I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I must not fear. Fear is the mind-killer. Fear is the little-death that brings total obliteration. I will face my fear. I will permit it to pass over me and through me. And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path. Where the fear has gone there will be nothing. Only I will remain.» ― Frank Herbert, Dune пост недели от мишель лоран: Она никогда не просила никого переступать через себя, подстраиваться или делать только то, что хотела сама Мишель; каждый был горазд выбирать что делать самостоятельно. Однако отец учил её: если любишь кого-то, как можно жить в эгоизме, не видя ничего другого вокруг? И именно с этим воспитанием Лоран и сама смотрела нам мир, отчего ей было ещё более удивительно, что такого качества не находилось в сердце её матери.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » closed » when all hope begins to shatter


when all hope begins to shatter

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/8l0P5j3.png
sam smith – writing's on the wall
when all hope begins to shatter, know that I won't be afraid
Ethan Hollick & Summer O'Leary
Нью-Йорк и его – а может и нет – округ, июль 2004 года.
_____________________________________________________________________
Люди разными методами узнают о том, что магия существует. Итан Холлик, например, нашёл ответ на незаданный вопрос по чистой случайности: когда несколько волшебников решило пробраться в его квартиру, совсем не ожидая, что у немага будет что им ответить. Правда, никто не дал ему вздохнуть и подумать: «это что за чёрт?» — Саммер О'Лири тут как тут со своей трансгрессией и другими открытиями о новом мире.

Подпись автора

fingers crossed we could be lucky
— tell me now what do you believe —
https://i.imgur.com/5ss6Wdx.gif https://i.imgur.com/k1wNpl1.gif
magic happens everyday

2

Саммер,

[indent]Подозреваю, что моё письмо застанет тебя в пути. Я бы хотел сказать тебе всё, здесь написанное, стоя лицом к лицу, но мне потребовалось время, чтобы собраться с храбростью и мыслями. Мне совсем не нравится входящая в привычку тенденция, потому что ты – последний человек, которого бы я хотел разочаровывать. Я пишу, чтобы извиниться перед тобой, Саммер, и, если мне повезёт, не потерять тебя насовсем.
[indent]Я обвинил тебя в том, что ты никогда не делала. Ты не выбирала лёгкие пути. По крайней мере, не со мной. Несмотря на все мои ошибки, совершённые в наших отношениях, ты продолжала давать мне шансы, когда я их не заслуживал, и, пускай, в нашу последнюю встречу казалось совершенно иначе, сейчас я отдаю себе отчёт насколько незаслуженным и жестоким было винить тебя, когда ты просто хотела помочь. Если бы я мог отматывать время вспять, я бы никогда не позволил себе кричать на тебя. Мне следовало объясниться, а не делать из тебя крайнюю. Ты ведь не имела ни малейшего понятия о том, что происходит в моей жизни, и мне очень жаль, что я не осознал это раньше, чем открыл свой рот.
[indent]Я не хочу делать из этого письма рассказ о причинах, по которым я повёл себя так в тот вечер. Я понимаю насколько странным могли показаться мои отношения с Розамунд и с Александром. Я бы предпочёл познакомить вас в лучшее для них и для меня время, но, к сожалению, они не могут контролировать то, как их болезни проявят себя в те или иные периоды. Я видел, что ты осталась с Алексом, когда уезжал. Спасибо, что позаботилась о нём. Несмотря на то, что я сказал в день своего рожденья, я не хочу, чтобы с ним что-то случилось.
[indent]Я надеюсь, что когда-нибудь ты найдёшь в себе силы, чтобы простить меня. Так или иначе, я благодарен тебе за всё то время, что ты присутствовала в моей жизни, и ничто этого не изменит. Хорошей тебе дороги, куда бы тебя не занесла твоя такая же исключительная, как и ты, специальность.

Береги себя,
Итан.


С Е Р Е Д И Н А   М А Р Т А ,  2 0 0 4   Г О Д


[indent]Опираясь о выбеленный новый забор террасы, Итан вслушивается в размеренные ленные гудки, утопающие в милях, разделявших Холлика и Саммер. Поджимая губу, мужчина вздыхает от знакомого голоса оператора, не несущего хороших вестей. Всё ещё недоступна. Громкий пищащий гудок раздаётся в правом ухе, и Итан инстинктивно улыбается, надеясь, что люди не врут, когда говорят, словно это чувствуется на том конце провода.
[indent]— Привет, Саммер, — он отвлекается на мгновение, чтобы кивнуть головой матери, обещая подойти, — Нехороший человек на том проводе сказал мне, что ты всё ещё в непроходимой глуши. Я звонил узнать как твои дела... и поделиться вычеркнутым пунктом из моего списка «пока не сыграл в ящик». И н-н-нет. Я не прыгнул с парашютом. Такое удовольствие только в твоей компании. Я оформил документы на новый дом маме, она... — он смеётся, замечая, как настойчиво женщина мозолит его взглядом, — очевидно не закончила высказываться по этому поводу. Я расскажу всё подробней в письме и пришлю фотокарточку. Я просто... хотел услышать твой голос и понадеялся, что боги телефонной связи будут ко мне благосклонны. Перезвони мне, если сможешь. Я не знаю, как заканчивать голосовые сообщения. Конец связи, — хохотнув, мужчина вешает трубку и спешно сбегает вниз во двор; он обязательно пригласит сюда О'Лири, когда его семья как следует расположится на новом месте.
[indent]Он всё чаще вспоминает о ней, когда в его жизни происходит что-нибудь хорошее. Не сказать, что вокруг Холлика нет ни души, способной выслушать воодушевлённый речитатив, но его мысли пролетают мимо тех, кто находится совсем рядом, не заботясь о пропасти из расстояния и часовых поясов. Он знает, что она поймёт. Выслушает, услышит и, возможно, переймёт каплю его положительных эмоций. На деле, это всё, что он хочет: поднять кому-нибудь настроение. В последнее время у Холлика это выходит прескверно.
[indent]Итан старается не думать о том, что его будет ждать дома, в квартире. Он запрещает себе представлять худшее, оставляя Розамунд шанс пойти на поправку, провести с ним редкий хороший день. Итан чувствует себя эгоистом, когда мечтает о том, чтобы провести хотя бы несколько часов в обществе кого-то, кто не стоит одной ногой в пропасти. Он так устал тянуть их, устал, что всё бестолку.
[indent]Голос матери спасает мужчину от ошибки, которую он обещал себе не делать. Итан переключается, стараясь представить Саммер и очередное место, в котором он никогда не бывал, и идёт на помощь женщине.


Н А Ч А Л О   И Ю Л Я ,  2 0 0 4   Г О Д


[indent]Цветной экран нокии загорается, освещая полумрак тихой квартиры. Итан щурится от единственного источника света во всей комнате и неспешно перебирает список контактов, замирая, когда видит искомое имя. Знакомое чувство стыда и сопротивления подкатывает к горлу мужчины, стоит ему попытаться нажать на зелёную кнопку в надежде дозвониться до... Он даже не знает где находится Саммер. Вполне возможно, что девушка уже как несколько недель в Нью-Йорке; просто Итан Холлик не удосужился следовать данным обещаниям и не забывать справляться о её перемещениях и жизни.
[indent]Так он не хочет терять эти отношения? Мужчина издаёт негромкий смешок, чувствуя, как постепенно сводит себя с ума. Он просит Саммер давать ему шансы, и не использует их. Кричит о важности девушки в его жизни, и появляется только тогда, когда в последней находится на неё время. Но ведь не писать же ей, когда всё вокруг Холлика разваливается на глазах? Он не мог сделать это тогда, когда расстался с Розамунд в марте, не может и сейчас. Она ведь не подушка для слёз, не свободные уши для его проблем. И всё же, продолжи Итан в том же духе, есть шанс, что она забудет его имя прежде, чем окружающий мир даст мужчине поводы для хорошего настроения.
[indent]На мгновение выигрывая у собственной головы, мужчина нажимает зелёную кнопку; он практически выдыхает с облегчением, когда вместо голоса Саммер его встречает старый-добрый диспетчер, предлагающий оставить ей сообщение:
[indent]— Привет, Саммер. Это Итан... Холлик. Не знаю почему я решил сказать свою фамилию, я не сомневаюсь, что ты прекрасно помнишь кто я такой. Давно... не виделись? Не говорили? Я толком не помню, когда я получал от тебя письмо в последний раз. Я знаю: я виноват. Я сам пропал и... В общем, я хотел бы тебя увидеть. Я соскучился. Я хотел написать тебе, но решил попытать счастья так. Не буду покупать лотерейные билетики сегодня, — Итан замолкает, поправляя голову, вдавленную в подушку, — Я напишу, — очередная пауза, нарушенная слабым смехом, — Конец связи.
[indent]Холлик морщится – он записал ей несвязную глупость. Увы, прежде чем мужчина успевает нажать на кнопку отмены, предательские гудки оповещают его: поздно. Теперь ему точно придётся написать ей. По крайней мере, больше у головы Холлика не найдётся аргументов против, и эта мысль вынуждает мужчину дёрнуть уголком губы вверх.


С Е Р Е Д И Н А   И Ю Л Я ,  2 0 0 4   Г О Д
A belief is not merely an idea the mind possesses; it is an idea that possesses the mind.


[indent]Сон Итана тревожный, почти невесомый. Он уже давно не спал по-настоящему, проваливаясь в глубины подсознания, едва досягаемые для неизменно неспокойной реальности. Кто знает, почему. Может, потому что он боится узнать, что скрывается в закоулках собственной головы. Итан Холлик доктор, но совсем не тот, что способен ответить ему на мириады вопросов, мучающих мужчину от ранних лучей солнца до глубокой ночи. Он бодрствует до тех пор, пока не выматывается под конец, и не закрывает глаза на короткие пару часов после рассвета.
[indent]Именно поэтому, когда Холлик слышит схлопывающийся звук, доносящийся от входной двери, преследуемый медленной поступью чужих шагов, он просыпается в ту же секунду. Мужчина застывает на мгновение, сомневаясь в здравии собственного рассудка. Шаги вновь доносятся до спальни – на этот раз ближе. Итан выскакивает из постели.
[indent]Он действует инстинктивно, едва контролируя решения своего тела. Итан вжимается в угол комнаты, крепко стискивая вырванный из розетки ночник. Если это кто-то из его знакомых, решивших сыграть над мужчиной злую шутку, он успеет узнать их лицо. Сердце Холлика принимается колотить у самого горла, а свежий воздух, растекающийся по квартире из открытой форточки, сдавливает лёгкие жаром. Он приходит в себя в ту секунду, когда стиснутый до белизны пальцев торшер летит с грохотом на пол. Незнакомый мужчина падает перед ногами Итана, начиная заливать чистый пол тёплой красной жидкостью. Посторонние голоса вскрикивают – нет, это не чья-то неудачная шутка.
[indent]Его служебное оружие всё ещё висит на ремне – ясная громкая мысль вынуждает мужчину ринуться в гардеробную, хлопнув за собой дверью. Перед его глазами всё ещё стоит замершее лицо незнакомца и лужа крови, стремительно увеличивающаяся в размерах. Итан слышит шорох и, пугаясь, стреляет в распахнувшийся насквозь проход. Ему требуется пару мгновений, чтобы осознать – там никого нет. Неужели он... голос Саммер перекрывает всякую возможность подумать, что Итан Холлик видит слишком правдоподобные сны.
[indent]Стискивая рукоятку пистолета, он спешно пробирается вдоль шкафов, но когда слышит очевидные звуки... выстрелов? Холлик не занимается полемикой, выпрыгивая сначала в спальню, затем в гостиную. Он успевает сделать один шаг, открыть рот в ужасе, и в секунду, когда мужчина вспоминает о пистолете в собственных руках, грохот от спущенного курка пропадает где-то вдалеке. Итан валится на что-то мокрое и склизкое, чувствуя, как его тошнит. [float=left]https://i.imgur.com/oOvO7F6.gif[/float]
[indent]Стучавшее в висках сердце норовит выпрыгнуть. Всё его тело ведёт себя так, будто мужчина пережил симуляцию запуска в космос. Нащупывая под руками совершенно не похожую на пол его квартиры субстанцию, он цепляется за реальность, вспоминая увиденное перед обмороком лицо. Саммер. Господи, она ведь была в его квартире! Итан поднимает голову, ища её безумным взглядом, и...
[indent]Они больше не в его квартире.
[indent]Он принимается ощупывать землю руками, словно последняя – плод его разыгравшегося воображения. Точно. Всё в его голове, и в следующее мгновение Холлик врезается ногтями в ладони в надежде не почувствовать боли. Нет. Нет, он не спит. Итан официально тронулся крышей, так и не доехав до реабилитационного центра в солнечной Калифорнии. Вполне ожидаемо. Кто угодно бы поссорился с головой, прокатись он по тем американским горкам событий, которые пришлось пережить мужчине. Перед глазами Итана вновь встаёт окровавленная башка.
[indent]— Я убил... человека, — шепчет мужчина, замирая взглядом на забившейся под ногти грязи.
[indent]Он не ожидает той прыти, с которой дёргается прочь, стоит Саммер О'Лири сделать шаг в его сторону, обращаясь к мужчине. Ледяным душем картинки увиденного проносятся в сознании Итана. Вспышки яркого света из деревянных палочек. Странные одежды людей, что ворвались в его дом. Тот факт, что они... не в его квартире?
[indent]— Не подходи! — вырывается из него истеричным криком; Итан выставляет ладонь перед собой, отползая от девушки на заднице, — Я не... Я боюсь, что я сделаю что-то с тобой, — тараторит мужчина, задыхаясь, — Я не понимаю. Мы в моей квартире?.. Мы пришли сюда? Саммер, мне кажется у меня психотический приступ, я, — боковым зрением Итан видит упавший в полуметре от него пистолет и яростно пинает его в сторону. Он не верит ни себе, ни увиденному. Он толком не знает, что находящаяся перед ним О'Лири – не плод его больного сознания.
[indent]А что если и лежащее в его спальне тело – совсем не вор, а кто-то... Итан хватается за рот, переставая различать собственные мысли от голоса Саммер.
[indent]— О боже, — что если он напал на кого-то из своих близких?

Подпись автора

когда так много позади
всего, в особенности — горя,

https://i.imgur.com/Mc7vpSd.gif https://i.imgur.com/PIK92HJ.gif
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

3

Итан!
[indent]Я практически вижу перед собой твоё беспокоющееся лицо и от этого мне хочется лишь пожурить тебя: почему последние строки кажутся мне такими... завершающими наше общение? Итан Джошуа Холлик, надеюсь, Вы не планируете избавиться от меня настолько легко?
[indent]Однако издеваться я не буду, соблюдая серьёзный тон твоего письма. Мне одновременно приятно и стыдно от осознания, что это не я извиняюсь перед тобой за своё поведение, а ты находишь аргументы и причины в виде моего незнания истории отношений с твоей девушкой или же лучшим другом. Я понимаю за что ты извиняешься, но вместе с этим считаю, что ты не должен этого делать: это я, как ты верно заметил, знаю мало и это моя вина, а не твоя. Ты не должен брать всю ответственность на свои плечи, Итан.
[indent]А вот я тебе его точно задолжала.
[indent]Мне жаль, что свои личные интересы я эгоистично поставила выше твоих. В конце концов, вместо того, чтобы повести себя как друг, должная с пониманием отнестись к ситуации и поддержать тебя в трудную минуту, я поддалась корыстным мыслям... в общем, я поступила некрасиво и неправильно. Не знаю, возможно ли такое обещать, но я постараюсь сделать всё возможное, чтобы ты, когда мы столкнёмся со сложными ситуациями, больше не оказался без моей поддержки.
[indent]Я надеюсь, что по итогу всё разрешилось в твою пользу. Я рада, что я не оказалась для тебя совсем обузой и, на самом деле, я прекрасно понимаю, что любое твоё высказывание было, скажем, больше на эмоциях, нежели от искреннего желания избавиться от кого-либо из нас. Увы, мне так никогда и не удалось раскусить и узнать мнения Алекса на счёт пользования услугами моих апартаментов, но с какой-то стороны я даже надеюсь, что у него никогда не возникнет желания повторить это приключение. По крайней мере, не под таким кривым углом.
[indent]Ни в коем случае не думай о том, что мы ставим точку. Знай, если ты захочешь, ты всегда можешь написать мне и я отвечу с первой возможностью. К сожалению, не могу точно сказать за телефон... как я правильно тебя поняла, у меня не везде будет возможность получать от тебя сообщения? В любом случае, я держу его к себе как можно ближе на всякий случай, если среди пустынь, тропиков или ледников раздастся сигнал.

Надеюсь на скорейший ответ,
Саммер, держащая палец над зелёной кнопкой.


АПРЕЛЬ, 2004 ГОД


[indent]Дни перетекали в недели, и неудивительно, что для девушки из Салэма всё начинало казаться одинаковым; иронично, учитывая, что пейзажи сменялись один на другой, как и методы, которыми они пользовались. Команда, состоящая из четырёх человек, – а точнее, трёх и гоблина – как казалось самой О'Лири не перемещалась так часто и так много на протяжении долгого времени. И, кажется, учитывая их «успехи», нескоро у них получится остановиться. Сколько себя помнила Саммер, она всегда приходила от этого в восторг: бесконечное путешествие, которое никогда не заканчивалось. Как раз в последний год она зачастила в Нью-Йорк, ранее не посещая его многократно или не задерживаясь дольше пары часов.
[indent]Можно ли сказать, что она повзрослела? Или просто изменилась? О'Лири устало потирает глаза, вздыхая. Ничего не стало другим, кроме одного и имя ему – Итан Холлик, ворвавшийся в её жизнь даже не по собственной воле. О'Лири негромко хмыкает себе под нос. Думал ли он в худшие дни, что лучше бы девушка никогда не сваливалась на дорогу перед его работой? Вспоминал, какой его жизнь была без неё?
[indent]Ведьма старается отбросить неприятные сердцу мысли. Она не пожалела ни секунды проведённого вместе с ним времени. Ей до сих пор казалась их встреча судьбоносной. А то, что сделать сам Итан для магического сообщества... конечно, до сих пор всё было крайне шатко и непонятно для самой О'Лири, особенно, учитывая что то и дело в газетах появлялись страшные заголовки. Не говоря о событиях, которые некоторым пришлось пережить без предупреждений прессы.
[indent]Она приподнимается на кровати, бросив взгляд на свою сумку. Нужно обязательно связаться с ним. С мгновение она борется с желанием сделать это прямо сейчас, но логичное предположение о магическом барьере, позднем времени и усталости останавливает девушку прежде, чем та выскочит в ночи в попытках отойти на достаточное расстояние, чтобы не уничтожить одну из единственных связей с Итаном.
[indent]Она улыбается себе под нос, закрывая глаза, практически слыша его голос в голове. Что-что, а сдаваться она не намерена.


ИЮЛЬ, 2004 ГОД


[indent]О'Лири нервно отбивает каблуками землю возле памятника, сжав ладони на груди, расхаживая туда-сюда последние двадцать минут. Ей не нужно вытягивать из своей головы тонкую нить воспоминаний, спуская ту в Омут Памяти, чтобы знать: она точно указывала и дату, и время и место для Холлика, которому предложила встретиться по своему прибытию в Нью-Йорк. В конце концов, несмотря на крайне скудное общение последние несколько месяцев благодаря бесконечной череде её путешествий без возможности как писать, так и созваниваться с Итаном, она бы сделала всё возможное, чтобы увидеться с ним; сделала! А он не пришёл.
[indent]Разумеется, она искала причины, но отказывалась верить в то, что сделал это Холлик намерено. Ведьма отводит взгляд в сторону, нервно оглядывая площадь в очередной раз на попытку отыскать его кудрявую макушку, Саммер только и остаётся, что нервно цокнуть себе под нос, недовольно тряся рыжей копной волос. Письма обратно он не отослал, как и не постарался созвониться с ней, чтобы всё отменить. Телефон! Она ныряет ладонью в свой рюкзак, выискивая маленький аппарат, а выуживая его наружу, потыкавшись, вскрикивает:
[indent]— Ты вырубился?! Сейчас? Нет. Нет-нет-нет, — она борется с телефоном ещё несколько минут, чтобы до конца понять, что тот не планировал ей уступать. Глаза её раскрываются шире: может... тогда звонил? Теперь О'Лири уже растеряно смотрит по сторонам, прикусывая губу: если он на пути, они могут разминуться, но и стоять здесь всю свою жизнь она не может. От осознания, что мужчина может быть где угодно, ей становится дурно; разумеется, от этой встречи не зависит их дружба, но... стараясь не думать об очередном витке пропущенного их общения времени, она начинает движение в сторону одного из проулков между узкими зданиями.
[indent]Оказываясь перед домом, она не справляется с нахлынувшими на неё воспоминаниями. В особо одинокие дни с возможностью подумать обо всех неудачах и промахах в своей жизни, она вспоминает и этот: всё могло бы быть иначе, если бы не Саммер, оставившая его сентябрьским днём и уехавшая на несколько месяцев. Как и сейчас? Пусть явно без каких-то намёков на возможную романтическую связь. Казалось бы, уже прошло достаточно времени, чтобы вытащить себя из этого уравнения, оставить прошлое – в прошлом, но она возвращается в это снова и снова, с каждым прочитанным письмом, выпавшей из конвертов его фотографиями, прослушанным сообщением автоответчика.
[indent]Решая, что бороться со звонком подъезда – это дело слишком сложное, ведьма, оглянувшись вокруг и не обнаружив ни души немагов, высунула из кармана палочку и с коротким: «Алохомора» — толкнула тяжелую преграду без каких-либо помех.
[indent]А если всё дело в Розамунд? О'Лири тут же морщится, посильнее сжимая волшебную палочку, шурша подолом юбки. Не хватало бы наткнуться на неё здесь и сейчас, как только ведьма поднимется на этаж. Саммер помнила собственное обещание наступить на горло своему энтузиазму, разрастающемуся рядом с Итаном, но сейчас, когда она оказалась в его доме и вот-вот постучится в дверь квартиры Холлика, всё меньше ей казалось, что американка смогла бы. Прежде, чем её мысль уйдёт в далёкие дебри, она переключается на совсем другое: дверь... открыта?
[indent]Она не замечает, как с её губ срывается его имя тихим голосом. Больше она не думает ни об девушке Итана, ни о причинах, почему он не пришёл или о том, что должна была сказать ему спустя время разлуки; заглядывая в квартиру, она уже громче говорит: — Итан? — и делая несколько шагов вперёд, прикрывая за собой дверь, она с ужасом кричит, видя лежащее перед глазами тело человека: — Итан!
[indent]Тело Саммер действует самостоятельно, замечая чересчур отличающиеся от немагического сообщества одежды. Ведьма не успевает сосредоточиться на причинах их присутствия, зная: или мужчина, живущий здесь всё это время скрывал свою связь с волшебниками либо это наличие её в его жизни привело сюда недругов. Одно за другим в воздухе вычерчиваются руны, заклинания вылетают яркими вспышками, пока салэмская ведьма судорожно ищет глазами Холлика. А когда находит, то не стопорится, несмотря на сигнализирующую в голове мысль: он всё узнает.
[indent]И? Он уже узнал.
[indent]— Итан! Дай мне свою руку! — разве у неё были другие варианты? Перед трангрессией она только и успевает, что дёрнуть руку в сторону, чтобы запечатать магией дверь: не хватало, чтобы на шум залезли особо любопытные. Крепко обхватывая мужчину, Саммер представляет первое попавшееся в голове место, схлопываясь вместе с ним в пространстве. Открывая глаза и на мгновение щурясь от солнца над головой, она тут же делает полшага назад, позволяя Холлику пережить неприятное для большинства людей ощущение в теле, озирается по сторонам, предварительно прислушавшись и наглядно проверить, что с ним всё в порядке; расщепной проблемой меньше. Их не должны преследовать, – некому – что не означало, что стоит оставлять произошедшее как есть.
[indent]— Думай, — бубнит она, разворачиваясь на мгновение к Холлику спиной. Она издаёт короткий свистящий звук недовольства: ещё называется искателями! Почему они до сих пор не обзавелись сквозными зеркалами и единственная возможность сейчас всё сделать правильно – это отправить торопящегося мимо пейзажей Нью-Йорка голубо-прозрачного скунса? Смиряясь и исполняя единственный вариант, она возвращает всё своё внимание к Итану. И очень вовремя.
[indent]Саммер много раз представляла этот момент. В барах и ресторанах, в квартирах или на природе, в парке или просто идя по улице. Она продумывала речи, срезая в них острые углы, не торопилась показывать свои способности на практике, она спрашивала советов у тех, кому уже приходилось это делать! Реакция Холлика в её голове всегда была разной; однако никогда Саммер не могла придумать, что всё будет плохо настолько.
[indent]Его пытались убить? Схватить? Он не ранен, но мог бы быть. Чтобы это ни было – плохой вариант для знакомства с магическим миром.
[indent]— Итан, извини! Как ты себя чувс... — девушка обращается к нему с искренним беспокойством в голосе, ранее никогда не выглядящая такой растерянной перед ним. Она делает шаг в его сторону с желанием помочь подняться, но испугано дёргается от его крика назад в следующее мгновение. Чудовище ли Саммер в его глазах? Дальнейшие слова Холлика смазывают это представление, тут же заставляя брови Саммер поползти вверх. Что это значит? Боится не её, а за неё?
[indent]— Мы, — сбитая с толку его вопросами и попытками приписать себе приступ, она морщит нос, — В Нью-Йорке, близ маяка острова Файр, — прежде не до конца осознающая степень безумства, которое может ему представиться, ведьма задирает ладони перед собой, делая небольшие шаги вперёд, произносит, — Я знаю, что происходящее может сбить с толку, но... — она теряется, пытаясь найти концовку предложения. О'Лири топчется на месте, наконец, со всей осторожностью подходит к нему поближе, стараясь игнорировать прихваченное с собой оружие из квартиры; ведьма присаживается перед ним на корточки, аккуратно касаясь его руки, поглаживая пальцем его кожу, — Мы не пришли сюда, по крайней мере, не пешком и ни каким другим простым методом. Я перенесла нас сюда напрямую из твоей квартиры.
[indent]Как ему сказать об этом? «Итан, ты знаешь, я и ещё несколько десятков тысяч людей умеют нащупывать путь в неизвестности пространства и перемещать себя»? Если до этого он считал, что у него – она морщит нос, страшась мысли, благодаря происходящему вызвала в нём такое страшное переживание – приступ, то теперь он его точно заработает! Ведьма [float=right]https://i.imgur.com/EgJRMSr.gif[/float]ищет его ладонь свободной рукой, глубоко внутри понадеявшись, что не отпугнёт его от себя ещё больше. Практически впервые за время их общения Саммер говорит отчётливо, разделяя каждое слово:
[indent]— Я переживаю, что хочу слишком многого, как только ты поймёшь, что происходит на самом деле, но я прошу тебя довериться мне. Есть вещи, которые я не рассказывала тебе до сегодняшнего момента и, — она глотает резко воздух, опуская взгляд к земле. Она так долго думала об этом, так часто гоняла в своей голове чувство вины, но всегда могла подавить его. Почему? Ведь когда-то она так сильно разозлилась на него за то, что он смолчал за свои отношения, а теперь встаёт на те же самые грабли. Карма? О'Лири требуется всё мужество, чтобы поднять на него взгляд обратно, — Я надеюсь, что ты сможешь простить меня за это и понять, почему всё вышло так, а не иначе.
[indent]Разве это сейчас важно? Её попытка искупить вину перед ним словами? Саммер нервно дёргает губы вверх, тут же сдаваясь – лишь ребяческая попытка взять с него «обещание» что он останется с ней, чтобы ни случилось, когда шансов на это с каждой паузой становилось меньше. Именно поэтому она больше не может ждать волшебных слов. Всё зависит только от неё.
[indent]— Для начала, люди, которые были в твоей квартире – я рассказывала тебе о них. Мне кажется, что за неимением возможности поймать меня, они отправились к тебе и мне очень жаль, Итан, что ты в это всё ввязан, — она продолжает держать его руку, боясь, что он отдёрнется прочь, — Ты можешь не сомневаться, что я не ошибаюсь. Ты мог... заметить их странный вид, одежду и отсутствие оружий, только, — О'Лири стопорится, осторожно отпуская его пальцы и нащупывая волшебную палочку поблёскивающую на солнце красным оттенком, выуживает её из бокового кармана. Она задерживает её перед его взглядом на мгновение, но не оставляет её в руке, перекладывая ту на землю рядом с ними. — Это. Волшебная палочка.
[indent]Саммер останавливается, чувствуя, как её горло сдавливает невидимая сила. Она знает ответ на вопрос: «Почему?»
[indent]— Я – волшебница, Итан. В мире есть, — голос девушки дрогнул, — Магическое сообщество, маги и ведьмы. Мы скрываемся, не имея прав раскрывать тайны немагам, но живём среди вас на протяжении тысячелетий, и часть существующего фольклора, легенды и мифы, которые знаешь ты – это моё настоящее. Ты... понимаешь?
[indent]Первая встреча за практически полгода может стать последней. Ответ прост: потому что она боится, что он никогда не примет её такой, какая она есть на самом деле.

Подпись автора

fingers crossed we could be lucky
— tell me now what do you believe —
https://i.imgur.com/5ss6Wdx.gif https://i.imgur.com/k1wNpl1.gif
magic happens everyday

4


«A casual stroll through the lunatic asylum shows that faith does not prove anything
Friedrich Nietzsche


[indent]Никто не просыпается, зная, что его мир перевернётся с ног на голову сегодня. Люди любят говорить о предчувствии, о несуществующем третьем глазе, нашёптывающим не выходить из комнаты – для Итана это ничто иное, как побочный эффект наличия головы на плечах, порой слишком бестолковой, чтобы оставить своего хозяина в покое. В этом «предчувствии» не больше правды, чем в найденном на счастье центе, брошенной за спину горстки соли и осыпанных рисом молодожён. Мир, увы, не даёт предупреждений. Он просто... переворачивается, не оставляя иного выбора, как выстоять или сломаться.
[indent]Хочется уточнить: а что делать тем, у кого земля и без того давным-давно ушла из под ног?
[indent]Итан едва ощущает себя в пространстве, помня, что он ещё жив только благодаря тяжести в пульсирующих висках. Бесполезно он пытается зацепиться за что-нибудь, что объяснит ему происходящее. Вспомнить какой-нибудь прочитанный способ заземляться в приступах ментального делирия. К сожалению, Итан Холлик прожил добрые двадцать девять лет, будучи абсолютно уверенным, что его хвалёная голова не способна подвести его так. Отправить по спирали уныния, заставить чувствовать вину за грехи всего человечества, но никак не отрезать Холлика от связи с реальным миром.
[indent]Всё, что ему остаётся – это надеяться на Саммер О'Лири, толком не зная насколько реальна стоящая перед ним девушка.
[indent]Он перестаёт ворошить землю, падая на задницу и осматриваясь вокруг в поисках того самого маяка. Лицо Холлика белеет, стоит взгляду найти коричнево-белую башню – даже в приступе абсолютного бреда он всё ещё способен отличать знакомые достопримечательности родного города. Саммер не врёт. Они действительно всё ещё в Нью-Йорке. Но как? Когда? Итан сжимает веки, принимаясь растирать виски тыльной частью ладоней, словно это поможет ему очнуться. Очнуться? Он толком не уверен сошёл ли он с ума сейчас или всё произошло без его участия, и происходящее здесь ничто иное, как последствия.
[indent]Итан вздрагивает, чувствуя постороннее прикосновение и раскрывает глаза, чтобы убедиться, что здесь нет подвоха: Саммер О'Лири действительно сидит напротив него и выглядит так, будто его поведение не беспокоит девушку в той мере, в которой должно. Будто реакция Итана Холлика вполне нормальная и обыденная.
[indent]— Саммер, я не шучу, — стараясь отодвинуться от неё ради общего блага, отзывается Итан с мольбой, — Я клянусь тебе, секунду назад я находился в своей квартире. Я не имею ни малейшего понятия как мы здесь оказались! У, — картина его спальни встаёт у мужчины перед глазами, — у меня в квартире мёртвый человек. Мёртвый, из-за меня! — неужели ей не понятно, что приближаться к нему сейчас – худшая из всех идей?
[indent]Итан врезается в неё непонимающим взглядом. Что она хочет доказать? Что не боится его? Что готова подыгрывать его сумасшествию, несмотря на очевидную нестабильность сознания Холлика? Он бы обязательно оценил исключительную преданность О'Лири, если бы это было подходящее время для проявления редких среди людей свойств характера.
[indent]Стоит ли говорить, что когда Саммер – весьма очевидно не подыгрывая его не шутке – начинает говорить с ним с налётом загадки, остатки сознания Холлика перестают функционировать. Он даже не может придумать что вынуждает девушку нести абсолютно несвязную околесицу, извиняясь за... Он не может представить ту Вселенную, где воры в его квартире – и не факт, что воры – вина Саммер О'Лири. Даже если девушка раздавала листовки с его адресом на Таймс Сквер, каковы шансы, что кто-нибудь и впрямь захочет обворовать Итана Холлика? Это же чушь! Безусловная чушь!
[indent]Она в который раз тянется к его руке, и Итан в который раз сопротивляется её настойчивости, но не находит в себе сил отпрыгнуть от Саммер прочь. Его словно вывернули наизнанку и вновь собрали – и если по сей день Холлик не знал, что это за ощущение, он готов поспорить, что сегодня получил свой счастливый билет в «узнать».
[indent]— Что? Они шли за... тобой? — щурясь, словно это поможет мужчине осознать произнесённое, он бестолково трясёт головой в отрицании, — Ты понимаешь насколько безумно сейчас это звучит? Зачем ты им...
[indent]Лицо Холлика замирает в неизменно испуганной экспрессии. Он вспоминает тот день, когда Саммер О'Лири появилась в его жизни, буквально свалившись на него из ниоткуда. Тогда он спросил её не была ли девушка в опасности, и, как и стоило ожидать, Саммер не призналась в причинах, по которым лежала без сознания у порога ФБР. Она более не вспоминала об их странном знакомстве, и Холлик предположил, что это действительно не стоило внимания, раз О'Лири не призналась ему в замолчанных деталях, когда они стали общаться ближе.
[indent]Итан замечает подозрительно движение в карман, но не успевает среагировать раньше, чем Саммер вынет нечто, спрятанное за пазухой. Перед глазами Холлика вырисовывается ироничная сценка, где его жизнь заканчивается здесь и сейчас. В чёртовых пижамных штанах. Сразу после его неуверенного диагноза шизофрении у самого себя. Однако вместо револьвера перед носом мужчины вырастает разукрашенный кусок дерева, и Итан заканчивается, как личность. Волшебная... что? Она серьёзно продолжает издеваться и шутить, когда он в самом что ни на есть буквальном смысле сходит с ума?
[indent]У него не находится слов, чтобы ответить на чистосердечное признание Саммер. Честное слово, если бы его день не начался с попыток спастись от взломщиков, он бы похлопал девушке стоя. Взглянуть в её полные страха глаза, он бы никогда не заподозрил, будто Саммер не верила в собственные слова, как в единственную правду. Волшебница. Ага. А он в таком случае кто? Чёртов ученик чародея? Итан принимается качать головой, стараясь пережить тот факт, что человек напротив не понимает всей серьёзности его слов, продолжая гнать свою фантасмагорическую пургу.
[indent]От желания взвыть во всю глотку Холлик вдруг находит силы, чтобы оттолкнуться от земли и подскочить на ноги. Нервными движениями он отряхивает грязь с ладоней о клетчатую ткань и смотрит на О'Лири с явным неверием во всё, что он сейчас услышал.
[indent]— Как мне, — он издаёт нервный смешок, сжимает пальцы на переносице и резко выдыхая, смотрит на девушку, — Как мне достучаться до тебя? Ради Бога, Саммер, ты можешь отодвинуть свои ролевые фантазии в сторону и наконец-то услышать меня? Какая к чёрту волшебная палочка! — он дергает ладонью на выпиленный кусок дерева в руках О'Лири, — Ну, разумеется. Ты – волшебница, я – не волшебник, так удачно забывший, как мы сюда попали. А люди, которые ворвались ко мне в квартиру, это... кто кстати? Армия Саурона, высадившаяся на космическом корабле прямо на крышу моей квартиры? Да на хуй я им сдался, Саммер! — чем больше они говорят, тем меньше всё, что происходит, вообще имеет какой-то смысл.
[indent]Итан начинает отходить от неё, но останавливается так скоро, как понимает, что он всё ещё в пижамных штанах, испачканный в земле и пугающе напоминающий сбежавших из дурдома. Напоминающий? Он готов заселиться в первый попавшийся, лишь бы ему объяснили, что с ним не так.
[indent]Он сжимает свою голову ладонями, отчаянно воспроизводя все события, вплоть до появления О'Лири в этой фантазии. Нет, он не мог ошибиться – люди, оказавшиеся у него дома, не были доброжелательными актёрами, подыгравшими его подруге в её странном розыгрыше. Они весьма настойчиво пытались его убить, и если бы Холлик не отбился от одного из них лампой, вряд ли дожил до того, чтобы сокрушаться о своей жизни босым в пижамных штанах.
[indent]Итан распахивает глаза, когда видит в своём воспоминании Саммер. Она вырисовывается перед его глазами так же живо, как и недобрые лица абсолютно незнакомых ему людей. В странных одеждах. Со странным оружием. Итан готов поклясться, что помнит, как мимо них пролетает вспышка беззвучного выстрела, издающая совсем не те звуки, к которым привык Холлик. Он косится на Саммер, пытаясь понять вероятность того, что два человека могут испытывать идентичное затмение всякого здравого смысла одновременно. Нет, он точно помнит, как О'Лири берёт его за руку, и следующее, что Холлик чувствует, это тошноту и головокружение.
[indent]— Я стою в пижамных штанах на острове Файр в километрах от здания, где живу, хотя не помню, чтобы я куда-то выходил. В моей квартире лежит труп с проломленным моими стараниями черепом – прикроватной лампой, ничего особенного! — несмотря на ошарашенный вид, голос Холлика звучит неожиданно спокойно, — Две недели назад я простоял больше двух часов на самодельной мине и должен был закончить свою жизнь где-то там. Ты видишь странную тенденцию, Саммер, нет? — дернув бровью, нервно усмехается мужчина, принимаясь тяжело дышать, — Если это какая-то жестокая шутка, пожалуйста, сейчас самое время вытащить скрытую камеру и дать мне время пережить это издевательство, потому что это наидерьмовейший тайминг на свете, — сжимая указательный и большие пальцы в воздухе, выплёвывает Итан.
[indent]Он переживёт. В конце концов, она не знала о том, что происходило в его жизни в прошедшие месяцы и не могла предвидеть, что грандиозный «прикол» обернётся в худший для Итана кошмар. Не зря ведь в его квартире стоит маленький чемоданчик с билетом на рейс от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса. Будет о чём ещё поговорить с добрым дядей по ту сторону кушетки.
[indent]Итан опускает руки, замечая, как его сердцебиение замедляется. Что бы с ним ни происходило, по крайней мере, он в состоянии контролировать себя прямо сейчас и, вероятно, не представляет большой опасности для Саммер.
[indent]— В противном случае, — он смотрит на неё, едва веря собственным словам, — самое время взять свою волшебную палочку, сделать свой вуншпунш и вернуть меня домой, чтобы я смог вызвать полицию и скорую, Саммер. Как тебе такая идея? Потому что, честное слово, «плохие дяди», которым что-то от нас надо, пугают меня куда меньше, чем то, что ты сказала мне сейчас, — не скупясь на жестикуляцию в виде кавычек в воздухе, Холлик отчаянно ищет выброшенный пистолет.
[indent]Не найдя свой баланс в полной мере, он шагает в сторону своей цели и, сгибаясь, чуть шатается, поднимая оружие с земли. В следующую секунду Итан вытаскивает из него магазин с патронами, чтобы проверить свою теорию: он действительно стрелял из него. Всё, что произошло квартире, не приснилось ему.
[indent]— Или твоя магия так не работает? — щурясь на девушку, он по привычке заправляет пистолет в несуществующий ремень, нервно усмехается и, покрутив тот в руках, суёт его в карман, — Так или иначе, не думаю, что моих волшебных гостей не берут пули. Лампа ещё как взяла. — Он почти готов поверить, что Саммер смотрит на него совсем не как человек, чью злую шутку раскусили. Но какие у него варианты? Альтернатива: признать, что телепортация возможна, а Саммер О'Лири – гостья из будущего, готовая раскрыть ему доселе неизведанные тайны Вселенной. Простите его за скептицизм, но Итан Холлик быстрее смирится с тем, что у него провалы в памяти, идущие в купе со слуховыми и визуальными галлюцинациями, чем сделает себя второстепенным героем фэнтези сюжета.

Подпись автора

когда так много позади
всего, в особенности — горя,

https://i.imgur.com/Mc7vpSd.gif https://i.imgur.com/PIK92HJ.gif
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

5

[indent]«Тебе бы терпения» — говорил ей Дэйв, когда вместо того, чтобы осторожно подцеплять края гробницы специальным инструментом, ведьма простукивает более-менее глухие места и долбится туда, куда её не просили. «Ты можешь хотя бы раз поставить себя на наше место?» — слышится по-отцовски волнительный, отчего только сильнее давящий голос Гиза, заводящего очередную шарманку по тому, что у Саммер отсутствует эмпатия. Она знает, что в обычном состоянии друзья и коллеги никогда бы не пытались задеть её и, разумеется, частота таких фраз была крайне редкой. Другое дело, что в состоянии стресса вспоминалось и собиралось всё по крупинкам, превращаясь в единый ком, где у О'Лири не было ни усидчивости, ни сострадания, ни других качеств, которые смогли бы стать помощниками для Итана Холлика в столь трудный час.
[indent]А простым его точно не повернётся назвать язык, только если не захотелось бы звучать издевательски.
[indent]И всё же, Саммер пытается. Она со всей искренностью смотрит на мужчину, качая головой в отрицании, когда он делает очередную попытку избавиться от неё, чтобы не дай Мерлин сделать больно. Она не боялась, потому что знала: ей нечего бояться и речь шла не о том, что у него была «кишка тонка» или сил было маловато. Кому, как не волшебнице знать, на что он был способен, ухватись он за рукоятку пистолета. Одно из доказательств до сих пор хранилось в её квартире в виде чёрного силуэта с пробитыми в его теле дырками.
[indent]Она просто верила внутреннему ощущению и знала, что именно вызывало в Итане это ощущение. А точнее, кто.
[indent]Другое дело, как объяснить ему это?
[indent]— Я понимаю, что ты не шутишь, — стараясь говорить успокаивающим тоном, Саммер остаётся сидеть на месте перед ним. Когда он упоминает про тело, она едва заметно морщит нос, вспоминая очертания человека прежде, чем яркая вспышка отвлекает её внимание на себя. Ей хочется сказать: «и я думала, что это ты!» — но вместо этого, она коротко добавляет, — Да я... видела и уверена, что это была самозащита, — Саммер морщится, — Хотя и понимаю, что проблема далеко не в этом, — оставшуюся же мысль девушка оставляет при себе, отводя взгляд в сторону. К этому моменту её патронус уже должен был настичь кого-то из команды и в худшем случае, вынудить его встать из-за стола, а в лучшем – оказаться на пороге отдела хит-визардов, чтобы выцепить оттуда знакомое лицо. Разумеется, последнее, что ей нужно – это привлекать внимание к самому Холлику, но с этой проблемой они разберутся позднее. А вот труп посреди его комнаты, который могут заметить немаги?
[indent]Она опускает взгляд к своим рукам, негромко вздыхая. Убивала ли она? Точно не намеренно и об этом до сих пор не знает. Несмотря на передряги, в которые время от времени приходилось попадать волшебникам, как и, собственно, знания, переданные салэмским ковеном, она старалась не нарушать баланса жизней и смертей своими руками. Ей всегда было трудно, в какой момент что-то в человеке ломается и ему становится легко рассекать палочкой в воздух, чертя руны гибели. Саммер чуть сильнее сдавливает его пальцы, будто пытается перенять его переживания себе.
[indent]Ведьма столько раз могла избавить его от своего общества. Не отправлять ему благодарственной бутылки. Не прийти на первую встречу близ Гудзона. Не давать ему свой адрес и, тем более, не брать его. Волшебница может перечислить ещё несколько десяткой «не», зная каждый шаг и мгновение, в какой момент могла оборвать общение с Итаном и всё равно продолжала верить в то, что можно общаться, не раскрывая главного секрета её жизни. Саммер думала: «потом», «не сейчас», «это ещё может подождать» и что теперь? Правильно говорят, что чем дальше оттягиваешь, тем сложнее рассказать правду. И становится ли легче в такой момент? Отнюдь нет. Саммер с уверенностью могла подумать так...
[indent]Потому что чуда не происходило. И почему где-то в глубине её души воображение всё равно успело нарисовать чудесную картину, где все принимают и понимают её практически без слов и объяснений?
[indent]Она отдёргивает руки и задирает их в воздух в тот же момент, когда мужчина оказывается на ногах, несясь прочь. О'Лири прикусывает край губы, с сожалением смотря на него снизу вверх, медленно сцепляя ладони на груди замком. Он громко кричит, а она только и думает, что следовало обо всём рассказать раньше и к этому моменту они уже точно были бы готовы принять неожиданных гостей. О'Лири вновь нервно смотрит куда-то прочь, пусть и хмурит брови, когда Итан пытается выцепить из своего сознания сравнения с несуществующими персонажами из книг и комиксов.
[indent]— Я слышу тебя! — она реагирует более резко, чем планирует, тут же широко раскрывая глаза и переводя на него взгляд. О'Лири отчитывает до трёх и уже более спокойным голосом произносит: — Ролевые фантазии это, как раз таки, армия Саурона с космическими кораблями. Впрочем, не сомневаюсь, что и мистер Толкиен был знаком с кем-то из магического мира, учитывая, как хорошо и развёрнуто прописал свою Вселенную. — Саммер практически успевает схватиться за свою руку, чтобы не треснуть себя по лбу. Что ещё хочется обсудить? Книжный клуб прямо и направо, а здесь стоит оставить только объяснения для человека, который первый раз в своей жизни должен воспринять слова девушки, живущей бок о бок с волшебством, серьёзно! О'Лири мысленно ругает себя, и пытается попробовать ещё раз: — И как я говорила тебе прежде, есть люди, — она делает паузу, тут же исправляя себя, — Тёмные маги, пытающиеся помешать моей работе. Я говорила тебе, что я исследователь, но, — О'Лири вновь хватает воздух, чувствуя, как желание всё исправить рушится под гнётом незнания, как объяснить человеку простые вещи, о которых он не имеет ни малейшего понятия! — Никогда не уточняла, что в мою сферу деятельности входит поиск и изучение тёмных магических артефактов. И как я уже сказала, они наверняка... Стой ты, — он в пижаме.
[indent]Отдаляющийся мужчина, пытающийся найти себя в компании хоть кого-то, кроме О'Лири возвращает её к тому, по какой причине она вообще оказалась на пороге его квартиры. Они должны были встретиться и последнее, что она писала – это время и место их встречи; каков шанс, что Итан просто никогда не получил её письма? Разумеется, думать о том, что Холлик не ненавидит её было бы куда проще, если бы не очевидная причина его отрицания реальности с Саммер в том числе не происходила прямо перед её глазами. Девушка поднимает ладонь к переносице, недовольно потирая ту пальцами. Теперь у неё ещё больше причин думать, что маги явно появились на его пороге не просто для того, чтобы помахать ему ручкой и спросить, хорошо ли ему спалось.
[indent]А если были эти... возможно, появятся и другие.
[indent]— Закончить свою жизнь? В каком смысле? — неожиданно Саммер дёргает голову, отвечая вопросом на вопрос, потому что увы, тенденцию, о которой говорит мужчина, проследить ей всё же не удаётся. В её голове абсолютно не вязалось первое со вторым. О'Лири резко подтягивает к себе ногу и отталкивается от холодной земли, тут же отряхивая налипшую на плотную юбку пыль и сухую траву, — Сколько раз я должна повторить тебе, что я не пытаюсь поиздеваться над тобой и говорю правду! Ведьма. Из. Салэма и в этот раз в моих словах нет ни доли шутки! — Саммер даже отбивает мягкую поверхность под своей ногой каблучком, пытаясь донести до него свои слова. Да, она не сомневается, что в них тяжело поверить, но она и не видит ни единой попытки попытаться посмотреть в её глаза не думая о чьём-либо сумасшествии. Девушка коротко бросает взгляд на лежащий пистолет, слегка нахмурив брови, но склоняется только затем, чтобы подхватить в ладонь свою волшебную палочку. О'Лири начинает убирать последнюю в карман, но так и замирает на месте, медленно поворачивая голову к Холлику по мере того, как он начинает говорить так, как никогда не разговаривал с ней прежде.
[indent]Интересно было бы посмотреть на него, окажись она действительно больна и считай себя волшебницей не по-настоящему. Стал бы он так явно издеваться над ней? Саммер, прежде смотрящая на него с волнением, учитывая, что не получила ответы на заданные вопросы, заметно меняется в лице. В ней всё же не пропадает нервозность, как и абсолютное нежелание «драться» с человеком. Итану нужно сделать что-то похуже, чем начать разговаривать с ней, словно с ребёнком у которого разыгралось воображение. Не успевая ответить, ведьма только и успевает что открыть и закрыть свой рот, начиная щурить на него взгляд до момента, пока глаза не превращаются в узкие щелочки.
[indent]Волшебница резко дёргается в сторону, приподнимая руку ко лбу козырьком к небу. Она стоит так с лишние десять секунд, а затем оборачивается к Холлику обратно, наконец, убирая волшебную палочку в свой карман. Саммер может попытаться оттянуть момент ещё, чтобы точно позволить своим коллегам убрать следы взлома и нападения, но судя по всему, никто ей этого сделать не даст. В её голове пролетает секундное: «не вынуждать же его идти пешком?» — и не давая себе возможности ответить, она произносит:
[indent]— Хорошо, — цокнув, она кивает головой и делает несколько шагов в его сторону, повторяясь, но уже продолжает говорить без остановки: — Хорошо. Я думаю, я заслужила быть в твоих глазах безумной, учитывая обстоятельства и время, в которое ты узнал то, что узнал. По моим подсчётам, — О'Лири прикусывает губу и выдерживает ещё одну короткую паузу, будто делая их прямо здесь и сейчас, — Ни полиция, ни скорая тебе не понадобится. Я надеюсь. Если тебе не хочется верить моим словам, что же, — Саммер слегка дёргает подбородком вверх, — Мне не трудно показать тебе, как работает моя магия.
[indent]О'Лири останавливается, протягивая мужчине свою руку. Честно говоря, ей даже удивительно, что он решает повторить этот опыт; да, он не верит в возможность перемещения, но и своё тело не обманешь. В конце концов, она знает и помнит, что такое первая аппарация и явно бы не мечтала повторить её с коротким промежутком времени. Замечая его скептичный взгляд, Саммер требуется вся волшебная сила, чтобы не закатить свои глаза. Он все ещё не знает. Ей всё ещё должно быть стыдно, а вместо этого она чувствует себя задетой за живое!
[indent]— Для трансгрессии не нужна палочка, — замечает она, вкладывая свою ладонь в его, и крепко хватаясь за его пальцы, она берётся и второй рукой за его предплечье, — Советую держаться покрепче и сделать вдох. И не дёргайся, — девушка представляет перед своими глазами его спальню. Пожалуй, выбрать коридор за пределами его квартиры было бы вариантом лучшим, но О'Лири беспокоится, что на пути им может встретиться кто-нибудь ещё; а пытаться доказать, что она не сходит с ума второй раз она вряд ли сможет. Саммер ищет его взгляд и своевременно выплёвывает: — Вуншпунш, — исчезая вместе с ним с пляжа на острове Файр близ его маяка.


«All the magic in the whole, wide world is not enough. All I wanted was a bit of love.»


[indent]Американка тут же делает шаг прочь, давая Холлику необходимое пространство, требуемое после аппарации. Сама она морщит нос и делает вздох полной грудью. Несмотря на то, что ещё с мгновение назад ведьма сказала, что палочка не понадобится ей для перемещения для того, что могло бы остаться в его квартире – ещё как. Поэтому выуживая ту из кармана и держа её вдоль своей юбки, пряча в подоле, О'Лири осторожно подходит к дверному проёму и выглядывает за пределы комнаты. Впрочем, можно было понять, что проблема миновала их и раньше, учитывая, что лежащего в тёмных мантиях мага на полу близ [float=left]https://i.imgur.com/cCj36dU.gif[/float]спального помещения не было. На всякий случай она шепчет заклинание обнаружения, едва заметно дёрнув палочкой и в следующую секунду ком в горле О'Лири становится меньше:
[indent]— Слава Мерлину, успели, — говоря себе последнее под нос, Саммер шумно вздыхает, с благодарностью приложив ладонь к своей груди. Конечно, перед ними остаётся ещё одна проблема: убедить членов департамента правопорядка, что им нет необходимости появляться на пороге дома Холлика, стирая память последнего. Или...
[indent]Девушка неспешно, стараясь не издавать ни единого звука, оборачивается на мужчину обратно. Она думала уже об этом прежде, тогда, когда они обсуждали Дилана Томаса и невероятную теорию Итана, на практике оказавшейся очень правдивой. Люди делали это с такой лёгкостью: забирали то, что не принадлежало им. О'Лири морщится, тут же качнув головой. Саммер сделает это; она даже готова – она чувствует пробегающую по телу дрожь отрицания – забрать вместе с этим воспоминание о себе в его жизни, чтобы больше никогда он не встречал в Пандоре свою проблему.
[indent]Только, если Холлик захочет этого сам.
[indent]— Итан, — она зовёт его совсем тихо, возвращая своему голосу те искорки боязливости и робости, с которыми говорила с ним изначально. Взгляд её смягчается и, убирая подальше палочку, девушка мнётся от того, стоит ли ей подойти ближе или остаться стоять, — Я готова ответить на любой твой вопрос, но мне нужно, чтобы ты перестал слыть себя, — Саммер делает неуверенный шаг в его сторону, — И меня в том числе, чокнутыми, потому что это не так: всё, что я сказала тебе имеет смысл. Это не сон, не другая реальность или, тем более, Вселенная. Я – Саммер Пандора О'Лири, девушка, которую ты знаешь практически год и я настоящая. Как и ты. — у неё есть, что сказать ему. Великое множество слов, половина из которых будет попыткой объясниться, почему она не стала кричать ему в лицо о том, что она была представительницей магического сообщества. Вот это было бы тем ещё безумием. И всё же, она понимает, что говорить нужно вовсе не ей. Впрочем, это не означает, что она не пытается собрать всё своё чувство вины в одну фразу:
[indent]— Пожалуйста поверь, я правда никогда не хотела преподносить тебе это... так.

Подпись автора

fingers crossed we could be lucky
— tell me now what do you believe —
https://i.imgur.com/5ss6Wdx.gif https://i.imgur.com/k1wNpl1.gif
magic happens everyday

6

[indent]Всю свою сознательную жизнь Итан Холлик верит только тому, что может доказать, тому, что может нащупать пальцами или, на худой конец, увидеть на экране телевизора. Он верит многоярусным библиотекам, протоптавшим свой карьерный путь учёным и нудным документальным фильмам, способным склонить в сон кого угодно, только не мужчину. И даже им Итан не доверяет безоговорочно: он сомневается, проверяет, рассматривает со всех сторон, прежде чем убедиться, что прочитанное, услышанное и увиденное достойно считаться правдой. Итану чужда слепая вера. Он, так сказать, истинный скептик, и ему это нравится. Нет, даже не так. Итан Холлик гордится своим скептицизмом.
[indent]А теперь представьте. Разве может человек, привыкший обращаться к логике, поверить – хотя бы предположить, что такое возможно – в существование недоступной простому обывателю силы, именуемой магией? И он бы с удовольствием сравнил последнюю с гравитацией, только вот выпущенный из рук пистолет упадёт на землю, а бескрылый Итан Холлик не взмоет в небо волей мысли, сколько бы он ни пытался.
[indent]Что вовсе не мешает ему видеть и чувствовать всю фрустрацию Саммер, с которой девушка старается просветить неверующих. Итан прикладывает ладонь ко лбу, страдальчески щурясь на О'Лири. Чем очевидней она злится, тем сложней ему остановиться на единственной правильной теории: кто из них бредит. Он? Итан всё ещё не осознаёт ни как здесь оказался, ни что действительно произошло в его квартире. Она? Саммер никогда не казалась ему нездоровой, может, несколько отстающей от бегущего вперёд прогресса, но никак не потерявшей связь с реальным миром. Однако утверждения, что она – волшебница, ведьма из Салема, заслуживают беспокойства за светлость рассудка девушки. Они оба? В таком случае, теория вероятности просто смеётся им в лицо.
[indent]— Саммер, при всём уважении, тебе не кажется, что моя подозрительность к тому, что это не шутка, несколько оправдана? — хмурясь, повышает голос Итан.
[indent]Честное слово, если бы Холлик не был занят экзистенциальным кризисом обо всём и сразу, то обязательно бы обратил внимание на нотки обиды – обиды! – в её голосе. Словно он твердил ей, что земля плоская, несмотря на все обоснованные и крайне объективные попытки Саммер О'Лири доказать ему обратное. Итан слишком сбит с толку и испуган, чтобы мыслить прямолинейно и рационально. Его голова похожа на бурлящую кастрюлю когда-то цельных образов, ныне смешавшихся в единую неразборчивую жижу. Да такую вязкую, что предложение девушки показать магию перестаёт выглядеть, как прямой билет в дурдом. Признаться, оно звучит как почти что хорошая идея.
[indent]— Например, — кивает мужчина, тяжело вздыхая, — потому что, ты извини меня, но: «Я ведьма из Салема и изучаю тёмные... артефакты?» — звучит так же убедительно, как и я – ребёнок инопланетян, застрявший в этом времени и ищущий возможность вернуться на родную планету, — переставая огрызаться, говорит он с вселенской усталостью на плечах.
[indent]Итан не верит ни единому слову О'Лири. Просто-напросто не может. И тем не менее, мужчина без сопротивления берёт её за руку, смотря на неё упрямым ожидающим взглядом. Она не причинит ему вреда – в этом Холлик не сомневается. Он готов поверить, что каким-то образом Саммер действительно говорит правду, её правду, в которой девушке рано или поздно придётся разочароваться. Может быть, она даже не тронулась умом, а просто... видит мир несколько иначе, чем сам Холлик. Что совсем не объясняет почему Итан оказался в километрах от своей квартиры, не имея никаких воспоминаний о том как он это сделал, но беспокойство за здравие Саммер берёт над ним верх. Так или иначе его шизофренический приступ позади, и не требует немедленного переосмысления.
[indent]— Трансгрессии? — морщась, переспрашивает мужчина.
[indent]Как только Саммер даёт команду, Холлик перестаёт задавать бестолковые – судя по её лицу – вопросы и послушно вдыхает, закрывая глаза. Его брови сходятся к переносице, стоит О'Лири передразнить его интерпретацию магических заклинаний; она ведёт себя так, словно он здесь недалёкий.
[indent]На короткое мгновение Итан готов поклясться, что лёгкий ветер и шум воды пропадают, словно он и Саммер застывают в пространстве. В следующую секунду мужчину будто выворачивает наизнанку. Будто? Итан открывает глаза, хлопает ладонью по рту, останавливая рвотный позыв, и чувствует, как его мысли не поспевают за тем, что он видит. Неровная земля под ногами превращается в твёрдый тёплый пол, щекочущий бриз пропадает, сменяясь знакомым запахом свежего белья и... пороха. Пустым пространным взглядом Холлик окидывает сменившийся пейзаж привычной расстановкой мебели в его спальне. Часто моргая он делает шаг назад, спотыкается, но одёргивает ладонь от Саммер, прежде чем та попытается его поддержать. Он ловит своё сознание на попытке обратиться к неизменному кругу отрицания действительности, но Холлик вовремя опускает глаза на единственное доказательство того, что происходящее не сон. Грязь. Грязь на домашних штанах и на ступнях.
[indent]Он слышит голос Саммер, зовущий его по имени, но смотрит на неё не сразу, стараясь отыскать следы произошедшего здесь до того, как О'Лири решила перевернуть его понимание реального. Это ведь реально? Холлик наконец-то находит девушку растерянным взглядом, борясь с волнообразными нападками головокружения.


https://i.imgur.com/WoxetvB.gif https://i.imgur.com/cYwtbXx.gif


[indent]Её голос мягкий, убаюкивающий. Она говорит с ним так, будто в любую секунду Итан Холлик может треснуть пополам и рассыпаться маленькими осколками по полу. И, в принципе, Саммер не далека от правды. Он чувствует слабость, тошноту, тяжесть в висках. Привычный понятный Холлику мир стремительно ускользает от него, и сколько бы Итан ни хватался за то, что считал настоящим, ему достаточно найти человека, стоящего напротив него, чтобы получить свою пощечину от новой действительности. Саммер О'Лири не безумна. Пожалуй, из них двоих мужчина куда больше напоминает поссорившегося с рассудком.
[indent]— Это... — он поднимает голову к потолку, оглядывает стены, отказываясь узнавать собственный дом, — Это слишком, — Итан делает полшага назад, упирается в ножку постели и валится на матрас, цепляясь сжатыми пальцами за простыню, — Не для тебя, конечно, — шепчет Итан, продолжая бесполезно рассматривать свою спальню, — Куда делось тело? Или... — ему не хватает смелости и сил закончить свою мысль.
[indent]Он ведь не придумал это? Чем больше Холлик обращается к собственной голове, тем невнятней становятся его интерпретации окружающей действительности. Он перестаёт отличать свои предположения от воспоминаний и наоборот. Интересно, так себя чувствуют люди с настоящим диагнозом, узнающие, что их реальность – результат химического дисбаланса в их разуме, не имеющая ничего общего с тем, что окружает их на самом деле? Что вообще в его случае реальность? Холлика отвлекает неожиданный привкус металла во рту, вынуждая его поднести руку в губам. Он дёргается, замечая красные капли на подушечках пальцев, нервно вытирает под носом и подскакивает с кровати, отмахиваясь от Саммер выставленной вперёд ладонью.
[indent]— Не надо за мной идти, — на автопилоте мужчина следует в ванную комнату, с силой выворачивая кран.
[indent]Хотелось бы сказать, что заполняющий всё пространство шум струи приводит его в чувства, но картинка действительности Итана не становится цельной. Скорее только рушится ещё сильней. Холлик поднимает глаза на собственное отражение с остервенением смывая кровь с лица. Дергая первое попавшееся полотенце, он прижимает его к носу и застывает, мозоля себя взглядом. Саммер – ведьма из Салема. Магия существует вне книжек. Итан Холлик был на острове Файр минутами раньше, а теперь он стоит в своей квартире. Мужчина издаёт истеричный смешок, отталкиваясь от раковины, и нетвердым шагом выходит в гостиную.
[indent]— Это не подчиняется никакой... — он осекается, внезапно понимая, насколько абсурдно взывать к логике тогда, когда Итан, как оказалось, не имеет ни малейшего понятия об устройстве мира, — Это физически невозможно. Частицы не могут распадаться и материализоваться, когда речь идёт о человеке. Как... Мы ведь просто сгорим, если хоть немного приблизимся к скорости света, — бубнит Холлик, беспомощно бегая глазами в поисках хоть чего-то, что не покажется ему враждебным и незнакомым, — Это даже не квантовая телепортация. Это... телепортация. Как в фильмах, — он издаёт приглушённый смешок, — Кто бы мог подумать, что научная фантастика окажется куда ближе к правде, чем люди, которые потратили всю свою жизнь на поиски ответов. Учёные, — ещё один смешок.
[indent]Он убирает полотенце от лица, переставая улыбаться. Итан застывает в одном положении, медленно оглядывая девушку сверху вниз. Он, должно быть, выглядит примерно так же, как и Саммер в его глазах минутами раньше. Лишённым рассудка. Несущим абсолютную ересь. Законы физики? Он на собственной шкуре испытал насколько правдивы его хвалёные законы физики.
[indent]Оживает Холлик так же внезапно, как и остановился. Дергаясь обратно в спальню, он резко сгибается в коленях в том месте, где лежало тело. Щурясь, он всматривается в маленькие прорези между половицами и, находя искомое, скользит ногтём вдоль щелки. Итан подносит руку совсем близко к лицу. Не выдумал. Кто-то действительно ворвался к нему в дом и был застрелен из его пистолета. Впервые за последние полчаса Холлик вдруг понимает, что спрашивал совершенно неважные вопросы.
[indent]— Что со мной будет? — он больше не выглядит растерянным; Итан поднимает на неё заметно образумивший взгляд, — Смею предположить, что ты не единственная в своём роде, и те, кто вернули моей квартире первоначальный вид, знают, что здесь живёт не твоя подружка из Салема, — дернув бровями, поджимает губы мужчина, — Меня убьют? Вызовут в суд? В Салеме есть суд? — Холлик пытается подняться, но вместо этого лишь сползает в сидячее положение на пол, растягивая ноги перед собой.
[indent]Упираясь глазами в точку, он негромко хмыкает. Он по-настоящему спрашивает о том отведут ли его в... магический суд? Будучи в относительно здравом уме и при относительно чистом рассудке Итан Холлик позволяет себе думать, что его подруга волшебница, способная перемещать людей в пространстве силой мысли. Что дальше? Единороги? Оборотни? Вампиры? Голова Холлика вновь разгоняется, но на этот раз мужчина разворачивает своё сознание раньше, чем из его носа вновь пойдёт кровь.
[indent]— Нет, — шепчет он себе под нос, едва различимо мотая головой в отрицании, — Нет, я не хочу знать ничего, кроме... — он оборачивается к О'Лири, поднимаясь с пола, — Если никто не собирается заковывать меня в волшебные наручники и отправлять в преисподнюю, я бы попросил тебя уйти. Я не... — он разворачивается к ней спиной, отходя к прикроватной тумбочке, чтобы положить рабочий пистолет в выдвижной ящик, — Саммер, я не знаю, какие вопросы ты ждёшь от меня, потому что у меня их нет. Я просто хочу уснуть и проснуться в своей постели, поняв, что весь последний час – это всего лишь страшный сон из-за недосыпа, — головная боль возвращается к мужчине с новой силой, — Как тебе объяснить... Я не думал, что мой мир можно было разрушить сильнее, чем было до этого, но да, как оказалось, нет ничего невозможного. Магия существует только что перечеркнуло все мои маленькие незначительные проблемы, — усмехнувшись, дергает шеей Холлик.
[indent]А он-то думал, что ошибиться с понятием «любовь всей жизни» и чуть не умереть пару недель спустя, было худшим, что с ним происходило. Как ему на вкус «всё, во что ты верил» – собачье дерьмо? Если честно, как собачье дерьмо.

Подпись автора

когда так много позади
всего, в особенности — горя,

https://i.imgur.com/Mc7vpSd.gif https://i.imgur.com/PIK92HJ.gif
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

7

[indent]А ведь его жизнь никогда не будет прежней в отличие от Саммер, которая, несмотря на свой статус, знала о существовании немагов с самого детства. Да и кто не знал? Разве что те, кто жили далеко на островах, вне цивилизации, но будем честными: шанс, что они выберутся оттуда, был крайне мал, так что может быть это и не было плохо. Изучение немагической культуры, от искусства до технологии, было привилегией, которую никто не мог отобрать. О маггловедении говорили в школах, предлагали его в качестве предмета и ушлые студенты брали его только для того, чтобы получить «лёгкий» предмет в своей аттестации! В то время, как люди за пределами Ильверморни или Хогвартса понятия не имели, что такое безоар или почему не стоит носить золотые украшения, если поблизости живёт нюхлер. Они намеренно отбирают у человечества знания, которые могли бы им помочь по одной простой причине: в страхе, что их мир будет уничтожен.
[indent]Преданно она смотрит на Холлика, теперь не в силах поверить, что когда-нибудь он смог бы сделать это с ней. О'Лири каждый раз думала о великих целях, законах и традициях, думала, что делает это не ради себя, а ради коммуны, но ведь всё дело было в ней: ведьме из Салема, не просто шутящая об обрядах или ритуалах, но и с малых лет живущая среди таких же, как она. Что бы он подумал? Как бы смотрел на неё? Что бы сказал? Чем больше она общалась с Итаном, чем больше узнавала его мысли, тем больше страшилась раскрыть правду. В конце концов, да, однажды он подтвердил, что волшебники могли бы быть не такими страшными, окажись они реальностью, но... одно дело рассуждать, а другое – столкнуться здесь и сейчас?
[indent]В его доме она почувствовала себя спокойнее и сейчас, когда здесь не осталось ни следов взлома и его последствий, Пандоре куда проще вспомнить о бремени, которое она ненамеренно свалила на Итана. Секундное ощущение покоя меняется, и Саммер чувствует поднимающийся к горлу жар, отчего дёргает ладонь к шее, потирая ту пальцами, морщась. Хороша подружка. У неё не находится вопросов к себе, по какой причине Холлик не выбрал её: зачем останавливаться на людях эгоистичных, не думающих о проблемах своих близких?
[indent]Она растерянно переводит взгляд на него, стараясь вынырнуть из собственных самококопаний, возвращаясь к тому, что важно: дать ему хоть какие-то ответы.
[indent]— Я выслала сообщение коллегам, — О'Лири отвечает медленнее обычного, стараясь подобрать каждое слово, более не перегружая предложение магическими объяснениями, – или это не она выпалила про трансгрессию, не объясняя, о чём речь? – но и не скрывая от него ничего, — Времени было достаточно, чтобы забрать его и привести твою квартиру в порядок. — осторожно девушка оглядывается по сторонам, в намерениях получить подтверждение своим словам. На её глаза попадается лампа, поставленная на тумбочку; Саммер переводит взгляд обратно на мужчину, тут же раскрывая глаза пошире и восклицая:
[indent]— Итан! У тебя... — она не успевает договорить, как он и сам всё понимает. Ведьма уже делает шаг в его сторону с желанием помочь, но заставляет себя замереть, нервно дёргая плечами и прикусывая губу. У неё есть объяснение и смотря ему в спину, она в растерянности обнимает себя за локти. Нужны ли они ему вообще?
[indent]А она?
[indent]О'Лири аж в недовольстве от самой себя негромко стучит каблуком о деревянный пол. Да как она может! Он фактически кричит ей: «Саммер, мне страшно и больно, я убил человека и мой мир только что перевернулся вверх дном!» — а девушка думает о том, насколько он готов выкинуть её из своей жизни здесь и сейчас? Терпение Холлика не знает границ, но кажется, такими темпами очень скоро познает. Ей стоит больших усилий, чтобы к возвращению Итана перестать выглядеть так, будто она съела мешок слизней.
[indent]— Квантовая что? — в недоумении она хлопает ресницами, нахмурив брови, в попытке прокрутить слова мужчины в своей голове ещё раз. — Прости я... не уверена, но это не одно и тоже, — в желании заполнить паузу говорит О'Лири, а следом её голос делает резкий скачок: — В защиту учёных, — и она вновь начинает сходить практически на шепот, — Мы сделали всё возможное, чтобы об этом никто не узнал.
[indent]А если и узнали бы, то что? Подумали, что это – чушь, как делали это всегда и Саммер никогда бы не стала их в этом винить или смотреть с высоты. Не сейчас, когда её мнение на счёт немагов изменилось в связи со знакомством с Холликом. Представь она, что в какой-то Вселенной была такой же, как он... О'Лири посильнее сжимает ткань под своими пальцами, опуская взгляд к полу. Ей никогда не прочувствовать то, через что ему пришлось только что пережить. Из-за неё!
[indent]— Что с тобой будет? — ведьма аж отшатывается в сторону, стоит ему вихрем пронестись мимо. Сбитая с толку она наблюдает за его действиями, не сразу понимая, что он пытается найти, а когда понимает, не может сдержать приподнятые в удивлении брови. Несмотря на осознание, что тот продолжал искать подтверждения её словам и происходящему, её всё равно поражает степень его внимательности. А главное... точности вопросов, — Я не уверена, что они думали, что здесь живёт Дженис. — Стоит догадаться, что не нужно лезть к одной из представительниц древнейшего ковена. — А Салем не является центром магического сообщества в Америке, он находится здесь, в Нью-... — Саммер вздрогнула, тут же переведя глаза на Итана, тараторя действительно нужные ответы: — Тебя не убьют, потому что ты невиновен. В первую очередь им предстоит связаться со мной и я без труда смогу доказать твою непричастность, как и...
[indent]Наручники, Салем в качестве центра мира или преисподняя: О'Лири бы возможно посмеялась над его попытками описать её жизнь, если бы не одно «но» — для неё это всё тоже было «слишком», как он выразился. Слово за слово, картинка, казалось бы, должна начать складываться, но вместо этого рушится только сильнее. Она и сама ощущает, как каждый вброшенный факт, пусть и поверхностно, должен вызвать только большее количество восклицательных знаков у него на лбу. Неудивительно, что он сдаётся.
[indent]От этого не становится менее больно, стоит ей услышать его единственную просьбу. Плечи О'Лири опускаются ниже, да и сама она, такое чувство, старается уменьшиться в размерах, словно это вызовет в нём такую жалость, что позволит ей остаться. И всё же она не перечит, несмотря на сдавленное в грудной клетке сердце. Смотрит на него отстраненно и кивает головой, как болванчик: она понимает. Слышит его. Не будет наседать.
[indent]О'Лири закладывает ладонь в карман, нащупывая волшебную палочку. Он говорит про страшный сон, а она ведь может избавить его от него. Итан Холлик действительно уснёт, а проснувшись, не будет знать ни о магии, безумных волшебниках, самой Саммер. Девушка морщит нос и уже поднимает голову, чтобы спросить его об этом:
[indent]— Итан, я могу... — она резко тихо прикусывает губу, качая головой из стороны в сторону. Не может. О'Лири хватается за соломинку: дать ему время немного прийти в себя и тогда спросить его об этом, — Я никогда не хотела делать тебе больно и, — пауза, — Я уйду, но если я что-то могу хоть как-то помочь тебе, — Саммер хватает ртом воздух, — Ты знаешь где меня найти.
[indent]Не слишком ли она на многое надеется? О'Лири делает шаг, другой и пятясь, наконец оборачивается к нему спиной, более не в силах искать правды в глазах Холлика, в страхе увидеть там то, что всегда боялась найти. Саммер не останавливается до момента, пока не оказывается за дверью и более не шокирует этот дом непривычными передвижениями в пространстве, уходя таким же образом, как и пришла сюда изначально. Словно нормальный человек.
[indent]В голове её пролетает колющая под ребро мысль: «будь она обычной, он бы полюбил её?» Саммер не знала. И вряд ли когда-нибудь узнает.


«I hope it's gonna make you notice someone like me
Н Е С К О Л Ь К О  Д Н Е Й  С П У С Т Я


[indent]Саммер не привыкла сдаваться быстро, – её коллеги могли бы пошутить: «мы видим, раз ты ещё жива!» – но были вещи, которые не казались ей подвластными. Что-то можно было вылечить временем, что-то – заменой и попыткой перенести энергию в другое русло, но для О'Лири ничего не казалось валидным вариантом, когда речь заходила о человеке по имени Итан Холлик. Другое дело, что и сделать девушка ничего не могла. Вместо того, чтобы уехать в Салем, она осталась в Нью-Йорке, заперевшись от всех, кто мог бы ей помочь. Ей не нужна была помощь, если те не могли вернуть в её жизнь Итана! Вместо того, чтобы отвлечься, ей только и оставалось, что смотреть в потолок и мозолить дырку, время от времени поглаживая перья Рича, явно не ожидающего, что его хозяйка будет изображать мёртвую мышь в постели так долго.
[indent]Неизвестно, как долго она смогла бы, но даже на момент телефонного звонка, Саммер не планировала останавливать заевшую пластинку своего копающего на дно сознания.
[indent]А теперь она здесь, в жаркой Калифорнии, преодолев расстояние в сотни миль при помощи чужих каминов и аппарации, стоит и не может сделать шаг вперёд на встречу с мужчиной, который, по её мнению, должен был навсегда вычеркнуть Пандору из своей жизни. Закрыть этот ящик раз и навсегда. Саммер еле заметно щурится, прикладывая ладонь к своему лбу в виде козырька, запрокидывая голову. Кто знает. Может быть она здесь именно за этим? Учитывая, где она находилась, ей было не трудно догадаться, что именно вынудило Холлика проехать всю Америку. Или ей показалось, что магия в прямом смысле разрушила его жизнь у неё на глазах?
[indent]Ведьма оживает, наконец, находя в себе силы на их последнюю встречу.
[indent]— Итан, — обычно она кричит, громко задирая руку и торопится на встречу, но сегодня её голос звучит тише обычного. С оглядкой девушка провожает лишние лица из окружения, по привычке просовывая одну руку в карман, чтобы хоть как-то унять собственную дрожь и ломкость телодвижений, — Я... рада тебя видеть, — делая несмелый шаг в его сторону, Саммер аккуратно дёргает уголками губ. Она бы обняла его. Ей так хотелось бы вжаться в его грудь и вздохнуть запах его одеколона. — Как тебе вернуться в Калифорнию? — вопрос звучит быстрее, чем О'Лири успевает очнуться, тут же дёрнув руками перед собой. Не тут-то было! Палочка выскальзывает из её рук и юбки и Саммер громко ойкает, одновременно со звуком катящегося дерева по полу, ныряя следом. Ну разумеется. Разумеется, когда, как не сейчас! Саммер Пандора О'Лири ходит и швыряется волшебными инструментами, лишь бы все не забывали, кем она является! Она вмиг становится пунцовой и когда вновь оказывается на ногах, хлопает по предательскому скользящему материалу юбки.
[indent]— Это... не то, что я хотела сказать, — она поднимает руку к лицу, — Я имела ввиду, ты писал когда-то, что был в Калифорнии и, — она издёргана, тревожно потирает свой лоб, пытаясь подобрать правильные слова. Саммер закрывает глаза, тихо шепча: — Мерлин, зря я пришла.
[indent]И всё же она здесь, потому что всеми силами хочет показать: ей не безразлично, ведьма не раскидывается зазря словами о желании быть рядом, прибыть по первому зову. Ей стыдно, но если у неё есть возможность загладить свою вину, первый шаг – это оказаться здесь.
[indent]— Извини, — она стопорится на секунду, вкладывая в это извинение не только за своё странное поведение сейчас, — Я до сих пор не могу поверить, что ты связался со мной. Мне так много надо сказать тебе, но могу ли я спросить тебя, как ты себя чувствуешь? — Она прикусывает повторно губу раньше, чем сознание попытается ответить вместо него. Этот вопрос звучал глупо, учитывая обстоятельства, однако Саммер Пандора впервые за долгое время просто не знает, как начать.
[indent]И как всё исправить.

Подпись автора

fingers crossed we could be lucky
— tell me now what do you believe —
https://i.imgur.com/5ss6Wdx.gif https://i.imgur.com/k1wNpl1.gif
magic happens everyday

8

[indent]В Калифорнии время движется совершенно иначе. Жизнь проходит ленно, неспешно, и, кажется, даже само солнце не торопится заглядывать в комнату Холлика, оставаясь робкой полоской света между стеной и шторой. В стенах центра оно вовсе останавливается. Казалось бы, Итан Холлик находится здесь всего пару дней, но стоит исключить из жизни человека двенадцать часов офиса и всякую возможность тратить драгоценные минуты на что-то, кроме себя, и количество времени в сутках становится пугающе избыточным.
[indent]Холлик старается не забывать, что за этим он сюда и приехал: думать. Просыпаясь в незнакомой постели, гуляя по больничным коридорам, неловко улыбаясь доброжелательному мужчине в кресле напротив. Думать. Или научиться думать. Сказать по правде, он ещё не понял как именно затяжные беседы на кожаном диване изменят его состояние к лучшему, но ему хочется верить, что изменят. По крайней мере, он не может жаловаться на выписанные лекарства. Последние если не заставили его писаться от счастья, то хотя бы отбили навязчивое желание быть стёртым с лица земли и значительно освободили место для других мыслей.
[indent]А поводов потеряться в дебрях собственной головы у Итана с недавних пор предостаточно, и к одному из них мужчина подступается с особой осторожностью.
[indent]Саммер.
[indent]Когда-то его единственная отдушина от воспоминаний Нью-Йорка теперь ещё одна причина игры в гляделки с потолком в тёмное время суток. Не потому что Итан злится или винит её во всех своих бедах. Неустанно он прокручивает события их последней встречи, стараясь понять произошедшее доступными ему инструментами, и приходит к одному неизменному результату: он не знает. Ни наука, ни история не способны ответить ему ни на один из бесконечного списка вопросов, потому что ни Итан Холлик, ни ему подобные не должны иметь эти ответы. Он никогда не должен был знать – вот единственная истина, доступная его ограниченному взгляду на окружающий мужчину мир.
[indent]Чем больше Итан вспоминает, тем отчётливей убеждается: он пропустил бесчисленное количество знаков, списав их на причудливость Саммер О'Лири. А затем испугался её так, будто девушка стянула с себя кожу и побежала за ним в ночи трясущимся скелетом, крича, что она хочет показать себя настоящую. Какая глупость. Конечно, он понимает почему его реакция оставила желать лучшего, и всё же сожалеет, что при других жизненных обстоятельствах, он мог бы взглянуть на неё не через призму животного ужаса перед незнакомым.
[indent]Это ведь всё та же Саммер. Полная жизни, громкая, преданная людям и своему теперь ещё менее понятному Холлику страху перед механическими лестницами. Схлопываться в пространстве её не пугает, а стоять на двигающейся ступеньке – худшая из пыток?
[indent]Он думает о ней так часто, что связывается с девушкой куда быстрей, чем ожидал. Отчасти, потому что он хочет получить ответы, но в большей мере, потому что соскучился по своему близкому другу.
[indent]— Саммер? — его голос звучит негромко, но Холлику и не требуется кричать, О'Лири быстро замечает его и лишает мужчину необходимости прыгать в воздухе и размахивать руками. Он задирает ладонь в приветствии и делает несколько шагов навстречу, двигаясь многим медленней, чем его полная жизни гостья.
[indent]— Привет, я... — он не успевает сказать теряющееся в новом вопросе «тоже», а когда пытается ответить на него, то сбивается на полуслове, дёргаясь за падающим предметом и отступая на полшага в ту же секунду. То, как выглядела «волшебная палочка» Саммер он запомнил с первого раза. Холлик толком не знает может ли он притронуться к ней, не лишившись собственной руки, и решает не проверять это путём проб и ошибок.
[indent]— Саммер, ты что... Всё в порядке, — быстро моргая, выпаливает Холлик, но, увы, звучит недостаточно убедительно, чтобы остановить сбивчивый поток слов О'Лири.
[indent]Он не помнит, чтобы хоть раз видел её такой растерянной перед ним. Или чтобы Саммер тараторила, прыгая на новую мысль, едва заканчивая предыдущую. Холлик инстинктивно хмурится, напрягаясь, в надежде поспеть за скоростью извинений О'Лири.
[indent]Чёрт, он ведь попрощался с ней так, будто больше никогда не хотел её видеть.
[indent]— А мне надо многое услышать. Я... в порядке, Саммер. Я, — Итан вновь сводит брови на переносице, осторожно улыбается и делает наш навстречу, касаясь её плеча, — очень рад, что ты пришла, — Холлик находит её взгляд, аккуратно поглаживая тёплую кожу большим пальцем, и, не находя в нём знаков сопротивления, позволяет себе обнять девушку так, как планировал с их последней запланированной встречи.
[indent]Он стоит так достаточно долго, чтобы прохожие забеспокоились не заснули ли эти двое друг на друге, но Итана мало беспокоит то, что думают редкие посторонние люди. Касаясь её без страха, вспоминая её запах из смеси редких духов и шампуня, он наконец видит девушку, по которой скучал долгие месяцы, и пускай его не покидают тысячи неразрешённых дилемм, живших в голове Холлика все эти дни, он может отодвинуть их в сторону, дождавшись подходящего момента. А сейчас он просто хочет обнять своего дорогого друга.
[indent]— Я бы спросил у тебя... как был твой полёт, но, предполагаю, что ты прилетела сюда не самолётом, — неспешно отступая от Саммер, улыбается мужчина, — Как ты добралась? Без проблем? — поморщившись на палящее солнце, начинает Холлик.
[indent]Он чувствует, как никогда, насколько ему не хватает знаний, чтобы задать ей банальный вопрос о её дороге сюда. Впрочем, разве не за этим он и пригласил её в Калифорнию? Чтобы иметь возможность понимать то, чем жила Саммер? Итан делает шаг в сторону, нарушая короткую тишину.
[indent]— Как на счёт прогуляться к морю? В город мне, пока что, всё равно нельзя. Правила заведения, — кивая в сторону длинного здания с кирпичной, объясняет Холлик, — Честно говоря, они отнеслись крайне скептически к тому, что я не продержался и недели без гостей, но мой супервайзер оказался понимающим. Я пообещал ему, что твой визит позволит мне сконцентрироваться на лечении, — хмыкнув, улыбается мужчина.
[indent]И ведь он даже не соврал. С тех пор, как Итан заехал в центр, большая часть его мыслей была посвящена совсем не событиям, сыгравшим большую роль в его нахождении здесь. Он думал о том, что видел, о том, какими крошечными оказались доступные ему знания, о том, как поступил с Саммер, прогнав её из квартиры и оставив её в неизвестности. Холлик косится на неё, замечая как быстро краснеют девичьи щёки на солнце.
[indent]— Возможно, мой вопрос прозвучит глупо, но ты же... знаешь про такие центры? — он чувствует себя так же глупо, как и звучит его вопрос. Разумеется, она знает. Жить в Нью-Йорке и не услышать про очередные курсы по улучшению качества жизни, так же невозможно, как не встретить там очередного сумасшедшего за весь день.
[indent]— Не сказать, что я большой эксперт, но я не знал, что некоторым людям запрещено носить здесь шнурки. В целях безопастности, — делая говорящий за себя жест, неспешно объясняет Холлик, — Мне разрешили, — дергая кед в воздухе, его голос звучит практически гордо, — Правда, вынуждают закрывать их в сейф на ночь, чтобы никто не украл мои шнурки и не воспользовался ими, — Итан вдруг хмурится и качает головой, — Извини, это, наверное, совсем не то, о чём ты хочешь слушать. Они прописали мне лекарства, которые вроде как действуют, но сильно замедляют скорость моего мышления, так что не думай, что веду себя сонно из-за тебя, и одёргивай меня, если моя мысль идёт куда-то слишком далеко, — дёрнув уголками губ, замолкает мужчина.
[indent]Отыскав уединённую скамейку, скрытую от палящего солнца в тени, он стягивает с себя кроссовки и опускает босые ноги в тёплый песок. Нарочно Холлик позволяет себе помолчать, чтобы привыкнуть к разговору с кем-то, не имеющим ни малейшего понятия о том, что с ним происходит. Мир снаружи определённо быстрее, чем Итан сейчас. Впрочем, поворачиваясь к Саммер, он не находит в её лице указаний на то, что девушка находится на финальной стадии терпения. По правде говоря, О'Лири всё ещё выглядит нехарактерно напуганной... Итаном? Кто бы ему рассказал, что тот день, когда Холлик сможет смутить Саммер собой всё же настанет. Жаль только обстоятельства были совсем не поводом для гордости.
[indent]Мужчина переваливается вперёд, опираясь локтями в колени, и, всматриваясь в линию горизонта, прокашливается, чтобы заговорить следом.
[indent]— Думаю, ты подозреваешь, что я позвал тебя не за тем, чтобы рассказывать о том, какие вкусные тут завтраки и как тяжело заслужить собственные шнурки, — коротко усмехаясь, Итан вновь становится серьёзным, — Я... хотел извиниться за то, как отреагировал на, — Холлик морщится, тряхнув головой, — да вообще на всё. Я толком не спросил находилась ли ты в безопасности, выгнал тебя из своей квартиры... Саммер, я бы хотел говорить с тобой иначе в тот день, я был не в лучшем... своём настроении последние несколько недель, и мне жаль, что моё состояние отразилось на моей реакции, — мужчина делает глубокий вдох и, выпрямляясь, находит её взглядом, — Но теперь я здесь и... я готов слушать всё, что ты сочтёшь нужным. Я не знаю можешь ли ты вообще что-либо мне рассказывать... — неуверенно улыбаясь, пожимает плечами Холлик, — Но я хочу знать тебя... настоящую. Ты всё ещё настоящая, не подумай! — поднимая ладонь, исправляется Итан и несколько раз показно тыкает её, убеждаясь, что девушка реальна, — Я пытаюсь сказать, что хочу понимать... то, как видишь мир ты. Я готов учиться. Мне бы хотелось... научиться видеть его полной картиной, а не той, которая привычна мне, — он выдерживает недолгую паузу, — Поэтому я написал тебе, — Итан резко вдыхает, — а ещё за тем, чтобы узнать как у тебя дела, потому что я чертовски соскучился по тебе, Саммер, — улыбаясь, он находит её ладонь и крепко сжимает её.
[indent]Может быть, если бы Итан не был так сильно занят самобичеванием за плохую реакцию, давным давно смутился бы вмешиваться в личное пространство О'Лири с таким постоянством и беспардонностью, но у него просто-напросто нет на это сил. Он слишком долго не видел её без посторонних проблем, валящихся на них с двух сторон, чтобы тратить драгоценное время на попытки спрятать голову в песок.

Подпись автора

когда так много позади
всего, в особенности — горя,

https://i.imgur.com/Mc7vpSd.gif https://i.imgur.com/PIK92HJ.gif
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

9

[indent]Где эти люди, должные передать знания о том, как срывать пластырь, когда они так нужны?
[indent]Даже сейчас, создав вокруг себя с десяток лишних телодвижений, О'Лири не сразу отдаёт себе отчёт, что никто не гонит её прочь, не смотрит с неприязнью или говорит вещи, что ударяли бы колом в сердце. Итан ведёт себя спокойнее обычного, мужчина не только вторит ей словами о радости встречи, но и...
[indent]— Итан? — её голос звучит практически удивлённо, но вместо того, чтобы задаваться вопросами вслух, она крепко обхватывает его ладонями за спиной, вжимаясь в мужчину, стараясь передать всю тоску по нему за несколько месяцев разлуки. Внутренние переживания никуда не делись, но неожиданно для себя О'Лири находит силы прогнать их на мгновение, пока её не выпускают из объятий. Девушка закрывает глаза, стараясь запомнить этот миг как можно ярче! Между ними чувствовалась огромная пропасть, которая подпитывалась за счёт коротких разговоров и не менее редких писем, но даже спустя год она чувствовала в нём свою родственную душу.
[indent]И это была одна из тысячи причин, почему она не могла потерять его.
[indent]— Ты, — от неожиданного вопроса, ведьма стопорится и опускает голову к своим ногам. Даже с прожитыми несколько днями в осознании, что Итан Холлик знает правду, она не привыкла к необычному ощущению, — Ты прав, — и всё равно не может избавиться от заметного чувства вины, — Ты хочешь узнать о методах или... а! — Саммер сама не замечает, как влезает между его вопросами, тут же задирая ладони и стараясь найти баланс в своих эмоциях, отвечает:  — Такое расстояние – слишком большое и энергозатратное для разового перемещения, но я в порядке и даже с этим я немного опережаю время, — О'Лири аккуратно дёргает уголками губ, ища глазами часы. Её собственные всегда показывали время Нью-Йорка и в отличие от него, Калифорния немного отставала по времени. — Спасибо, что спросил, — чуть тише добавляет девушка, возвращая свой взгляд к нему обратно, осторожно улыбаясь.
[indent]О'Лири чувствует себя канатоходцем: сделай шаг в сторону и проблем не миновать. С одной стороны, она уже провалилась, предав его доверие. Думал ли он об этом? Не зря девушка боится прямо взглянуть ему в глаза: не хочет увидеть осуждение или нотки огорчения за то, что она молчала так долго. Или кем была? Несмотря на то, что у неё были причины, оправдываться абсолютно не хотелось. Саммер виновата и признавала это, однако в чём это ей поможет? Если Итан Холлик не решит дать ей второй шанс, то она точно не сможет повлиять на это. Не брать же его измором.
[indent]Другое дело, что Итан продолжал делать противоположные от её мыслей действия. Она кивает головой так быстро, по-видимому боясь, что акция была одноразовая и подумай она чуть дольше, прогулки к морю не бывать. Девушка не знает, благодаря её сдвинутым к переносице бровям мужчина задаётся вопросом о познаниях в медицинской сфере или из-за осознания разности миров, но ей становится немного проще, что это не остаётся только в её голове.
[indent]— Идея в физическом или ментальном восстановлении? — выпрямляясь в спине, она выуживает руки из карманов. — Я читала одного русского писателя, поэтому поверхностно понимаю, о чём речь. У нас, — ведьма чувствует дискомфорт от разделения на «наше» и «ваше», но мысль продолжает, — Более редки долгоиграющие случаи болезней, в связи с этим нет нужды открывать полноценные заведения, имея возможность пользоваться определённым больничным крылом, — в отличие от первоначальной реакции, оказываясь на улице, она говорит многим медленнее, подбирая слова.
[indent]Слушать мужчину ей интереснее. Напоминает ей о встречах, когда они разговаривали одновременно обо всём на свете, переключаясь с темы на тему, не то, чтобы заканчивая предложения друг за друга, а выстраивая диалог таким образом, что по ним можно было писать целые талмуды с информационными блоками. Одно обсуждение о стрельбе из лука или пистолета чего стоило! Оборачиваясь назад, ей кажется, будто сентябрь оказался далеко позади, а они – знакомы далеко не первый год вместо того, чтобы праздновать его только в этом месяце. Поднятые уголки губ Саммер тут же падают от пролетающей в голове мысли: ей кажется большой удачей, если отметить действительно удасться.
[indent]— Неужели? — она удивляется искренне, на секунды переставая концентрироваться на зудящих в голове вопросах,  связанных с его духовным состоянием: Саммер остаётся только гадать о точных первопричинах, которые привели мужчину в Калифорнию. Она ждёт шанса спросить его, но ей не хочется выглядеть чересчур навязчивой, — Хотя, — девушка задумывается, как раз пропуская извинения, отчего тут же встрепенувшись, поднимает ладонь: — Итан! Я рада тому, что мы вообще говорим, тебе не за что извиняться! — она усмехается, — Видимо, что-то точно не меняется, — и возвращаясь к теме обуви, добавляет: — Теперь, когда ты сказал об этом вслух, это кажется логичным... я не задумывалась об этом. — Во всём можно было винить отсутствие опыта нахождения в таком месте, с другой стороны, какого мага остановит отсутствие шнурков или закрытый замок? И это она ещё не вспомнила про африканские племена, которым было плевать на наличие палочек, — Твои лекарства, — Саммер слегка тушуется, но тут же дёргает плечами, ища его взгляд своим. Не хватало ещё, чтобы Холлику казалось, будто её искреннее беспокойство за него выглядело страхом перед реальностью, — И нахождение здесь: надолго ли это?
[indent]Приподнимая подол юбки, открывая веснушчатые ноги, она затыкает один из краёв себе под бедро, поднимая лицо к небу. Девушка глубоко вздыхает, опираясь о спинку прохладной скамьи. Казалось бы, она находилась здесь не больше получаса, но всё равно чувствовала приходящее ощущение спокойствия, пропитавшее это место. Саммер хмыкает, понимая, что давно не находила себя просто сидящей где-то в парке или у моря, оставленной со своими размышлениями один на один. Наверное, ей стало бы скучно. Или страшно. Боковым взглядом она смотрит на Итана, наблюдая за его действиями и борется с тем, чтобы сказать что-нибудь. Что угодно! Однако дотягивает до того, чтобы предоставить эту прерогативу Холлику.
[indent]Чем больше она слушает, тем шире становится её взгляд. Всё время это было в его голове? Беспокойство за её безопасность или переживание о просьбе – всем бы так выгонять! – оставить его в покое? Теперь оказывается, что она слишком драматизировала! Потому что – чувствуя сжатую ладонь, Саммер опускает подбородок и взгляд, поджимая губы в улыбку, – всё совсем не похоже на то, что она придумала.
[indent]Он скучал по ней. И ему жаль. И держит её руку. А ещё хочет знать о ней! Выбирая между тем, чтобы выкрикнуть взаимные мысли в мужчину, О'Лири сдвигается вперёд, чтобы врезавшись лбом в плечо, крепко обнять его, хватаясь за ткань футболки пальцами свободной руки. Саммер сидит неподвижно недолго и заговаривает вместе с тем, чтобы ослабить хватку:
[indent]— Я тоже скучала по тебе, Итан, и мне так жаль, что меня не было здесь всё это время, когда я должна была быть, — она делает короткую паузу, вздыхая. Её голос начинает дрожать, но О'Лири делает ещё один глубокий вздох, продолжая, — А ведь я обещала тебе, что при любой сложной ситуации, я буду рядом. Это мне надо извиняться перед тобой, а не тебе. И что я за человек такой? — она грустно усмехается.
[indent]Тяжелый горячий воздух будто разряжается, позволяя Саммер начать дышать полной грудью. Опуская его плечо и [float=right]https://i.imgur.com/2Rha7kZ.gif[/float]возвращаясь в прежнее положение, О'Лири больше не пытается так отчаянно бежать от него прочь взглядом, наконец, видя: он не пытался поставить никакую точку личной встречей.
[indent]— Смотрю, ничему тебя жить не учит? — неожиданно произносит ведьма, дёрнув бровью, а затем аккуратно сжимает его ладонь своей, всё же тушуясь. Помнится, дважды это всё заканчивалось одинаково. Впрочем, никто не просит её преодолевать расстояние семимильными шагами, даже если очень хочется. Саммер широко улыбается и слегка качнувшись, всё так же не отпуская его руки, второй находит его щёку, ткнув ту пальцем.
[indent]— Я даже не знаю с чего начать, — она усмехается, — С конца? Последние несколько месяцев были самым настоящим хаосом, и не только у меня – во всём мире, — волшебница смотрит на Итана с сочувствием, прекрасно понимая, что она-то всё равно «отделалась» многим легче, — С другой стороны, если ты спрашиваешь, как мои дела в эту секунду, то... я шла сюда увидеться с тобой в последний раз, но вместо этого получила второй шанс, так что, — Саммер улыбается, пожав плечами, — Как никогда лучше?
[indent]Что не отменяло того, что Саммер всё ещё волновалась о том, каким образом подступиться к важной теме, как своей, так и его. Всё это время девушка защищалась законами о неразглашении, но теперь самолично отмахивалась от них, словно тех не существовало. Она знает: никто не следит за Саммер из кустов и не попытается засунуть её за решётку за рассказанное. В правилах чётко написано, что в случаях исключения или опасности колдовать не запрещено! А вот привычно ли? Это другой вопрос.
[indent]— Официально я не в праве нарушать Статус о Секретности, и даже в случае некоторых исключений, в том числе твоей опасности, я должна об этом сообщить, — она негромко кашляет, перекидывая ногу на ногу, облокачивается на свою коленку локтём, подпирая щёку кулаком, — Впрочем, как и ты не мог рассказывать мне о деталях своего старого дела, верно? Поэтому, — О'Лири кивает головой, — Всё что угодно, Итан Холлик. Пора разбить твои мысли о том, что я поклоняюсь Сатане и танцую голой вокруг костров, — она прикрывает глаз, хитро улыбаясь, — Хотя может и не без этого. Однако! У меня есть условие.
[indent]Отводя взгляд в сторону, девушка склоняется вперёд, набирая в ладошку немного песка. Сколько она пропустила? Сколько она не знала изначально? Саммер готова раскрыться ему и ответить на любой вопрос: она зареклась быть закрытой книгой перед мужчиной. Она просто не видит причин молчать перед человеком, к которому испытывала такие тёплые и нежные чувства и продолжала до сих пор. Но может ли она просить того же самого от него? Пуская горстку струйкой, просачивающейся сквозь пальцы, Пандора наблюдает за тем, как подхватываемые ветром песчинки отправляются в полёт.
[indent]— Я хочу знать, что происходило и происходит в твоей жизни. Ты знаешь, я постоянно возвращалась мыслями к тебе и к тому, что у нас не было возможности даже нормально списаться, что уж думать о чём-то больше. Что я пропустила или чего я не знала? Если ты, конечно, захочешь поделиться, — ведьма поворачивается к нему обратно, мягко улыбаясь, — Даже если не сегодня. — А может и никогда. Саммер было важно показать, что ей не безразлично его состояние. Он ей не безразличен.
[indent]С этой мыслью она поднимает ладонь, показывая, что не закончила:
[indent]— Есть ещё кое-что. Мне очень ценно, что ты только что сказал, про меня настоящую, потому что я беспокоилась... что ты не сможешь смотреть на меня так, как прежде. Одновременно с этим мне важен ты, — боясь, что свернёт в другое русло, Саммер ускоряется, — Тысячи людей вокруг не знают о существовании магического мира потому, что они не могут о нём помнить, если узнали при случайных обстоятельствах. Есть специальные заклинания рассчитанные на стирание или корректировку памяти. По правилам, если я бы я не сделала этого сама, я должна сообщить департаменту заботащемуся об этом, но, — Саммер поджимает виновато губы и опускает плечи, — Я не смогла, вновь эгоистично ставя себя выше. Поэтому если ты всё же хотел бы, — волшебница тянется к своим локтям, беспокойно смыкая пальцы на коже, — Забыть об этом, а не пытаться изучить, я могу это сделать, — она вздыхает, — Я не в праве забрать у тебя это решение.
[indent]Ведьма замолкает, не находя в себе храбрости поднять на него взгляд. Неосознанно стараясь уменьшиться в размерах, О'Лири пытается улыбнуться, словно это поможет не услышать страшного ответа, а даже если это произойдёт... она справится. Даже если это было бы абсолютным враньём.

Подпись автора

fingers crossed we could be lucky
— tell me now what do you believe —
https://i.imgur.com/5ss6Wdx.gif https://i.imgur.com/k1wNpl1.gif
magic happens everyday

10

[indent]Холлик и сам понимает насколько разнится его реакция сегодня с тем, что пришлось наблюдать Саммер в их прошлую встречу. Иначе стала бы она обступать его на цыпочках, словно Итан Холлик – хрустальный сосуд, готовый треснуть от первого неаккуратного движения? И он это понимает. Он был враждебен, холоден. Тогда Холлик чувствовал себя совершенно иначе – будто Саммер О'Лири одним своим существованием подрывала те остатки твёрдой почвы, на которых балансировал мужчина прошедшие месяцы.
[indent]Не подумайте, до сих пор одна мысль о том, что стоящая напротив девушка живёт жизнью из произведений научной фантастики, вызывает в Холлике волну сопротивления. Магия. Всё в нём протестует против феномена, рождённого детской фантазией. Но Саммер не ребёнок и далеко не сумасшедшая, и глаза, уши, всё его тело не обманывали мужчину – он переместился из одной точки Нью-Йорка в другую быстрее, чем смог моргнуть, и, главное, сделал это дважды. Отрицать произошедшее столь же абсурдно, как и всё, что с ним случилось.
[indent]Голова Итана не обманывает его и сейчас. Ему достаточно протянуть ладонь, чтобы убедиться, что Саммер настоящая. Из такой же плоти и крови, что и он сам; Итан Холлик ничем не реальней Саммер О'Лири, а значит и её мир такой же реальный, как и его собственный. Если подумать, он у них один и тот же, просто спустя столько времени Холлик вдруг узнал, что смотрел на него через узкую щелку в двери, и только-только понял, что её давно пора толкнуть.
[indent]— Ментальном, — отзывается мужчина, слегка теряясь от скорости, с которой обсуждение вещей ему непонятных возвращается к событиям обыденным. А когда-то разговоры о его психическом здоровье вызывали в Итане те же эмоции, что и схлопывающиеся в пространстве люди. Всё познаётся в сравнении?
[indent]— Правда? А я думал, что с вашей жизнью такие заведения ещё популярней чем у нас, — Холлик резко хмурится и недовольно качает голой, — Теперь, когда я сказал это вслух, мне кажется, что это звучит как-то по-расистски. Я не думаю, что ты сумасшедшая. Здоровей меня будешь, — кивая в сторону растянувшегося за их спинами заведения, хмыкает Итан. Он молчит недолго, нарушая тишину грудным взглдом, — Мне просто нужно немного времени, чтобы привыкнуть, — виновато улыбнувшись, он ловит взгляд О'Лири и замолкает.
[indent]На смену страха перед самой природой Саммер приходит куда более знакомая, почти родная паника показаться ей необразованным болваном. И ведь Итан понимает: откуда ему было знать, как устроена жизнь девушки! И всё равно хочет прикусить свой язык, предположивший, что образ жизни О'Лири заслуживал лечения в соответствующих заведениях.
[indent]Впрочем, рядом с ней он чувствует себя куда спокойней, чем наедине с собственной головой. Прошёл целый год, а Саммер, сама того не понимая, вынуждает Холлика оживать. Он косится на неё, и его губы инстинктивно дёргаются в аккуратную улыбку. Рядом с ней ему невольно хочется надеяться на лучшее. Иначе зачем были все их ссоры? Все его ошибки? Прошёл целый год с тех пор, как Саммер О'Лири в буквальном смысле свалилась ему перед носом, и Холлику нравится думать, что не просто так. И что ей их отношения важны ничуть не меньше, чем ему самому.
[indent]— Смею предположить, что это хороший знак, — смеётся мужчина и тут же удивляется. Он не помнит, когда в последний раз смеялся без единого усилия, — Месяц здесь мне точно обеспечен – на работу раньше не пустят. А на счёт лекарств, — Холлик ненадолго затихает, уставляясь в линию горизонта, — Как пойдёт. Но со временем обещали, что думать я стану так же быстро, как раньше. Так что тебе не придётся мучаться с сонным собеседником слишком долго, — с явным сочувствием тому, что приходится наблюдать О'Лири, отзывается мужчина.
[indent]Он не привык к себе таким. Пускай Холлик никогда не кичился своей светлой головой, он привык на неё полагался, привык думать быстрее своего окружения и схватывать всё на лету, и теперь, когда он оказался без своей единственной опоры, Итан с трудом представлял, что мог предложить людям вокруг. Запоздалые ответы и общий вид лёгкой растерянности? Он старается выглядеть бодрее, ради Саммер. Ему даже кажется, что у него выходит обмануть самого себя. И всё же это далеко от того Итана, с которым она познакомилась в прошлом сентябре.
[indent]И тем удивительней мужчине то, с каким теплом она отвечает на всякое его движение навстречу. Разве он заслужил?
[indent]Однако он не пытается сопротивляться, пользуясь туманным сознанием, не пропускающем внутренний голос чересчур очевидно. Итан позволяет себе отпустить ворох виноватых мыслей и полностью забывает себя в настоящем. Забавно понимать насколько они оказывается полярные люди, но несмотря на эту полярность, Холлик всё ещё видит в девушке родственную душу. Ошибается? Сейчас это последнее, о чём ему хочется думать.
[indent]— Глупости, Саммер. Откуда тебе было знать, — хмурится мужчина, нехотя выпуская её из объятий.
[indent]Он ведь сам ничего не сказал ей. А теперь ещё заставить О'Лири извиняться за что-то, над чем девушка не имела никакого контроля? Он, конечно, находился в центре реабилитации, однако с головой поссорился не до конца.
[indent]Холлик не сразу понимает её шутку и смотрит на Саммер, заметно растерявшись. Осознание приходит так же неожиданно, как и следующий за ним румянец на щеках. Итан сжимает губы, нервозно дёргается и, сбежав от неё взглядом, едва слышно хмыкает себе под нос.
[indent]— Нет, — выходит тише, чем он рассчитывал, — Нет, я не самый прилежный ученик, — находя в себе силы посмотреть в её лицо, говорит он громче.
[indent]Итан замечает, как обычно спокойное сердце вдруг начинает ускоряться и намеренно отводит своё внимание от знакомого эффекта Саммер О'Лири. Это совсем не то, о чём он должен думать сегодня. Вообще когда-либо.
[indent]К счастью, девушка начинает говорить, и ему не остаётся ничего другого, как сосредоточиться на её торопливом голосе. Итан ненарочно морщится, когда Саммер предполагает, что в её мире они могли увидеться в последний раз. Заслужено? Вполне. Что не мешает мужчине раздражаться на то, как он повёл себя, и то, что заставил её чувствовать себя именно так. А она всё равно пришла на их встречу.
[indent]Его лицо на мгновение трогает улыбка – она хочет рассказать ему – и тут же пропадает. Холлику кажется, что Саммер рискует куда больше, чем он. Да, архивы ФБР скрыты от общественности, но в худшем случае всплывшая из-за сотрудников информация будет стоит им рабочего места. В случае О'Лири? Его маленький опыт столкновения с магией вынуждает Итана беспокоиться за то, как бы она не лишилась жизни.
[indent]— Разумеется, что я могу сделать? — вторя своему согласию кивками, мгновенно реагирует Итан.
[indent]Он не скрывает искреннего изумления от того насколько простым оказывается условие девушки. Не сказать, что Холлик мог предложить ей что-то столь же грандиозное, как и то, чем жила О'Лири, но мужчина ждал хотя бы просьбу побывать на базе Куантико и залезть в какую-нибудь запретную секцию, к которой не имел доступ сам Итан. Рассказать о себе? Его брови поднимаются вверх. Она ведь рисковала нарушить закон! Ради него. Абсолютно незначимой в разрезе мироздания единицы. И всё, что Саммер хотела взамен, это рассказ о том, как «прошли его каникулы»?
[indent]— Да, но тебе не кажется... — он не успевает начать, как девушка перебивает его.
[indent]И чем ближе она подводит Холлика к очередной возможности, о которой он не имел ни малейшего понятия по сей день, тем испуганней становится его взгляд. А ведь это звучит более чем разумно. Было бы глупо верить, что Итан был первым и единственным человеком, которому довелось наблюдать и чувствовать на себе эффекты магии. Так почему никто об этом не знал? В глубине души мужчина мог предположить, что случайные свидетели просто не доживали до момента, когда смогли бы поделиться увиденным с себе подобными, но ответ лежал на поверхности. Они не помнили. И если бы не Саммер, он бы присоединился к ним, забыв её, словно О'Лири никогда и не существовало.
[indent]— Нет! — вздрогнув от собственного голоса, просыпается Холлик, — Пожалуйста, нет, — говорит он многим тише, находя её взглядом, — Если, конечно, это безопасно для тебя. Я не хочу, чтобы из-за меня с тобой что-нибудь случилось, — бормочет мужчина, вздохнув, — Я знаю, что я говорил с тобой так, будто магия испортила что-то в моей жизни, но... нет. Это было несколько неожиданное открытие, но совсем не заслуживало той реакции, с которой ты столкнулась. Я бы не хотел забывать то, что со мной случилось, и ещё меньше... тебя, — поджав губы, он ненадолго замолкает.
[indent]Собравшись с мыслями, Холлик звучно вздыхает и улыбается чуть шире.
[indent]— Знаешь, я ведь пошёл на био-химический факультет, потому что хотел узнать, как работает мир. На базовом, клеточном уровне. Это казалось мне куда проще, чем понимать, как работают между собой люди... Может быть, поэтому я так испугался, — дернув бровями, хмыкает мужчина, — Провести больше десяти лет за партой, чтобы узнать, что ты всё это время ходил в темноте с маленькой спичкой. Но я хочу научиться, — дергая уголками губ шире, он ищет её взгляд, — Я не хочу ходить со спичкой. Я готов начать с малого. С того, что ты сочтёшь нужным. У вас есть исторические книги? Детские? Что угодно, — оживляется Холлик, — Пускай моё образование не позволило мне открыть все тайны Вселенной, кое-чему оно меня всё же научило. Проглатывать информацию я могу быстро... может, сейчас чуть медленней, чем обычно, но если ты готова помочь мне, я справлюсь. Я хочу понимать, чем ты живешь. Мы ведь... всё ещё с одной планеты, даже если твой мир не слишком жалует таких, как я, — утвердительно кивнув, заканчивает Итан.
[indent]Он не забывает и об условии, на которое согласился в обмен на правду о Саммер. Какой бы бесполезной эта правда ни казалась ему в разрезе их разговора, если О'Лири действительно хочет узнать, он не станет утаивать. Он, в конце концов, в чёртовом санатории для тех, у кого перегрелась материнская плата. Она, как минимум, заслуживает знать почему её с виду бодрый духом друг здесь оказался.
[indent]— На самом деле, я не знаю с чего начать. С конца? — нарушая короткое молчание, усмехается мужчина, — На отпуске настояла работа. Пару недель назад мы выехали на место преступления – собрать улики. Часть здания оказалась заминирована. Я наступил на взрывчатку – повезло, что понял раньше, чем снял ногу, иначе бы взлетело в воздух всё. Самые длинные два часа в моей жизни, — сгибаясь в спине, Итан облокачивается на колени и застывает взглядом на горизонте, — Никто не пострадал. К счастью. Но, как видишь, не обошлось без побочного ущерба, — намекая на своё положение, он старается не звучать слишком мрачно, но теряет положительный настрой, подводя к событиям предшествующим инциденту на работе, — Алекс тоже в Калифорнии. Тоже в такой же гостинице, правда, по-другому поводу, — поджав губы, он слегка оборачивается на Саммер, стараясь понять, насколько она осознаёт, о чём он говорит, — Не знаю, как пойдёт. Он чуть не отправился на тот свет в этот раз, — Итан резко откидывается на спинку скамейки и задирает голову к небу.
[indent]Подкосил ли его Алекс? Работа? Или неожиданно запретная в его сознании тема, к которой он ненарочно подвёл их? Может, всё сразу. А, может, он уже давно чувствовал себя совершенно разбитым и просто дотянул на автопилоте, пока тот ещё был в силах тянуть мужчину.
[indent]Холлик делает глубокий вдох, выпрямляясь и негромко хлопая ладошками по своим бедрам.
[indent]— Мы расстались с Розамунд, — Итан на мгновение прислушивается к собственному сердцу, но вместо того, чтобы разогнаться, то сжимается от волны раздражения и обиды, — Дважды. Первый раз ещё в марте, а потом за пару дней до инцидента на работе, — он вдруг меняется в лице, издавая громкий смешок и поворачиваясь к девушке всем корпусом, — Если бы мне сказали, что я когда-нибудь буду срывать свадьбу, я бы покрутил этим людям у виска. Но вот он я –нарушитель, сорвавший свадьбу. Долгая и странная история, на самом деле. И я не уверен, что тебе интересны её детали. Но я не мог не подорвать твоё мнение обо мне, как о цивильном человеке, не стремящемся жить свою жизнь по принципам фильмов, — ему приходится сопротивляться собственной голове, чтобы не задаться вопросом о том, как будет воспринята эта новость О'Лири, — Хотя судя по тенденции, кто-то решил это исправить. — Пожалуй, магия была куда более впечатляющим событием, нежели ошарашенные лица семейства Льюиттов и несчастного жениха, не подозревавшего, в какую историю вляпался.
[indent]— Так себе обмен, да? — вздыхает мужчина, чуть склоняя голову на бок и поджимая губы, — Ты мне про мироустройство, а я тебе дешёвую мелодраму своей жизни, — а ведь он хочет предложить ей что-то лучше. Хотя бы лучшую версию себя. Не обременённую прошлым голову. Итан Холлик ловит себя на мысли, что он хочет поправиться не потому что так надо, а потому что тогда он сможет хоть немного заслужить дружбу и верность Саммер О'Лири.

Подпись автора

когда так много позади
всего, в особенности — горя,

https://i.imgur.com/Mc7vpSd.gif https://i.imgur.com/PIK92HJ.gif
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

11

[indent]Когда же он стал так важен ей? О'Лири поднимает голову к небу, провожая взглядом пролетающих мимо птиц и стягивает ладони на коленках в тугой ком. Это ведь могло быть стать случайное знакомство, заканчивающееся лёгким взмахом палочки в воздухе и Итаном Холликом, никогда не осознавшем, что оказался повязанным крохотным событием с Саммер. Может, взвесив все «за» и «против», девушка оставила бы в его воспоминаниях свой след, больше никогда не появившись на горизонте. Она помнит...  помнит это необычное любопытство, с которого всё началось и которое привело её к тому, что Саммер Пандора сидела на лавочке рука к руке с мужчиной, давно не считая того своим «просто другом-не-магом». Может, кое о чём ведьма не говорила чересчур явно с момента прошедшей февральской вечеринки, но не стала бы врать самой себе. Попросту не хотела даже с той частью пути, где волшебница не могла получить взаимности. Ну и что?
[indent]Это не отменяет факта, что предоставляя ему выбор, американка чувствует, как всё внутри неё поддаётся сопротивлению смешанному со страхом от его ответа. Что, если переосмыслив её предложение, которое она не озвучила несколько дней назад, Итан согласится? Стоит ей только донести до него возможность, О'Лири не может избавиться от ощущения, что совершила большую ошибку.
[indent]Его громкий возглас не даёт девушке уйти в собственное самокопание слишком очевидно. Ведьма собирает свои силы в кулак также, как ладошки на коленках да прикусывает губу, чтобы на радостях не послать свою безопасность к чёрту. Волшебница опускает взгляд вместе с тем, чтобы аккуратно прижать щеку к своему плечу, тепло улыбаясь. Не хотел её забывать.
[indent]— В таком случае, оставим всё, как есть. Мне хочется верить, что ты не пожалеешь, — негромко говорит девушка со всей искренностью. Волшебница вновь задумывается о его словах про безопасность её жизни, немного нахмурив брови, но тут же хмыкает, добавляя: — Правда возможно, тебе придётся взять меня в жены, чтобы ни у кого не возникло вопросов о причинах распространения важнейших секретов магического сообщества. Как там это называется? Брак по расчёту? — на губах О'Лири появляется уже знакомая ему лисья улыбка. Впрочем заставлять его голову болеть от её слов она не хочет, поэтому отмахивается ладошкой, откидываясь на спинку скамьи, — Шутка. Это, конечно, опция, но тебе не стоит волноваться за меня, — она улыбается шире, не только убежденная в правдивости своих слов, но и с явным желанием удостовериться, что Холлик верит ей, — Всё с нами будет хорошо.
[indent]Если что-то она и могла взять на свои плечи, то сложности магических традиций и законов. В конце концов, что они ей сделают? Тысячи ведьм и магов по всему миру уже успели растрезвонить важнейший секрет и им за это ничего не случилось; времена, когда ещё могли давно прошли, а вместе с ними поменялось и отношение. Саммер верила, что если всё сделает правильно, то никто не увидит в этом изъяна. Девушка с улыбкой оборачивается на Итана, задерживая на нём взгляд, запоминая то чувство благодарности, которое он только что поселил в её сердце благодаря своему решению.
[indent]Ей одновременно и приятно осознавать, что теперь у него есть выбор и всё же от его слов ей кажется, что волшебница должна была прийти раньше. Конечно никто не требовал от неё вернуться в прошлое и сесть на соседний стул в университете, где учился Холлик и всё равно осознает, что многим магическое сообщество, – а она вместе с ними! – продолжают смотреть на не-магов будто с высока. Словно они не поймут! Наблюдая за ярким желанием Холлика изучить всё, что американка только могла ему дать одновременно будоражило сознание и слегка пугало. Нет, Саммер не сомневалась в своих словах и решении приоткрыть завесу её тайны.
[indent]Однако на мгновение представила, откуда пошло недоверие магического сообщества по отношению к обычным людям; не каждый ведь был Итаном Холликом.
[indent]— Ну «не жалует» – это громкое слово, — её голос звучит немного виновато, но Саммер не перестаёт улыбаться, — Думаю, что дело просто в страхе от незнания: как бы не старались маги нагнать изучение не-магического, кругом придумываются новые вещи, которые неизвестно как работают и для чего были созданы. Ты говоришь, что ходишь со спичкой, но не думай, что волшебники всего мира чувствуют себя увереннее со своими знаниями. Я понимаю их, — коротко кивая, О'Лири с короткой усмешкой на губах пробегает мимо воспоминания со страшным приспособлением, которое нацепил ей на палец сам Холлик с год назад. — Но другое дело, что я не боюсь. Я доверяю тебе, Итан.
[indent]Возможно на стопроцентно она не может быть уверена в том, насколько чисты намерения мужчины, но Саммер неожиданно, даже оборачиваясь на предыдущие события своей жизни, не хочет проверять. Если ей придётся пожалеть об этом, пусть; О'Лири даже готова выслушивать все: «Мы же говорили!» — от своих коллег, пока она будет рыдать в подушку. Если она во что-то не верила, то в то, что Итан решит обмануть.
[indent]Тем более, что он пошёл ей на встречу. Саммер усаживается а пол-оборота, прихватывая свою ногу под юбкой за лодыжку и внимательно следя за его интонациями, мимикой. Так ему приходилось чувствовать себя, когда ведьма обороняла слова о глупых попытках умереть где-нибудь в пустыне или на островах туземцах? О'Лири понимает: намного хуже. Её сердце сжимается, стоит ей на секунду представить, что было бы окажись мир злее и ненадежнее, но тут же гонит неприятные мысли прочь. Вот что он имел ввиду несколько дней назад! Пусть Саммер знает, что никто не винит её в отсутствии или, наоборот, внезапном появлении, она содрогается от мгновенного укола вины и запоздалого сожаления о том, как неудачно перевернула его жизнь, когда никто не просил. Вместе с этим она сдвигает брови, осторожно кивая головой, когда слышит и об его друге.
[indent]Ей только кажется, что мужчина так много думал о других, что в какой-то момент совсем позабыл о себе?
[indent]Впрочем, спрашивать вслух она об этом не торопиться, как и заговаривать в целом. Как оказывается, не зря и дав ему время, Саммер получает продолжение от которого у неё сжимается сердце. Всё это время она запрещала себе думать о Розамунд: подальше от желания рвать когти почём зря, и слышать о ней теперь да ещё и в разрезе уже бывшей девушки Итана Холлика было как минимум странно.
[indent]Саммер хмурится: ей совсем не хочется видеть в этом свою выгоду особенно сейчас. Едва заметно она потряхивает головой.
[indent]— Ничего не хочу слышать, — задирая ладошку перед ним, резво проговаривает девушка, тем самым обозначая не только факт, что она внимательно слушала всё, о чём он говорил, но и готова была поспорить, что это – бесполезная трата времени. — Ты можешь сколько угодно преуменьшать свою значимость в моей жизни, но ты проиграешь, как только вступишь на этот скользкий путь. Ты забыл, что я могу? Напомнить, что на каждое твоё: «я плохой» — я пришлю с десяток аргументов, почему ты не прав параллельно обмазав тебя самыми искренними комплиментами? Хочешь? Нет? — она прищуривается, на секунду серьёзно сложив руки на груди, прожигая его взглядом и не давая ему ответить, произносит: — Так-то лучше. Итан... — меняясь в лице опять, О'Лири смотрит на него с беспокойством и недолго думая, тянется вперёд, чтобы найти его ладошку, сжав ту своей, — Я сожалею о том, через что тебе пришлось пройти. Всё это, несомненно, было большим испытанием для тебя и мне искренне хотелось бы как-то помочь, — она аккуратно приподнимает уголки губ, — И раз ты не даёшь шансов корить себя за пропущенные месяцы, придётся нагонять это сейчас. Я верю в тебя, Итан. Знаю, что ты со всем справишься и если позволишь, то буду с тобой рядом на случай, если тебе что-то понадобится.
[indent]О'Лири отпускает его руку также, как и захватила, оставляя шутку о том, что слишком часто ей хочется обнимать его в трудный – и не только – час. Вместо этого Саммер добавляет не без ехидства, прижав свою щеку к плечу:
[indent]— И, между прочим, учитывая, что я смотрела только «Властелин колец», так себе у тебя шансы подорвать моё мнение посредством фильмов. — Или он думал, что она перестанет хвалиться вслух своими приобретенными благодаря него знаниями? Не дождетесь.
[indent]С ним она беспокоится, что выглядит недостаточно поддерживающей, слишком пустой и простой. Однако только поверхностно могло показаться, что Саммер решала проблемы, наплевав на них сверху. Старалась, но рано или поздно приходила к тому, что бороться с ветряными мельницами становилось слишком сложно. К тому же, одно дело она. О'Лири не страшится за свою темноту в шкафу, но куда больше переживает за близких людей вокруг. А теперь за Холлика в первую очередь. И всё же, ей хочется балансировать со своей поддержкой, показать, что она совсем не думает, словно Итан – сломан и уже поздно что-то делать; девушка поистине гордилась тем, что вместо любых других возможных вариантов, он выбрал тот, где можно попросить помощи.


many faces I have seen
many places I have been
walked the deserts, swam the shores
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] . . . coming closer to you


[indent]— Что же! — Саммер хлопает ладошками по своим коленкам, усевшись ровно. С заметным задором дёргаются её плечики, а она прикрывает глаз, немного склоняя голову в его сторону и по-ребячески улыбнувшись, бодро спрашивает: — Готов узнать чуть больше? Добро пожаловать в школу для не-магов «Вуншпунш»! В программе: что такое магия и как она работает? Может ли каждый человек стать волшебником и наоборот? Магическое сообщество – кто они? А так же много того, что голова Саммер О'Лири не может подавать последовательно, планируя вывалить всё одним большим комом. Кстати об этом, — она улыбается, — Спрашивай меня если что, хорошо? Меня может уносить. Думаю, ты понимаешь, почему. — В конце концов, это не одну книжку пересказать, а американка сумбурна даже в этом.
[indent]Смотря на то, с каким воодушевлением О'Лири начинает свой рассказ и не скажешь, что она волнуется. Однако есть детали, которые выдают её: она мнёт руки вместо активной жестикуляции, несмотря на желание тараторить, девушка говорит многим медленнее чем обычно, пытаясь тем самым заполнить не просто пятна, а полностью отсутствующую информацию в сознании Итана наиболее удобным способом. Волшебница то и дело спрашивает себя: всё ли в порядке? — но пропускает переживания мимо себя, стоит ей вновь встретиться взглядом с Холликом. Девушка старается как можно чётче объяснить ему о том, каким образом она черпает энергию для колдовства и насколько разной та бывает, загибая пальцы говорит и о чистоте крови, полукровках, волшебниках, рожденных в не-магических семьях и сквиббах.
[indent]— Кстати! — одёргивая саму себя, Саммер оборачивается и тут же хватается за свою сумку рукой, притягивая ту поближе, — Ты говорил о книгах и, конечно, с собой я не таскаю лишний томик истории магии, но кое-что у меня есть, — О'Лири отстёгивает крышку и спешно всовывает руку по самый локоть, а затем и плечо, в попытках что-то нашарить, — Так, сядь поближе и прикрой меня, — не справившись, она цокает языком, а затем, осмотревшись вокруг себя в поисках названных гостей. О'Лири продолжает говорить, шурша юбкой: — Скорее всего то, что есть у вас в параллели есть и у нас: магические школы или собственное Министерство магии, спорт или волшебные болезни. Магические предметы? В том числе. Моя сумка, — выуживая из кармана волшебную палочку, Саммер тут же засовывает её вместо шарящейся в пространстве руки, — Тоже непростая. Это называется: «заклинание незримого расширения». Думаю, оно говорит само за себя. Там много всего забито и я с трудом могу найти что-то без палочки. Но! Я даже не про это, — О'Лири наконец негромко произносит манящие чары и в ту же секунду получает в руки потрёпанного вида книжку.
[indent]— Держи, — перекладывая ту на колени мужчине, она уверено улыбается. Пожалуй, хорошо, что она не выложила её когда-то прочь. Кто впихнул её? Саммер усмехается: Гиз в попытках напомнить об опасности троллей и их подобных, — Это более краткая версия, чем оригинал, но тоже полезная. К тому же, — О'Лири виновато тянет уголки губ выше, — Возможно имена некоторых существ тебе будут знакомы. Иногда я стирала перед собой границы, что твоё, а что – моё, упоминая лишнее в своих письмах. Или, — ведьма возвращает сумку на другую сторону, лишая их преграды между ними, — Делала это намеренно. Помнишь я оставила тебе посылку, ну, в сентябре? И наказала носить сувенирную баночку с золотом, — прежде, чем она напомнит и себе о прошлогодних событиях более близко, Саммер задирает палец: — Она заговорена. На положительный эффект! Я знаю, как легко можно простудиться от открытой форточки и... вот. Всё это время магия была не так уж далеко от тебя.
[indent]Волшебница ненадолго замолкает, переводя дух. То беспокойство, с которым она начинала, испарилось. Шаг за шагом, рассказывая Итану о мире, в котором жила, она чувствовала облегчение от мысли, что ей больше не нужно скрывать этого и бояться оступиться, раскрыв себя. Однако последнее, что ей тяготило сердце – это знание, что она открыла рот только сейчас, когда это стало неизбежным.
[indent]— Ты не злишься на меня? — тихо спрашивает его девушка, повернув к нему голову, — Я имею ввиду, что молчала всё это время. Я, — Саммер пытается найти место своим ладошкам, тут же бессильно роняет их на коленки, — Хотела тебе рассказать, но несмотря на столько шансов, — она вздыхает, на мгновение опуская взгляд, — Не знала, как это сделать. Я всегда старалась говорить тебе правду, — дёргая подбородком вверх и ища прямого контакта, честно говорит Саммер, — О себе, о том, что меня окружает, что я думаю. Поэтому не хочу, чтобы ты сомневался, будто ты совсем не знаешь и не понимаешь меня, — она пожимает плечами, усмехаясь. Может, она преувеличивает, учитывая степень их общения в последние несколько месяцев, но Саммер верит в то, о чём думает: — По правде говоря, иной раз многим больше остальных.

Подпись автора

fingers crossed we could be lucky
— tell me now what do you believe —
https://i.imgur.com/5ss6Wdx.gif https://i.imgur.com/k1wNpl1.gif
magic happens everyday

12

[indent]Итан вторит ей смехом, но говорить — не говорит. И впервые не из смущения. Мужчина застывает на Саммер взглядом, осторожно присматриваясь к ней, словно она сейчас повторит произнесённую между делом шутку. Если жениться, то только по расчёту? Так она думает о нём? Или о себе. Ему толком и не спросить — Итану кажется, что подобный вопрос лишь обидит или расстроит Саммер. Они и без того чудом остались друзьями после всего, что Итан Холлик сказал и сделал, и мужчине совсем не хочется испытывать их дружбу на прочность.
[indent]Однако свою мысль Холлик не отпускает.
[indent]Он всегда думал, что если и женится, то только на Розамунд Льюитт. На своей подруге детства, на второй половинке души — вспоминать о ней в таком ключе теперь Итану не по себе. Не подумайте. Нет ничего плохого в том, чтобы жениться на Розамунд. Только не ему, только не после всего. Холлик понимает, что сам написал эту историю, связав себя в тугие путы единственного доступного ему будущего. Наконец-то понимает. А значит, и сжечь это избитое произведение тоже в его силах — ему странно позволять себе писать иной привычному сценарий, но он пытается.
[indent]Как пытается открыть рот, чтобы заговорить, и не справляется. Ему бы хотелось, чтобы Саммер знала: таким девушкам, как она, не стоит мириться с браком по расчету даже в шутку. На сегодня, увы, его запас храбрости — или бессовестности — исчерпан.
[indent]— Я ценю твоё доверие, Саммер, — с улыбкой произносит мужчина, — Может, я не понимаю всего, но понимаю, что такое делиться засекреченной информацией и как сильно ты рискуешь. Я не подведу тебя, — обещает Итан со всей искренностью. В конце концов, она всегда может стереть ему память, и он никогда не заподозрит. Он бы простил ей, окажись это единственным выходом.
[indent]Правильно ли, что он рассказывает ей о Розамунд сейчас? А когда? Рано или поздно Саммер узнает, и в глубине души Итан понимает, что одолевающие мужчину сомнения результат его ошибок по отношению к девушке. Он может сколько угодно объяснять себе, что всё дело в неудачном моменте, в расстоянии, в его глубоко похороненных чувствах к Розамунд, вернувшихся к Холлику вместе с подругой детства, это не меняет простого факта: Итан повёл себя наихудшим образом. Он обидел её, несмотря на то, что никогда не хотел. И пускай Саммер очевидно простила его, сам Холлик продолжал корить себя за события прошлой зимы. Ему было тяжело признаться, что он не стал смотреть на Саммер как-то иначе; он смущался в её присутствии не из привычки, а по весьма определённым причинам.
[indent]Почём зря, если быть предельно честным. Он не был её достоин тогда и ещё меньше сейчас. По крайней мере, Итану хватало мозгов и совести помнить это и быть благодарным просто за то, что она не исчезла из его жизни, когда имела на это все причины.
[indent]— Ради... Сатаны! — взмаливается мужчина, стоит ей отвлечь его от собственной головы знакомой угрозой, и косится на неё, внимательно высматривая реакции, — Пожалей меня. Я больше не буду. Сегодня, — задирая руки в воздух, замолкает Холлик.
[indent]Он мог считать и думать, что угодно, у Саммер всегда находились идущие в разрез с тем, что Итан считал допустимым, аргументы. Мужчина не спорит: он думал о себе плохо, но, как ему казалось, заслужено. Холлик видел свои ошибки, замечал проявления слабости характера, он знал, когда ранил людей, и верил, что хорошая память на собственные проступки помогала ему не повторять их в будущем. До сих пор это работало, правда, постепенно привело его сюда — в последнее место, в котором Итан планировал себя увидеть. Наверное, поэтому мужчина допускал, что, возможно, ошибался, наказывая себя даже тогда, когда другие отпускали его грехи.
[indent]— Спасибо, Саммер. Правда, — встрепенувшись, улыбается Холлик, — Я очень ценю то, что ты здесь, — сжимая её ладошку в ответ, он встречается с ней взглядом и не отводит от девушки глаз, пока она не отпускает его руку.
[indent]Он хочет научиться делать иначе — сидя напротив неё, Итан осознаёт это как никогда чётко. Пускай он не знает как выглядит «здоровый» Итан Холлик, ему хочется познакомится с ним. Если не ради себя, то хотя бы ради неё. Может быть, расстанься он со своими невидимыми розгами, он перестанет чувствовать себя так, будто не заслужил компании Саммер? Или хотя бы перестанет тратить драгоценные совместные секунды на самобичевание, заменив это на что-то полезней? Например, на радость от встречи.
[indent]Главное, ничто не мешает ему начать прямо сейчас.
[indent]— Это мы ещё исправим, — хмыкает мужчина, — Ты не представляешь на что способна человеческая фантазия, — задирая брови, Холлик широко распахивает глаза и несколько раз качает головой, — Это ведь получается... ты не знаешь, что такое вестерны? И супергеройские фильмы? И, боже правый, не видела ни единой романтической комедии с её одновременно отвратительными и греющими сердце клише? — впервые за долгое время его речь становится торопливой, а плавные движения нервозно-восторженными.
[indent]Его внезапное пробуждение от туманного рассудка не длится слишком долго, но Холлику хватает маленького просвета, чтобы убедиться — он именно в той компании, в которой должен находиться. Саммер никогда не тянула его вниз. Намеренно или нет, она всегда находила способ напомнить ему, что Итан не был обузой своего окружения, и отдавал им — пусть не понимая как — ту же радость, которую получал сам. В который раз он приходит к одному и тому же выводу: рядом с ней он чувствует себя равным. А ведь до сегодняшнего дня они существовали — в весьма буквальном смысле — в разных мирах.
[indent]Холлик отпускает эту мысль до лучших времён, сосредотачиваясь на О'Лири, открывшей в себе профессорскую жилку. Или ему кажется, что глаза девушки загораются от идеи, что ей придётся воспитывать своего непутёвого студента? Стоит ей припомнить Итану его недавний скептицизм, его сомнения отпадают — его профессор ещё и злопамятная шутница. Впрочем, несмотря на своё удручающее положение, он готов держать удар.
[indent]— Ты мне это на смертном одре припомнишь? — смиренно интересуется мужчина и тут же продолжает, — Если что-то будет непонятно, я спрошу — в этом можешь не сомневаться, — вздыхает Итан. Она ещё пожалеет о том, что подписалась на бесплатные курсы магической теории для чайников.
[indent]Больше он её не перебивает, сосредотачиваясь на звонком живом голосе О'Лири. Порой Холлик просит её притормозить, но в основном внимательно вслушивается, кивая, чтобы девушка не решила, будто он пропускает её слова мимо ушей. Вопросы у мужчины, действительно, появляются, однако большая их часть остаётся неозвученными — он не хочет путать Саммер, отходя от той информации, которую девушка сочла необходимой на первых порах. Она же согласилась поделиться с ним книгами? Холлик искренне верит, что они расскажут ему всё остальное, а если нет — Саммер О'Лири излечит его мракобесие.
[indent]То, о чём говорит Саммер, с трудом укладывается в сознании мужчины. Он всё понимает. Они ведь говорят на одном языке, и всё же порой Холлику начинает казаться, что несмотря на то, что он знает все слова, те не складываются в одно цельное предложение. Со временем станет проще? Когда-то и квантовая физика казалась ему другой планетой, а теперь он с лёгкостью объясняет её будущим студентам колледжей. Главное, не терять надежды.
[indent]— Я, получается, для тебя немаг? А для британцев — маггл? — подаёт голос Холлик, убеждаясь в своём заключении, — Даже здесь выпендрились, — смеётся мужчина. Почему-то ему становится легче от осознания, что на фоне Англии американские волшебники оказались такими же простыми, как и их соседи-немаги.
[indent]Итан подпрыгивает на месте, когда О'Лири прерывает свой урок резким хлопком по коленям. Ошарашено он следит за тем, куда тянется рука Саммер, и послушно загораживает девушку собой, слабо понимая, что такого может скрываться в дамской сумке. Благо, ответ приходит к нему быстрее, чем Холлик успевает открыть рот. Рука О'Лири пропадает в маленькой дырке по локоть, и пропорционально брови Итана оказываются всё выше на лбу.
[indent]— Ты не представляешь сколько бы девушки-немаги заплатили, если бы узнали, что такая вещь существует, — бормочет мужчина, не в силах оторвать глаз от копошащейся в бездонном колодце Саммер, — Только сумки у вас такие? Или всё может быть расширено? — силой заставляя себя поднять взгляд к О'Лири, интересуется Холлик, заведомо предполагая, что ответ окажется положительным.
[indent]Он тотчас тянется к твердому переплёту, стоит книжке опуститься на его колени. Итан поднимает её в воздух, вертит, читая надпись на корке, и раскрывает последнюю, ухмыляясь тому, что вряд ли это произведение часто открывали. Мужчина щурится, неуверенный в том открыл ли он новую доселе незнакомую черту Саммер.
[indent]— Серьезно? — листая страницы, он показывает ей рисунок снежного человека, — Забавно осознавать, что то, что принято считать у нас фольклором, оказывается, весьма реально в твоём мире, — он собирается спросить её про Лох-несское чудовище, но вновь одёргивает себя. Возможно, ему повезёт найти его в этой книжке и не задавать О'Лири ненужных вопросов.
[indent]— Она до сих пор со мной, между прочим, — оглядываясь в сторону здания, где хранилась баночка с волшебным содержимым, улыбается Итан, — Теперь понятно почему до меня не добрался грипп в этом году. Спасибо, Саммер. За заботу, — ему не нужно понимать как это работает, чтобы быть ей благодарным. О'Лири беспокоилась за него, когда они были почти незнакомцами друг другу; она знала, что он не мог оценить этот подарок по достоинству, и всё равно его сделала. Много ли людей относились к Холлику с такой теплотой?
[indent]— Что-то ещё, что я должен знать? Спрятанные в углу кроличьи лапки? Подковы под раковиной? — хитро щурится Итан, мгновенно одёргивая себя, — Предполагаю, что это совершенно бесполезные предметы, не приносящие никакой удачи, да? — вздыхает Холлик; что-что, а видеть магию там, где её нет, пропуская настоящие источники волшебства, подобным ему удавалось на ура.
[indent]Он понимает, что ему не должно быть стыдно, и тем не менее. Холлик чувствует себя провинившимся ребёнком, не научившимся пересказывать таблицу умножения за летние каникулы. Всё, о чём рассказала ему Саммер, находилось у мужчины прямо под носом, и он не заметил ни-че-го. И не замечал бы дальше, если бы не девушка напротив. Поразительно, что он не выглядит в её глазах недалёким, несмотря на очевидную слепоту к окружающему миру.
[indent]Холлик удивляется ещё больше, когда понимает, что она не только не смотрит на него снисходительно, но и чувствует себя виноватой? За то, что не рассказала ему? С той реакцией, которой Итан встретил добрую весть, он бы тоже никогда себе не рассказал. Будь он на месте О'Лири, он бы стёр себе память, лишь бы не выслушивать саркастичные комментарии про «вуншпунш». Хорошо, что был не он.
[indent]— Нет, Саммер, я не злюсь, — мгновенно реагирует Итан, стоит ей замолчать.
[indent]Он качает головой в отрицании, подтверждая свои слова, тихо вздыхает и поворачивается к ней всем корпусом, откладывая одолженную книжку в сторону.
[indent]— Я понимаю, как тяжело бывает говорить правду. Особенно, такую правду. Ты ведь не могла знать, как я отреагирую — и, слава Богу, потому что если бы знала, вряд ли бы когда-либо рассказала. Сказать по правде, я вообще удивлён, что всё ещё помню тебя и всё, что со мной произошло, — неловко улыбаясь, говорит мужчина, — Мне жаль, что мне потребуется время, чтобы нагнать тебя по знаниям, и не выглядеть... — он собирается сказать «остолопом», но вспоминает угрозу Саммер и исправляется, — необразованным в твоих глазах. Но я обещаю, что когда-нибудь не буду называть всё, что ты делаешь, вуншпуншем.
[indent]Он опускает глаза к её рукам, спрятанным друг в друга, и нарочно делает очередную «ошибку», перекладывая свою ладонь поверх её.
[indent]— Я не думаю, что не знаю тебя. Как бы парадоксально это ни звучало, учитывая, как долго я молчал, я не могу представить своей жизни без тебя в ней. По крайней мере, без дождя на заднем фоне и туч над головой, — смеётся Холлик, ни капли не преувеличивая, — Тебя не было всего пару месяцев, и посмотри, куда меня это привело. Шутка, — на всякий случай уточняет Итан, — С большой долей правды.
[indent]Неспешно он убирает свою руку и садится на скамью по-турецки, сцепляя руки перед собой. Он молчит несколько мгновений, а затем косится на девушку, не сопротивляясь тотчас дающей о себе знать улыбке.
[indent]— Я рад, что ты все ещё здесь, Саммер. И что тебе больше не придётся подбирать слова в моём обществе, — не без сожалений в голосе замечает Итан; он сверяется с часами и недовольно косится на центр, ждущий его за спиной, — Пока у нас есть время, расскажешь мне о том, где ты была последние два месяца? — как бы ему ни нравился их импровизированный урок, послушать о том, чем жила Саммер, сегодня для Холлика куда важней. На остальное у них будет завтра и тысячи других дней; и он не просто верит в это. Итан убеждён, что больше он не потеряет Саммер О'Лири. Потому что сделает всё, что в его силах, чтобы этого не случилось никогда.

Подпись автора

когда так много позади
всего, в особенности — горя,

https://i.imgur.com/Mc7vpSd.gif https://i.imgur.com/PIK92HJ.gif
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » closed » when all hope begins to shatter