A lifeless light surrounds us each night. Never could I imagine that something so luminous could feel so dark. It's this glow that reminds us of the dreamless existence we've been sentenced to. Now this city is full of dry eyes caught in a trance of obedience, devoid of any trace of an identity. Such a curious sight, to see bright eyes strangled by the darkness.

luminous beings are we, not this crude matter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » fgrg


fgrg

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Код:
<!--HTML-->
<link href='https://forumstatic.ru/files/0015/2c/49/56397.css' rel='stylesheet' type='text/css'>

<center><div class="kai1"><div class="kai2"><div class="kai3"><table><tr><td><div class="kai-n">

Марвин Джеймс Мёрфи, 36

</div><div class="kai-stuff">

ваша любимая цитата

</div> <div class="kaiout"></div></td></tr></table></div> <div class="kai-thing"> <div class="kaitabs"><div class="kaitab"><input type="radio" id="kaitab-1" name="kaitab-group-1" checked><label for="kaitab-1">главное инфо</label><div class="kaicontent">

<div style='border:1px solid #eee;'><img src='http://funkyimg.com/i/ZBFi.gif' width="390px"></div>
<table border="0">
<tbody><tr>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">#никнейм: </div><div class="swollenn">Джим, Джимми</div></div></div>
</td>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">профессия:</div><div class="swollenn">хирург-травматолог</div></div></div>
</td></tr>
<tr>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">ориентация:</div><div class="swollenn">гетеро</div></div></div>
</td>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">looks like:</div><div class="swollenn">edward thomas hardy</div></div></div>
</td></tr></tbody></table>

<center><div style="font-family: georgia; font-size: 16px; font-style: italic;"><span style='color:#dda95e'>с</span>вязь с вами: ответ</div><br></center>

</div></div><div class="kaitab"><input type="radio" id="kaitab-2" name="kaitab-group-1"><label for="kaitab-2">биография</label><div class="kaicontent">

Джимми был вторым ребёнком в образцово-показательном дурдоме, коим являлась его семья внушительных размеров. Трое детей из адской смеси военного в отставке и взбалмошной домохозяйки, не это ли залог успеха? Но несмотря на все задатки быть сосланными в ближайшую психиатрическую больницу, семейство Мёрфи производило впечатление идеальной смеси лёгкого флёра долбанутости и армейской дисциплины. И было бы удивительно, если бы Джеймс не вынес из своего детства большую часть жизненных уроков.
Урок номер один: никогда не сдавайся. Даже когда отец в сотый раз отказывает тебе, не объясняя причин и прикрикивая «неблагодарный сучий потрох» в спину. Немного смекалки и хитрости, и покупка нового велосипеда будет не обычной детской блажью, а жизненно-необходимой потребностью, к которой приобщат всех родственников. И плевать, что остальные члены семьи будут представлять, как ты горишь на праведном костре, ведь у тебя же есть велик!
Урок номер два: всё дело в ракурсе. Когда в порезанной руке мать видит смертельную рану, а папаша многозначительно хмыкает, пускаясь в очередной рассказ о минувших днях, мир перестаёт видеться в чёрно-белых красках. Твоя суровая реальность: падение с дерева, а собираешься ли ты умирать молодым или пойдешь забираться ещё раз – тут всё зависит от желания. Но переломав рёбра все же стоит обращаться к маме.
Третий урок: если ты думаешь, что хуже уже не станет, значит, всё только начинается. И каждый преподносил эту простую истину по-своему. Например, когда старший брат превратил Джимми в мальчика на побегушках, тот считал, что нет хуже участи, чем таскать газировку этой ленивой заднице. Но когда к воспитательному процессу подключился отец с просьбами принести пива и мама со списком продуктов, баночка Колы перестала быть тяжкой ношей. Или же детские вопли маленькой сестры. Вам когда-нибудь приходилось слышать истерику трехлетней девочки, открутившей несчастной кукле голову? Каждая секунда претендует на пик страданий слухового аппарата, но когда ор перекрывает все звуки уже третий час подряд, невольно понимаешь, что финал ещё не близко.
Однако если вы решили, что череда психологических травм, вынесенных из детства, запустила в Джеймсе процессы отторжения чокнутых родственников, вы глубоко ошибаетесь. Он мог сколько угодно собачиться с предводителем светлокожих, закатывать глаза и скандировать, как он всё здесь ненавидит, Джимми всегда оставался преданным семье и дому. Даже когда пришло время уезжать из именуемой городом дыры (г. Фокс Лэйк), в которой они проживали, он до последнего упирался, пытаясь занятие достойное деревенской местности. К счастью, здравомыслие победило привязанности, и он отправился в медицинскую школу Сиэтла – ближайшего мегаполиса к их провинциальному захолустью. Благо, мозгов хватило.
Не для кого не было удивлением, что по окончанию ординатуры Мёрфи отправился применять свои навыки в полевых условиях. Всё-таки детство проведённое в спартанской атмосфере отложило свой отпечаток, а желание соответствовать отцу стало главным толчком к сделанному выбору, о котором он никогда не жалел. Вероятно, Джим бы так и не вернулся к обычной жизни, если бы не знакомство с причиной, по которой ему пришлось оставить военную карьеру. После трёх лет службы, его девушка нашла способ надавить на нужные точки, и поставив ультиматум о расставании, получила его пропащую задницу обратно. Но то, что стало радостью для неё, оказалось сущим кошмаром для испуганных выпускников медицинского колледжа. Если в жизни Джеймс никогда не славился тактом и мягкостью, то на работе он превращался в карикатуру рабовладельца, не забывающего напоминать окружающим об их эволюции от говна к недоврачам, будто по расписанию. И чем меньше вы напоминали ему ошмёток птичьего помёта, тем с большим усердием он пытался внушить вам обратное.
Словно предвещая скорый крах всего человечества, жизнь Мёрфи тоже начала распадаться на глазах. Вы скажете – глупо переживать развод двух сварливых развалин, словно тебе двенадцать и только что настал конец света, но Джим так не считал. Разумеется, он ни на секунду не убирал с лица образ непробиваемой суровости, однако стоило присмотреться в какой нервной истерике он метался между госпиталем Чикаго и Детройта (куда переехали мать и сестра), как человек-кремень начинал напоминать маленького мальчишку, испуганного внезапным раскатом грома. Впрочем, семейная драма была меньшей из его проблем. Трясущая безымянным пальцем с тонким намёком девушка, встречающая на пороге квартиры вгоняла в отчаяние, куда сильней. И странные реакции в животе на ординатора-барби-катастрофу не помогали в решении экзистенциального кризиса. И когда, казалось бы, Джеймс самостоятельно утопил себя в болоте глубоких страданий, на помощь пришёл зомби апокалипсис.

</div></div><div class="kaitab"><input type="radio" id="kaitab-3" name="kaitab-group-1"><label for="kaitab-3">характер</label><div class="kaicontent">

<u>Положительные качества:</u> привязан к близким людям, никогда не предаст и не отступится от «своего родного» говна; не сдаётся перед лицом неудач, его упорству позавидуют даже бараны; за суровым каркасом скрывается ранимая ромашка, не показывающая своего истинного обличья до победного; умеет убирать своё «я» из уравнения и смотреть на мир трезвым взглядом; не обделён чувством юмора; простой и непривередливый.
<u>Отрицательные качества:</u> не следит за языком, а если сделать замечание, увеличивает производительность оскорблений и нецензурной брани втрое; «все умрут, и я тоже», а положительный взгляд на мир нам и не снился; упёртый баран; злится так, словно сидит на бочке с динамитом; выдавливает из себя извинения в предсмертных потугах; в состоянии глубоких страданий не умеет убирать своё «я» из уравнения и принимает решения, от которых хочется рыдать взахлёб, но искренне верит, что «всё правильно сделал».

</div></div></div></div> </div></div></div>
</center>
ваш пост:

ВАШ ПОСТ

Wolfgang Eisenberg, 41 y.o. — deviant

http://placehold.it/100x100 http://placehold.it/100x100 http://placehold.it/100x100

Wolfgang «Wolfie» Eisenberg, 41 y.o.
Вольфганг «Вульфи» Айзенберг
[daniel brühl]

Дата и место рождения: 11 мая 2011, Су-Фолс, Южная Дакота.
Сторона: сочувствующий девиантам нейтралитет.
Занятость: биомолекулярный инженер в «?»
Вид: человек.

The main information:
Nothing ever ends poetically. It ends and we turn it into poetry. All that blood was never once beautiful. It was always just red.

Вольфганг не вспоминает о детстве с присущей склонным к ностальгии натурам тёплой тоской. Может показаться, словно мужчина вовсе не горюет по ныне покойным родителями, по отданной в государственное пользование вилле в зелёном пригороде Су-Фоллс, но Вольфгангу эмоции, в особенности сильные, даются едва ли не физическим усилием, и в своих рассказах о взрослении мужчина остаётся сух и немногословен.
Сын немецких эмигрантов в третьем поколении. Куда охотней Вольфганг говорит о дедушке, положившем начало семейному гнезду Айзенбергов в Южной Дакоте; отправленный в Соединённые Штаты на поиски лучшей жизни, на словах своего внука мужчина обретает сакральные черты. Хранитель семейных традиций, гордый выпускник стэндфордского университета, талантливый нейро-хирург, сколотивший состояние частной клиникой на несколько поколений вперёд. Вольфганг с улыбкой замечает, что родители нередко сравнивали их гибкую память и способность к языкам – кроме деда, Вольфганг второй, кто справляется с немецким с такой простотой, словно всю сознательную жизнь он провёл в сердце Германии. Но улыбка быстро спадает с лица мужчины: вместе со светлой головой, ему достался и дедовский тяжелый характер.
В детстве Вольфгангу часто влетает. Любопытная натура мальчишки заводит его на чердаки заброшенных домов, к будке раненой соседской собаки, вынуждая родителей штопать порванные брюки и водить непутёвого сына по докторам: во время очередной миссии «первооткрывателя» Вольфганг проваливается через половицы прогнившей лестницы и ломает руку, обрекая себя на застывшую в развитии конечность на всю последующую жизнь. Когда его спрашивают о внешнем дефекте, мужчина непроизвольно кривит губы и, вздергивая плечами, отнекивается, что тот не сказался на дальнейшей судьбе. И всё же на подкорке сознания Вольфганг понимает, что врёт.
Его не постигает судьба книжного червя с первой парты, – Вольфганг слишком настырный и заметный в своих суждениях, чтобы пройти мимо внимания одноклассников, – однако его «заметность» и вынуждает людей держаться на безопасном расстоянии. Дружить с Вольфгангом непросто: он часто спорит, тяжело проигрывает, слова сочувствия не даются ему с присущей многим лёгкостью и, стоит вам заговорить о личном, тотчас прячется в панцирь односложных ответов и непричастных взглядов. Впрочем, сохранить парочку контактов из пансиона у него выходит – называйте это чудом, но при всей своей холодности, Вольфганг умеет различать и хвататься за нужных людей.
Как и дед с отцом до него, Вольфганг продолжает традицию Айзенбергов, поступая в Стэнфорд. Поступление не требует от Вольфганга сверхчеловеческих усилий, бессонных ночей и охватывающего большинство подростков невроза; для человека, взрослевшего, чтобы разгуливать по коридорам, где «Die Luft der Freiheit weht»[1], это очевидный шаг в череде таких же очевидных шагов.
Больше прочего Айзенберг любит рассказывать о своих студенческих годах, проведённых между кроватью общежития и научно-исследовательским кампусом. Плохие отношения со сном у него с самой молодости – Вольфганг считает, что тот, кто наконец излечит хрупкий организм от потребности сна, сделает большое одолжение всему человечеству. В своих суждениях он не одинок. Ещё на первых курсах мужчина находит единомышленников, таких же вдохновлённых наукой людей-спичек, готовых гореть ради за свои идеи. Слепо он следует за ними до самого выпуска, до дверей «...», принимающих ему подобных с распростёртыми руками. Обычно на этом параграфе Айзенберг становится краток и лаконичен.
Вольфганг помнит всех пациентов, попавших в попечение его команде. Помнит трепет, с которым создавал «новый прекрасный мир» и старается не думать о том, во что превратились его юношеские мечты. Дело с красивым номерным обозначением «1» он помнит слишком хорошо. О бывшем пациенте, ныне проживающем под крышей Айзенберга, известно немногим. Об обстоятельствах[2], по которым Вольфганг взял опекунство над лишённым семьи ребёнком, – только начальству. Он не способен ответить даже самому себе зачем держит при себе живое напоминание о том, к чему приводят игры в Бога. В одни дни Вольфганг склоняется к тому, что нашёл для себя способ благодетельного наказания, в другие, что сердце не позволило бы поступить иначе. Пожалуй, именно появление второй одушевлённой переменной под крышей дома в Гринвич-Виллидж делит существование Айзенберга на «до» и «после».
Легко игнорировать последствия, живущие словами утренних новостей. Стоит им подобраться достаточно близко, и закрывать глаза на происходящий раскол в обществе становится невозможно. Каждый выстрел недовольных, направленный в сторону скорректированных, отзывается эхом в родном доме. Вольфганг старается оставаться хладнокровным, не реагировать, будто громкие слова в газетах не направлены в него самого, но с каждым разом прикусывать язык становится всё тяжелей.
Вольфганг верит в прогресс, верит, что, как и с электричеством, люди примут новую версию привычной реальности. Порой мир поддакивает, принимая творения из лабораторий, как неизбежность, а порой всё становится только хуже. С массовых беспорядков в дом Айзенбергов редко приглашают гостей. О своей самодельной «семье» Вольфганг вовсе не заикается – лишнее внимание им ни к чему. Он успокаивает себя тем, что делает всё возможное, чтобы не бояться вечернего визита полиции с просьбой опознать тело, но тихий голос повторяет одно и то же: он делает недостаточно.

[1] – девиз Стэнфорда, переводится как: «Веет ветер свободы».
[2] – Вольфганг официальный опекун одного из детей, проходивших коррекцию в частной лаборатории. Процедура прошла успешно, однако проявившаяся позднее способность стала причиной несчастного случая и лишила пациента семьи. Впоследствии ребёнок прошёл обучение в центре, был признан психологически здоровым и отправлен в государственное учреждение для сирот в его положении, откуда и был забран Вольфгангом, чувствовавшим свою прямую ответственность за случившееся.



Additional information:

– В возрасте десяти лет свалился с лестницы и сломал правую лучевую кость. Перелом сросся, но не без осложнений, открывшихся многим позднее. Рука Вольфганга перестала развиваться от локтя до запястья, ослабла и не поднималась выше бедра, вынудив его приспособиться жить с одной рабочей верхней конечностью. Вольфганг получил свой первый протез в возрасте двадцати лет, и с тех пор менял его дважды; последний раз – пару лет назад. В рубашке отличить настоящую ладонь мужчины от протезированной практически невозможно, но стоит завернуть рукав выше синтезированной кожи, взгляду предстаёт прохладный белый материал. Живой эпителий настойчиво отторгал созданную в лаборатории копию, отчего пришлось остановиться чуть выше запястья, чтобы, по словам Вольфганга, не отвлекать внимание пациентов дефектом.
– По функциональности механическая рука практически не отличается от реальной. Разве что не роняет мелкие инструменты и не дрожит с похмелья. Впрочем, от привычки, что левая рука – сильная рука, Вольфганг так и не избавился и, порой забываясь, двигается, будто в его арсенале одна «рабочая» верхняя конечность.
– Номинально, со смерти родителей, Вольфганг является совладельцем частной клиники, получая с неё доход. На деле мужчина не принимает активной роли в управлении бизнесом, вверив в свой голос друзьям семьи и партнёрам по-совместительству.
– Владеет немецким и испанским.
– Курит.



The example of being me:
[пример поста]

Элайджа бежит на второй этаж, едва разбирая очертания лестницы в приглушённом полумраке, чудом не спотыкаясь о собственные ноги. Голова командует – в ванную, но становящееся ватным от каждого последующего движения тело, заставляет повернуть на тонкую полоску света, пробившуюся из прикрытой двери в спальню. Кровать протестующе скрипит под весом Грэма. Сквозь боль он прижимает ватку к губе, раздражённо шипя от колющего отклика.
Это был не первый раз, когда Джеймс поднимал руку на сына, тем не менее назвать это привычной обыденностью не повернулся бы язык. Обычно, доставалось не так сильно. Впрочем, обычно Элайджа стискивал зубы, не издавая ни единого звука, способного поджечь и без того полыхающий костёр. Забивался в угол и ждал, когда шторм утихнет. Помогало не закончить с разбитой губой, знаете ли.
Но сейчас ссадины – последнее, что его беспокоит.
Напрягаясь, Элайджа вслушивается в звенящую тишину дома, сменяющуюся пронзительной мелодией деревянных половиц. На мгновение он представляет, что это Анна – неожиданно взбунтовавшаяся и решившая побороться с упертостью обиженного подростка. Увы, Илай слишком хорошо знает свою мать и слишком хорошо знает Трэйси МакМиллан, чтобы поверить, что одна не станет его слушать, а другая так и останется стоять посреди гостиной.
Хлопок дверью вынуждает поднять глаза на источник звука. Элайджа прячет взгляд, стоит ему убедиться, что внутри нет посторонних, и на мгновение позволяет себе облегчённо выдохнуть. Она не сбежала. Она всё ещё здесь. Однако секундный просвет в беспроглядном мраке последних суток гаснет так же быстро, как и появляется. Лучше бы сбежала. Лучше бы Трэйси МакМиллан забыла эту семью, как страшный сон, наконец открыв глаза на то, кем являлся «мальчишка из лодки». Не зря ведь говорят: яблоко от яблони. И пускай Элайджа не кидается на людей с кулаками, едва держась на ногах, отцовского в нём куда больше. Иначе откуда вся эта злость?
Она задаёт вопрос, на который Грэм коротко кивает. Юноша плохо представляет, что именно Трэйси может сделать с его лицом – можно ли вообще что-либо с ним сделать? – и потому молчаливо тупит взгляд в пол, чуть вздрагивая, когда кровать проминается рядом.
Нет, — он качает головой, пытается посмотреть на МакМиллан, и тут же бросает затею. Ему стыдно; наверное, стыд – ёмкое обобщение той палитры эмоций от обиды до отчания, кипящей в груди Элайджи Грэма. И пускай здравый смысл твердит, что в поступках Джеймса нет его вины, колющая иглами неловкость даёт о себе знать вдоль позвоночника к кончикам пальцев.
Порой Элайджа забывал о багаже своего происхождения. Невесёлые параграфы биографии сливались с фоновым шумом рядом с Трэйси, и даже презрительно закаченные глаза чистокровной «аристократии» больше не находили красочных откликов в сердце волшебника. Но потом он вспоминал: о своём магическом статусе, о пропасти социальных различий, а теперь ещё и о клейме «неблагополучной семьи». И всё, что приходило на ум, – это грязь. Намертво прилипшая грязь, которую не спрятать ни выглаженными костюмами, ни правдоподобной игрой в мальчика со светлой головой. Пачкающая и оставляющая след на всём, что касалось юноши. На его характере, на его будущем... на Трэйси МакМиллан.
Тебе незачем оправдываться, — находя в себе силы посмотреть на девушку, аккуратно шепчет Элайджа. Её испуганное лицо делает Трэйси по-особенному беззащитной, и Грэм не уверен, что ему нравится то, что он видит. Она смотрит так, словно он хрустальный, словно пережитое должно было сотрясти его под основание, когда... ничего не случилось. Выбивающаяся из розового мирка волшебницы картинка – то, чему Илай давно не удивлялся. Так его отец справлялся со стрессом: выбивал дурь из своих близких, пока не возненавидит себя в достаточной мере, чтобы заполнить хоть чем-то свербящую дыру в груди. А ведь Джеймс был не худшим экземпляром. Смотря на семью Грэмов, некоторые приятели Илая сказали бы, что парню повезло. И он вовсе не винил Трэйси в наивном ужасе перед оборотной стороной улыбчивого семейства – не посмел бы, – однако её реакция была прямым доказательством, чертовым бельмом на глазу, кричащем о противоположной полярности их судеб.
И какие только демоны танцевали в голове волшебницы, что она до сих пор сидела рядом?
Хорошо, что не спустилась пораньше, — всё также негромко бормочет Грэм, — Это явно не то, что стоит увидеть... Даже один раз, — по привычке юноша дергает бровями вверх и мгновенно морщится от спазма в виске, — Боюсь представить, что у меня на лице. Нельзя было подождать, когда похороны пройдут, — нервный смешок. Он понимает, что говорит об этом слишком спокойно, что шутки о синяках явно не входят в спектр чувства юмора МакМиллан, но по-другому не может. Легче сделать вид, что ничего страшного не произошло. Дедраматизировать – как говорят в умных книжках по психологии, которые Грэм намеренно откладывал на верхнюю полку домашней библиотеки. Правда, сделать это рядом с Трэйси МакМиллан не так просто. Она – живое воплощение всего хорошего, всего, что ему недоступно, и оттого банальная сценка из повседневности обрастает карикатурными оттенками, от которых хочется хвататься за сердце и громко охать.
Печальный мальчик и счастливая девочка. Магглорождённый и чистокровная. Или лучше сказать «грязнокровка»? В его случае подобная терминология вполне заслужена, потому что Трэйси МакМиллан оставалась последним напоминанием о светлом и чистом в жизни Грэма. Теодор лежал в холоде районного морга, смиренно ожидая часа, когда окажется в земле. Хогвартс остался далеко за плечами, напоминая скорее продукт фантазии, чем реальное место. И даже непрошеная магия грозилась быть вырванной из рук несогласными с волей случая.
Элайджа останавливает её за запястье, отнимая руку Трэйси от губы, и уставляется в глаза волшебницы. Растеряно юноша бегает взглядом по лицу МакМиллан, никак не находя слова. Он хочет отправить её прочь, запретить прикасаться к себе в истерическом желании отгородить от следующих за ним по пятам штормовых туч и в то же время не хочет. Эгоистично Элайджа тянется к теплу, словно замерзший зверёк. Он хмурится, тихо вздыхает и прижимает её пальцы к своим губам, прикрывая глаза.
Мне очень жаль, Трэйс, — поворачиваясь к МакМиллан, волшебник встречает её усталой улыбкой, — Хотел бы я, чтобы ты никогда этого не видела и не слышала, — неожиданная эмоция являет себя в виде скачка в голосе и волны подступивших к горлу слёз, которые Грэм прогоняет резким движением головы. Не зная, куда себя деть, юноша дергается к ней навстречу и неуклюже утыкается в теплую шею.
На короткое мгновение он вновь теряет фокус с гремящих в голове мыслей и позволяет себе представить, словно они – отражение друг друга. Два испуганных подростка, на чьи плечи выпала слишком тяжелая ноша. И ничего больше.

Связь: romeohasagun [telegram]

Подпись автора

D I F F E R E N T   M I S S I O N ,  D I F F E R E N T   S C H O O L
i got only one rule

2

– питер рак др 3 июля 2028 года (бешеная кашелка эвана говорит пока)
– 27 октября по 5 ноября танцуют на барбадосе
– новый год так себе прошел
– 2029 7-8 января чарли решила что она умеет пародировать джо
– все пошло по пизде с питером в конце января в середине февраля больница
– конец марта эван возвращается с врачом
– 5 апреля число эван решил что пора умирать

– 7-10 мая эван возвращается в америку
– начало июня эван приезжает на выходные в англию
– в середине июля приятное знакомство с маккензи + сломал чарли (как сломал так и починил), мысли о переезде + возможное собеседование?
– конец августа – начало сентября эван приедет в лондон с отцовским выступлением
– переезд к началу – середине сентября?
– чарли начинает в какой-то момент чархнуть, на день рождения шарлотт (12 апреля) выезд из англии и въезд будут закрыты, никто не приедет, поэтому всё плохо, хату домой
– в конце мая – начале июня попытка переехать
– инцидент на лодке (вероятно, в начале июля)

Подпись автора

n e u t r a l i t y ,  i n   t h e   f a c e   o f   s u c h   e v i l ,  i s . . .   complicity
https://funkyimg.com/i/37kvj.gif https://funkyimg.com/i/37kvk.gif
not to speak is TO SPEAK, not to act is TO ACT

3

- мэри эл уезжают из шотландии 2 ноября в воскресенье (ВСТАВЬ ГОД Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ но вроде 2003) // сто проц 2003

Jana Motovilova, [03.10.17 19:19]
в общем тогда я могу тебе щас вывалить примерно что мм скажет о смерти роя

Jana Motovilova, [03.10.17 19:24]
короче. получается, мм уже знает о том, что это проклятье, которое было найдено на кольце; из-за того, что мэри находилась с ним рядом, на ней тоже типа найдено эта хрень, но в супер меньших кол-вах, и соотв., у мм слишком мало причин вызывать её на..? допрос. ну как, на информационный - да, на обычный, в стиле АЛЛО ТЫ УБИЛА БАТЮ - нет. спустя, допустим, неделю от встречи с мэри, скай может узнать информацию, и вызвать её на встречу опять. в некоторых делах уже обозначивалось такое проклятье, и последние следы были замечены в америке, флориде (флорида считается пиратской бухтой, соотв., там большой обмен всякого дерьма, вуду штучек, шаманства и блаблабла). ну, и они схватывают, что, такое дерьмо им точно не надо и собирают монатки, чтобы отправить бумаги в макусу

Jana Motovilova, [03.10.17 19:26]
то есть она может сказать а) где это (флорида) б) что проклятье популярно вот среди вуду, шаманов, пиратов и не слишком популярное, потому что информации в самом мм по нему почти нет в) мэри всё ещё под подозрением, хоть они и не торопятся, также под подозрение падает аделайн (это мать мэрилин, там всё банально просто - знает об изменах мужа, могла хотеть его деньги, ну и короч такие, типичные типа причины убить своего мужика) д) дело сворачивают и отправляют в макуса

-> что означает, после возвращения мэри и эла (и аделайн, хз че там с юной) в америку, мэрилин попадает под подозрение, алистэр-детектив дробь мэри выходи за меня, чтобы не подавать против неё показания и спасти от того, что она не делала

Подпись автора

are you ready?
.  .  .  hold it steady, COME TO DADDY  .  .  .
https://funkyimg.com/i/33b1P.gif https://funkyimg.com/i/33b1N.gif
all you have to do is to be ready for some action now

4

сыграли

Alaister & Merilyn


21 октября 2003 года: разговор с Хэкс. ММ уже знает о том, что это проклятье, и оно найдено на кольце. Из-за того, что Мэрилин была рядом с ним долгое время, на ней тоже есть отметка проклятья, но в меньших количества, соответственно, у ММ нет особых причин вызвать её на допрос. (только если информационный)

28 октября 2003 года: вторая встреча с Хэкс. Рассказывает о том, в каких делах говорилось об этом проклятье, что последние следы замечены во Флориде (Флорида – пиратская бухта с большим количеством всякого дерьма на обмен, Вуду, Шаманства и етц.) Под подозрение падает Мэри, Аделайн (знает об изменах мужа, могла хотеть его деньги, и другие типичные причины для убийства своего мужа). ММ решает, что им это дело не нужно, и дело переходит в МАКУСу.

2 ноября 2003 года: возвращения Мэри и Эла, Аделайн в Америку.

середина ноября 2003 года: Мэри вызывают на допрос; всю семью расспрашивает про убийство Роя, искать нечего, идите домой. Алистэр-детектив дробь «Мэри, выходи за меня», чтобы не подавать против неё показания и спасти от того, что она не делала.

рождество 2003 года: Алистэр найдёт хуйню у бати в кабинете. Эл высылает весточку своему писателю о хуйне, и ждёт.

28 декабря 2003 года: Группа радикальных сепаратистов из Белфаста, отчаявшись дожидаться воссоединения с Ирландией, напала на Мунго, вооружённая бомбами производства МАМС. Десятки целителей и пациентов оказались в заложниках, террористы требуют немедленного выполнения их условий, иначе начнут к систематичному убийству граждан Магической Британии, и первыми падут её колдомедики.

17 января 2004 года: Мэри и Эл чмырят Си.

конец января 2004 года: Алистэр получает ответ от своего писателя.

3 февраля 2004 года: у Эла сработал триггер.

28 февраля 2004 года: Вся Магическая Британия впала в панику - из строя вышли абсолютно все палочки. К полудню люди поняли: проблема не в палочках, проблема в магии. Её уже никто не чувствовал и не мог использовать. Не работал летучий порох, упали все парящие свечи, сошли все скрывающие чары. В тот же день всё вернулось в норму, но панику волшебников, особенно чистокровных, совершенно не способных прожить без магии, уже было не остановить.

Подпись автора

Lord, I ' m  o n l y  h u m a n
I'm tired and I wanna go home
https://funkyimg.com/i/2YAF7.gif https://funkyimg.com/i/2YAFk.gif
save my soul

5

#done

1999
- мэри и эл летом обсираются на тему того, что заебались жить раздельно
- спустя несколько месяцев решают, что жить будут по очереди, или там и там
- ЮБКУ СУКА НЕ НАЙТИ давай всё же жить где-то в одном месте ???
- к 2000 должны уже съехаться на фрипп айленд

Подпись автора

Lord, I ' m  o n l y  h u m a n
I'm tired and I wanna go home
https://funkyimg.com/i/2YAF7.gif https://funkyimg.com/i/2YAFk.gif
save my soul

6

#done

ТЕСТ СИБРЕНА:
- верность блэт: подослать бабу какую-нибудь, проверить, че за дерьмо.
- оценка семьи и ИСПЫТАНИЕ НЕРВОВ: пригласить си как партнера на встречу с маккензи в чарльстон на встречу с бабулей. (не посолить мясо, пролить воду, налить говно в кружку и ждать, пока сожрёт говно)
- проверка на, видимо, любовь?:умирающие письмо от юны; лучше тогда, когда он уже съебет в шотландию, чтобы был смысл.

Подпись автора

tell me everything is alright
t e l l  m e  e v e r y t h i n g ' s  j u s t  f i n e
https://funkyimg.com/i/33VgR.gif https://funkyimg.com/i/33VgQ.gif
— tell me the words that i need in  m y  l i f e —

7

Ноа Мюллер // Noah Müller
стажер во Всемирном драконоведческом заповеднике;
http://s9.uploads.ru/RxOCe.gif
Dane DeHaan

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— Ноа полукровный волшебник из достаточно благополучной семьи. Его родители занимаются абсолютно противоположными профессиями относительно того, чем занимается сам юноша; его мечта стать драконологом пошла от рассказов дедушки, который, в свою очередь, наоборот, истреблял популярные виды для предотвращения слишком активного повышения популяции.
— Он окончил Шармбатон в 2024, с полгода отработал в Отделе регулирования магических популяций и контроля над ними в Министерстве Магии Великобритании, где прежде числился его дед. После этого отправил письмо в Румынию, и через знакомого из семьи Уизли смог попасть в заповедник, где находился до сих пор.
— Познакомиться с Чарли не составило для него каких-то сложностей – именно ему представили девушку в качестве начинающего стажера, и пусть сам юноша ещё сам числился в качестве такого же, однако, опыт имел куда больший. В принципе, справедливо, что именно ему перепала возможность обучать Шарлотт, потому что кто иначе научит стажера лучше, чем... Другой стажер?
— Они довольно быстро сдружились; и проводили много времени вместе, как по работе, так и после неё. Юноша познакомил её со всеми драконологами из заповедника, рассказал ей про местные правила, в целом, ввёл в курс дела.
— Они начали встречаться спустя месяца два после её приезда. Всё это время Мюллер достаточно активно проявлял свой интерес к девушке, явно не повторяя ошибки парней, которые мялись и считали, что Уолш сама должна сделать первый шаг. В конце концов, под желанием не оставаться одна в чужой стране, и, возможно, в какой-то степени открыть для себя новый опыт, Шарлотт сдалась. А Ноа получил одно очко в свою пользу.
— кусок-счастливой-жизни (?)
— Волшебник всегда довольно странно относился к её рассказам по поводу дома. Его семья кардинально отличалась от той самой радостной улицы в Бостоне, где её ожидала старая компания, лица, и у них не было настолько проникновенных традиций, как у них. Возможно это была простая зависть, с другой стороны, ему были непонятны некоторые действия, к которым привыкла сама Чарли. На базе этого у них несколько раз возникали ссоры, однако, оба волшебника просто старались не поднимать на эту тему разговора; в прочем, его нежелание съездить на свободные несколько дней Чарли на её родину оставили след на их отношениях.
— После полугодового нахождения Шарлотт в Румынии, компания решила отпраздновать сей факт, тем более, что девушка действительно была хорошим специалистом, не смотря на малый опыт работы. После нескольких пинт пива и мягкого перемещения в квартиру, где жил Мюллер, они сделали попытку соития, но из-за опьяненного состояния ничего не вышло. Расстроенным никто не ушёл, серьезно никто не воспринял.
— Однако следующая трезвая попытка до глубины души встряхнула Шарлотт. Разумеется, Ноа попытался объяснить, что дело было вовсе не в волшебнице, но разве ты слышишь это, когда вбила в голову себе определенную мысль?
— Не замечая этого, они всё чаще начали ссориться на работе – критика не всегда воспринималась правильно, кто-либо из них делая ошибку, не всегда брал на себя ответственность. В итоге руководством было принято решение назначить Шарлотт нового напарника, а Ноа передать нового стажера. Как некстати, оказалась девушка. Как некстати, очень симпатичная.
— Запал прошёл; из идеальной команды, которая решала проблемы с драконами с легкостью, а попадая в передряги смотрела в лицо опасности, Ноа и Чарли превратились в людей, которые старались максимально не пересекаться на работе, и проводили всё меньше времени и после неё. Близилось время уезда Шарлотт, и на подсознательном уровне она понимала, что это будет конец.
— Так и оказалось. На серьёзный разговор, где решалось «Уезжать или остаться» со стороны Лотты, было выбрано, разумеется, уезжать, а со стороны Мюллера – остаться.

Джозефина Алисия Уолш // Seosaimhín Alycia Walsh
дизайнер одежды, в будущем – CEO модного дома «WALSH»
https://funkyimg.com/i/2UdAy.gif https://funkyimg.com/i/2UdAz.gif
cara delevingne

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

— Двадцать минут спустя двенадцатого апреля после рождении первой девочки, на свет появилась и Джозефина Уолш, внешне ничем не отличаясь от своего однояйцевого близнеца. Спустя несколько недель к ним присоединился их будущий лучший друг, и если улица в Бостоне до этого не трепетала от страха, что же, пора было начинать.
— Было видно, что в одиночестве Джозефина была пусть любопытной и найти её на том же месте, где и оставили, как, допустим, Теодора, было сложнее, однако, она была всё же более спокойная, чем Шарлотт. Переключатель на безбашенный режим включался в девочке каждый раз, когда Чарли оказывалась в одной комнате с ней. Они играли вместе, лезли туда, куда родители поставили замки, размазывали по полу сброшенную при помощи метлы муку, размазывая её вместе с молочными изделиями, и чем старше они становились, тем более безумными становились их выходки. Она подпитывалась энергией старшей сестры, и чувствовала, – и будет продолжать это делать в будущем, – их связь сильнее, чем с остальными родственниками.
— Уолш младшая сколдовала впервые спустя примерно полгода, после своей сестры. Сильно разозлившись на родителей за то, что те, по её мнению, потеряли её любимую игрушку после похода на рынок за продуктами, вызвала небольшой пожар на своей голове. Кожа её головы абсолютно не пострадала, но зато сожгла достаточное количество волос, чтобы из привлекательной девочки превратиться в не менее привлекательного мальчишку с обугленными волосами. Сильно расстроенная этим опытом, она взяла с родителей обещание никому не рассказывать, и они вместе придумали, что первый выброс магии у неё слился менее плачевным образом – у неё просто выросли крылья феи за спиной и она смогла подлететь на несколько метров. После того случая девочек одинаково подстригли, чтобы Джозефине не было обидно; в прочем, Шарлотт до сих пор не знает причину, по какой причине ей пришлось сменить причёску в одночасье.
— Она всегда была общительной, знала, что сказать, чтобы люди обратили на неё внимание. Дело было не только в историях, которые она могла рассказывать о Бостоне улице на два дома, своих друзьях. Но и в том, что она притягивала к своей собственной персоне, стило только открыть рот. Теодор часто шутил, что если в Чарли потеряли ген вейлы, который, судя по французским корням их матери, мог передастся им по наследству, то Алисия младшая получила его в двойном экземпляре. Так или иначе, с приходом в школу она стала одной из самых популярных девочек на своём факультете, но при этом, продолжала вместе с сестрой дурачить людей вокруг себя, не имея даже шанса противостоять её очередным изобретением. Джозефина искренне любила свою сестру, и не смотря на ссоры, которые могли бы возникнуть между ними на детской почве, это проходило за считанные секунды, стоило кому-то кинуть подушкой друг в друга.
— Волшебница училась лучше своей старшей сестры, и ей нередко приходилось выручать Шарлотт. Им не нужно было меняться одеждой, и с самого начала поступления в школу, было принято решение, что одинаковая внешность поможет запудрить мозг Шляпе, и она точно рассортирует их на один факультет; трюка не понадобилось, однако, было решено оставить схожие причёски, попытки повторить привычки друг друга в нужный момент. Так они заменяли друг друга на парах, когда кому-то из них, – в основном Чарли, – нужна была помощь, отказывали мальчикам, которым они нравились, пудрили голову завхозу.
— Если сестра с первого курса мечтала о месте в команде по квиддичу, то Уолш младшая пошла другим путем – вступила в кружок по рисованию для Гриффиндорцев. По стечению обстоятельств в одни из самых первых каникул, когда они вернулись домой и разбирали чердачные вещи, Джозефина нашла старую форму матери, которая была реконструирована и перешита в более привлекательный, нежели стандартизированный для студентов вид. Это настолько воодушевило Джо, что она предоставила матери рисунок своей формы уже через несколько дней и сказала своё громкое «хочу», но не в концепте, чтобы та сшила всё за неё. О нет, и с этого момента волшебница встала на путь изменения и создания одежды с нуля. На самом деле, позже родители делились, что именно волшебница всегда отличалась в детстве своеобразным вкусом; а благодаря ей, и Шарлотт выглядела куда лучше просто из-за принципа «носи всё тоже самое, что носит твой близнец.»
— Она всегда возвращалась в свою компанию. С каким бы большим количеством людей она не общалась, сколько бы не находила ухажеров на неделе, вновь и вновь знакомя каждого с семьей в школе, комфортнее всего она чувствовала себя среди «семьи», поэтому точно также, как и Тео с Чарли, почувствовала, как от них сначала ушла Фионна, а затем и Алексис. Возможно, Уолш младшая иногда закатывала глаза по поводу возвращения в Бостон на каникулы, но каждый, кто хотя бы знал её не первый час знал – она воодушевлена от встречи с родителями и старшей сестрой с подругой точно также, как и все остальные. В будущем Джозефина не раз упомянет во множествах интервью, что именно с семьей, имея ввиду на самом деле, куда большее количество людей, нежели Уолшей, делает её счастливой.
— Уолш после окончания школы плотно занялась своей работой, ещё во время последних курсов в Хогвартсе стажируясь в модных домах Лондона, которые нагружали её похлеще любого штатного работника, приговаривая, что у неё есть глаз. И это подтвердилось ещё больше в одном довольно ироничном моменте – когда коллекция, которую она собирала и создавала для своего портфолио была воссоздана в реальность; только вовсе не Джозефиной Алисией Уолш. Именно тогда ей пришлось расторгнуть свой договор, стараясь уйти без конфликта, дабы не прикрутить к себе образ истеричной дивы.
— Её сёстры и брат были примерами самостоятельности, в то время, как Джо нужна была поддержка на начальном уровне, и у кого она могла просить помощи, кроме как своих родителей? Заручившись первым финансовым взносом для своего дела, она приобрела более профессиональное оборудование для пошива и сняла для себя небольшую студию в центре Лондона, в которой и проводила большую часть своего времени; в 2026 же нашла возможности для того, чтобы провести свой первый показ, после которого ей начало поступать всё больше и больше заказов, и пусть, работы было ещё много, Джозефина понимала – это было только начало и сдаваться она точно не планировала.
— Она хорошо помнит тот день, когда на их голову свалился Эван Маккензи. Для неё это был идеал, мужчина мечты – презентабельный красавчик, старше её на несколько лет, знающий кое-что про кинокультуру, однако, кто-то сомневался, что будет человек, смотрящий на американца другим взглядом? Там, где Джозефина громко вдохновлялась инженером, Шарлотт делала обратное: издавала некорректные звуки под нос, выливала на юношу напитки, повышала тон и обзывала так, как могло сниться близняшке только в страшных снах. В какой-то момент она думала – разве могло случиться хуже? И даже не заметила, как её старшая сестра начала медленно влюбляться в Эвана, практически, наплевав на чувства самой Джо, веря, что всё это было как всегда ненадолго. В тот день они с Эстер довольно сильно поссорились, и Алисия впервые подумала о том, что знать, что незнакомые смотрели на неё поверхностно это одно, но самый близкий человек?
— Разумеется, её быстро отпустило, тем более, после разговора с Эваном, пусть это всё и оставило своеобразный отпечаток. Однако, цель перед глазами стояла довольно ярко – сосватать свою сестру с американцем было очень даже неплохим планом, и поэтому по возможности, она делала всё возможное, чтобы они остались наедине. И более того, она не видела и шагов в сторону от Маккензи! Можете ли представить удивление волшебницы, когда он сказал, что относится ко всем, как братьям и сёстрам? При этом, кажется, даже не представляя, что за разговор вновь ждал двух сестер!
— И всё же, Джозефина не всегда поспевала в происходящие между близкими драмы. Узнавать о них первой было легко, но быть в теме происходящего в дальнейшем? Так, чем больше она зарывалась в свои собственные интересы, тем меньше вникала в отношения Уолшей и МакМилланов, в прочем, до того момента, пока их спокойная жизнь не была прервана, а на страну снова, как с десятки лет назад, о котором они могли только слышать от старшего поколения, начало опускаться тёмное время.
— Не могла не научиться играть на музыкальном инструменте, точно также, как и остальные члены семьи. Поэтому если вам нужна скрипичная партия, так сильно отличающаяся от барабанного стука Шарлотт, вы знаете, к кому обратиться. Джозефина также неплохо поёт, но предпочитает отдавать это лучшим или кого это больше интересует. Чем старше она становилось, тем меньше она выпячивала грудь вперёд, стараясь всё же казаться более утонченной дамой, нежели той, которая скачет на ногах или свисает вниз головой с дерева.
— Помимо английского и ирландского, самостоятельно решила выучить ещё французский, бегло может говорить на итальянском.
— Вообще довольно азартна, целеустремленная и яростно рвущаяся к победе под нужным углом. Как и в детстве, поставить её отдельно от Шарлотт, и это будет абсолютно другой человек, но верни обратно? И вот вы делаете совместные татуировки не говоря об этом родителям до того момента, пока они не задерут вашу руку повыше, чтобы увидеть тёмные чернила, строите козни нелюбимым и делаете всё то, что не сделали бы в полном одиночестве. Ну, одна из вас точно. Всю свою жизнь хотела, быть как Эстер, завидуя её открытости и отсутствию необходимости нравится всем, как и наплевательского отношения по отношению к людям. Любовь сестры к драконам и её страсть от занятия этим делом помогла Джозефине и самой понять, что ей тоже нужно найти себя в чём-нибудь, поэтому, внутри себя она благодарит волшебницу за хороший пример ещё с детства.
— Обижается, когда кто-то ходит в магазин без неё. Считает, что должна и будет одевать всю свою семью до скончания веков, тем более, теперь, когда умеет это делать и умеет хорошо.
— Инфантильна, но не до раздражающей степени, с ней вполне можно найти общий язык при необходимости, и более того, она часто понимает, что её импульсивное поведение до добра не доведёт, но постоянно вновь и вновь встаёт на эти грабли.
— В будущем свяжет свою жизнь с Питером Андерсоном, близким другом детства скорее её близнеца, нежели её. Хотя, конечно, сама Джо никогда не была против общаться с волшебником, и даже больше, с возрастом стала понимать, что у них куда больше общего, нежели с кем-то ещё – поездка на Барбадос ответила на многие вопросы. Их отношения завязались в довольно позднем, если сравнивать со всеми остальными, возрасте, и без лукавства она может сказать, что Питер – лучшее, что случилось в её жизни, правда, не стоит говорить об этом громко, иначе все мы знаем, кто придёт сражаться за первенство.

Подпись автора

you'll hear me howlin   the light of the moon
https://funkyimg.com/i/327bM.png
that's how you'll know that I'm coming for you
gonna find you alone in the dark of night

8

#done

так тогда ДРАМА КВИН + беременная (нет) фионна / фионна же будет переезжать тоже ближе к концу лета? но можно посмотреть ей квартиру, в свободное время! / блаблабла долгое время командировки + поступление (можно поговорить, кстати, по поводу теодора и его решения пойти не туда, куда он хочет. так то всё равно пойдёт в мм, но она ПОШАТНЕТ ЕГО ЖИЗНЬ) / СВИДАНКА-СВИДАНОЧКА / ииииииииии уезд?

Подпись автора

tell me everything is alright
t e l l  m e  e v e r y t h i n g ' s  j u s t  f i n e
https://funkyimg.com/i/33VgR.gif https://funkyimg.com/i/33VgQ.gif
— tell me the words that i need in  m y  l i f e —

9

сыграли

Miles, Elijah, Ayleen & Tracy


рождество 1996 года: ребята живут в гостевом поместье Макмилланов, Айлин уезжает после рождества к дяде и бабушке.

июль 1997 года: после школы Илай делает вид, что не будет жить с Трэйси, в итоге живет с Трэйси и нахуя собственно делал вид.

1 августа 1997 года: захват Министерства и Илай понимает, что надо уебывать, и уебывает в этот же день. Ребята скидываются на деньги родителям. Удет к родителям, чтобы убедить их покинуть дом и взять деньги. Ребята придумывают план: расставшиеся Ирэйси и Илай, Трэйси живет у ребят и в душе не ебет где мугглорожденный.

в ночь на 2 августа 1997 года: Илай уезжает вникуда. Едет искать Полин.

середина августа 1997 года: переезд в домик (Boat of Garten), с августа илай делает рейды чтобы забирать магглорожденных из жопы: в итоге максимум сотня живет.

август 1997 года: Трэйси, Лорейн и Джейн устраивают бешенство в Мунго, помогает мугглорожденным.

с сентября до 17 декабря 1997 года: Трэйси и ко передают лекарства через друзей и помощников по необходимости.

17 декабря 1997 года: Трэйси забирают из Мунго. Майлз следует за ней, метаморфирует в работника (пиздит форму с избитого), его ловят.

18 декабря 1997 года: Айлин находит записку. Время продумывания плана началось.

20 декабря 1997 года: Айлин узнает где сидят ребята.

23 декабря 1997 года: Илай пребывает, услышав, что случилось, Айлин превращает его в хорька. Засовывает в сумку и носит с собой. Просит показать заключенных у какого-то валенка. Освобождает всех от тюремной жизни.

24 декабря 1997 года: спят ночь у Алисии, и едут к Полин. В доме живут Илай, Трэйси, Айлин, Майлз, Полин. Плюс 1 комната с 4 койко-местами для раненных. Палатки вокруг человек на 10. 8-9 палаток. Меняющийся пароль для входа в дом.

январь 1998 года: люди начнут пользовать магию в районе. Разговор по понятиям, но никто не послушал.

конец февраля 1998 года: Саттэр вернулся!

март 1998 года: Айлин и группа ребят (несколько таких) попытаются запутать поисковиков. Айлин не повезет. 12 часов Трэйси сидит на Айлин, кто-то бросает ребят, кто-то остаётся чтобы поднять барьер. Убежавшие запутывают ищеек. На следующий день пребывает Александр. и они переезжают к Дидри.

май 1998 года: хорошая новость: Поттера не поймали, Поттер разъебал Гринготс.

Подпись автора

D I F F E R E N T   M I S S I O N ,  D I F F E R E N T   S C H O O L
i got only one rule

10

[nick]Skylar E. van der Reijden[/nick][status]rage, rage against the dying of the light[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Peg4.png[/icon][lz]<font face="Playfair Display">моё имя – <align=center><b><a href="https://luminousbeings.ru/viewtopic.php?id=78#p1653">скайлер ван дер рейден</a></b>, и каким бы знакомым вам оно ни казалось, поверьте, моя фамилия на вашем билетике не делает мою жизнь особенной. но кое-что особенное во мне всё же есть. я вижу дату своего рождения раз в четыре года, потому что не нашла дня лучше <i>29 февраля 2012 года</i>, чтобы явить себя миру вместе с братом-близнецом. наверное, вы не удивитесь, узнав, что мы с ним рыбы. душа и сознание, сердце и голова вечно воинствующие между собой. и, напоследок, не пытайтесь меня искать, ведь моя семья сделала всё возможное, чтобы <i>огородить меня от всего мира</i>.</align></font>[/lz][sign]show me that you're human, YOU WON'T BREAK
oh, love your flaws and live for your mistakes
http://funkyimg.com/i/2PegF.gif http://funkyimg.com/i/2Pemp.gif
BEAUTY'S on the surface WEARING THIN
[/sign]

Скайлер Элена ван дер Рейден // Skylar Elena van der Reijden
на домашнем обучении; в будущем – полевой колдомедик-травматолог;
http://funkyimg.com/i/2MV3x.gif http://funkyimg.com/i/2MV21.gif
victoria pedretti


I learned a secret. There is no without. No one's ever completely gone. They're just scattered into so many pieces, sprinkled on lives they've touched like new snow. Forgiveness is warm like a tear on a cheek. Think of that and of them when you stand in the rain. I love you completely and you love me the same. That's all. The rest is confetti.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

— Родилась 29 февраля 2012 года на несколько минут раньше своего брата-близнеца Стефана.
— Несмотря на то, что семья ван дер Рейдер расположилась в Нидерландах, Скайлер позиционирует себя гражданином мира. Зимние праздники у тёти Остары, летние каникулы в поместье на Фрипп-Айленде, день Благодарения у бабушки в Чарльстоне. К тому же, Скайлер знала, что когда настанет время, ей придётся променять домашний уют на широкие коридоры французской школы, расположившейся в горах. Её это ни капли не пугало, наоборот, ван дер Рейден гордилась своей непричастностью к одному месту, городу или народу.
— На английском и немецком Скайлер говорит с рождения. Французскому научилась с домашним репетитором по воле родителей, готовящих ребёнка к Шармбаттону. За испанский взялась благодаря американскому кузену и раздумывает углубиться в шотландский из уважения к семейной истории.
— Воспитывалась Скайлер в лучших традициях хорошей жены. В то время, как младший брат исследовал коридоры отцовского офиса, девочка занималась бальными танцами, учила сольфеджио и держала спину прямо, как положено истинной леди. Не сказать, что ван дер Рейдер не нравилось. Нет, в любое занятие она вкладывалась всей своей чувствительной душой, но негласный запрет приближаться к «не женским» делам выводил волшебницу из себя. Ей хотелось смыслить в суднах, в переговорах, хотелось научиться железной отцовской хватке и когда-нибудь горделиво назвать себя со-владелицей MS Reijden, продолжая семейный бизнес рука об руку с братом. Но сколько бы Скайлер ни твердила об одном и том же, она продолжала вязать куклам платья, пока брат собирал макет очередного корабля вместе с отцом.
— Впрочем, не все видели Скайлер беспомощной девицей. Вдалеке от родительского надзора, а иногда благодаря талантам убедительности дяди Алистэра, волшебница садилась верхом, ходила в недельные походы, стреляла по банкам на заднем дворе и проводила большую часть своих визитов на Фрипп-Айленд в маленькой мастерской старшего кузена. Она до сих пор хранит одно из его первых творений – небольшую заколдованную бабочку, сделанную из проволоки и разноцветных стеклышек.
— Благодаря единственному сыну Алистэра и Мэрилин Маккензи волшебница научилась не только пользоваться созданным семейной компанией оружием, но и поддерживать последнее в достойном виде, разбирать и собирать его, и, главное, стрелять, попадая в цель. Тем не менее, изобретения МАМС составляли меньшую часть того, что интересовало юную ван дер Рейден. Её кругозор рос вместе с кругозором вышеупомянутого кузена, готового часами напролёт рассказывать девочке о салемских ведьмах, философском камне или любом другом сюжете, зацепившим его внимание. С возрастом Эван посадил девушку на мотоцикл и обещал научить водить машину, но времени пока что не нашлось.
— Скайлер всегда предпочитала общество Эвана остальным. Никто не гнал её из общих игр на улице, но никто и не тратил на неё времени, относясь к девочке, как к очередному «младшему» звену команды. Со Стефаном обращались иначе. Стефан был мальчишкой, он был быстрее, проворней и не тратил ни секунды, чтобы вдуматься в данную ему команду. Скайлер же требовались лишние минуты, чтобы всё взвесить и обдумать, отчего на фоне брата-близнеца она выглядела нерасторопной копушей.
— Помимо тяжелой головы на плечах, Скайлер досталось чувствительное сердце. Ей никогда не приходилось спрашивать, волшебница как-будто всегда знала, что чувствовал другой человек, а иногда эти чувства были настолько яркими, что перекидывались на саму девушку, хотела она этого или нет. Если с кем-то из близких случалась беда, Скайлер ощущала это задолго до того, как сова принесёт известие о том, что кто-то заболел или свалился с лошади и переломал себе все кости; она плохо спала и ела, порой, за недели до происходящего и решающий момент могла вовсе выпасть на несколько мгновений из реальности, роняя чашки, падая в обмороки и теряясь в собственной голове.
— Стоит ли говорить, что прорицание в школе давалось девушке на ура? Впрочем, в предсказания Скайлер предпочитает не верить, зная живое доказательство их ненадежности.
— В школе ван дер Рейден проучилась до своих неполных шестнадцати лет. И если поначалу девочке нравилось вырываться из копана домашних репетиторов, дополнительных кружков и отцовских указаний, то из года в год возвращаться в Шармбаттон ей хотелось всё меньше. В отличие от брата, Скайлер не была популярна среди однокурсниц. Кто знает, что послужило причиной всеобщего отторжения: ее предельная искренность или внимание мальчишек, на которое ван дер Рейден реагировала сводя брови на переносице в абсолютном непонимании. Так или иначе, к моменту, когда противоположный пол перестал вызывать в угловатых подростках гримасы отвращения, Скайлер то и дело получала приглашения на свидания и завистливые взгляды «подружек» впридачу.
— Провела 6 месяцев на стажировке в Ильверморни в возрасте 13 лет. Надеялась попасть на Рогатого Змея под стать матери и Эвану, но была распределена на Пакваджи. Впрочем, услышав от старшего кузена, что его вторым выбором был именно отведённый ей факультет, успокоилась.
— В отличие от французского общества, в Америке Скайлер чувствовала себя на своём месте и до сих пор переписывается с несколькими ребятами, с которыми сдружилась во время стажировки по-обмену.
— Увы, стоило Скайлер вернуться во Францию, всё стало только хуже. Финальной чертой её попыток подружиться хоть с кем-нибудь стала неудачная вечеринка, после которой Скайлер ван дер Рейден обрела неоднозначную репутацию подстилки и теперь уже «заслуженные» косые взгляды в свою сторону. Разумеется, ничьей подстилкой волшебница так и не стала, но разлетевшийся по всей школе слушок было не остановить.
— Подростковый возраст, помноженный на школьное клеймо, глухих к девичьим просьбам о помощи родителей и нахождение единственного человека, которому Скайлер могла довериться, где угодно, но не рядом, – в какой-то момент она перестала видеть тонкий луч надежды, что станет лучше. Ван дер Рейден понимает, что поступила глупо, решив отправиться в вечный сон с помощью зелья живой смерти, но в тот момент, переполненная чувствами, с которыми девушка никак не могла справиться в одиночку, она совсем не думала о последствиях. Она просто хотела, чтобы всё закончилось.
— Её удалось спасти. К счастью или сожалению. Конечно, после этой выходки родители не пустили её обратно в школу. Они вообще перестали куда-либо её пускать, назначили еженедельные визиты к «целительнице» сознания и набрали целый отряд домашних профессоров, чтобы подготовить Скайлер к финальным экзаменам вне Шармбаттона. По школьным слухам её забрали, потому что ван дер Рейден «доигралась» и, наверняка, была спрятана с растущим изо дня в день животом. Впрочем, она зареклась более никогда не обращать внимание на общественное мнение и на любые вопросы, непричастно пожимала плечами.
— Благодаря успехам в травологии и зельеварении, – не без помощи добросердечного профессора, – ей удалось уговорить родителей на стажировку в качестве санитарки в больнице. Ей было чуть больше шестнадцати, когда Скайлер познакомилась с аврором из МКМ, лежавших у них с неделю в отделении травм. Может быть, ему стало жалко «запертую» в клетке ван дер Рейден, а, может, ему искренне нравилось с ней разговаривать, так или иначе, с тех пор они ведут переписку. Скайлер любит мечтать, что когда-нибудь сбежит из дома, и, рисуя разнообразные сюжеты в голове, часто представляет, что сделает это, чтобы встретиться с ним ещё раз.
— Говоря о болезненной искренности, Скайлер, действительно, произносит только то, что думает. Если она гордится тем, что перед её кузеном ожили все четыре статуи – она скажет об этом. Если вдруг решит, что вам не идёт платье, – отведёт в сторону и шепнёт на ухо. Она не нахалка и никогда не ищет повода стеснить кого-либо, но зачастую её правду воспринимают либо за хвастовство, либо за оскорбление.
— Со временем Скайлер стала выглядеть нелюдимой. Со стороны может показаться, что она укусит, стоит только подойти, но, пожалуй, это самое ошибочное умозаключение, которое можно делать о девушке. Больше всего на свете она не хочет ранить других людей, однако из чувство самосохранения предпочитает выглядывать из-за каменной стены, лишь будучи уверенной, что ей не треснут по носу. К слову, благодаря талантам эмпатии довольно быстро определяет с какими намерениями вы к ней пришли.
— В близком же кругу девушка по-матерински заботливая, внимательная и чуткая. Она словно чашка горячего шоколада и тёплый плед после тяжелого дня. Она всегда выслушает, поплачет или помолчит вместе с вами – только дайте знак.
— Предпочитает второе имя, и требует, чтобы близкие называли её именно Эленой.
— Никогда ни с кем не встречалась и даже не целовалась. Что делает слухи о её «похождениях» в разы забавней. К слову, последние умудряются проскальзывать до сих пор. Правда, уже далеко не в школе. И, пожалуй, эта одна из причин, по которой Скайлер совсем не рвётся на большие мероприятия, даже несмотря на то, что с ней будет семья.
— С момента «инцидента», как нежно отзываются о её попытке покончить с жизнью родители, брат-близнец сторонится её, словно она прокажённая. Скайлер понимает – он винит себя и боится сделать только хуже, но это вовсе не значит, что она собирается это принимать.
— Курит тайком от родителей. Тайком от всех, потому что даже понимающий Эван меняется в лице, стоит ему увидеть кузину за этим действием. И сколько бы она ни припиралась, говоря, что он не лучше, сигареты вылетают из ее руки раньше, чем она успеет возмутиться.
— Хранит все письма когда-либо адресованные ей. В особенности те, что пришли от семьи и того-самого-аврора.
— Представляется сестрой Эвана Маккензи, и плевать, что они кузен и кузина. Она бы с большой радостью обменяла детство с братом-близнецом на все редкие моменты, что проводила с взрослым волшебником.
— Старается с пониманием относиться к всеобщим танцам с бубном вокруг неё последние пару лет, но постепенно её терпение кончается. Невероятно благодарна семье Эвана и самому Эвану за то, что они не смотрят на неё, как на поломанную, и не ждут, что Скайлер планирует скинуться с моста каждую секунду своей жизни.
— Способный легилимент, но быстрее читает эмоции, нежели мысли, и умеет «громко» думать.

Подпись автора

w h e r e   t h e   n o r t h   w i n d   m e e t s   t h e   s e a   t h e r e ' s   a   r i v e r   f u l l   o f   m e m o r y
⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯ sleep, my darling, safe and sound ⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯⎯
https://funkyimg.com/i/38y3b.gif https://funkyimg.com/i/38y3a.gif
F O R   I N   T H I S   R I V E R ,
all is found

11

thomas jürgen köhler, 05.10.1997https://funkyimg.com/i/2V8ht.gif https://funkyimg.com/i/2V8gZ.gif https://funkyimg.com/i/2V8h2.gif

— в отличие от Мюллера, жил в северной части Германии, вырос в семье маггла и волшебницы. В их семье никогда не было проблем с чистотой крови – поколения смешивались с не магами на протяжении долгого времени. Был старшим ребёнком среди ещё двух сестер младше его на семь лет; любит их всей искренней любовью, постоянно переписывается с ними, находясь в отлучке, и несколько раз привозил их в Румынию на экскурсию. В целом поддерживает хорошие связи с родителями.
— родители не хотели отправлять его к «лягушатникам», не смотря на высокие отзывы о французской школе, точно также, у них не было желания и сталкиваться с «островными обезьянками», и именно поэтому выбор пал на холодный на вид, но с горячим сердцем Дурмстранг.
— мало кто об этом знает, но Томас практически был исключен из школы на последнем курсе, фактически нарушив статус о секретности волшебного мира, спрятав обнаруженное после одной школьной экскурсии в Шведский заповедник яйцо и решив его вывести при помощи книги «Разведение драконов для удовольствия и выгоды», «забыв» о том, что после 1706 это было запрещено законами. Дело смогли замять, так как яйцо обнаружили раньше вылупившегося из него дракона, но уже тогда было понятно, в какую степь планировал пойти работать Кёлер.
— после окончания школы смог попасть на стажировку в Швецию, так что, если вам внезапно захочется послушать истории про место, где всегда «темно и холодно», в ресторанах «только шведский стол», и все шведы слушают ABBA, он с радостью расскажет. Да и в целом, что касается разговоров и общения – Кёлер открыт для всех без исключения.
— был женат на шведской спортсменке, с которой познакомился ещё в школьное время. Волшебница участвовала в гонках на мётлах, но, к сожалению, не пришла к финишной прямой живой. Это сильно скосило тогда ещё юношу на несколько месяцев, поэтому он с радостью принял поездку в Румынию сначала по обмену, но остался там насовсем, поняв, что его больше ничего не держит в северной стране.
— был первый из компании, отчего и не только по возрасту кличиться самым старым. Одинаково хорошо общается со всеми из своей команды, но, наверное, предпочтение отдаёт Акселю и Бенджамину, потому что Мюллера не так часто вытащить туда, куда он не хочет; или туда, где нет человека, нужного ему.

кто

thomas köhler / daniel brühl
https://funkyimg.com/i/2T5qK.gif https://funkyimg.com/i/2T5qP.gif
https://funkyimg.com/i/2T5qM.gif https://funkyimg.com/i/2T5qL.gif
ехать? куда? в румынию? нееееееет
https://funkyimg.com/i/2T5qR.gif https://funkyimg.com/i/2T5qQ.gif
когда ты упал в темзу
https://funkyimg.com/i/2T5qN.gif

axel clément janssen, 03.06.2002https://funkyimg.com/i/2V8hu.gif https://funkyimg.com/i/2V8hv.gif https://funkyimg.com/i/2V8hw.gif

— один из девяти детей полукровного семейства Янссенов из бельгийского города, что граничит с французской стороной. Семья была шумной, громкой, и уследить за каждым ребёнком было крайне трудно, поэтому, не мудрено, что обращали внимание на того, кто орал громче.
— каждого из детей ради интернациональности и опыта отсылали учиться в разные школы по всему мира. Акселю повезло или не слишком учиться в Дурмстранге, хотя и не в полном одиночестве – с ним вместе через несколько лет училась его младшая сестра. Знания он получал из рук вон плохо, что не означало, что у него неплохо получалось вытягивать оценки за счёт своей харизмы и болтливости. Конечно, это не помогало на некоторых предметах, но всё равно, есть с чем работать.
— не смотря на возможности, которые могла бы дать семья, Аксель отказался от всего, что они предлагали. Плюсом было то, что это были не только блага: имущество, магические артефакты, дом или квартира, но и обязанности, в виде узконаправленной неинтересной ему специальности, необходимости выбора будущей жены, которая должна подходить по их нуждам или стать тем, кем он не являлся, стирая со своего лица эту глупую в некоторые моменты улыбку. Так что, после школы он, попутешествовав полтора года, направился в Румынию, благо, предыдущий опыт из разных заповедников по всему миру по время путешествий, очень ему в этом подсобил.
— затычка в каждой бочке, редко замолкающий, а если и да, то выпускающий свою энергию через всё остальное – дёргается, пританцовывает, припрыгивает и делает максимально нелогичные и непонятные никому действия. Однако, когда привыкаешь, то видишь в нём очень даже неплохого человека; он уж точно никогда не бросит своих, как бы эти свои не старались.
— мало что может закопать его в яму депрессии, но если складываются в нужном порыве звёзды, рак свистит на горе, а мужчина понимает, что ему совсем скоро идёт четвёртый десяток, а у него ни дома, ни девушки, ни даже посаженного дерева, всё становится очень плохо. Так что, если вы видите Акселя, внезапно утопающего в слезах вместо своей широкой улыбке, вы знаете, что пошло не так.
— умирает чаще, чем хочет, пусть и не до конца. Постоянно проблема не столько для румынского заповедника, потому что мужчина всегда отмахивается кровоточащей рукой, оторванной ногой или пробитой головой, но продолжает работать, сколько для местного отделения колдомедицины, потому что туда он направляется каждый раз после громких криков своего начальника. С другой стороны, провисать там он любит и без каких-то физических и магических увечий, и вы сами знаете почему.
— дикий фанат слезливых романов, настолько, что готов цитировать их, если бы друзья позволяли.

вас

axel janssen / samuel barnett
всё ещё бельгиец так себе знающий французский, чем позорит всю семью, который уехал учиться в дурмстранг, а потом и вообще свалил в румынию и стал драконологом, чтобы когда-нибудь умереть них всех (но гордо)
сначала делает потом думает
https://funkyimg.com/i/2T5s1.gif https://funkyimg.com/i/2T5rY.gif
https://funkyimg.com/i/2T5s3.gif https://funkyimg.com/i/2T5s4.gif
ты сделал дерьмо?
нет.
ты уверен?
С ЧЕГО ТЫ ТАК РЕШИЛ
https://funkyimg.com/i/2T5s6.gif https://funkyimg.com/i/2T5s2.gif

benjamin liam schneider, 10.07.2003https://funkyimg.com/i/2V8hN.gif https://funkyimg.com/i/2V8hP.gif https://funkyimg.com/i/2V8hQ.gif

— смотря на Бенджамина, каждый раз не понимаешь, какой дементор жил с ним в одной комнате на протяжении всего детства, что он стал таким. Смотрящий широкими голубыми глазами, чаще всего смотря на людей снизу вверх, он оставляет впечатление человека, который не должен работать с драконами, и всё же он здесь, ответственно справляется со своими задачами, и не слишком привлекает к себе внимание магических опасных существ. Однако, нет, пусть его Шнайдеры, являясь чистокровным австрийским родом, и работали напрямую в направлении создания магического снаряжения вместе с гоблинами, тем не менее, с ними никто из его семьи не имел таких тесных связей.
— учился в Хогвартсе, но после окончания школы вновь вернулся в Австрию, и пройдя базовые курсы, смог приступить к работе в фирме родителей. Так как они работали в основном над одеждой и дополнительным инвентарем от магических существ высшего ранга, не удивительно, что его жизнь была связана и с драконами, тем более, что поступления материалов в их небольшую компанию поступали из румынского заповедника. Решил отправиться туда самостоятельно, да бы получить дополнительный опыт; и не ожидал, что задержится там подольше.
— большинство его отношений можно назвать неудачными, и, пожалуй, проблема в самом Бенджи, который абсолютно не умеет вести себя с девушками. Те, кто ему нравились, никогда не смотрели в его сторону, те, кто нравился ему, зачастую, были... «ты достойна большего, чем я» стало своеобразной мантрой, стоило таковой появиться на горизонте и проявить к нему интерес. Последний случай из Австрии и вовсе заставил его чуть ли не брать мантию в руки и бежать, потому что, это превратилось в своеобразную обсессию; а для его новой компанией отличной возможность подшутить над Бенджи и его фанатками.
— ценит своих друзей, но больше всего времени проводит с Акселем, не смотря на то, что уже съехал с дома при заповеднике. Имеет схожие интересы и завидует мужчине, что тот может в любой момент выдать что-то, и даже если это посчитают глупостью, то скинут на его своеобразное обаяние. Пытается вести себя также в моменты, когда принимает крепкий алкоголь, однако, из-за того, что помнит всё на следующий день, ещё неделю прячется по всем углам, чтобы не дай Мерлин, кто-то вспомнил его лицо в неподходящий момент.

позвал?

benjamin schneider / elijah wood
три слова - круассан с ванилью
https://funkyimg.com/i/2T5tw.gif https://funkyimg.com/i/2T5tx.gif
а когда трезвый - очень даже неловкий парень
https://funkyimg.com/i/2T5tv.gif
бонус: (не зря же они ходили друг на друга опираясь)
https://funkyimg.com/i/2T5tK.gif https://funkyimg.com/i/2T5tJ.gif
https://funkyimg.com/i/2T5tL.gif https://funkyimg.com/i/2T5tM.gif

Подпись автора

tell me everything is alright
t e l l  m e  e v e r y t h i n g ' s  j u s t  f i n e
https://funkyimg.com/i/33VgR.gif https://funkyimg.com/i/33VgQ.gif
— tell me the words that i need in  m y  l i f e —

12

R o b b i e   W i l l i a m s  –  P a r t y   L i k e   a   R u s s i a n
https://funkyimg.com/i/2V8si.gif https://funkyimg.com/i/2V8sd.gif
Katarzyna Wiśniowiecki, Катаржина Вишневская, стажёр-колдомедик
2 января 2012 года, Колдовстворец

— Родилась в Варшаве, Польше.
— Катаржина старшая дочь в чистокровном аристократическом роде Вишневских. Первый ребёнок, она всё своё детство наблюдала за тактичными попытками родителей произвести на свет наследника, способного сохранить фамилию и восстановить значительно поредевшее семейное древо из-за последних войн, в которых Вишневские активно участвовали. Увы, кроме четырёх девочек, у них ничего не вышло. А уставшая быть детским инкубатором мать, отказалась разводить щенят, сказав, что справятся с тем, что имеют. И это было предложение с единственным вариантом ответа: «Конечно, дорогая».
— Вишневские зельевары, продающие свой товар по всему миру и тесно связанные с миром колдомедицины. Многие из рода в будущем отходили от бизнеса, предпочитая заботиться непосредственно о людях. Во время мировых войн, вопреки просьбам сохранять статут секретности, Вишневские отправлялись на фронт вместе с магглами, творили «чудеса» своими зельями и погибали наравне с немагическим населением.
— Катаржина всегда знала, что на неё была возложена негласная миссия занять отцовское место, несмотря на «неправильный» пол. Она знала, что выйдет замуж и оставит свою фамилию, передав её ребёнку. Знала, что встанет во главе фармацевтической фирмы. И всячески старалась доказать, что не подведёт. Отец не всегда видел в ней достойную наследницу. Он смотрел на неё, как на выбор, которого у него нет, и это лишь подстёгивало девушку.
— Отличница, спортсменка, она не влипала в передряги с мальчиками. Кажется, Катаржине вовсе они не были интересны. Все свои интересы она устремляла в семейное дело. Всю свою энергию в то, чтобы стать лучшей на фоне наследников мужского пола, которым не приходилось стараться. Они родились достойными.
— Её воспитывали строго. За плохие оценки сажали за тетрадки на каникулах, за детские проступки шлёпали подзатыльники и отправляли помогать эльфам на кухне. Родители Катарджины любили девочку, но никогда не давали ей право на ошибку. И совсем не удивительно, что со временем Катаржина забрала это право сама у себя.
— Она собрана, прекрасно понимает то, чего хочет, и не отвлекается на посторонний шум. Не выносит, когда на неё смотрят как на красивый трофей. Катарджина осознает, что природа не обделила её приятной внешностью, и всё же не полагается на последнюю, добиваясь всего упрямством и старанием.
— Несмотря на внешнюю строгость, она легко сострадает людям, старается искать в мире хорошее и получает удовольствие, леча больных. Умеет признавать ошибки и готова сменить свою точку зрения, докажи вы ей свою позицию.
— В свободное время увлекается бульварными романами, стараясь разгрузить голову. Можно сказать, в романтическом плане, воспитана этой чушью и вечно мечется между поцелуями под дождём и адекватными партнерскими отношениями, о которых ей говорили родители.
— Друзья называют её Катя. Иностранцам разрешает называть себя Кейт. Любит материнское Катенька.
— Умеет в бальные танцы и хорошо поёт. Любит играть в русский бильярд и снисходительно посмеивается над американским пулом, где в дырку влезет два шара.
— Предпочитает естественную красоту, но если потребуется, способна одеться и накраситься так, что упадут все.
— Говорит с легким польским акцентом. Знает польский, русский, английский и французский.

S H E L L S  –  M e x i c o
https://funkyimg.com/i/2V8se.gif https://funkyimg.com/i/2V8sg.gif
Alejandra Daniella Bernardes Cabral, Алехандра Даниэла Бернардес Кабрал, руководитель курсов для повышения квалификации служащих в отделе магического правопорядка Бухареста
1 августа 2006 года, Кастелобрушу

— Алехандра родилась в Рио в огромной шумной семье, где не отличить кузена от брата. У её родителей никогда не было денег, но всегда было множество родственников, гостивших в маленьком узком домике, которого едва хватало на постоянных жильцов.
— Единственная девочка в семье из пяти детей.
— Район, в котором росла Але, нельзя назвать спокойным. Если многих волшебников напугал бы звук выстрелов, Кабрал бы продолжила спать как ни в чём не бывало.
— Они были полукровными волшебниками, но семья Алехандры зачастую связывалась с магглами, стараясь найти способы подзаработать денег. И не всегда эти способы были легальными. Старший брат и главный источник заработка в семье погиб во время одного из таких столкновений. Примерно тогда, будучи ещё совсем ребёнком, Алехандра пообещала себе, что никогда не вернется в дом, стоит ей только закончить школу.
— Так и вышло. Поступив в Кастелобрушу, Алехандра делала всё возможное, чтобы возвращаться в это место, как можно реже. На каникулах девочка искала мелкие работы, на короткие перерывы вовсе оставалась в школе. Она училась неплохо, но, зачастую, ей не хватало внимательности, чтобы получать высшие баллы.
— Её мелкий заработок позволял Але покупать себе те вещи, которые нравились, а не на которые хватало денег. Пронырливость и говорливость помогали девушке сбивать цены и, словно ищейке, находить злачные места, о которых никто не слышал и не говорил.
— В отделение хит визардов девушку сподвигнул пойти школьный молодой человек. Он был её первой любовью, первым поцелуем, первым всем. Они оба жили в опасных районах Рио, знакомы были едва ли не с подгузников, и Алехандра была уверена, что проживут всю будущую жизнь «вдвоём против всех». К сожалению, их цели не оказались одинаковыми. Парень нашёл себе девушку «поприличней», оставив Алехандру один на один со своими глупыми мечтами.
— Не желая наблюдать за цветущим романом каждый день, волшебница согласилась на первую же стажировку по обмену, и с тех пор путешествует по странам, набираясь опыта.
— В любовь не верит, к людям не привязывается (или делает вид, что не привязывается), по сей день отсылает семье письма с деньгами, не реагируя на приглашения погостить дома. Совсем не прочь принять в гости братьев, но те как-то не спешат.
— Несмотря на тяжелое взросление, Алехандра сгусток положительной энергии. Никогда не сидит на месте, общается со всеми сразу и, не сказать, что всегда умеет подобрать правильные слова, но искренне сожалеет, если у нее не получается. Про свои проблемы никогда не рассказывает – их нет. Про прошлое тоже предпочитает молчать, однако может разболтаться со стаканом текилы наперевес.
— Очень быстро учит языки и также быстро их забывает, если они ей не нужны. Хорошо танцует, но кто в Бразилии не умеет танцевать?
— Знает, что может быть назойливой. Вообще, Алехандра трезво смотрит на себя и понимает, что она далеко не мечта каждого человека. А с расставания со школьной любовью вовсе уверена, что мечта никого.

B e y o n c é  –  D a d d y   L e s s o n s
https://funkyimg.com/i/2V8sh.gif https://funkyimg.com/i/2V8sf.gif
Marlene Antonina Graves, Марлен Антонина Грэйвс, заместитель главного колдомедика в отделении травм
24 ноября 2001 года, Ильверморни, Рогатый Змей

— Из Далласа, Техаса.
— Марлен родилась в чистокровной семье Грэйвсов, тесно связанных с МАКУСА и американским Авроратом. В своё время Грэйвсы были простыми шахтёрами, добывавшими драгоценную руду в Америке, и сколотившими своё состояние на этом.
— С Маккензи Марлен связывает не только общая кровь по дальней родственнице – Джилиан Грэйвс. Благодаря последней, семейство Маккензи получило доступ к шахтам Грэйвсов в обмен на место за столом инвесторов. Стоит ли говорить, что Грэйвсы не промахнулись, поставив на иммигрантов из далёкой Шотландии.
— Отец Марлен всегда был в хороших отношениях с нынешней главой клана, отчего девушка была частой гостьей на приёмах. Там она познакомилась с большинством детей Маккензи, которые были ей почти ровесниками.
— От неё никогда не требовали великих свершений. Марлен росла счастливым ребёнком, представленным собственным интересам и увлечениям. Хотелось рисовать? Ей тут же покупали лучший мольберт. Уроки танцев? Пожалуйста. Научиться играть на инструменте? Только назови на каком. К счастью добросердечных родителей, из неё не выросло неблагодарной капризной девицы. Возможно, Марлен не стала великим художником и не начала танцевать перед огромными залами, но не считает это множество умений бесполезным.
— В школе девушка училась прилежно. Ей пророчили прекрасное будущее в Министерстве. В любом месте, о котором Марлен пожелает! Однако сама же волшебница рвалась в музыкальную карьеру. К старшим классам она начала красить волосы в рыжий, обводить глаза черными стрелками и создавать образ будущей покорительницы сцены.
— У неё получилось. У Марлен получалось всё, за что волшебница бралась. Пара хитов, целый альбом, разраставшаяся база фанатов. И всё это изменилось в один день. С Рендаллом Йонкером она была знакома ещё со школы, молчаливо заглядываясь на высокого статного старшеклассника, не спешившего обратить внимание на студентку на два курса младше. Однако встретившись с повзрослевшей Марлен за кулисами одного из приемов, на котором девушка выступала, он оказался совершенно иного мнения.
— Он говорил ей, что Марлен может добиться лучшего, чем толпы фанатов, и Марлен слушала, все реже заглядываясь в сторону своего домашнего фортепиано. Он говорил ей, что светлые волосы идут ей куда больше, и Марлен выбросила рыжую краску. Он не любил яркий макияж – Марлен перестала краситься. Кусочек за кусочком, мужчина превратил её в человека, которого Грэйвс с трудом бы узнала несколько лет назад.
— Спустя два года успешной музыкальной карьеры, Марлен поступила на стажировку в качестве будущего колдомедика. Всеми силами она старалась оказаться ближе к Рендаллу, растворяясь в этих отношениях. Общие друзья, общий дом, общее место работы в общем кабинете отделения травм. Она жила в счастливом коконе, уверенная, что всё в её жизни сложилось так, как надо. Осталось лишь обзавестись детьми, и она была бы на седьмом небе от счастья!
— Каково же было удивление Марлен, когда спустя восемь лет брака, она узнала, что жила в нём одна. Её никогда не любили – Марлен была хорошей партией, способной прикрыть беспросветное непостоянство Рендалла. Несколько облагораживающих штришков, и вот она была достойной женой, не замечавшей ни измен, ни многозначительных вздохов её «друзей». Подав на развод, она ничего не попросила, даже не стала забирать права на техники, которые придумывала вместе с Рендаллом. Только свободу.
— Несколько месяцев Марлен провела в поисках новой работы, когда неожиданно наткнулась на предложение из Румынии. Ей было нечего терять, и, бросив всю свою жизнь позади, она уехала.
— Когда-то полная жизни, она не знает, как превратилась в тихую домашнюю мышку, боящуюся крикнуть слишком громко. Марлен не прочь выпить и покалечиться, творя бесчинства (иначе она была бы не из Техаса), но уже не вспомнит, когда в последний раз так веселилась. С виду абсолютно прилежная, Марлен куда вульгарней, чем кажется. Впрочем, никто об этом не узнает, потому что услышит это только тот, к кому обращались её недвусмысленные комментарии.
— Умеет стрелять, спасибо родственникам Маккензи. Говорит на испанском, английском и учит румынский с той секунды, как получила место.

Подпись автора

are you ready?
.  .  .  hold it steady, COME TO DADDY  .  .  .
https://funkyimg.com/i/33b1P.gif https://funkyimg.com/i/33b1N.gif
all you have to do is to be ready for some action now

13

НОВЫЙ ВИД

Amelie Viktoria Brown (née Rosier)
Амели Виктория Браун (ур. Розье)
https://i.imgur.com/Gtb2wfg.jpg https://i.imgur.com/Gtb2wfg.jpg https://i.imgur.com/Gtb2wfg.jpg
anya taylor-joy
_____________________________________________________________________
29 марта 2009 года — личный секретарь в «MAMC»

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— Дочь Феликса Розье и Эллины Трэверс. Третий и последний ребёнок, помимо неё в семье рос старший брат и средняя сестра.
— Семья Амели – французские иммигранты, сбежавшие в Лондон после падения Грин-де–Вальда; и, пускай, не для кого не секрет, что Розье издавна славились своими радикальными политическими взглядами, до сих пор им удавалось выйти сухими из воды. Как и их чистокровные предки, Феликс и Эллина воспитывали своих детей, взращивая в них чувство исключительности и превосходства над остальным волшебным миром. Взгляды магической элиты могли смягчиться, магические войны пройти, но с раннего детства дети Розье знали, что вместе со «священной» фамилией прилагался весь мир к ногам.
— Амели была спокойным ребёнком, многим спокойней драчливого брата и громкой сестры. Она была усидчивой, вдумчивой и не доставляла хлопот ни родителям, ни гувернанткам. Амели не пачкала и не рвала платья, заучивала этюды и упражнения на фортепиано, как от неё требовали, и ленилась учить родной её семье французский, не отдавая предпочтения привычному английскому. Казалось бы, Амели Розье могла завоевать приз бесхлопотного подарка родителям, не ждавшим прибавления в состоявшуюся семью, но судьба распорядилась иначе.
— Она не проявила магических талантов в раннем возрасте, как это случилось со старшим братом, и не догнала своих родственников поздней, как произошло с её сестрой. Годы шли, а Амели не могла не только взять родительскую палочку в руки, не разнеся полдома, но и сварить самый простой из отваров, упуская главный из ингредиентов: магию. Поначалу кондиция дочери не вызывала у семьи беспокойств. Они успокаивали себя историями о дальних знакомых, чьи дети впервые сколдовали к семи, восьми, десяти годам, однако чудо не спешило на порог Розье. С каждым годом Феликс и Эллина становились всё нетерпимей и раздражительней к дочери, а в год, когда Амели исполнилось одиннадцать, и письмо из Хогвартса так и не пришло, её оповестили о том, что Розье не могли держать у себя «бракованного» ребёнка и одним днём изменили её судьбу навсегда.
— Она одновременно понимала и не понимала отчего её выкинули за порог, словно паршивую овцу. Впитавшая в себя догмы о незаменимости магии, она бы, наверняка, поступила также, не окажись Амели на месте гадкого утёнка сама. Да, она не могла взмахнуть палочкой, расставив разбросанные игрушки по местам, но была достаточно аккуратной и организованной, чтобы не видеть в этом нужды. Она не могла сварить зелье, но помнила порядок и детали рецептов многим лучше, чем её старшие родственники, пошедшие в школу. Да, она никогда бы не смогла пойти по стопам отца, став драконологом, но в волшебном мире было столько профессий, не требовавших магических талантов, что принять свою бракованность до конца у Амели так и не получилось.
— В ночь, когда Амели лишилась дома, фамилии и всякого будущего, девочка впервые рыдала взахлёб, царапалась, изворачивалась, как могла, в надежде, что детская истерика остановит родительскую обиду. Да, она думала, что это всего лишь обида. Они простят её за бракованность и обязательно заберут из гадкого дома, набитого маггловскими детьми и прочими отпрысками низов общества, но Розье так больше и не появились на пороге церковного приюта, в котором оставили ненужную дочь.
— Следующие несколько лет Амели вспоминает с трудом. Она вела себя не лучше загнанного в угол зверька. Не шла на контакт с детьми в приюте, шипела и брыкалась, стоило кому-нибудь сделать ей замечание или потребовать дисциплины. Сложно сосчитать количество раз, которое Амели простояла коленками на зерне, получила указкой по пальцам и кожаным ремнём по телу. Россыпь маленьких шрамов по всему телу осталась с ней по сей день. К счастью, большинство из них находятся в районе спины и живота, легко скрываясь одеждой.
— С каждым годом Амели стала всё чаще и чаще сбегать из приюта и к пятнадцати годам покинула это место навсегда. Ей повезло познакомиться с парочкой волшебников, увидевших в ней потенциал, а не проблему, и на время обрести дом. Их нельзя было назвать лучшими членами магического общества: вылетевшие из школы ренегаты, искатели лёгкой наживы и люди со стёртыми понятиями о морали и чести. Они стали её новой семьёй, а взамен Амели служила им верой и правдой. Люди велись на беззащитные большие глаза и лукавую улыбку, отполированную манерностью настоящей аристократки, и этот талант Амели не остался неиспользованным. Поначалу они обворовывали магглов, неспособных причинить вред группе волшебников, но опыт Амели рос, и постепенно их команда становилась смелей, переключавшись на волшебных сородичей, не подозревавших о том, что безобидная девочка-сквиб могла завести их в ловушку.
— Стоило ожидать, что слухи об их заслугах начали расползаться по улицам волшебного мира, и в один из вечеров, когда размах успеха сделал их совсем неосторожными, Амели и остальные попались на хит-визардов, уже давно наступавших им на пятки. Несовершеннолетней Амели дали выбор: рассказать всё и отделаться долгом перед Министерством или сохранить молчание, отправившись отсиживать годы заключения. Поначалу Амели упрямилась, но сидевший перед ней хит-визард оказался достаточно убедительным, чтобы склонить её на сторону закона. Она и ещё парочка волшебников, не достигших взрослого возраста, последовали по пути меньшего сопротивления и вышли из Министерства, отделавшись лёгким испугом. С того дня Амели больше их не видела и не искала контактов.
— Что же до хит-визарда, он увидел в Амели что-то, что не увидели остальные и взял под своё крыло, когда никто бы не пошевелил и пальцем. Он помог ей устроиться официанткой в таверну, дал маленькую сумму на первое время, чтобы девушка не умерла с голоду, и частенько заходил проверять её, когда оказывался неподалёку. Амели быстро полюбила своего «спасителя» и не заметила, как спустя всего несколько месяцев поселилась у него под крышей.
— Она прожила так почти два года. Успела сменить пост официантки на ассистентку в книжном магазине, горничную в волшебном отеле, привет-ведьму, исполнительницу живой музыки. Она преподавала французский, сольфеджио и бралась за всё, что позволяло ей хоть как-то получить независимость, но этого было недостаточно. В надежде на помощь она попросила своего молодого человека дернуть за пару ниточек в Министерстве и узнать о возможности стажировки в Визенгамоте, о котором девушка мечтала с тех пор, как осознала, что никогда не сможет колдовать, однако к своему удивлению получила твёрдый отказ.
— У Амели и Майкла было много разногласий, но недостаточно. Ну и что, что Амели не хотела детей, ведь этот вопрос не стоял ребром прямо сейчас. Она прощала ему чрезмерный контроль и попытки запереть её в квартире, объясняя это неизменным стремлением защитить девушку от враждебного к ней мира. И всё же новость о том, что Амели была в очередной раз недостаточно «волшебной», чтобы заслужить шанс на хорошую жизнь, она простить не смогла. Амели рассталась с ним, собрала чемоданы и вышла в ночь, не имев ни места, куда идти, ни плана на своё будущее. Впрочем, искать долго не пришлось. Её комната в таверне, где Амели пела по вечерам, пустовала и владелец с радостью принял девушку обратно.
— Встреча с семьёй Маккензи не была случайностью. Амели уже давно искала способов выползти из бесконечных маленьких подработок и найти себе место, способное обеспечить ей жизнь. Пустив клич по старым знакомым, она оказалась в нужном месте в нужное время, познакомившись в сыном Маккензи, и уже через несколько недель сидела в кабинете его родителей, доказывая свою незаменимость.
— Амели не надеялась получить место, предполагав, что на её роль обязательно возьмут безголовое существо, способное размахивать палочкой, и это был первый из множества последующих раз, когда девушка недооценила эту семью. Ей было тяжело поверить, что незнакомые люди могли проявлять сострадание не из корыстных целей, а просто так. В лице своего нового начальника она нашла не только билет в лучший мир, но и настоящего друга, пускай, Амели упрямится и говорит, что они не могут быть даже приятелями, по сей день. За год, проведённый в «МАМС», она видела больше самоотверженности, чем за всю свою жизнь, и речь шла не об одном Эване Маккензи, проплывшим полмира и чуть не сыгравшим в ящик, ради своего друга. То, как эти люди стояли друг за друга и компанию горой, поразило Амели до глубины души и разрушило остатки её детского чистокровного сознания под основание. Маккензи были чистокровным, уважаемым родом и оставались человечными там, где её семья вела себя хуже тех, с кем Амели пришлось связываться на улицах Лондона. Ей было противно от себя, от её биологических родителей и всего, что она когда-то принимала за истину. И если прожитая девушкой жизнь обточила её резкие суждения, то Маккензи придали им финальные формы.
— С возрастом спокойный нрав Амели не поменялся, но прожитые испытания сделали её закрытой и порой прохладной ко всему неизвестному и незнакомому. Она не любит распространяться о себе, тяжело показывает свои истинные чувства и сближается с людьми нехотя и неспешно. И всё же узнать её вполне возможно. Амели не скупится высказывать свои мысли вслух и порой оставляет впечатление строгого и требовательного человека, но её замечания хранят в себе ничто иное, как искреннюю заботу и беспокойство. Что же до строгости, то Амели способна простить куда больше, чем люди себе представляют, пока с ней общаются на равных.
— Остра на язык и предпочитает прибегать к юмору, требующему пораскинуть мозгами. Впрочем, сама она не избирательна в том над чем смеяться. Изощрённая шутка рассмешит её в той же мере, что и засунутые в нос соломинки, но Амели обязательно попытается это скрыть.
— Обладает исключительной дисциплиной и хорошей памятью. Не ленива, целеустремлённа и для достижения целей готова пожертвовать общественной моралью и званием «хорошей». Результат интересен Амели куда больше, чем репутация светлого ангела, хотя и её девушка постарается сохранить.
— Ей не чуждо сострадание. Амели способна поставить себя на чужое место и понять чувства посторонних. Может показаться, что холодность Амели от высокомерия, но она проста и человечна и совсем не считает, что лучше остальных. Амели знает в чём хороша, а в чём неумела, и считает, что заслуживает такого же отношения, как и все окружающие; и, разумеется, больше всего на свете боится узнать, что это не так.
— Играет на фортепиано и хорошо поёт. Говорит на английском и французском, которые выучила ещё в детстве. Может поддержать диалог на испанском, хотя до уровня французского и английского сильно не дотягивает. Умеет танцевать и рисовать, но исключительным талантом это не назовёшь. Хороша в играх, требующих терпения и планирования на десять шагов вперёд. Научена пользоваться револьвером Эваном Маккензи.
— Фамилию получила от нянечки, воспитывавшей Амели в приюте. Предпочитает своё имя и просит людей не называть её «мисс Браун» без необходимости.
— Несмотря на холодный фасад, крайне эмоциональна и интуитивна. Порой шквал чувств Амели настолько силён, что попытки с ними справиться заканчиваются кровящим носом, но это её не останавливает.
— Романтична. Вечно борется со своей головой, поливая её ледяной логикой и жизненным опытом, и всё равно безуспешно. Сколько бы Амели ни пыталась, её сознание продолжает верить в сказочное долго и счастливо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Документы из детского дома не указывают ни места рождения, ни настоящей фамилии Амели. В обстоятельствах прибытия указано, что она страдает провалами в памяти, не может назвать имён родителей, домашнего адреса и помнит только своё имя. В заметках также написано, что ребёнок не числится в списках пропавших. К выписке из детского дома приложен дубликат настоящего свидетельства о рождении, полученный Амели подпольными путями.

— В 2023 году в 14 лет Амели Браун числится официанткой в джентельменском клубе «La Fleur Sauvage» под новыми документами Ноэль Руа [Noëlle Victoria Roy, 24.12.2006] из Монреаля, Канады. Она числится официанткой, привет-ведьмой и занимается «иностранной» частью зала. В особенности, гостями из франкоязычных регионов. Насколько известно, клуб закрыли пару лет назад после судебного разбирательства о найме несовершеннолетних и предоставлении клубом не входящих в легальный реестр услуг.

— В апреле 2025 года в 16 лет Амели задержана хит-визардами и обвиняется в мошенничестве, подделке личности и грабеже. Ссылаясь на первый и единственный случай, несовершеннолетие задержанной и содействие властям в поимке соучастников, Амели отпускают под условное осуждение со сроком в два года. К документам о задержании приложена рукописная стенограмма её показаний. В заметках указано, что Амели не находилась под действием сыворотки правды.

— Несколько дней спустя Амели берёт под опеку Майкл Пэрри [12.09.2000] до совершеннолетнего возраста, чтобы избежать её возврата в детский дом. Амели прописывают в его лондонской квартире.

— Следующий официальный контракт Амели указан с марта 2026 года. Она числится музыкантом и певицей в «Таверне», находящейся в сердце магического Лондона, и несмотря на сценический образ под именем Виктория, зарегистрирована под официальным именем Амели Браун.

— Между 2026 и 2028 годом наравне с постоянным контрактом мелькают «маленькие» работы в виде музыкального и языкового репетиторства, продавцом в книжной лавке и стенографисткой в отделе магического транспорта.

— В январе 2028 года Амели меняет прописку на нынешний лондонский адрес. На работе у Маккензи девушка значится с февраля 2028 года под документами Амели Браун.

— Все документы о доставке груза в Англию подписаны ей, как доверенным лицом Эвана Маккензи, и Фионной Уолш, как доверенным лицом Риштерда Уолша.

#np:  B a l m o r h e a  –  Re m e m b e r a n c e
https://funkyimg.com/i/35D4s.gif https://funkyimg.com/i/35D4p.gif
Amelie Viktoria Brown (née Rosier), Амели Виктория Браун (ур. Розье), личный секретарь в «MAMC»
29 марта 2009 года, сквиб

— Дочь Феликса Розье и Эллины Трэверс. Третий и последний ребёнок, помимо неё в семье рос старший брат и средняя сестра.
— Семья Амели – французские иммигранты, сбежавшие в Лондон после падения Грин-де–Вальда; и, пускай, не для кого не секрет, что Розье издавна славились своими радикальными политическими взглядами, до сих пор им удавалось выйти сухими из воды. Как и их чистокровные предки, Феликс и Эллина воспитывали своих детей, взращивая в них чувство исключительности и превосходства над остальным волшебным миром. Взгляды магической элиты могли смягчиться, магические войны пройти, но с раннего детства дети Розье знали, что вместе со «священной» фамилией прилагался весь мир к ногам.
— Амели была спокойным ребёнком, многим спокойней драчливого брата и громкой сестры. Она была усидчивой, вдумчивой и не доставляла хлопот ни родителям, ни гувернанткам. Амели не пачкала и не рвала платья, заучивала этюды и упражнения на фортепиано, как от неё требовали, и ленилась учить родной её семье французский, не отдавая предпочтения привычному английскому. Казалось бы, Амели Розье могла завоевать приз бесхлопотного подарка родителям, не ждавшим прибавления в состоявшуюся семью, но судьба распорядилась иначе.
— Она не проявила магических талантов в раннем возрасте, как это случилось со старшим братом, и не догнала своих родственников поздней, как произошло с её сестрой. Годы шли, а Амели не могла не только взять родительскую палочку в руки, не разнеся полдома, но и сварить самый простой из отваров, упуская главный из ингредиентов: магию. Поначалу кондиция дочери не вызывала у семьи беспокойств. Они успокаивали себя историями о дальних знакомых, чьи дети впервые сколдовали к семи, восьми, десяти годам, однако чудо не спешило на порог Розье. С каждым годом Феликс и Эллина становились всё нетерпимей и раздражительней к дочери, а в год, когда Амели исполнилось одиннадцать, и письмо из Хогвартса так и не пришло, её оповестили о том, что Розье не могли держать у себя «бракованного» ребёнка и одним днём изменили её судьбу навсегда.
— Она одновременно понимала и не понимала отчего её выкинули за порог, словно паршивую овцу. Впитавшая в себя догмы о незаменимости магии, она бы, наверняка, поступила также, не окажись Амели на месте гадкого утёнка сама. Да, она не могла взмахнуть палочкой, расставив разбросанные игрушки по местам, но была достаточно аккуратной и организованной, чтобы не видеть в этом нужды. Она не могла сварить зелье, но помнила порядок и детали рецептов многим лучше, чем её старшие родственники, пошедшие в школу. Да, она никогда бы не смогла пойти по стопам отца, став драконологом, но в волшебном мире было столько профессий, не требовавших магических талантов, что принять свою бракованность до конца у Амели так и не получилось.
— В ночь, когда Амели лишилась дома, фамилии и всякого будущего, девочка впервые рыдала взахлёб, царапалась, изворачивалась, как могла, в надежде, что детская истерика остановит родительскую обиду. Да, она думала, что это всего лишь обида. Они простят её за бракованность и обязательно заберут из гадкого дома, набитого маггловскими детьми и прочими отпрысками низов общества, но Розье так больше и не появились на пороге церковного приюта, в котором оставили ненужную дочь.
— Следующие несколько лет Амели вспоминает с трудом. Она вела себя не лучше загнанного в угол зверька. Не шла на контакт с детьми в приюте, шипела и брыкалась, стоило кому-нибудь сделать ей замечание или потребовать дисциплины. Сложно сосчитать количество раз, которое Амели простояла коленками на зерне, получила указкой по пальцам и кожаным ремнём по телу. Россыпь маленьких шрамов по всему телу осталась с ней по сей день. К счастью, большинство из них находятся в районе спины и живота, легко скрываясь одеждой.
— С каждым годом Амели стала всё чаще и чаще сбегать из приюта и к пятнадцати годам покинула это место навсегда. Ей повезло познакомиться с парочкой волшебников, увидевших в ней потенциал, а не проблему, и на время обрести дом. Их нельзя было назвать лучшими членами магического общества: вылетевшие из школы ренегаты, искатели лёгкой наживы и люди со стёртыми понятиями о морали и чести. Они стали её новой семьёй, а взамен Амели служила им верой и правдой. Люди велись на беззащитные большие глаза и лукавую улыбку, отполированную манерностью настоящей аристократки, и этот талант Амели не остался неиспользованным. Поначалу они обворовывали магглов, неспособных причинить вред группе волшебников, но опыт Амели рос, и постепенно их команда становилась смелей, переключавшись на волшебных сородичей, не подозревавших о том, что безобидная девочка-сквиб могла завести их в ловушку.
— Стоило ожидать, что слухи об их заслугах начали расползаться по улицам волшебного мира, и в один из вечеров, когда размах успеха сделал их совсем неосторожными, Амели и остальные попались на хит-визардов, уже давно наступавших им на пятки. Несовершеннолетней Амели дали выбор: рассказать всё и отделаться долгом перед Министерством или сохранить молчание, отправившись отсиживать годы заключения. Поначалу Амели упрямилась, но сидевший перед ней хит-визард оказался достаточно убедительным, чтобы склонить её на сторону закона. Она и ещё парочка волшебников, не достигших взрослого возраста, последовали по пути меньшего сопротивления и вышли из Министерства, отделавшись лёгким испугом. С того дня Амели больше их не видела и не искала контактов.
— Что же до хит-визарда, он увидел в Амели что-то, что не увидели остальные и взял под своё крыло, когда никто бы не пошевелил и пальцем. Он помог ей устроиться официанткой в таверну, дал маленькую сумму на первое время, чтобы девушка не умерла с голоду, и частенько заходил проверять её, когда оказывался неподалёку. Амели быстро полюбила своего «спасителя» и не заметила, как спустя всего несколько месяцев поселилась у него под крышей.
— Она прожила так почти два года. Успела сменить пост официантки на ассистентку в книжном магазине, горничную в волшебном отеле, привет-ведьму, исполнительницу живой музыки. Она преподавала французский, сольфеджио и бралась за всё, что позволяло ей хоть как-то получить независимость, но этого было недостаточно. В надежде на помощь она попросила своего молодого человека дернуть за пару ниточек в Министерстве и узнать о возможности стажировки в Визенгамоте, о котором девушка мечтала с тех пор, как осознала, что никогда не сможет колдовать, однако к своему удивлению получила твёрдый отказ.
— У Амели и Майкла было много разногласий, но недостаточно. Ну и что, что Амели не хотела детей, ведь этот вопрос не стоял ребром прямо сейчас. Она прощала ему чрезмерный контроль и попытки запереть её в квартире, объясняя это неизменным стремлением защитить девушку от враждебного к ней мира. И всё же новость о том, что Амели была в очередной раз недостаточно «волшебной», чтобы заслужить шанс на хорошую жизнь, она простить не смогла. Амели рассталась с ним, собрала чемоданы и вышла в ночь, не имев ни места, куда идти, ни плана на своё будущее. Впрочем, искать долго не пришлось. Её комната в таверне, где Амели пела по вечерам, пустовала и владелец с радостью принял девушку обратно.
— Встреча с семьёй Маккензи не была случайностью. Амели уже давно искала способов выползти из бесконечных маленьких подработок и найти себе место, способное обеспечить ей жизнь. Пустив клич по старым знакомым, она оказалась в нужном месте в нужное время, познакомившись в сыном Маккензи, и уже через несколько недель сидела в кабинете его родителей, доказывая свою незаменимость.
— Амели не надеялась получить место, предполагав, что на её роль обязательно возьмут безголовое существо, способное размахивать палочкой, и это был первый из множества последующих раз, когда девушка недооценила эту семью. Ей было тяжело поверить, что незнакомые люди могли проявлять сострадание не из корыстных целей, а просто так. В лице своего нового начальника она нашла не только билет в лучший мир, но и настоящего друга, пускай, Амели упрямится и говорит, что они не могут быть даже приятелями, по сей день. За год, проведённый в «МАМС», она видела больше самоотверженности, чем за всю свою жизнь, и речь шла не об одном Эване Маккензи, проплывшим полмира и чуть не сыгравшим в ящик, ради своего друга. То, как эти люди стояли друг за друга и компанию горой, поразило Амели до глубины души и разрушило остатки её детского чистокровного сознания под основание. Маккензи были чистокровным, уважаемым родом и оставались человечными там, где её семья вела себя хуже тех, с кем Амели пришлось связываться на улицах Лондона. Ей было противно от себя, от её биологических родителей и всего, что она когда-то принимала за истину. И если прожитая девушкой жизнь обточила её резкие суждения, то Маккензи придали им финальные формы.
— С возрастом спокойный нрав Амели не поменялся, но прожитые испытания сделали её закрытой и порой прохладной ко всему неизвестному и незнакомому. Она не любит распространяться о себе, тяжело показывает свои истинные чувства и сближается с людьми нехотя и неспешно. И всё же узнать её вполне возможно. Амели не скупится высказывать свои мысли вслух и порой оставляет впечатление строгого и требовательного человека, но её замечания хранят в себе ничто иное, как искреннюю заботу и беспокойство. Что же до строгости, то Амели способна простить куда больше, чем люди себе представляют, пока с ней общаются на равных.
— Остра на язык и предпочитает прибегать к юмору, требующему пораскинуть мозгами. Впрочем, сама она не избирательна в том над чем смеяться. Изощрённая шутка рассмешит её в той же мере, что и засунутые в нос соломинки, но Амели обязательно попытается это скрыть.
— Обладает исключительной дисциплиной и хорошей памятью. Не ленива, целеустремлённа и для достижения целей готова пожертвовать общественной моралью и званием «хорошей». Результат интересен Амели куда больше, чем репутация светлого ангела, хотя и её девушка постарается сохранить.
— Ей не чуждо сострадание. Амели способна поставить себя на чужое место и понять чувства посторонних. Может показаться, что холодность Амели от высокомерия, но она проста и человечна и совсем не считает, что лучше остальных. Амели знает в чём хороша, а в чём неумела, и считает, что заслуживает такого же отношения, как и все окружающие; и, разумеется, больше всего на свете боится узнать, что это не так.
— Играет на фортепиано и хорошо поёт. Говорит на английском и французском, которые выучила ещё в детстве. Может поддержать диалог на испанском, хотя до уровня французского и английского сильно не дотягивает. Умеет танцевать и рисовать, но исключительным талантом это не назовёшь. Хороша в играх, требующих терпения и планирования на десять шагов вперёд. Научена пользоваться револьвером Эваном Маккензи.
— Фамилию получила от нянечки, воспитывавшей Амели в приюте. Предпочитает своё имя и просит людей не называть её «мисс Браун» без необходимости.
— Несмотря на холодный фасад, крайне эмоциональна и интуитивна. Порой шквал чувств Амели настолько силён, что попытки с ними справиться заканчиваются кровящим носом, но это её не останавливает.
— Романтична. Вечно борется со своей головой, поливая её ледяной логикой и жизненным опытом, и всё равно безуспешно. Сколько бы Амели ни пыталась, её сознание продолжает верить в сказочное долго и счастливо.

личное дело

Документы из детского дома не указывают ни места рождения, ни настоящей фамилии Амели. В обстоятельствах прибытия указано, что она страдает провалами в памяти, не может назвать имён родителей, домашнего адреса и помнит только своё имя. В заметках также написано, что ребёнок не числится в списках пропавших. К выписке из детского дома приложен дубликат настоящего свидетельства о рождении, полученный Амели подпольными путями.

— В 2023 году в 14 лет Амели Браун числится официанткой в джентельменском клубе «La Fleur Sauvage» под новыми документами Ноэль Руа [Noëlle Victoria Roy, 24.12.2006] из Монреаля, Канады. Она числится официанткой, привет-ведьмой и занимается «иностранной» частью зала. В особенности, гостями из франкоязычных регионов. Насколько известно, клуб закрыли пару лет назад после судебного разбирательства о найме несовершеннолетних и предоставлении клубом не входящих в легальный реестр услуг.

— В апреле 2025 года в 16 лет Амели задержана хит-визардами и обвиняется в мошенничестве, подделке личности и грабеже. Ссылаясь на первый и единственный случай, несовершеннолетие задержанной и содействие властям в поимке соучастников, Амели отпускают под условное осуждение со сроком в два года. К документам о задержании приложена рукописная стенограмма её показаний. В заметках указано, что Амели не находилась под действием сыворотки правды.

— Несколько дней спустя Амели берёт под опеку Майкл Пэрри [12.09.2000] до совершеннолетнего возраста, чтобы избежать её возврата в детский дом. Амели прописывают в его лондонской квартире.

— Следующий официальный контракт Амели указан с марта 2026 года. Она числится музыкантом и певицей в «Таверне», находящейся в сердце магического Лондона, и несмотря на сценический образ под именем Виктория, зарегистрирована под официальным именем Амели Браун.

— Между 2026 и 2028 годом наравне с постоянным контрактом мелькают «маленькие» работы в виде музыкального и языкового репетиторства, продавцом в книжной лавке и стенографисткой в отделе магического транспорта.

— В январе 2028 года Амели меняет прописку на нынешний лондонский адрес. На работе у Маккензи девушка значится с февраля 2028 года под документами Амели Браун.

— Все документы о доставке груза в Англию подписаны ей, как доверенным лицом Эвана Маккензи, и Фионной Уолш, как доверенным лицом Риштерда Уолша.

Подпись автора

are you ready?
.  .  .  hold it steady, COME TO DADDY  .  .  .
https://funkyimg.com/i/33b1P.gif https://funkyimg.com/i/33b1N.gif
all you have to do is to be ready for some action now

14

Matthias Vincent François Janssen
Матиас Винсент Франсуа Янссен
https://funkyimg.com/i/39ufN.gif https://funkyimg.com/i/39ufP.gif https://funkyimg.com/i/39ufQ.gif
joel mchale
_____________________________________________________________________
11 августа 1997 года — Хогвартс, Слизерин — Адвокат фирмы «Laisné & Maes Law»

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— возможно, это история смогла выйти как в магической сказке про трёх братьев, с доставшимися талантами, однако, Матиас был четвёртым сыном Эверта и Клементины Янссенов, автоматически лишаясь любых шансов попасть в оную. С другой стороны, не сказать, что количество мальчиков в семье как-то вынудило лишить малыша родительской любви; старшему сыну уже было десять лет, и он требовал самостоятельности, так что, бельгийцам ничего и не мешало переключиться на Матиаса.
— чувствовалось, что волшебники выработали определенную стратегию по воспитанию своих детей. Прежде, чем мальчишка успевал взорвать своё окружение, они находили для него ответы и интересные занятия, охлаждая его пыл. Конечно, временами приходилось прибегать и к более жёстким мерам, но Янссены старались не наказывать своих детей, предпочитая решать проблемы мирным путём. Возможно, в будущем именно это и будет его детским ответом, по какой причине он выбрал именно то, чем занимается будучи взрослым.
— Чем проходило больше лет, тем более непоседливым он становился. Интересно было всё: от того, чтобы засунуть палец в муравейник и посмотреть, что будет до почему это Ник и Сандер не берут его гулять с собой, может, в таком случае лучше остаться дома всем? Был готов идти на уступки и успокаиваться тогда, когда всё шло по его плану. В том случае, когда вещи шли параллельно, умудрялся сесть в лужу сам и посадить туда же остальных. Любопытный момент был в том, что учился на своих ошибках, и всё чаще в такие моменты вместо лужи оказывалось озеро, а сам он отлично из него выплывал.
— Матиас знал, в какую школу будет поступать, изучая английский вместе со своим отцом. Учил он его без особого интереса, и, пожалуй, до поступления в Хогвартс до конца не понимал, насколько он был ему необходим. Несмотря на то, что редко выказывал симпатию своим братьям, уезжать в какую-то «вонючую Англию» он совершенно не хотел, отчего и осваивать неизвестный ему язык стремился ещё меньше. Кто же знал, что впервые за всё время, решать ему никто не дал, и не успел волшебник моргнуть, как катил свою телегу с чемоданом по незнакомому английскому вокзалу.
— школа смогла удивить его – в ней оказалось не так плохо, как могло бы быть. Попав на Слизерин, он сразу смог приобрести для себя новых друзей, подшучивающих над его английским первые несколько минут прежде, чем узнали, что Матиас мог разговаривать на двух других языках с куда большей уверенностью, к тому же, рос в другой культуре, чем также сразу заинтересовал сокурсников. И вот, где изначально были только холодные стены да грубые портреты в огромном замке, Янссен смог увидеть и возможность разболтать очередных людей на картинах, узнавая у них много интересного, как и отправляться путешествовать по замку под покровом ночи, ловя адреналин от непойманности.
— учился волшебник хорошо – это всё желание доказать всем и каждому свою талантливость. Позже ко всему прочему добавилось и понимание, что Вард, будучи старшим братом, в принципе был многим опытнее, а ко всему прочему, направленный в Шармбатон, оказался впереди его и на много курсов. Соревновательная жизнь вывела его на те хобби, о которых он никогда не мог подумать. И вот, спустя несколько лет он свободно разговаривал на английском, не отличаясь произношением от британцев, играл за сборную команды Слизерина в квиддич, был одним из лучших в дуэльном клубе, и мог соревноваться с лучшими зельеварами на курс старше его в клубе зельеварении.
— именно таким он был замечен Янником Картье, французским мальчиком, ставшим сиротой в возрасте восьми лет и попавший в приют по месту жительства в Англии. Матиаса, защитившего первокурсника от нападавших сокурсников за его отсутствие семьи взбесило такое поведение, и он взял под крыло Янника, понимая, что ни за что бы не смог представить свою жизнь без Янссенов, тем более, для него это был первый раз, когда защищали не его, а он. Несильно смущённый возрастом, видя, как сильно был развит Янник, они нашли для себя общие интересы, поддерживали общение на французском языке, как одни из единственных на факультете, и довольно быстро стали близкими друзьями. Искреннее желание помочь также позволило Яннику оказываться на всех длинных каникулах в гостях у друга в Бельгии; а через два года и вовсе стать полноправным членом семьи Янссенов. Матиас до сих пор спустя годы вспоминал то, что сделали ради него родители, и не мог забыть этого чувства веры в него и в его слова, когда мальчишкой он просил их подумать о возможности приютить Янника в их семью навсегда.
— слизеринец, выпускаясь из школы, за несколько лет до этого знал, кем хотел работать в будущем. Видя, как много людей сталкиваются с отсутствием возможности получить защиту собственных прав, или, более того, не знают как сделать это самостоятельно, Матиас, получавший удовольствие от слов благодарности за оказанную помощь и восхищённые взгляды, был готов отучиться на специальных курсах, да бы попытать счастья в департаменте правопорядка, вернувшись в Бельгию. Он делает это без помощи Варда, уже работающего в том же отделе несколько лет, предлагающего свою помощь в написании письма с рекомендациями.
— он не был слеп на тех, кто не пытался завести с ним общение, – что зачастую вызывало у него интерес и пару вопросов, – и тем более, прекрасно слышал, кто хотел найти его внимание. Девушку по имени Лола нельзя было назвать задиристой, но видимо именно общение с Матиасом вынуждало её вбрасывать резкие высказывания, заставляя его вздёрнуть бровь. Слово за слово, аргумент за аргументом, и они не успели заметить, как между ними закрутился страстный роман, базирующийся на отношении, где каждый должен был доказать свою правду. Они поженились, когда Янссену было 24 года.
— наверное, такие браки могут жить. Он много раз видел, как дух соревнования, незлые шутки и выдача свободы работали. Матиас из тех, кто многое не замечает до момента, пока ему этого не сказать, в то время как произнесенные по десятому разу, казалось бы, не обидные фразы, становились такими, как бы ты не хотел. Волшебник смотрел на Ника, на Сандера, на Варда, и понимал, что каждый сталкивался с каким-либо проблемами брака или отношений. Так почему он надеялся, что с ним всё будет иначе? Они были обречены изначально. И он, и Лола, игнорировали этот факт.
— он ушёл из бельгийского Министерства магии когда ему было двадцать семь. Получив свой опыт, а главное, предложение в частной юридической фирме, зарплата в которой была в разы больше, чем для министерского служащего; это нужно было ему, ведь Матиас понимал, что он был кормильцем семьи, – несмотря на то, что Лола тоже работала, он держал в голове мысль, что хотел быть большей опорой, — и, более того, им нужно было развиваться. Маг чувствовал, как становился важным: люди обращались к нему за помощью, партнёры обращали внимание на молодого, но перспективного работника, позволяя ему браться за сложные дела. Тогда, когда Янссен смог отстроить свою карьеру и взять кредит на дом, всё остальное в его жизни шло под скос.
— плохо было всё: от бытовых разговоров до их взглядов. Лола совсем ушла с работы, не запрещая мужу обеспечивать их обоих, и стала искать себе хобби, забивая свободное от безработицы время. Она ходила на различные курсы, много путешествовала, встречалась со своими друзьями после «тяжелого» дня; и он был бы не против, если бы чувствовал хотя бы немного благодарность за происходящее. Матиас прекрасно понимал, что никто не должен был падать ему в ноги, но и давно не чувствовал разливающегося теплого ощущения за предложение сходить вечером на совместный ужин, или даже съесть заказанную в ближайшей пиццерии еду дома. Он знал о ценностях семьи, но в итоге не мог получить их, хотя, казалось бы, со своей стороны делал всё необходимое.
— Мать пыталась успокоить его: «хорошо, что вы не успели завести детей, верно?», отец приговаривал: «лучше сейчас, чем в старости, когда сил на это не будет», и как бы он не хотел согласиться на успокоительные фразы от всех членов семьи, развод дался ему тяжело. Бесконтрольные ссоры и немой вопрос «что мы делаем? Зачем?» привели к тому, что все клятвы, расписанные несколько лет назад в красивом зале, канули в лето. Расторгая брак, стоя на пороге в 30 лет, они сошлись на том, что делают это обоюдно, осознав до конца, что они оба несчастны; но, видимо, помянули недобрым словом друг друга в голове, не избежав последствий.
— его жизнь начала рушиться. Началась чёрная полоса. Так клятва «беречь» не сберегла самого Матиаса, и он внезапно заболел, оказавшись в больничном крыле. «Обеспечивание» не смогло удерживаться долго, и он был отправлен в отпуск, да бы подправить своё здоровье. Он лишился «созданного нами уюта в доме», получив письмо о взломе во время своего отсутствия с поджогом. Всё, что он скрупулёзно «создавал» и «поддерживал» рушилось на его глазах, и он ничего не мог с этим сделать.
— как и за многое в этой жизни, и в этот раз он должен был благодарить семью. Янссены бросили клич по всей округе, где каждый приложил руку, пытаясь найти: человека, у кого спросить совет, специалиста по клятвам, рецепты зельев и ритуалы. Прошло полгода прежде, чем пара из друидов, – не подумайте, он тоже отнёсся к этому изначально довольно скептично, – смогли отвязать его от проклятия чередой встреч и обрядов. В прочем, ему казалось, что это не прошло бесследно; да и его предупреждали, что в любой момент могут проявиться последствия, даже после того, как всё закончилось.
— по крайней мере, он мог выдохнуть хотя бы сейчас. Он выздоровел, вернулся на работу, закрыл глаза на потерянные сердцу вещи и отстроил поврежденные помещения заново. Матиас шутил, что теперь у него было много времени – встречаясь с Лолой, он всё реже стал видеться со своей семьей, и даже Янником, контакт с которым поддерживал чаще всего. Он был одновременно и счастлив, и не мог успокоить внутреннее ощущение неспокойствия, пусть и со временем привык к нему. Матиасу потребовалось время для того, чтобы вновь начать встречаться с женщинами. Он не мог сказать, что не был бы готов перейти на новые ступени и, например, начать сожительствовать вновь; и всё же, не торопился этого делать. Более того, он часто ссорился с ними, так что, он и не успевал ничего предложить – одна за другой они покидали его, оставляя в одиночестве.
— так он дожил до своих тридцати трёх, всё больше погружаясь в то, что давалось ему лучше всего. Янссен закрывал дела одни за другими, соревнуясь с Вардом и его коллегами из Министерства, совершенствовался, поддерживая собственную жизнь в состоянии «я буду в порядке, если не думать, что нет.» Матиас, и до этого не желающий делиться своими проблемами, вовсе надел на себя маску вздёрнутого подбородка, которому с легкостью давалось решение любых проблем. Волшебник умело находил информацию, «чесал языком», знакомился с необходимыми людьми и на протяжении всего этого времени пытался вернуться в точку, когда чувствовал себя счастливым. А ведь бельгиец и не мог подумать о том, что в один день порог его офиса перешагнёт девушка, что перевернет жизнь волшебника.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
— на первом курсе вышел из класса с урока со словами «я устал здесь с вами сидеть, посидел – и хватит»; только после разговора с деканом до конца понял, что ему здесь сидеть семь лет, и уставать от уроков, тем более, уходить с них, ему так легко никто не позволит.
— сцепившись в споре за акцент, получил пожелание потушить свой горящий анус; в свою защиту, спустя какое-то время смог раздобыть пару растопырников у озера на приманку из ракообразных, и поймав нужный момент в душевой, выпустил таковых на пол, заперев неугодных ему студентов с собственного факультета.
— на третьем курсе понял, что количество учебников растёт прогрессивно, отчего путём проб и ошибок вышел на то, где их носить не надо, где возможно получить учебник из шкафа, а кто готов с ним поделиться. В принципе, чем старше становился, тем меньше становилось его конспектов; разбитые по предметам он оставил позади ещё на начальных курсах.
— тоже самое касалось и перьев, чернил, и другой учебной канцелярии. У него это все было, но вот носить – не носил; лишь в избранный день, когда на горе свистел соплохвост, Матиас Янссен приходил со своим пером.
— назван зачинщиком драки между слизеринцами, вступившись за первокурсника – Янника Картье. Он первым нанёс удар, и несмотря на то, что в драку смогли быстро вмешаться, ученикам пришлось отсидеть сначала в больничном крыле, благодаря воспользовавшимися волшебными палочками студентам, а затем и в кабинете завхоза. Были отправлены на совместную отработку с целью «сдружиться» в теплицы, по итогу, были чуть не задушены дьявольскими силками.
— был почти отстранён на матч по квиддичу между Слизерином-Рэйвенкло на пятом курсе, потому что «увёл» девушку у одного из участников противоположной команды. Только из-за того, что не поддался в драку и увернулся от летящей в лицо биты, был допущен к игре, в то время, как рэйвенкловец в матче не участвовал.
— случаев с внезапными расторжениями отношений и одновременному с этим появлению у Янссена девушек было ещё несколько, однако, признался во всю огласку он только в одном. Во всём остальном же, говорил, что видимо был достоин больше – кто же виноват, что он многим лучше, чем их предыдущие молодые люди? Несколько раз застукан в чужих спальнях, выдворен деканами или старостами факультетов.
— перманентно стоял за дверью в учительскую из-за «издевательствами» над преподавателями. Наказывался за бесконечное еврейство, перебивание, выскакивание из-за парты и драматичные крики «позор!» в сторону студентов, если те делали ироничные ошибки. Собственно, шутил, но кажется у учителей юмора нет от слова совсем; или он просто израсходовал всё их терпение за столько лет учёбы.
— казалось, драться он перестал, но на деле, делал это официально – Матиас оказывался напротив каждого, кто решал вставить ему слово поперек, в дуэльном клубе.
— лишь один раз оставался в Хогвартсе на зимние каникулы, и во время них «случайно» подорвал окно в гостиной Слизерина, затопив её. Жертв не было, но оставшихся на Рождество затопленных студентов на ночь расселили на ночлег по кабинетам. После выпуска слух разросся до состояния, когда затопило все подземелья, и даже хаффлпаффцев пришлось переселить на этажи повыше, а на следующий день никто не смог поесть – кухня, ведь, тоже внизу.

Подпись автора

. . . we wait for the light . . .
https://funkyimg.com/i/35cj6.gif https://funkyimg.com/i/35cj7.gif
somewhere deep in your blue eyes
there's a place i go and hide

15

НОВЫЙ ВАРИАНТ

Logan de Haverskerke
Логан де Хэйверскёрк
https://i.imgur.com/Gtb2wfg.jpg https://i.imgur.com/Gtb2wfg.jpg https://i.imgur.com/Gtb2wfg.jpg
davis mackenzie
_____________________________________________________________________
2 марта 2003 года — Вампус, Ильверморни — ранее брокер на магической бирже, ныне консултант-финансист

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— Дочь гордой шотландки и канадца-спортсмена, Логан обязана своим именем странному компромиссу родителей не называть ребёнка чем-то очевидно женским или мужским. Кто бы им подсказал, что слыша Логан, никто не представляет себе голубоглазую кудряшку Сью с косичками, да вряд ли бы помогло. А главное, у неё даже нет второй опции от прабабушки или, на худой конец, прадедушки, чтобы Фредерикой или Артуром. Что? Милая Тори всяко лучше очевидного Логан.
— До своих восьми лет Логан взрослела в отцовском чемодане, оседая вместе с мамой там, где был очередной матч по квиддичу. И вопреки охам и ахам бабушек и дедушек с обеих сторон, кочевой образ жизни всегда устраивал де Хэйверскёрков. Логан была самостоятельным ребёнком и не испытывала недостатка в общении, всегда имея родительские уши при себе. Она воспринимала отели и съёмные квартиры, как свою детскую площадку, и скучала, оставаясь на одном месте слишком долго.
— Несмотря на внушительный послужной список посещённых стран, Логан провела значительный отрезок детства между «шотландским захолустьем», как любил отзываться о родных краях матери отец, и Квебеком, откуда был сам мужчина. Как и стоило ожидать, закончила она с кашей из канадо-франко-шонтландско-англо-американских диалектов в голове, от которых не может избавиться по сей день. И никто, даже сама Логан, не знает, что выдаст её воспалённый мозг на этот раз. Зато куда бы она не заявилась, её всегда ждут родственники, и не важно встречает ли её канадский путин или шотландский хаггис.
— В возрасте восьми лет Логан лишилась матери. Женщина умерла от осложнений драконьей оспы, ненарочно став причиной её вполне объяснимой ненависти к больницам. Вынужденный сделать выбор между Англией и Канадой, отец предпочёл перевезти свою дочь в родной город и таскать её на сборы до тех пор, пока Логан не стала достаточно взрослой, чтобы отправиться в Ильверморни.
— Если бы у девочки был выбор, она бы так и продолжала путешествовать по миру вторым номером. Полоса неудач Логан началась с той секунды, когда единственная отреагировавшая статуя на волшебницу издала грозный рёв, вынудив её вздрогнуть на месте. Кем-кем, а воином Логан не чувствовала себя никогда. И в доказательство своей непригодности на Вампусе, побоялась оспорить решение статуи, повинно проследовав в свой новый дом на ближайшие семь лет.
— Её школьные годы нельзя назвать худшим опытом, доступным человеку, но и заклеймить их счастливым периодом язык не повернётся. Логан предпочитает вспоминать о них, как о чём-то, что ей пришлось перетерпеть, а началась её анти-популярность едва ли не с первого курса. Всё создание Логан было заряжено на то, чтобы раздражать своих «приятелей» по факультету и большинство однокурсников. Её мальчишеское имя, её нездоровый интерес к числам и пыльным книгам, её рост и спортивный талант, подведший её в самый ответственный момент проб в команду по квиддичу. Несмотря ни на что, Логан так и не призналась ни отцу, ни бабушкам с дедушками о проблемах в школе, делая вид, что ограниченный круг друзей был её личным выбором.
— За проведённые в Ильверморни годы Логан слышала многое в свой адрес. Она была и дылдой, и неуклюжей. Её спрашивали о погоде наверху, её звали на несуществующие вечеринки и в качестве партнёрши на выпускной, не появляясь забрать её из гостиной факультета. Пожалуй, последняя выходка мальчишки-однокурсника, с которым Логан, как она думала, сдружилась за проведённые вместе в библиотеке часы на последних курсах, оставила на ней неизгладимое впечатление. И пускай несколько лет спустя она пересеклась с ним, получив искреннее извинение за трусость и зависимость от мнений одноклассников, волшебница так и не избавилась от ощущения, что никто не способен разглядеть в ней объект желания.
— Выпустившись из школы, Логан быстро сориентировалась и, только-только получив диплом на руки, отправилась стажироваться в нью-йоркский банк. Проведя там около полутора года, она оказалась в нужном месте в нужное время и получила золотой билет в магическую биржу. И прежде чем кто-нибудь подумает о ней плохо, сделанные на неё ставки Логан оправдала быстрее, чем от неё ждали. Ведьма всегда чувствовала себя в безопасности, окруженная числами, и, как выяснилось позднее, обладала исключительным чутьём на большие деньги.
— Стоило ожидать, что вместе со статусом «успешной» на пороге Логан стали появляться старые знакомые, вспомнившие о замарашке, над которой издевались в школе, и новые нахлебники, надеявшиеся погреться под лучами чужой удачи. Если первых она видела насквозь, то со вторыми Логан пришлось набить пару шишек, прежде чем обзавестись иммунитетом.
— Свой нью-йоркский период Логан вспоминает на редкость тепло. Несмотря на ощущение чуждости шумному городу, девушка взяла от него всё, что он ей предлагал. Она обзавелась полезными знакомствами, сколотила себе имя и заработала достаточно, чтобы позволить себе ту жизнь, которую она себе представляла. И представляла она её точно не в Америке.
— Переезд Логан в Бельгию мог показаться поспешным решением только на первых порах. На деле же девушка давно засматривалась на европейскую страну, давшую начало роду де Хэйверскёрков, и просто-напросто ждала правильного момента. Её не держали редкие школьные друзья, разъехавшиеся по разным точкам мира, у неё не было отношений. Единственный, за кого беспокоилась Логан, был её отец, но и он не остался неподготовленным. Под руководством Логан мужчина вложился в начинающий бизнес и к её отъезду смог накопить достаточно, чтобы открыть собственную лётную школу в Квебеке, более не завися от спонсорства спортивных лиг.
— Собрав всю свою жизнь в единственный чемодан, Логан поехала вникуда. Первое время она жила в отеле, подыскивая себе достойное жильё, и её терпение оправдалось. Она приобрела дом в центральной части Брюсселя, преобразовав его первый этаж в офис-приёмную и довольно быстро освоилась в городе, за исключением одного весомого «но». У неё была работа, у неё были амбиции, у неё была даже собака и двое котов, но абсолютно ни единого знакомого вне её сферы деятельности.
— Она пыталась найти друзей, и спустя несколько месяцев её попытки оправдались, хоть и в совершенно неожиданной ситуации. Первый бельгийский друг нашёл её самостоятельно и оказался вовсе не бельгийским. Харизматичная англичанка по имени Амели спасла её от голодной смерти, переведя французский на французский в булочной, и, сама того не зная, позволила Логан выдохнуть: она не просчиталась, наконец оказавшись на своём месте.
— Логан, благодаря всем признакам успешности, создаёт впечатление человека, который has her shit together, но на этом всё заканчивается. У неё есть деньги, дом и самостоятельно посаженное дерево, но во всем остальном девушка чувствует себя провалом года. У немногочисленные друзья видят её раз в полгода, если не реже. Её вечера сводятся к одиноким посиделкам в ресторанах или маленьких театрах в надежде наткнуться на своих людей, но Логан слишком незаметная и стеснительна, чтобы сделать первый шаг самостоятельно. Может быть, она бы не волновалась так сильно, однако бесконечные вопросы о будущих внуках со стороны родственников вынуждают смотреть на приближающиеся тридцать с нервным тиком, рисуя будущее в окружении кошек и собак.
— Романтические провалы Логан заслуживают отдельного внимания. За свои почти тридцать девушка ни разу не состояла в адекватных отношениях, влюбившись в лучшего друга гея, женатого коллегу, безуспешно разводившегося долгих три года, и того-самого-однокурсника, забывшего о своей партнёрше на выпускной. Спасибо, что это был не один и тот же человек. Попытки найти парня через знакомых и своими силами тоже не увенчались успехом. Одна история про свидание с «подающим надежды» оперным певцом чего стоит. Спросите. Она расскажет.
— Несмотря на явное беспокойство за одинокое будущее, Логан не привыкла драматизировать. Она рассказывает об очередном своём провале с улыбкой, подшучивая над самой собой, и продолжает надеяться, что когда-нибудь цирк уродов уедет, оставив её в покое. В конце концов, сделать из своего дома приют для животных тоже не так плохо. Логан вообще смотрит на мир через призму полного стакана и рада, что у неё есть дело жизни и хобби.
— Логан больше случает, чем говорит, не знает, как переманивать внимание на себя, и в обществе чувствует себя как угодно, но не комфортно. Ей нужно время, чтобы раскрепоститься и не ощущать себя косолапой инопланетянкой со странностями, но стоит ей расслабиться, и вы получите не воспринимающего себя всерьез человека, способного поддержать любой ваш безумный порыв. Она будет шутить (над собой и вами), будет таскать вас везде за собой и изредка спрашивать, не навязывается ли она слишком сильно. С близкими Логан бывает «много» или, по крайней мере, так кажется самой девушке. Благодаря исключительной самооценке, Логан вообще много чего кажется, и это не всегда соответствует реальности.
— Логан выращена отцом-спортсменом, и, пожалуй, этим всё сказано. Она не кривит носом на утренние пробежки, спокойно составит компанию детям на заднем дворе и не станет просить поднять её полупустой чемодан, изображая умирающего лебедя. Впрочем, отец никогда не советовал ей включать бой-бабу перед мужчинами, это выходит скорее ненарочно, потому что чемоданы носят только принцессам, а из Логан выйдет разве что подружка-лягушка.
—  За столько лет так и не решила она офисная леди или хипстер из подворотни. Шатается между двумя стилями, но в джинсах и свитшотах чувствует себя лучше. Вообще отношения с внешним видом и чужим вниманием у Логан странные. Чем больше ей хочется, чтобы её заметили, тем усердней она кутается в серые одежды, натягивая капюшон на голову.
— На работе Логан полностью перевоплощается, и из тихой скромной серой мышки вылезает бронепоезд, знающий своё дело. Что-что, а забиваться в угол в рабочие часы она не станет. Для этого у Логан есть личная жизнь.
— Активно поддерживает всяческие магические-меньшинства, всех брошенных и обездоленных до тех пор, пока никто не просит её толкнуть речь. Часто жертвует деньги на благотворительность, но на балы ходит только если какой-нибудь коллега успел приковать её наручниками к себе.
— Хорошо играет в квиддич, хорошо считает деньги и достойно готовит, что, по мнению Логан, довольно посредственно. Всегда с восхищением смотрит на людей с творческим началом, потому что её собственное умирает на выборе вкусов самодельного мороженого. Логан не считает, что её «бесталанность» – это плохо, но порой грустно вздыхает, завидуя белой завистью тем, кто может топнуть ногой и обратить внимание всего зала на себя.

https://funkyimg.com/i/38zf4.gif https://funkyimg.com/i/38zf3.gif
Logan de Haverskerke, Логан де Хэйверскёрк, ранее брокер на магической бирже, ныне консултант-финансист
2 марта 2003 года, Вампус, Ильверморни


— Дочь гордой шотландки и канадца-спортсмена, Логан обязана своим именем странному компромиссу родителей не называть ребёнка чем-то очевидно женским или мужским. Кто бы им подсказал, что слыша Логан, никто не представляет себе голубоглазую кудряшку Сью с косичками, да вряд ли бы помогло. А главное, у неё даже нет второй опции от прабабушки или, на худой конец, прадедушки, чтобы Фредерикой или Артуром. Что? Милая Тори всяко лучше очевидного Логан.
— До своих восьми лет Логан взрослела в отцовском чемодане, оседая вместе с мамой там, где был очередной матч по квиддичу. И вопреки охам и ахам бабушек и дедушек с обеих сторон, кочевой образ жизни всегда устраивал де Хэйверскёрков. Логан была самостоятельным ребёнком и не испытывала недостатка в общении, всегда имея родительские уши при себе. Она воспринимала отели и съёмные квартиры, как свою детскую площадку, и скучала, оставаясь на одном месте слишком долго.
— Несмотря на внушительный послужной список посещённых стран, Логан провела значительный отрезок детства между «шотландским захолустьем», как любил отзываться о родных краях матери отец, и Квебеком, откуда был сам мужчина. Как и стоило ожидать, закончила она с кашей из канадо-франко-шонтландско-англо-американских диалектов в голове, от которых не может избавиться по сей день. И никто, даже сама Логан, не знает, что выдаст её воспалённый мозг на этот раз. Зато куда бы она не заявилась, её всегда ждут родственники, и не важно встречает ли её канадский путин или шотландский хаггис.
— В возрасте восьми лет Логан лишилась матери. Женщина умерла от осложнений драконьей оспы, ненарочно став причиной её вполне объяснимой ненависти к больницам. Вынужденный сделать выбор между Англией и Канадой, отец предпочёл перевезти свою дочь в родной город и таскать её на сборы до тех пор, пока Логан не стала достаточно взрослой, чтобы отправиться в Ильверморни.
— Если бы у девочки был выбор, она бы так и продолжала путешествовать по миру вторым номером. Полоса неудач Логан началась с той секунды, когда единственная отреагировавшая статуя на волшебницу издала грозный рёв, вынудив её вздрогнуть на месте. Кем-кем, а воином Логан не чувствовала себя никогда. И в доказательство своей непригодности на Вампусе, побоялась оспорить решение статуи, повинно проследовав в свой новый дом на ближайшие семь лет.
— Её школьные годы нельзя назвать худшим опытом, доступным человеку, но и заклеймить их счастливым периодом язык не повернётся. Логан предпочитает вспоминать о них, как о чём-то, что ей пришлось перетерпеть, а началась её анти-популярность едва ли не с первого курса. Всё создание Логан было заряжено на то, чтобы раздражать своих «приятелей» по факультету и большинство однокурсников. Её мальчишеское имя, её нездоровый интерес к числам и пыльным книгам, её рост и спортивный талант, подведший её в самый ответственный момент проб в команду по квиддичу. Несмотря ни на что, Логан так и не призналась ни отцу, ни бабушкам с дедушками о проблемах в школе, делая вид, что ограниченный круг друзей был её личным выбором.
— За проведённые в Ильверморни годы Логан слышала многое в свой адрес. Она была и дылдой, и неуклюжей. Её спрашивали о погоде наверху, её звали на несуществующие вечеринки и в качестве партнёрши на выпускной, не появляясь забрать её из гостиной факультета. Пожалуй, последняя выходка мальчишки-однокурсника, с которым Логан, как она думала, сдружилась за проведённые вместе в библиотеке часы на последних курсах, оставила на ней неизгладимое впечатление. И пускай несколько лет спустя она пересеклась с ним, получив искреннее извинение за трусость и зависимость от мнений одноклассников, волшебница так и не избавилась от ощущения, что никто не способен разглядеть в ней объект желания.
— Выпустившись из школы, Логан быстро сориентировалась и, только-только получив диплом на руки, отправилась стажироваться в нью-йоркский банк. Проведя там около полутора года, она оказалась в нужном месте в нужное время и получила золотой билет в магическую биржу. И прежде чем кто-нибудь подумает о ней плохо, сделанные на неё ставки Логан оправдала быстрее, чем от неё ждали. Ведьма всегда чувствовала себя в безопасности, окруженная числами, и, как выяснилось позднее, обладала исключительным чутьём на большие деньги.
— Стоило ожидать, что вместе со статусом «успешной» на пороге Логан стали появляться старые знакомые, вспомнившие о замарашке, над которой издевались в школе, и новые нахлебники, надеявшиеся погреться под лучами чужой удачи. Если первых она видела насквозь, то со вторыми Логан пришлось набить пару шишек, прежде чем обзавестись иммунитетом.
— Свой нью-йоркский период Логан вспоминает на редкость тепло. Несмотря на ощущение чуждости шумному городу, девушка взяла от него всё, что он ей предлагал. Она обзавелась полезными знакомствами, сколотила себе имя и заработала достаточно, чтобы позволить себе ту жизнь, которую она себе представляла. И представляла она её точно не в Америке.
— Переезд Логан в Бельгию мог показаться поспешным решением только на первых порах. На деле же девушка давно засматривалась на европейскую страну, давшую начало роду де Хэйверскёрков, и просто-напросто ждала правильного момента. Её не держали редкие школьные друзья, разъехавшиеся по разным точкам мира, у неё не было отношений. Единственный, за кого беспокоилась Логан, был её отец, но и он не остался неподготовленным. Под руководством Логан мужчина вложился в начинающий бизнес и к её отъезду смог накопить достаточно, чтобы открыть собственную лётную школу в Квебеке, более не завися от спонсорства спортивных лиг.
— Собрав всю свою жизнь в единственный чемодан, Логан поехала вникуда. Первое время она жила в отеле, подыскивая себе достойное жильё, и её терпение оправдалось. Она приобрела дом в центральной части Брюсселя, преобразовав его первый этаж в офис-приёмную и довольно быстро освоилась в городе, за исключением одного весомого «но». У неё была работа, у неё были амбиции, у неё была даже собака и двое котов, но абсолютно ни единого знакомого вне её сферы деятельности.
— Она пыталась найти друзей, и спустя несколько месяцев её попытки оправдались, хоть и в совершенно неожиданной ситуации. Первый бельгийский друг нашёл её самостоятельно и оказался вовсе не бельгийским. Харизматичная англичанка по имени Амели спасла её от голодной смерти, переведя французский на французский в булочной, и, сама того не зная, позволила Логан выдохнуть: она не просчиталась, наконец оказавшись на своём месте.
— Логан, благодаря всем признакам успешности, создаёт впечатление человека, который has her shit together, но на этом всё заканчивается. У неё есть деньги, дом и самостоятельно посаженное дерево, но во всем остальном девушка чувствует себя провалом года. У немногочисленные друзья видят её раз в полгода, если не реже. Её вечера сводятся к одиноким посиделкам в ресторанах или маленьких театрах в надежде наткнуться на своих людей, но Логан слишком незаметная и стеснительна, чтобы сделать первый шаг самостоятельно. Может быть, она бы не волновалась так сильно, однако бесконечные вопросы о будущих внуках со стороны родственников вынуждают смотреть на приближающиеся тридцать с нервным тиком, рисуя будущее в окружении кошек и собак.
— Романтические провалы Логан заслуживают отдельного внимания. За свои почти тридцать девушка ни разу не состояла в адекватных отношениях, влюбившись в лучшего друга гея, женатого коллегу, безуспешно разводившегося долгих три года, и того-самого-однокурсника, забывшего о своей партнёрше на выпускной. Спасибо, что это был не один и тот же человек. Попытки найти парня через знакомых и своими силами тоже не увенчались успехом. Одна история про свидание с «подающим надежды» оперным певцом чего стоит. Спросите. Она расскажет.
— Несмотря на явное беспокойство за одинокое будущее, Логан не привыкла драматизировать. Она рассказывает об очередном своём провале с улыбкой, подшучивая над самой собой, и продолжает надеяться, что когда-нибудь цирк уродов уедет, оставив её в покое. В конце концов, сделать из своего дома приют для животных тоже не так плохо. Логан вообще смотрит на мир через призму полного стакана и рада, что у неё есть дело жизни и хобби.
— Логан больше случает, чем говорит, не знает, как переманивать внимание на себя, и в обществе чувствует себя как угодно, но не комфортно. Ей нужно время, чтобы раскрепоститься и не ощущать себя косолапой инопланетянкой со странностями, но стоит ей расслабиться, и вы получите не воспринимающего себя всерьез человека, способного поддержать любой ваш безумный порыв. Она будет шутить (над собой и вами), будет таскать вас везде за собой и изредка спрашивать, не навязывается ли она слишком сильно. С близкими Логан бывает «много» или, по крайней мере, так кажется самой девушке. Благодаря исключительной самооценке, Логан вообще много чего кажется, и это не всегда соответствует реальности.
— Логан выращена отцом-спортсменом, и, пожалуй, этим всё сказано. Она не кривит носом на утренние пробежки, спокойно составит компанию детям на заднем дворе и не станет просить поднять её полупустой чемодан, изображая умирающего лебедя. Впрочем, отец никогда не советовал ей включать бой-бабу перед мужчинами, это выходит скорее ненарочно, потому что чемоданы носят только принцессам, а из Логан выйдет разве что подружка-лягушка.
—  За столько лет так и не решила она офисная леди или хипстер из подворотни. Шатается между двумя стилями, но в джинсах и свитшотах чувствует себя лучше. Вообще отношения с внешним видом и чужим вниманием у Логан странные. Чем больше ей хочется, чтобы её заметили, тем усердней она кутается в серые одежды, натягивая капюшон на голову.
— На работе Логан полностью перевоплощается, и из тихой скромной серой мышки вылезает бронепоезд, знающий своё дело. Что-что, а забиваться в угол в рабочие часы она не станет. Для этого у Логан есть личная жизнь.
— Активно поддерживает всяческие магические-меньшинства, всех брошенных и обездоленных до тех пор, пока никто не просит её толкнуть речь. Часто жертвует деньги на благотворительность, но на балы ходит только если какой-нибудь коллега успел приковать её наручниками к себе.
— Хорошо играет в квиддич, хорошо считает деньги и достойно готовит, что, по мнению Логан, довольно посредственно. Всегда с восхищением смотрит на людей с творческим началом, потому что её собственное умирает на выборе вкусов самодельного мороженого. Логан не считает, что её «бесталанность» – это плохо, но порой грустно вздыхает, завидуя белой завистью тем, кто может топнуть ногой и обратить внимание всего зала на себя.

[nick]Logan de Haverskerke[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/38zid.png[/icon][status]petals for armor[/status][lz]Sometimes the long way is the only way home.[/lz][sign]x x x[/sign]

Подпись автора

n e u t r a l i t y ,  i n   t h e   f a c e   o f   s u c h   e v i l ,  i s . . .   complicity
https://funkyimg.com/i/37kvj.gif https://funkyimg.com/i/37kvk.gif
not to speak is TO SPEAK, not to act is TO ACT

16

Yannick Jean-Baptiste Janssen (né Cartier)
Янник Жан-Батист Янссен (ур. Картье)
15 апреля 2000 года — Хогвартс, Слизерин — комик-музыкант, актёр в театре «Энигма»

https://funkyimg.com/i/39ue6.gif https://funkyimg.com/i/39ue8.gif https://funkyimg.com/i/39ue7.gif
bo burnham
_____________________________________________________________________

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— Поставленные перед выбором расстаться или уйти каждый из своей семьи, роман двух молодых людей перерос в нечто большое. Они получили благословение на брак под церковными сводами, где она – девушка-маггл, мечтающая стать актрисой, он – полукровный волшебник, желающий сбежать от устаревших традиций своего рода, занимаясь тем, к чему лежит его сердце, подальше от сложности магического мира, если это позволит быть ему со своей невестой.
— Тем не менее, когда родился Янник, его отец пообещал ещё малютке, абсолютно непонимающей серьёзных речей родителя, что в случае возникновения способностей у того к волшебству, он обучит мальчика тому, что знает сам, желая дать тому выбор. Молодая семья ещё недолгое время прожила во Франции, – только для того, чтобы пережить Вторую Магическую войну на другом берегу, отчего вызвали ещё большее негодование у работающих в международных департаментах родителей со стороны сына, – после чего, спустя несколько лет переехали в Великобританию, живя близ Лондона, в котором и работали. Это был последний шаг для того, чтобы полностью разорвать связь с обоими семьями. Ни мать, ни отец Янника более не контактировали со своими родственниками до самой смерти, и более того, смогли сменить фамилию, разрывая принадлежность каждый к своему роду.
— Янник хорошо помнил своё детство: их маленькую квартиру на последнем этаже, требующую ремонта, находящуюся прямо над баром, откуда родители часто брали себе обед на вынос, как и принесённые из театра реквизит, используемый как его игрушки. Хотя нужны ли они были ему вообще? С детства он был изобретательный и с невероятным выражением. Из-за работы родителей, у которых не было вариантов, как работать, мальчишка часто проводил с ними время, то за кулисами маленького театра, то на съемках отца, который подрабатывал фотографом. Сейчас он знал – они были бедны, пытаясь отстроить свою жизнь заново, ответственно подходя к делу и не прося ни у кого помощи, выкручиваясь только за счёт собственных знакомств... и, честно говоря, он в них верил. Если бы не одно «но».
— Клятвам жить долгой жизнью вместе было не суждено сбыться – в возрасте восьми лет мальчик осиротел. Несчастный случай унёс жизни его родителей. Находясь в прилегающем доме, играя соседом под надзором его матери, они услышали сигнал тревоги, почувствовали дым, и всё происходило настолько быстро, что ему только и оставалось, что плакать и спрашивать, где его родители. Выбраться они не смогли; вместе с ними исчезло и всё, что связывало мальчика с его детством, которое они дали.
— К этому моменту его магические способности ещё не проявились и ему было суждено отправиться в приют для детей-магглов – Янник до сих пор не знает, и, честно говоря, до сих пор уверен, что хочет знать, по какой причине, пусть незнакомые ему родственники, так и не удосужились зарыть топоры войны и протянуть ему руку помощи в трудный час. Приют пах одиночеством, лишив его возможности наблюдать с высоты за идущими по улицам людей, за закатами, которые еле-еле виднелись за крышами их прежней квартиры. У него было пару друзей, которыми он обзавёлся, и всё же он чувствовал себя... другим. Не таким, как они, что накладывало определенные сложности. К тому же, иногда с ним происходили странные вещи, но избавиться от них было легко – ему часто говорили, что он был тем ещё выдумщиком.
— Кто же не удивиться, когда спустя несколько лет к вам придёт женщина, что настаивает на аудиенции с ребёнком, с порога сообщающая, что вы – волшебник? Вот и Янник Картье удивился, не поверив в её слова. Он был эрудирован достаточно, чтобы знать о сказках, злых и добрых колдунах, магических местах, но оказаться таким самому? Впрочем, довольно быстро она развеяла его сомнения, как и выудила из его сознания все те вещи, которые происходили с ним по случайности. Так Янник получил своё приглашение в Хогвартс, школу магии в шотландском краю.
— Это был совсем другой мир, и несмотря на то, что – пугающий и неизвестный, на удивление, он быстро разобрался, что к чему. Ко всему прочему, после смерти родителей, он впервые смог отставить эти события на задний план, закупорив их в бутылке и запихнув ту глубоко вовнутрь себя, хоть и до конца не получилось. Всем было известно, что Картье – сирота, и там, где живя в приюте ты не слишком задумывался о том, кто тебя окружают, то в Хогвартсе... таких как ты было меньшинство. Конечно ты был заметен.
— Прямолинейность, – как и отсутствие чувство страха, – была с ним с самого детства и не слишком помогала. Так и вышло, что оказавшись один на один с группой своих же сокурсников, Картье не знал, стоило ему бросаться вперёд или бежать, поджав хвост... но и узнать ему никто не дал. Старший на несколько лет мальчик по имени Матиас Янссен оказался рядом вовремя, чтобы отвадить от него беду, оказывая ему услугу, так никогда и не принятую обратно. Это было не первое их общение в Хогвартсе, но то событие, которое позволило зародиться их дружбе.
— Вот где он смог почувствовать себя нужным, важным. Они проводили действительно много времени вместе, и рядом с парнем, он не чувствовал неравенства, – пусть Матиас иногда и любил поучать своего друга, давая ему советы – знал, что нужен Янссену также, как и он ему. Слизеринец был настолько добр к нему, что по окончанию курса пригласил его к себе в гости на каникулы, узнав, что иначе Картье придётся возвращаться в приют. Конечно Янник волновался, не желая быть «обузой», но стоит отдать Матиасу должное – упёртый упёртого видит издали.
— Он не пожалел. На самом деле, он никогда не смог бы даже подумать о том, что жалел, потому что спустя ещё несколько таких поездок, семья Янссенов предложила невероятное. Закрой волшебник глаза сейчас, и смог бы вновь восстановить картину из прошлого, где приглашенный за стол – почти также, как когда профессор из Хогвартса пришёл за ним в приют, – они сидели вместе и неожиданно в воздухе прозвучал вопрос: «Ты не хотел бы остаться жить у нас?» Мальчиком он настолько этого не ожидал, что сначала выплюнул глупое «У вас ведь и так много детей», прежде, чем понять, что к чему. До сих пор он был благодарен, теперь уже своему старшему брату, за возможность, которую он предоставил. Теперь за его спиной, на его руках, было не только приглашение в магическую школу, но и в самый дружелюбный бельгийский клан, который помог ему вспомнить какого это – иметь семью.
— Благодаря переоформлению ему удалось получить и другие свои документы, раннее недоступные в силу его младшего возраста. Благодаря связям Эверта и Клементины, они не только смогли найти места захоронения его родителей, – к которым он ходил до сих пор из года в год, возлагая цветы на их могилы, – но и узнать кем они были и чем занимались. Желая сделать для них хотя бы что-нибудь за то, что они дали ему жизнь, новоиспечённый Янссен решил встать на творческий путь, – благо, его это всегда интересовало и без того, – по возвращению в Хогвартс записавшись и в театральный, и в хоровой и музыкальные кружки, а вместе с этим смог, благодаря опять таки приёмным родителям, приобрести первую гитару. Янник до сих пор хранит её в их доме, как память, предпочитая играть на ней только на семейных ужинах и по праздникам.
— После окончания школы, – он был способным учеником, но в силу оказания помощи Матиасу, часто находился по другую сторону от урока, что влияло на его оценки, – волшебник остался в Лондоне ещё на несколько лет, сняв квартиру с одним из своих бывших сокурсников. Его желание было отправиться на обучение в театр, опыт в котором приобрела его собственная мать. Ему повезло: в воспоминаниях прежнего директора хорошо был запечатлён маленький ребёнок, развлекающий себя сам, – а иногда терроризирующий его актёров, – и как в память, так и в силу таланта самого Янника, он позволил ему остаться. Здесь он получил своё театральное образование, длившееся четыре года, заручившись поддержкой местных мастеров и актёров, после чего отправился с рекомендациями на руках в Брюссель, ставший ему новым домом.
— В театре «Энигма» он числился по сей день и как актёр получил свою популярность, участвуя как в маленьких перформансах, так и в длинных пьесах, а ближе к 30-ым годам и вовсе смог почувствовать себя в качестве начинающего преподавателя-новичка – такие вещи в его жизни всегда начинались с дурацкой шутки, и он не заметил, как перед ним сидели тридцать человек, смотрящих ему в рот.
— Актёрское мастерство было не единственным, чем хотел заниматься Янник. Ему нравилось шутить и он знал, что его взгляды на жизнь сильно отличались от других. Он говорил прямо и иногда был способен задеть чувства людей, и отчасти ему нравилось выступать в качестве провокатора, пробуждая в людях давно забытые чувства: те ещё не решали, что Янник заслуживал оплеуху, но краснели и готовили мыло от дерзости, вылетающей из его рта. Подрабатывая по приглашению в одном из пабов, вместо чужой песни он решил спеть свою. Местному контингенту она не зашла, но зато ему была выдана визитка, куда стоит обратиться. Довольно быстро ему удалось попасть в «лигу местных шутников без девушек» как он её называл, базирующуюся в Бельгии, а там и на первые групповые выступления. И тут он взлетел!
— Хватило несколько месяцев, чтобы составить сольную карьеру, и начались его туры. Ему платили за выступления немного, жил он на кушетках у своих же «фанатов», передвигаясь между городами порталами и каминами, а то и на метле в худшие дни. Янник никогда не сдавался, не бросал, упёрто делая то, что ему нравилось, каким бы это не казалось бестолковым делом. Стоит заметить – оно того стоило. Он набрал популярность не только в Брюсселе, обозначив своё имя, но и в других городах Бельгии, даже отыграв пару концертов – в силу того, что мог говорить на нескольких языках, – и на границах страны.
— Конечно, с таким кочевым образом жизни, как и с желанием построить свою карьеру, на личном фронте было совсем тухло. Янник спустя много лет не смог открыть для себя того секрета общения с девушками, которое устроило бы всех. Они не понимали его, он не знал, что делал не так, и сколько бы раз не начинался очередной круг «покори даму», заканчивался он одинаково. Самый долгий роман, который был на его памяти – не больше года да и тот провалился по нелепой ошибке или дурацкой шутке; их было так много, что Янник смирился переживать об этом, пусть и самые внимательные могли заметить смены шуток и настроения в его комических выступлениях.
— Оказываясь уже ближе к своему четвёртому десятку, он был... вполне доволен своей жизнью, учитывая, что его до сих пор не был сбит толпой велосипедистов или проколот насквозь веткой дерева: не эти ли люди получали призы за глупые смерти? Да, в его жизни не было «той самой», но волшебник был настроен оптимистично, – где-то здесь пропадает шутка про подружку, которая всегда была с ним – особенно теперь, когда его ждало возвращение в Англию спустя столько лет на основе его нового тура с возможным повтором программы и для близлежащих государств. Даже если он не найдёт себе девушку, его всегда ждала дома другая подружка. Или Матиас Янссен был способен отвернуться от него спустя столько лет?
— Янник, несмотря на образ шута, достаточно ранимая фигура, со своей историей и закупоренными воспоминаниями, время от времени выливающимися в его сознание, когда никто не просил. Он старается не воспоминать о детских событиях, но как и на многих, на него тоже нападает тоска, и его можно задеть как действием, так и словом. Возможно, он этого не покажет, но подумает. Хотя, честно говоря, обиды он не держит – в мире и так слишком много дерьма, чтобы тратить на это свои силы.
— Ему бы хотелось быть более внимательным и к остальным, – раз он требует этого к себе, верно? – к тому, что он говорит и понимать, что именно задевает других; пока не Судьба, но он старается? В это хоть кто-то был способен поверить, особенно, выходя с его концертов?
— Невероятно семейный, и хотел бы в будущем иметь большой дом, как тот, который позволил ему почувствовать тепло этого мира вновь, – не пожар, – живя с чувством долга перед такими же мальчишками и девочками, что коротают свои года в приюте. Живёт с простой надеждой на то, что кто-нибудь когда-нибудь сможет разглядеть в нём человека. Янник абсолютно не привередлив ни в еде, ни в одежде, – стиль называется «что нашёл – то и надел», – может спать хоть на лавочке, если вариантов других не останется, любит знакомиться с людьми и самое главное, может не только говорить, – в отличие от сами знаете кого, – но и слушать. На самом деле, большую часть вдохновения, которое он черпает, всё же, он черпает из своего окружения и ситуаций, о которых слышит. Поэтому иногда они реальны, а иногда – выдумка; просто зритель не знает, что к чему, если не является его близким.

Подпись автора

and you got  y o u r  r e a s o n s , your reasons t o  h i d e
https://funkyimg.com/i/38kFW.gif https://funkyimg.com/i/38kK2.gif
but show me your demons, and I'll show you mine


Вы здесь » luminous beings are we, not this crude matter » archive » fgrg