
[indent]О'Лири останавливается, протягивая мужчине свою руку. Честно говоря, ей даже удивительно, что он решает повторить этот опыт; да, он не верит в возможность перемещения, но и своё тело не обманешь. В конце концов, она знает и помнит, что такое первая аппарация и явно бы не мечтала повторить её с коротким промежутком времени. Замечая его скептичный взгляд, Саммер требуется вся волшебная сила, чтобы не закатить свои глаза. Он все ещё не знает. Ей всё ещё должно быть стыдно, а вместо этого она чувствует себя задетой за живое!
[indent]— Для трансгрессии не нужна палочка, — замечает она, вкладывая свою ладонь в его, и крепко хватаясь за его пальцы, она берётся и второй рукой за его предплечье, — Советую держаться покрепче и сделать вдох. И не дёргайся, — девушка представляет перед своими глазами его спальню. Пожалуй, выбрать коридор за пределами его квартиры было бы вариантом лучшим, но О'Лири беспокоится, что на пути им может встретиться кто-нибудь ещё; а пытаться доказать, что она не сходит с ума второй раз она вряд ли сможет. Саммер ищет его взгляд и своевременно выплёвывает: — Вуншпунш, — исчезая вместе с ним с пляжа на острове Файр близ его маяка.


«All the magic in the whole, wide world is not enough. All I wanted was a bit of love.»


[indent]Американка тут же делает шаг прочь, давая Холлику необходимое пространство, требуемое после аппарации. Сама она морщит нос и делает вздох полной грудью. Несмотря на то, что ещё с мгновение назад ведьма сказала, что палочка не понадобится ей для перемещения для того, что могло бы остаться в его квартире – ещё как. Поэтому выуживая ту из кармана и держа её вдоль своей юбки, пряча в подоле, О'Лири осторожно подходит к дверному проёму и выглядывает за пределы комнаты. Впрочем, можно было понять, что проблема миновала их и раньше, учитывая, что лежащего в тёмных мантиях мага на полу близ [float=left]https://funkyimg.com/i/3cepE.gif[/float]спального помещения не было. На всякий случай она шепчет заклинание обнаружения, едва заметно дёрнув палочкой и в следующую секунду ком в горле О'Лири становится меньше:
[indent]— Слава Мерлину, успели, — говоря себе последнее под нос, Саммер шумно вздыхает, с благодарностью приложив ладонь к своей груди. Конечно, перед ними остаётся ещё одна проблема: убедить членов департамента правопорядка, что им нет необходимости появляться на пороге дома Холлика, стирая память последнего. Или...
[indent]Девушка неспешно, стараясь не издавать ни единого звука, оборачивается на мужчину обратно. Она думала уже об этом прежде, тогда, когда они обсуждали Дилана Томаса и невероятную теорию Итана, на практике оказавшейся очень правдивой. Люди делали это с такой лёгкостью: забирали то, что не принадлежало им. О'Лири морщится, тут же качнув головой. Саммер сделает это; она даже готова – она чувствует пробегающую по телу дрожь отрицания – забрать вместе с этим воспоминание о себе в его жизни, чтобы больше никогда он не встречал в Пандоре свою проблему.
[indent]Только, если Холлик захочет этого сам.
[indent]— Итан, — она зовёт его совсем тихо, возвращая своему голосу те искорки боязливости и робости, с которыми говорила с ним изначально. Взгляд её смягчается и, убирая подальше палочку, девушка мнётся от того, стоит ли ей подойти ближе или остаться стоять, — Я готова ответить на любой твой вопрос, но мне нужно, чтобы ты перестал слыть себя, — Саммер делает неуверенный шаг в его сторону, — И меня в том числе, чокнутыми, потому что это не так: всё, что я сказала тебе имеет смысл. Это не сон, не другая реальность или, тем более, Вселенная. Я – Саммер Пандора О'Лири, девушка, которую ты знаешь практически год и я настоящая. Как и ты. — у неё есть, что сказать ему. Великое множество слов, половина из которых будет попыткой объясниться, почему она не стала кричать ему в лицо о том, что она была представительницей магического сообщества. Вот это было бы тем ещё безумием. И всё же, она понимает, что говорить нужно вовсе не ей. Впрочем, это не означает, что она не пытается собрать всё своё чувство вины в одну фразу:
[indent]— Пожалуйста поверь, я правда никогда не хотела преподносить тебе это... так.

Подпись автора

I'm more than a kick, and I'm more than a spark
https://funkyimg.com/i/35o24.gif https://funkyimg.com/i/35o25.gif
I am more than a flash in the dark


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » flashback » when all hope begins to shatter