I've made it out. I feel weightless. I know that place had always held me down, but for the first time, I can feel the unity that I had hoped in. It's been three nights now, and my breathing has changed – it's slower, and more full. It's like the air out here is actually worth taking in. I can see it back in the distance, and I'd be lying if I said that it wasn't constantly on my mind. I wish I could turn that fear off, but maybe the further I go, the less that fear will affect me. «I must not fear. Fear is the mind-killer. Fear is the little-death that brings total obliteration. I will face my fear. I will permit it to pass over me and through me. And when it has gone past I will turn the inner eye to see its path. Where the fear has gone there will be nothing. Only I will remain.» ― Frank Herbert, Dune пост недели от мишель лоран: Она никогда не просила никого переступать через себя, подстраиваться или делать только то, что хотела сама Мишель; каждый был горазд выбирать что делать самостоятельно. Однако отец учил её: если любишь кого-то, как можно жить в эгоизме, не видя ничего другого вокруг? И именно с этим воспитанием Лоран и сама смотрела нам мир, отчего ей было ещё более удивительно, что такого качества не находилось в сердце её матери.

luminous beings are we, not this crude matter­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » flashback » when we fall


when we fall

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/NmJrCdJ.png
Danny Elfman – The Piano Duet
who says love should break us when we fall
Seosaimhín Walsh & Peter Anderson
Рождественские праздники 2029 года, Бостон, Англия.
_____________________________________________________________________
Питер возвращается на родную улицу, и на этот раз у него есть новости. Знал бы он, что у Джозефины тоже есть что рассказать (или не совсем рассказать), но совсем не то, что он ожидал когда-либо услышать.

2

[indent]Приближение рождественских праздников всегда было временем особенным и магическим не только благодаря живущим волшебникам на бостонской улице. Ещё со годов, когда родители ребят были совсем молодые, фотокарточки или съемка на маггловские камеры доказывала: детский запал и желание торжества жило здесь не переставая с конца девяностых. Обвешивать дома цветными огнями, чья яркость только усиливалась под покровом ночи, выставлять светящиеся фигуры традиционные для такого времени года оленей на припорошенную снегом лужайку. И если можно было подумать, что всё это — только красивая обёртка без вкусной начинки, стоило только заглянуть в окно с прикрепленными к стеклу фигурками снежинок или жителей севера, сквозь лёгкий тюль легко проглядывалась и зелёная ёлка в цветастой одежде, и аккуратно сложенные горкой подарки в разных упаковках, только и ждущие, когда их откроют. Каждый год семьи изощрялись сильнее, может благодаря духу соревнований, а может просто из-за того, что как только рождественские украшения убирались по окончанию праздников в ящик, желание достать возвращалась к ним в ту же секунду. А впереди — тяжелые одиннадцать месяцев ожидания.
[indent]Стоит заметить, что с появлением детей в практически каждом доме на магической улице Бостона, нетерпение от приближение очередного сезона тёплого молока с печеньем, ухаживанием за пуансеттией на подоконниках и рассказами и ежедневные вкусности, волшебным образом появляющиеся в подвешенных над камином чулках.
[indent]Казалось бы, с возрастом всё должно было поменяться, но как показала практика старшего поколения — Рождество не та вещь, которая должна стать другой с годами. Джозефина была готова взять единое мнение за всех членов семьи, с которыми прожила бок о бок слишком много лет — с трепетом каждый ждал зимы именно ради той сказки, которое она предлагала. Возможно, она слишком идеализировала? Разумеется и девушке иногда доставалось от таких тривиальных вещей, как плохой погоды или больших очередей, но всё это отходило на задний план, стоило только вновь обрести чувство радости и покоя в кругу близких людей. Пожалуй, возвращение этого события стоило желать каждый год при падающих звездах в морозной ночи.


I said, I'm dreaming of a white
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]
Christmas
[indent]  [indent] just like the ones I used to know


[indent]Всё сильно поменялось с прошлого раза и речь далеко не о том, что происходило в Рождество. Оглядываясь на события всего две тысячи двадцать девятого, все они прожили за год несколько дополнительных и Джозефина не соврёт, если какие-то части этих американских горок она бы повторять точно не стала. Как никогда её радовало то, что они снова соберутся все на одной улице! С особым трепетом она ждала звонка от Чарли с подтверждением её прилёта с Маккензи или списка подарков, которые она потребовала от Теодора. Не обошлось и без попытки вписаться в компанию к Фионне и Алексис, чтобы проводить время в длинных рядах к прилавкам было не так одиноко, как и поэкспериментировать над желудком Кевина с парой праздничных, но очень малокалорийных рецептов, которые она вычитала в последних номерах модных журналов.
[indent]Однако весточку от одного человека, которого не могла выкинуть из своей головы последние несколько месяцев, Джозефина Уолш ждала с особым нетерпением. Если на день рождения Эвана она сокрушалась о том, что прошло две недели и она бесконечно соскучилась по волшебнику, то теперь, по истечению пары дополнительных месяцев, не то, чтобы могла найти себе место и не возвращаться к одной и той же мысли каждый день! Ей только и оставалось, что закрашивать даты на своём рабочем календаре в ожидании свершении своих наполеоновских планов.
[indent]А ей было чем с ним поделиться.
[indent]Другое дело, что волшебница не намеревалась вывалить на Питера Андерсона свою небольшую тайну, которая была известна разве что сестре-близняшке, — большой тайны из этого Джо не делала и поэтому сомневалась, что это действительно был большой секрет среди остальных — дожидаясь подходящего момента. Всё-таки, не каждый день признаёшься в чём-то крайне нетривиальных среди друзей чувствах, верно? Поэтому она ждала удачного момента, выставляя вперёд свою радость от долгожданной встречи с особой добродушностью влетая в друга всем весом, оставляя по паре поцелуев на его щеках ещё в аэропорту или стараясь найти хотя бы пару минут в компании, чтобы расспросить его о последних новостях. Пусть то и дело ей приходилось отлучаться, чтобы помочь членам семьи, — а то и намеренно предложить себя в качестве помощницы! — по итогу девушка вновь оказывалась рядом с Андерсоном, шутя о банном листе, о котором никто не просил.
[indent]— Ещё секунду! — накидывая на плечи верхнюю часть комбинезона и распрямляя край лацкана, стоит просунутым сквозь рукава ладошкам выскочить наружу, Джозефина кричит куда-то себе за спину, но в этот же момент слышит знакомый с детства топот. Девушка не может сдержать расплывающуюся на губах усмешку, делая несколько шагов в сторону зеркала: неужто Шарлотт забыла, с кем имеет дело и решила её поторопить?
[indent]— Не хочу знать, изъяви сама Королева оказаться на нашем пороге и сколько бы времени занял твой выход, — волшебница морщит нос и складывает руки на груди, — Боюсь, ей бы понадобился котёл зелья нестарения, — недовольное топтание за спиной вынуждает ведьму остановиться и опустить руку, обернувшись на Чарли, — Тебе долго ещё? Мы же только тебя ждём.
[indent]— Я так скучала по тебе, ты даже не представляешь, — и пусть отчасти её слова звучат как шутка, но злиться на полном серьёзе у Джозефины абсолютно нет желания. Наоборот — слова ведьмы только закрепляют ощущение о том, что сколько бы времени не прошло и на каком расстоянии не находились волшебницы, окажись в одной точке, всё продолжалось с того момента, на чём они остановились. — Не на улице же ждёте, так чего переживаете? Надо было раньше говорить, что мы собираемся уходить, — и чтобы успокоить самую бегущую личность, она оборачивается назад, с аккуратностью добавляя: — Ещё немного.
[indent]Правда, оставить Шарлотт совсем без внимания она же ей не позволяет.
[indent]— Эй, — уже с большим вздохом недовольства, — Чарли стоит определиться, хочет ли она, чтобы Джо спустилась побыстрее или нет — волшебница возвращает свой взгляд к сестре через отражение в зеркале, — Ты для кого так прихорашиваешься? — по комнате расходится смешок и вместе с ним на губах Джозефины расходится понимающая улыбка: надо же, запомнила. Впрочем, пропадает близняшка раньше, чем слышит ответ.
[indent]Действительно. Не сказать, что раньше девушка забывала о своей внешности, даже когда речь шла о том, чтобы выйти в магазин, но было вполне логичное объяснение тому, почему Уолш копошилась так долго. Обратит ли он на неё внимание? Задержит дыхание, оглядывая её с ног до головы? Что происходит в голове Питера, когда они пересекаются взглядами и чувствует ли он тоже самое, что она? От роя вопросов, которые возникали в её голове каждый раз, когда она задумывалась об Андерсоне даже не секунду, ведьме приходится сбежать в собственную косметичку, ища тушь во спасение.
[indent]Обещанная секунда растягивается в минуты и, честно говоря, даже для самой Уолш был вопрос времени о том, когда по её душу придут. Правда, ожидала она услышать гнев Чарли или, хотя бы отправленного в эту комнату Кевина словно мученика, отпевать все свои грехи, но придерживая колпачок от очередного косметического средства, ведьма натыкается взглядом на Питера. Она не сдерживает ни улыбки, ни громкой смешка, произнося:
[indent]— Родной, если я скажу тебе: «Ещё минуточку» — ты поверишь мне? — Теперь она даже не врёт! Одного взгляда на Джозефину хватает, чтобы понять: он явно не застал её врасплох, а бегущей — ну или по крайней мере торопящейся — к финишной прямой. В её голове всплывает воспоминание о том, как она опоздала в прошлый раз к нему на встречу, когда волшебники пересекались в Японии, отчего старается выглядеть как можно более виновато и сейчас — вдруг поверит? — По крайней мере, в отличие от того раза, когда ты стоял на улице и мёрз в одиночестве дожидаясь меня, здесь... не так уж и грустно, — осторожно произносит Джо, будто волшебник сейчас правда будет отчитывать её за все часы ожидания.
[indent]Он здесь; ей до сих пор немного не верилось. А ведь собрать их всех вместе — это задача, которая казалась непосильной. Ведьма не до конца хотела признаваться себе, но ей до сих пор было страшно от того, как быстро всё изменилось. Быстро? Посмотреть, так прошло уже больше пяти лет с момента, как Фионна переехала из родительского дома да и моргнув глазом, даже Шарлотт проживает свою американскую жизнь вдали от английского Бостона практически целых полгода. И если большая часть её родных были в местах, где их легко было найти, — преодолей только расстояние! — то узнать, какие земли покорял сегодня Андерсон — вот где загвоздка. И от этого чувство тоски только усиливалось.
[indent]Она качает головой из стороны в сторону тем самым отпуская неподходящие настроению мысли. Сейчас они все здесь — вот что важно.
[indent]— На самом деле, всё было продумано. Мои длительные сборы — это единственная возможность побыть с тобой наедине в ближайшем будущем, — она улыбается, очерчивая помадой линию губ, ненавязчиво взглянув на волшебника через отражение в зеркале; жаль, что пришёл под конец! — Потому что судя по всему, я далеко не единственная, кто хочет побольше узнать о приключениях исследователя Питера Андерсона, — выдерживая паузу, волшебница напоследок поправляет краешком ногтя тени в уголках глаз, а затем и дёргает цепочку на шее, пытаясь её отцентрировать. Наконец, отставив зеркальце в сторону, Уолш поднимается с места, разглаживая невидимую взору складку на своём рукаве, продолжая говорить: — Что неудивительно, — девушка широко улыбается, — Пусть не думают, что я сдамся без бою. Ну что! — разводя ладошки в сторону, Уолш тут же дёргает пальцы к руке, поправляя несколько колец, делая несколько шагов в его сторону, — Я готова. Как я выгляжу? Подхожу мысленно к месту, куда мы отправляемся?
[indent]Казалось бы, простые вопросы, но только Уолш всё равно чувствует расходящееся по телу внутреннее волнение. Она не сомневается: вряд ли Питер скажет о том, что выглядит волшебница из рук вон плохо, но кажется и простого «хорошо» — уже не будет хватать ей. Джозефина вновь ловит себя на мысли, что вести себя так, будто у неё не перехватывает дыхание каждый раз, когда волшебник появляется в поле зрения, становится всё тяжелее.
[indent]Было в этом что-то по-детски жизнерадостное. Лёгкое чувство тремора, учащающееся сердцебиение, стоит волшебнице только представить перед сном его лицо и голос, появляющаяся на губах улыбка от каллиграфического почерка, которому бы позавидовал любой писатель: мелочи, которые воссоединялись в Уолш в одну цельную картину делали её счастливой. Она не испытывала ничего такого очень давно — это девушка могла подтвердить с лёгкостью, даже несмотря на свои прежние таланты падать в очередные отношения не оглядываясь на их необходимость в её жизни. Однако, то была старая Джозефина!
[indent]Это чувство возвращается к ней и сейчас; Уолш останавливается прежде, чем выйти за пределы комнаты, произнося:
[indent]— Знаешь, а я ведь немного, — намеренно преуменьшая свои переживания, ведьма ищет его взгляд, — Беспокоилась, что что-нибудь не получится. Не знаю: самолёт отменят, кто-нибудь заболеет, торнадо, Гринч, крадущий Рождество, — загибая палец на каждое перечисление, ведьма взмахивает ладошкой, вздёргивая горделиво носиком, — А все всё равно добрались и теперь мы сможем провести время вместе. А как я ждала тебя? Даже не представляешь! Я очень скучала, — прижимая щеку к плечу, она лукаво смотрит на Андерсона с секунду прежде, чем засмеявшись, дёрнуться вперёд: — Мне срочно снова нужно поделиться с тобой своим умилением от долгожданной встречи. Давай-давай, иди ко мне! — обнимая Питера, ведьма старается не смазать свой макияж, но при этом совсем не страшиться лишнего прикосновения. Он уже должен был привыкнуть к тому, что при встрече она только и делает, что вторгается в его личное пространство. С другой стороны, англичанка уже давно не ловит себя на страшной мысли: «А вдруг, он подумает что-то не то!» — потому что... может это было бы и к лучшему? Если бы правда подумал?
[indent]Или думает?
[indent]Вынуждая себя остановиться от очередного выдумывания того, о чём не знает, ведьма неспешно отдаляется от него, дёрнув уголками губ. Как бы она не хотела провести с ним побольше времени вдвоём... ей только остаётся надеяться на то, что у неё ещё будет шанс на это. И не один. И возможно есть люди, которые ей в этом помогут. От собственной надежды на лучшее, она с особым трепетом и искренностью бодро — в отличие от остальных, кто устаёт от длительных сборов, Уолш находит в них свою медитацию — спрашивает:
[indent]— Пойдём?

Подпись автора

https://i.imgur.com/LCiMEjR.png

3

[indent]Питер наваливается на деревянную панель арки, разделяющую гостиную и прихожую, молчаливо улыбаясь себе под нос. Его взгляд медленно плывёт от фигуры к фигуре, изредка меняя свою траекторию движения, стоит кому-нибудь дёрнуться на поиски забытых варежек, оставленном на кухонном стуле вязаном кардигане или выхватить ещё не остывшее домашнее печенье с противня, рискуя накликать на себя гнев Айлин Уолш. Честное слово, будто они идут не в ближайший паб, а в ночной поход без всякой надежды на накрытый стол.
[indent]Питер прикладывает ладонь к губам, стараясь зажевать подступивший смешок.
[indent]В Англии он чувствует себя совершенно иначе, совсем не так, как на калифорнийском побережье, среди старых знакомых, которых Андерсон с трудом называет настоящими друзьями. Его друзья здесь — в английском Бостоне. С поправкой, что половина из них давным-давно сменила место прописки, но достаточно дать боевой клич, все они исправно возвращаются в исходную точку, и сегодняшний вечер тому доказательство.
[indent]— Притворяешься, что ты к этому не причастен? — голос Алексис подбирается к нему так неожиданно, что волшебник чуть дёргается, негодующе косясь на нарушителя его единения. [float=right]https://i.imgur.com/0TpF8T7.gif[/float]
[indent]— Стараюсь не попасть под горячую руку, — кивая в сторону топающей туда-сюда Шарлотт Уолш, пытающейся ускорить неускоримый процесс сборов своей сестры-близняшки, посмеивается Андерсон и устало вздыхает. Всю жизнь вместе, а запомнить очевидное у Чарли так и не получилось — торопить её так же продуктивно, как ругаться со стеной, что та никак не двинется с места. С пометкой, что эта ещё и даст сдачи.
[indent]Питер оглядывает совершенно незаинтересованные в драме Уолш лица и незаметно качает головой. В отличие от главной торопилы, едва ли кого-то беспокоят долгие сборы Джозефины; Андерсона точно нет.
[indent]Пользуясь шумом, волшебник перехватывает мягкое пуховое пальто и юркает на улицу, ухватывая пару мгновений в смиренной зимней тишине. Он не пытается сбежать от них — ладно, может быть, самую малость — но совершенно по иным причинам, чем те, что приходят на ум первыми. Оказаться среди тех, кому действительно не наплевать на благосостояние Питера Андерсона, достаточно непривычно, чтобы запаниковать. Кто-нибудь то и дело спрашивает у волшебника о его стажах, о планах на колдомедицинское будущее, а он не знает что ответить. Точно не правду. Потому что: «Я уже месяц как сплю на диване приятеля из Лос-Анджелеса», — не звучит, как достойная стартовая точка успешного спасателя жизней. И ещё меньше: «Я не планирую продолжать своё обучение».
[indent]Питер закашливается, сбивая горящий конец сигареты и засовывая окурок обратно в пачку. Весьма вовремя, потому что в следующую секунду ураган имени Шарлотт высовывает свою голову в дверной проём и взывает к своей последней надежде на явление Джозефины народу. Как будто он имеет на неё какое-то особенное влияние.
[indent]— Ничего не обещаю, — задрав ладошки, на всякий случай снимает с себя ответственность Андерсон.
[indent]Сказать по правде, он даже не собирается пытаться, но сделать вид, что очень постарается — сколько угодно. По крайней мере, это выкроит хоть немного времени, прежде чем заевшая пластинка «ну, когда уже» старшей близняшки запустит себя по-новой; и если им повезёт, этого будет достаточно, чтобы Джозефина больше не услышала «любимую» песню.
[indent]Быстро забегая на второй этаж, Питер значительно замедляется, а, оказавшись напротив девичьей спальни, вовсе останавливается. Волшебник топчется на месте, переводя сбившееся дыхание, и, собравшись с мыслями, шагает в тоннель света, исходившего из распахнутой двери.
[indent]— Нет, не поверю, ненаглядная, — улыбается Андерсон, несколько раз качая головой в отрицании, — Ты говоришь это так, будто я сделал подвиг. Не торопись. Кроме твоей сестры никому нет дела, что мы опаздываем к несуществующему часу, — не проходя дальше прилежащей ко входу стены, отзывается Андерсон.
[indent]Стоило ожидать, что Джозефина Уолш воспримет семейную вылазку так же серьёзно, как любой другой выход в свет. Андерсон не пробует скрыть своего интереса к тому, что выбрала Уолш в качестве праздничного наряда, и весьма очевидно наклоняет голову, стараясь высмотреть полную картину в отражении зеркала. Его губы трогает улыбка — из всех собравшихся в смокинге явился только Маккензи и, наверняка, лишь потому что наткнулся на него первым. Остальные похожи на фотокарточки семейного альбома с горного отпуска; Питер опускает глаза на свои рукава, избавляясь от шерстяной ворсинки, доставшейся ему по наследству с чьего-то свитера.
[indent]— Пожалуй, о них ты знаешь лучше остальных, — негромко отвечает волшебник, заметно удивляясь её искреннему стремлению провести с ним как можно больше времени, — Хочу напомнить — у нас не один вечер. К тому же, я думаю, что останусь тут чуть дольше, чем предполагал. И об этом мы тоже поговорим, —  широко распахивая глаза, обещает молодой человек прежде, чем она успеет завалить его проясняющими вопросами.
[indent]Он ловит себя на мысли, что рассказать правду Джозефине не кажется ему таким уж рискованным прыжком через горящее кольцо. Она никогда не осуждала его за тягу к «неблагородной» профессии, если ни подначивала следовать зову сердца, вопреки всей логике. В худшем случае она станет свидетелем его грандиозного провала. Не сказать, что подобный сценарий вдохновляет Андерсона, но девушка видела вещи и похуже. Не стоит вспоминать страшные путёвки на остров на букву «б».
[indent]— А то ты не знаешь как ты выглядишь, — качает головой волшебник, совсем не собираясь оставлять её без комплимента, — Лучше, чем все. И нет такого места, к которому бы вы не подошли, мисс Уолш. Ну, разве что курсам по стилю. Там ты точно ничего не забыла, — шагнув ей навстречу, Питер замечает маленькую деталь в виде оранжевых теней и моментально улыбается чуть шире, — Секунду, не двигайся, — прищурившись, он как можно осторожней перехватывает ресничку с девичьей щеки и поднимает её на указательном пальце перед Уолш, — Ваше желание?
[indent]Ему до сих пор странно осознавать как просто ему даётся их с Джозефиной общение. Правда, теперь оно не выглядит чем-то противоестественным. Питер более не относит Уолш в категорию «такие исключительные, как она», мысленно запрещая ей проявлять всякий интерес к «таким обыденным, как он». Что бы она в нём не нашла — его удача. К тому же, была бы воля Андерсона, он бы предпочёл, чтобы Уолш перевезла своё дело на американские земли и избавила всех — его тем более — от необходимости писать длинные сентиментальные письма. Увы, его воля имеет крайне малое влияние в вопросах места жительства Джозефины.
[indent]— Мне нравится, что ты сделала с глазами, — прикладывая указательный палец к виску, замечает Питер, стараясь сменить пластинку своей головы.
[indent]Никто ведь не мешает ему ценить то недолгое время, что отведено им сейчас? Было бы желание, а в остальном вряд ли кто-нибудь с улицы на два — четыре — дома пропадёт с радаров своих близких. Он с её точно не пропадёт.
[indent]Убедившись, что девушка готова, он неторопливо шагает в сторону выхода, но тут же останавливается, дергая бровями в немом вопросе. Ненарочно Андерсон начинает хмуриться, смотря на неё так, будто Джозефина выдумала абсолютно невозможный сценарий. Будто? Отмененные самолёты и плохие погодные условия — последнее, что стало бы причиной его неявки на общий праздник. Тем более, когда он прекрасно знает, что Джозефина Уолш ждала его.
[indent]— Ты плохо обо мне думаешь, я же пообещал тебе приехать, — смеряя её взглядом, замечает Андерсон, но тут же ломается, стоит девушке скорчить милую рожицу, — И вот как? Я похож на того, кто ненавидит всё светлое и хорошее? Я тоже скучал по тебе, Джо, — обнимая девушку в ответ, посмеивается Питер.
[indent]Он бы не отказался от возможности остаться тут подольше — осторожно прижимаясь виском к копне уложенных волос, он больше не пытается отшутиться от её искренности. Словно он не испытывал то же самое всё время, что находился на другом конце глобуса. Питер действительно рад её видеть не меньше самой Джозефины. Просто волшебник так и не научился делиться своими чувствами с той же неподдельной открытостью, с которой встречала его девушка. А стоило бы. Хотя бы ради самой Джозефины.
[indent]— Я бы очень хотел ответить тебе нет, но... пойдём. Иначе Шарлотт сделает из меня кочерыжку, я вообще-то был послан тебя торопить, — дернув бровью, кривится Питер.
[indent]Прощаясь с островком спокойствия и единения негромким вздохом, он пропускает Джозефину перед собой и задерживается взглядом на её шагающей вниз к друзьям фигуре. Ему бы хотелось соответствовать тому восторгу, с которым девушка встречала его после самолета, заслуживать всей теплоты, с которой она обращалась к нему с расставленными широко руками. К сожалению, в последнее время Андерсон всё меньше напоминает себе того юношу, которого видит Уолш на его месте, и, что ещё хуже, толком не находит в себе сил ей подыграть. Есть ли у него на это причины? Скорее нет, чем да. И тем не менее, это не мешает волшебнику чувствовать себя лишним там, где он несомненно свой — это, наверное, у него семейное.
[indent]Андерсон нарочно встряхивает головой, гоня прочь навязчивые мысли. Не хватало ещё вспоминать о нём сегодня вечером.
[indent]Пользуясь оживлением ожидавших, Питер теряется позади рвущихся наружу ребят, но Уолш из виду не упускает. Опережая Джозефину на крыльце, он предлагает свою ладошку на случай, если её туфли не пройдут испытание изморози на ступеньках, и отпускает её только тогда, когда убеждается, что более никакой лёд девушке не грозит.
[indent]— Вы посмотрите какой джентельмен, — издевается Алексис, в ту же секунду поскальзываясь на заледеневшем снегу, но, благодаря подставленной ладони Андерсона, не встречается затылком с твердой плиткой.
[indent]— Мне даже говорить тебе ничего не надо. Карма за меня всё сказала, — подталкивая её в стоячее положение, буркает Питер.
[indent]На всякий случай волшебник косится на Джозефину, чтобы убедиться, что его привычная с ней галантность не смущает Уолш. В конце концов, он не совершил ничего криминального. Если бы на высокий каблук зимой решился кто-нибудь другой, Андерсон бы точно так же не бросил храбрую душу в беде. К его удаче, девушка не кривится в стыдливой гримасе, позволяя ему выдохнуть, а когда идущая впереди всех Фионна командует трансгрессировать парами, вовсе замедляется, подавая Джозефине свой локоть.
[indent]— Я забыл предупредить, — провожая взглядом исчезнувших Фионну и Теодора, подаёт голос Питер, — Так как ждать среди наших друзей — это задача из списка невыполнимых, они уже вытянули свои имена и разбились по командам. Понятия не имею, что для нас придумали Тео и Эва, но мучаться мы с этим будем вместе, и этим вечером я буду Шарлотт к твоей Уолш, — красноречиво задирая брови, смеётся волшебник и, прежде чем они следуют команде старшей Уолш, называет ей остальных несчастных, оказавшихся среди американской диаспоры.
[indent]Они ведь не могли обойтись обычным ужином, не устроив состязание на ножиках для масла. Не думайте, Андерсон рад участвовать в любой вакханалии, взбредшей в голову семейству Грэмов. Он просто-напросто вылавливает тысячное отличие того, что кажется ему нормальным в Бостоне и абсолютно неуместным в Калифорнии.
[indent]Перехватывая взгляд Джозефины, он инстинктивно улыбается шире. Несмотря на её рабочий круг общения, она совершенно такая же, как и они все. И пускай кому-то это может показаться чем-то самим собой разумеющимся, Питер не хочет преуменьшать твердости девичьего характера, не позволяющего окружению диктовать кем ей быть и чем заниматься в семейном кругу. Даже если это абсолютная глупость, как выдуманное соревнование с призом в виде большого ничего и возможности величать проигравших ведром с дыркой до конца их дней.
[indent]— Время ставить ставки будет ли Эван валяться в сугробе на этот раз, — направляясь в сторону своего места, Андерсон косится на источник звонкого смешка, обвинённого в дебоширстве, и возвращает своё внимание к Джозефине, помогая ей со стулом, — Если, конечно, никто не хочет забрать лавры, — шепчет он, наклоняясь на её ухом, а затем усаживаясь сбоку.
[indent]Он не помнит ни единого раза, чтобы — в отличие от всех них — девушка вела себя непотребно за всё время, что знаком с ней, и выступление на дне рождения Эвана явно не в счёт. Не сказать, что он желает ей пасть с небес, но... можно хотя бы немножко поближе к простым смертным? Да и что-то ему подсказывает, хмельная Джозефина —  ещё более запоминающееся создание, чем трезвая. А, казалось бы, куда уж больше.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter­­­ » flashback » when we fall